Пер. с англ.— О. Торбасов, О. Мартов.

Marxism-Leninism-Maoism, Basic Course.

Не позднее 19 июня 2009 г.

Марксизм-ленинизм-маоизм, краткий курс

Кто опубликовал: | 11.06.2014

Введение

Изучая марксизмБольшинство из нас, революционных активистов, люди «практические». Мы думаем так: «К чему беспокоиться об идеологии, теории и всяком таком… Это дело специалистов и „интеллектуалов“… Самое важное — это работу вести». Низовые активисты полагают достаточным, что ЦК и другие комитеты высшего уровня проведут исследование и обеспечат руководство; а зачастую и многие в комитетах считают, что прочая работа слишком настоятельна, чтобы «оставлять» много времени на теорию.

С другой стороны, кое-кто думает, что необходимо знать все труды Великих Учителей, чтобы работать «правильно». Они тратят огромное время, пытаясь прочитать всё, и имеют склонность принимать всё прочитанное как догму.

В нашем деле нужно избежать обеих крайностей. Все товарищи должны уделять достаточное время и внимание учёбе, чтобы понимать сущность нашей идеологии — марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи. Необходимо не знать наизусть множество книг, а глубоко понимать существенные и основные аспекты нашей руководящей идеологии. Тогда, применяя её в повседневной работе, мы можем замечательно улучшить свою практику, как на индивидуальном уровне, так и у партии в целом. Весьма часто мы постигаем и анализируем окружающий мир, опираясь только на свой ограниченный опыт и потому приходя к ошибочным заключениям. Правильное понимание МЛМ-идей может помочь преодолеть такие ошибки. Иначе поверхностное понимание может привести к следованию лишь букве партийных решений и непониманию по существу их духа. Таких ошибок также можно избежать, глубже овладев МЛМ-идеями. Изучая МЛМ-идеи, мы учимся на положительном и отрицательном опыте мировой революции; учимся усваивать лучшие образцы, различать хорошее и плохое в своей практике. Мы также учимся распознавать, критиковать и поражать всевозможный оппортунизм. Короче говоря, МЛМ-идеи есть необходимость для формирования нашей практики в свете теории.

Этот «Краткий курс» МЛМ-идей призван представить активистам понимание принципиальных аспектов нашей идеологии. Наша идеология является, прежде всего, «практической» теорией, то есть подлежащей осуществлению и воплощению на практике. Сама эта теория возникла в ходе длительной классовой борьбы. Поэтому важно понимать конкретные материальные условия и социальную практику, в которых Великие Учители пролетариата — Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и Мао — раскрыли и сформулировали её основные принципы. Поэтому эта книга представляет собой исторический очерк процесса роста и развития МЛМ-идей. Основные концепции по возможности представлены ссылками на породившие их социально-экономические условия, главные политические события и классовые столкновения. Чтобы детально разобраться в каждом конкретном аспекте, нужно более конкретное исследование. Этот же краткий курс призван обеспечить самую основу понимания динамического процесса развития нашей идеологии, описав при каких исторических условиях и обстоятельствах возникли конкретные положения.

Итак, начнём наше исследование.

Что такое МЛМ-идеи?

Партия, руководящая революцией,— это коммунистическая партия, а идеология, направляющая мышление и практику коммунистической партии — это марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи. Это всем нам известно. Но многие из нас не вполне уверены в том, что в точности такое коммунистическая идеология или МЛМ-идеи и каковы различные элементы и аспекты этой идеологии. Довольно многие понимают эти идеи просто как идеи Маркса, Ленина и Мао. Такое понимание неполно, неудовлетворительно и поверхностно. Требуется углубиться в вопрос и понять его внутреннюю сущность. Поэтому давайте для начала попытаемся понять сущность МЛМ-идей.

Когда Маркс и Энгельс ещё только начинали развивать и распространять свою теорию коммунизма, Энгельс в 1847 г. написал брошюру «Принципы коммунизма». В ней он определил, что такое коммунизм, следующим очень простым образом: «Коммунизм есть учение об условиях освобождения пролетариата». Так Энгельс вкратце объяснил, что сущность коммунистической идеологии — это обеспечить теорию того, что необходимо для достижения окончательного освобождения рабочего класса (пролетариата). Эта свобода будет достигнута установлением коммунистического общества.

Сталин объяснил то же следующим образом: «Марксизм есть наука о законах развития природы и общества, наука о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, наука о победе социализма во всех странах, наука о строительстве коммунистического общества». Так Сталин охарактеризовал ширину охвата марксизма. Во-первых, это наука, обеспечивающая ответы на вопросы, касающиеся не только общества, но также и всей природы. То есть марксизм есть всеохватывающая наука. Во-вторых, это наука касательно революции; и это революция не богатых (как прежние буржуазные революции капиталистического класса), но бедных и трудящихся масс. В-третьих, это наука строительства социалистического и коммунистического общества.

Эта наука сегодня называется марксизмом-ленинизмом-маоцзэдунъидеями по имени трёх Учи́телей, сыгравших величайшую роль в её основании и развитии,— Карла Маркса, Владимира Ленина и Мао Цзэдуна. Помимо этих трёх, мы признаём ещё двух великих Учителей, сыгравших огромную роль,— Фридриха Энгельса и Иосифа Сталина. Энгельс был товарищем Маркса, тесно сотрудничавшим с ним в закладывании основ марксизма, а также продвигавший его после смерти Маркса. Сталин защищал и развивал марксизм-ленинизм после смерти Ленина.

Марксизм был первоначально разработан Марксом, с помощью Энгельса, более 150 лет назад. Главные составляющие марксизма таковы: философия диалектического материализма и материалистическое понимание истории, иначе говоря, исторический материализм; марксистская политическая экономия, сформулировавшая законы движения капитализма, его противоречия и учение о прибавочной стоимости, раскрывающее источник эксплуатации; теория научного социализма, основанная на учении о классовой борьбе и очерчивающая тактические принципы классовой борьбы пролетариата.

Ленинизм — это марксизм эпохи империализма и пролетарской революции. Он был первоначально разработан Лениным на повороте века в ходе российской революции, борьбы против оппортунизма Ⅱ Интернационала и развития международного коммунистического движения к Ⅲ Интернационалу. Ленинизм, защищая и развивая марксизм, сделал следующие значительные вклады: открытие закона движения капитализма при империализме и войн империалистических держав как его неизбежного следствия; качественное развитие теории и практики пролетарской революции во время буржуазно-демократической революции, а также социалистической революции; ясное понимание диктатуры пролетариата, а также первоначальных принципов социалистического строительства; обеспечение теории и руководства национальному движению и движениям в колониях, увязывание национально-освободительных движений с мировой социалистической революцией; развитие организационных принципов ленинской партии — партии нового типа. Сталин, защищая и развивая ленинизм, внёс особенный вклад в принципы и законы периода социалистического строительства.

Маоцзэдунъидеи — это развитие марксизма-ленинизма в применении к настоящей эпохе. Они были разработаны Мао в ходе китайской революции, в процессе социалистического строительства, в борьбе против современного ревизионизма и особенно в течение Великой пролетарской культурной революции. Вклад маоцзэдунъидей включает: теорию противоречий, развитие теории познания и формулирование массовой линии — «черпать у масс и нести в массы»; теорию новой демократии, формулирование революционного пути для колоний и полуколоний и формулу насчёт трёх чудодейственных средств революции — партии, народной армии и единого фронта; теорию затяжной народной войны и развитие принципов ведения войны; развитие организационных принципов пролетарской партии через понимание борьбы двух линий, кампаний за исправление, критики и самокритики; развитие политической экономии социализма на основе советского и китайского опыта и диалектического понимания процесса социалистического строительства как правильного обращения с противоречиями в процессе перехода к социализму; наконец, что самое важное, теорию и практику продолжения революции при диктатуре пролетариата для укрепления социализма, поражения современного ревизионизма и предотвращения реставрации капитализма, и их конкретное выражение в Великой пролетарской культурной революции.

Марксизм, ленинизм и маоцзэдунъидеи не есть, таким образом, отдельные идеологии, но представляют постоянно растущую и развивающуюся одну и ту же идеологию. Далее мы постараемся проследить историю процесса её развития. При этом мы также постараемся понять сущность её различных элементов и аспектов, перечисленных выше. Этот список может показаться длинным и трудным, но не обязательно окажется таковым. Сосредоточившись и постаравшись понять самую сущность каждого аспекта в его историческом контексте, мы сможем уяснить многое.

Социально-экономические условия, которые привели к рождению марксизма

Как мы увидим далее, марксизм учит нас, что любая идея или теория всегда является продуктом некоторых материальных условий. Когда устанавливаются новые материальные условия, неизбежно рождаются новые идеи и теории. Та же истина применима и к самому марксизму. Поэтому чтобы лучше понять марксизм, мы должны постараться понять материальные условия, то есть социально-экономические условия, в которых Маркс и Энгельс его разработали.

Марксизм сложился более 150 лет назад, в 1840-х, поначалу в Европе, которая в то время господствовала над всем миром в экономическом, политическом и военном отношениях. Это мировое господство было таким, что почти все ранее передовые цивилизации, такие как Индия, Китай и Персия, подчинились ему. Маркс и Энгельс родились и жили в некоторых из наиболее экономически передовых областях Европы, когда разрабатывали идеи марксизма. Они наблюдали, участвовали и испытывали влияние всех основных политических событий того времени. Поэтому чтобы понять, как зародился марксизм, мы для начала должны бросить взгляд на Европу того времени и отметить главные факторы тогдашней социально-экономической ситуации.

  1. Самым важным фактором была промышленная революция, длившаяся примерно с 1760-го по 1830-й, и, хотя и имевшая свой центр в Англии, повлиявшая на весь мир. Промышленная революция была так названа потому, что это в эти семьдесят лет мир впервые увидел взрывной и революционный взлёт промышленного развития. В это время современные крупные фабрики впервые основывались и росли стремительными темпами, особенно в Англии. Наряду с этим, происходило огромное расширение мирового рынка, распространявшего товары английской промышленности во все части света. Хотя крупные фабрики также возникали и в других странах, таких как Франция, Голландия, Германия, США, Англия в этот период безраздельно господствовала. Её господство было таким, что её стали звать «мастерской мира», поставлявшей промышленные товары во все страны.

    Промышленная революция преобразовала капиталистический класс. Ранее он не был так силён в экономическом отношении и являлся средним классом (и назывался буржуазией, поскольку «буржуа» по-французски означает средний класс). Но в ходе промышленной революции средний класс преобразовался в класс промышленников-миллионеров — современную промышленную буржуазию. Несказанные богатства этого нового класса дали ему силу более мощно оспорить ещё сохранявшееся правление феодальных классов.

    Наряду с современной промышленной буржуазией промышленная революция породила ещё один класс — современный промышленный рабочий класс, или пролетариат. Этот класс, состоящий из рабочих, тысячами совместно трудящихся на крупных фабриках, столь же сильно отличался от прежних рабочих, трудившихся малыми группами в крошечных мастерских. Современные пролетарии не владели ничем, кроме лишь своей способности к труду, и имели силу и уверенность, незнакомые прежним поколениям рабочих и ремесленников. Эта сила происходила от их контакта с современной промышленностью, их дисциплины, усвоенной из фабричной системы, и их высшей организации, поскольку множество рабочих собирались на одной фабрике под одной крышей. Их положение в обществе сделало их потенциально самой революционной силой в истории.

  2. Другим важным фактором было то, что господствовало над политической ситуацией в Европе того времени. Это была волна буржуазно-демократических революций, возглавляемых поднимающимся капиталистическим классом, самой важной из которых была Французская революция 1789 г. Эта революция не только вызвала радикальные перемены во Франции, но и привела к наполеоновским войнам, в которых армии французской буржуазии завоевали почти всю Европу, проводя уничтожающие феодализм буржуазные реформы повсюду, где проходили. Таким образом, они нанесли смертельный удар монархиям и старым феодальным классам. Хотя французские армии в дальнейшем потерпели поражение, старые правящие классы так и не смогли восстановить своё прежнее положение. Современная буржуазия продолжила эту революционную волну множеством других буржуазных революций, которые привели к окончательному поражению феодальных классов и победе капитализма как мировой системы.

    Как с экономической, так и с политической точки зрения период зарождения марксизма был отмечен великими достижениями и победами капиталистического класса, его окончательным утверждением у власти в наиболее развитых, господствующих странах мира.

  3. Хотя это был период величайшего продвижения буржуазии, главным фактором, породившим тогда марксизм, был подъём сознательности рабочего класса и пролетарских организаций и движений, что ознаменовало появление пролетариата как независимой и обладающей самосознанием силы.

    Этот подъём классово сознательного пролетариата произошёл сначала в Англии и Франции, в первую очередь благодаря широкому распространению в этих странах современной промышленности. Распространение современной промышленности, хотя и принесло огромные богатства буржуазии, в то же время означало самые бесчеловечные условия труда и жизни для рабочего класса. Почти три четверти рабочей силы составляли женщины и дети, поскольку они обеспечивали капиталистам более дешёвую и легче контролируемую рабочую силу. Дети в возрасте от шести лет принуждались работать четырнадцать — шестнадцать часов на прядильных фабриках. Пока буржуазия накапливала всё больше богатств, рабочие впадали во всё большую нищету. В то время как владельцы ткацких производств во много раз умножали свой капитал, заработная плата их ткачей сократилась до одной восьмой от прежней.

Таким образом, условия пролетариата были таковы, что восстание было не просто возможно, но почти неизбежно. Первые такие вспышки были стихийными, без ясного направления. Примером была проповедь луддитов в 1810—1811 гг. в Англии, где группы ткачей нападали на текстильные фабрики и разрушали все машины, которые могли. Это был их метод протеста против современной промышленности, которая разрушала самые их жизненные основы. Такие протесты, не имея ясного направления и будучи жестоко подавленными, быстро сошли на нет.

Последовало распространение и рост рабочего движения и рабочих организаций, которые давали ответ и направление борющемуся пролетариату. Ранние союзы, ограниченные квалифицированными рабочими, появлялись с 1818 г., объединяя всех трудящихся мужчин в том, что было затем названо «всеобщими профессиональными» союзами. С ростом этих союзов в Англии начало выстраиваться движение за формирование национального союза. После создания, к 1833—1834 гг., он насчитывал 500 000 членов. Наряду с профсоюзами, рабочие также организовывались в кооперативы и общества взаимопомощи. В других странах, где профсоюзы часто запрещались, это были главные формы организации рабочего класса, также росшие в числе и силе.

С ростом рабочих организаций в 1837 г. рабочие в Британии учредили чартистское движение, потребовавшее для рабочих избирательных прав. Это было первое широкое, подлинно массовое, политически организованное пролетарское революционное движение. Оно использовало метод массовых обращений к парламенту, чем-то подобные кампаниям сбора подписей, иногда организуемым сегодня. Эти обращения собирали до 5 миллионов подписей. В некоторых чартистских демонстрациях участвовало 350 000 человек, что показывало организованную силу рабочего класса. Но когда это движение обрело силу и воинственность, оно столкнулось с жестокими репрессиями и к 1850 г. было подавлено. В начале 1840-х, пребывая в английском Манчестере, Энгельс поддерживал плотный контакт с революционными лидерами чартистов и их еженедельником «Ди нордерн стар», испытав влияние чартистского движения.

Растущая боевитость рабочего движения в этот период часто приводила и к первым рабочим восстаниям, которые жестоко подавлялись. Например: восстания в Лондоне в 1816 г. и Манчестере в 1819 г., восстания ткачей Лиона (Франция) в 1831 и 1834 гг. и Силезии (Пруссия, ныне часть Польши) в 1844 г. Последнее сильно повлияло на всю Германию, как и на молодого Маркса.

Таким образом, к 1840-м годам пролетарское движение быстро росло в силе и интенсивности во многих промышленных странах. Однако оно было ещё очень слабо и неспособно представить угрозу ни господствующей крупной буржуазии, ни старым феодальным правящим классам. И всё же возникновение пролетариата как независимой классовой силы было событием мирового исторического значения. Материальное воплощение пролетариата в то же время означало рождение идей, представляющих этот новый революционный класс. Появилось множество идей и теорий, претендующих представлять интересы рабочего класса. Среди них был впервые сформулированный в 1840-х марксизм. И, при том, что из одних и тех же экономических условий возникло множество теорий, только марксизм обеспечил инструментарий для правильного понимания этих условий, а также и для их изменения. Поэтому в дальнейшем только марксизм показал себя подлинно пролетарской идеологией.

Ранние годы Маркса и Энгельса, прежде чем они стали марксистами

Конечно, никто не может родиться марксистом — даже сам Маркс. Нужно пройти процесс, в котором идеи и взгляды развиваются, формулируются и обретают основные очертания, которые можно назвать идеологией. Естественно, Маркс и Энгельс должны были пройти такой процесс, прежде чем прийти к открытию и самим уяснить основные истины, которые мы сегодня знаем как марксизм. Этот идейный процесс был естественным образом в огромной степени определён конкретным опытом, который они оба прошли. Поэтому для более глубокого понимания давайте бросим краткий взгляд на ранние годы этих двух великих учи́телей.

Карл Маркс родился 5 мая 1818 г. в Трире, который тогда относился к Рейнской Пруссии, а сегодня в Германии. Его отец, Генрих Маркс, был одним из ведущих юристов в городе. Семья была благополучная и культурная, но не революционная. Родители Маркса происходили из долгой династии иудейских священников. Поэтому, хотя экономически у них было всё в порядке, они сталкивались с социальной дискриминацией в антисемитской атмосфере Пруссии. В 1816 г. отец Маркса был вынужден перейти в христианство, поскольку прусское правительство выпустило тогда постановление, запрещавшее иудеям юридическую практику. А в 1824 г. был принят ещё один прусский закон, препятствовавший приёму нехристиан в общественные школы. Из-за этого Генрих Маркс был вынужден крестить своего сына Карла, как и всех его братьев и сестёр. Так, не будучи приверженцем никакой церковной организации, отец Маркса был вынужден принять новую веру, чтобы заниматься своей профессией и дать детям хорошее образование.

Родина Маркса, Трир,— старейший город в Германии, который много веков был резиденцией римских императоров, а затем — католических епископов (город и окрестности находились под церковным управлением). В августе 1794 г. французы захватили город, установили гражданскую администрацию, принеся идеи и учреждения французской революции. Город вернулся в руки прусского короля после поражения Наполеона в 1815 г. Так что во времена детства и юности Маркса он ещё сохранял решающий отпечаток двадцати одного года французских революционных идей.

Трир — маленький город, вроде наших райцентров 1, с населением тогда около 12 тыс. В первую очередь это был рынок, обслуживающий окрестности, на протяжении столетий славящиеся виноградарством. Занятия его населения были типичны для «обслуживающего» города — чиновники, священники, мелкие купцы, ремесленники и т. д. Он остался незатронутым промышленной революцией и, таким образом, сравнительно отсталым в экономическом отношении. В юности Маркса город страдал от бедности в высокой степени. Официальная статистика в 1830 г. показала, что безработным был каждый четвёртый, хотя на самом деле уровень безработицы был много выше. Обычны были попрошайки и проститутки на улицах, а мелкая преступность вроде карманных краж была чрезвычайно распространена. Так что Маркс с са́мой юности был свидетелем нищеты бедных трудящихся классов.

С 1831 по 1835 г. Маркс учился в Гимназии Фридриха-Вильгельма. Через три недели после её окончания он был послан для дальнейшего обучения на юридический факультет университета в сорока милях от Трира, в Бонне (важный центр, нынешняя столица Германии). Маркс, мечтавший изучить возможно больше, немедленно записался на девять курсов, помимо права, включавшие поэзию, литературу, искусство и т. д. Поначалу он регулярно посещал лекции, но постепенно утратил к ним интерес, в частности, к лекциям по праву, которые нашёл сухими и негодными. Тогда он сократил число курсов до шести, а затем и до четырёх.

Маркс решил учиться самостоятельно и вскоре втянулся в бурную студенческую жизнь. Увлекаясь поэзией, он присоединился к «Союзу поэтов», кружку молодых авторов, основанному революционными студентами. В постоянной борьбе между сыновьями феодальной знати и буржуазии он вскоре стал лидером буржуазной группы. Он часто участвовал в драках, а иногда и в дуэлях, в одной из которых был ранен в правую бровь; носил стилет, за который однажды был арестован и на него было заведено дело. Как-то он был приговорён к однодневному заключению в университетской тюрьме для студентов по обвинению в «ночном дебоше и пьянстве». В итоге, отец забрал его из Боннского университета обратно в Трир в августе 1836 г.

Пребывая в Трире он втайне заключил помолвку с Женни фон Вестфален, дочерью барона фон Вестфален, вельможи и прусского правительственного чиновника, которая была четырьмя годами старше его. Женни и Карл дружили с детства и решили пожениться, когда он ещё ходил в школу. Теперь они заключили помолвку с согласия родителей Карла, но без согласия родителей Женни, которое было получено только в 1837 г.

В октябре 1836 г. Маркс едет в Берлинский университет, в столицу Пруссии. Этот университет, известный как главный учебный центр, был гораздо больше Боннского. Едва записавшись на университетские курсы, Маркс нырнул в гущу работы. Ночь за ночью он корпел, нерегулярно питаясь, много куря, штудируя толстые тома и заполняя тетради. Вместо формальных классных занятий Маркс учился сам. Интенсивно работая, он переходил от права к философии, поэзии, искусству, к литературному мастерству, а затем опять к философии и поэзии. Перенапряжение сказалось на здоровье, в частности, лёгкие поразил туберкулёз, так что он иногда был вынужден брать паузу. Но он всегда возвращался к своим привычкам чрезмерной работы, глотая книги от античных авторов до новейших трудов учёных и философов. Он питал склонность к философии, всегда ищущей универсального смысла, абсолюта в принципах, определениях и концепциях.

На втором году в этом университете Маркс присоединился к группе студентов и преподавателей философии, называвшейся младогегельянцами. Они были последователями знаменитого немецкого философа Фридриха Гегеля, преподававшего в Берлинском университете и скончавшегося в 1830 г. Они пытались дать гегелевской философии радикальное истолкование, за что их иногда называли левыми гегельянцами. Одним из друзей Маркса в этой группе, её интеллектуальным лидером, был профессор Бруно Бауэр, воинствующий атеист, постоянно нападавший на церковные учения. Эти нападки, вкупе с радикальными политическими взглядами младогегельянцев, сделали его мишенью прусских властей. Так что когда Маркс завершил свою диссертацию, он не смог защититься в Берлинском университете, в котором господствовали реакционные назначенцы прусского правительства. Завершив свои исследования в Берлине, он получил степень в апреле 1841 г. в склонном к либерализму Йеннском университете, находившемся вне прусского контроля.

После этого он надеялся стать лектором в Боннском университете, куда в 1839 г. перешёл Бруно Бауэр. Но у самого Бауэра были проблемы из-за вызванных его антирелигиозными лекциями студенческих волнений. В конце концов, сам кайзер распорядился удалить Бауэра из Боннского университета. Это означало конец преподавательской карьеры Бауэра, как и каким-либо надеждам на место преподавателя для Маркса.

Маркс стал сосредотачиваться на журналистике, которой он занялся сразу же после окончания университета. Это также помогло ему плотнее участвовать в быстро растущем радикально-демократическом движении, появившемся тогда в его Рейнской и соседней Вестфальской областях. Эти области, испытавшие либеральное влияние французских антифеодальных реформ, были главными центрами оппозиции в прусском королевстве. Индустриализация также привела к росту буржуазии, особенно в Кёльне, богатейшем городе Рейнской области. Это означало мощную поддержку этого радикального оппозиционного движения со стороны промышленников, которые были сыты по горло чрезмерным контролем феодалов.

Маркс стал сначала автором, а в октябре 1842 г. и главным редактором «Райниш цайтунг», ежедневной газеты, поддерживаемой такими промышленниками. В руках Маркса газета скоро стала бойцом за радикально-демократические права. Это, однако, вовлекло Маркса в непрерывный конфликт со склонными к репрессиям прусскими цензорами. Наконец, когда газета выступила с критикой русского деспотизма, сам царь понудил прусского кайзера к действиям. Газета была запрещена и вынуждена была закрыться в марте 1843 г. Маркс включился в план выпуска нового журнала «Дойч-францёзиш ярбюхер».

В этот период, с 1841 по 1843 г., Маркс был глубоко вовлечён в бурную политическую жизнь. Однако он был в сущности радикальным демократом, и не придерживался коммунистических взглядов в то время. В философской области главное преобразование, которое он испытал в этот период, произошло в 1841 г. после прочтения «Сущности христианства» Людвига Фейербаха, представившей критику религии с позиций материализма. Эта книга сыграла главную роль в идейном переходе Маркса от идеализма младогегельянцев к материализму. Другой философский труд 1841 г. («Европейское троевластие»), повлиявший на Маркса, был попыткой его друга, Мозеса Хесса, разработать коммунистическую философию, скрестив идеи французского социализма и левых гегельянцев.

Но в то время Марксу ещё не хватало представления об идеях социалистов и коммунистов. Первый контакт состоялся в 1842 г., когда он с интересом прочитал труды множества ведущих французских социалистических теоретиков. Это чтение, однако, не обратило его в коммунизм или социализм. Эта перемена произошла скорее через его контакт с коммунистическими группами рабочих и изучение политической экономии, что произошло главным образом после переезда в Париж в конце 1843 г.

Через семь лет после помолвки, в июне 1843 г. Карл и Женни поженились. Во время краткого медового месяца в Швейцарии Маркс написал брошюру, в которой представил свою первоначальную критику Гегеля. После этого, чтобы уклониться от прусской цензуры, он принялся готовиться к переезду в Париж, откуда планировалось распространять ранее упомянутый журнал «Дойч-францёзиш ярбюхер». Но хотя журнал планировался как ежемесячный, он потерпел крах после всего лишь одного номера, вышедшего в феврале 1844 г.

Проживание Маркса в Париже было, однако, отмечено значительными событиями. Величайшую важность имел прямой контакт с различными социалистическими и коммунистическими группами, очагом деятельности которых был Париж. Помимо знакомств с множеством теоретиков и революционеров Марксу весьма пригодился регулярный контакт с множеством рабочих активистов. В то же время Маркс начал изучать политическую экономию, прочитав большинство работ известных английских экономистов. Революционные контакты и дальнейшие исследования оказали своё воздействие, что отразилось на сочинениях Маркса.

Единственный номер «Дойч-францёзиш ярбюхер» имел решающее значение, поскольку содержал первое марксовское обобщение материалистического понимания истории, содержавшееся в статье с критикой гегелевской философии. Именно в этой статье Маркс дал важнейшую формулировку насчёт исторической роли пролетариата, а также известную фразу, что религия есть опиум народа 2. Тот же выпуск содержал статью Энгельса по политической экономии, также давшую материалистическое представление о развитии современного капитализма 3.

Интерес Маркса к сочинениям Энгельса привёл к их оказавшейся исторической встрече в Париже между 28 августа и 6 сентября 1844 г. Знакомство помогло этим двум великим мыслителям прояснить свои идеи и заложить фундамент марксизма. Хотя ранее они независимо пришли к сходным выводам, эта встреча помогла им достичь полного теоретического согласия. При этом они пришли к более ясному пониманию материалистическому пониманию истории, углового камня марксистской теории.

Фридрих Энгельс родился 28 ноября 1820 г. в Бармене, текстильном центре, в Рейнской провинции Пруссии. Его отец был состоятельным владельцем хлопчатобумажной фабрики, ревностным протестантом с реакционными политическими взглядами.

Бармен, как и Марксов Трир, относился к той части Пруссии, которая двадцать лет была под французским завоеванием, и поэтому также испытал прогрессивное воздействие. Но его главной особенностью было то, что он был одним из крупнейших рейнских промышленных центров. Поэтому Энгельс с самого раннего возраста видел жестокую бедность и эксплуатацию рабочего класса. Чтобы выжить в конкуренции с фабриками, ремесленники были вынуждены трудиться с утра до ночи. Часто они пытались утопить свои печали в алкоголе. Угрожающие масштабы принимали детский труд и профессиональные лёгочные заболевания.

Энгельс посещал городскую школу до 14-ти лет, а затем был послан в гимназию в соседнем Эльберфельде (сегодня эти города слились 4). Эта гимназия считалась одной из лучших в Пруссии. Фридрих был успевающим учащимся и рано проявил способность к языкам. Также он вступил в поэтический кружок, писал стихи и рассказы. Он собирался изучать экономику и право, но его отец был более заинтересован обучить старшего сына семейному делу. В 17 лет он внезапно забрал Фридриха из школы и назначил его своим помощником.

Хотя формальная учёба Энгельса на этом закончилась, он продолжил, в свободное время, изучать историю, философию, литературу и языкознание, а также писать стихи, к чему испытывал склонность. В следующем году, в июле 1838 г., Энгельса отправили работать клерком на крупном торговом предприятии в Бремене, значительном портовом центре. Благодаря атмосфере большого города Энгельс познакомился с иностранной литературой и прессой. В свободное время он начал читать художественные и политические произведения. Он продолжал учить несколько языков и, помимо немецкого, приобрёл некоторые познания в латыни, греческом, итальянском, испанском, португальском, французском, английском, голландском и др. Эту способность к изучению языков Энгельс сохранял всю жизнь, освоив более двадцати языков, включая фарси и арабский 5. Также в Бремене Энгельс стал хорошим наездником, пловцом, фехтовальщиком и конькобежцем.

Ещё в школьные годы Энгельс стал бунтовщиком против бюрократии, теперь же его привлекали радикально-демократические идеи буржуазно-демократической революции, формировавшиеся в Германии. Вначале он примкнул к литературной группе «Молодая Германия», имевшей радикальные политические воззрения. Вскоре он начал писать для журнала, распространявшегося этой группой из портового города Гамбурга, недалеко от Бремена. Он написал две статьи о ситуации в своём родном районе, разоблачив жестокую эксплуатацию рабочих в Бармене и Эльфберфельде, преследующие их болезни и тот факт, что половина детей в городе была оторвана от школы и принуждена трудиться на фабриках. В особенности он нападал на пустую религиозность промышленников-эксплуататоров (к которым относился и его отец).

К концу 1839 г. он начал изучать Гегеля, чью философию он пытался связать со своими радикально-демократическими убеждениями. Однако он продвинулся в этом только закончив свою работу в Бремене в 1841 г. и несколько месяцев спустя переехав в Берлин для прохождения годичной обязательной военной службы.

Находясь на военной службе, он экстерном поступил в Берлинский университет и прошёл курс философии. Затем он тесно сошёлся с младогегельянцами, среди которых был Маркс. Подобно Марксу, он испытал значительное влияние материалистических взглядов, изложенных Фейербахом в вышедшей в том году книге 6. Теперь сочинения Энгельса стали включать некоторые материалистические аспекты. Главным, что он всегда подчёркивал, было политическое действие. Это и привело его в 1842 г. к отколу от группы младогегельянцев, которую он ощутил как ограниченную пустыми литературными дебатами. Однако он сохранял с ними прочную связь, особенно с Бруно Бауэром и его братом.

Именно его близость с Бауэрами помешала дружбе с Марксом, когда они впервые встретились в ноябре 1842 г. Энгельс в то время завершил свою военную службу и направлялся из родного города работать на отцовском предприятии в английском Манчестере. По пути он посетил Маркса в кёльнской редакции, которую тот тогда возглавлял. Но Маркс к тому времени начал критиковать младогегельянцев, и особенно Бауэров, за чрезмерное сосредоточение пропаганды на религии вместо политики. Так что Маркс и Энгельс, имея различные политические связи, не смогли сойтись в эту, первую встречу.

Коммунистом Энгельса сделал его опыт в Англии. Он установил теснейшие связи с рабочими Манчестера, а также лидерами революционного рабочего чартистского движения. Манчестер был главным центром мировой текстильной индустрии, и вскоре Энгельс предпринял глубокое изучение условий труда и жизни рабочих. Он регулярно посещал рабочие районы, непосредственно собирая сведения. Попутно выросла любовь между ним и Мери Бернз, молодой ирландской рабочей, ставшей в дальнейшем его товарищем и женой. Собирая материалы для своей будущей книги об условиях рабочего класса в Англии, Энгельс пришёл к пониманию революционного потенциала пролетариата. Его регулярное участие в движении убедило его, что рабочий класс не просто страдающий, но борющийся класс, революционные действия которого построят будущее.

Занимаясь рабочим классом, Энгельс также предпринял глубокое изучение различных социалистических и коммунистических теорий и встретился со многими французскими и немецкими активистами и публицистами, сформулировавшими их. Не приняв ни одну из этих теорий, он проанализировал их положительные и отрицательные стороны. В то же время он начал глубокое изучение буржуазной политической экономии. Это понадобилось для анализа общественных экономических отношений, которые он всё больше ощущал как основу всех общественных перемен. Первоначальные результаты этого исследования он заложил в статью, которую Маркс опубликовал в своём журнале, выходящем в Париже. Как упоминалось выше, это привело к переписке Маркса и Энгельса и их исторической встрече в 1844 г.

Энгельс тогда возвращался из Манчестера в родной Бармен, и остановился в Париже, где пребывал Маркс. Их обсуждения помогли Марксу лучше сформулировать материалистическое понимание истории, которое они оба стали разделять. На этой встрече они также начали работу над своей первой совместной книгой, направленной против Бруно Бауэра и младогегельянцев, к которым они оба прежде принадлежали.

Энгельс провёл следующие восемь месяцев, энергично занимаясь коммунистической пропагандой и организационной работой в Германии. В этот период он был всё время на ножах с отцом, возражавшим против коммунистической деятельности и пытавшимся приставить его к работе на своей фабрике. Проведя в отцовской конторе всего две недели, Энгельс решительно отверг такие замыслы и уехал из Бармена к Марксу. Маркс к тому времени вновь попал под пресс феодальных властей. Прусский король оказал давление на своего французского коллегу, и тот выслал Маркса из Парижа. Маркс был вынужден отправиться в Брюссель с женой и восьмимесячным ребёнком. Сюда и прибыл Энгельс, поселившийся по соседству с Марксом.

Между тем, Маркс проделал глубокую работу и разработал основные черты того нового мировоззрения, которое они обсудили при предыдущей встрече. В Брюсселе Маркс и Энгельс усилили совместную работу. Она состояла, по словам Энгельса, в развитии этого нового воззрения во всех возможных направлениях. Результатом была историческая книга, «Немецкая идеология», которая, однако, была опубликована почти через сто лет. Главное значение этой книги в то время было для двух великих мыслителей прояснить для себя своё прежнее понимание и заложить основы нового мировоззрения, ставшего позже известным как марксизм. Маркс и Энгельс стали марксистами!

Три источника марксизма

Из этого обзора юности Маркса и Энгельса ясно, что оба они были весьма необычайными и блистательными личностями. Но совершенно понятно также, что марксизм не был неким изобретением, которое внезапно возникло в мыслях этих великолепных мозгов. Общественно-экономические перемены того времени составили основу возникновения подлинно пролетарской идеологии, а действительные содержание и форма этой идеологии были продуктом той борьбы, что велась в наиболее важных областях мышления. Маркс и Энгельс, будучи глубокими мыслителями, широко и глубоко владели новейшими достижениями мысли передовых стран того периода. Поэтому они могли встать на плечи великих предшественников, усвоить всё хорошее и откинуть всё ошибочное у них. И таким-то образом они и выстроили структуру и содержание марксизма.

Давайте посмотрим, каковы были главные области мысли, на которых они основывали свои идеи. Так мы можем уяснить основные источники марксизма.

  1. Первым источником марксистской мысли была немецкая классическая философия. Всякая идеология должна иметь основания в какой-то философии и Маркс с Энгельсом, как мы видели, имели прочную основу в немецкой классической философии.

    Немецкая философия в период 1760—1830 годов превратилась в наиболее влиятельную школу европейской философии. Она имела свою базу в немецком среднем классе, весьма продвинутом интеллектуально, но не развившем ни политической силы для совершения революции, ни экономических ресурсов для промышленной революции. Вероятно, это склоняло его к сложным мыслительным схемам.

    Но этот класс, включая множество служащих, имел много противоречивых особенностей. Иногда он склонялся на сторону промышленной буржуазии и пролетариата, а иногда — феодальных классов. Это отразилось и на немецкой философии, имевшей как прогрессивную, так и реакционную стороны. В частности, это было видно в гегелевской философии, на которой главным образом основывались Маркс и Энгельс. Поэтому, закладывая фундамент марксистской философии, они отвергли все реакционные моменты, укреплявшие существующее феодальное общество, и развили прогрессивные и революционные элементы.

  2. Английская политическая экономия была вторым важным источником марксизма. Естественно, что изучение экономики и её законов должно было достичь вершины именно в Англии, в центре промышленной революции. Это было новое поле для исследований, начавшихся в основном с развитием современного капитализма, имевших своей базой современную промышленную буржуазию и сыгравших роль в оправдании и прославлении капитализма, а также обеспечивших интеллектуальные аргументы для поднимающейся буржуазии в её борьбе против феодалов.

    В Англии этот период начался с публикации в 1776 г. всемирно известного «Исследования о природе и причинах богатства народов» Адама Смита. Он фундаментально обосновал, что если бы капитализм получил полнейшую свободу роста, это привело бы к величайшему прогрессу человечества. Этим он обеспечил аргумент для сокращения всяческого контроля над капиталистическим классом со стороны феодалов. Другим знаменитым классиком был экономист Дейвид Рикардо, сыгравший решающую роль в борьбе буржуазии против землевладельцев. Это он указал, что по мере развития капитализма средняя норма прибыли капиталистов падает. Его весьма значительное исследование было развитием трудовой теории стоимости, согласно которой все экономические стоимости создаются трудом. Затем другие экономисты проанализировали причины экономических кризисов при капитализме.

    Английская политическая экономия в основе своей служила интересам промышленной буржуазии, поэтому играла революционную роль против феодальных классов. Но эти экономисты крайне редко доводили свой анализ до той точки, где он начинал угрожать классовым интересам буржуазии. Так, например, Рикардо, хотя и развивал трудовую теорию стоимости, не разоблачил эксплуатацию труда классом капиталистов. Это сделал Маркс. Он вывел работу английских экономистов за рамки, заданные классом капиталистов, и сделал из неё необходимые революционные выводы. Так Маркс разработал принципы марксистской политической экономии.

  3. Третьим источником марксизма были различные социалистические теории, главным образом французские. Эти теории представляли надежды и устремления нового класса пролетариата. Они были отражением капиталистической эксплуатации и угнетения рабочего класса, и протестом против них. Франция в то время была главным центром революционных организаций и революционных теорий, вдохновлявших всю Европу, поэтому естественно, что социалистические теории также главным образом происходили оттуда.

    Большинство этих теорий имело значительные изъяны, ибо они не основывались на правильном научном анализе общества. И всё же они представляли разрыв с индивидуализмом, эгоизмом и конкуренцией буржуазной революционной теории, а также указывали пролетариату путь вперёд, из капиталистического общества. Маркс изучил эти теории социализма и коммунизма, прежде чем сформулировать марксистские принципы научного социализма. Будучи в Париже, он провёл значительное время с вождями и участниками многих французских революционных и социалистических групп. Маркс взял лучшее в социализме и подвёл под это научную основу доктрины классовой борьбы. Так он разработал принципы марксистского научного социализма.

Так марксизм возник из трёх великих источников идей в тогдашних наиболее передовых странах мира. Три источника марксизма — немецкая философия, английская политическая экономия и французские социалистические теории — соответствовали трём главным составным частям новой идеологии — марксистской философии диалектического материализма, марксистской политической экономии и марксистской теории научного социализма. Далее мы попытаемся понять суть каждой из этих частей.

Основные положения марксистской философии: диалектический и исторический материализм

Как мы неоднократно видели ранее, Маркс и Энгельс всегда настаивали, что всякая философия должна быть практичной и связанной с реальным миром. Маркс выразил это самым ясным образом в своём знаменитом высказывании: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Маркс имел в виду, что не хочет стать философом вроде наших риши и мунни 7, сидящих на горе и медитирующих о сверхъестественном. Он не видел много смысла в раздумьях и объяснениях, если только они не связаны с практическим миром. Его главным устремлением было попытаться понять, как меняется мир и этим принять участие в действительной практике, изменить современный мир и общество. Так что его интересовала философия, которую можно применить к социальной практике.

Для этого Марксу надо было выбрать сторону в основном разделении философии — разделении между идеализмом и материализмом, по основному вопросу, что первично — дух или природа. Те, кто полагает первичным дух, принадлежат к лагерю идеализма, а те, кто полагают первичной природу, принадлежат к лагерю материализма. Идеализм всегда так или иначе связан с религией. Как практические люди, решительно противостоящие религиозным верованиям, Маркс и Энгельс естественным образом уверенно основали марксистскую философию в лагере материализма.

При этом на них явно повлияли и посодействовали им сочинения Фейербаха и прочих материалистических философов того времени. Но эти философы были механистическими материалистами, представлявшими природу и общество подобными машине, совершающей оборот за оборотом без какого-либо развития или действительного изменения. Маркс отверг механистический материализм, поскольку тот не давал никакого понимания исторических перемен и развития.

За этим Маркс обратился к диалектике, науке общих законов движения. Сущность диалектики — понимание вещей в их взаимосвязи и противоречиях. Диалектика, таким образом, могла предоставить научный подход к развитию, который, как знал Маркс, необходим для изменения мир.

В то время гегелевские философия и законы диалектики (которые Маркс глубоко изучил) были наиболее передовыми в Европе. Но Гегель разработал свои философские законы идеалистическим образом, сделав их применимыми лишь в области мышления. Он принадлежал к лагерю идеализма и отказывался признать, что природа и материальное общественное бытие первичны, а дух и идеи — вторичны. Поэтому он не принимал, что сама его система мышления есть продукт развития человеческого общества на определённой стадии. Он отказывался понимать, что его законы мышления сами были отражением законов природы и общества. Так что, как отметил Маркс, Гегелева диалектика, будучи идеалистической, была перевёрнута с ног на голову — это значило, что она абсурдна и нелогична. Маркс перевернул Гегелеву диалектику с головы на ноги — то есть сделал её рациональной,— поставив её на почву материализма. Маркс взял Гегелевы диалектические законы и подошёл к ним с позиций материалистической философии. Так он сделал Гегелевы законы мышления также законами природы и общества. Так он сформулировал диалектический материализм, сущность марксистской философии.

Поставив диалектику на рациональный и материалистический фундамент, Маркс превратил её в философию революции. Маркс и Энгельс применили диалектический материализм к изучению общества и таким образом раскрыли материалистическое понимание истории. Материалистическое понимание истории было новым и революционным способом понимания общества и общественных изменений. Она объяснила, что общественные перемены и политические революции не происходят из чьих-то светлых умов, а есть продукт общественных процессов. Она показала революционерам, что путь к общественным переменам лежит в постижении общества и соответственном формулировании нацеленных на эти перемены идей.

Исходная точка материалистического понимания истории — уровень развития материальных производительных сил, то есть орудий, машин, профессиональных умений и т. д. Маркс говорит, что соответственно стадии развития производительных сил мы получаем определённые производственные отношения, то есть отношения собственности и контроля над средствами производства. Так, например, отсталые производительные силы вроде деревянного плуга, ветряных и ручных мельниц, тяглового скота дают нам феодальные отношения; современные производительные силы вроде тракторов, комбайнов и т. п. при широком распространении вызывают подъём капиталистических производственных отношений. Эти производственные отношения составляют экономическое строение или базис общества.

Над этим экономическим базисом вырастает правовая и политическая надстройка с определёнными формами общественного сознания. Далее Маркс говорит, что в общем именно способ производства (состоящий из производительных сил и производственных отношений) обуславливает общественную, политическую и духовную жизнь. Так, например, феодальный способ производства вызывает суровое угнетение женщин и низших каст, и крайне недемократичную политическую систему; капиталистический способ производства, с другой стороны, уменьшает социальное угнетение и даёт некоторые буржуазно-демократические права.

На определённой стадии развития производительных сил они вступают в конфликт с существующими производственными отношениями. Эти старые производственные отношения начинают сдерживать развитие производительных сил. Пока не изменятся эти производственные отношения, производительные силы не могут развиваться. Этот период, когда производственные отношения начинают сковывать развитие производительных сил, есть начало эпохи социальной революции. Революция нужна, чтобы изменить производственные отношения, то есть отношения между различными классами общества. Как только это происходит и отношения производства или отношения собственности претерпевают перелом, то есть меняется экономический базис, вскоре быстро следует перемена во всей надстройке.

Это материалистическое понимание истории была первым великим открытием Маркса, сделанным им в 1844—1845 гг. Она стала основой, на которой были выстроены остальные великие столбы марксистской теории.

В последующем Маркс и Энгельс, а также другие марксистские учи́тели, развили марксистскую философию дальше. Но её сущностью остались основные принципы диалектического и исторического материализма, о которых тут было сказано.

Борьба против утопического социализма и основание научного социализма

Утопический социализм — так называются главные течения домарксистского социализма, возникшие и ставшие известными в первой половине девятнадцатого века. Термины «утопический» (по названию идеи утопии, которая предполагается состоянием полного совершенства) и «социалистический» стали популярны в 1830-х. Они применялись к группе мыслителей, разрабатывавших теории о преобразовании общества на более равной основе путём устранения индивидуализма, эгоизма и соперничества в человеческой природе. Многие из них или их последователей пытались воплотить свои теории, основав идеальные сообщества, все члены которых трудились, жили и делили плоды своего труда на основе сотрудничества. Они верили, что такие идеальные сообщества обеспечат пример, которому сможет затем последовать остальное общество. То есть они не полагались на реальные процессы в обществе, выстраивая свои схемы социализма, а скорее считали, что сама разумность их планов и идей достаточна, чтобы убедить людей и изменить общество.

Утопический социализм был прежде всего реакцией на угнетение и эксплуатацию рабочего класса при капитализме. Трудящиеся яростно сражались за свержение феодализма,— но буржуазные лозунги свободы, равенства и братства означали только свободу для капиталистического класса и усиление эксплуатации рабочих. Различные социалистические доктрины возникли в результате появления классовых противоречий между капиталистами и рабочими и как протест против эксплуатации. Они пытались построить систему, которая обеспечила бы справедливость для трудящихся.

Анархия капиталистического производства — ещё одна причина возникновения новых социалистических теорий. Утопические социалисты пытались построить рациональные системы, которые обеспечили бы нужды человечества упорядоченным и гармоничным образом. Некоторые из них даже пытались убедить капиталистов и правительственных чиновников, что их социалистические системы много более рациональны, планомерны и потому желательны, чем существующая капиталистическая система, и таким образом собрать с богатых средства на свои проекты.

Главным недостатком домарксистских социалистических учений было отсутствие действительного основания в классовых противоречиях и разворачивающейся в обществе классовой борьбе. Хотя их идеи сами были продуктом существующих в обществе классовых противоречий, утопические социалисты не представляли, что для достижения социализма совершенно необходимо вести классовую борьбу. Хотя их идеи были в действительности отражением надежд молодого пролетариата, утопические социалисты не понимали ключевой важности революционной роли пролетариата в осуществлении социализма.

Когда Маркс и Энгельс вошли в контакт с социалистическими и коммунистическими группами, они попытались убедить последователей утопического социализма в неверности их идей. Они активно дебатировали с разными революционными и рабочими группами, где обсуждались эти теории и идеи. Главной целью было поставить социалистическую теорию на научную основу. Для этого им следовало разоблачить недочёты и неверное понимание ранних социалистов и установить социализм на прочную основу марксистской теории классовой борьбы.

Как указал сам Маркс, его теория классовой борьбы не была его новым изобретением. На самом деле, ранние социалисты и даже буржуазные авторы были вполне в курсе, и писали о классах и борьбе между ними. Но существенное отличие марксистской теории классовой борьбы состоит в том, что она показывает, как классовая борьба неизбежно ведёт к социализму и коммунизму.

Маркс, во-первых, показал, что классы не есть что-то, что всегда существовало в человеческом обществе. Он показал, что был долгий период человеческой истории, когда никаких классов не было (первобытный коммунизм). Должен быть также период в будущем, когда снова не будет классов. Во-вторых, Маркс конкретно проанализировал нынешнюю классовую борьбу между буржуазией и пролетариатом и показал, как эта классовая борьба неизбежно ведёт к рабочей революции и установлению диктатуры пролетариата, то есть социализму. В-третьих, Маркс указал, что эта диктатура пролетариата есть только период перехода к новому обществу. Пролетариат может развиваться, только уничтожив себя как класс, упразднив все классы и установив бесклассовое общество, то есть коммунизм.

Такую теорию классовой борьбы Маркс и Энгельс развивали, распространяли и осуществляли на протяжении своей жизни. Эта марксистская теория классовой борьбы превратила социализм в науку, поставила его на основу научного социализма. Теперь социализм больше не виделся как творение некоего блистательного разума, но стал необходимым исходом борьбы между двумя исторически развившимися классами — пролетариатом и буржуазией. Согласно научному социализму, задачей социалистов стало не пытаться разработать самую совершенную, гармоничную и рациональную общественную систему, как делали утопические социалисты. Согласно научному социализму, задачей было проанализировать общество, проанализировать историю и экономический базис классовых противоречий в обществе, и исходя из этого экономического базиса найти способ покончить со всеми классовыми конфликтами, прийти к социализму и коммунизму.

Научная ясность марксистской социалистической теории была столь велика, что самые искренние элементы различных социалистических и коммунистических организаций 1840-х вскоре отвергли домарксистские и неклассовые разновидности социализма. Маркс и Энгельс вскоре стали идеологическими лидерами социалистического движения. Когда в 1847 году сформировалась новая международная организация, объединившая рабочие, интеллигентские и революционно-социалистические группы из разных стран, они сразу же возглавили её. Они предложили её название, «Союз коммунистов», и именно их назначили разработать проект её программы. Этой программой стал всемирно-исторический «Коммунистический манифест».

«Коммунистический манифест» был не просто первой программой и генеральной линией международного пролетариата, но заложил основные принципы научного социализма и подхода к остальным видам социализма. Быстро переведённый на множество языков, «Манифест» вскоре распространил основные идеи марксистского научного социализма по всей Европе, а затем по всему миру. Основные принципы, сформулированные в этом документе, в своей сущности остаются неколебимыми более 150 лет, по сей день.

Марксистская политическая экономия

Как мы видели, Маркс разработал свои принципы политической экономии как продолжение и оппозицию буржуазной политэкономии английских экономистов. Большинство из его ранних экономических работ с 1844 по 1859 г. имели форму критики буржуазной политэкономии. Он противостоял утверждениям буржуазных политэкономов, что капитализм есть непреходящая и всеобщая система. С другой стороны, он доказал, что капитализм может существовать только некоторое время и обречён быть свергнут и замещён новым, высшим общественным строем. Его последующий экономический анализ, особенно в томах его главного труда, «Капитала», был сосредоточен на раскрытии экономических законов капитализма. Глубокий анализ производственных отношений в капиталистическом обществе, в их происхождении, развитии и упадке, таким образом, составил основное содержание политэкономии Маркса.

Буржуазные политические экономисты всегда проводили свой анализ в области отношений между вещами, то есть обмена одного товара на другой. Маркс же показал, что экономика имеет дело не с вещами, а с отношениями между людьми, и в конечном счёте между классами.

Так как при капитализме господствует товарное производство, Маркс начинает с анализа товара. Он указывает, что товарообмен — не просто обмен вещами, а на самом деле выражение отношений между обособленными производителями в обществе, которое связано рынком. Хотя товарообмен существует уже тысячи лет, только с развитием денежной системы и рождением капитализма он достиг своей вершины, связав всю экономическую жизнь миллионов обособленных производителей по всему обществу в одно целое. Капитализм превращает даже рабочую силу в товар, который свободно продаётся и покупается на рынке.

Наёмный работник продаёт свою рабочую силу собственнику средств производства, то есть капиталисту. Работник тратит одну часть своего рабочего дня, производя эквивалент своей оплаты, то есть производя то, что необходимо для покрытия расходов на поддержание его и его семьи. Другая часть его рабочего дня затрачивается на производство для поддержания и роста капиталиста. Работник совершенно не получает оплаты за это производство, осуществляемое для капиталиста. Эту дополнительная стоимость, которую производит каждый работник, сверх стоимости, необходимой для своего обеспечения, Маркс называет прибавочной стоимостью. Она — источник прибыли и богатства капиталистического класса.

Открытие понятия прибавочной стоимости разоблачило природу эксплуатации рабочего класса, а также выявило источник антагонизма между пролетариатом и буржуазией. Этот классовый антагонизм был главным выражением фундаментального противоречия капиталистического общества: противоречия между общественным характером производства и частным характером собственности. Это открытие Энгельс называл вторым важным открытием Маркса, наряду с материалистическим пониманием истории 8), а Ленин — краеугольным камнем экономической теории Маркса 9.

Маркс также в деталях рассмотрел периодические экономические кризисы, раз за разом сотрясающие капитализм. Он объяснил капиталистические кризисы как ещё одно выражение фундаментального противоречия капитализма. Этим он разоблачил ложь буржуазных экономистов, которые в то время утверждали, что капитализм не столкнётся ни с каким кризисом, ибо функционирование рынка разрешит все проблемы. Они пытались изображать, что произведённое капиталистом всегда будет автоматически продано на рынке.

Маркс же раскрыл, что сама природа функционирования капитализма неизбежно ведёт к кризису. Он показал как капиталисты в своём отчаянном стремлении ко всё большей прибыли продолжают безумное увеличение производства. Но в то же время каждый капиталист пытается обеспечить более высокую норму прибыли, урезая заработную плату своих рабочих и ввергая их в бедность. Рабочий класс составляет крупнейший сектор общества и его бедность автоматически означает сокращение его способности покупать представленные на рынке товары. Так что с одной стороны капиталистический класс увеличивает производство товаров, поставляемых на рынок, а с другой стороны сокращает покупательную способность огромного сектора покупателей на этом самом рынке. Это естественным образом ведёт к резкому противоречию между расширением производства, с одной стороны, и ограничением рынка, с другой. В результате происходит кризис перепроизводства, когда рынок затапливают непроданные товары. Многие капиталисты банкротятся. Сотни тысяч рабочих теряют рабочие места и вынуждены голодать, в то время как магазины полнятся товарами, остающимися без применения, так как их никто не покупает.

Далее Маркс заключил, что анархия этих кризисов может быть преодолена только разрешением фундаментального противоречия капитализма между общественным характером производства и частным характером собственности. Это можно сделать только свергнув капиталистическую систему и установив социализм и коммунизм, придав таким образом общественный характер собственности на средства производства. Маркс показал, что общественная сила, которая осуществит эту революцию, создана самим капитализмом; это класс пролетариата. Только пролетариат не заинтересован в сохранении нынешней системы эксплуатации и частной собственности. Только он заинтересован и способен установить социализм.

Маркс проанализировал, как каждый кризис обострял противоречия капиталистической системы. Он описал процесс централизации капитала с каждым кризисом в руках всё меньшей горстки капиталистов. Это происходит вместе с огромным ростом нищеты и недовольства широких масс рабочих. При обострении противоречий капитализма растут революционные волнения пролетариата, приводя в конце концов к революции, конфискации у капиталистов их капитала и строительству социалистического общества, в котором общественный характер собственности соответствует общественному характеру производства.

Таким образом Маркс, начав с самой основной единицы экономики — товара,— выявил природу экономических законов, правящих капитализмом. Этим он предоставил научный экономический базис социалистической революции и пути к коммунизму.

Марксизм устанавливает связь с рабочим классом

Как мы видели ранее, Маркс и Энгельс были глубоко вовлечены в революционно-коммунистические группы 1840-х. При этом они возглавили международный «Союз коммунистов», объединявший революционеров ряда европейских стран. Они разработали его программу — «Коммунистический манифест»,— которая приобрела мировое историческое значение. Но в то время — в 1848-м — влияние марксизма ещё не затронуло огромные массы рабочего класса. Влияние «Союза коммунистов» было ограничено и он состоял главным образом из оторванных от родины рабочих и интеллигентов. По сути, в то время марксизм был только одним из многих течений социализма.

Революция 1848 года, когда по Европейскому континенту распространились восстания, была первым крупным историческим событием, в котором марксизм продемонстрировал свою правоту на практике. Маркс и Энгельс были в Брюсселе, когда эта революция разразилась сначала во Франции. Бельгийское правительство, страшась распространения революции, немедленно выслало Маркса из Брюсселя и заставило его отбыть в Париж, где к нему вскоре присоединился Энгельс. Но когда революционная волна распространилась на Германию, они сразу решили переместиться туда, чтобы прямо участвовать в революционных событиях.

Там они старались объединить усилия «Союза коммунистов» и рабочих ассоциаций. Они выпускали ежедневную газету, «Нойэ райнише цайтунг» (Neue Rheinische Zeitung), служившую органом пропаганды революционной линии. Эта газета заняла линию поддержки радикальной буржуазной демократии, ибо совершение буржуазно-демократической революции было тогда главной задачей в Германии. Но в то же время газета служила организатором возникающей революционно-пролетарской партии. Маркс и Энгельс даже пытались сформировать массовую рабочую партию через объединение рабочих ассоциаций разных германских провинций. Газета выходила год. С упадком революции в Германии и других частях Европы она была вынуждена закрыться, а король Пруссии выслал Маркса из страны. Тот вернулся в Париж, но вскоре должен был уехать и оттуда из-за преследований французских властей. Энгельс в Германии продолжал борьбу как солдат в революционной армии до самого конца. После военного поражения он бежал, и к концу 1849 года присоединился к Марксу, который к тому времени осел в Лондоне. После этого Англия оставалась центром их деятельности до конца жизни.

Поражение революции 1848 года распространило смятение среди революционеров и пролетарских активистов по всей Европе. Большинство господствовавших прежде течений социализма не смогло обеспечить никакого подобающего понимания причин хода событий во время революции. В такой атмосфере Маркс взялся за задачу объяснения общественных сил, стоящих за первоначальной победой и последующим поражением революции. Так как Франция была центром и главным исходным пунктом как подъёма, так и упадка революции, Маркс сосредоточил свой анализ на событиях в этой стране. Он сделал это своими блестящими работами «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» и «18 брюмера Луи Бонапарта». Это был первая Марксова попытка объяснить текущие исторические события посредством материалистического понимания истории. Он с совершенной ясностью проанализировал классовые силы, стоявшие за каждым крупным поворотом и изгибом этой революции. Этим он обеспечил классовый фундамент для революционно-пролетарской тактики. Раскрыв роль различных классов на различных стадиях, он показал, кто был другом, а кто врагом революции, а значит — подход пролетариата к каждому из них.

В последующий период Маркс продолжал писать о всех крупных политических событиях по всему миру. В этих работах он представил ясную перспективу с пролетарской точки зрения. Это отличило его от всех других разновидностей социализма, показавших себя неспособными обеспечивать реальные ответы на непрерывно меняющуюся мировую ситуацию. Это ясно утвердило превосходство марксизма над другими ветвями социализма как практического инструмента понимания и изменения мира.

В то же время Маркс и Энгельс энергично работали над объединением слабых и разрозненных организаций рабочего класса. «Союз коммунистов», с главным центром в Германии, столкнулся с суровыми репрессиями со стороны прусской полиции. Многие из его членов в Германии были брошены за решётку и сама организация в конце концов была распущена в ноябре 1852 года. В течение долгого периода реакции после поражения революции 1848 года Маркс и Энгельс постоянно старались реорганизовать и возродить движение рабочего класса. Кроме написания и широкой публикации своих работ они поддерживали постоянный контакт с рабочими организациями в различных странах, особенно в Англии, Франции и Германии. Их постоянной заботой было формирование международной организации рабочего класса и создание отдельных партий пролетариата в промышленно развитых странах.

Главная работа в этом отношении была проделана Марксом. Он проработал этот период в крайне тяжёлых условиях. Будучи изгнан правительствами различных стран, даже осев в Лондоне, Маркс был под постоянным надзором тайной полиции, особенно прусской. Помимо политических репрессий, крайне тяжёлым было экономическое положение Маркса. Из-за бедного и дезорганизованного состояния революционного рабочего движения в то время оно не могло обеспечивать его как полновременного работника. Так что единственным источником заработка была малая плата за статьи, которые он брался писать для большой американской газеты «Ди Нью-Йорк трибьюн» (The New York Tribune). Этого было, конечно, совершенно недостаточно для большой семьи Маркса. Поэтому они сталкивались с постоянной бедностью, долгами и даже голодом. Много раз для обеспечения пропитания приходилось закладывать вещи из дома. У Маркса было шесть детей, но выжило только трое. Когда его крошка-дочь умерла, похороны пришлось отложить на несколько дней, чтобы собрать на них хоть какие-то деньги. Сам Маркс должен был бороться с постоянными серьёзными заболеваниями, чтобы выполнять свой труд.

Во всех этих экономических трудностях главной поддержкой для семьи Маркса был Энгельс. После поражения революции 1848 г. он был вынужден устроиться на работу в манчестерской фирме отца. Там он работал двадцать лет, сначала клерком, а последние пять лет, до 1869-го,— как партнёр. В этот период он имел существенный доход, которым регулярно помогал Марксу.

Но помощь Энгельса была не только экономической. Хотя у него было немного свободного времени из-за работы, он прилагал все усилия, чтобы продолжить исследования и помочь Марксу. Они часто переписывались и постоянно делились идеями. Маркс всегда советовался с Энгельсом по крупным вопросам, особенно касательно международного рабочего движения.

Эти усилия в конце концов принесли плоды в 1864 году с формированием Международного товарищества трудящихся — Первого Интернационала. Маркс вскоре возглавил его и нёс основную ответственность за разработку его первой программы и устава. Но программа Интернационала не включала энергичных слов Коммунистического манифеста. Первый Интернационал, в отличие от «Союза коммунистов», не был организацией, ограниченной маленькими группами революционеров. На самом деле, многие секции Интернационала, особенно в Англии и Франции, включали огромные массы рабочих последователей. Но большинство из этих организаций не имели ясного и правильного понимания. Хотя они состояли преимущественно из рабочих, уровень сознательности обычно был ниже, чем у отборных революционеров «Союза коммунистов». Программа и устав поэтому должны были формулироваться с учётом этого. Правильную линию следовало представить образом, приемлемым для членских организаций Интернационала. Маркс, с его великой идейной глубиной и практическим организационным опытом, был в то время единственным способным разработать такие документы и поэтому на него была возложена эта задача. В последующие два года именно он разработал все самые важные документы Первого Интернационала.

Таким образом, лишь марксизм смог обеспечить идейную, политическую и организационную перспективу для Первого Интернационала. Осуществление этой перспективы означало постоянную борьбу против различных анархических и оппортунистических течений, возникавших в движении. Помимо прочего, анархисты противились сильной организации, а оппортунисты — решительной борьбе. Сражаясь с обоими уклонами, Маркс и Энгельс работали над строительством Интернационала как массовой организации борьбы, объединяющей рабочих Европы и Америки. В этом они главным образом преуспели, ведя в то же время к формированию независимых пролетарских партий во многих промышленных странах.

Ко времени исторической Парижской Коммуны 1871 года марксизм очень далеко развился от своего состояния во время революции 1848 года. Марксизм больше не был просто одним из течений социализма. Ранние образцы утопического социализма были сметены историей и только марксизм сохранил полную практическую значимость. Также он больше не был ограничен кругом малых групп, а стал массовым явлением. Его влияние распространилось на различные промышленные страны. Он обеспечил идейное руководство независимым пролетарским партиям. Он возглавил массовое пролетарское движение, которое бросило вызов буржуазии. Марксизм установил связи с широкими рабочими массами.

Уроки Парижской Коммуны

Парижская Коммуна стала первым эпизодом захвата власти пролетариатом в истории. Коммуна не смогла укрепить свое господство и потерпела поражение на 72-й день. Этот опыт, однако, имеет историческое значение. Её непродолжительное существование явилось проблеском нового общества. Своим позитивным примером, равно как и ошибками, она дала бесценные уроки мировому рабочему классу. Маркс, будучи в то время вождём Первого Интернационала, обобщил уроки этого великого опыта для мирового пролетариата.

Фоном для появления Парижской Коммуны стала ​​Франко-прусская война 1870—1871 гг. Она началась в июле 1870 г. когда реакционный французский император Наполеон Ⅲ приказал напасть на Пруссию (которая с присоединением других более мелких провинций стала в январе 1871 г. Германией), ошибочно полагая, что пруссаки находятся в проигрышном положении. Его войска вскоре были разбиты, а сам Наполеон Ⅲ — пленён в сентябре 1870 года. За сдачей Наполеона Ⅲ последовало создание республики во главе с политиком Тьером. В марте 1871 г. Тьер подписал мирный договор с немцами. Париж, находившийся в окружении прусской армии с сентября 1870 года, однако, не подчинился Тьеру. В то время его контролировала Национальная гвардия Парижа, состоявшая преимущественно из рабочих. 18 марта 1871 г. Тьер послал свою армию для разоружения Национальной гвардии. Произошло восстание, в ходе которого два французских генерала были убиты, а армия была вынуждена отступить. Власть перешла в руки Национальной гвардии, которая в течение недели провела выборы и созвала Совет, состоящий из 92 членов. Совет, включавший в себя большое количество рабочих, получил статус органа власти. Проведя многочисленные прогрессивные мероприятия по реорганизации общественной жизни и в городском управлении, Совет таким образом получил полную поддержку всего трудового народа. Парижская Коммуна была, однако, вынуждена работать в непрерывной осаде. Страшась силы рабочего класса, немецкие и французские угнетатели объединились против Коммуны. Германия даже прямо помогла правительству Тьера, выпустив большую часть французской армии, из сдавшихся и взятых в плен в 1870 году. Усиленное этим подкреплением правительство Тьера начало полномасштабную кампанию по покорению Парижа. Рабочие храбро сражались, но они не могли противостоять хорошо экипированной профессиональной армии. После многих дней героической борьбы, обернувшейся тысячами погибших, 28 мая 1871 г. Коммуна была разгромлена. После подавления более 30 000 коммунаров были хладнокровно убиты. Более 45 000 были отправлены под трибунал, многие из них были казнены, другие брошены в тюрьмы или были вынуждены бежать из страны. Буржуазия была твёрдо настроена преподать рабочим незабываемый урок, чтобы отбить у них даже мысли о захвате власти в будущем.

Первый Интернационал был на пике своей популярности во время Франко-прусской войны и Парижской Коммуны. Он имел опору в широких слоях рабочих и регулярно давал свои указания по политическим вопросам. Когда разразилась Франко-прусская война, Маркс незамедлительно выпустил заявление от имени Генерального совета Первого Интернационала. Этот документ является одним из первых применений марксистских тактических принципов относительно войны. Он призвал к международной солидарности трудящихся, возлагая при этом вину за развязывание войны на правителей Франции и Пруссии. В связи с пропагандой Интернационала среди немецких и французских рабочих уверенно правил дух интернационализма. Двух членов парламента, бывших в то время вождями немецкой пролетарской партии, марксистами и членами Интернационала, Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта прусское правительство заключило в тюрьму за их голосование против военных кредитов.

В начальный период войны Маркс охарактеризовал её как оборонительную со стороны Германии из-за реакционности агрессивного режима Наполеона Ⅲ. Вместе с тем он предсказал падение этого реакционного правителя. Когда это произошло, Маркс немедленно призвал немецких рабочих выступить против войны, ставшей теперь со стороны Германии захватнической. Он призвал к миру с Францией и признанию новообразованной республики. Он обозначил эту республику как управляемую финансовой аристократией и крупной буржуазией, но чувствовал преждевременность попытки свержения республики и образования рабочего правительства. Маркс решительно выступил против любых попыток восстания в Париже, поскольку немецкая армия уже окружила Париж и в таких условиях шансы на жизнеспособное восстание были невелики.

Несмотря на предостережение Маркса, активисты различных анархистских и заговорщических течений, имевших некоторое влияние в Париже, предприняли несколько попыток организовать восстание. Когда восстание действительно произошло, Маркс, несмотря на свою раннюю позицию, призвал к полной поддержке Коммуны. Он сразу же признал её историческое значение и выслал сотни писем людям по всему миру с призывом о поддержке. С помощью курьеров он держал связь с коммунарами, оказывая консультативную помощь интернационалистам Коммуны. Проконсультировавшись с Энгельсом, экспертом в военных вопросах, он также послал им советы по вопросам военной обороны Коммуны. Хотя руководство Коммуны находилось в руках представителей других групп и течений, марксисты внутри Коммуны предприняли все возможные попытки активизировать её внутреннюю деятельность и укрепить оборону. После поражения Коммуны Интернационал стал главной организацией, предоставлявшей приют и помощь в поиске работы коммунарам, вынужденным бежать от жестоких репрессий французской буржуазии.

Маркс, который незамедлительно охарактеризовал Коммуну как событие огромной исторической значимости, выполнил глубокий анализ, постаравшись извлечь уроки из этого опыта. Его работа «Гражданская война во Франции» была написана во время существования Коммуны, но опубликована только через два дня после её падения. Эта работа служила пропаганде достижений Коммуны и формировала правильный подход к этому явлению среди революционеров и рабочих по всему миру.

Маркс первым делом выделил основные положительные и революционные меры, предпринятые Коммуной, которые он рассматривал как ростки нового общества. Он отметил такие важные политические решения как отделение церкви от государства, отмена субсидирования церкви, замена постоянной армии народной милицией, избрание и контроль всех судей и магистратов, установление верхнего предела заработной платы для всех государственных чиновников и строгая отчётность их перед избирателями и т. д. Основными социально-экономические мерами стало бесплатное и всеобщее образование, упразднение работы в ночное время в пекарнях, отмена штрафов со стороны работодателей в мастерских, закрытие ломбардов, конфискация брошенных предприятий и передача их в собственность рабочих кооперативов, помощь безработным и должникам. Все вышеуказанные меры показали, что никто извне не отдавал Коммуне указаний, но все её решения имели ясный отпечаток действий пролетариата. Несмотря на постоянно стоящую перед ней опасность, Коммуна своими действиями дала первое представление о том типе общества, которое принесёт с собой пролетарская революция. Она дала первый опыт пролетарского государства, которое Маркс и Энгельс позже назовут первой диктатурой пролетариата в истории.

Показав свои слабые стороны, Коммуна также дала ценные уроки для будущей борьбы пролетариата, обозначенные Марксом. Серьёзной слабостью Коммуны было отсутствие ясного централизованного руководства со стороны единой пролетарской партии. Отсюда Маркс пришёл к выводу, что для успеха революции жизненно необходимо иметь руководство со стороны сильной, уверенно смотрящей вперёд, дисциплинированной пролетарской партии. Другим моментом, который неоднократно подчеркнул Маркс, была необходимость разбить прежнюю государственную машину. В строительстве нового рабочего государства нельзя опираться на ранее существовавшую буржуазную государственную машину с её государственными чиновниками, приверженцами идеи сохранения старого общественного порядка. На самом деле, чтобы построить рабочее государство, нужно сначала разбить прежний государственный аппарат и избавиться от всех связанных с ним высших чиновников.

В период реакции и репрессий, последовавших за падением Коммуны, среди революционных сил возникло замешательство относительно того, как оценивать этот опыт и какие сделать из него выводы. Анархисты, которые во множестве принимали участие в деятельности Коммуны, были особенно растеряны. Анализ Маркса дал чёткую позицию, проясняющую все неясности. Маркс также помог распространить правильное понимание Коммуны во всём мире. После неё буржуазия изображала Маркса как настоящего вождя Коммуны, и он даже давал по этому поводу интервью мировой прессе. С помощью этих интервью он смог дать правильную позицию для других стран. Марксизм снова дал миру верные ответы.

Распространение марксизма и подъём оппортунизма

Период после Парижской Коммуны — время одного из самых реакционных наступлений буржуазии на рабочее движение. Оказало оно влияние и на Первый Интернационал. Французское отделение приняло на себя самый тяжёлый удар, большинство его членов бежало из страны, между ними происходили жёсткие фракционные столкновения. Немецкое рабочее движение также столкнулось с арестами своих главных марксистских вождей, Бебеля и Либкнехта, выступивших против войны и аннексии части Франции. Два наиболее важных отделения Интернационала стали недееспособны. В то же время произошёл раскол в английской секции, некоторые из её вождей вышли из Интернационала, протестуя против занятой Марксом позиции боевой поддержки Коммуны. Всё это, в сочетании с интригами анархистов, ослабило Интернационал. Маркс и Энгельс решили перенести штаб-квартиру Интернационала из Лондона в Нью-Йорк. Это решение было принято на конгрессе Интернационала в 1872 году. Но ослабленный Интернационал не смог укрепиться и распался в 1876 году.

Роспуск Первого Интернационала, тем не менее, не остановил восхождения марксизма и создания новых пролетарских партий. После Парижской Коммуны был период мира длиной в 35 лет, без каких-либо крупных войн между крупными капиталистическими странами на Европейском континенте. В этот период в большинстве промышленно развитых стран бурно развивается рабочее движение. Социалистические партии, имевшие в основном пролетарский состав, образуют больши́е и сложные структуры. Под их руководством появляются профсоюзы, ежедневные газеты, рабочие кооперативы и т. д. Существуя на законных основаниях, они вполне успешно участвуют в буржуазных парламентах. Именно эти партии и образуют в 1889 году Второй Интернационал. Это способствует дальнейшему появлению новых пролетарских социалистических партий в различных частях мира.

Маркс и Энгельс до конца своих дней оставались идеологами и практическими организаторами этого растущего рабочего движения. Они обеспечивали постоянную теоретическую поддержку, укрепляя основы растущего движения. Маркс сосредоточился на дальнейшем изучении политэкономии и более глубоком изучения капитализма. Первый том «Капитала» вышел в 1867 году. Впоследствии Маркс, в борьбе с тяжёлой болезнью, старался завершить следующие тома этой работы. Однако они остались не закончены из-за его смерти 14 марта 1883 года. Энгельс сумел завершить монументальную задачу собрания воедино заметок Маркса, их редактирования и, наконец, публикации второго и третьего томов «Капитала». Энгельс также проделал существенную теоретическую работу, полностью посвятив себя делу революции в 1869 году. Вместе с Марксом и самостоятельно он приложил руку к различным работам по философии, теории социализма, эволюции, происхождению социальных и политических институтов и т. д. После смерти Маркса он играл центральную роль в руководстве и развитии движений в различных странах. Благодаря регулярной переписке, он выполнял роль «центра». Этим он и занимался до своей смерти 5 августа 1895 года.

Большая часть работ Маркса и Энгельса была посвящена борьбе против оппортунистических тенденций, набиравших силу по мере роста движения. Одной из таких значительных тенденций было лассальянство, возникшее во время Первого Интернационала, но продолжавшее жить и в последующие годы. Его идеолог, Фердинанд Лассаль, был основателем первой рабочей социалистической партии, созданной в 1863 году в Германии. Основные оппортунистические аспекты лассальянства заключались в удержании работников от борьбы за повышение заработной платы и призывам к государству оказать помощь в создании рабочих кооперативов, которые Лассаль видел как основное средство реформирования общества и постепенного перехода к социализму. Борясь против неправильного понимания борьбы за повышение заработной платы, Маркс написал работу «Заработная плата, цена и прибыль», представив её Генеральному совету Первого Интернационала в 1865 году. Борьба против лассальянства продолжилась в 1875 году, когда Маркс написал «Критику Готской программы». Готская программа разрабатывалась в момент объединения лассальянских и марксистских пролетарских партий Германии. В то время марксисты так увлеклись объединением, что сделали много уступок оппортунистической политике лассальянства. Маркс в своей критике провёл тщательный разбор пунктов, отражавших оппортунистическую политику. Но эта критика стала достоянием лишь ограниченного числа лидеров марксистской части немецкой партии. Она не получила распространения и очень немногие из высказанных там предложений были реализованы на практике. Но в 1891 году, когда разрабатывалась новая программа партии, Энгельс настоял на публикации «Критики», несмотря на протесты некоторых ведущих членов партии. На этот раз пережитки лассальянства не появились в новой программе.

Были и другие оппортунистическое течения, против которых Маркс и Энгельс также решительно выступали. После смерти Энгельса, однако, наиболее тяжёлый удар по марксизму был нанесён изнутри самого пролетарского движения. Поскольку занять прямую оппозицию к марксизму было очень трудно, это нападение произошло в виде попыток «ревизии» марксизма. Эта тенденция, которая впоследствии получила наименование ревизионизма, была впервые инициирована Бернштейном, одним из вождей немецкой партии и Второго Интернационала. Он впервые озвучил свои взгляды в 1898—1899 гг. перед немецкой партией. Бернштейн заявил, что из-за изменившихся условий нужно пересмотреть все основные формулировки Маркса, что для осуществления социализма нет необходимости в насильственной революции и реформирование капиталистических институтов может постепенно привести к социализму. С ростом оппортунизма в рабочем движении ревизионизм Бернштейна быстро нашел себе сторонников в различных партиях. В то же время, множество подлинных революционеров сплотились для защиты марксизма. Перед съездом Второго Интернационала в 1904 году произошли дебаты. Съезд решительно осудил ревизионизм 25-ю голосами против 5-ти, при 12-ти воздержавшихся. Была также и компромиссная резолюция, которая не так решительно осуждала ревизионизм, и которая не прошла из-за равенства голосов за и против (по 21). Из голосований стало ясно, что многие поддерживают ревизионизм или не хотят занять решительную позицию против него. Хотя съезд в 1904 году и осудил ревизионизм, стало совершенно ясно, что оппортунизм и ревизионизм получили опору на самом высоком уровне международного рабочего движения. Но во многих странах была сильная оппозиция оппортунизму. Особенно мощный центр её находился в России, где большевики под руководством Ленина уже вели борьбу против многочисленных разновидностей местного оппортунизма.

Марксизм в России, ранние годы Ленина

Россия была одной из тех стран, где марксизм и марксистская литература распространились весьма рано. Первым переводом главной работы Маркса «Капитал» был именно русский. Выйдя в 1872 году (всего через пять лет после оригинального немецкого издания) он сразу показал хорошие продажи и получил многочисленные положительные отзывы от уважаемых журналов. Его влияние было столь велико, что к 1873—1874 годам цитаты из «Капитала» уже начали появляться в пропаганде во время радикальных студенческих волнений в крупных городах России. Переводы других марксистских работ на русский язык также довольно рано были сделаны привлечёнными марксизмом российскими революционерами.

Одной из них была Вера Засулич, революционерка, известная своим покушением на губернатора Санкт-Петербурга. Она начала переписку с Марксом в 1881 году, а после его смерти продолжила переписываться с Энгельсом. В 1883 году она стала участником первой российской марксистской организации — «Освобождение труда» во главе с Георгием Плехановым. Плеханов принимал участие в 1-м съезде Ⅱ Интернационала в 1889 году, после которого впервые встретился с Энгельсом. После этой встречи Плеханов продолжал поддерживать с ним тесные связи и получать от него указания.

Плеханов сыграл важную роль в распространении марксизма в России. Он перевёл и популяризировал многие работы Маркса и Энгельса. Выступая против анархизма и крестьянского социализма народников, он внёс немалый вклад в марксистскую теорию. Россия в то время находилась под властью царской тирании, борьбу против которой вели многие революционеры и революционные группы. Многие из этих групп, однако, имели склонность к анархизму и терроризму. Плеханов и «Освобождение труда» сыграли решающую роль в переходе значительной их части в марксизм. Ленин, установивший связь с этой группой на более позднем этапе, был выдающимся деятелем, значительно развившим марксизм и пролетарское движение.

Ленин — партийный псевдоним Владимира Ильича Ульянова, родившегося 22 апреля 1870 года в Симбирске, расположенном на Волге, крупнейшей реке 10 России. Хотя это был губернский центр, во времена юности Ленина связи города с внешним миром были ограничены. Там не было железной дороги и основным средством передвижения был ходивший по Волге пароход. Зимой, когда река замерзала, передвигаться приходилось на лошадях.

Отец Ленина был хорошо образованным человеком, который благодаря упорному труду поднялся от положения бедного крестьянина до учителя, инспектора народных училищ и, наконец, директора начальной школы в Симбирской губернии. В 1874 году он также получил престижный чин статского советника. Умер он в 1886 году. Мать Ленина была дочерью сельского врача. Хотя она не ходила в школу, она получила образование дома и даже выучила много иностранных языков и позже учила им своих детей. Она умерла в 1916 году. У них было восемь детей, из которых двое умерли в раннем детстве и один подростком. Ленин был четвёртым ребенком. Все его братья и сестры, повзрослев, стали революционерами.

Наибольшее влияние на Ленина оказал его старший брат, Александр. Блестящий студент, золотой медалист Санкт-Петербургского университета, он состоял в тайных кругах революционной молодёжи Санкт-Петербурга и вёл политическую пропаганду среди рабочих. Идеологически он стоял между народниками и марксизмом. В 1887-м Александр был арестован вместе со своей старшей сестрой Анной и другими товарищами за попытку покушения на царя. Анна позже была отпущена и выслана из Санкт-Петербурга. Александр, будучи лидером группы, был повешен 8 марта 1887 года вместе с четырьмя товарищами. Ленин, которому тогда было всего 17 лет, поклялся отомстить за мученическую смерть своего брата.

Ленин с юных лет был образцовым студентом с очень последовательным методом занятий. В отличие от других студентов, он никогда не выполнял данные ему поручения в последнюю минуту. Он готовил первоначальный план, постоянно делая заметки, внося дополнения и изменения, пока окончательно не завершал проект. Способный глубоко сосредотачиваться, он не отвлекался ни на какие разговоры, которые могли бы помешать ему во время занятий. Он был большим поклонником своего старшего брата и в юности старался подражать Александру во всём. Через месяц после казни брата Ленин, несмотря на волнение и скорбь, должен был сдавать школьные выпускные экзамены, и получил золотую медаль как лучший ученик школы.

Несмотря на это, Ленин, будучи братом известного революционера, не получил допуска ни в Санкт-Петербургский, ни в Московский университет. В конце концов он был допущен в менее знаменитый Казанский университет. Уже через три месяца он был выслан из Казани за участие в демонстрации против новых правил, ограничивающих автономию университетов и свободу студентов. Полицейский, сопровождавший его до пределов города, пытался убедить юного Ленина, что тот бунтует против стены. Ленин на это ответил: «Стена, да гнилая,— ткни и развалится!». В следующем, 1888 году Ленину было разрешено вернуться в Казань, но в университет вернуться ему не позволили. Именно здесь, в Казани, он начал впервые посещать один из подпольных марксистских кружков.

В этот период и позже, когда его семья переехала в Самарскую губернию, Ленин проводит изрядную часть своего времени в чтении и занятиях. Помимо произведений русских революционеров, Ленин в возрасте восемнадцати лет начинает чтение работ Маркса и Плеханова. Он начинает вести пропаганду марксизма, сначала в разговорах со своей старшей сестрой Анной, затем организуя небольшие дискуссионные группы из своих друзей. Занимается плаванием, альпинизмом и охотой.
В то же время мать не оставляет попыток добиться его восстановления в университете. В Казани ему по прежнему отказывают. Отказывают ему и в выдаче загранпаспорта для учёбы заграницей. После многих попыток, в 1890 году ему, наконец, разрешают экстерном сдать экзамены за курс юридического факультета в Санкт-Петербургском университете. Он непосредственно готовится к экзаменам без посещения лекций. Ленин был полон решимости завершить свой ​​курс одновременно с знакомыми казанскими студентами. Занимаясь самостоятельно, он усвоил четырёхлетний курс в течение года. На экзаменах в 1891 году, он получил самые высокие оценки по всем предметам. В январе 1892 г. он был принят на работу в качестве помощника присяжного поверенного (адвоката) и практиковал в Самарском областном суде.

Но Ленин был менее всего заинтересован в своей юридической практике. Держа экзамены в Санкт-Петербурге, он наладил контакты с марксистами и получил запас марксистской литературы. В Самаре значительную часть времени Ленин проводил читая лекции в подпольных кружках для рабочих и прочего населения. Он также создал первый кружок изучения марксизма в Самаре. Самара была центром народничества и Ленин сосредоточил свои усилия на борьбе против народнической идеологии того времени, склонявшейся к либерализму. В то же время он испытывал большое уважение к храбрым и самоотверженным революционерам-народникам 1870-х, многие из которых жили в Самаре после ухода из политики. Ленин всегда стремился узнать от них об их революционной работе, их методах конспирации, о поведении революционеров во время допроса и судов. В Самаре Ленин начал писать свои первые сочинения, распространяя их в кружках. Он также перевёл на русский «Манифест Коммунистической партии» 11. Деятельность и влияние Ленина начали распространяться за пределы Самары на другие города Поволжья.

Сформировав свои взгляды, Ленин хочет расширить сферу своей революционной работы. С этой целью он переезжает в августе 1893 года в Санкт-Петербург, крупный промышленный центр с многочисленным пролетариатом. В качестве прикрытия он находит работу помощника адвоката, но очень мало занимается юридической работой, полностью сосредоточившись на революционной деятельности. Вскоре Ленин становится ведущей фигурой, он вдохнул новую жизнь в многочисленные кружки Петербурга и повлиял на московские группы. Помимо чтения лекций в кружках он всегда интересовался подробным изучением жизни рабочих. Он убеждает значительную часть кружковых революционеров перейти от избирательной пропаганды (пропаганда в те дни понималась как подобие сегодняшних политических занятий) в небольших кружках к массовой агитации среди широких масс трудящихся.

Именно в этот период он встречает свою будущую жену, Крупскую, уже знакомую с марксизмом и безвозмездно преподававшую в вечерней школе для рабочих. Многие из её студентов-рабочих входили в кружок, созданный Лениным. Ленин сам всегда был рад послушать её рассказы о жизни и условиях труда петербургских рабочих. Когда Ленин заболел, она навещала его; постепенно их дружба переросла в любовь.

Ленин продолжал расширять свои связи во многих других городах России. В феврале 1895-го состоялась встреча групп из различных крупных городов, на которой решено было отправить Ленина и другого делегата из Москвы заграницу, чтобы наладить связь с «Освобождением труда». Первый визит Ленина в Европу длился с апреля по сентябрь 1895 года, он встретился с Плехановым и Аксельродом из «Освобождения труда», а также с другими лидерами немецких и французских рабочих организаций. Ему чрезвычайно хотелось встретиться с Энгельсом, но он не смог этого сделать, так как тот уже находился на смертном одре.

По возвращении в Россию Ленин объединил все марксистские кружки Петербурга в единую политическую организацию Союз борьбы за освобождение рабочего класса. Союз сразу же развернул работу по агитации и организации забастовок на крупных заводах города. Строились планы по выпуску нелегального журнала для рабочих. Журнал этот, однако, не вышел. Тайная полиция, пристально следившая за Лениным, наконец смогла благодаря помощи информатора арестовать его, имея на руках доказательства. Он был схвачен в декабре 1895 года, вместе с рукописью первого номера нелегального журнала, и отправлен в тюрьму.

Даже в тюрьме Ленин сумел сохранить прочные связи с товарищами на воле. Его мать и сестра Анна передавали ему множество книг, а он, используя эти книги, передавал зашифрованные письма. Помимо этого были письма, написанные молоком, служившим невидимыми чернилами, проявляющимися лишь при разогреве. Он использовал чёрный хлеб в качестве чернильницы с тем расчётом, чтобы быстро проглотить его, как только какой-нибудь охранник пройдёт неподалеку. Из тюрьмы Ленин мог даже писать воззвания и руководить стачками, волна которых в 1896 году прокатилась по всей России. Он стал известен как настоящий вождь Союза. В то время он также начал интенсивно изучать тему своей первой крупной теоретической работы «Развитие капитализма в России». Во время усердной работы, продолжавшейся обыкновенно с утра и до самой ночи, Ленин продолжал поддерживать себя в надлежащей физической форме, ежедневно выполняя упражнения перед сном.

После более чем года тюрьмы Ленин был освобождён, но сразу же приговорён к трёхлетней ссылке в Сибирь, куда он и прибыл в мае 1897 года. Крупская к тому времени также находилась под арестом. Ленин из Сибири предложил Наде стать его женой. Она ответила просто: «Что ж, женой так женой». Ей было разрешено переехать к нему в Сибирь, куда она и прибыла в мае 1898 года. Основную часть своего пребывания в Сибири Ленин провёл за теоретической работой. Вместе с Крупской он перевёл на русский книгу «Индустриальная демократия» и завершил свою работу по теме развития капитализма в России, легально опубликованную в 1899 году. Также он начал борьбу против экономистов — последователей оппортунистического течения, связанного с ревизионизмом Бернштейна, упомянутым в предыдущей главе. Помимо этого, Ленин много писал о программе и задачах русской революции. С окончанием ссылки в начале 1900 года он незамедлительно приступил к осуществлению этих задач.

Ленин и пролетарская партия нового типа

По окончанию ссылки строительство революционной партии стало для Ленина наиболее срочной и неотложной задачей. Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) формально была образована на съезде в 1898 году девятью присутствовавшими там делегатами. Вскоре после этого был арестован избранный там центральный комитет. Знамя партии было поднято, однако съезд не преуспел в деле объединения всех групп и построения на их основе организационной структуры единой партии. К 1900 году эта задача по прежнему висела в воздухе.

План построения партии был выработан во время ссылки. Ключом к этому, по мнению Ленина, было учреждение всероссийской политической газеты. Это было, по мнению Ленина, единственным путём политического и организационного объединения разрозненных марксистских кружков, групп и организаций. Подобная газета могла бы политически связать все разбросанные по России ячейки, давая им верную линию и с самого начала борясь против всех оппортунистических искажений. В то же время, сложнейшая задача распространения нелегальной газеты сама по себе создала бы подпольную организацию, готовую к репрессиям со стороны тайной полиции. Ленин хотел осуществить этот план ещё перед созывом нового партийного съезда, чтобы побороть оппортунистические и ревизионистские тенденции, поднявшие голову за последние годы.

План Ленина после обсуждения был одобрен на конференции социал-демократов, собранной им по этому поводу. Основными его единомышленниками в осуществлении этого дела были Мартов и Потресов, члены центральной санкт-петербургской группы «Союз борьбы», арестованные и сосланные в Сибирь одновременно с Лениным. План заключался в выпуске газеты за рубежом, из-за чрезвычайной опасности издания её в России. Для этого Ленин планировал объединение с группой Плеханова «Освобождение труда», уже действовавшей за границей. Предполагалось, что редакцию должны составить шесть человек — трое от «Освобождения труда» и трое из России (Ленин, Мартов и Потресов). После всех необходимых мероприятий первый номер газеты увидел свет в декабре 1900 года.

«И́скра» — такое название получила газета. На заглавной странице были напечатаны слова российских буржуазных революционеров 1825 года, декабристов — «Из искры возгорится пламя». «Искра» печаталась в разное время в разных странах — в Германии, Англии и Швейцарии. Никогда не отправляемая напрямую в Россию, газета попадала туда окольными путями, чтобы в конце концов дойти до подпольных комитетов по её распространению. Распространители её сталкивались со сложнейшей задачей противодействия тайной полиции, ведь попавшись они были бы сосланы прямиком в Сибирь. «Искра» служила основным средством просвещения рабочего класса, статьи из новых номеров неизменно читались на кружковых занятиях. Распространители использовали каждую возможность, чтобы донести до масс как газету, так и искровские нелегальные листовки. Не только на заводах, но и на улицах, в театрах и казармах, через почту, они находила своих адресатов. В больших городах их в громадном количестве разбрасывали по улицам или с театральных балконов. В местах скоплений рабочих, поздно ночью или ранним утром, на заводском дворе или в умывальных, они размещались так, чтобы наутро непременно попасться на глаза. После каждой такой операции, так называемого «посева», на ближайшей стене делалась особая пометка, чтобы днём можно было судить о результатах ночной работы. В небольшие городах и сёла листовки «Искры» попадали в базарные дни на крестьянских телегах и наклеивались на стены. Всё это была опасная работа, так как разоблачение означало немедленный арест и возможную ссылку в Сибирь. Товарищи, участвовавшие в этой работе, постепенно стали образовывать команду профессиональных революционеров, на основе которой Ленин и планировал строить пролетарскую партию.

Касательно структуры и состава самой партии Ленин считал, что она должна состоять из двух частей: а) тесный круг стабильных кадровых руководящих партийных работников, главным образом, профессиональных революционеров, то есть партийных работников, свободных от всех занятий, кроме партийной работы, и обладающих необходимым минимумом теоретических знаний, политическим опытом, организационной практикой и искусством борьбы с царской полицией; б) широкая сеть местных партийных организаций и большое количество членов партии, которым сочувствовали и которых поддерживали сотни тысяч трудящихся. Видя, что процесс строительства такой партии идёт при помощи «Искры», Ленин продолжает руководить этим процессом с помощью написанных им статей и книг. Особое значение имели «С чего начать?», «Что делать?» и «Письмо к товарищу о наших организационных задачах». Этими работами был заложен идеологический и организационный фундамент пролетарской партии.

Помимо организационных вопросов, большое значение для Ленина имела борьба против «экономистов», стремившихся ограничить деятельность социал-демократической партии исключительно экономической борьбой рабочих. За время его ссылки они приобрели определённое влияние и Ленин стремился идейно разбить экономизм до созыва следующего партийного съезда. В частности он начал прямую атаку на них в своей книге «Что делать?». Ленин разоблачал взгляды сторонников экономизма как преклонение перед стихийностью рабочего движения, пренебрежение сознательностью и отрицание ведущей роли партии. Он показал, как это приводит к подчинению рабочего класса капиталистическим порядкам. Сторонники же экономизма, на словах восхваляя марксизм, хотели превратить революционную партию в партию социальных реформ. Ленин показал, что «экономисты» фактически являлись российскими представителями оппортунистического направления — ревизионизма Бернштейна. Книга Ленина, широко разошедшаяся в России, нанесла смертельный удар экономизму. На этой почве формировались принципы, ставшие впоследствии идейной базой партии большевиков.

Фактическое рождение большевистского течения в РСДРП произошло на втором съезде партии в июле-августе 1903 года. Основным дискуссионным вопросом на съезде был вопрос о характере партии, и кто может считаться её членом. Ленин предполагал образ сплочённой, эффективной партии профессиональных революционеров, каждый член которой должен работать в одной из партийных организаций. Модель Мартова, напротив, предполагала неопределённо функционирующую легальную партию, что было типично в то время для Второго Интернационала. Он предлагал свободные критерии членства, что позволило бы любому разделяющему программу и помогающему партии материально считать себя её частью. По сути, предлагалось принимать в партию любого сочувствующего. При голосовании по этому вопросу большинство было за Мартова. Однако после того, как некоторые группы, представлявшие оппортунистические течения, покинули съезд, большинство перешло на сторону Ленина. Это нашло своё отражение при выборах ЦК и редакции «Искры», прошедших в соответствии с предложениями Ленина. Но различия между этими двумя группами не потеряли резкости и сохранились и после съезда. С этого момента сторонники Ленина, получившие большинство голосов на выборах на съезде, стали называться большевиками. Противники Ленина, получившие меньшинство голосов, стали называться меньшевиками.

Сразу после съезда меньшевики занялись манипуляциями, стали вести раскольническую деятельность, посеяв немало замешательства. Чтобы внести ясность, Ленин в мае 1904 года написал свою знаменитую книгу «Шаг вперёд, два шага назад». Эта работа содержала детальный анализ внутрипартийной борьбы во время и после съезда и на этой основе объясняла основные организационные принципы пролетарской партии, впоследствии ставшие организационными основами партии большевиков. Распространение этой книги привлекло большинство местных партийных организаций на сторону большевиков. Но центральный аппарат, печатный орган и Центральный комитет попали в руки меньшевиков, настроенных на саботаж решений съезда. Большевики были вынуждены создать собственный комитет и печатный орган. Обе группы начали приготовления к собственным съездам и конференциям, прошедшим в 1905 году. Раскол был наконец оформлен; но при этом были заложены основы для строительства истинно революционной партии — пролетарской партии нового типа.

Русская буржуазная революция 1905 года: развитие пролетарской тактики

Раскол в РСДРП пришёлся на период начала больших изменений в мире. Серия войн нарушила длившееся 35 лет перемирие между главными капиталистическими странами Европы. Наступила эпоха империализма и новые империалистические державы стали бороться за захват и расширение рынков. Они развязали ряд региональных войн. Среди них важное место занимала русско-японская война 1904—1905 гг. При помощи этих региональных войн империалистические державы готовились к опустошительной Первой мировой войне 1914—1918 гг. за передел мира.

Этот период был также периодом нового революционного подъёма. Впрочем, теперь революции происходили главным образом не в Европе, а в Азии. Первой из них была русская буржуазная революция 1905 г., за которой последовали турецкая, персидская и китайская буржуазные революции. Самой важной из них, с точки зрения роли пролетариата и развития марксистской революционной тактики, была русская революция 1905 года. Её спусковым крючком послужила русско-японская война.

Русско-японская война, которая началась 8 февраля 1904 г., завершилась поражением царя и унизительным мирным договором 23 августа 1905 г. Большевики занимали чёткую революционную позицию по отношению к войне, выступали против собственного правительства и любых фальшивых проявлений национализма или патриотизма. С их точки зрения поражение царя было бы полезным, так как оно ослабит царизм и усилит революцию. Так и произошло на самом деле. Экономический кризис 1900—1903 гг. к этому времени уже увеличил бедствия трудящихся масс. Война ещё больше усугубила их страдания. По мере того как война продолжалась и русские войска терпели одно поражение за другим, ненависть народа к царю росла. Она вылилась в великую революцию 1905 года.

Это вошедшее в историю движение масс началось с большой стачки рабочих нефтяных промыслов в Баку, которую организовали большевики в декабре 1904 года. Она послужила сигналом для волны стачек и революционных выступлений по всей России. Но по-настоящему революционная буря разразилась после того, как была расстреляна без каких-либо причин мирная демонстрация рабочих 22 января 1905 г. в Санкт-Петербурге. Попытка царя утопить рабочих в крови вызвала только ещё более яростный отклик масс. 1905 год был свидетелем растущей волны боевых политических стачек рабочих, захватов земли и помещичьих запасов зерна крестьянами и даже восстания моряков броненосца «Потёмкин». Пытаясь увести борьбу в сторону, царь дважды предлагал сначала «совещательную», а затем «законодательную» Думу. Большевики отвергли обе Думы, тогда как меньшевики решили участвовать в них. Высшая точка революции пришлась на период между октябрём и декабрём 1905 года. Тогда пролетариат впервые в мировой истории создал Советы рабочих депутатов, которые были собраниями делегатов от всех фабрик и заводов. Это был зародыш революционной власти, послуживший образцом для Советской власти, установленной после социалистической революции в 1917 году. Начиная со всероссийской политической стачки в октябре, революционные выступления шли по нарастающей вплоть до вооружённых восстаний в декабре в Москве и некоторых других городах и национальных окраинах, которые возглавили большевики, но эти восстания были жестоко подавлены и после них волна революции пошла на спад. Впрочем, революция ещё не была побеждена, и рабочие и революционные крестьяне отступали постепенно, оказывая сопротивление. Около миллиона рабочих приняли участие в стачках в 1906-м и 740 тысяч в 1907-м. Крестьянское движение охватывало около половины уездов царской России в первой половине 1906 г. и около одной пятой во второй половине этого года. Тем не менее, высшая точка революции была пройдена. 3 июня 1907 г. царь устроил переворот, распустил Думу, которую он же создал и ликвидировал даже те ограниченные права, которые был вынужден даровать своим подданным в ходе революции. Наступил период масштабных репрессий, которые по имени царского премьер-министра Столыпина назвали столыпинской реакцией. Он продолжался до начала следующей волны забастовок и политических выступлений в 1912 году.

Хотя революция 1905 г. потерпела поражение, она потрясла царский режим до основания. Она также за эти короткие три года дала рабочему классу и крестьянству богатый политический опыт. В этот период большевики проверили на практике правильность своего революционного понимания стратегии и тактики пролетариата. В ходе этой революции окончательно сложились взгляды большевиков на то, кто является друзьями и врагами революции, на формы борьбы и организации.

Взгляды большевиков на перечисленные выше вопросы были противоположны взглядам меньшевиков. Меньшевики были сторонниками реформизма и легальности, как и большинство других партий Второго Интернационала. Их подход опирался на оценку русской революции как буржуазной, которую поэтому должна возглавлять либеральная буржуазия, и поэтому пролетариат не должен делать ничего, что могло бы испугать буржуазию и толкнуть её в объятия царя. Большевики, наоборот, были за революцию и считали, что пролетариат не должен полагаться на руководство буржуазии и должен сам возглавить революцию. С этой революционной точки зрения большевики подходили к решению всех других важных стратегических и тактических вопросов революции.

Поэтому они призывали к продолжению революции и свержению царя путём вооружённого восстания, тогда как меньшевики пытались удержать революцию в мирных рамках и хотели реформировать и улучшить царизм. Большевики настаивали на гегемонии рабочего класса, изоляции либеральной буржуазии и на твёрдом союзе с крестьянством; меньшевики заключили союз с либеральной буржуазией и признали её гегемонию, они не считали крестьянство революционным классом. Большевики были готовы участвовать во временном революционном правительстве, которое было бы сформировано на основе успешного народного восстания и призывали к бойкоту Думы, предложенной царём; меньшевики были готовы участвовать в Думе и предлагали сделать её центром «революционных сил» страны.

Меньшевики не были одиноки в своем реформизме. На самом деле их подход в то время полностью разделяли ведущие партии Второго Интернационала, лидеры которых поддерживали меньшевиков. Поэтому Ленин и большевики боролись не только против реформизма меньшевиков, но также и против реформизма, который тогда господствовал в так называемых марксистских партиях Интернационала. На самом деле именно идеи Ленина были продолжением и развитием революционной теории Маркса и Энгельса. Они были дальнейшим развитием марксистской революционной тактики в новых условиях, вызванных перерастанием капитализма в новую стадию — империализм. Ленин сформулировал эту тактику в различных своих работах, написанных в ходе революции и в особенности в своей книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Эта книга была написана в июле 1905 г., после того как большевики и меньшевики провели отдельные съезды, что было вызвано существенным расхождениями в стратегии и тактике этих двух групп.

Основные принципы тактики, которые выдвинул Ленин в этой и других работах, таковы:

  1. Главный принцип, который красной нитью проходит через все ленинские работы, состоит в том, что пролетариат может и должен возглавить буржуазно-демократическую революцию. Чтобы это стало возможным, нужны два условия. Во-первых, пролетариату нужен союзник, который был бы заинтересован в решающей победе на царизмом и который мог бы согласиться на гегемонию пролетариата. Ленин полагал, что таким союзником было крестьянство. Во-вторых, было необходимо, чтобы тот класс, который боролся с пролетариатом за лидерство в революции и хотел стать её единоличным лидером, был бы выведен из борьбы и изолирован. Ленин полагал, что таким классом была либеральная буржуазия. Поэтому главный тактический принцип Ленина состоит в гегемонии пролетариата, союзе с крестьянством и изолировании либеральной буржуазии.

  2. Что касается форм борьбы и организации, то Ленин считал, что самым эффективным способом свержения царизма и достижения демократической республики является победоносное вооружённое восстание народа. Чтобы оно стало возможным, Ленин призывал к массовым политическим стачкам и вооружению рабочих. Он также призывал ввести восьмичасовой рабочий день и осуществить другие непосредственные требования рабочих революционным путём, не дожидаясь решения властей и принятия законов. Также он призывал к формированию революционных крестьянских комитетов, которые должны были провести в жизнь такие меры, как захваты земли, революционным путём. Эта тактика игнорирования властей парализовала царскую государственную машину и высвободила инициативу масс. Она привела к созданию революционных стачечных комитетов в городах и революционных крестьянских комитетов в деревне, которые позднее развились в Советы рабочих депутатов и Советы крестьянских депутатов.

  3. Ленин также считал, что нельзя останавливаться на победе буржуазной революции и достижении демократической республики. Он говорил, что долг революционной партии — сделать всё возможное, чтобы буржуазно-демократическая революция переросла в социалистическую революцию. Тем самым он придал конкретную форму идее Маркса о непрерывной революции.

Эти тактические принципы стали основой для деятельности большевиков в следующий период, которая в итоге привела к победе пролетариата в Октябрьской революции 1917 г. и основанию первого рабочего государства.

Первая мировая война: оппортунизм против революционной тактики

Наступление империалистической эры на рубеже столетий сопровождалось войнами империалистических держав за захват колоний. Примером таких войн была русско-японская война, о которой говорилось в предыдущей главе. Это была война между Россией и Японией за контроль над Маньчжурией в Северном Китае и над Кореей. Похожие войны за захват или передел колоний начались в различных частях мира. Поэтому для международного рабочего движения было крайне важно занять правильную революционную позицию по отношению к колониализму и войне. Такую позицию должны были выработать конгрессы Второго Интернационала.

Но к тому времени в партиях Второго Интернационала широко распространился оппортунизм. Верхушка этих партий в империалистических странах стала переходить на точку зрения буржуазии по многим важнейшим политическим вопросам. Это стало очевидным на конгрессе Второго Интернационала в 1907 г., когда впервые были подняты вопросы колониализма и войны.

По вопросу о колониализме руководящий орган Конгресса — его комиссия — принял резолюцию о колониальной политике и предложил её на рассмотрение конгресса. Хотя эта резолюция осуждала буржуазную колониальную политику как таковую, она не отвергала полностью принцип захвата колоний. Против такой откровенно империалистической позиции так называемых марксистов решительно выступили революционеры, представленные на конгрессе, и резолюция была в итоге отвергнута, но только небольшим большинством в 127 голосов против 108.

Руководство Интернационала проявляло похожий оппортунизм и в вопросе об отношении к войне. Резолюцию на эту тему подготовил Бебель, известный лидер, последователь и соратник Маркса и Энгельса. Тем не менее, её текст был расплывчатым, без конкретных указаний на то, какие действия следует предпринимать социалистам в случае войны. Против этого снова твёрдо выступили революционеры — в особенности Роза Люксембург и Ленин. Они предложили поправку, которая давала ясное указание членам Интернационала бороться за предотвращение войны, за её скорейшее окончание, если она уже началась, и за максимальное использование экономического и политического кризиса в случае войны для мобилизации народа на революцию. Эта поправка была развитием революционной пролетарской позиции по отношению к войне, которую ясно изложил ещё Маркс. Так как оппортунисты не могли открыто выступить против такой позиции, резолюция с данной поправкой была одобрена конгрессом. По мере того, как угроза войны росла, конгрессы Интернационала в 1910 и 1912 гг. вновь обсуждали и принимали резолюции об отношении к войне. Было решено, что все представленные в парламентах социалисты должны голосовать против военных кредитов. Также в этих резолюциях сохранялась та поправка, которую предложили в 1907 г. Люксембург и Ленин.

Тем не менее, влияние оппортунизма во Втором Интернационале было настолько сильным, что большинство лидеров, которые голосовали за эти резолюции, вовсе не собирались выполнять их. Это стало понятным, когда действительно началась война в июле-августе 1914 г. Социал-демократическая партия Германии, которая была признанным лидером Второго Интернационала, шла в первых рядах. Профсоюзные бюрократы, вместо того чтобы попытаться поднять рабочих на борьбу против войны и за революцию, немедленно заключили соглашение с предпринимателями об отказе от забастовок. На собрании партийного кокуса (фракции), которое состоялось перед голосованием в парламенте по военным кредитам, подавляющее большинство высказалось в поддержку войны. Только горстка революционеров во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург выступили против. Каутский, который в то время был главным идеологом Второго Интернационала, воздержался при голосовании. Таким образом, 4 августа 1914 г. Социал-демократическая партия Германии отбросила все предыдущие резолюции конгрессов Интернационала и единодушно проголосовала в парламенте за поддержку империалистической войны. С точки зрения революционного пролетариата, в этот день Второй Интернационал прекратил своё существование. Примеру германской партии немедленно последовало большинство социалистов во Франции, Великобритании, Бельгии и в других странах. Второй Интернационал раскололся на отдельные социал-шовинистские партии, воюющие друг с другом.

Большевики были едва ли не единственной партией, которая выполнила на деле антивоенные резолюции. После того, как лидеры Второго Интернационала полностью впали в оппортунизм, Ленину и большевикам выпала задача защитить и воплотить в жизнь правильную марксистскую точку зрения на мировую войну. Ленин вскоре изложил её в своих работах. Центральный комитет РСДРП(б) призвал «превратить войну империалистическую в войну гражданскую» и создать новый Третий Интернационал вместо Второго Интернационала. Ленин приступил к его созданию, стараясь объединить все левые антивоенные силы. Хотя они стали проводить свои конференции начиная с 1915 г., в их среде ещё сохранялся значительный идейный разброд. Ленину пришлось заняться ликвидацией этого разброда и борьбой за правильное, революционное понимание принципов социализма в условиях войны и задач революционных социал-демократов как во всём мире, так и в России. Об этом он написал в различных своих работах, которые распространялись внутри России и за рубежом.

Принципы и задачи, которые сформулировал Ленин, таковы:

Во-первых, социалисты — это не пацифисты, которые выступают вообще против любых войн. Социалисты стремятся к установлению социализма и коммунизма, когда будут ликвидированы все виды эксплуатации и тем самым вообще возможность войны. Тем не менее, в ходе борьбы за установление социалистической системы всегда будут возможны новые войны, которые необходимы и имеют революционное значение.

Во-вторых, по отношению к конкретной войне для социалистов главное — за что эта война ведётся, какие классы принимают участие в ней и направляют её. Ленин напомнил, что в период буржуазно-демократических революций Маркс и его сторонники поддерживали войны, которые вела буржуазия против феодализма и реакционных королей. Так как эти войны велись за уничтожение феодализма и установление или укрепление капитализма, они были прогрессивными или справедливыми войнами. Применяя похожие критерии, Ленин указывает, что в эпоху империализма и пролетарских революций социалисты будут поддерживать все такие войны, которые служат делу мировой социалистической революции. Исходя из такой точки зрения, Ленин приводит примеры войн, которые можно было бы назвать справедливыми или прогрессивными войнами: 1) национальные войны, которые ведут колониальные или полуколониальные страны против своих империалистических угнетателей; 2) гражданские войны, которые ведут пролетариат и другие угнетённые классы против своих феодальных или капиталистических правящих классов; 3) социалистические войны в защиту социалистического отечества.

В-третьих, подчеркнул Ленин, с такой точки зрения в первой мировой войне не было ничего справедливого или прогрессивного. Он сравнил империалистическую войну с войной между рабовладельцем, у которого 100 рабов, и рабовладельцем, у которого 200 рабов, за более «справедливое» их перераспределение. Такая война не может быть прогрессивной, оборонительной или справедливой. Это была несправедливая, реакционная война. По отношению к ней единственно правильным был призыв превратить империалистическую войну в войну гражданскую. Поэтому такую войну можно было использовать только в целях совершения революции. А для революции, как указал Ленин, было бы выгодным поражение собственной страны в войне. Поражение ослабило бы правящий класс и ускорило победу революции. Поэтому каждый революционный социалист должен работать на поражение своего правительства в войне.

Наконец, Ленин указал, что социалисты обязаны участвовать в движении сторонников мира. Одновременно с этим участием, они должны указывать, что настоящего и прочного мира быть не может без революционного движения. В действительности, тот, кто хочет справедливого и демократического мира, должен быть за гражданскую войну против правительств и буржуазии.

Хотя эти принципы и тактика были известны всем партиям Второго Интернационала, на практике их применили только большевики. Именно такое отношение к войне помогло им использовать созданный ею революционный кризис и через три года добиться победы Великой Октябрьской социалистической революции 1917 г.

Ленинский анализ империализма, высшей стадии капитализма

Марксов анализ законов движения капитализма относится к стадии свободной конкуренции, когда на рынке соревновалось большое количество производителей. Маркс проследил до определённой степени процесс централизации капитала, но он не дожил до начала новой стадии капитализма — империализма. Она наступила в начале ⅩⅩ века и изучение её выпало Ленину. В 1897—1898 гг. Ленин сделал некоторый первоначальный анализ развития капиталистического мирового рынка, но не рассмотрел в полной мере проблему империализма. С началом Первой мировой войны, порождённой империализмом, было необходимо как следует изучить его, чтобы понять экономический базис войны и её политические последствия для пролетариата.

Эта задача становилась всё более неотложной, так как в 1915 г. оппортунист и ревизионист, лидер Второго Интернационала Карл Каутский написал книгу про империализм, в которой утверждал, что мировая экономическая система движется к «ультраимпериализму», при котором будет стабильность и не будет угрозы войны. В защиту своих доводов он выдвигал аргумент, похожий на тот, которым сегодня пользуются некоторые люди, изучающие глобализацию: Каутский утверждал, что с усилением интернациональных картелей и распространением их капитала по всем странам они будут выступать против войны и поэтому никакой мировой войны не будет. Эта теория, выдвинутая в ходе Первой мировой войны, давала искажённое представление об империализме. Так как её автором был Каутский, который тогда считался главным теоретиком марксизма, было абсолютно необходимо опровергнуть её и дать правильное объяснение империализма. Было необходимо устранить замешательство, созданное сторонниками Второго Интернационала, и дать международному рабочему движению правильный анализ империализма и правильную тактику действий. С этой целью Ленин в 1916 г. тщательно изучил данный вопрос и написал свою знаменитую книгу «Империализм, как высшая стадия капитализма». Кроме неё, он также опубликовал много статей, в которых связал базовый экономический анализ с тактикой пролетариата.

В первую очередь Ленин хотел устранить путаницу, созданную Каутским и другими оппортунистами по поводу того, что такое империализм. По Ленину, империализм — это особая историческая стадия капитализма. У неё есть три главные отличительные черты: империализм это (1) монополистический капитализм; (2) паразитический или загнивающий капитализм; (3) умирающий капитализм или капитализм на его смертном одре. Замена свободной конкуренции монополией есть основная экономическая особенность, сущность империализма.

Монополистический капитализм проявляется в пяти главных формах.

  • Картели, синдикаты и тресты — концентрация производства достигла такой степени, что ведёт к созданию монопольных объединений капиталистов, объединяющихся для уничтожения конкурентов. Они устанавливают цены, распределяют производство между собой и заключают другие сделки и соглашения, чтобы не позволить конкурентам появиться на рынке и добиться успеха. Они играют ведущую роль в экономике.

  • Монопольные позиции крупных банков и появление финансового капитала благодаря слиянию монопольного промышленного капитала и банковского капитала — во времена Ленина финансовый капитал уже развился до такой степени, что три, четыре или пять гигантских банков управляли всей экономической жизнью в ведущих промышленно развитых странах.

  • Экспорт капитала приобретает особое значение — это не то же самое, что экспорт товаров при капитализме свободной конкуренции, это особенность монополистического капитализма, тесно связанная с экономическим и политическим разделом мира.

  • Экономический раздел мира международными картелями — во времена Ленина было уже более ста таких международных картелей, которые господствовали на мировом рынке и «по-дружески» разделили его между собой. Конечно эта «дружба» была только временной и продолжалась до того, как началась война за передел рынков.

  • Территориальный (политический) раздел мира (колоний) между крупнейшими капиталистическими державами — процесс колонизации всех отсталых стран мира был в основном завершён к началу эпохи империализма. Чтобы приобрести новые колонии, требовался передел мира, требовалась война.

Исходя из этих особенностей империализма, Ленин даёт ему такое определение:

«Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами».

Тот факт, что империализм есть паразитический или загнивающий капитализм, в первую очередь проявляется в его тенденции к упадку, который характерен для всякой монополии при системе частной собственности на средства производства. По сравнению с быстрым ростом при свободной конкуренции, при монополии производство в целом имеет тенденцию к упадку. Технологический прогресс не поощряется и новые изобретения и патенты намеренно игнорируются. Во-вторых, упадок капитализма проявляется в создании огромного слоя рантье, капиталистов, которые живут не работая, исключительно за счёт процентов или дивидендов, которые они получают от своих инвестиций. В-третьих, экспорт капитала — это проявление паразитизма, доведённого до крайности, так как он означает открытую эксплуатацию дешёвой рабочей силы в отсталых странах. В-четвёртых, финансовый капитал стремится к доминированию, а не к свободе. Политическая реакция является неизменной характеристикой империализма. Коррупция, подкуп в широком масштабе и все разновидности мошенничества становятся обычным делом. В-пятых, эксплуатация угнетённых народов и в особенности колоний кучкой «великих» держав во всё большей степени ведёт к превращению империалистического мира в паразита на теле сотен миллионов жителей отсталых стран. Эта эксплуатация доходит до такой степени, что привилегированная верхушка пролетариата в империалистических странах также существует отчасти за счёт жителей колоний.

Империализм — это умирающий капитализм, потому что это капитализм, переходящий в социализм. Монополия, которая вырастает из капитализма, есть умирающий капитализм, начало его перехода в социализм. Колоссальное обобществление труда империализмом ведёт к тому же результату. Основное противоречие капитализма между общественным характером производства и частным характером присвоения только усиливается при империализме. Поэтому Ленин говорит, что «империализм есть канун социальной революции пролетариата».

Великая Октябрьская социалистическая революция

Как уже упоминалось в главе 14, после поражения революции 1905 г. наступил период максимальных репрессий и реакции под руководством царского премьер-министра Столыпина. Рабочий класс был главной целью атаки. Заработная плата была урезана на 10—15 %, а рабочий день увеличен с 10 до 12 часов. Рабочих активистов заносили в чёрные списки и не брали на работу. Была восстановлена система штрафов. Любые попытки организации наталкивались на яростные атаки полиции и бандитов, нанятых царскими агентами. В такой ситуации многие интеллектуалы и мелкобуржуазные элементы стали отступать, а некоторые даже переметнулись в лагерь врага.

В этой новой ситуации большевики перешли от наступательной тактики (типа всеобщей забастовки и вооружённого восстания во время революции 1905 г.) к оборонительной. Оборонительная тактика означала тактику собирания сил, направление кадров в подполье и организацию работы партии из подполья, тактику сочетания нелегальной работы с работой в легальных организациях рабочего класса. На смену открытой революционной борьбе против царизма пришли непрямые методы борьбы.

Оставшиеся легальные организации служили в качестве прикрытия для подпольных структур партии и для поддержания связи с массами. Чтобы сохранить связи с массами, большевики использовали профсоюзы и другие существующие легально народные организации, такие как больничные кассы, рабочие кооперативы, клубы, образовательные общества и даже парламент. Большевики использовали трибуну Государственной думы для разоблачения царского правительства и либеральных партий и для завоевания крестьян на сторону пролетариата. Сохранение нелегальной партийной организации позволило партии проводить правильную линию и накапливать силы перед новым подъёмом революции.

Большевикам пришлось вести борьбу за воплощение этой тактики против двух уклонов — ликвидаторов и отзовистов. Ликвидаторы (это были меньшевики) хотели распустить нелегальную партийную организацию и создать легальную «рабочую» партию с согласия правительства. Отзовисты, среди которых были большевики, хотели отозвать всех депутатов-большевиков из Думы, а также представителей из профсоюзов и других легальных организаций. Они хотели оставить только нелегальную организацию. Если бы партия выбрала одну из этих двух тактик, то она в результате не смогла бы накопить силы перед новым подъёмом революции. Отвергнув оба уклона, большевики использовали правильную тактику сочетания как легальных, так и нелегальных методов и смогли добиться сильного присутствия во многих организациях рабочих, а также завоевать на свою сторону часть меньшевистских рабочих организаций. Это усилило партию и подготовило её к новому подъёму революционного движения, который начался в 1912 году.

Большевики провели свою партийную конференцию в январе 1912 г. и создали отдельную от меньшевиков партию — Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков), РСДРП(б). На конференции был отмечен подъём революционного движения, который начался в 1911 г. с увеличением числа бастующих рабочих. На конференции и на последующих пленумах Центрального комитета была принята новая тактика, соответствующая новой ситуации. Она состояла в расширении и углублении борьбы рабочих.

Важным аспектом тактики большевиков в этот период было основание ежедневной газеты, «Правды», которая помогла укрепить большевистские организации и распространить их влияние в массах. Раньше у большевиков была еженедельная газета, предназначенная для развитых рабочих. «Правда», напротив, была ежедневной массовой политической газетой, которая стремилась включить в свою аудиторию самые широкие слои рабочих. Со дня своего основания 5 мая 1912 г. она просуществовала два с половиной года. Всё это время правительственные цензоры создавали газете множество проблем и налагали на неё огромные штрафы. Её закрывали восемь раз, но она начинала выходить вновь под слегка изменённым названием. В среднем «Правда» издавалась тиражом в 40 тыс. экземпляров. Газету поддерживало большое количество развитых рабочих — 5 600 групп рабочих собирали деньги для большевистской прессы. При помощи «Правды» влияние большевиков распространилось не только среди рабочих, но также и среди крестьян. Таким образом, в период подъёма революционного движения (1912—1914) было заложено прочное основание для массовой большевистской партии. Как отметил Сталин, «„Правда“ 1912 года — это закладка фундамента для победы большевизма в 1917 году».

С началом войны в 1914 г. революционная ситуация ещё более назрела. Большевики вели масштабную пропаганду среди рабочих против войны и за свержение царизма. Партийные организации и ячейки были созданы в армии и на флоте, на фронте и в тылу, распространялись листовки с призывом бороться против войны. На фронте в 1915—1916 годах после активной агитации партии за дружбу и братство между солдатами воюющих стран участились случаи отказов армейских подразделений идти в наступление. Буржуазия и помещики зарабатывали целые состояния на войне, тогда как рабочие и крестьяне страдали всё больше и больше. Миллионы умерли от ран или от эпидемий, вызванных военными условиями. В январе-феврале 1917 г. ситуация стала особенно острой. Ненависть и раздражение против царского правительства были широко распространены.

Даже русская империалистическая буржуазия осторожно относилась к царю, советники которого работали над заключением сепаратного мира с Германией. При поддержке британского и французского правительств они собирались устроить дворцовый переворот и сместить царя. Но народ опередил их.

В январе 1917 г. в Москве, Петрограде, Баку и других промышленных центрах началось массовое революционное забастовочное движение. Большевики организовали огромные уличные демонстрации в поддержку всеобщей забастовки. Забастовочное движение набирало силу и 8 марта, в Международный женский день, большевики призвали работниц Петрограда выйти на демонстрацию против голода, войны и царизма. Рабочие поддержали их забастовками и 11 марта забастовки и демонстрации перешли в вооружённое восстание. Бюро Центрального комитета призвало к продолжению восстания, свержению царизма и установлению временного революционного правительства. 12 марта 60 тысяч солдат перешли на сторону революции, приняли участие в стычках с полицией и помогли рабочим свергнуть царя. Повсюду рабочие и солдаты смещали царских чиновников. Февральская буржуазно-демократическая революция победила (она называется Февральской революцией, потому что русский (юлианский) календарь в то время отставал на 13 дней от григорианского и по нему революция победила 27 февраля).

Как только царизм был свергнут, по инициативе большевиков стали создаваться Советы рабочих и солдатских депутатов. Однако, пока большевики руководили борьбой масс на улицах, сторонники компромисса, меньшевики и эсеры (мелкобуржуазная партия, которая продолжала традиции народников) заняли места в Советах и получили там большинство. Они возглавили Советы в Петрограде, Москве и в ряде других городов. Одновременно либеральные буржуазные депутаты Думы вступили в закулисную сделку с меньшевиками и эсерами и сформировали Временное правительство. В результате появились две диктатуры: диктатура буржуазии, представленная Временным правительством, и диктатура пролетариата и крестьянства, представленная Советами рабочих и солдатских депутатов. Ленин назвал это двоевластием.

Сразу после буржуазной революции Ленин, тогда ещё находившийся в Швейцарии, написал «Письма из далека», в которых он анализировал это двоевластие. Он показал, что Советы были эмбрионом рабочего правительства, и они должны завоевать победу на втором этапе революции — в социалистической революции. Их союзниками будут широкие полупролетарские массы и бедные крестьяне, а также пролетариат всех стран мира.

16 апреля 1917 г. Ленин вернулся в Петроград из длившегося много лет изгнания и прямо на следующий день выступил со своими знаменитыми «Апрельскими тезисами» на собрании большевиков. Он призвал не поддерживать Временное правительство и работать над завоеванием большинства в Советах и над передачей власти Советам. Ленин представил программу, в которой главными пунктами были заключение мира и предоставление земли крестьянам. Наконец, он предложил провести новый съезд партии и изменить её название с «социал-демократической» на «коммунистическую», а также создать новый Интернационал — Третий Интернационал. Меньшевики немедленно раскритиковали ленинские тезисы и заявили, что «революция в опасности». Тем не менее, через три недели всероссийская конференция большевистской партии (седьмая по счету и первая, проведённая легально) одобрила доклад Ленина, основанный на его тезисах. Конференция выдвинула лозунг «Вся власть Советам!». Также она одобрила очень важную резолюцию, предложенную Сталиным, в которой провозглашалось право наций на самоопределение вплоть до отделения.

В последующие месяцы большевики активно работали, исходя из выбранной на конференции линии, убеждая массы рабочих, солдат и крестьян в правоте своей позиции. Шестой съезд партии был проведён в августе 1917 г. после десятилетнего перерыва. Из-за угрозы нападения со стороны Временного правительства съезд пришлось провести нелегально в Петрограде, без Ленина. Сталин выступил с главным политическим докладом, который призывал к подготовке вооружённого восстания. Съезд одобрил новый устав партии, согласно которому все партийные организации должны были быть построены на принципах демократического централизма. Также на съезде в партию была принята группа, возглавляемая Троцким.

Вскоре после съезда верховный главнокомандующий русской армией генерал Корнилов устроил мятеж, чтобы уничтожить большевиков и Советы. Но большевики убедили солдат многих подразделений не подчиняться приказам и мятеж провалился. После его неудачи массы поняли, что только большевики и Советы могут обеспечить мир, землю и хлеб, которые были главными требованиями масс. Началась быстрая большевизация Советов, революция пошла на подъём и партия начала готовиться к вооружённому восстанию.

В это время Ленин по соображениям безопасности был вынужден оставаться в Финляндии, вдали от арены основных битв. Там он закончил свою книгу, «Государство и революция», в которой защищал и развивал учение Маркса и Энгельса по вопросу о государстве. Хотя Ленин в основном сосредоточился на разоблачении искажений в этом вопросе, сделанных оппортунистами вроде Каутского, эта его работа имеет колоссальное теоретическое и практическое значение для всего мира. Потому что, как Ленин понял уже в то время, русская Февральская буржуазная революция была звеном в цепи социалистических пролетарских революций, вызванных Первой мировой войной. Вопрос об отношении пролетарской революции к государству перестал быть просто теоретическим вопросом. В революционной ситуации, созданной войной, он приобрёл непосредственное практическое значение и международному пролетарскому движению и массам нужно было дать правильное его объяснение.

Когда революция пошла на подъём, 20 октября 1917 г. Ленин снова вернулся в Петроград. Через три дня после его приезда на историческом заседании Центрального комитета было решено в ближайшие дни начать вооружённое восстание. Представители партии были немедленно посланы во все уголки страны и особенно в армейские подразделения. Узнав о плане восстания, Временное правительство начало наступление на большевиков 6 ноября 1917 г., перед открытием Второго Всероссийского съезда Советов. Красная Гвардия и революционные солдаты нанесли ответный удар 7 ноября 1917 г. и государственная власть перешла в руки Советов.

На следующий день съезд Советов принял Декрет о мире и Декрет о земле. Он сформировал первое советское правительство — Совет народных комиссаров — во главе с Лениным. Великая Октябрьская социалистическая революция установила диктатуру пролетариата.

Тем не менее, укрепить рабочую власть удалось только после долгой борьбы. Сначала нужно было закончить войну с Германией. Это было наконец сделано с заключением Брест-Литовского мирного договора в феврале 1918 г. Но он не принес настоящего мира. Как только закончилась Первая мировая война, победившие империалистические державы, Великобритания, Франция, Япония и США устроили прямую и косвенную интервенцию и стали помогать старым правящим классам России в гражданской войне против советского государства. Гражданская война продолжалась до конца 1920 года. Советское государство победило, но к концу войны экономика была полностью развалена.

Образование Третьего Интернационала

Конец Первой мировой войны был периодом революционного подъёма во всём мире. Успех Октябрьской революции оказал влияние на многие страны, даже те, где марксизм не имел практически никакого влияния. Европа, главное поле битв недавней войны, находилась в глубочайшем революционном кризисе. Война привела к свержению четырёх императоров и распаду четырёх великих империй: российской, германской, австро-венгерской (Габсбургов) и турецкой (Османской). Государственные структуры пребывали в ужасном состоянии, массы были настроены на восстания. Массовые протесты начались ещё до завершения войны. В январе 1918 года волна массовых политических забастовок и антивоенных демонстраций прокатилась по всей Центральной Европе. За этим последовали восстания в армиях разных стран. Национальный подъём привёл к образованию множества новых государств после распада старых империй.

В Германии и Венгрии кризис привёл к революции. В ноябре 1918 года немецкие моряки подняли мятеж, и волна восстаний распространилась по всей Германии, приведя к свержению императора и установлению республики под руководством социал-демократической партии. В Берлине и других городах были немедленно созданы Советы. Они были, однако, разгромлены в январе 1919 года после двух недель уличных боев против реакционных военных сил, реорганизованных правительством социал-демократов. Позже, в апреле 1919 года в Баварии была провозглашена Советская республика. Но и она была подавлена.

В Венгрии коммунисты, возглавив коалицию с социал-демократами, в марте 1919 года взяли под свой контроль правительство. Они, однако, были свергнуты спустя пять месяцев из-за военного давления правительств Антанты. Борьба рабочих продолжалась ещё по меньшей мере четыре года, но обе эти революции в конце концов закончились поражением.

Тем не менее, растущая революционная волна и победа революции в России привели во многих странах к образованию коммунистических партий. Возникла реальная основа для союза коммунистических партий, для формирования Третьего, Коммунистического Интернационала. Как упоминалось ранее, Ленин и большевики призвали к формированию Третьего Интернационала ещё в 1914 году. Теперь же они взяли на себя инициативу его фактической организации.

В январе 1919 года Ленин обратился с открытым письмом к рабочим Европы и Америки, призывая их учредить Третий Интернационал. Вскоре были разосланы приглашения на международный съезд. В марте 1919 г. в Москве Первый конгресс коммунистических партий разных стран основал Коммунистический Интернационал. Решением конгресса был учреждён Исполнительный комитет Третьего, Коммунистического Интернационала.

Буквально за месяц после первого съезда Ленин объяснял историческую значимость Третьего Интернационала следующим образом: «Первый Интернационал заложил фундамент пролетарской, международной борьбы за социализм. Второй Интернационал был эпохой подготовки почвы для широкого, массового рас­пространения движения в ряде стран. Третий Интернационал воспринял плоды работ Ⅱ Интернационала, отсёк его оппор­тунистическую, социал-шовинистскую, буржуазную и мелкобуржуазную, скверну и начал осуществлять диктатуру пролетариата». Таким образом, он отметил, что наиболее значимой особенностью Третьего Интернационала было то, что он в то время представлял пролетариат, которому удалось захватить государственную власть и приступить к строительству социализма.

После интенсивной подготовительной работы, в июле 1920 года состоялся Второй конгресс Коммунистического Интернационала, собравший представителей 41-й страны и имевший большой успех. Ленин внёс большой вклад в марксистскую теорию в связи с этим конгрессом. Он подготовил для него и распространил среди делегатов Конгресса то, что видел в качестве учебника по стратегии и тактике коммунистической партии,— работу «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме», в которой он сосредоточился на исправлении «левых» ошибок, распространённых в то время во многих партиях, присоединившихся к Интернационалу. На конгрессе были приняты его Тезисы по национальному и колониальному вопросам. Это был эпохальный документ, заложивший марксистско-ленинские теоретические основы понимания и осуществления национально-освободительной борьбы, в то время набирающей обороты во всех колониях и полуколониях. Кроме того, Ленин изложил основные задачи Коммунистического Интернационала и Тезисы по аграрному вопросу, принятые на этом съезде. Конгресс также принял тезисы о роли коммунистической партии в пролетарской революции, о профсоюзном движении, о коммунистических партиях и парламентаризме, а также устав и условия приёма в Коммунистический Интернационала. В уставе Коминтерна (Коммунистического Интернационала) было подчёркнуто, что он «раз навсегда порывает с традицией Ⅱ Интернационала, для которого на деле существовали только люди белой кожи».

Помимо теоретических разработок, Интернационал с помощью своего исполнительного комитета стал играть заметную роль в руководстве партиями и движениями в различных странах. В частности, он пытался сделать всё возможное в условиях послевоенной революционной ситуации в капиталистических странах, продолжавшейся до 1923 года. Во многом благодаря предательству социал-демократических наследников Второго Интернационала, а также идеологическим и организационным недостаткам компартий, революция не получила успеха ни в какой другой капиталистической стране.

Коминтерн, однако, сыграл важную роль в становлении, развитии и руководстве новыми коммунистическими партиями в колониях и полуколониях. В течение 1920-х, наблюдая развитие национально-освободительные движения в этих странах, Коминтерн старался направлять и обучать коммунистические партии, воспитывая руководство для этих движений. Впервые марксизм строил свою базу среди представителей отсталых стран.

Национальный и колониальный вопрос

Самые ранние национальные движения возникли в Западной Европе. Они находились в основном под руководством боровшейся против феодализма буржуазии, основной их целью было объединение в одну нацию и государство обширной территории, находившейся под властью множества феодальных правителей. Буржуазии было необходимо получить единый большой рынок и избавиться от притеснений и господства разных феодалов. Буржуазная революция против феодализма и национальное движение, стремившееся к созданию единого национального государства, часто шли рука об руку. Национальное движение изначально не представляло собой борьбы за независимость, за освобождение от гнёта со стороны другой нации. Во всей Западной Европе лишь в Ирландии имело место национальное движение за независимость от Британии.

Маркс и Энгельс застали тот период, когда последующая национально-освободительная борьба ещё только готовилась расцвести во всех красках. Поэтому они не уделили большого внимания разработке марксистской теории национального вопроса. Маркс, однако, сформулировал основную точку зрения по ирландскому вопросу, призвав английский пролетариат выступить против национального гнёта и поддержать национально-освободительную борьбу ирландского народа.

Следующий этап национальных движений начался в Восточной Европе, в связи с распространением капитализма и ослаблением Австро-Венгерской и Российской империй. Национальные движения и организации росли по всей Восточной Европе, включая Россию. Международному пролетарскому движению и РСДРП нужно было выработать правильное понимание и отношение к этому вопросу. Именно в тот период, в 1913 году Сталин сделал первую попытку систематизированного марксистского подхода к национальному вопросу. Сам Сталин был грузином, представителем угнетённой национальности в России, где стремительно развивалось национальное движение. В Грузии поэтому было вдвойне необходимо представить правильное марксистское понимание и занять правильную политическую позицию. Именно это и попытался сделать Сталин в своей новаторской работе «Марксизм и национальный вопрос».

В этой работе Сталин начал с определения понятия нации. Согласно ему, нация — это «исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Сталин отверг представление о нации на основе просто религии или культуры, как у евреев. Он настаивал, что общность людей для того, чтобы называться нацией, должна иметь все вышеуказанные признаки. Сталин высказался за то, чтобы все такие нации имели право на самоопределение. Но право на самоопределение нельзя сводить к автономии или образованию федерации, как предлагали некоторые другие партии того времени. Право на самоопределение должно включать в себя право сецессии, то есть право на отделение и образование своего независимого государства. Сталин, однако, указал, что на осуществление права нации на самоопределение влияет конкретная историческая обстановка. От революционеров зависит каким образом будет осуществлено решение нации касательно её права на самоопределения. Революционная партия должна определить, что лучше в данном конкретном случае соответствует интересам трудящихся масс и пролетариата: автономия, федерация, отделение или что-либо ещё.

Хотя работа Сталина проясняла многие вопросы, она была неполна, так как не связала национальный вопрос с империализмом и вопросом о колониях. Это было сделано лишь после анализа империализма, проделанного Лениным в 1916 году. На основе анализа империализма Ленин связал вопрос самоопределения наций с национально-освободительной борьбой в колониальных странах. Таким образом, эта борьба затрагивала подавляющее большинство народов мира. Это не было лишь внутригосударственной проблемой нескольких стран, имевших угнетённые национальности в пределах своих границ. Национальный вопрос стал мировой проблемой, вопросом об освобождении угнетённых народов всех зависимых стран и колоний от гнёта империализма.

В 1916 году увидели свет тезисы Ленина «Социалистическая революция и право наций на самоопределение», где он включил в свой анализ все существовавшие в то время страны мира. Он разделил мировые государства на три основных типа.

Во-первых, передовые капиталистические страны Западной Европы и Соединённые Штаты. Это — угнетающие нации, которые угнетают другие народы в колониях и в своей стране. Задача пролетариата этих господствующих наций — выступить против национального гнёта и поддерживать национально-освободительную борьбу народов, угнетаемых их империалистическим правящим классом.

Во-вторых, Восток Европы и в особенности Россия. Задачей пролетариата в этих странах является защита права наций на самоопределение. В связи с этим, самой трудной, но наиболее важной задачей является слияние классовой борьбы рабочих угнетающих и рабочих угнетённых наций.

В-третьих, полуколониальные страны, каковы Китай, Персия, Турция, и все колонии, вместе до 1000 миллионов населения. В отношении этих колониальных стран, социалисты, считал Ленин, должны не только требовать безусловного, без выкупа, и немедленного освобождения колоний, но также должны самым решительным образом поддерживать наиболее революционные элементы буржуазно-демократических национально-освободительных движений в этих странах и помогать их восстанию,— а при случае и их революционной войне — против угнетающих их империалистских держав.

Впервые в рамках международного социалистического движения по национальному и колониальному вопросах были сформулированы такие чёткие позиции. Не обошлось, естественно, без дискуссий и некоторого недопонимания. Одним из аргументов было, что поддержка самоопределения и национального освобождения идёт вразрез с пролетарским интернационализмом. Утверждалось, что социализм направлен на слияние всех наций. Ленин согласился, что целью социализма является упразднение разделения человечества на мелкие государства, сближение и даже слияние наций. Но он полагал, что добиться этого невозможно путём принудительного слияния наций. Слияние наций может быть достигнуто только через переходный период полного освобождения всех угнетённых наций, то есть через период их права на свободное отделение. Представляя программу партии в 1917 году, Ленин говорил: «Мы хотим свободного соединения и потому мы обязаны признать свободу отделения (без свободы отделения соединение не может быть названо свободным)». Это был демократический подход пролетариата к национальному вопросу, противостоящий буржуазной политике национального гнёта и аннексий.

Ранняя жизнь Сталина и его революционная деятельность до революции 1917 года

В первые годы после Октябрьской революции Ленин непосредственно руководил всеми делами государства и партии. В августе 1918 года эсерка совершила на его жизнь покушение, оставившее в теле две пули. Ленин был ослаблен этим, но продолжал следовать своему жёсткому графику работы, оставлявшему только три-четыре часа на сон. Переутомление вскоре начало оказывать серьёзное влияние на его здоровье, в частности, на его мозг. С конца 1921-го он начал испытывать сильные головные боли и приступы головокружения, что повлияло на его работу. В мае 1922-го его поразил паралитический удар, затронувший правую руку и ногу, а также лишивший его дара речи. С этого времени и до самой смерти, несмотря на многочисленные усилия Ленина восстановиться и вернуться к работе, он не мог играть какой-либо активной роли. Незадолго до инсульта Ленина, в апреле 1922 года, ЦК избрал Сталина генеральным секретарём. Сталин взял на себя руководство партией во время болезни Ленина и продолжил ею руководить после его смерти 21 января 1924 г.

«Сталин» — наиболее известный из многих партийных псевдонимов Иосифа Виссарионовича Джугашвили, родившегося 21 декабря 1879 года в Гори, небольшом городке в Грузии, населённой угнетённой в то время в Российской империи национальностью (сегодня Грузия независима). Его родители были бедными и неграмотными потомками крепостных. Отец через несколько лет после своего освобождения из крепостного рабства, в 1875 году, покинул свою деревню близ Тифлиса — в то время столицы Кавказа (отсталого региона Российской империи, до́ма грузин и нескольких других угнетённых национальностей). Он открыл небольшую сапожную мастерскую в Гори, можно сказать, уездном городе, но не мог много заработать, поэтому, оставив жену и ребенка в Гори, устроился работать на обувную фабрику в Тифлисе, где и умер в 1890 году.

Отец Сталина не уделял много внимания дому и вся тяжесть воспитания и заботы о Иосифе легла на его мать, Екатерину. Все домашние расходы она оплачивала за счёт изнурительной работы прачкой. Она сделала всё возможное, чтобы дать своему единственному выжившему сыну надлежащее образование. Несмотря на бедность, она не отправила сына работать, что было в то время в порядке вещей. Когда сыну исполнилось девять, она устроила его на учёбу в местную церковную школу. Она сама приложило немало усилий, научившись читать и писать в старости. Екатерина была замечательным примером твёрдости и решимости трудящихся масс.

Сталин сам лично узнал, что такое бедность, с самых ранних дней своего детства. Его дом состоял из двух чрезвычайно малых комнат, выполнявших функции магазина, мастерской и жилища. Хотя Сталин был сильным и выносливым, он перенёс оспу в возрасте шести или семи лет, что вызвало заражение крови и оставило на его лице оспины на всю жизнь.

За пять лет обучения в школе Гори Сталин не раз отличился умом и исключительной памятью. Именно здесь Сталин впервые познакомился с рационалистическими идеями и выступил против религии. Он начал писать стихи, находясь под влиянием грузинской литературы и поэзии, имевших сильные патриотические тенденции. Именно в эти годы Сталина стало полнить сильнейшее желание бороться против социальной несправедливости и угнетения своего народа.

Из-за бедности высшее образование Сталину было недоступно. Однако он получил рекомендацию директора школы и местного священника как «лучшего студента» на соискание стипендии. Это позволило ему с октября 1894 года продолжить учёбу в престижном вузе на Кавказе, тифлисской духовной семинарии. Пять лет в семинарии стали для Сталина решающими годами становления его как марксиста.

Грузия времён юного Сталина находилась в постоянном волнении. Одним из источников беспокойства было мятежное настроение крестьянства, не получившего полной отмены крепостного права даже после его отмены в России. Другим источником был постоянный приток революционных идей из России; в немалой степени потому, что царское правительство на протяжении долгих лет ссылало бунтовщиков и буржуазных революционеров на Кавказ. В дальнейшим их ряды пополнили и такие революционеры-марксисты как будущий председатель президиума Верховного Совета Калинин и Аллилуев, большевистский организатор и будущий тесть Сталина.
Тифлисская семинария была одним из таких центров брожения, рождения местной интеллигенции и антимонархической оппозиции. В 1893 году, всего за год до того как Сталин поступил в семинарию, произошла забастовка, что привела к увольнению 87-ми студентов. Лидеры забастовки позже стали видными марксистами и революционерами. Один из её руководителей, Кецховели, на три года старше Сталина, также учился в школе в Гори. Вскоре он стал первым политическим наставником Сталина.

В первый год обучения Сталин сам погрузился в чтение различной радикальной литературы. Ему приходилось это делать втайне, потому что большинство книг нерелигиозного и политического характера было строжайше запрещено в семинарии. Его поэзия, радикальная и политическая по своему характеру, была впервые опубликована под псевдонимом в известном грузинском журнале. Тогда же, в возрасте пятнадцати лет, Сталин вступил в контакт с подпольным марксистским кружком. Вскоре Сталин попал в поле зрения руководителей семинарии и даже был отправлен в карцер за чтение запрещённой литературы. Примерно в это же время он вступил в подпольную дискуссионную группу в самой семинарии. Это ещё более увеличило его активность, что всё чаще вызывало конфликты с руководителями семинарии.

В возрасте восемнадцати лет, в августе 1898 года, он вступил в «Месами-даси» («Третья группа»), первую группу социалистов в Грузии, чьи лидеры позже стали видными меньшевиками. Позже Сталин говорил: «Я стал марксистом из-за своего социального положения (мой отец был рабочим на обувной фабрике, мать также была работающей женщиной), но также и… из-за издевательского режима и иезуитской дисциплины, подавлявших меня так беспощадно в семинарии… Атмосфера, в которой я жил, была наполнена ненавистью к царским угнетателям». Вне семинарии, в Тифлисе, рабочие проявляли бурную активность, начинались первые стачки на Кавказе. Как только Сталин присоединился к «Месами-даси», ему было поручено организовать работу нескольких кружков для рабочих. Для этого он проводил тайные встречи в рабочих районах, используя то немногое свободное время, что давала ему семинария. Между тем, начальство семинарии стало искать повода разделаться со Сталиным. В конце концов, он был исключён из семинарии в мае 1899 года на основании пропуска экзаменов.

Исключение из семинарии, однако, не внесло больших изменений в революционную деятельность Сталина. Недолго побыв с матерью в Гори, он вернулся в Тифлис, занимаясь организацией и просвещением, находясь среди рабочих. В декабре 1899 года он находит работу клерка в тифлисской геофизической обсерватории. Эта работа, хотя и плохо оплачивалась, занимала немного времени и обеспечивала идеальное прикрытие для отвода глаз царской охранки.

Под этим прикрытием Сталин продолжает расширять свою деятельность. В следующем, 1900 году, он организовал и выступил на первом праздновании Первомая на Кавказе. Из-за царских репрессий 500-тысячный митинг был проведён не в городе, но в горах выше Тифлиса 12. Митинг стал вдохновляющим событием, вызвавшим в течение следующих месяцев стачки на заводах и железных дорогах. Сталин был одним из их основных организаторов. В следующем году было принято решение провести первомайскую демонстрацию открыто в центре Тифлиса, но эти планы были сорваны арестами руководителей в марте 1901 года. В комнате Сталина был произведён обыск, ему самому удалось бежать. С этого дня и до победы революции в 1917 году Сталин вёл жизнь профессионального революционера-подпольщика. Его первой задачей стало взять на себя организацию первомайского мероприятия несмотря на потерю основных руководителей. С этой задачей он блестяще справился: вопреки арестам и жестоким нападениям полиции, историческая демонстрация, собравшая две тысячи участников, всё же была проведена.

Первые годы Сталина в социалистической организации были временем интенсивных дебатов на тему экономизма и других вопросов. В грузинской организации Сталин всегда выступал против оппортунистов и примыкал к левому крылу. Когда родилась «Искра», группа Сталина была первой, кто стал её энергичным сторонником и распространителем в Тифлисе. В сентябре 1901 года начинается издание подпольной газеты на грузинском языке под названием «Брдзола» («Борьба»). Сталин, один из её главных авторов, в многочисленных статьях поддерживает линию «Искры». Особое значение имела подробная статья «Российская социал-демократическая партия и её ближайшие задачи», вышедшая в декабре 1901 года.

В ноябре 1901 года Сталин был избран в социал-демократический комитет Тифлиса, который служил эффективным руководящим органом для всего Кавказа. Его отправляют в Батуми, небольшой городок с населением в 25 тысяч, новообразованный центр нефтяной промышленности, связанный нефтепроводом с более крупным и старым Баку. Под прикрытием празднования Нового года Сталин создаёт городской комитет партии. В одноместной комнате, где он остановился, хранится революционная пресса. Было выпущено много листовок, что приводило к волнениям среди рабочих; в ходе одного из таких выступлений полиция применила оружие, убив пятнадцать рабочих. Все эти мероприятия проводились, несмотря на противодействие со стороны местных социалистов, позже ставших меньшевиками. Проведя в Батуми всего четыре с половиной месяца, Сталин был арестован в апреле 1902 года на секретном совещании Батумского комитета, но подпольную прессу не обнаружили. В свой батумский период он получает один из своих многочисленных партийных псевдонимов, под которым он становится известен на протяжении многих лет своей работе на Кавказе. Псевдоним «Коба» в переводе с турецкого означает «неукротимый» или «непобедимый», также он был именем народного героя одного из любимых стихотворений Сталина времён его юности.

Сталин провёл в тюрьмах полтора года. Там он поддерживал строгую дисциплину, вставал рано, много работал, много читал, был одним из главных спорщиков в тюремной общине. Он был также известен как внимательный, чуткий и полезный товарищ. После заключения, в ноябре 1903 года, несмотря на отсутствие доказательств вины, его сослали в Восточную Сибирь. Находясь в тюрьме, в марте 1903 года он был избран в состав Исполнительного комитета новообразованной Кавказской федерации социал-демократических организаций. Избрание заключённого товарища в комитет было весьма редким событием, что даёт представление о важности Сталина в кавказской организации. Ссылка Сталина в Сибирь совпала с подготовкой к русско-японской войне. Сталин и его товарищи воспользовались сумятицей и сбежали почти сразу по прибытии в Сибирь. К концу января 1904 году он возвращается в Тифлис.

По возвращении Сталин должен был определиться по ряду вопросов, которые привели к расколу на большевиков и меньшевиков. Большинство социалистов на Кавказе были меньшевиками и даже многие из местных большевиков склонялись к компромиссу. Несмотря на значительное преобладание меньшевиков, Сталин довольно быстро принял позицию Ленина и большевиков. В грузинской партийной печати он энергично поддерживал большевистскую линию. В своей первой статье он писал, что партия — это «боевая группа вождей», что она должна стать «централизованной спаянной организацией». Твёрдая политическая позиция свела Сталина с Лениным, который из-за рубежа попросил копии его статей. Наряду с идеологической борьбой против меньшевиков, Сталин одновременно был плотно вовлечён в революционную борьбу, развернувшуюся по всей стране в связи с революцией 1905 года. Центром такой борьбы для Сталина стал Кавказ.

Помимо участия в организации рабочих стачек, Сталин сразу же начал практическую реализацию призыва большевиков к подготовке вооружённого восстания. Он становится главным организатором, вдохновителем и руководителем боевой организации на Кавказе. Создаётся эффективная тайная лаборатория по изготовлению взрывчатки. Собираются закалённые борьбой боевые отряды. Они участвуют в многочисленных восстаниях, нападениях на наёмников правящего класса, контактируют с крестьянскими бунтарями. В последующий период спада революции, когда партия столкнулась с серьёзной нехваткой средств, некоторые из лучших боевых дружин были использованы для крупных и дерзких денежных экспроприаций. Сталин сыграл главную роль в создании и руководстве чрезвычайно законспирированной «Технической группы». Пишет статьи, разъясняющие марксистский подход к восстанию.

В декабре 1905 года Сталин впервые присутствует на Всероссийской конференции большевиков, где принимается решение наладить единство с меньшевиками. Именно здесь он впервые встречается с Лениным. В апреле 1906 года принимает участие в Объединительном съезде, будучи единственным большевиком из одиннадцати делегатов с Кавказа. Как единственный большевистский делегат с Кавказа принимает участие в съезде 1907 года. На обоих съездах одним из дискуссионных пунктов были предлагаемые меньшевиками и Троцким резолюции с требованием запрета вооружённых действий и денежных экспроприаций. Кавказ, однако, продолжает оставаться основным центром таких действий, где за 1905—1908 годы их произошло примерно 1150.

К концу 1907 года Сталин избирается в состав Бакинского комитета. В этом богатом нефтью городе 50 000 рабочих различных национальностей и вероисповеданий сталкивается с суровой эксплуатацией. Там, в тёмное время столыпинской реакции Сталин объединяет рабочих и в одиночку развивает центр борьбы. Имея на руках подложные документы, он организует тайную квартиру и нелегальную типографию в мусульманской части города. Сталин впервые начинает писать на русском языке. В 1908 году Сталин арестован, но продолжает писать статьи и руководить партийной деятельностью из тюрьмы. В 1909 году он снова подвергается ссылке, и снова бежит через четыре месяца.

Возвращаясь через Санкт-Петербург, Сталин обнаружил столичный штаб партии в состоянии дезорганизации. По возвращении в Баку он довольно жёстко написал о состоянии дел и призвал к созданию всероссийской газеты, издаваемой в России, а позже к перемещению руководящего центра в Россию. После многих месяцев напряжённой работы в Баку и написания статей для партийного органа за рубежом Сталин был вновь арестован в марте 1910 года. После нескольких месяцев в тюрьме он снова был отправлен в ссылку, где и оставался до июня 1911 года. На этот раз ему запретили возвращаться на Кавказ или в любой крупный город. Сталин поселился в небольшом городке неподалёку от Санкт-Петербурга и Москвы. Через два месяца его вновь арестовали, спустя несколько месяцев в тюрьме его освобождают, но ему приходится жить за пределами крупных городов.

Первый большевистский ЦК, избранный в январе 1912 года, кооптирует Сталина на первом же заседании. Одной из первых задач Сталина был выпуск первого номера ежедневной большевистской газеты «Правда». Вскоре арестованный, после трёх месяцев тюрьмы и двух ссылок в Сибири он снова бежит. Добравшись до Санкт-Петербурга, возглавляет кампанию по выборам в Госдуму. Хотя большевики заняли тогда только шесть мест, они представляли восемьдесят процентов промышленных рабочих.

В конце 1912-го — начале 1913-го года Сталин провёл несколько недель за границей, где встретился с Лениным, имел с ним и другими товарищами подробные беседы. В это время он пишет свою знаменитую работу по национальному вопросу. Он возвращается в Санкт-Петербург в феврале 1913 года и его арестовывают по наводке предателя Малиновского, агента царской охранки. Сталина и схваченного с ним Свердлова высылают в самые отдалённые районы Сибири, побег откуда представляется весьма трудным делом. Ленин предлагает сложные планы их освобождения, но побег для них планирует всё тот же провокатор. Но вместо организации освобождения этот агент лишь ещё тщательнее следит за членами ЦК. На этот раз Сталин остаётся в ссылке четыре долгих года, пока Февральская буржуазная революция 1917 года не приводит к свержению царского режима. Ему разрешают вернуться в Санкт-Петербурге, куда он прибывает 12 марта 1917 года. До приезда Ленина в апреле Сталин руководит партийным центром.

Оглядываясь на двадцатилетнюю дореволюционную политическую жизнь Сталина, мы видим образец мужества, самопожертвования и преданности делу революции. Кроме долгих лет в тюрьме и ссылке, жизнь Сталина протекала почти исключительно в подполье, в тесной и живой связи с массами. Подобная жизнь, полная самоотдачи, почти не оставляла места для «частной жизни». Его первый брак состоялся в годы его молодости с Екатериной Сванидзе, сестрой одного из его товарищей-социалистов из Тифлисской семинарии. У них был один сын, который после смерти Екатерины во время революции 1905 года был воспитан её родителями. Второй раз Сталин женился на Надежде Аллилуевой, дочери одного из его близких товарищей. Он имел тесные связи со своей семьёй и именно они всегда отправляли ему посылки с едой, одеждой и книгами во время его ссылки. Его второй брак был заключён только после их прибытия в Царицын (позднее переименованный в Сталинград) во время Гражданской войны, уже после Октябрьской революции.

Российский опыт строительства социализма

В период Октябрьской революции существовали два взгляда на строительство социализма, претендующие на звание марксистских.

Один из них представляли меньшевики и им подобные. Они выступали против продвижения вперёд к социалистической революции и хотели оставить власть в руках буржуазии. Их аргумент заключался в том, что пока капитализм недостаточно развит, пока он не сконцентрировал в достаточной мере средства производства, особенно в сельском хозяйстве, время захватывать власть для пролетариата ещё не пришло. Они призывали пролетариат подождать, пока капитализм достигнет определённой стадии развития под властью буржуазии. Это создало бы условия для национализации средств производства и для строительства социализма. Таким образом, меньшевики были всецело против захвата власти пролетариатом и выполнения программы социалистического строительства.

Другая точка зрения была представлена ​​группой внутри большевистской партии, называвшей себя «левыми коммунистами». Их требования заключались в немедленной экспроприации и национализации всех средств производства, даже собственности малоземельных и средних крестьян, других производителей. Фактически «левые коммунисты» занимали антагонистическую позицию к крестьянству, тем самым отталкивая от пролетариата главного его союзника в революции.

В борьбе с этими двумя тенденциями Ленин обрисовал правильной путь строительства социализма. Основные аспекты ленинского плана социалистического строительства заключались в следующем:

  1. Пролетариат не должен упустить шанс в полной мере использовать благоприятные условия для захвата власти. Ожидание будет означать только, что капитализм пойдёт вперёд и разорит миллионы мелких и средних индивидуальных производителей.

  2. Средства производства в промышленности должны быть конфискованы и переданы в общественную собственность.

  3. Малые и средние индивидуальные производители должны быть постепенно объединены в кооперативы производителей, т. е. в крупные сельскохозяйственные предприятия, колхозы.

  4. Промышленность должна быть развита до крайней степени, колхозы должны получить новейшую техническую основу крупного производства. Имущество колхозов не следует конфисковать, напротив — их следует в полной мере обеспечить первоклассными тракторами и другими машинами.

  5. Обмен через куплю-продажу, т. е. товарное производство должно быть сохранено в течение определённого периода, так как крестьяне не могут принять никакую другую форму экономической связи между городом и деревней. Однако торговля должна быть исключительно советской — между государством, кооперативами и колхозами. Подобный порядок должен быть развит на полную с целью отстранения всевозможных капиталистов от торговой деятельности.

Из этих пяти пунктов первые два — захват власти и национализация крупной промышленности — были выполнены в течение первых нескольких месяцев. Но дальнейшие шаги в процессе социалистического строительства нельзя было предпринять из-за крайне сложных условий, в которые попало пролетарское государство, окружённое со всех сторон врагами. Гражданская война ставила под вопрос само его выживание. Чтобы отразить эти атаки партии пришлось мобилизовать всю страну на борьбу с врагом. Был введён ряд чрезвычайных мер, получивших название «военного коммунизма».

Военный коммунизм

При военном коммунизме, помимо крупной промышленности, советское правительство установило контроль также и над малыми и средними предприятиями. Была введена государственная монополия на торговлю зерном, запрещена частная торговля им. Была установлена система изъятия излишков, при которой произведённые крестьянами излишки должны были сдаваться государству по фиксированным ценам. Наконец, была установлена всеобщая трудовая повинность для всех классов, сделавшая физический труд обязательным для буржуазии и таким образом высвободившая рабочих, требовавшихся для более важных обязанностей на фронте. Политика военного коммунизма имела временный характер, подчинённый нуждам войны. Она помогла мобилизовать народ и добиться победы над всеми иностранными интервентами и внутренними реакционерами к концу 1920 года, сохранить независимость и свободу новорождённой Советской Республики.

Новая экономическая политика

В 1921 году произошёл ещё один поворот в российской политике. После окончательной победы в гражданской войне встала задача перехода к мирным методам восстановления экономики. Произошел переход от политики военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП). В соответствии с ней было прекращено изъятие излишков у крестьянства, допущена частная торговля, частным предпринимателям разрешалось вести малый бизнес. Необходимость этого была продиктована недовольством политикой военного коммунизма значительной части социальной базы партии, особенно крестьянства. Но троцкисты рассматривали НЭП только как отступление. Ленин, на Ⅹ съезде партии в марте 1921 года, выступил против троцкистов и убедил съезд переменить политику, что и было сделано. Он обосновал теоретически правильность НЭП в своих «Тезисах доклада о тактике РКП», представленного Третьему конгрессу Коммунистического Интернационала в июле 1921 года. НЭП длилась до 1925 года, когда ⅩⅣ съезд партии принял решение о переходе к следующему этапу социалистического строительства — социалистической индустриализации.

Социалистическая индустриализация

Советский Союз в то время представлял собой ещё относительно отсталую аграрную страну, где две трети объёма производства приходилось на сельское хозяйство и только одна треть на промышленность. Перед первым социалистическим государством вставал важнейший вопрос экономической независимости от империализма. Путь социалистического строительства проходил через социалистическую индустриализацию. По словам Сталина, «превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими собственными силами необходимое оборудование,— вот в чём суть, основа нашей генеральной линии». Основной упор был сделан на тяжёлую промышленность, способную производить оборудование для сельского хозяйства и других отраслей.

С помощью такой политики удалось построить сильную промышленную базу, давшую независимость от империализма и обеспечившую оборону социалистического оплота во время Второй мировой войны. Промышленность развивалась темпами в несколько раз выше, чем у наиболее развитых империалистических стран, доказывая тем самым превосходство социалистической системы. Принципиальное значение имело всемерное участие рабочего класса в увеличении производства. В то время, как капиталистический мир содрогался под непомерной тяжестью экономического кризиса, социалистическая промышленность развивалась без каких-либо препятствий.

Однако в связи с особым акцентом на приоритетное развитие тяжёлой промышленности, развитие сельского хозяйства было отодвинуто на второй план. В то время как промышленное производство увеличилось в девять раз, производство зерна не поднялось даже на одну пятую. Было видно явное отставание темпов роста сельского хозяйства в сравнении с промышленностью. Тяжёлая промышленность, в свою очередь, росла быстрее, чем лёгкая. Мао в сборнике «Критика советской экономики» указывал на этот перекос и призывал к одновременному развитию как промышленности, так и сельского хозяйства. В промышленности он высказывался за равномерное развитие лёгкой и тяжёлой промышленности.

Коллективизация сельского хозяйства

Первый шаг в этом направлении был сделан уже во время восстановительного периода, при НЭП, что выразилось в образовании первых кооперативов бедняков и середняков. Но из-за сопротивления кулачества (богатых крестьян) в этом отношении не удалось достичь серьёзного прогресса. В дальнейшем кулаки заняли позицию активного сопротивления и саботажа социалистического строительства. Они отказывались продавать Советскому государству излишки зерна, прибегали к террору против колхозников, против партийных работников и государственных служащих на селе, поджигали колхозы и государственные зернохранилища. В 1927 году, в связи с таким вредительством, товарный урожай составил лишь 37 % от довоенного уровня. Партия приняла решение перейти в наступление, сломить сопротивление кулачества. Опираясь на бедноту и действуя в союзе с середняком, партия сумела добиться успеха в закупке зерна и дать дальнейшее развитие процессу коллективизации. Но самые важные шаги в этом направлении были сделаны только в конце 1929 года.

До 1929 года советское правительство проводило политику ограничения кулачества. Результатом её стала задержка роста этого класса, некоторые слои которого, не в силах выдержать давление ограничений, были вытеснены из дела и потерпели крах. Но эта политика не уничтожила и не вела к уничтожению экономических основ кулачества как класса. До некоторого времени это было необходимо, пока колхозы и совхозы были ещё слабы и не в состоянии заменить кулаков в производстве зерна.

В конце 1929 года, с ростом колхозов и совхозов, Советское правительство совершило резкий поворот от подобной политики к политике ликвидации кулачества как класса. Были отменены законы о сдаче земли в аренду и использовании наёмного труда, что лишало кулаков как земли, так и наёмных работников. Снятие запрета на конфискацию имущества кулаков позволило крестьянам конфисковать у кулаков скот, машины и другое сельскохозяйственное имущество в пользу колхозов. Так кулаки утратили все свои средства производства. Они были экспроприированы так же, как в 1918 году были экспроприированы капиталисты в сфере промышленности. Разница, однако, заключалось в том, что средства производства перешли не государству, а крестьянам, объединённым в колхозы.

Был принят план поэтапного внедрения такой политики. В зависимости от условий в различных регионах были установлены различные темпы коллективизации и год её завершения. Производство тракторов, комбайнов и другой сельскохозяйственной техники возросло в несколько раз. В первый год удвоились государственные займы колхозам. Для помощи в осуществлении этого плана в деревню были направлены 25 тысяч сознательных рабочих. Процесс коллективизации, несмотря на некоторые ошибки, продвигался быстро и успешно. К 1934 году 90 % всех посевных площадей страны были включены в систему социалистического сельского хозяйства, т. е. совхозов или колхозов.

Процесс коллективизации сельского хозяйства был не чем иным как революцией, в которой пролетариат объединился с бедняком и середняком, чтобы сломить силу кулачества. Эта революция одним ударом разрешила три коренных вопроса социалистического строительства:

  1. ликвидировала кулачество, многочисленный эксплуататорский класс, оплот реставрации капитализма;

  2. сместила самый многочисленный класс трудящихся, крестьян, с пути единоличного хозяйства, порождающего капитализм, на путь кооперативного, коллективного, социалистической сельского хозяйства;

  3. дала Советской власти социалистическую опору в сельском хозяйстве, самой обширной и жизненно необходимой, но наименее развитой, отрасли народного хозяйства.

С победой движения коллективизации партия объявила о победе социализма. Сталин объявил, что «победа социализма во всех областях народного хозяйства упразднила эксплуатацию человека человеком». В январе 1934 года на ⅩⅦ съезде партии было объявлено, что «социалистический уклад является безраздельно господствующей и единственно командующей силой во всем народном хозяйстве». Отсутствие каких-либо антагонистических классов впоследствии неоднократно подчёркивалось при утверждении конституции 1936 года и в последующих политических докладах.

Ошибки в российском опыте

Опыт социалистического строительства в России имел важнейшее значение для международного пролетариата, в особенности для тех стран, где пролетариат захватил власть. В работе «Экономические проблемы социализма в СССР» Сталин попытался теоретически обосновать процесс социалистического строительства и экономические законы социализма. Однако, он не выполнил критического анализа российского опыта. Позже Мао проведёт анализ российского опыта и укажет некоторые ошибки в практике, а также в формулировках Сталина.

Мао указывал на следующие основные ошибки в российском опыте:

  1. Не уделялось должного внимания противоречию между производственными отношениями и производительными силами. Это находило своё отражение в длительном сосуществовании двух форм собственности — с одной стороны, обобществлённой собственности всего народа, представленной национализированной промышленностью и государственными сельскими хозяйствами, с другой стороны, собственности, находившейся в групповом владении. Мао считал, что длительное сосуществование народной собственности с групповой собственностью будет всё менее и менее способствовать росту производительных сил. Необходимо было разработать способ перехода от групповой к общественной собственности.

  2. Не придавалось должного внимания линии масс во время социалистического строительства. Мао указал, что линия масс применялась на раннем этапе, но впоследствии партия стала меньше полагаться на массы. Упор делался на технологию и технические кадры, а не на политику и массы.

  3. Оставлялась без внимания классовая борьба. После успеха коллективизации не придавалось достаточного значения продолжению классовой борьбы.

  4. Дисбаланс между тяжёлой промышленностью, с одной стороны, и лёгкой промышленностью и сельским хозяйством, с другой.

  5. Недоверие к крестьянству. Мао критиковал российскую политику, не придававшую крестьянству должного значения.

Помимо уроков российского опыта, Мао основывался также и на китайском опыте, попытавшись разработать марксистскую теорию социалистического строительства.

Борьба против троцкизма и других оппортунистических тенденций

На протяжении всего периода русской революции и даже после захвата власти большевистской линии приходилось вести борьбу с различными оппортунистическими линиями. Одной из самых значительных антимарксистских тенденций был троцкизм, названный по своему основателю, Льву Троцкому. В момент раскола РСДРП на большевиков и меньшевиков Троцкий примкнул к меньшевикам. Позже он пытался сформировать независимый от обоих течений блок и даже представлял себя как «центриста», долг которого — объединить две фракции. После победы Февральской революции он выступил с самокритикой, был зачислен в партию большевиков и принят в ЦК. После Октябрьской революции — комиссар иностранных дел (1917—1918), комиссар по военным и морским делам (1918—1924), после лишён этого поста за оппортунистическую и фракционную деятельность.

В период социалистического строительства троцкизм играл особенно разрушительную и фракционную роль. Сталин руководил партией, непримиримо борясь против троцкистского оппортунизма. В речи «Троцкизм или ленинизм» Сталин выделил три характерные особенности троцкизма:

  1. Теория перманентной революции. Ссылаясь на эту теорию, Троцкий утверждал, что пролетариат может незамедлительно перейти от буржуазно-демократического этапа к этапу социалистической революции без помощи крестьянства. Тем самым он выступил против любых разговоров о совместной диктатуре пролетариата и крестьянства, отрицая роль крестьянства как наиболее сильного союзника пролетариата. Эта теория, выглядящая очень «левой», на самом деле означала предательство революции, потому что без крестьянства пролетариат никогда бы не смог победить, и революция закончилась бы неудачей. Другой аспект этой теории состоит в том, что революция в передовых капиталистических странах была необходимым условием строительства социализма. Его теория перманентной революции была также и теорией мировой революции, предполагавшей, что хотя революция и начинается на национальной основе, революционеры должны немедленно работать для распространения её в других странах. Опять же, это предложение кажется очень «левым», но фактически это капитулянтство, противостоящее возможности строительства социализма в одной стране.

    Ленин выступил против этой антимарксистской теории, появившейся сразу после революции 1905 года, когда Троцкий не принадлежал к большевикам. Однако и после Октябрьской революции, когда Троцкий присоединился к партии большевиков и стал одним из её лидеров, эта теория продолжала так или иначе иначе проявлять себя и вынуждать с ней бороться.

    Первый пример — сразу же после революции, во время мирных переговоров с Германией. Основываясь на своей теории, Троцкий хотел продолжения войны, полагая, что это поможет революционной ситуации в Германии и что победа революции там, в развитой капиталистической стране, важнее укрепления завоеваний революции в России. Ленин и Сталин решительно выступили против этого аргумента, на Ⅶ съезде партии эти позиции были отвергнуты.

    Другим проявлением этой теории была оппозиция Троцкого введению НЭП («новой экономической политики»). Будучи противником союза с крестьянством, он не видел в НЭП ничего кроме отступления. Он не принимал необходимости сохранения этого союза и приготовления почвы для социалистического строительства. И опять же, такие взгляды следовало раскритиковать, что и случилось на Ⅹ съезде.

    Третий пример — момент поворота от НЭП к социалистической индустриализации. В то время Троцкий, объединившись с другими элементами, провозглашал невозможность построения социализма в одной стране. Это положение основывалось на теории «перманентной революции» и «мировой революции» Троцкого, являясь по сути пораженческим и оппортунистическим подходом к социалистическому строительству, ставящим успех социализма в России в зависимость от успеха революции в развитых капиталистических странах. На ⅩⅣ съезде партия сплотилась вокруг Сталина, выступившего против подобных воззрений.

  2. Вторая особенность троцкизма — его несогласие с принципами большевистской партии. Оппозиция Троцкого демократическому централизму и ленинскому представлению о партии была очевидна с самого начала, когда он поддержал меньшевиков во время раскола с большевиками. В 1912 году он объединил такие оппортунистические тенденции, как ликвидаторы и отзовисты, сформировав фракцию под названием «Августовский блок». Притворяясь «центристом», собиравшимся объединить большевиков и меньшевиков, Троцкий на практике полностью поддержал меньшевиков и работал совместно с ними. Ленин, при поддержке Сталина и других, выступил против этого оппортунистического блока.

    В 1923 году, когда Ленин был тяжело болен, Троцкий, воспользовавшись брешью в руководстве, потребовал отмены всех норм демократического централизма в партии. Он объединил различные оппозиционные элементы, выпустившие «Заявление 46» с требованием свободы фракций и групп в коммунистической партии. Такое фракционное требование потерпело поражение.

    Требования «свободы» и «демократии» со стороны Троцкого были насквозь оппортунистическими и зависели от того, был ли он в состоянии влиять на принятие решений или нет. Например, имея возможность влиять на принятие решений в 1920 году, Троцкий предложил «милитаризировать» профсоюзы, подчинить их армейской дисциплине. Он выступал против распространения на профсоюзы демократии, против выборности профсоюзных органов. Ленин, Сталин и другие товарищи повели борьбу против этой позиции и настояли, что профсоюзы должны строить всю свою деятельность на методах убеждения.

  3. Третьей особенностью троцкизма была его непрекращающаяся лживая пропаганда против большевистского руководства. В начальный период Троцкий сосредоточил все свои нападки на Ленине. В более поздний период в фокус всевозможной клеветы попал Сталин.

    После того как Троцкий не смог привлечь партию на свою сторону путём открытой дискуссии, с его стороны начались тайные манипуляции. В 1926 году нелегальная фракция наладила свою печать и стала вести пропаганду. Это раскрылось, и Троцкий был исключён из партии. Он уехал за границу, но продолжал поддерживать связь с другими фракционерами внутри партии. В 1929 году была сформирована ещё одна группа (Правая оппозиция), под руководством члена Политбюро Бухарина, выступавшая против наступления на кулачество и продвижения коллективизации сельского хозяйства. Эта линия тоже потерпела поражение.

    В тридцатые годы троцкизм утратил политическое влияние в рабочем классе. Отбросив попытки открытого распространения своей антимарксистской линии, он развернул вместо этого тайные приготовления и маневрирование. Троцкий и высокопоставленные троцкисты в Советском Союзе наладили связи с иностранными спецслужбами и стали планировать убийства ведущих элементов в партии и захват руководства над ней. Частью этого плана стало убийство товарища Кирова, в то время второго после Сталина в партии, совершённое в 1934 году. Последующие расследования разоблачили основных заговорщиков, многие из которых были членами ЦК. На открытых процессах они признались в своих преступлениях. Многие из них были приговорены к высшей мере.

Тактика в период Второй мировой войны

Бо́льшую часть периода между двумя мировыми войнами мировая капиталистическая экономика пребывала в упадке. Мировое промышленное производство росло чрезвычайно медленно, мировая торговля оставалась на прежнем уровне. Общий объём мировой торговли в 1948 году (через три года после окончания Второй мировой войны) сравнялся с уровнем 1913 года (за год до начала Первой мировой войны). Наиболее болезненным этапом оказалась так называемая Великая депрессия 1929—1933 гг., от которой капитализм не оправился даже к началу Второй мировой войны в 1939 году. Это был кризис, затронувший практически весь мир, от самых промышленно развитых до самых отсталых стран. Промышленное производство упало, безработица достигла высочайшего, ранее невиданного уровня. В Германии почти половина рабочего класса осталась без работы. Обрушились цены, затронув экономики многих стран.

С ростом экономических трудностей обострялись общественные противоречия, во многих странах широко распространялись социальные и политические волнения. Почти во всех странах Латинской Америки были предприняты попытки государственных переворотов. многие из них были успешны. Испытали подъём движения за национальную независимость, не обойдя стороной и Индию. В колониях и полуколониях повсеместно шла борьба, наблюдался поворот налево. В империалистских странах правящие классы отчаянно пытались справиться с последствиями кризиса. В некоторых из них с целью отвлечь массы от борьбы были введены программы социального обеспечения. Большинство правящих классов, однако, обращалось к репрессивными мерам. Во многих странах установились правые и фашистские режимы. Италия первой обратилась к фашизму. Япония перешла от либерального к националистическому и милитаристскому режиму в 1930—1931 гг. В Германии нацисты пришли к власти в 1933 году. Во многих других империалистических странах также наблюдался подъём правых и отступление реформистских партий.

Коммунистический Интернационал проанализировал такой рост фашизма, показав, как три фактора в период после Первой мировой войны оказали влияние на империалистские силы и привели к восхождению фашизма. Во-первых, успех Октябрьской революции и победа социализма, заставившие буржуазию бояться наступления пролетариата и победы революции в их странах. Во-вторых, их столкновение с наиболее тяжёлым экономический кризисом в истории капитализма. В-третьих, первые два фактора побудили трудящиеся массы во всём мире обратиться в сторону революции. Ответ империалистских правящих классов на эти три фактора и заключался во введении фашизма.

На Седьмом конгрессе Коминтерна, проведённом в 1935 году, фашизм и опасность войны были детально проанализированы. Фашизм определялся как открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала. Было разъяснено, каким образом империалисты планировали резко увеличить ограбление трудящихся масс. Они готовили новую мировую империалистическую войну, нападение на Советский Союз, раздел Китая между империалистскими державами, и таким образом хотели остановить наступление революции. Возникшие в основных империалистских странах фашистские правительства незамедлительно развязали локальные войны, готовясь к новой войне за передел мира. Когда Германия и Япония вторглись в новые регионы, другие империалистские державы, такие как Англия, Франция и США, стали проводить политику компромиссов и уступок по отношению к немецко-фашистским захватчикам, пытаясь использовать их для уничтожения Советской республики. В ситуации такой опасной тактики империалистов международный пролетариат должен был выработать свою тактику и применить её на практике.

Тактика пролетариата была прямо противоположна тактике империалистов. Целями международного рабочего класса были защита Советского Союза, победа над фашизмом и поджигателями войны, победа национально-освободительных движений и установление Советской власти во всех странах, где это только было возможно.

Для выполнения стоящих перед ним задач Третий Интернационал принял тактическую линию в соответствии с марксистскими принципами военной тактики. Как и во время Первой мировой войны, Интернационал призвал всех коммунистов попытаться предотвратить войну, а в случае её возникновения Интернационал дал указание коммунистам работать над превращением несправедливой, империалистической войны в гражданскую, тем самым обеспечивая победу революции. Главным отличием от Первой мировой войны, однако, было существование общего социалистического оплота — Советского Союза. Обязанностью каждого коммуниста было защищать этот социалистический оплот. С вступлением советской Красной Армии в войну для защиты Советского Союза характер войны менялся. Она становилась справедливой войной за защиту социализма и задачей каждого коммуниста становилась мобилизация рабочих и угнетённых масс для победы Красной Армии над империализмом. Таким образом, коммунистический подход к войне и задачи коммунистических партий мира стали ясны уже в 1935 году, за четыре года до фактического начала войны.

Третий Интернационал обрисовал подробную тактику единого фронта для борьбы с фашизмом и обеспечил её выполнение. В капиталистических странах следовало сформировать два фронта — антифашистский рабочий фронт, образуемый с социал-демократическими партиями, и антифашистский народный фронт, образуемый вместе и с другими антифашистскими партиям. В колониях и полуколониях задача состояла в формировании антиимпериалистического народного фронта, включавшего национальную буржуазию. Конечная цель коммунистов, участвовавших во всех этих фронтах, была победа революции в своей стране и поражение капитализма во всём мире.

В предвоенные годы большинство коммунистических партий пыталось следовать такой тактике. Во многих странах формировались единые фронты, движение развивалось. Но из-за сложностей в различных конкретных условиях разных стран некоторые партии не преуспели в этом.

Советское правительство, столкнувшись с опаснейшей ситуацией, однако, смогло при Сталине применить правильную тактику в конкретной ситуации Второй мировой войны. В предвоенные годы были предприняты все возможные усилия создать единый фронт нефашистских государств против группы фашистских стран-агрессоров. Вскоре, однако, выяснилось, что эти страны не заинтересованы в едином фронте, но старались как бы то ни было использовать Германию для ослабления Советского Союза. В противовес такой тактике Сталин заключил с Германией пакт о ненападении в августе 1939 года, добившись того, что на начальной стадии война шла между империалистскими державами. Коммунистические партии в течение первых двух лет войны во всём мире работали в соответствии с тактикой «превращения войны в войну гражданскую». Советский Союз использовал этот период, чтобы предпринять всё возможное для подготовки к отражению нападения любой империалистской страны.

Это произошло в июне 1941 года, когда Германия напала на оплот социализма. Красная Армия дала отпор. Изменился характер войны, превратившейся в войну антифашистскую и народную. Начала действовать тактика, ранее предусмотренная Третьим Интернационалом. Некоторые из партий, следуя верной тактике и пользуясь текущим глубоким кризисом, смогли добиться революционных перемен. В частности, Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС, до 1952 года — ВКП(б) — Всероссийская коммунистическая партия (большевиков)), смогла привести Красную Армию и весь советский народ к героической победе в войне. Победив могучую немецкую армию, она протянула руку помощи коммунистическим партиям и бойцам восточноевропейских стран в деле освобождения их от немецкой оккупации. Используя эту тактику, международный пролетариат сумел не только защитить оплот социализма, но и сломать к 1949 году империалистическую цепь в нескольких местах, порвать с империалистической мировой системой и построить социалистический лагерь, охватывающий треть человечества. Таким образом, стратегия и тактика, намеченные Третьим Интернационалом в период Второй мировой войны, доказали на практике правильность в своей основе.

Однако были и серьёзные просчёты. Происходили они из-за недостаточных стараний руководства Третьего Интернационала в пропаганде правильного подхода к проведению этой тактики, а также из-за реформистских тенденций а-ля Второй Интернационал, во многих европейских партиях и созданных ими партиях, вроде Коммунистической партии Индии. Такие партии как КПИ и Коммунистическая партии Великобритании провели бо́льшую часть периода народной войны, пытаясь увеличить производство. Многие другие проявили себя как пособники штрейкбрехеров, потеряв поддержку рабочего класса. Некоторые другие, как Коммунистическая партия Франции, участвовавшая в едином фронте совместно с партиями правящего класса, даже не пытались проводить различия между коммунистами и реакционерами, участвующими в едином фронте. Такой подход привёл к тому, что эти партии стали плестись в хвосте правящих классов, участвующих в единых фронтах. Начали развиваться правые тенденции, что в дальнейшем сдвинуло руководство практически всех этих партий на путь ревизионизма.

Третий Интернационал, потеряв способность противостоять этим тенденциям, перестал быть эффективным проводником правильного руководства в чрезвычайно различающихся ситуациях, в которых находились его партии-участники. За пределами периодических изданий активность Коминтерна чрезвычайно снизилась с 1940 года и даже демонстрации, посвящённые Первому мая и Октябрьской революции, не проводились в период между маем 1940-го и маем 1942 года. Наконец было решено распустить Коминтерн. Из-за невозможности созвать Конгресс в условиях войны Исполнительный комитет Коминтерна (ИККИ) разослал всем секциям резолюцию, рекомендовавшую роспуск Интернационала. После получения одобрения большинства секций, в том числе наиболее важных, Коминтерн был распущен 10 июня 1943 г.

Ранние годы Мао

Мао Цзэдун родился 26 декабря 1893 г., в селе Шаошаньчун в плодородной долине Шаошань провинции Хунань в Китае. Это был богатый сельскохозяйственный район, а также стратегический пункт пересечения 13 основных дорожных и речных маршрутов, проходящих через провинцию Хунань. Находясь на перекрёстке коммерции, хунаньцы заработали репутацию крестьян-торговцев. В конце ⅩⅨ — начале ⅩⅩ века Хунань стала интеллектуальным центром, центром вольнодумства и восстаний, откуда вышло много выдающихся учёных Китая. Она дала стране как двух генералов, служивших императорам Китая, так и революционеров, их свергнувших. Хунань также была центром крупнейшего крестьянского восстания ⅩⅨ века — восстания тайпинов. Хунань дала тысячи бойцов этому восстанию, длившемуся 14 лет, с 1850-го по 1864-й. Эта огромная поддержка крестьянского восстания была вызвана крайней нищетой крестьянства в связи с эксплуатацией его со стороны помещиков, из-за чрезмерного налогообложения. Хотя оно было жестоко подавлено, память о восстании была сильна среди жителей округи, где Мао провёл своё детство и юность.

Отец Мао, Мао Ичан, родился в семье бедного крестьянина и был вынужден на семь лет уйти в солдаты, чтобы расплатиться с долгами своего отца. Позже благодаря упорному труду и экономии он смог выкупить свою землю. Поднявшись, он стал середняком и мелким торговцем. Уровень жизни семьи, однако, оставался весьма низким. Даже в возрасте шестнадцати лет Мао мог позволить себе только одно яйцо в месяц, а мясо три или четыре раза в месяц. Отец Мао отправил своих детей на работу так рано, как только это было возможно. Мао начал работать на поле ещё до достижения шести лет. Мать Мао, Вэнь Цимэй, была родом из Сянсянского района, находящегося всего в шестнадцати милях 14 от Шаошани. Мао был старшим сыном. У него было два младших брата и сводная сестра. Все трое, наряду с другими, стали членами первого крестьянского отделения коммунистической партии, образованного Мао. Все они впоследствии стали мучениками революции.

С самого раннего возраста Мао проявлял себя как бунтарь. Он называл отца «правящей властью». Нередко, объединяясь с матерью, братом и батраком, он выступал против власти отца, будучи «оппозицией». В школе он также выступал против старых обычаев. Однажды, в возрасте семи лет, в знак протеста против своего школьного учителя он сбежал и в течение трёх дней находился в горах, окружающих его деревню. После этого протеста, который Мао назвал своим первым удачным ударом, он не был бит в школе.

В возрасте семи лет Мао начал обучение в деревенской начальной школе. Едва научившись сносно читать, он стал страстным любителем чтения. Он предпочитал романтические книги о восстаниях и приключениях. Очень часто он читал всю ночь при свете керосиновой лампы. Отец Мао, не имевший особого образования, не был заинтересован в том, чтобы его сын продолжал учиться. Ему был нужен кто-то для работы в поле и ведения бухгалтерии. В 1906 году он забрал Мао из школы.

Мао, однако, не терял интереса к чтению и постоянно требовал отправить его учиться дальше. Отец не мог понять такой интерес сына и искал решение в браке. В возрасте четырнадцати лет Мао поженили на девушке из его района, но Мао не принял этот брак.

Между тем, революционная атмосфера в округе быстро нарастала. В то время произошли два восстания, оказавшие на Мао долгосрочное влияние. Одно из них — бунт в провинции Хунань в 1906 году во главе с революционерами из патриотической партии Сунь Ятсена. Другое — бунт группы крестьян против арендодателя в самой Шаошани. Оба были разгромлены, а их лидеры обезглавлены. Мао был немало тронут этой несправедливостью и хотел сделать что-то радикальное для страны и народа. И он стремился продолжить своё образование. Наконец, в 1910 году он был отправлен в Дуншаньскую начальную школу высшей ступени, находившуюся в родном районе его матери, Сянсян.

Студенты этой школы были сплошь из семей помещиков и богачей, и с самого начала свысока смотрели на Мао. Однако уже в скорое время он затмил всех других студентов своим выдающимся интеллектом, усердной работой и учёбой. Он мог на долгие часы остаться читать в классе после того, как все давно ушли. Его учителя были чрезвычайно впечатлены его способностями. И всё же он нескольких месяцев волновался насчёт своего перехода на следующий уровень. Через год он легко сдал экзамены для поступления в среднюю школу, расположенную в Чанше, столице провинции Хунань. В сентябре 1911 г. Мао прошёл сорок миль до Чанши 15. Мао, которому было почти восемнадцать, видел город впервые.

Чанша, город учёных, в момент его прибытия туда находился в чрезвычайном волнении. Город был наводнён всевозможными революционными организациями, образованными преподавателями и студентами. Распространялась подпольная литература и в любой момент ожидался взрыв. Мао, уже имевший достаточно радикальные взгляды, не хотел стоять в стороне от этих событий. В течение месяца после приезда Мао под руководством Сунь Ятсена разразилась буржуазная революция 1911 года. Мао решил незамедлительно присоединиться к революционной армии. Но революция вскоре была предана и верх взяли контрреволюционеры. Спустя пять месяцев Мао покинул армию, вернувшись обратно в Чаншу.

По возвращении Мао начал размышлять над тем, что делать дальше и по какому жизненному пути стоит пойти. Просматривая объявления в газетах, он записывался на различные курсы, начиная от мыловарения и школы полиции и заканчивая юриспруденцией и торговлей. В конце концов, он начал готовиться к вступительным экзаменам в первую провинциальную среднюю школу в Чанше. Но спустя шесть месяцев он покинул школу и занялся самообразованием по собственному методу, заключавшемуся в ежедневном чтении в хунаньской провинциальной библиотеке. Шесть месяцев он проводил целые дни с утра до вечера в библиотеке, имея с собой лишь небольшой обед, состоявший из двух рисовых лепешек. Этот период интенсивного чтения охватил длинный ряд общественных и научных работ западных и китайских авторов. Там был заложен фундамент образования Мао. Шесть месяцев таких занятий, однако, оставили Мао совершенно без гроша. Его отец, который не мог понять желания своего сына продолжать самостоятельное обучение, отказался поддерживать его, пока тот не поступит в реальное училище.

В 1913 году Мао начал учёбу в Первом провинциальном педагогическом училище; он провёл там пять лет, до 1918 года. Крах центрального китайского правительства и начало Первой мировой войны создали условия для мощных потрясений на земле Китая и всего мира. В Китае войны между армиями под командованием генералов-милитаристов стали обычным явлением. В это время Япония, используя вовлечение других империалистических держав в войну, пыталась добиться полного господства над Китаем. Это вызвало сильную оппозицию со стороны китайских интеллектуалов и революционных сил.

Именно в эти годы оформились политические идеи Мао. В 1915-м он стал секретарём студенческого общества в учительском колледже, где создал ассоциацию студенческого самоуправления. Эта организация инициировала многочисленные выступления против властей колледжа в поддержку студенческих требований. Мао также выводил эту организацию на уличные демонстрации против японского господства и его китайских марионеток. Эта организация впоследствии стала ядром будущих студенческих организаций в провинции Хунань.

С ростом нападений милитаристов студенты повсюду начали формировать отряды самообороны. В 1917 году Мао стал главой батальона своего колледжа. Получив некоторое количество оружия у местной полиции, он организовал партизанские нападения студентов на группы милитаристов, чтобы получить ещё больше оружия. Используя свои знания партизанской тактики, используемой ранее хунаньскими бойцами, а также знание военной теории, Мао превратил батальон колледжа в эффективную боевую силу. Мао также был крайне заинтересован всеми крупными военными кампаниями продолжавшейся Первой мировой войны. Читал лекции и писал статьи по стратегии и тактике.

Мао проявлял себя и в других инициативах. Он боролся, в частности, против таких социальных зол, как курение опиума и проституция. Он выступал против угнетения женщин и старался обеспечить максимальное участие женщин в студенческом движении. Он описывал и пропагандировал плавание, спортивную и интенсивную физическую подготовку среди студентов и молодёжи, и сам следовал жёсткой программе физического самосовершенствования — принимал холодные ванны в течение всего года, плавал в холодной воде, босиком и с голым торсом предпринимал долгие походы в горы и т. д. В 1917 году он создал вечернюю школу, где вместе с другими студентами и учителями бесплатно преподавал рабочим предприятий Чанши.

В 1918 году Мао открывает просветительское общество «Обновление народа», что он планировал около года. Похожее на многие другие студенческие группы, оно выросло в нечто большее, став основой политической партии. С самого начала их действия шли рука об руку с дискуссиями. Планировалось не только говорить о революции, но и претворять её в жизнь, в первую очередь революционизируя своих членов, превращая их в «новых людей». Туда входили и девушки, в числе других вопросов поднималось угнетение женщин в традиционной системе брака. Деятельность шла в соответствии с программой дискуссий, учёбы и общественной работы. Общественная работа включала вечерние школы для рабочих, посещение фабрик, демонстрации против японского империализма, написание статей, борьба за новые идеи и использование родного языка. В последующие годы все тринадцать первоначальных участников общества вступили в Коммунистическую партию Китая (КПК), основанную в 1921 году. К 1919 году в обществе насчитывалось около восьмидесяти членов, из которых более сорока затем вступили в партию.

Ко времени окончания учёбы в 1918 году в педагогическом училище к нему в Чаншу на лечение приезжает его мать. Она, однако, не смогла поправиться и умерла в октябре 1918 года. После её смерти Мао переезжает в Пекин, столицу Китая, где в течение шести месяцев работает на очень низкооплачиваемой работе помощника библиотекаря в Пекинском университете. Эта работа была получена через Ли Дачжао, университетского библиотекаря, первого китайского интеллектуала, хвалившего русскую революцию и одного из первых популяризаторов марксистской мысли в Китае. Под влиянием Ли Дачжао Мао быстро эволюционирует к марксизму. Он начинает читать переведённые на китайский язык труды Ленина. К концу 1918 года вступает в образованный Ли кружок по изучению марксизма, знакомится со многими интеллектуалами и марксистами. Наибольшее влияние на него оказывает Чэнь Дусю, позже ставший первым секретарём КПК, а в то время редактор радикального журнала «Синь циннянь» («Новая молодёжь»), имевшего влияние на Мао и для которого он уже писал.

В Пекине Мао провел шесть месяцев. За это время он влюбился в Ян Кайхуэй, дочь одного из преподавателей его училища в Чанше, теперь уже профессора Пекинского университета. В то время студентка, она училась на курсе журналистике в университете. Для каждого из них это была первая любовь, и это была любовь такого вида, который тогда называли «новой» любовью, когда партнёры делали собственный выбор вопреки системе традиционного брака. В течение некоторого времени их любовь оставалась тайной. Они не были уверены, настало ли время для любви, когда в них так отчаянно нуждалась их страна. Они решили подождать некоторое время, прежде чем принять окончательное решение.

В апреле 1919 года Мао вернулся в Чаншу незадолго до начала исторического движения 4 мая 1919 года. Это антиимпериалистическое демократическое движение потрясло Китай. Хотя и возникнув по инициативе студентов, оно быстро вовлекло широкие слои рабочих, торговцев, владельцев лавок, ремесленников и других. Мао незамедлительно с усердием принялся за политическую агитацию. По приезде он сразу устроился на низкооплачиваемую работу учителя начальной школы. Всё своё свободное время, он тратил на организацию выступлений и распространение марксизма. Он поощрял изучение марксизма в просветительском обществе «Обновление народа» и других студенческих сообществах, с которыми вошёл в контакт. В то же время он создал Объединённую ассоциацию студентов Хунани, охватывающую в том числе и младших школьников обоих полов. Объединив все секции, Мао организовал движение за изъятие и сожжение японских товаров. Он издавал еженедельный журнал «Сянцзян пинлунь» («Обозрение на реке Сянцзян»), который вскоре оказал большое влияние на студенческое движение в Южном Китае. С запретом еженедельника в октябре 1919 года Мао продолжал писать для других журналов. Вскоре он получил работу журналиста различных хунаньских газет и совершил поездки в крупные города Ухань, Пекин и Шанхай, чтобы заручиться поддержкой для хунаньского движения.

Но вскоре по прибытии в Пекин в феврале 1920 года его поглощают планы создания Коммунистической партии Китая. В ту пору он проводит переговоры с библиотекарем своего университета Ли Дачжао и другими интеллектуалами, посещает заводы и железнодорожные станции, где обсуждает марксизм с рабочими, продолжает и дальше знакомиться с произведениями Маркса, Энгельса и других социалистов. Встречает Ян Кайхуэй, которая также изучает марксизм. Открывшись в симпатиях друг к другу и преданности делу революции, они обручаются.

После Пекина Мао провёл четыре месяца в Шанхае, крупнейшем промышленном и торговом центре Китая. Здесь он проводит переговоры с Чэнь Дусю и другими шанхайскими марксистами. Чтобы заработать на жизнь, он нанимается в прачечную и работает там по двенадцать — четырнадцать часов. Именно тогда, в мае 1920 года, в Шанхае возникает первая коммунистическая группа Китая.

Вернувшись в Хунань в июле 1920 года, Мао начал работу по созданию там подобной коммунистической группы. Его отец умер в начале года и поэтому Мао сначала обосновался в Шаошани. Два его брата и приёмная сестра были в числе первых принятых в организацию. Затем он переехал в Чаншу, где продолжил набор. Там он взялся за работу директора начальной школы, а также стал преподавать в училище колледжа, впервые начав получать нормальную зарплату.

К концу 1920 года Мао женился на Ян Кайхуэй. Пока Мао работал директором начальной школы, они прожили вместе в Чанше около полутора лет. Они считались идеальной парой. Ян также была вовлечена в работу партии, членом которой стала в 1922 году. У них было двое сыновей, один из которых погиб в 1950 году, сражаясь против империализма США добровольцем на Корейской войне. Другой стал бухгалтером. Ян, которая вела секретную работу для партии, в 1930 году была арестован и казнена.

Хотя Мао и участвовал в различных выступлениях в тот период, основным направлением его работы было организационное строительство КПК. После формирования коммунистической группы в провинции Хунань Мао отправился в Шанхай для участия в первом съезде КПК, тайно проведённом в июле 1921 года. Он был одним из двенадцати делегатов, представлявших 57 членов партии.

После съезда Мао становится районным секретарём провинции Хунань. С самого начала он уделял особое внимание партийному строительству в провинции Хунань на основе ленинских принципов партии, привлекая молодёжь из уже существующих революционных организаций, а также передовых рабочих, завоёванных путём развертывания рабочего движения. Чтобы повысить идейно-политической уровень членов партии и союза молодёжи, помочь им вести коммунистическое воспитание в массах, он организовал издание двух ежемесячных журналов.

Вплоть до 1923 года Мао сосредотачивается на организации рабочих в Чанше и Аньюаньских шахтах (в соседней провинции Цзянси). В августе 1921 года он создаёт первый коммунистический профсоюз. В 1922 году он формирует Хунаньское отделение Всекитайского рабочего секретариата, становится его председателем. Движение на Аньюанских шахтах — отличный пример коммунистической организации. Партия сначала организует школы для работников шахты, давая им марксистское образование. Затем создаётся профсоюз. Одновременно формируется отделение Социалистического союза молодёжи среди рабочих, лучшие представители которых позже вступают в партию. Крупные забастовки на Аньюанских шахтах имеют широкий резонанс по всей стране. Там образуется сильная организация, пережившая репрессии. Рабочие оттуда оказывают ценную поддержку и участвуют в различных этапах революционной войны. Аньюань был связным центром первой коммунистической базы в горах Цзинган.

Мао не участвует во втором съезде КПК в июле 1922 года, пропустив своё назначение. Он принимает участие в третьем съезде КПК в июне 1923 года, где избирается в ЦК. На съезде принимается решение продвигать антиимпериалистическую, антифеодальную линию национального фронта в сотрудничестве с партией Гоминьдан во главе с Сунь Ятсеном. Членам коммунистической партии было дано указание в личном порядке присоединиться к партии Гоминьдан. Мао сделал это и был избран кандидатом в члены ЦИК Гоминьдана на его первом и втором съездах в 1924 и 1926 году. Он работает начальником Центрального отдела пропаганды Гоминьдана, редактирует «Чжэнчжи чжоубао» («Еженедельник „Политика“»), руководит шестым набором курсов крестьянского движения.

Борьба Мао против правой и «левой» линий и победа китайской революции

Первая гражданская революционная война

С 1924 до начала 1926 года китайская революция быстро развивалась, пролетариат и крестьянство находились в состоянии сильного брожения. В 19257nbsp;г. протесты против устроенной британской полицией 30 мая расправы над демонстрантами в Шанхае переросли в антиимпериалистическое народное движение, в котором приняли участие все слои народа по всей стране. Китай находился накануне решающей битвы между революцией и контрреволюцией.

В то же время, тогда КПК была ослаблена двумя уклонами. Лидировала клика правых оппортунистов во главе с генеральным секретарём Чэнь Дусю. Он считал, что буржуазно-демократическую революцию должна возглавлять буржуазия и что целью революции должно быть создание буржуазной республики. По его мнению, буржуазия являлась единственной демократической силой, с которой должен объединиться рабочий класс. Он не рассматривал возможность заключения союза с крестьянством. С другой стороны, были «левые» оппортунисты, представленные Чжан Готао, главой Всекитайского секретариата профсоюзов. Он видел только движение рабочего класса. Чжан утверждал, что рабочий класс достаточно силён, чтобы совершить революцию самостоятельно. Поэтому его клика тоже игнорировала крестьянство.

В борьбе с этими двумя уклонами Мао сделал свой первый вклад в развитие марксистской теории. В марте 1926 г. он опубликовал свою знаменитую статью «О классах китайского общества», а в марте 1927 г. выступил с «Докладом об обследовании крестьянского движения в провинции Хунань». В этих работах Мао попытался дать ответ на самые главные вопросы китайской революции. Кто враги революции и кто её друзья, кто является её ведущей силой и кто — надёжными и ненадёжными союзниками? Мао утверждал, что именно пролетариат должен возглавить революцию, а не буржуазия. Но пролетариат не сможет победить в одиночку. Он подчеркнул роль крестьянства, которое является ближайшим и самым многочисленным союзником пролетариата. Он также указал на национальную буржуазию как на ненадёжного союзника, правое крыло которой может перейти в стан врага, тогда как левое крыло останется другом революции. Мао также выступил со своими предложениями, как мобилизовать массы, создать революционное правительство и организовать крестьянские вооружённые силы. У него было ясное представление о том, в каком направлении должна была двигаться революция.

Это было время Северного похода, ключевого момента в начальной фазе китайской революции, Первой гражданской революционной войне. Северный поход — это марш революционной армии под руководством национального единого фронта (Гоминьдана и КПК). Целью Северного похода, который начался в июле 1926 г. в Гуандуне на юге Китая, был разгром реакционного правительства северных милитаристов, опиравшихся на империалистские державы, и достижение независимости и единства Китая. Поначалу в ходе Северного похода был достигнут большой успех, был завоёван весь южный Китай и разбиты многие южные милитаристы. Под влиянием Северного похода началось восстание крестьян. Пролетариат организовал множество вооружённых восстаний в городах, чтобы поддержать продвижение Национально-революционной армии. Удалось освободить даже Шанхай, крупнейший промышленный и торговый центр Китая, который был взят в марте 1927 г. после неудачи трёх рабочих восстаний.

После того, как были достигнуты крупные победы, буржуазная клика во главе с Чан Кайши (главным лидером Гоминьдана после смерти Сунь Ятсена в 1925 г.) разорвала единый фронт. В апреле 1927 г. при поддержке империалистов была устроена резня коммунистов по всей стране. Правооппортунистическое руководство КПК во главе с Чэнь Дусю вместо того, чтобы мобилизовать рабочих и крестьян против гоминьдановских реакционеров, капитулировало перед ними. В июле 1927 г. другая гоминьдановская клика устроила бойню коммунистов. Это привело к разрыву единого фронта и поражению Первой гражданской революционной войны.

Правая линия Чэнь Дусю, которая господствовала в ходе всего периода Первой гражданской революционной войны, была одной из важных причин неудачи революции. Хотя Мао боролся против этой линии, он не смог завоевать поддержку большинства партии. Более того, на Ⅴ съезде КПК, который состоялся в апреле 1927 г., Чэнь сумел убрать Мао из Центрального комитета.

Вторая гражданская революционная война

В августе 1927 г. Чэнь Дусю был снят с поста генерального секретаря после жёсткой критики его правого оппортунизма. Мао вернулся в Центральный комитет и стал кандидатом в члены временного Политбюро. Однако правильная критика правой линии привела в ноябре 1927 г. к победе «левой» линии в Центральном комитете под руководством Цюй Цюбо, интеллигента, прошедшего обучение в России. Эта линия неправильно считала, что китайская революция находится «на постоянном подъёме», и поэтому призывала к вооружённым восстаниям в городах. Руководство партии критиковало Мао за поддержку и руководство крестьянскими восстаниями и его несогласие с организацией восстаний в больших городах. Его снова убрали с руководящих постов. Мао также был выведен из партийного комитета провинции Хунань. «Левая» линия привела к тяжёлым потерям и была отвергнута к апрелю 1928 г.

Ⅵ съезд КПК, который состоялся в Москве в июне 1928 г., исправил ошибки первой «левой» линии и занял в целом верную позицию, отвергнув и правый, и «левый» уклоны. Хотя Мао на съезде не было, фактически съезд по многим пунктам поддержал его мнение. Он снова был избран в Центральный комитет. Воплощая в жизнь решения съезда и занимаясь строительством Красной Армии после поражения Северного похода и восстаний в городах, Мао продолжил разработку марксистско-ленинской теории. Он написал работы «Почему в Китае может существовать красная власть?» в октябре 1928 г. и «Борьбу в Цзинганшане» в ноябре того же года. Эти работы стали теоретическим обоснованием для построения и развития Красной Армии. Начав с маленькой группы вооружённых рабочих и крестьян после поражения крестьянского восстания в 1927 г., Мао создал первую базу в горах Цзинган в октябре 1927 г. С 1927 до начала 1930 года постепенно расширялась территория вооружённых крестьянских восстаний и революционных баз в сельской местности. Многие вооружённые отряды коммунистов присоединились к силам Мао. Численность Красной Армии увеличилась до 60 тысяч, а затем до 100 тысяч бойцов.

Но «левые» снова стали приобретать популярность и с 1930 г. они снова возглавили партию. Две «левые» линии во главе с Ли Лисанем в 1930 г. и Ван Мином в 1931—1934 гг. господствовали в партии и привели к неисчислимым потерям. Ли Лисань в июне 1930 г. выдвинул план организации вооружённых восстаний в крупных городах по всей стране и концентрации с этой целью всех подразделений Красной Армии. Попытка воплотить этот план в жизнь, которая была сделана в июне — сентябре 1930 г., привела к серьёзным потерям и партийные кадры потребовали отказаться от неё. В ходе этого периода Мао возглавлял наступление на г. Чанша, но прекратил его, чтобы предотвратить крупные потери перед лицом превосходящих сил империалистов и Гоминьдана. После отступления в Чанше начались жестокие репрессии, в ходе которых была казнена Янь Кайхуэй, жена Мао, которая находилась там на нелегальном положении. Ли Лисань выступил с самокритикой на пленуме, который состоялся в сентябре 1930 г. и ушёл с руководящих постов. Мао и Чжу Дэ (командующий Красной Армии) были введены в новый состав Политбюро.

Впрочем, это Политбюро было отстранено от работы на пленуме, созванном в январе 1931 г. Ван Мином, одним из так называемых «большевиков», которые вернулись после обучения в России. Они не позвали Мао и Чжу Дэ на пленум и убрали их и других товарищей из ЦК. В августе 1932 г. Мао также был снят с постов секретаря фронтового комитета и политического комиссара Красной Армии. Установив полный контроль над партией и Красной Армией, клика Ван Мина совершила множество ошибок, которые привели к серьёзным потерям. Остриё их атаки было направлено на Мао, которого они считали представителем правого оппортунизма и главной внутренней угрозой в партии. Правильную линию Мао они назвали «линией богатых крестьян». Руководство «левой» линии использовало сектантские и фракционные методы борьбы не только против Мао, но и против лидеров предыдущих «левых» линий, Ли Лисаня и Цюй Цюбо. Пока клика Ван Мина бесчинствовала в партии, Чан Кайши проводил кампании по окружению и подавлению красных опорных баз. Первые четыре кампании закончились неудачей благодаря руководству Мао и влиянию его стратегических принципов. Но когда «левое» руководство действительно установило прямое руководство над опорной базой, это привело к серьёзным ошибкам и поражению вооружённых сил коммунистов в ходе пятой кампании армии Гоминьдана. Чтобы вырваться из окружения Чан Кайши и добиться новых побед, в октябре 1934 г. было решено осуществить стратегическую переброску Красной Армии, известную как Великий поход. В этом походе Мао сопровождала его следующая жена, Хэ Цзычжэнь, член партии из местной крестьянской семьи в опорной базе Цзянси. Они поженились в 1931 г. после гибели предыдущей жены Мао, Янь Кайхуэй. У них было двое детей, которых они оставили у крестьян в Цзянси после начала Великого похода.

В ходе Великого похода на пленуме ЦК КПК в Цзуньи в январе 1935 г. руководство партией перешло в руки Мао. Это был поворотный пункт как в истории Великого похода, так и китайской революции в целом. Тогда было решено продолжать Великий поход на север, чтобы лучше координировать общенациональное антияпонское движение, которое непрерывно разрасталось после японского нападения и оккупации северо-восточного Китая в 1931 г.

В ходе Великого похода помимо постоянных атак со стороны войск Гоминьдана партии также пришлось противостоять линии Чжан Готао, который проповедовал тактику паникёрства и милитаризма. На двух конференциях Центрального комитета, которые состоялись во время Великого похода, было отвергнуто предложение Чжан Готао отступить в районы национальных меньшинств — Синьцзян и Тибет. Он отказался подчиниться решению партии и попытался сформировать новый партийный центр. Чжан Готао повёл часть Красной Армии в другом направлении, что закончилось их разгромом войсками Гоминьдана. Сам Чжан стал предателем и присоединился к Гоминьдану. Основные силы Красной Армии достигли своего конечного пункта назначения в провинции Шэньси на севере Китая в октябре 1935 г., спустя год после начала Великого похода. Численность Красной Армии, которая достигала 300 тысяч перед началом пятой кампании Гоминьдана по её окружению, сократилась теперь всего лишь до 20 тысяч человек. Они основали опорную базу Шэньси — Ганьсу — Нинся (на стыке границ этих трёх провинций в северном Китае). Она получила известность как Яньань, по названию своей столицы. Из этой базы Мао привел партию и Красную Армию к победе в 1945 г. в войне против Японии.

В этот период, в 1938 году Мао и Хэ Цзычжэнь разошлись. В апреле 1939 г. он женился на Цзян Цин. Цзян Цин — это партийное имя Лань Пин, актрисы театра и кино, которая вступила в партию в 1933 г. и прибыла в Яньань в 1937 г., чтобы преподавать театральное искусство в академии искусств и работать в пропагандистских группах среди крестьян. Мао, который живо интересовался искусством и литературой, встретился с ней, они полюбили друг друга и решили пожениться.

Война сопротивления японским захватчикам

Сразу после завершения Великого похода Мао занялся разработкой и воплощением в жизнь новой тактики по прекращению гражданской войны и объединению всех сил в войне сопротивления японским захватчикам. Его доклад «О тактике борьбы против японского империализма» был крупным вкладом в развитие марксистско-ленинской тактики единого фронта. Его положения были в дальнейшем развиты в докладе «Задачи КПК в период антияпонской войны». Блестяще показав, на каком этапе развития находятся внешние и внутренние противоречия в Китае, Мао объяснил, что главное противоречие изменилось с началом японской агрессии и, следовательно, необходимо изменить тактику единого фронта перед лицом новой ситуации. Он призвал к единому фронту с Гоминьданом для того, чтобы выгнать из страны японских захватчиков. Чан Кайши, однако, не соглашался на это предложение, пока не был вынужден изменить свою позицию под давлением пропаганды КПК и определённых факторов внутри его собственной партии. Он дал своё согласие в декабре 1936 г. после того, как его арестовали два его собственных генерала, которые настаивали на создании единого фронта с КПК. Антияпонский единый фронт был оформлен в августе 1937 г.

В период войны сопротивления Мао снова пришлось бороться с неправильными тенденциями вне и внутри партии, хотя на этот раз им не удалось захватить руководство. Одной из них была пессимистическая тенденция национального подчинения, представленная некоторыми группами в Гоминьдане. Эти люди после поражений от японцев решили, что китайцам суждено быть покорёнными японскими и другими империалистами. Одна фракция даже готовилась капитулировать. С другой стороны, в КПК были группы, которые считали, что с созданием единого фронта возможна быстрая победа над японцами. Эти товарищи переоценили силу единого фронта и не видели реакционную сторону клики Чан Кайши. Чтобы разгромить эти ошибочные теории и дать правильную оценку войны, Мао в мае 1938 г. написал книгу «О затяжной войне», в которой он подчеркнул, что победа в войне против Японии неизбежна, но она не будет быстрой. В этой и других работах Мао сформулировал свою военную теорию.

Мао также написал несколько философских работ, чтобы содействовать обучению партийных кадров и устранить негативные последствия правой и «левых» линий. На основе этих работ Мао в 1941—1944 гг. была организована продолжительная кампания за исправление стиля работы, призванная устранить главные ошибочные воззрения, существовавшие в партии. Она сопровождалась масштабной дискуссией по пересмотру истории партии. В этом процессе особенно активное участие принимал Чжоу Эньлай, который был тогда членом руководства. Процесс завершился тем, что партия открыто и окончательно осудила предыдущие ошибочные линии. В итоге в апреле 1945 г. пленум ЦК КПК утвердил «Решение по некоторым вопросам истории нашей партии».

Вооружённая правильной линией и тактикой, КПК повела китайский народ к победе, сначала в войне сопротивления японским захватчикам, а потом в войне против реакционеров во главе с Чан Кайши. Численность Красной Армии выросла с 20 тысяч в конце Великого похода до одного миллиона в конце антияпонской войны в 1945 г. На Ⅶ съезде КПК в апреле 1945 г. Мао в своём докладе «О коалиционном правительстве» представил детальное обобщение опыта антияпонской войны и анализ текущей международной и внутренней ситуации. Он предложил программу формирования коалиционного правительства с Гоминьданом после победы над Японией.

Третья гражданская революционная война

Несмотря на это, после победы над японцами Чан Кайши, опираясь на поддержку империализма США и превосходство своих вооружённых сил, отказался создать коалиционное правительство на приемлемых для КПК условиях. К тому времени даже Сталин хотел, чтобы КПК пошла на уступки, считая, что они не должны воевать в гражданской войне и им следует сотрудничать с Чан Кайши, иначе китайский народ погибнет. Но КПК под руководством Мао не пошла на это и приняла участие в войне, которая потом стала известна как третья гражданская революционная война. Опираясь на полную поддержку масс и особенно крестьянства, Красная Армия смогла изменить военный баланс сил и перейти в июле 1947 г. от стратегической обороны к стратегическому наступлению. Через четыре года, к октябрю 1949 г., КПК одержала победу в масштабе всей страны над пользовавшимся поддержкой США Гоминьданом.

С победой Китая сердца марксистов-ленинцев и пролетариата по всему миру исполнились радости и гордости за создание казавшегося непобедимым социалистического лагеря, который охватил одну треть человечества. Мао, однако, понимал, что впереди ещё будут трудности и опасности. В 1949 г. по случаю 28-й годовщины основания КПК он в своей речи «О демократической диктатуре народа» сказал:

«Двадцать восемь лет существования партии — это длительный период времени. За это время мы сделали только одно — одержали в основном победу в революционной войне. Это стоит отметить, так как это победа народа, победа, одержанная в такой большой стране, как Китай. Однако нам предстоит ещё сделать очень многое. Если проводить аналогию с путешествием пешком, то сделанное нами лишь первый шаг в великом походе на десять тысяч ли».

Революционный путь для колоний и полуколоний

Сразу же после создания Китайской Народной Республики международное коммунистическое движение открыто признало значение китайского пути революции для колоний и полуколоний. В редакционной статье, опубликованной 27 января 1950 г. в газете «За прочный мир, за народную демократию!» (органе Коминформа), говорилось:

«Путь, на который вступил китайский народ… это тот путь, по которому следует идти народам многих колониальных и зависимых стран в их борьбе за национальную независимость и народную демократию.

Опыт победоносной национально-освободительной борьбы китайского народа показал, что рабочий класс должен объединиться со всеми классами, партиями, группами и организациями, которые хотят бороться с империалистами и их наймитами и создать широкий, общенациональный единый фронт во главе с рабочим классом и его авангардом — коммунистической партией…

Решающим условием победы национально-освободительной борьбы является создание, когда для этого будут необходимые внутренние условия, народно-освободительных армий под руководством коммунистической партии».

Тем самым была признана универсальная применимость марксистско-ленинской теории, разработанной Мао,— идей Мао Цзэдуна — и она стала служить руководством для настоящих революционеров во всём мире, в особенности в колониях и полуколониях.

Мао развивал теорию китайского пути в революции во многих своих работах. Уже Ленин указал, что в эпоху империализма и пролетарской революции именно пролетариат, а не буржуазия, возглавит буржуазно-демократическую революцию. Мао в своей работе «О новой демократии» продолжил эту идею и показал, что в эпоху империализма любая революция в колонии или полуколонии, которая направлена против империализма, больше не подпадает под старую категорию буржуазно-демократической революции, но относится к новой категории; она больше не является частью старой мировой буржуазной, или капиталистической, мировой революции, но частью новой мировой революции — пролетарской и социалистической. Такие революционные колонии и полуколонии больше не могут считаться союзниками контрреволюционного фронта мирового капитализма; они стали союзниками революционного фронта мирового социализма. Поэтому, чтобы отличить революцию в колониях и полуколониях от старой буржуазно-демократической революции, Мао назвал её новой демократической революцией. Исходя из этого, он в дальнейшем рассматривал политику, экономику и культуру новой демократии.

Мао также развил идею единого фронта, сформулированную Лениным и Сталиным. Он показал, что буржуазия в колониях и полуколониях делится на две категории — компрадорскую буржуазию и национальную буржуазию. Компрадорская буржуазия, чьё существование и развитие зависело от империализма, всегда была врагом революции. Национальная буржуазия была ненадёжным союзником, который иногда помогал революции и иногда присоединялся к её врагам. Поэтому единый фронт под руководством пролетариата состоял из союза четырёх классов — пролетариата, крестьянства, городской мелкой буржуазии и национальной буржуазии. Врагами революции были империализм, компрадорская буржуазия и помещики.

По мнению Мао, революция в колониях и полуколониях не должна была идти по пути восстания, как в России, где сначала были заняты главные города, а потом установлен контроль над деревней. Мао показал Китаю путь затяжной народной войны, этапами которого были захват власти в сельской местности, создание партизанских зон и опорных баз и затем окружение и взятие городов. С этой целью Мао разработал военные принципы революционной войны. Он учил, как построить Красную Армию, без которой революция была бы невозможна. Согласно учению Мао, небольшая вооружённая группа может, опираясь на широкие массы, начать с партизанской войны, накопить силы для разгрома сильного врага и перейти затем к манёвренной войне и, наконец, к позиционной войне.

Опираясь на марксистско-ленинское понимание государства и диктатуры пролетариата, Мао также развил теорию о форме государства, существующей во время революций в колониальных странах. На основе теории новой демократии он сформулировал понимание новой демократической республики.

Новая демократическая республика отличается от старой европейской и американской формы капиталистической республики, в которой существует диктатура буржуазии,— сама по себе эта форма уже устарела. С другой стороны, она отличается от социалистической республики советского типа, в которой существует диктатура пролетариата. В течение определённого исторического периода эта последняя форма тоже не будет подходить для революций в колониальных и полуколониальных странах. В этот период, следовательно, нужна третья форма государства, а именно новая демократическая республика, в которой существует совместная диктатура нескольких антиимпериалистических классов. Эта форма подходит для определённого исторического периода и поэтому является переходной. Тем не менее, по мнению Мао, она необходима и через этот этап нельзя перепрыгнуть.

Такое государство было создано после победы китайской революции в виде демократической диктатуры народа. Мао объяснил, что демократическая диктатура народа — это соединение двух элементов, демократии для народа и диктатуры над реакционерами. Народ — это рабочий класс, крестьянство, городская мелкая буржуазия и национальная буржуазия. Эти классы объединяются под руководством рабочего класса и коммунистической партии, чтобы создать собственное государство и избрать своё правительство; они осуществляют диктатуру над лакеями империализма — классом помещиков и бюрократической буржуазией, а также над представителями этих классов.

Мао также подчеркнул, что коммунистическая партия должна возглавить процесс преобразования демократической диктатуры народа в социалистическое государство. Демократическая диктатура народа опирается на союз рабочих и крестьян, её ведущей силой является пролетариат, а коммунистическая партия объединяет весь рабочий класс, крестьянство и широкие массы революционных интеллектуалов; это ведущая и основные силы диктатуры. Без единства между ними диктатура будет непрочной. Также партии необходимо объединить как можно большее количество представителей городской мелкой буржуазии и национальной буржуазии, их интеллектуалов и политические группы, которые готовы сотрудничать с ней. Это нужно для того, чтобы изолировать силы контрреволюции. Если это сделано, тогда после победы революции можно будет быстро восстановить и развивать производство, противостоять иностранному империализму, постепенно преобразовать отсталую полуколониальную аграрную экономику в индустриальную и строить социалистическое государство.

Мао о философии

Мао писал о философии для того, чтобы обучить партийные кадры и массы марксизму-ленинизму, изменить их мировоззрение и образ действий. Он сам очень старательно изучал философию. Когда ему удавалось достать книги по философии, он внимательно и сосредоточенно их читал. Так как раньше в партии было сильно влияние догматиков, вернувшихся после обучения в России и неспособных применить свои знания на практике, Мао постоянно стремился связать партийное обучение и образование с жизнью. Он хотел сделать марксистскую философию и особенно марксистский диалектический метод полезными всем партийным кадрам, активистам и народным массам.

Теория познания

Первоочередное значение имеет учение Мао о познании. Важной его работой по этому вопросу является эссе «Относительно практики: о связи познания и практики, связи знания и действия». Хотя оно было прочитано на лекциях всего за два часа, Мао рассказывал, что потратил недели на подготовку. Основная идея, которую объясняет Мао, состоит в том, что знание не падает с небес, оно происходит от общественной практики и только от неё. Истинные знания, или правильные идеи, происходят из трёх видов общественной практики — материального производства, классовой борьбы, научных экспериментов.

Теория зависит от практики. Как говорит Мао, теорию можно измерить и проверить только практикой. В свою очередь, теория изменяет практику, изменяет наши методы работы и мышления. Благодаря теории возможны изменения и приобретение большего знания. Никто не рождается умным или глупым. Знание не предшествует материальному опыту; нельзя стать специалистом, не имея практического опыта.

Мао объяснил процесс приобретения знания. Он начинается с чувственного восприятия, ступени ощущений и представлений, когда люди видят сначала лишь внешнюю сторону различных вещей, явлений, представленных в этом процессе, видят отдельные стороны вещей, явлений, видят внешнюю связь между отдельными явлениями. Продолжение общественной практики приводит к многократному повторению явлений, которые вызывают у людей ощущения и представления. И тогда в человеческом сознании происходит скачок в процессе познания — возникают понятия. Понятие отражает уже не внешние стороны вещей, явлений, не отдельные их стороны, не их внешнюю связь; оно улавливает сущность явления, явление в целом, внутреннюю связь явлений. Между понятием и ощущением существует не только количественное, но и качественное различие. Понятийное (логическое или рациональное) познание есть более высокая ступень, чем чувственное познание.

Это означает, во-первых, что рациональное познание зависит от чувственного познания. Глупо думать, что первое возможно без второго. Во-вторых, одного чувственного познания ещё не достаточно. Чувственное познание нужно углубить и развить до стадии рационального познания.

Приобретение рационального знания, однако, это еще не все. Как всегда утверждал марксизм, знание нужно для того, чтобы применить его на практике. Поэтому Мао говорит:

«Через практику открывать истины и через практику же подтверждать истины и развивать истины. От чувственного познания активно переходить к рациональному познанию и, далее, от рационального познания к активному руководству революционной практикой, к преобразованию субъективного и объективного мира. Практика — познание, вновь практика — и вновь познание,— эта форма в своем циклическом повторении бесконечна, причём содержание циклов практики и познания с каждым разом поднимается на более высокую ступень. Такова в целом теория познания диалектического материализма, таков взгляд диалектического материализма на единство знания и действия».

О противоречиях

Другой важный вклад Мао в марксистскую философию относится к диалектике и особенно к пониманию и применению противоречий. Анализ противоречий и применение его на практике присутствует почти во всех работах Мао. Его главная работа по этому вопросу — «Относительно противоречия», представляет собой философское эссе, написанное в августе 1937 г. после «Относительно практики» и с той же целью преодоления догматического мышления в партии. Первоначально это эссе было представлено в виде двух лекций в Антияпонской военно-политической академии в Яньани.

Мао здесь в определённой степени продолжил работу Ленина, который особенно глубоко изучал противоречия. Ленин называл противоречие «солью диалектики» и говорил, что «раздвоение единого и познание противоречивых частей его есть суть диалектики». Также в своих «Философских тетрадях» Ленин отмечал, что «вкратце диалектику можно определить, как учение о единстве противоположностей. Этим будет схвачено ядро диалектики, но оно требует пояснений и развития».

Это «объяснение и развитие» сделал спустя двадцать лет Мао. Работа Мао является качественным скачком в понимании противоречий. Он детально рассмотрел вопрос о противоречиях и разъяснил его так, чтобы это было легко понять и применить на практике.

Сначала Мао подчеркнул, что закон единства противоположностей является основным законом природы и общества, и следовательно также основным законом мышления.

Исходя из этого, он объяснил принцип всеобщности и абсолютности противоречия. Согласно этому принципу, противоречие присутствует во всех процессах и во всех мыслях от начала до конца.

Затем Мао сформулировал принцип специфичности и относительности противоречия. Согласно этому принципу, каждое противоречие и каждый из его аспектов имеют свои особенности.

Мао высказал очень важную идею относительно единства и борьбы противоположностей. Он указал, что единство противоположностей образуется лишь в определённых условиях, и поэтому единство является условным, относительным. С другой стороны, борьба противоположностей существует везде без исключения, и поэтому она безусловна, абсолютна.

Другой важный принцип, который Мао сформулировал и часто использовал, это выделение главного противоречия и главной стороны противоречия. Согласно этому принципу, в процессе развития сложного объекта существует множество противоречий, но только одно из них является главным и его существование и развитие определяет существование и развитие других противоположностей. Отсюда следует, что в любом процессе, если в нём существует много противоречий, всегда имеется одно главное, которое играет ведущую, решающую роль, тогда как остальные занимают второстепенное и подчинённое положение. Следовательно, при изучении любого процесса, если это сложный процесс, содержащий более двух противоречий, необходимо стремиться отыскать главное противоречие. Определив это главное противоречие, легко решать все проблемы.

Аналогично, в любом противоречии развитие его различных сторон происходит неравномерно. Иногда кажется, что они находятся в равновесии, но равновесие только временно и относительно, тогда как неравномерность абсолютна. Из двух противоречивых сторон одна должна быть главной и другая второстепенной. Главная сторона играет ведущую роль в противоречии. Природа вещи определяется главной стороной противоречия, той стороной, которая доминирует.

Мао придавал первоочередное значение пониманию главного противоречия. Поэтому в своём анализе китайского общества он всегда рассматривал главное противоречие. Это было шагом вперёд в развитии марксизма-ленинизма, который ранее особенно не углублялся в изучение главного противоречия в стране или революции. Мао подчёркивал, что пока мы не рассмотрим два аспекта — главное и второстепенные противоречия в данном процессе и главную и второстепенные стороны противоречия,— мы будем путаться в абстракциях, не сможем понять противоречие конкретно и следовательно не сможем найти правильный метод его решения. Понимание главного противоречия и главной стороны противоречия важно потому, что они указывают на неравномерность сил, которые находятся в противоречии между собой. Ничто в мире не развивается абсолютно равномерно и поэтому необходимо следить за изменениями главного и второстепенных противоречий и главной и второстепенных сторон противоречия. Только изучив различные стадии неравномерности в противоречиях и процесс изменения противоречий, революционная партия может определиться со стратегией и тактикой как в политических, так и в военных делах.

Наконец, Мао разъяснил вопрос об антагонизме противоположностей. По его мнению, антагонизм — это одна из форм борьбы противоположностей, а не всеобщая её форма. Одни противоречия носят характер открытого антагонизма, другие — нет. В соответствии с конкретным развитием явлений некоторые первоначально неантагонистические противоречия развиваются в антагонистические, некоторые же первоначально антагонистические развиваются в неантагонистические. Формы борьбы бывают различными в зависимости от природы противоречий. Неантагонистические противоречия могут быть разрешены мирными и дружелюбными методами. Антагонистические противоречия требуют насильственных методов.

Мао возвращался к вопросу об антагонистических и неантагонистических противоречиях в период социалистического строительства и в ходе культурной революции. Он подчёркивал, что несмотря на победу революции было бы ошибочным считать, что в китайском обществе больше нет противоречий. Он показал, что две разновидности противоречий ещё существуют — противоречия с врагом и противоречия внутри народа. Противоречия с врагом являются антагонистическими и их нужно решать путём его подавления. С другой стороны, противоречия внутри народа, которые не являются антагонистическими, нужно решать таким образом, чтобы они не стали антагонистическими. Мао всегда подчёркивал необходимость правильного разрешения противоречий. Он указывал, что если противоречия не были поняты и разрешены правильно, всегда будет существовать опасность реставрации капитализма.

Мао о партии

Встав по главе Компартии Китая, Мао прилагал все усилия для развития партии на подлинно ленинских основах. Господство ранних неправильных линий, в частности, «левой» линии Ван Мина третьего периода, породило в деятельности партии множество уклонов. Из-за сектантских воззрений не работали нормы демократического централизма и осуществлялся совершенно ошибочный подход к борьбе двух линий. Решения принимались без обсуждения и участия партийных кадров, путём манипуляций с проведением пленумов и прочих собраний. Борьба двух линий не велась открыто, сторонников альтернативных точек зрения притесняли и карали. Вследствие догматизма, кроме того, не проводилась линия масс. Мао предпринимал все старания к исправлению этих уклонов, а также к надлежащему созыву съездов и партийных органов. В этом процессе Мао уточнил и развил многие организационные идеи. Он также старался исправить некоторые неверные представления, укоренившиеся в международном коммунистическом движении, а также и в КПСС под руководством Сталина.

Демократический централизм

Попытка Мао исправить сектантский и бюрократический уклоны видна в его разъяснении относительно демократического централизма. Понимание Мао демократического централизма недвусмысленно: «сначала демократия, потом централизм». Он по-всякому пояснял это — «если не будет демократии, то не будет и централизма», «Наш централизм — это централизм, зиждущийся на демократической основе. Пролетарский централизм — это централизм, базирующийся на широкой демократической основе» (выступление на расширенном рабочем совещании ЦК КПК 30 января 1962 г.).

Такой взгляд Мао был основан на его понимании, что, прежде всего, централизм означает централизацию правильных идей. Чтобы получить их, всем товарищам следовало высказывать свои взгляды и мнения, не держать их при себе. Такое возможно только при максимально полной демократии, чтобы товарищи ощущали свободу высказывать, что хотят, и даже выражать недовольство. Без демократии, без идущих от масс идей невозможно выражать правильные линии, принципы, установки и методы. При помощи же пролетарской демократии можно достигать единства понимания, политики, планов, руководства и действий на основе сосредоточения правильных идей. Это единство через централизм.

Мао не ограничил понимание демократического централизма только партийной работой. Он распространил его на вопрос управления пролетарским государством и построения социалистической экономики. Мао считал, что без демократического централизма нельзя упрочить диктатуру пролетариата. Без широкой народной демократии нельзя укрепить диктатуру пролетариата и создать прочную политическую власть. Без демократии, без подъёма масс и контроля с их стороны диктатуру, направленную против реакционных, подрывных элементов, не осуществишь, их не перевоспитаешь. Мао выступал с такими наблюдениями после подъёма современного ревизионизма в Советском Союзе, замечая, что массы не были мобилизованы для осуществления диктатуры пролетариата. Он видел возникновение ревизионистских тенденций и в верхушке КПК, указывая, что единственная защита против подобных течений — инициатива и бдительность кадров нижнего звена и масс.

Так, Мао сказал в январе 1962 года:

«Если в нашей стране не будет развита полная демократия в народе и внутри партии, если не будет полностью проведён в жизнь пролетарский демократизм, будет невозможно добиться настоящего пролетарского централизма. Без высшей демократии нет и высшей централизации, а без высшей централизации невозможно создать социалистическую экономику. А какая обстановка сложится в нашей стране, если не будет создана социалистическая экономика? Наша страна может превратиться в государство, подобное Югославии, превратиться фактически в буржуазное государство, а диктатура пролетариата может выродиться в диктатуру буржуазии, более того, она может выродиться в реакционную, фашистскую диктатуру. В этом вопросе нужна исключительная бдительность. Надеюсь, товарищи хорошенько подумают над этим».

Борьба двух линий

Борьба двух линий — ещё один момент организационных принципов партии, для которого Мао разработал теорию и марксистское понимание. Подход Мао, основанный на диалектическом материализме, заключался в рассмотрении неправильных мнений внутри коммунистической партии как отражения враждебных классов в обществе. Так что покуда в обществе продолжается классовая борьба, внутри партии неизбежно будут её отражения на идеологическом фронте. Его подход к этим противоречиям также был особым. Он изначально рассматривал их как неантагонистические противоречия, которые через «серьёзную борьбу» нужно попытаться уладить. Следует предоставлять широкие возможности для исправления, и только в том случае, если люди, совершающие ошибки, «сохраняют» и «углубляют их», есть вероятность превращения противоречий в антагонистические.

Это было исправлением сталинского понимания, представленного в работе «Об основах ленинизма». Сталин выступал против всяких попыток исправить ошибочные течения через внутрипартийную борьбу. Он называл подобные попытки «теорией „преодоления“ оппортунистических элементов путём идейной борьбы внутри партии», что, по его мнению, «есть гнилая и опасная теория, грозящая обречь партию на паралич и хроническое недомогание». Такое представление отрицает возможность неантагонистического противоречия и рассматривает борьбу с оппортунизмом как антагонистическое противоречие с самого начала.

Извлекая уроки из того же исторического опыта, Мао представил методы внутрипартийной борьбы следующим образом:

«Все руководящие работники партии обязаны развивать внутрипартийную демократию и позволять людям высказываться. В каких пределах? Во-первых, необходимо, чтобы при этом соблюдалась партийная дисциплина, меньшинство подчинилось большинству, а вся партия — Центральному Комитету. Во-вторых, нельзя позволять сколачивать тайные группировки. Открытой оппозиции мы не боимся, мы боимся оппозиции тайной. Ведь в глаза эти люди правды не говорят, они лгут и обманывают, истинные цели не высказывают. Тем же, кто не нарушает дисциплину, не создаёт тайных группировок, мы позволим высказываться, мы не будем наказывать, если при этом будут допущены ошибочные высказывания. Высказал кто-то ошибочное мнение — критикуйте, но убеждать надо при помощи аргументов. А что делать с теми, кого словом не убедишь? Пусть останутся при своём мнении. Меньшинство может остаться при своём мнении, лишь бы оно подчинялось решениям, принятым большинством».

Таким образом, понимание Мао чётко основывалось на том, что пока в обществе существует классовая борьба, неизбежно и в партии будет классовая борьба — иными словами, борьба двух линий. Следовательно, единственно правильным будет, если борьба эта будет вестись открыто, в соответствии с принципами демократического централизма. Таким образом, Мао через своё понимание и проведение концепции борьбы двух линий попытался осуществить правильный диалектический подход к классам, классовой борьбе и внутрипартийной борьбе.

Линия масс

Ещё одна область, в которой Мао развил марксизм, касалась линии масс. Исходя из базового марксистско-ленинского понимания партии, поддерживающей самые тесные связи с массами, Мао вывел идею линии масс на качественно новый уровень. На философском уровне он показал, что она — существенный аспект марксистской теории познания. На политическом и организационном уровнях он показал, что она — основа правильной политической линии, а также основная организационная линия внутрипартийных отношений.

Мао объясняет, что в практической работе партии правильное руководство обязательно подразумевает принцип «черпать у масс и нести в массы»:

«Это значит: суммировать мнения масс (разрозненные и бессистемные) и снова нести их (обобщённые и систематизированные в результате изучения) в массы, пропагандировать и разъяснять их, делать их идеями самих масс, чтобы массы отстаивали эти идеи и претворяли их в действия; вместе с тем на действиях масс проверять правильность этих идей. Затем нужно вновь суммировать мнения масс и вновь нести их в массы, чтобы массы их отстаивали,— и так без конца. С каждым разом эти идеи будут становиться всё более правильными, более жизненными, более полноценными. Этому учит марксистская теория познания» (Мао Цзэдун. К вопросу о методах руководства (1 июня 1943 г.)).

В целях проведения в жизнь принципа «черпать у масс и нести в массы» Мао указывает на необходимость правильных отношений между руководящей группой и массами в рамках организации и в процессе борьбы. Партия должна объединять активистов, формировать из них руководящее ядро и связывать его тесным образом с массами. Без этого руководство бюрократизируется и отрывается от масс. Также, от руководства требуется не ограничиваться общими призывами. За указаниями должно следовать конкретное руководство с целью их надлежащего выполнения. «Суммировать мнения масс, вновь нести их в массы, чтобы массы их отстаивали, и таким образом вырабатывать правильные руководящие идеи — таков основной метод руководства» — именно так Мао разъясняет линию масс, как основной метод руководства массами со стороны партии.

Наконец Мао говорит, что линию масс не следует рассматривать только в контексте руководства партии массами. Мао подчёркивал применимость линии масс также и во внутрипартийных отношениях. Он рассматривал её, таким образом, и как организационную линию. Мао отмечает, что для того, чтобы линия действительно шла от масс и, что более важно, возвращалась к массам, должна существовать тесная связь не только между партией и массами вне партии (между классом и народом), но прежде всего между руководящими органами партии и массами внутри партии (между кадрами и рядовыми членами). Таким образом, Мао показывает крайнюю важность поддержания тесных связей между высшим и низшим уровнями партии. Любой разрыв внутрипартийных связей создаст пропасть между партийным руководством и массами. Подобное положение дел идёт против проведения линии масс.

Строительство социализма: китайский опыт

Реализация новодемократической экономической программы началась ещё до общенациональной победы революции. Вскоре после того как Красная Армия и Китайская революция перешли в стратегическое наступление в 1947 году, Мао провозгласил и начал внедрение трёх главных принципов экономической политики новодемократической революции: 1) конфискация земли феодалов и перераспределение её среди крестьянства, 2) конфискация капитала компрадорской буржуазии и 3) защита национальной буржуазии в промышленности и торговле. Такая политика начала незамедлительно проводиться в обширных районах Северного Китая, находившегося под контролем революционеров. К середине 1950 года аграрная реформа была там завершена. Впоследствии программа аграрной реформы была выполнена и во всей остальной стране.

Генеральная линия и поэтапная коллективизация

В 1951 году партия приняла генеральную линию на социалистическое строительство, на переход от капитализма к социализму. Главной целью этого периода была индустриализация Китая, наряду с социалистическим преобразованием сельского хозяйства, ремесленничества, капиталистической промышленности и торговли. Примерный срок достижения этих целей составлял восемнадцать лет. Они разделялись на три года восстановления от последствий гражданской войны, оставшиеся пятнадцать лет включали в себя три пятилетних плана экономического развития.

В соответствии с генеральной линией был намечен план поэтапного социалистического преобразования сельского хозяйства. Первым шагом стал призыв к крестьянам организовать коллективы взаимопомощи сельских производителей, включающие от нескольких человек до дюжины каждый. Эти коллективы содержали в себе только базовые элементы социализма, такие как взаимопомощь и кооперация. Вторым шагом стал призыв к крестьянам организовать небольшие сельскохозяйственные кооперативы производителей на базе коллективов взаимопомощи. Такие кооперативы были полусоциалистическими по своей сути, и характеризовались объединением участков земли под единым управлением. Третьим шагом стал призыв к крестьянам продолжать объединяться на основе небольших полусоциалистических кооперативов и организовать крупные, полностью социалистические кооперативы сельских производителей. Фундаментальными принципами этого поэтапного процесса были свободное участие и взаимная выгода. Крестьян удалось убедить добровольно участвовать в этом процессе коллективизации.

Впервые коллективы взаимопомощи начали возникать в освобождённых районах ещё до победы революции в масштабах всей страны. Далее, в 1953—1955 годах был сделан шаг к кооперативам низшего уровня. Наконец, в 1956-м начался переход к кооперативам высшего уровня. Социалистическим преобразованиям в деревне был дан мощный толчок. В то же время, в 1956-м году после стремительного взлёта был завершён попутный процесс национализации предприятий. Таким образом, промышленность и торговля Китая были переведены из частной собственности в общенародную собственность с большим опережением графика.

Диалектический подход Мао к процессу социалистического строительства

Генеральная линия в основном опиралась на советскую модель социалистического строительства. Упор на промышленность и особенно на тяжёлую промышленность имел центральное значение в первом пятилетнем плане 1953—1957 гг. В дальнейшем наблюдалась тенденция некритического принятия советской политики. С появлением современного ревизионизма в Советском Союзе (и особенно после ревизионистского ⅩⅩ съезда КПСС в феврале 1956 г.), усилились ревизионистские тенденции в КПК. В 1956-м году была начата кампания против «забегания вперёд» 16, по сути, началось торможение процесса обобществления. Одновременно, внутри партии начинает господствовать ревизионистская теория производительных сил, главным проводником которой являлся генеральный секретарь партии Лю Шаоци. Представители этого течения поддержали хрущёвцев, откинувших классовую борьбу и сосредоточившихся на повышении уровня производительных сил, в первую очередь на тяжёлой промышленности. Их аргумент состоял в том, что производительные силы являются главным мотором перемен и это именно низкий уровень производительных сил в Китае является главным фактором, тормозящим дальнейшее развитие страны. По их мнению, перед тем как менять производственные отношения, необходимо дождаться достаточного развития производительных сил, в частности, перед началом кооперирования сельского хозяйства необходимо дождаться достаточного развития промышленности, чтобы она смогла обеспечить технику для механизации деревни. Все эти предложения отрицали важность производственных отношений и классовой борьбы. Такая позиция вела к росту ревизионистских и бюрократических тенденций, восхождению нового эксплуататорского класса.

Наблюдая советский опыт и осознавая ревизионистскую опасность, Мао незамедлительно развернул борьбу против этих тенденций, господствовавших в то время в партии. Первым шагом в этой борьбе стала его речь, произнесённая в апреле 1956 г. «О десяти важнейших взаимоотношениях». В этой речи Мао впервые выступил с конкретной критикой советской модели экономического строительства социализма. Затрагивая вопрос соотношения между взаимоотношениями между тяжёлой промышленностью, с одной стороны, и лёгкой промышленностью и сельским хозяйством, с другой, Мао подчеркнул следующее: «Дело у нас поставлено лучше, чем в Советском Союзе и некоторых странах Восточной Европы. ‹…› Они односторонне выпячивают тяжёлую промышленность и пренебрегают сельским хозяйством и лёгкой промышленностью, что вызвало недостаток товаров на рынке и неустойчивость валюты».

Сходным образом он раскритиковал советскую политику «сильного ущемления крестьян». Под удар попали и догматики из КПК, которые проводили политику «всё и вся копировать и механически заимствовать», следуя опыту СССР и других социалистических стран. Он также подверг критике тех, кто по примеру Хрущёва огульно критиковал Сталина. Он поддержал Сталина как великого марксиста, в деятельности которого было 70 % правильного. Отталкиваясь от такой широкой критики советских ревизионистов и ошибок в советском социалистическом строительстве, Мао возглавил борьбу против господствовавшей тогда ревизионистской линии внутри КПК — теории производительных сил.

Однако, наибольшее значение речь Мао имела в деле улучшения понимания процесса социалистического строительства и социалистического планирования. Представляя проблему социалистического строительства как проблему десяти важнейших взаимоотношений, Мао поставил диалектику и противоречия в центр процесса строительства социалистического общества. Он показал, что социалистическое строительство подразумевает не просто механическое достижение целей в производстве и распределении, но и диалектическое понимание основных противоречий этого процесса, а также мобилизацию всех позитивных сил в деле достижения социализма. Об этом он сказал: «Все эти десять вопросов выдвигаются в свете основного курса — курса на приведение в движение всех положительных факторов внутри и вне страны во имя служения делу социализма. ‹…› Все эти десять взаимоотношений есть противоречия. Мир состоит из противоречий. Без противоречий не было бы и мира. Наша задача — правильно разрешать эти противоречия».

Вслед за этим, в следующем году вышла работа Мао «О правильном разрешении противоречий внутри народа». В ней он продолжил выработку диалектического понимания процесса социалистического строительства, ставя в его центр классовую борьбу. Он утверждал, что «классовая борьба ещё не закончилась [и] ещё по-настоящему не разрешён вопрос: кто победит, а кто проиграет — социализм или капитализм». Вместе с этим, он начал борьбу против ревизионистских групп внутри партии, утверждавших, что при социализме классовая борьба сходит на нет. Тем самым было положено начало общенациональному движению по исправлению, движению против правых. В этот период многие высокопоставленные кадры выступили с самокритикой перед массами, миллионы студентов занялись физическим трудом, сплачиваясь с рабочими и крестьянами, всем партийным кадрам на заводах и в сельскохозяйственных кооперативах было поручено заняться физическим трудом, рабочие были привлечены к принятию решений на своих фабриках, среди крестьян была развёрнута кампания социалистического воспитания. Благодаря этому партия сблизилась с народом, растущие правые тенденции были пресечены как в партии так и вне неё.

Большой скачок и рождение народных коммун

В ходе движения по исправлению ошибок правые внутри партии были вынуждены перейти к обороне. В результате в 1958 г. была отвергнута ошибочная теория производительных сил, которая господствовала на Ⅷ съезде партии в 1956 г. Главный поборник этой теории, Лю Шаоци в мае 1958 г. на второй сессии Ⅷ съезда партии был вынужден признать, что в период до завершения построения социалистического общества главным противоречием является противоречие между пролетариатом и буржуазией, между социалистическим путём и капиталистическим путём. В его докладе также упоминался большой скачок, который тогда начался. Крупные успехи отмечались на всех фронтах социалистического строительства. Темпы роста промышленности, сельского хозяйства и других сфер экономики увеличивались.

Большой скачок не исчерпывался быстрыми темпами роста, его сутью было изменение приоритетов, ставившихся в предыдущих планах, и генеральной линии. Генеральную линию большого скачка сформулировал пленум Центрального комитета в конце ноября 1957 г. Он отказался от приоритета развития тяжёлой промышленности и вместо этого поставил задачу одновременного развития сельского хозяйства, тяжёлой и лёгкой промышленности. Целью большого скачка было сокращение разрыва между городом и деревней, между рабочим и крестьянином, и между рабочим и крестьянином с одной стороны и интеллектуалом и управленцем с другой стороны. Его целью была не просто экономическая революция, но также технологическая, политическая, социальная и культурная революции с целью преобразования как города, так и деревни.

В 1958 г. началось строительство народных коммун, поначалу стихийное, когда соседние крестьянские объединения в поражённом засухой районе решили объединить свои усилия и ресурсы для ирригационного проекта. Мао назвал это их объединение коммуной и одобрил эту инициативу,— что немедленно привело к быстрому распространению коммун по всей стране. Они создавались путем объединения соседних кооперативов для работы над масштабными проектами, такими как борьба с наводнениями, сохранение воды, лесопосадки, развитие рыболовства и транспорта. Кроме того, многие коммуны создавали свои заводы для производства тракторов, химических удобрений и других средств производства. Движение за образование народных коммун быстро росло. ЦК КПК в знаменитой уханьской резолюции в декабре 1958 г. отмечал, что «за несколько месяцев начиная с лета 1958 г. все более 750 тыс. сельскохозяйственных кооперативов в стране в ответ на требование охваченных энтузиазмом масс преобразовали себя в более 26 тыс. народных коммун. Более 120 млн домохозяйств или более 99 % крестьянских домохозяйств Китая разных национальностей вступили в народные коммуны». Подводя политические итоги этого, ЦК подчеркнул, что:

«Народная коммуна есть базовая ячейка социалистической общественной структуры в нашей стране, которая объединяет в себе промышленность, сельское хозяйство, торговлю, образование и оборону; одновременно это базовая организация социалистической государственной власти. Марксизм-ленинизм и полученный начальный опыт развития народных коммун в нашей стране позволяют нам предвидеть, что народные коммуны ускорят темп нашего социалистического строительства и станут наилучшей формой для реализации в нашей стране следующих двух переходов:

Во-первых, перехода от коллективной собственности к собственности всего народа в сельской местности; и,

Во-вторых, перехода от социалистического к коммунистическому обществу. Также можно предвидеть, что в будущем коммунистическом обществе народная коммуна останется базовой ячейкой нашей общественной структуры».

Поэтому движение по развитию коммун было огромным шагом вперёд, который в основном завершил процесс коллективизации сельского хозяйства. Однако ожидания того, что коммуны позволят продвинуть переход к полностью общественной собственности и коммунизму, в полной мере не оправдались. Кроме того, коммуны, несмотря на сделанные попытки, не прижились в городах.

В ходе большого скачка, в начальный период движения по развитию коммун, были допущены некоторые левацкие ошибки. Мао в феврале 1959 г. назвал их «коммунистическим поветрием». Эти указанные Мао левацкие ошибки были в основном трёх видов. Первый вид состоял в уравнении бедных и богатых бригад внутри коммуны путём превращения всей коммуны в одну учётную единицу. Это означало, что доли членов коммуны из богатых бригад (бывшего передового кооператива) будут меньше, чем прежде. Поэтому они будут ущемлены созданием коммуны и их участие не будет добровольным. Вторая ошибка состояла в том, что накопление капитала в коммуне было слишком большим и коммуна требовала слишком много труда без компенсации. Когда крупные средства откладываются на накопление капитала, то получаемая крестьянином доля уменьшается. Также большие объёмы работы без компенсации требуют высшей сознательности. Третья ошибка состояла в «коммунизации» всех видов «собственности». В некоторых районах были попытки забрать в коммуну даже личную собственность крестьян типа кур и свиней. Это тоже вызывало сопротивление.

Эти ошибки были вскоре исправлены. Производственная бригада (бывший передовой кооператив) осталась базовой учётной единицей, а в 1962 г. учётной единицей стал ещё более низкий уровень, уровень производственной команды. Однако, хотя всегда оставалась перспектива повышения уровня собственности и учёта, процесс не пошёл дальше по пути большего обобществления и перехода к коммунизму. Базовая учётная единица и единица собственности до 1976 г. оставались на самом низком уровне — производственной команды.

Борьба со сторонниками капиталистического пути

Хотя левацкие ошибки было вскоре исправлены, в высших эшелонах партии оставалось сильным влияние сторонников капиталистического пути во главе с Лю Шаоци. Борьба двух линий продолжалась прямыми и косвенными путями. В июле 1959 г. Пэн Дэхуай, тогда министр обороны, предпринял прямую атаку на большой скачок, критикуя, по его выражению, «мелкобуржуазный фанатизм» и желание «войти в коммунизм одним шагом». Мао ответил на эти выпады и защищал политику большого скачка. Однако, хотя Пэн потерпел поражение, другие сторонники капиталистического пути продолжали свою деятельность косвенно.

Одним из их методов была завуалированная защита Пэна и выпады против Мао в прессе. Это делалось при помощи статей, а также пьес и культурных представлений, призванных показать, что Пэн был настоящим товарищем, который пострадал ни за что. Другим методом был саботаж решений высших партийных инстанций. Самый яркий пример — саботаж программы социалистического воспитания и решения начать культурную революцию, принятого десятым пленумом ЦК в 1962 г. Формально согласившись с этим решением, сторонники капиталистического пути, используя свой контроль над партийными структурами, добились срыва массовой мобилизации. Они попытались направить культурную революцию в русло академических и идеологических дебатов, а не классовой борьбы.

Мао в этот период (1959—1965 гг.) вёл борьбу на разных уровнях. Изучая русский опыт, он понял, что есть весьма реальная опасность реставрации капитализма. Опираясь на тщательное изучение политики и экономики хрущёвского ревизионизма, он извлёк из этого опыта теоретические уроки и использовал их для обучения китайского и международного пролетариата. Посредством борьбы в ходе великой полемики против хрущёвского современного ревизионизма Мао пытался поднять на борьбу революционеров по всему миру и в Китае. В таких своих работах, как «Критика советской политэкономии» 17 и в статье КПК «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке», он старался дать партийным кадрам теоретическую основу для борьбы против ревизионизма и реставрации капитализма.

Но главное, Мао старался вовлечь массы в борьбу за защиту и развитие социализма и предотвращение реставрации капитализма. Помимо уже упоминавшейся программы социалистического воспитания, он призывал следовать примеру Дачжая и Дацина как образцу построения социализма. Но когда все попытки мобилизовать массы были сорваны партийной бюрократией, Мао после огромных усилий сумел добиться своего, высвободив энергию масс в ходе Великой пролетарской культурной революции. Это была кульминация практики развития Мао Цзэдуном марксистских принципов социалистического строительства.

Великая полемика — борьба Мао против новейшего ревизионизма Хрущёва

В 1953 году, после смерти Сталина, ревизионистская клика во главе с Хрущёвым совершила переворот и захватила контроль над КПСС, в то время ведущей партией международного пролетариата. Революционеры внутри партии подверглись исключениям и убийствам, был запущен процесс реставрации капитализма в первой социалистической стране мира, укреплялись связи с империалистическим лагерем, в частности, с империализмом США. К 1956 году, установив над КПСС жёсткий контроль на ⅩⅩ съезде, они начали распространение ревизионистского яда среди других коммунистических партий. С одной стороны, был атакован так называемый культ личности Сталина, с другой стороны, продвигалась ревизионистская теория трёх мирных принципов: мирного перехода, мирного сосуществования и мирного соревнования.

Мирный переход означал мирный переход к социализму парламентским путём. Хрущёв утверждал, что в современную эпоху можно достичь социализма мирным путём через завоевание большинства в парламенте, что позволит с помощью реформ перейти к социализму. В сущности, он отверг необходимость революции, так что эта теория стала переизданием ревизионизма Бернштейна и других социал-демократов.

Мирное сосуществование государств с различным общественным строем было предложено Хрущёвым как генеральная линия внешней политики социалистического государства. Тем самым была искажена ленинская политика мирного сосуществования с капиталистическими государствами, которое было лишь одним из аспектов проводимой социалистическим государством внешней политики пролетарского интернационализма. Хрущёв подчинил всё остальное своему желанию поддержать мирное сосуществование с империализмом. Он поставил отношения с другими социалистическими странами и помощь им, политику помощи борьбе угнетённых народов в зависимость от потребностей мирного сосуществования с империалистскими державами. Это было не чем иным как политикой сотрудничества с империализмом.

Мирное соревнование — теория о том, что противоречия между империализмом и социализмом могут быть решены путём экономической конкуренции между капиталистической и социалистической системами. Эта теория, таким образом, отказалась признавать реакционный и агрессивно-милитаристский характер империализма. Распространялась иллюзия, что противоречие между социалистическим и империалистическим лагерями не антагонистическое, что его можно разрешить мирным путём.

Выдвинутая Хрущёвым концепция трёх «мирных принципов» была полновесной ревизионистской теорией, которую он хотел навязать международному коммунистического движению. Она была прямо направлена на сближение с империализмом. В целях реализации своих схем и чтобы заручиться признанием империалистических держав, Хрущёв начал свирепые нападки на Сталина под предлогом борьбы с «культом личности». Чтобы разрушить революционные принципы, на которых стоял Сталин и за которые он боролся, Хрущёву в первую очередь понадобилось очернить его образ среди революционеров и масс во всём мире. Путём кампании лжи и низкой пропаганды Хрущёву это удалось.

Многие из руководителей мировых компартий поддержали ревизионистскую хрущёвскую линию. Многие видные партии и их руководители уже до того следовали ревизионистской линии в своих странах. Браудер в США уже прежде выдвинул теорию сотрудничества между социализмом и капитализмом, а затем отошёл от международного коммунистического движения; Торез, бывший вождь Третьего Интернационала из Франции, наладивший тесные отношения с буржуазией по окончанию периода антифашистского фронта, занял в послевоенные годы шовинистическую позицию по отношению к народам французских колоний и стал слугой французской империалистической буржуазии; Тольятти из Италии, ещё один видный деятель Третьего Интернационала, «реформировал» и «перестраивал» капитализм в социализм через «структурные реформы» при помощи буржуазного парламента; руководство индийской компартии ещё ранее изменило свою тактику, признав мирный путь. Ревизионистские силы, которые не были достаточно раскритикованы и обезврежены в более ранний период, вполне благополучно сошлись с Хрущёвым.

Однако там, где попытки осуществить «мирный переход» посредством избирательной системы ставили под угрозу общественный порядок, такие партии были нейтрализованы военными переворотами и жестокими репрессиями, как в Бразилии (1964), Индонезии (1965) и Чили (1973).

В Югославии, одной из новообразованных стран народной демократии, Союз коммунистов Югославии во главе с Тито уже с 1948 года встал на путь ревизионизма и оторвался от социалистического лагеря. Хрущёв, однако, вскоре стал дружить с ним. Большинство остальных руководителей также были подчинены линии Хрущёва. В социалистическом лагере только КПК и Албанская партия труда распознали хрущёвский ревизионизм и твёрдо встали на защиту марксизма-ленинизма.

КПК под руководством Мао стояла в авангарде этой борьбы. В течение двух месяцев после ⅩⅩ съезда КПСС КПК опубликовала статью «Об историческом опыте диктатуры пролетариата», где Сталин был назван выдающимся марксистом-ленинцем. За ней в декабре 1956-го последовала статья «Ещё раз об историческом опыте диктатуры пролетариата», где указывалась необходимость для социалистического лагеря чётко разграничить своих друзей и врагов. Затем последовал семилетний период борьбы с ревизионистской линией Хрущёва на встречах партий разных стран, в частности на заседаниях 60 братских партий в 1957 году и 81 братской партии в 1960 году, а также на встречах с руководством КПСС.

С обострением борьбы советские ревизионисты в июне 1959 г. свернули техническую помощь в области обороны, а в июле 1960 г. внезапно отозвали всех своих технических специалистов, работавших в Китае. То же самое было сделано и в Албании. В апреле 1960 г. КПК опубликовала статью «Да здравствует ленинизм!» и две другие, отстаивающие базовые принципы ленинизма в отношении империализма, войны и мира, пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Эти статьи выступали с критикой ревизионистских позиций КПСС, не называя, однако, при этом объект критики по имени.

Но ревизионисты продолжили попытки систематизации своих ревизионистских позиций. Так, принятая на состоявшемся в 1961 году ⅩⅩⅡ съезде КПСС программа подвергала пересмотру саму суть марксизма-ленинизма, а именно учение о пролетарской революции, диктатуре пролетариата и пролетарской партии. Согласно ей, диктатура пролетариата стала более не нужна в Советском Союзе и природа КПСС как авангарда пролетариата изменилась. На этом съезде была выдвинута абсурдная теория «общенародного государства» и «общенародной партии». Также Хрущёв начал открытое наступление на Албанскую партию труда и даже призвал сместить её лидера Энвера Ходжу. Против этого выступила делегация КПК во главе с Чжоу Эньлаем.

Хрущёв стал поощрять другие коммунистические партии к публичным нападкам на КПК. Многочисленные статьи в СССР открыли атаку на китайское руководство. КПК, наконец, стала отвечать на некоторые из нападок Тольятти из итальянской компартии, Тореза из французской, Гэса Холла из Компартии США и другим, в серии из семи статей, вышедших в конце 1962 — начале 1963 года.

Краткое изложение основных взглядов КПК было дано в знаменитом письме от 14 июня 1963 года, озаглавленном «Предложение о генеральной линии международного коммунистического движения». Оно стало ответом открытому письму КПСС. Так как дискуссия вышла на свет, КПК решила провести дебаты в публичной печати. Было сделано девять комментариев к открытому письму КПСС, все вопросы были разъяснены массам.

Эта борьба, прошедшая в 1963 и 1964 годах, получила название Великой полемики. Великая полемика имеет огромное историческое значение, будучи принципиальным и всесторонним выражением борьбы против современного ревизионизма. Она стала объединяющим пунктом для всех пролетарских революционных сил в мире. Она также внесла свой вклад в научное развитие марксизма-ленинизма, что дало международному коммунистическому движению революционную генеральную линию на тот период. Мао был движущей силой этой борьбы. Именно через Великую полемику Мао развил науку марксизма-ленинизма, давая ответы международному пролетариату по наиболее значимым вопросам: фундаментальные противоречия в мире, вопрос о друзьях и врагах, о целях движения, а также о пути достижения победы мировой социалистической революции. Эти разработки в основном содержатся в письме от 14 июня. Девять комментариев излагают и развивают революционную позицию по различным вопросам огромной важности, стоящим перед международным коммунистическим движением после Второй мировой войны, таким как неоколониализм, война и мир, мирное сосуществование, Югославия, ревизионизм Хрущёва и исторические уроки, которые из него можно извлечь. Именно через Великую полемику маоцзэдунъидеи получили дальнейшее признание в качестве руководящей идеологии революционных элементов международного пролетариата.

Великая пролетарская культурная революция

Великая пролетарская культурная революция (ВПКР) стала марксистским ответом на препятствия и подрыв процесса социалистического строительства, чинимые хрущёвцами и сторонниками капиталистического пути. После восхождения ревизионизма в СССР Мао понял, что опасность восстановления капитализма в наибольшей степени исходит из самой партии. На протяжении Великой дискуссии Мао, борясь с ревизионизмом, пытался найти ответ на вопрос о том, как предотвратить реставрацию капитализма. В то время он был вовлечён в борьбу также и с китайскими хрущёвцами, такими как Лю Шаоци и Дэн Сяопин. В завершающем Великую полемику документе КПК «О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке» Мао выделил несколько моментов предотвращения реставрации капитализма.

Для начала, Мао подчеркнул значение необходимости продолжения классовой борьбы на протяжении всего периода социализма, до самого его завершения. Он пояснил, что изменения в собственности на средства производства, то есть социалистическая революция на экономическом фронте, недостаточны сами по себе. Он настаивал на необходимости социалистической революции на политическом и идеологическом фронтах в целях укрепления завоеваний революции. Такая революция должна продолжаться и при диктатуре пролетариата.

Кроме того, Мао неоднократно подчёркивал, что для совершения такой революции необходимо придерживаться линии масс, смело поднимать массы и разворачивать массовые движения в больших масштабах. Для этого партия должна опереться на народные массы, завоевать их на свою сторону и сплотиться с ними, составляющими 95 процентов населения, в общей борьбе против врагов социализма. Мао также выделил необходимость «как в городе, так и в деревне… повсеместно и неоднократно развёртывать движение за социалистическое воспитание». В ходе этого движения за непрерывное воспитание людей Мао рассчитывал организовать революционные элементы класса на «непримиримую, остриём против острия, борьбу против враждебных социализму капиталистических и феодальных сил». Мао ясно видел, что широкое участие масс является необходимым условием предотвращения реставрации капитализма. Опыт Мао подсказывал ему, что главные элементы, стремящие реставрировать капитализм,— это ревизионисты в руководстве самой партии.

Но на самом высоком уровне КПК существовала сильная оппозиция во главе с Лю Шаоци, препятствовавшая осуществлению этих теорий и конкретной программы, исходивших от Мао. Несмотря на официальное принятие «социалистической культурной революции» на пленарном заседании ЦК в 1962 году, реализация её была половинчатой и шла вразрез с линией Мао. В действительности, партийная бюрократия, находившаяся под контролем Лю, начала критиковать Мао и противодействовать мерам, направленным против «каппутистов» наподобие Пэн Дэхуая. Эта критика шла через статьи в прессе, пьесы и на других культурных площадках, находившихся под их полным контролем. Их контроль был настолько велик, что Мао не мог даже опубликовать в Пекине статью в свою защиту. Такая статья в защиту Мао и его политики была опубликована в ноябре 1965 года в гораздо более радикальном Шанхае. Она стала тем, что Мао позже назвал «сигналом» для начала ВПКР, сорвав лавину критики в адрес партийной бюрократии и поддержав линию Мао в СМИ и в области культуры. Были высказаны требования самокритики главных виновников. Но партийная бюрократия предприняла всё возможное, чтобы движение не приняло массовый характер. Группа по делам культурной революции, которая должна была инициировать и направлять её, на деле пыталась поставить под контроль инакомыслие и перенаправить его в русло академической дискуссии.

Наконец, 16 мая 1966 года ЦК под руководством Мао распустил Группу пяти, ответственную за саботаж культурной революции. Была создана новая группа по делам культурной революции, находившаяся под непосредственным контролем Постоянного комитета Политбюро. Циркуляр от 16 мая призвал критиковать и сломить сопротивление «каппутистов», особенно тех, что находились внутри партии. Это привело к фактическому разворачиванию Великой пролетарской культурной революции в массовое явление, охватывающее миллионы.

25 мая в Пекинском университете было вывешено первое дацзыбао (плакат, написанный большими иероглифами), где содержалась критика бывшего ректора и системы образования. За ним последовали тысячи подобных дацзыбао, сделанных студентами и народными массами по всей стране, с помощью которых те выражали своё мнение и критиковали то, что считали ошибочным в обществе. Начались демонстрации и массовые собрания, где звучала критика профессоров, партийных бюрократов и других лиц, чья политика признавалась неправильной. Вскоре часть студентов выдвинула требование отмены вступительных экзаменов. В июне Центральный комитет издал указ о приостановлении приёма в колледжи и университеты сроком на шесть месяцев с тем чтобы студенты и молодёжь смогли всецело поучаствовать в ВПКР. Но шести месяцев оказалось мало и университеты открылись снова только через четыре года.

Мао также лично принял участие в ВПКР. 17 июля он, наряду с десятью тысячами других пловцов, принял участие в заплыве через реку Янцзы. Этим символическим актом он показал, что также участвует в течении ВПКР. 5 августа, во время одиннадцатого пленума ЦК КПК, Мао подал гораздо более ясный сигнал — написал свою дацзыбао, с главным лозунгом «Огонь по штабам!». Это был явный призыв атаковать штаб «каппутистов» в партии во главе с Лю Шаоци. Призыв Мао дал ход дальнейшим действиям и воодушевил движение.

18 августа Мао присутствовал на первом митинге хунвэйбинов в Пекине. Хунвэйбины (красногвардейцы) были членами тысяч массовых организаций, появившихся во всех уголках страны для участия в ВПКР. Сначала эти массовые организации состояли в основном из студентов и молодёжи, но с ростом движения они начали охватывать рабочих, крестьян и служащих. 18 августа прошёл первый митинг, за которым последовало множество аналогичных мероприятий. Несколько раз более двух миллионов хунвэйбинов съезжались в столицу со всех уголков страны.

Одиннадцатый пленум определил ВПКР как «новый этап ещё более глубокого и широкого развития социалистической революции в нашей стране». В своём заключительном слове на пленуме Мао сказал:

«Великая пролетарская культурная революция — это, по существу, великая политическая революция в условиях социализма, предпринятая пролетариатом против буржуазии и всех прочих эксплуататорских классов. Это продолжение длительной борьбы против гоминдановских реакционеров, которую вели КПК и широкие революционные массы под её руководством. Это продолжение борьбы между пролетариатом и буржуазией» 18.

Одиннадцатый пленум принял документ, ставший впоследствии известным как шестнадцать пунктов о культурной революции. Они повторяли то, что было сказано в сообщении от 16 мая,— что нынешняя революция стремиться затронуть живую душу людей, изменить человека. Эксплуататорская старая идеология, старая культура, старые нравы и старые обычаи всё ещё господствуют в общественном сознании, являясь благодатной почвой для реставрации старых порядков. Мировоззрение должно быть преобразовано, должны родиться новые ценности.

Основной мишенью были определены «те облечённые властью, которые пролезли в партию и идут по капиталистическому пути». Главными силами революции были названы «широкие массы рабочих, крестьян, солдат, революционной интеллигенции и революционных кадров».

Целью революции было «разгромить тех облечённых властью, которые идут по капиталистическому пути, раскритиковать реакционных буржуазных „авторитетов“ в науке, раскритиковать идеологию буржуазии и всех других эксплуататорских классов, преобразовать просвещение, преобразовать литературу и искусство, преобразовать все области надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма, с тем чтобы способствовать укреплению и развитию социалистического строя». Формой реализации этой революции был подъём многомиллионных масс, свободно выражавших свои взгляды при помощи дацзыбао, широких дебатов, направленных на разоблачение находящихся у власти «каппутистов» и их планов по реставрации капитализма.

Существенным аспектом культурной революции было продвижение и практическое осуществление линии масс Мао. Она была направлена ​​не просто на устранение враждебных социализму элементов, но на то, чтобы рабочий класс «осуществлял руководство во всём», «ставил политику на командное место» и добивался того, чтобы каждый, выполняющий работу должностного лица, «оставался одним из простых людей». Для достижения этих целей необходимо было развернуть всеобщее наступление против буржуазной идеологии с тем чтобы массы активно в этом участвовали.

В резолюции одиннадцатого пленума говорилось:

«Единственным методом великой пролетарской культурной революции является самоосвобождение масс, здесь недопустима какая-либо подмена.

Нужно верить в массы, опираться на массы и уважать инициативу масс. Надо отбросить слово „страх“. Не следует бояться беспорядков. ‹…› Пусть массы в ходе этого великого революционного движения сами воспитывают себя и распознают, что верно, а что ошибочно, какие методы правильны, а какие неправильны».

Принявшись в полную силу за революцию, массы даже создали новую организационную форму — революционный комитет. Его основой стало соединение «три в одном»: его члены, избираемые и отзываемые народом, напрямую ответственные перед ним, отбирались из партии, Народно-освободительной армии и массовых организаций (хунвэйбинов, чья численность достигала 30 миллионов). Эти комитеты появлялись на всех уровнях, начиная с заводов и коммун и заканчивая провинциальными и региональными органами власти. Их функцией было служить тем инструментом, с помощью которого массы могли непосредственно участвовать в управлении страной.

Это органы власти позволили пролетарской политической власти глубоко укорениться в массах. Непосредственное участие революционных масс в управлении страной и революционный контроль снизу органов политической власти на различных уровнях сыграли важнейшую роль в том, чтобы передовые группы на всех уровнях придерживались линии масс. Такое укрепление диктатуры пролетариата стало также наиболее широким и глубоким продвижением пролетарской демократии во всём мире до настоящего времени.

Первая волна культурной революции 1966—1967 гг. разгромила буржуазные логова внутри партии; большинство ведущих каппутистов, таких как Лю Шаоци и Дэн Сяопин, а также их сторонники, были сняты с партийных постов и вынуждены выступить с самокритикой перед массами. Это была большая победа, которая не только вдохновила китайские массы, но и создала волну революционного энтузиазма среди коммунистических революционеров по всему миру.

Во время Великой полемики многие революционные силы собрались вокруг революционной линии КПК во главе с Мао, но главным образом уже в период Культурной революции эти силы по всему миру пришли к тому, что только маоцзэдунъидеи могут дать ответы на вопросы мировой социалистической революции. Великая пролетарская культурная революция показала, что у марксизма есть ответ врагу, есть ответ капиталистической реставрации. Такое развитие марксизма привело к сплочению многочисленных революционных групп и партий во всём мире на основе марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей, а также к осуществлению революционной борьбы под их руководством.

Однако Мао предупреждал:

«Нынешняя Великая пролетарская культурная революция — только первая; неизбежно в будущем их будет ещё много больше. Вопрос, кто победит в революции, может быть решён только за долгий исторический период. Если не действовать правильно, капиталистическая реставрация может произойти в будущем в любое время» 19.

И затем, на Ⅸ съезде партии в 1969 году:

«Мы уже одержали великую победу. Но класс, потерпевший поражение, всё ещё будет делать судорожные потуги остаться на арене. Эти люди ещё живы, и этот класс ещё существует. Поэтому мы не можем говорить об окончательной победе. Не можем говорить об этом и в последующие десятилетия. Нельзя утрачивать бдительность. С точки зрения ленинизма, окончательная победа одной социалистической стране не только требует усилий пролетариата и широких народных масс данной страны, но и находится в зависимости от торжества мировой революции и ликвидации эксплуатации человека человеком на всей земле, которые приведут к освобождению всего человечества. Следовательно, опрометчивое заявление об окончательной победе революции в нашей стране ошибочно, идет вразрез с ленинизмом и не соответствует фактам» 20.

Слова Мао вскоре подтвердились. Сначала в 1971 году Линь Бяо, в то время заместитель председателя, на Ⅸ съезде КПК объявленный преемником Мао, составил заговор с целью захвата власти с помощью его убийства и военного переворота. Бдительность революционеров в партии сорвала эти попытки.

После этого, однако, архиревизионисты, такие как Дэн, были восстановлены на высоких должностях в партии и государственном аппарате. В последний период культурной революции вновь развернулась борьба с этими каппутистами, Дэн был вновь подвергнут критике и снят со всех постов за несколько месяцев до смерти Мао 9 сентября 1976 года. Но у него было множество агентов во властных структурах. Именно эти ренегаты организовали переворот, вскоре после смерти Мао захватив контроль над партией и переориентировав её на путь капиталистической реставрации. Именно они саботировали Культурную революцию, а затем официально объявили о её ​​конце в 1976 году.

Этот переворот и капиталистическая реставрация, однако, не доказывают ошибочности Культурной революции. Напротив, подтверждается учение Мао о природе социалистического общества и необходимости продолжения революции при диктатуре пролетариата. Культурная революция — это научный инструмент, разработанный в ходе борьбы против капиталистической реставрации, в теоретической борьбе, развивающей марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи. Её научная обоснованность была проверена практикой китайской революции. Была доказана её эффективность в качестве орудия мобилизации миллионных масс на борьбу против угрозы капиталистической реставрации в социалистической стране. Но, как указывал сам Мао, никакое оружие не даёт гарантии окончательной победы. Факт того, что каппутисты добились временной победы, не в коей мере не умаляет объективной необходимости и эффективности этого оружия в борьбе за социалистическое строительство и защиту социализма.

Великая пролетарская культурная революция — один из важнейших вкладов марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей в арсенал международного пролетариата. Она представляет собой практическую реализацию наибольшего вклада Мао в марксизм — теории продолжения революции при диктатуре пролетариата для укрепления социализма, борьбы с современным ревизионизмом и предотвращения реставрации капитализма. Её значение для международного пролетариата неоценимо в сегодняшнем мире, где все плацдармы социализма были потеряны в результате манипулятивных схем буржуазии внутри коммунистических партий. А значит, пришло время пересмотреть ленинское определение марксиста.

В своё время Ленин писал, что недостаточно признавать классовую борьбу, чтобы быть марксистом. По его словам, только тот, кто признаёт не только классовую борьбу, но и диктатуру пролетариата, может называться марксистом. Сегодня для того, чтобы называться марксистом, недостаточно признавать классовую борьбу и диктатуру пролетариата. Сегодня, чтобы называться марксистом, необходимо расширить признание классовой борьбы и диктатуры пролетариата до признания необходимости продолжения революции в области надстройки с целью завершения мировой революции и по возможности скорейшего построения коммунистического общества.

После смерти Мао

Данная глава содержит много спорных для РМП утверждений (помимо тезиса о советском социал-империализме, который у маоистов спорным не считается) — прим. переводчика.

Конец 1960-х годов — период ВПКР и становления маоцзэдунъидей как нового этапа марксизма-ленинизма, период революционного брожения во многих частях мира. Революционная война в Индокитае (регион Вьетнама, Кампучии и Лаоса) нанесла болезненные удары громадной военной мощи империализма США. В тот же период отмежевавшиеся от современных ревизионистов революционеры развернули руководствующуюся маоцзэдунъидеями вооружённую борьбу во многих странах Третьего мира; непрекращающаяся и сегодня вооружённая борьбы на Филиппинах и в Индии берёт начало с того времени. Национально-освободительная борьба методами партизанской войны также бушевала в различных частях мира, как и вооружённая борьба, вдохновлённая идеологией геваризма (отражающей позиции и практику Че Гевары, игравшего ведущую роль в революционной борьбе на Кубе и в Боливии), в странах Латинской Америки.

Война в Индокитае, обострение борьбы в странах Третьего мира, а также ВПКР были основными факторами, породившими студенческие и антивоенные движения во всём капиталистическом мире в конце 1960-х. Наиболее значительным было восстание парижских студентов в мае 1968-го, но это было лишь одним из проявлений волны студенческих восстаний, протянувшихся от США до Италии и затронувших даже Польшу, Чехословакию и Югославию. Не остались в стороне и студенческие движения в различных частях Третьего мира. В то же время в США и других странах начали проводиться акции протеста против войны во Вьетнаме, в крупных городах Европы развернулись массовые пацифистские движения против войны и гонки ядерных вооружений. Империалисты США были эффективно изолированы, так что ни один их союзник не согласился послать во Вьетнам свои войска. Вслед за студенческим движением испытала существенный рост и борьба промышленного рабочего класса стран Западной Европы, особенно Италии и Франции, хоть и ограниченная экономическими требованиями. Огромные волны забастовок с требованиями решительного повышения заработной платы часто останавливали экономическую жизнь целых империалистских стран.

В середине 1970-х мир стал свидетелем падения многих колониальных режимов-долгожителей в результате затяжных партизанских войн. В 1975-м США и их марионеток выбросили из Вьетнама, Кампучии и Лаоса. В Африке были созданы республики Мозамбик, Ангола, Эфиопия, Конго и Бенин. Однако большинство из этих стран подпали под влияние марионеток и сателлитов нового империализма — советского социал-империализма. Главным исключением стала Кампучия, где подлинные коммунистические революционеры, «красные кхмеры», сохраняли свою независимость, пока в 1978 году по воле советских империалистов в Кампучию не вторгся Вьетнам.

В последующий период продолжила сохраняться революционная ситуация с обострением всех основных противоречий и дальнейшего ослабления империализма. В частности, колонии и полуколонии оставались центрами бурь мировой революции. В начале этого периода партизанская борьба продолжалась в Зимбабве, Никарагуа, Эритрее и других странах. В 1980 году под революционным коммунистическим руководством началась народная война в Перу. С падением иранского шаха установилась антиамериканская Исламская Республика. Национально-освободительная война вспыхнула в Афганистане после установления советского марионеточного режима в 1978 году и его оккупации советской социал-империалистической армией в 1979 году. Героическая борьба афганского народа нанесла серьёзный удар советскому режиму, оказавшись одним из основных факторов распада СССР.

Величайшим значением борьбы колониальных и полуколониальных народов было то, что она навсегда изменила характер отношений между империализмом и угнетёнными нациями. И вьетнамская и афганская войны доказали, что даже супердержава не может беспрепятственно оккупировать даже небольшую и слабую страну. Эта истина стала ещё яснее в 1990-х, во всех тех многочисленных местах, где стремились вмешаться миротворческие силы ООН. Сомалиленд, который на протяжении долгих лет находился под контролем британских и итальянских колонизаторов, стал в 1990-х годах Сомали, откуда с позором бежали тысячи военных США и других стран, атакованные народом. Даже крупномасштабные и непрерывные бомбардировки Ирака и Югославии без задействования сухопутных войск есть признание империализмом того факта, что ни одна страна, нация или народ не потерпит сегодня на своей территории оккупационную армию.

После падения бюрократических режимов в Восточной Европе и в различных республиках бывшего Советского Союза также имел место продолжительный революционный кризис. Даже в империалистских странах Запада обострение кризиса привело к обострению противоречия между трудом и капиталом и неоднократным волнам забастовочной борьбы промышленного рабочего класса. Революционные силы, однако, не были достаточно сильны организационно, чтобы использовать благоприятную мировую революционную ситуацию для продвижения мировой социалистической революции.

После смерти Мао в 1976 году сторонники капиталистического пути в партии устроили переворот под руководством архиревизиониста Дэн Сяопина и захватили контроль над партией поставив формальным руководителем «центриста» Хуа Гофэна. Как говаривал Мао, когда политический контроль переходит в руки ревизионистов, социализм уходит из рук пролетариата. Тогда же руководство Албанской партии труда перешло на оппортунистическую позицию, стала нападать на Мао Цзэдуна и изображать его как мелкобуржуазного революционера. Хотя «красные кхмеры» продолжали удерживать власть в Кампучии, они вели постоянную борьбу против внутренних и внешних врагов революции и только готовились выйти из экономических бедствий войны и укрепить свою власть, когда революция потерпела поражение от вьетнамской армии, поддерживаемой СССР. Таким образом, в мире не осталось ни одной страны, где бы государственная власть была в руках пролетариата и она могла бы служить цитаделью социализма для международного пролетариата.

В первые годы после смерти Мао международное коммунистическое движение охватила сумятица, порождённая дэновским ревизионизмом в лице Хуа Гофэна, пытавшегося выставить себя последователем маоцзэдунъидей. В частности, ложно распространялась и выдавалась за генеральную линию Мао для международного пролетариата ревизионистская теория трёх миров. Многие революционные секции приняли эти позиции и только после явно ревизионистской резолюции по вопросам истории КПК в 1981 году и ⅩⅡ съезда в 1982 году большинство революционных сил во всём мире начали открыто выступать против дэновского ревизионизма. Но некоторые секции продолжили следовать дэновской ревизионистской линии, отбросив революционное учение Мао, а некоторые другие солидаризовались с оппортунистическими нападками на Мао Цзэдуна Албанской партии труда. В дальнейшем эти партии либо распались либо разоблачили свою ревизионистскую природу.

Но те, кто решительно выступил против дэновского ревизионизма и остался верен маоцзэдунъидеям, смогли достичь на практике немалых успехов. Сегодня эти силы образуют ядро ​​международного революционного пролетариата. Они ведут вооружённую борьбу в Перу, Филиппинах, Турции, Непале и Индии. Хотя эти силы организационно ещё очень слабы, они продолжают усиливаться.

Основным источником роста их силы является правильность идеологии марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей. Цепочка основных исторических событий за последние двадцать с лишним лет подтвердила верность большинства положений маоцзэдунъидей. В частности, развал Советского Союза и его отступление от статуса сверхдержавы перед лицом народной борьбы и серьёзное ослабление США перед лицом борьбы угнетённых народов мира подтвердили оценку Мао, что империалисты лишь бумажные тигры, которым народ преподаст урок.

Идеи Мао остаются наилучшим инструментом в руках международного пролетариата и угнетённых народов для разработки и осуществления программы революции в своих странах. Они также оказали большое влияние на вооружённую борьбу за национальное освобождение, которая велась в различных уголках земного шара. Хотя за последний период не было каких-либо серьёзных или значительных изменений в марксистской науке и теории, МЛМ-идеи продолжают адаптироваться к меняющимся условиям в мире. Это обеспечивает единственно научную и верную теорию для международного пролетариата.

Международное коммунистическое движение проходит процесс «победа — поражение — победа» на пути к окончательной победе мировой социалистической революции. Тем, кто впадает в отчаяние от созерцания взлётов и падений этого процесса, было бы полезно вспомнить мысли Мао времён Великой полемики и Культурной революции:

«Даже буржуазной революции, заменившей один эксплуататорский класс другим, пришлось неоднократно отступать и столкнуться с неослабевающей борьбой, когда на смену революции приходила реставрация, затем происходило свержение реставрации. Многим европейским странам потребовались сотни лет, чтобы завершить свои буржуазные революции, начиная с идеологической подготовки и заканчивая завоеванием государственной власти. Так как пролетарская революция направлена на полное искоренение всей эксплуататорской системы, ещё допустимо представлять, что эксплуататорские классы покорно позволят пролетариату лишить себя всех своих привилегий, оставив попытки восстановить своё господство» 21.

Вре́менные поражения неизбежны на длинном и извилистом пути мировой социалистической революции. 150-летняя история развития марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей, однако, решительно доказала, что только эта доктрина способна привести международный пролетариат к его окончательной победе.

Примечания:

  1. В оригинале называются индийские городки-талуки — прим. переводчика.
  2. «К критике гегелевской философии права» — прим. переводчика.
  3. «Критические очерки политической экономии» — прим. переводчика.
  4. Ещё с несколькими, в 1929 г., в г. Вупперталь — прим. переводчика.
  5. А также русский — прим. переводчика.
  6. «Сущность христианства» — прим. переводчика.
  7. Риши — мудрецы, мистики; муни — мудрецы, принявшие обет молчания, или вообще монахи — прим. переводчика.
  8. В очерке «Карл Маркс» — прим. переводчика.
  9. В статье «Три источника и три составных части марксизма» — прим. переводчика.
  10. Волга крупнейшая река, конечно, только в европейской части России — прим. переводчика.
  11. Возможно, ошибка: до этого было уже два перевода — первый, предположительно, Бакунина, второй — Плеханова, известны и более поздние переводы, но не авторства Ленина — прим. переводчика.
  12. Указанная численность вызывает большой скепсис, ведь всё население Тифлиса той поры насчитывало только 160 тыс.— прим. переводчика.
  13. Собственно, «-чун» (冲) это и означает; Шаошань (韶山) же — это «Гора музыки [императора] Шуня».— прим. переводчика.
  14. 26 км — прим. переводчика.
  15. 64 км — прим. переводчика.
  16. Кит. 冒进 (маоцзинь) — идти напролом, рваться вперёд, то есть действовать радикально, решительно, без половинчатости.— прим. переводчика.
  17. Сборник из трёх работ: «Заметки относительно советского текста „Политической экономии“», «Относительно работы „Экономические проблемы социализма в СССР“», «Критические замечания по работе И. В. Сталина „Экономические проблемы социализма в СССР“».— прим. переводчика.
  18. На самом деле, это указание от 10 апреля 1968 г.— прим. переводчика.
  19. Указание относительно Культурной революции, сделанное в августе 1967 г.— прим. переводчика.
  20. На Ⅸ съезде эти слова цитировались со ссылкой на беседу, состоявшуюся в октябре 1968 г.— прим. переводчика.
  21. Передовица «Жэньминь жибао» за 1 июня 1966 г.— прим. переводчика.

Добавить комментарий