Пер. с англ.— О. Мартов

Communism and Dictatorship

Извлечения из двух писем Цай Хэсэню в ноябре 1920 г. и январе 1921 г.

Коммунизм и диктатура

Кто опубликовал: | 27.03.2015

В своей лекции в Чанше Рассел 1… выступал за коммунизм, но против диктатуры рабочих и крестьян. Он высказался о необходимости применения метода просвещения для изменения сознания имущих классов, о том, что в этом случае не понадобится ограничивать свободу или прибегать к войне или насильственной революции… Мои возражения на точку зрения Рассела можно выразить в следующих словах: «Это всё очень хорошо выглядит как теория, но на практике невозможно»… Для образования нужны люди, деньги и соответствующие инструменты. В сегодняшнем мире деньги всецело в руках капиталистов. Те, кто заведует образованием,— либо капиталисты, либо жёны капиталистов. В сегодняшнем мире школа и пресса, эти два наиболее важных инструмента образования, находятся под полным контролем капиталистов. Если говорить кратко, образование в сегодняшнем мире — это капиталистическое образование. Если мы учим детей капитализму, эти дети, став взрослыми, будут учить капитализму следующее поколение детей. Образование, такие образом, останется в руках капиталистов. Кроме того, у капиталистов есть «парламенты», принимающие законы, защищающие капиталистов и ухудшающие положение пролетариата, у них есть «правительства», применяющие эти законы на практике, воплощающие в жизнь те преимущества и ограничения, которые они с собой несут. У них есть «армии» и «полиция» для защиты благополучия капиталистов и подавления требований пролетариата, у них есть «банки», служащие хранилищами в обращении их богатств, у них есть «заводы»,— с помощью которых они монополизируют производство благ. Не захватив политическую власть, коммунисты не смогут найти для себя безопасное место в этом мире. Как, при таких обстоятельствах, они могут встать во главе просвещения? Капиталисты в этом случае продолжат контролировать образование и восхвалять капитализм, пространство же для коммунистической пропаганды будет сокращаться день ото дня. Поэтому я считаю применение метода просвещения невозможным… Всё сказанное мной составляет первый аргумент. Второй аргумент, основанный на принципе психологических привычек и моём изучении человеческой истории, состоит в том, что от капиталистов совершенно нельзя ожидать перехода на сторону коммунизма… Если же кто-то желает использовать силу просвещения для того чтобы изменить их мнение, не имея полного или хотя бы значительного контроля над двумя инструментами просвещения, школой и прессой, даже имея возможность высказаться и имея одну или две школы с газетой как средством пропаганды… этого никак недостаточно для изменения мировоззрения приверженцев капитализма ни в малейшей степени. Как можно надеяться что последние раскаются и обратятся к добру? Это что касается психологической точки зрения. С исторической точки зрения… можно заметить, что на протяжении истории ни один деспотичный империалист и милитарист не покидал исторической сцены по собственной воле, не свергнутый народом. Наполеон Ⅰ провозгласил себя императором и потерпел поражение, затем был Наполеон Ⅲ. Потерпел поражение Юань Шикай, затем то же самое случилось с Дуань Цижуем… Из того, что я обозначил выше, исходя из психологической и исторической точки зрения, можно заключить, что капитализм нельзя свергнуть силой нескольких жалких усилий в области образования. Это — второй аргумент. Есть и третий аргумент, без сомнения наиболее важный, и гораздо более важный в практическом отношении. Если мы используем мирные средства для достижения коммунизма, то когда мы его наконец достигнем? Предположим, что это займёт столетие, столетие, отмеченное непрекращающимися стонами пролетариата. Какую позицию мы должны занять в подобной ситуации? Пролетариат превосходит числом буржуазию во много раз. Если предположить, что пролетариат составит две трети человечества, то из полутора миллиардов обитателей земли — миллиард окажутся пролетариями (возможно, это число будет даже больше), которые в текущем столетии будут жестоко эксплуатироваться оставшейся третью капиталистов. Как можем мы это терпеть? Более того, так как пролетариат уже сознаёт тот факт, что и он тоже должен обладать богатствами, и тот факт, что его страдания необязательны, пролетарии проявляют недовольство, и потребность в коммунизме возрастает и уже становится фактом. Мы поставлены перед этим фактом, мы не можем закрыть глаза на него. Осознав его, мы желаем действовать. Именно поэтому я считаю, что революция в России, как и радикальные коммунисты в других странах с каждым днём будут становиться сильнее, многочисленнее и сплочённее. Это — естественный результат. И это третий аргумент…

Есть и другая причина для моих сомнений в анархизме. Мои возражения не относятся исключительно к невозможности достижения общества без власти или организации. Я только хочу упомянуть о сложностях на пути к переходу к такому типу общества и его окончательному установлению… По всем этим обозначенным причинам, моя текущая точка зрения на абсолютный либерализм, анархизм и даже демократию такова, что эти вещи хороши в теории, но невозможны на практике…

Примечания:

  1. Бертран Рассел пребывал в Китае с 12 октября 1920 г. по 10 июня 1921 г., выступая с лекциями как профессор Пекинского университета.

Добавить комментарий