Архив автора: o_martov

Война и государственный терроризм на территории Украины как проявление противоборства империалистических держав, в основном США и России, за передел сфер влияния

Кто опубликовал: | 23.02.2017

«Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами… …когда весь мир оказался поделённым,— наступила неизбежно эра… особенно обостренной борьбы за… передел мира» (В. И. Ленин. Собр. соч., изд. 4, т. 22, стр. 253, 286).

После поражения советского социал-империализма и целого ряда потрясений и серьёзных испытаний российский капитал смог поднять Россию на уровень классической империалистической державы и занять место одной из ведущих мировых держав со всеми присущими этому статусу проблемами и амбициями, вплоть до активного участия в борьбе за передел мира.

Вывод о наступлении эры «особенно обострённой борьбы за… передел мира», сделанный В. И. Лениным в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» в 1916 году и подтверждённый практикой двух мировых войн, является столь же актуальным в настоящее время.

Империализм в условиях борьбы за передел мира не может существовать без войн, вплоть до создания реальной опасности развязывания мировой войны.

Ареной ожесточённой борьбы империализма США и империалистической России стала в настоящее время, в частности, территория Украины.

«…Для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, то есть к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника…» (В. И. Ленин. Собр. соч., изд. 4, т. 22, стр. 255—256).

Российский капитал играет заметную роль в экономике Украины, имел и имеет тесные взаимные производственные, торговые и иные связи и поэтому вполне закономерно будет стремиться удержать и расширить свое влияние в целях дальнейшего подчинения украинской экономики своим интересам. Следовательно, российский капитал неизбежно будет всеми силами и средствами защищать свои интересы от посягательств конкурентов. На территории Украины конкурентами российского капитала является капитал стран Европейского Союза, но в первую очередь — претендующий на роль единственной в мире сверхдержавы империализм США, который видит в российском империализме серьёзного и опасного для себя конкурента и противника и поэтому будет стремиться потеснить его и ослабить его позиции.

По данным Государственной фискальной службы Украины (смотри заявление главы Фискальной службы Украины И. Билоуса от 1 августа 2014 года), каждой десятой компанией из двухсот крупнейших компаний на Украине владеет российский капитал. В частности, в число крупнейших активов российского капитала на Украине входят такие компании, как Проминвестбанк, который обслуживает потоки многих крупнейших предприятий Украины, Сбербанк России, Росатом, Газпром, металлургический холдинг ИСД, «Лукойл-Украина» и другие.

Назовём некоторых крупных капиталистов, представляющих российский бизнес, и укажем их сферу влияния в экономике Украины на 13 января 2013 года: Вагит Алекперов, Виктор Вексельберг, Александр Бабаков и компания «Евраз Групп».

Возглавляемой Вагитом Алекперовым крупнейшей российской корпорации «Лукойл» принадлежат Одесский нефтеперерабатывающий завод и «Карпатнефтехим». В 2012 году она заявила о себе как о претенденте на разработку ряда нефтегазовых месторождений на украинском шельфе Чёрного моря.

Виктор Вексельберг в своё время владел пятью облгазами на Украине, но потом продал их «Газпрому». Сегодня совместно с российским миллиардером Олегом Дерипаской он контролирует Запорожский алюминиевый комбинат.

Первоначальной «специализацией» Александра Бабакова и Константина Григоришина на Украине была электроэнергетика. По оценкам украинских экспертов, контролируемой Бабаковым компании «ВС Энерджи Интернешенел» (VS Energy International) принадлежат доли в «Херсоноблэнерго», «Житомироблэнерго», «Кировоградоблэнерго», «Черновцыоблэнерго», «Одессаоблэнерго», «Хмельницкоблэнерго» и «Закарпатьеоблэнерго».

На территории Донбасса действует металлургическая компания «Индустриальный союз Донбасса». 49,9 % акций этой компании принадлежат украинским предпринимателям, но контрольный пакет принадлежит инвесторам российского капитала, представителем которого является корпорация «Евраз-Групп».

По объему прямых инвестиций в экономику Украины на 1 октября 2014 года Россия занимает второе место, после стран Евросоюза.

Помимо экономических интересов, российский империализм имеет на территории Украины свои военно-политические интересы. В частности, эти интересы наиболее наглядно подтверждает факт присоединения Крыма к России. Хотя Крым вошел в состав России в результате общенародного референдума, после объявления его независимым государством и, казалось бы, в соответствии с правом нации на самоопределение, тем не менее, это произошло под прикрытием вооружённых сил России и без согласия Украины. Крымский плацдарм не только значительно укрепил военные позиции России на Чёрном море, но, в той же мере, ослабил военно-политические позиции США в этом регионе. Кроме того, в случае признания победы ополчения, даже при условии вхождения Донбасса в состав Украины с правами широкой автономии, могут возникнуть предпосылки появления здесь пророссийского анклава, что, соответственно, ослабит влияние США и западных конкурентов на ряде других территорий Украины.

Следовательно, российский империализм в данный момент не заинтересован в разжигании каких-либо военных конфликтов на территории Украины и кровно заинтересован хотя бы в замораживании военного конфликта на территории Донбасса. Этот вывод сделан нами в результате анализа интересов крупного российского капитала на данный момент. Именно этими классовыми интересами объясняется миротворческая риторика российской буржуазной власти в отношении Украины в целом и её благотворительность в отношении угнетённых масс Донбасса: отправка гуманитарных конвоев, приём на территории России беженцев, оказание бесплатной медицинской помощи раненым детям и тому подобное. Однако будущая судьба угнетённых масс Донбасса абсолютно безразлична российской власти — ведь до сих пор российская буржуазная власть юридически не признала факта появления Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики; во время ряда успешных наступлений ополчения эти наступления были остановлены под давлением буржуазной власти России, поскольку вооружённые угнетённые массы Донбасса внушают страх не только украинской буржуазии, но и всей империалистической реакции, включая российскую; российская буржуазия не оказала действенной помощи в организации собственной финансовой системы независимых республик Донбасса, не помогла в восстановлении заводов, шахт и народного хозяйства в целом, и тому подобное.

По данным на 1 октября 2014 года прямые инвестиции ведущих стран Евросоюза с большим отрывом занимают в таблице инвесторов на Украине, без учёта оффшорных зон, первое место, России принадлежит второе место, США находятся на третьем месте (прямые инвестиции США соизмеримы с инвестициями Польши). Из этого можно сделать вывод, что капитал стран Евросоюза заинтересован, прежде всего, в сохранении и стабильности своих экономических позиций на Украине и в укреплении своего политического влияния. Следовательно, Евросоюз не заинтересован в разжигании широкомасштабных военных конфликтов на украинской территории.

Империализм США, в свою очередь, заинтересован в максимальном ослаблении своих конкурентов, в первую очередь — российских, не только на территории Украины, но и на всем европейском пространстве. Поэтому империализм США заинтересован в том, чтобы разжечь вражду и заставить бороться друг с другом Евросоюз и Россию, в первую очередь на территории Украины и в приграничных с нею районах. Следовательно, в данный момент империализм США заинтересован в разжигании военного психоза на Украине и в возобновлении активных военных столкновений в Донбассе.

Украинский Майдан, под флагом борьбы с так называемой олигархией и опираясь на массовое недовольство населения существовавшим режимом, сверг пророссийский режим Януковича. В момент государственного переворота на Украине в феврале 2014 года наиболее открытую активность в его поддержку проявляли государства Евросоюза и их эмиссары на Украине. Это вполне отвечало интересам европейского капитала, который стремился установить на Украине проевропейский режим и укрепить тем самым свои политические позиции. В момент государственного переворота на Украине империализм США действовал не менее активно, но за спиной своих европейских союзников, как всегда, пытаясь загребать жар чужими руками. Интересы империализма США на территории Украины заключались, во-первых, в том, чтобы максимально нанести урон российскому конкуренту, потеснив или даже вытеснив его с этого плацдарма с максимальными для него потерями, а во-вторых — захватить украинский рынок с максимальной выгодой для себя, даже за счёт интересов своих европейских союзников.

Однако российский империализм нанёс ответный удар, молниеносно аннексировав Крым и открыто поддержав антимайдановские выступления на территории Украины. Аннексия Крыма, прежде всего и главным образом, стала серьёзным ударом по планам и интересам империализма США в борьбе с российским конкурентом и обострила противоборство этих двух империалистических держав.

Киевский Майдан провозгласил своими политическими принципами верность европейской буржуазной демократии и западным либерально-буржуазным ценностям. Эти лозунги вполне соответствовали мечтам и чаяниям мелкобуржуазных масс Украины, особенно буржуазной интеллигенции. Поэтому именно мелкобуржуазные массы добровольно составили основу киевского Майдана.

«Взбесившийся от ужасов капитализма мелкий буржуа, это — социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам» (В. И. Ленин. Собр. соч., изд. 4, т. 31, стр. 15).

Однако практическим ядром Майдана стали заранее хорошо подготовленные, проплаченные и вооружённые отряды боевиков. Для чего и кем готовились эти отряды боевиков? Эти отряды боевиков заранее готовились западными организаторами майдана на территории некоторых стран Евросоюза, в частности, на территории Прибалтийских стран и Польши. Потребность в подобных отрядах исходила, в основном, из опасения, что украинские спецвойска могут воспрепятствовать государственному перевороту.

Эти отряды боевиков не были идеологически однородными. Среди них особо выделялись профашистски настроенные отряды, которые упорно навязывали населению идеологию оголтелого украинского национализма. Почему буржуазные организаторы украинского Майдана предпочли идеологию оголтелого национализма? На территории Украины обострилась жёсткая борьба двух империалистических хищников, России и США, которые опирались на те или иные группы крупной украинской буржуазии. Украинский национализм давал возможность политическим кругам США, Евросоюза и украинской пропаганде создать в сознании украинского обывателя образ кровного врага украинского народа в лице России. Правда, инициаторы и пропагандисты профашистской идеологии не учли последствий этой пропаганды внутри самой Украины, породив антифашистское движение и реальное практическое сопротивление под интернационалистским лозунгом «Фашизм не пройдёт!». Почему значительная часть украинских мелкобуржуазных масс быстро приняла эту профашистскую идеологию, вплоть до возвышения кровавых фашистских палачей Бандеры, Шухевича и им подобных до уровня национальных героев Украины? Националистическая идеология оказалась привлекательной для мелкобуржуазных масс украинской национальности тем, что она якобы позволяла повысить свой материальный уровень и удовлетворить свои обывательские амбиции не за счёт собственного труда и своей реальной общественной значимости, а за счёт угнетения представителей других национальностей. Националистический угар не позволил украинскому обывателю заметить, что значительную часть населения Донбасса и ряда других областей составляют граждане Украины, в частности, русской национальности и дорога к националистическому благополучию неизбежно будет полита кровью и усеяна трупами последователей Бандеры и Шухевича.

Насколько реально установление на Украине в качестве государственного устройства откровенной фашистской диктатуры? Империалистические державы Запада, включая США, не заинтересованы в установлении на Украине в качестве государственного устройства откровенной фашистской диктатуры, так как покровительство фашистской диктатуре с их стороны дискредитировало бы так называемые демократические ценности этих держав. Империалисты России тоже не заинтересованы в установлении открытой фашистской власти на Украине, так как это могло бы усложнить присутствие российского капитала на территории Украины и украинского капитала на территории России. В свою очередь, украинская буржуазия — как прозападная, так и пророссийская — не может идти вразрез с интересами своих империалистических «партнёров». Однако опасность фашистского государственного переворота на Украине нельзя безоговорочно сбрасывать со счетов. На территории Донбасса оружие оказалось в руках угнетённых масс, которые успешно противостоят агрессии как отрядов националистических боевиков, так и регулярной армии Украины. Вооружённые угнетённые массы и их успехи в борьбе с регулярной армией вгоняют в страх не только украинскую буржуазию, но и буржуазию России, Западной Европы и США. Поэтому в случае появления угрозы перерастания национально-освободительной борьбы в борьбу классовую буржуазия вполне может воспользоваться установлением на Украине фашистской диктатуры, опираясь на националистические отряды боевиков, так как для буржуазии её классовый враг в лице вооружённых угнетённых масс значительно страшнее и опаснее любого буржуазного конкурента и внутриклассовых буржуазных разборок и проблем. Не следует забывать урок установления фашистской диктатуры в Чили.

Массовое уничтожение на территории Украины памятников Ленину объясняется отнюдь не ненавистью к русским и России. В девяностые годы русская буржуазия в России тоже глумилась над памятниками Ленину, Дзержинскому и другим легендарным героям пролетарской революции 1917 года. Это классовое варварство объясняется лютой ненавистью господствующей буржуазии к Пролетарской Революции и страхом перед неизбежной диктатурой Пролетариата — как на территории Украины, так и России. Во время Великой Отечественной войны как русский, так и украинский народы защищали завоевания Пролетарской Революции и Социалистическое Отечество от нашествия наиболее реакционных сил капитала — фашистских захватчиков. Глумление над легендарной историей Великой Отечественной войны и над памятниками её героев опять-таки объясняется лютой ненавистью господствующей ныне на Украине буржуазии и взбесившихся мелких буржуа к Пролетарской Революции.

На сегодняшний день антифашистское движение на Украине, зародившееся на Донбассе, в Одессе и Харькове, является реальностью и, хотя медленно, распространяется на территорию всей страны. Таким образом, появляется противовес распространению фашизма со стороны угнетённых масс. Если в первые дни Майдана националистические отряды боевиков своей решительностью, организованностью и упорством внушали украинскому обывателю уверенность и надежду на быструю победу, то сегодня победа Майдана вроде бы свершилась и стала реальностью, но идеи и ожидания Майдана обернулись фикцией — вместо повышения благосостояния произошли обвал украинской валюты, резкое удорожание жизни, разгул бандитизма и бесправия, в руководящих органах началось засилье иностранцев самой низкой пробы — что противоречит националистическим идеям, все украинские «олигархи» живы, здоровы и успешно «царствуют» во благо личной наживы и тому подобное. Как показала практика, оружие в руках угнетённых масс Донбасса пока не представляет угрозы для буржуазии Украины, России, США и какой-либо другой страны. Почему? На сегодняшний день российская буржуазия грамотно и успешно нейтрализует любую классовую инициативу со стороны вооружённых рабочих на территории Донбасса. Российская пропаганда, которой исключительно доверяют угнетённые массы Донбасса, направляет внимание населения Донбасса на необходимость примирения с киевским буржуазным агрессором, якобы как единственный выход для всего населения Донбасса в сложившейся ситуации, то есть, выступая в качестве миротворца, отвлекает внимание угнетённых масс Донбасса от классовых проблем.

Вооружённые боевые отряды украинских националистов, считавшиеся героями и надеждой Майдана, к настоящему времени полностью дискредитировали себя, выродившись в банду наёмных убийц, насильников, грабителей и палачей, повторяя судьбу бандеровцев в годы Великой Отечественной войны. Какие ещё причины заставляют в настоящее время украинскую буржуазию терпимо относиться к националистическим отрядам боевиков и пользоваться их услугами? Во-первых, усилия российского империализма, направленные на нейтрализацию любой классовой инициативы рабочих Донбасса, могут оказаться ненадёжными и недолговечными, а кабальный мир, навязываемый с участием России, ускорит становление классового сознания угнетённых масс. В этом случае вооружённые и имеющие боевой опыт угнетённые массы Донбасса будут представлять опасность для класса угнетателей. Для их нейтрализации, возможно, потребуется срыв мирных договоренностей, для чего могут быть использованы якобы неуправляемые киевской властью вооружённые отряды националистов. Во-вторых, ухудшающаяся социально-экономическая ситуация в стране вновь может спровоцировать очередной массовый Майдан. В этом случае отряды националистических боевиков смогут вновь возглавить Майдан и увести недовольство угнетённых масс от социально-классовой борьбы к борьбе за интересы буржуазии при очередном переделе сфер влияния. В-третьих, зародившееся снизу и нарастающее антифашистское движение может перерасти в борьбу классовую, ибо фашизм есть порождение и слуга финансового капитала. Поэтому буржуазия будет стремиться дезориентировать и нейтрализовать антифашистское движение, направив его в русло практической борьбы с националистическими партиями и их отрядами боевиков, а не против классовых хозяев этих националистов. В-четвёртых, в связи с ухудшающимся социально-экономическим положением в стране и ростом безработицы будет нарастать борьба рабочих за свои жизненные права. Для жёсткого подавления рабочих могут быть использованы хорошо подготовленные боевики, якобы не имеющие никакого отношения к существующей буржуазной власти и якобы исполняющие волю и отстаивающие интересы только конкретного капиталиста. На эту роль наиболее пригодны националистические отряды боевиков типа карательных отрядов «Айдар», «Днепр», «Восток» украинских «олигархов». И так далее.

«Фашизм у власти есть, товарищи,.. открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов…

Развитие фашизма и сама фашистская диктатура принимают в разных странах различные формы, в зависимости от исторических, социальных и экономических условий, от национальных особенностей и международного положения данной страны. В одних странах, преимущественно там, где у фашизма нет широкой массовой базы и где борьба отдельных группировок в лагере самой фашистской буржуазии достаточно сильна, фашизм не сразу решается ликвидировать парламент и сохраняет за другими буржуазными партиями, а также за социал-демократией известную легальность… до установления фашистской диктатуры буржуазные правительства обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд реакционных мероприятий, помогающих непосредственно приходу фашизма к власти. Кто не борется на этих подготовительных этапах против реакционных мероприятий буржуазии и против нарастающего фашизма, тот не в состоянии помешать победе фашизма, а, наоборот, облегчает её» (Георгий Димитров, Избранные произведения, изд. 1957 г., т. 1, стр. 376—379. «Доклад на Ⅶ Всемирном Конгрессе Коммунистического Интернационала 2 августа 1935 года»).

После государственного переворота на Украине в 2014 году страна формально сохранила буржуазный парламент. Однако к выборам в этот парламент не была допущена Коммунистическая партия Украины 1, а в дальнейшем она была мягко запрещена. Что является главной причиной запрета КПУ на Украине? По своей сути Коммунистическая партия Украины является ревизионистской партией и ничего общего с коммунизмом, кроме названия, не имеет. Как и КПРФ в России, она выражает буржуазные интересы и занимает буржуазные позиции. В отличие от КПРФ в данный момент, КПУ оказалась между двумя борющимися друг с другом крупными группами капитала и создавала неудобства той и другой стороне. В сложившейся ситуации она оказалась непригодной даже в качестве беззубой буржуазной оппозиции. Именно это стало главной причиной её мягкого запрета.

Остановимся особо на вооружённом противостоянии на территории Донбасса. Главной принципиальной причиной войны в этом регионе является столкновение интересов империалистов России и США за передел сфер влияния при участии различных групп украинской буржуазии и руками украинских граждан с обеих сторон. Все остальные причины либо являются следствием главной, либо навязываются обывателю буржуазной пропагандой с целью отвлечения от главной причины. Почему подавляющее большинство населения Донбасса, включая рабочих, взялось за оружие или поддерживает вооружённую борьбу против киевских агрессоров? Во-первых, на территории Донбасса в основном господствует российский капитал и связанные с ним группы украинского капитала, а киевская власть в основном ориентирована на империалистов Западной Европы и США. Следовательно, работодателем для угнетённых масс Донбасса является российская или пророссийская буржуазия. Во-вторых, украинский национализм, разожжённый киевской властью, невольно сплотил русскоязычное население Донбасса и в этом отношении ориентировал его на Россию. В-третьих, общая государственная граница с Россией создаёт благоприятные условия для конкретной практической помощи со стороны России восставшему Донбассу, в настоящем и в будущем. Сказав о конкретной практической помощи восставшему Донбассу со стороны России, не следует забывать о том, что война на Донбассе является, в первую очередь и главным образом, следствием жёсткой борьбы империалистов России и США за передел сфер влияния, а Донбасс является жертвой этой борьбы. Поэтому необходимо говорить о помощи воюющему Донбассу со стороны международных прогрессивных сил. При этом конкретно речь может и должна идти о гуманитарной, финансовой, дипломатической, информационной помощи, о приёме беженцев, о лечении раненых и больных, о восстановлении разрушенных предприятий, шахт, социальных объектов, жилых домов и так далее. Можно даже оправдать отправку добровольцев на Донбасс и тому подобное, но ни в коем случае нельзя подталкивать Россию на введение её войск на территорию Донбасса — что упорно провоцируют некоторые безответственные личности в России и на Донбассе. Введение в настоящее время на территорию Украины или Донбасса регулярных войск какого-либо иностранного государства может стать опасной провокацией, реально подталкивающей человечество к развязыванию мировой войны. В-четвёртых, киевская власть для подавления недовольства населения Донбасса использовала регулярную армию со всеми видами вооружений, включая боевую авиацию и современное тяжёлое наземное вооружение (чего не было в других регионах страны), и головорезов националистических отрядов. В-пятых, киевская регулярная армия и батальоны националистов основные удары наносят по жилым домам и социальным объектам, по промышленным предприятиям, лишая рабочих возможности мирного труда и их семьи средств к существованию; жертвами их агрессии стали тысячи мирных жителей, включая детей; на оккупированных территориях киевские агрессоры занимаются грабежом, насилием над мирным населением, убийствами, пытками и тому подобным. Следовательно, жители Донбасса вынуждены на вооружённую киевскую агрессию ответить вооружённым сопротивлением, защищая свои семьи, свои дома, своё существование. Другого выхода у них не было и нет.

Какая форма государственно-административного устройства наиболее приемлема — в составе Украины, в составе России или в виде независимого государства — для Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики? Ответ на этот вопрос однозначно не может быть отдан на рассмотрение или окончательное решение ни России, ни Западной Европе, ни США, ни Украине. Жители Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики ценой больших жертв и с оружием в руках завоевали свою независимость. Поэтому дальнейшую собственную судьбу они должны решать сами. Тем не менее, попробуем оценить указанные выше три варианта дальнейшего государственно-административного устройства Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики — других вариантов в данной ситуации нет.

В состав Украины Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика могут войти только при условии их особого статуса — федерация или конфедерация. Однако президент сегодняшней Украины неоднократно публично заявлял, что Украина не допустит какой-либо федерации на своей территории. Следовательно, этот вариант однозначно отвергается Украиной. Вхождение Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики в состав Украины на других условиях не даёт никаких гарантий, что против населения этих республик не будет применён государственный террор по обвинению в сепаратизме, вплоть до физического уничтожения, лишения свободы или выселения. Особо следует отметить, что на территории Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики находятся залежи сланцевого газа. Технология его добычи является экологически опасной. Следовательно, на территории этого месторождения не должно быть населения. На разработку месторождений сланцевого газа на этой территории претендуют Соединённые Штаты Америки и связанные с ними буржуазные круги Украины.

В состав России Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика в сложившейся ситуации на любых правах войти не смогут по одной причине — Россия уже не согласилась и не согласится включить эти территории в состав своего государства. Россия не рискнёт ещё более обострить свои взаимоотношения с империалистами США из-за какого-то частного конфликта. Следовательно, у Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики нет шансов в их судьбе рассчитывать на крымский вариант.

Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика фактически уже завоевали и провозгласили свою независимость. Поэтому речь может идти лишь о юридическом признании (по типу Южной Осетии и Абхазии) независимых государств Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика или их федерации. В этом случае данные республики смогут сами определять свою дальнейшую судьбу. Именно этот вариант является единственно приемлемым для народов Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики и уже выбран и узаконен их всенародным референдумом.

Являются ли Минские соглашения от 12 февраля 2015 года фактическим предательством России по отношению к Донецкой Народной Республике и Луганской Народной Республике и дипломатическим признанием Россией своего поражения в борьбе с империализмом США на территории Донбасса?

Защищая свои корыстные интересы на территории Донбасса от поползновений западных конкурентов, российские империалисты активно поддержали недовольство населения Донбасса итогами государственного переворота в Киеве и одобрили создание народного ополчения для отпора вооружённым националистическим бандам. В ответ новая киевская власть использовала регулярную армию против населения Донбасса, нанося авиационные и артиллерийские удары по жилым кварталам и социальным объектам. Так начались крупномасштабные военные действия на территории Донбасса. Организуясь для отпора агрессорам, на территории Донбасса был проведен всенародный референдум, на котором волею подавляющего большинства населения были провозглашены Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика, и были выбраны органы власти. Воодушевлённые успехами и надеждой на помощь со стороны России, ополченцы дали отпор украинской армии и, наконец, перешли в активное наступление. Возникла реальная угроза распространения восстания на другие территории Украины. Разумеется, это всполошило империалистов Западной Европы и США, и они развязали травлю на международном уровне империалистов России. Однако особую озабоченность и страх у всех этих империалистов, включая российских, вызывал факт наличия оружия в руках значительной массы рабочих Донбасса и их успехи в борьбе с регулярной армией Украины. Именно это заставило империалистов этих стран и буржуазию Украины совместно искать противоядие от классовой угрозы. Инициативу в этом взяли на себя империалисты России, которым больше всего доверяли жители Донбасса. В качестве такого противоядия Россия предложила разработать документ, фактически сдерживающий инициативу ополчений ДНР и ЛНР. Появились так называемые Минские соглашения, утвержденные главами России, Германии, Франции и Украины. Главы ДНР и ЛНР были допущены лишь к участию в рабочих группах якобы из-за непризнания их на международном уровне.

Для ответа на поставленный вопрос рассмотрим ряд принципиальных пунктов Минского соглашения от 12 февраля 2015 года.

Минские соглашения не ставят под сомнение обязательное вхождение Донбасса в состав Украины, и в них совсем нет упоминаний о федеративном устройстве Украины. Тем самым узаконены непризнание и ликвидация Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики (смотри пункты 1, 2, 4, 5, 9, 11, 12). В этом документе нет никакого особого мнения со стороны России в отношении судьбы ДНР и ЛНР, то есть Россия безоговорочно поддержала это решение. Более того, на официальное обращение руководства ДНР весной 2014 года о включении ДНР и ЛНР в состав России руководство России фактически ответило отказом.

Конституционная реформа, как свидетельствует пункт 11, должна будет проведена по инициативе киевской власти и только под её контролем. Участие в этой реформе представителей Донбасса урезано до уровня совещательного голоса.

Разоружение всех незаконных групп, оговоренное в пункте 10, фактически касается только ополчения Донбасса, так как незаконные вооружённые отряды националистов уже официально узаконены и, следовательно, разоружаться не будут.

Пункт 5 о помиловании и амнистии ополченцев и всего мирного населения Донбасса, так как они киевской властью названы сепаратистами, говорит о том, что авторы Минских соглашений, включая Россию, считают ополченцев и мирных жителей Донбасса преступниками, хотя они ценой своих жизней и лишений обороняли свой дом от киевского агрессора и националистических банд.

Не вызывает сомнения, что война на Донбассе не является по сути следствием революционной ситуации в этом регионе и за оружие ополченцы взялись не по причине борьбы с классовыми угнетателями. Война на Донбассе является следствием борьбы разных групп капитала на всех его уровнях за передел сфер влияния, а борьба ополченцев является оборонительной борьбой против киевских буржуазных агрессоров, пытающихся силой оружия установить на этой территории господство капитала США и киевской буржуазной власти. При любом варианте административно-государственного устройства Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики угнетённые массы Донбасса однозначно окажутся под гнётом той или иной группы буржуазии и, в том числе, собственной. Борьба угнетённого класса Донбасса с классом угнетателей в будущем неизбежна, как и в любом другом классовом обществе, и, следовательно, рабочим Донбасса имеет смысл надёжно сохранить находящееся сегодня в их руках оружие.

Приведённые выше пункты Минского соглашения свидетельствуют о том, что буржуазная Россия не только не приняла в состав своей страны, но даже не признала факта существования Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики. Буржуазная Россия через Минские соглашения безоговорочно отдала героический народ Донбасса на расправу киевскому агрессору и его националистическим бандам.

Минские соглашения свидетельствуют о том, что российские империалисты проигрывают борьбу за Донбасс империалистам США. При такой раскладке свои интересы на Донбассе российский капитал будет осуществлять по согласованию с киевской властью, а киевская власть, ориентирована на Запад и более озабочена интересами США.

Мы не рекомендуем наивно доверять любым клятвенным словам и благим обещаниям любой буржуазии и буржуазной власти!

Борьба империалистов США и империалистов России на территории Украины за передел сфер влияния, как и в других подобных случаях, ослабляет обе противоборствующие стороны и является практическим подтверждением общего загнивания капитализма. А это, в свою очередь, указывает на то, что мир вступает в эпоху национально-освободительных войн и пролетарских революций. Пролетариат любой страны не должен вставать на сторону того или иного угнетателя. Поэтому пролетариат не должен поддерживать в этом противоборстве ни империалистов России, ни империалистов США. Ослабление мира капитала объективно выгодно революционному пролетариату. Поэтому любые события пролетариат должен оценивать с позиций выгоды для революционного пролетарского дела.

Одной из особенностей киевского Майдана является массовое участие в нем городских мелкобуржуазных масс. Многие из них были политически организованы собственными партиями и видели в Майдане средство борьбы за буржуазную демократию и против диктатуры буржуазных «олигархов». Однако рабочие в Майдане не участвовали и никакой поддержки ему не оказывали. Почему? Украинские рабочие не имеют своего классового политического авангарда, а их профсоюзы ориентированы только на внутрипрофессиональную социальную борьбу. К тому же, требования Майдана не отвечали классовым интересам рабочих, а свои социальные интересы рабочие обычно решают на уровне своего предприятия или профессии. Тем не менее, мы призываем использовать подобный Майдан для революционной классовой агитации, но не поддерживать ни ту, ни иную буржуазную группу.

Другой особенностью киевского Майдана является то, что его ядро составили заранее подготовленные буржуазией отряды боевиков. Подавляющее большинство этих боевиков пропагандировали бандеровскую идеологию, то есть фашистскую. Ее пропаганда дала толчок для появления антифашистского движения на всей территории Украины под лозунгом «Фашизм не пройдёт!». Организованные украинские рабочие участия в антифашистском движении не принимают в силу того, что борьба их профсоюзов ориентирована только на решение своих местных шкурных проблем, а своего классового политического авангарда они пока не имеют. Мы приветствуем антифашистское движение Украины и лозунг «Фашизм не пройдёт!». Однако обращаем внимание участников антифашистского движения на то, что буржуазия будет пытаться направить борьбу антифашистов в русло практической борьбы с националистическими партиями и их отрядами боевиков, а не против классовых хозяев этих националистов — финансовых «олигархов», то есть в тупик. Призываем обратить особое внимание на этот факт и направить свои усилия на классовую агитацию, в том числе антифашистскую, на предприятиях, укрепляя свои ряды и разоблачая демагогию и ухищрения буржуазии.

Однозначно — война на Донбассе является следствием борьбы империалистов России и США за передел сфер влияния и за их корыстные классовые интересы. Однако в эту войну с одной стороны втянуто подавляющее большинство населения Донбасса, с другой стороны — регулярная армия Украины и националистические отряды. Население Донбасса невольно защищает интересы империалистов России и связанных с ними буржуазных кругов Украины. Регулярная армия и националистические отряды откровенно воюют за интересы империалистов США и Запада и связанных с ними буржуазных кругов Украины. В социально-классовом отношении население Донбасса не является однородным. Буржуазные круги ДНР и ЛНР воюют за свои корыстные интересы и за интересы империалистов России, а ополченцы вынуждены были добровольно взяться за оружие, чтобы защитить себя, свои семьи, свои дома и свою работу от киевских агрессоров. Поэтому борьба ополченцев является оборонительной и справедливой. Хотя ополченцам не следует забывать, что любая буржуазия является продажной и способна на предательство.

Призываем прогрессивные силы и организованных рабочих всех стран мира всесторонне поддержать вооружённую борьбу населения Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики с киевскими агрессорами и профашистскими бандами националистов.

Призываем прогрессивные силы и пролетариат всех стран мира разоблачать предательскую суть так называемых Минских соглашений от 12 февраля 2015 года по отношению к интересам угнетённых масс Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики и заклеймить позором империалистов России за предательство угнетённых масс Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики и империалистов США, Германии, Франции и реакционную буржуазную власть Украины за агрессию против Донбасса, за массовые убийства мирных жителей, за разрушение городов и населенных пунктов, за пытки и издевательства над пленными и мирными жителями и тому подобное.

В данном материале мы поставили задачу принципиально оценить сложившуюся на Украине политическую ситуацию и осветить с классовых позиций некоторые конкретные вопросы, включая аннексию Крыма Россией и агрессию Киева против Донбасса. Мы не ставили себе задачей подробно рассмотреть состояние рабочего движения на Украине, но принципиально отметили, что рабочий класс Украины пока не имеет своего политического авангарда и организован на уровне тред-юнионизма, то есть замкнут выгодными для буржуазии рамками борьбы за узкие социальные интересы без выхода на революционную классовую борьбу. Рабочее движение России сегодня мало чем отличается в классовом отношении от рабочего движения Украины. Поэтому рабочий класс России не смог выполнить свой классовый интернациональный долг перед угнетёнными массами Украины.

Примечания:

  1. Фактическая ошибка. КПУ участвовала в парламентских выборах 2014 г. и в местных выборах в 2015 г., хотя и не беспрепятственно, а окончательно запрещена была 25 января 2016 г.— прим. Маоизм.Ру.

Декларация об отмене одностороннего прекращения огня

Кто опубликовал: | 05.02.2017

Ка Орис — спикер Новой народной армии (военного крыла Коммунистической партии Филиппин)

Центральный Комитет Коммунистической партии Филиппин (КПФ)
Национальное оперативное командование Новой народной армии (ННА)

Принятое 26 августа 2016 г. объявление об одностороннем прекращении огня Центральным Комитетом Коммунистической партии Филиппин и Национальным оперативным командованием Новой народной армии (НОК ННА) с настоящего времени аннулируется. Переговорная группа Правительства республики Филиппины (ПРФ) будет уведомлена об этом сегодня переговорной группой Национального демократического фронта (НДФ).

Согласно объявлению и данному уведомлению одностороннее прекращение огня истекает тем самым в 11:59 10 февраля.

Причины аннулирования

Решение аннулировать вышеупомянутое одностороннее провозглашение временного прекращении огня вызвано следующими причинами:

  1. ПРФ не выполнило своих обязательства по амнистии и освобождению всех политических заключённых в рамках «Всеобъемлющего соглашения о соблюдении прав человека и международного гуманитарного права» и «Совместного соглашения по безопасности и гарантиям иммунитета» как дела осуществления справедливого правосудия и во исполнение обещания президента Дутерте.

    Одностороннее заявление о прекращении огня было сделано на основе договоренностей с ПРФ, что освобождение заключённых вступит в силу в течение 60 дней, считая от 28 августа. Таковой была обстановка, когда переговорная группа ПРФ выступила с обращением к НДФ о продлении объявления КПФ/ННА о прекращении огня, обещая вскоре освободить около 200 политических заключённых.

    Режим Дутерте не смог выполнить эти взятые на себя обязательства даже несмотря на то, что КПФ продлил декларацию о прекращении огня более чем на 150 дней.

  2. ПРФ вероломно воспользовалось односторонним провозглашением временного прекращения огня и посягнуло на территории народно-демократического правительства.

    На территории 164 муниципалитетов и 43 провинций военные силы ПРФ оккупировали не менее 500 округов, находящихся под управлением революционного правительства.

    Постановление о приостановлении военных действий и операций полиции, сделанных армией и полицией в качестве основы объявления одностороннего временного прекращения огня со стороны ПРФ служило прикрытием для её вооруженных сил, сотрудников полиции, военизированных формирований и эскадронов смерти для участия во враждебных действиях, провокациях или передвижениях, наблюдений и других наступательных операций. Проходили они под прикрытием ярлыков «мира и развития», «военно-гражданского сотрудничества», «мира и порядка», «антинаркотической кампании», «медицинских миссий» или «поддержания законности».

    Они подчинили целые районы своему вооружённому присутствию, осуществляли широкомасштабные нарушения прав человека, такие как занятие домов, административных зданий, детсадов и других гражданских структур. Людям угрожали, их запугивали и подвергали издевательствам солдаты в районах их собственного проживания. Эти «противоповстанческие» поселения и контроль ресурсов пагубно отразились на продуктивности народного сельского хозяйства, торговли и на уровне жизни в целом.

    В явное нарушение духа взаимных заявлений о прекращении огня, ВСФ (вооружённые силы Филиппин) продолжили развёртывание своих подразделений против ННА по всей стране. 21 января произошла перестрелка, когда ВСФ проводили наступательные операции против взвода ННА в Малкилала, Северном Котабато, в результате которой восемь солдат были убиты. Погиб один красный боец.

    За последние месяцы подразделения ННА маневрировали, уклоняясь от наступательных операций ВСФ, усилившихся в течение последних недель. Вооружённые столкновения в течение последних дней не могли не произойти при беспрестанных и усилившихся наступлений ВСФ, с одной стороны, и усилий ННА по активной защите интересов народа, с другой.

Продолжаем выступать за мирные переговоры

Даже сейчас, когда мы аннулируем одностороннее объявление временного прекращения огня, мы по-прежнему поддерживаем мирные переговоры между ПРФ и НДФ в рамках Гаагской совместной декларации 1992 г. Наш опыт и опыт других народов говорит, что можно вести переговоры и не прекращая борьбы до тех пор пока не будут выработаны основные соглашения, направленные на решение коренных проблем вооружённого конфликта, пока не будет заложена основа для справедливого и прочного мира.

Мы выступаем против использования промежуточных соглашений о прекращении огня в качестве основы для длительного или бессрочного прекращения огня без существенной пользы для народа и их революционных сил, а также откладывания в сторону мирных переговоров по таким существенным вопросам как социальные, экономические и политические реформы. Подобное равносильно капитуляции и умиротворению революционного народа и революционных сил.

Приказ

С сегодняшнего дня и до истечения срока действия объявления о прекращении огня всему командному составу и подразделениям ННА, в том числе народной милиции и корпусу самообороны, поставлена ​​задача взять на себя инициативу и более активно проводить активную оборону в целях защиты народа и революционных сил.

Необходимо оказать противодействие, расстроить планы и нанести удар по патрульным операциям ВСФ, ФНП и парамилитарных образований, по операциям психологической войны ВСФ в рамках плана «Оплан капаяпаан», по подразделениям ВСФ оккупировавших барангаи и общины, а также вражеским вооружённым наступлениям, позиционирующимся как операции по борьбе с наркотиками и преступностью.

После истечения срока нашего одностороннего прекращения огня всему территориальному командованию и командованию подразделений ННА приказывается взять полную инициативу в планировании, координации и проведении военных кампаний и тактических наступлений против реакционных Вооружённых сил Филиппин, Филиппинской национальной полиции, различных военизированных подразделений и эскадронов смерти правительства Дутерте, наркоторговцев и крупного игорного бизнеса, частных армий и частных вооружённых отрядов полевых командиров, местных тиранов, а также шпионов.

ННА также продолжит проводить политику и законы демократического народного правительства, выполнять необходимые и соответствующие функции управления, а также мобилизовывать людей и ресурсы на территориях, находящихся под его властью. В частности, ННА будет обеспечивать экономическую политику, касающуюся аренды земли, ростовщических кредитов, зарплат, средств к существованию, предоставлению социальных услуг; а также политики в области охраны окружающей среды и защиты интересов национальных меньшинств, крестьян и рабочих, пострадавших от действий крупных горнодобывающих, лесозаготовительных и плантационных мероприятий.

Кроме того, в качестве культурной, политической и благотворительной организации, ННА продолжит направлять свои силы для проведения кампаний по образованию и увеличению грамотности, на культурные мероприятия, медицинские миссии и кампании поддержки производства.

Относительно глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции

Кто опубликовал: | 07.01.2017

В условиях капиталистического империализма, при котором эксплуатация пролетариата монополистическим капиталом опосредуется угнетением народов, путь к социализму и коммунизму лежит через глобальную Народную войну и глобальную Новодемократическую революцию. Борьба за разрыв структурных связей капиталистического империализма и формирование субъективных сил пролетарской революции неразрывно связаны. Движение за международный социализм и коммунизм станет успешным лишь поставив под сомнение мировое господство жалкой кучки «великих» империалистических держав.

Тем не менее, прежде чем двигаться далее в вопросе революции (и тем более глобальной Новодемократической), стоит ответь на несколько вопросов.

Прежде всего, что такое революция?

Мао Цзэдун описывал революцию как «насильственный акт одного класса, свергающего власть другого класса». Для марксистов революция служит средством свержения представителей капитала, средством установления социализма — периода, в котором, по словам Николая Бухарина:

«Даже будучи низвергнутой, буржуазия всё ещё использует оставшиеся у неё ресурсы, чтобы вести войну против рабочих, опираясь, в конце концов, на международную реакцию. Таким образом, окончательная победа пролетариата становится возможной лишь тогда, когда пролетариат освободит весь мир от капиталистической сволочи и полностью задушит буржуазию».

Недвусмысленно показывая связь борьбы колонизируемых, эксплуатируемых народов против империализма, Ленин также отмечал, что социалистическая революция «не один акт, не одна битва по одному фронту, а целая эпоха обострённых классовых конфликтов, длинный ряд битв по всем фронтам, т. е. по всем вопросам экономики и политики, битв, которые могут завершиться лишь экспроприацией буржуазии». Поэтому для марксистов социалистические революции в отдельно взятых странах имеют значение лишь постольку, поскольку они делают вклад в развитие эпохи глобальной социалистической борьбы против капитализма.

Избегая абстракций, скажем, что революции обычно имеют следующие неслучайные черты: они происходят в странах, изнуряемых империалистической эксплуатацией и страдающих от собственной неразвитости, обычно сопровождаются структурными экономических спадами или следуют за ними, они происходят в период конфликтов между силами международной реакции, когда затормаживается эффективная и немедленная мобилизация контрреволюционных сил, когда появляются разнородные коалиции, организации и общественные институты, развивается оппозиционная политической культура (Foran). Хотя эти черты исторически относились к разным странам, необходимо смотреть на них с глобального угла зрения.

Обобщая, можно сказать: революция есть насильственное свержение одного класса другим, как в отдельных странах, так и как часть более крупного глобального процесса. Начинаются они в колониальных или неоколониальных регионах, обычно на фоне структурно-экономического краха. В это время международные фракции реакционных классов слишком разделены между собой, чтобы быстро и эффективно помешать этому процессу. Происходит вовлечение в политическую борьбу разнообразных коалиций оппозиционных сил при ведущей роли реально прогрессирующих революционных сил.

Каков классовый характер такой революции? На каком классе или классах лежит задача свержения других?

Отталкиваясь от таких авторов, как Иммануил Валлерстайн и Самир Амин, я бы сказал, что мы подходим (и в настоящее время являемся свидетелями того) к периоду интенсивной поляризации и борьбы наряду с растущим соперничеством между империалистическими блоками и внутри них. Этот период, действие которого разворачивается в настоящее время отчасти из-за внутренних противоречий капитализма, отчасти из-за всемирно-исторических обстоятельств, может быть описан как грядущая «глобальная гражданская война». Это знаменует собой всемирно-историческую точку бифуркации. Субъективные факторы, т. е. соответствующая мобилизация различных классовых сил, может сдвинуть историю к социализму. Или, что ещё хуже, будущее, выросшее из этого конфликта, возможно, совпадет со словами Маркса об «общей гибели всех борющихся классов». Более вероятным неблагоприятным прогнозом видится создание новейшей зависимой мировой системы. становящейся возможной благодаря прогрессу производительных сил наряду с «замораживанием» социальной и классовой иерархии через увеличение доли политического насилия в деле изъятия прибавочного продукта правящим классом, наряду с его опорой на идеологически приемлемые технократическую элиту и рабочую аристократию. Очевидно, что мы вступаем в период экстремальных возможностей и опасностей, в течение которого пролетариат должен будет выбрать наилучшую из возможных стратегий для игры по-крупному.

Несмотря на эти краткие описания возможных результатов будущих конфликтов, гораздо более важно всецело исследовать прошлое и настоящее. Текущее состояние мира включает в себя ряд отношений, обеспечивающих возможность транспортировки стоимости порождаемой (сверх-) эксплуатацией глобальной рабочей силы (легальной и полулегальной). Как элемент империалистической структуры, поддерживаемый с помощью глобального реакционного насилия, прибавочная стоимость обычно производится в Третьем мире или пролетаризированной рабочей силой вообще. Транспортируется она с помощью различных механизмов (включая тот случай, когда цена такого товара как рабочая сила делается выше её реальной стоимости) и реализуется в Первом мире монополистическими и паразитическими третичными секторами капитала.

Итак, вместо дуалистической, псевдомарксистской концепции борьбы исключительно между буржуазией и рабочим классом, существует широкий ряд классов, каждый из которых играет свою экономическую роль. Например, такие как:

  • прямые представители и владельцы финансового капитала;
  • компрадорская буржуазия стран Третьего мира;
  • буржуазно-националистические силы Третьего мира;
  • слой обуржуазившихся, в основном непроизводительных и, следовательно, полностью паразитических работников, т. е. трудовой мелкой буржуазии или «рабочей аристократии», слой тех, кто получает материальные привилегии от процесса накопления капитала (из которого мы могли бы выделить прогрессивную часть мелкой буржуазии, подверженной стратегической изменчивости);
  • национально угнетаемые в Первом Мире (в том числе мигранты) или же те, кто в любом случае поставлен в особые репрессивные условия производства;
  • те слои народа, которые образуют современный пролетариат, то есть те, кто получает лишь незначительную часть благ современного общества, их труд используется для дальнейшего увековечивания их собственного экономического бесправия, в то же время на них и строится вся экономика империалистического капитализма.

Вообще, мы можем суммировать революционную борьбу, включив в неё ту, которую ведёт современный пролетариат и его союзники (прогрессивная национальная буржуазия, прогрессивная мелкая буржуазия, те, кто живёт в условиях национального гнёта в Первом мире) против империалистов и их пособников (компрадоров, паразитической трудовой мелкой буржуазии). Хотя другие противоречия, безусловно, могут сыграть свою роль (воздействуя, таким образом, на противостоящие друг другу стороны классовой борьбы), указанное обрисовывает главные черты классового поля битвы в деле выработки революционной стратегии.

Исходя из такого понимания глобальной классовой динамики, мы можем довольно уверенно сказать, что революция в широком смысле движется в следующем направлении:

  • Во-первых, развитие революционных коалиций, свергающих империализм и тем самым разрешающих структурные и надструктурные противоречия (порождающие значительное неравенство) между производительным, эксплуатируемым глобальным Югом — тюрьмой мирового пролетариата, и паразитарным глобальным Севером — логовом финансового капитала.
  • Во-вторых, устранение внутренних противоречий, которые возникают из существования капиталистического способа производства, заменой его социалистической системой, т. е. временное политическое и экономическое господство пролетариата.
  • Наконец, окончательное разрушение всех остатков капитализма — отчуждённого труда, классов, наций и государств.

Следует отметить со всей ясностью: каждый этап следует один за другим, каждый последующий становится возможным только после завершения предыдущего.

Во время господства пролетарской линии во время китайской Культурной Революции, линия глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции в качестве первой ступени к социализму и коммунизму была частично сформулированы Линь Бяо в эссе «Да здравствует победа народной войны!». В главе, касающейся международного значения теории Мао о Народной войне, Линь впервые информирует читателя об историческом значении Октябрьской и Китайской революции, и говорит, что последняя есть результат затяжной народной войны против японских империалистов и поддерживаемых США националистов из Гоминьдана:

«Китайская революция является продолжением Великой Октябрьской революции. Путь Октябрьской революции есть общий путь для всех народных революций. Китайскую и Октябрьская революции объединяют следующие основные характеристики: (1) Во главе обеих стоял рабочий класс с марксистско-ленинской партией в качестве его ядра. (2) Обе были основаны на союзе рабочих и крестьян. (3) В обоих случаях государственная власть была захвачена путём насильственной революции и установления диктатуры пролетариата. (4) В обоих случаях после победы революции была построена социалистическая система. (5) Обе революции были составными частями мировой пролетарской революции».

Далее Линь описывает глобальную применимость народной войны, и, следовательно, её всемирно-историческое значение:

«Многие страны и народы Азии, Африки и Латинской Америки в настоящее время подвергаются агрессии и порабощению в больших масштабах со стороны империалистов во главе с Соединёнными Штатами и их лакеями. Основные политические и экономические характеристики большого числа этих стран во многом сходны с теми, которые преобладали в старом Китае. Как и в Китае, крестьянский вопрос в этих регионах является чрезвычайно важным. Крестьяне составляют основную силу национально-демократической революции против империалистов и их лакеев. Проявляя агрессию против этих стран, империалисты обычно начинают с захвата крупных городов и основных линий связи, но они не в состоянии взять огромную сельскую местности полностью под свой контроль. Сельская местность, и только она, может обеспечить широкие области, в которых революционеры могут свободно маневрировать. Сельская местность, и только она, может дать революционные базы, где революционеры начнут свой путь к окончательной победе. Именно по этой причине теория товарища Мао Цзэдун о создании революционных опорных баз в сельских районах и окружения города, идущее со стороны деревни, привлекает всё больше и больше внимания среди людей в этих регионах.

Если рассматривать весь земной шар, Северную Америку и Западную Европу можно назвать „мировым городом“, а Азия, Африка и Латинская Америка в таком случае являются „мировой деревней“. После Второй мировой войны, пролетарское революционное движение по разным причинам испытало откат в капиталистических странах Северной Америке и Западной Европы, в то время как народное революционное движение в Азии, Африке и Латинской Америке энергично растёт. В некотором смысле, современная мировая революция также представляет собой картину окружения городов со стороны сельской местности. В конечном счёте судьба мировой революции зависит от революционной борьбы народов Азии, Африки и Латинской Америки, составляющих подавляющее большинство населения мира. Социалистические страны должны рассматривать поддержку революционной борьбы в Азии, Африке и Латинской Америке как свой интернациональный долг».

Вновь подтверждая верность маоистской линии, Линь объясняет что глобальная Народная война имеет как социалистический характер, так и способствует развитию глобальной Новодемократической революции:

«Товарищ Мао Цзэдун делал правильное различие между двумя революционными этапами, т. е. национальнодемократической и социалистической революцией, в то же время он верно видел между ними тесную связь. Национально-демократическая революция является необходимой подготовкой для социалистической революции, а социалистическая революция является неизбежным продолжением национально-демократической революции. Между двумя революционными этапами нет Великой стены. Однако, социалистическая революция возможна только после завершения национально-демократической революции. Чем более глубоко проведена национально-демократическая революция, тем лучше условия для социалистической революции.

Опыт китайской революции показывает, что задачи национально-демократической революции может быть выполнены только путём долгой и упорной борьбы. На этом этапе революции империализм и его приспешники являются главным врагом. В борьбе против империализма и его лакеев, необходимо сплотить все антиимпериалистические патриотические силы, в том числе национальную буржуазию. Патриотически настроенная буржуазия и другие эксплуататорские классы [Третьего мира], которые присоединяются к антиимпериалистической борьбе, играют прогрессивную историческую роль. Они ненавистны для империализма, пролетариат же протягивает им руку.

Очень вредно путать два этапа, национально-демократическую и социалистическую революции. Товарищ Мао Цзэдун критиковал неверное представление о „победе одним махом“, и отмечал, что это утопическая идея может лишь ослабить борьбу против империализма и его приспешников, являвшейся наиболее актуальной задачей в то время».

Конечно, эта идея о важности борьбы эксплуатируемых стран не нова. В 1869 году Карл Маркс заметил:

«Я долго думал, что можно ниспровергнуть ирландский режим подъёмом английского рабочего класса… Более глубокое изучение вопроса убедило меня теперь в обратном. Английский рабочий класс ничего не поделает, пока он не избавится от Ирландии. Рычаг должен быть приложен в Ирландии. Вот почему ирландский вопрос имеет такое большое значение для общественного движения вообще».

Те, кто неуклюже набрасывают на себя мантию марксиста, навешивают на тех, кто согласен с точкой зрения обозначенной, ярлык «стейджиста» 1. Как ни странно, эта «критика» верна: революционные марксисты отличаются от идеалистов и анархистов пониманием фундаментальности того, что история проходит в своем развитии через этапы в соответствии с диалектическим отношением между базисом и надстройкой. Подобным же образом, современные марксисты понимают, что только глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция может эффективно создать материальные и социально-исторические основы для социализма и коммунизма.

Для того, чтобы лучше понять сущность глобальной Народной войны, проведём аналогию с развитием Народной войны в Китае. Китай был большой страной с «отсталой» (т. е. неразвитой) экономикой. Там существовало огромное различие между аграрной местностью и городами (де факто базами для иностранных и внутренних реакционных властей). Силы Мао смогли сплотиться в сельской местности, в частности, это были крестьяне, страдавшие от тяжёлого гнёта. Они приняли участие в строительстве военного и гражданского института власти, начали, в конечном счёте, доминировать и военным путём сломили сопротивление реакционных сил в городах. Они получали в то время поддержку со стороны новой мощной революционно-демократической коалиции, включавшей в себя представителей национальной буржуазии и прогрессивной мелкой буржуазии.

Определённая параллель прослеживается в отношении глобальной революционной перспективы. Для того, чтобы победить международную реакцию, сосредоточенную в странах Севера, необходимо организовать «мировую деревню» (в частности, тех, кто наиболее эксплуатируем и угнетён в эпоху империализма) в вооружённые оппозиционные движения и революционные государства, смыкающиеся с глобальной революционной Новодемократической коалицией и образующие антиимпериалистический фронт. Такой широкий единый фронт будет включать в себя прогрессивные слои национальной буржуазии эксплуатируемых стран, прогрессивные элементы мелкой буржуазии первого Мира, и закабалённые угнетённые массы Первого мира.

Мировая Новодемократическая революция будет прежде всего антиимпериалистической, но при этом принципиально пролетарской. Она представляет собой «переходный этап между окончанием колониального, полуколониального и полуфеодального общества к установлению социалистического общества» (Мао), которое может быть достигнуто исключительно под руководством пролетариата, т. е. под руководством партии, представляющей интересы пролетариата. (Chen)

Конечно, глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция подразумевает выполнение ряда условий: успешные народные войны и пролетарские революции в отдельных странах, развитие и частичное господство буржуазно-националистических группировок в отдельных странах в сотрудничестве с руководством международного пролетариата, ослабление империализма в связи с утратой господства над рабочей силой освобождённого мирового пролетариата, развитие оппозиционной коалиции прогрессивных слоев «глобального Севера» (угнетённые нации, молодёжь, интеллигенция и т. д.) под руководством международного пролетариата.

Наконец, поскольку революция предполагает насильственное свержение одного класса другим, глобальная Новодемократическая революция представляет собой установление диктатуры пролетариата и угнетённых наций над бывшими империалистами и их социальными и финансовыми прислужниками. В рамках перехода к социализму Новодемократическая революция есть период «сведения счетов» между Первым и Третьим миром: перераспределение производственных мощностей и собственности, а также разрыва путей, дающих возможность массивной переброски стоимости. В некоторых случаях непроизводительные сектора экономики будут упразднены. Бывшие «паразитичные» работники пройдут переподготовку и воспитание для производительного труда. Экономическое пространство, как в Первом, так и в Третьем мире будет модифицировано. Структура торговли, хотя и останется централизованной в некоторой степени, положит конец импорту ниже стоимости в Первый мир, в результате чего возникнет необходимость дальнейшего внедрения производственной деятельности в экономике стран Первого мира. Потеряв способность импортировать товары ниже стоимости (что есть часть процесса неэквивалентного обмена), производство, хотя и будет по-прежнему иметь централизованный характер, станет более локализованным, особенно в случае базовых продуктов, таких как продукты питания. Более того, некоторые из основных средств производства, служащие в настоящий момент привилегированному потреблению должны быть перераспределены и транспортированы в страны Третьего Мира, для того чтобы служить массам. (То есть, представьте себе неиспользуемое и невостребованное оборудование общественного питания перенаправляемое в Третий мир и используемое для удовлетворения значительно больших потребностей масс. Или же например, производство персональных автомобилей преобразуется в производство общественного и т. д.)

В пределах Первого мира революционная коалиция (национально угнетённые, другие прогрессивные силы местного и международного пролетариата) придёт к политической власти. В связке с международным пролетариатом угнетённые нации получат, в частности, политический контроль над текущими суверенными территориями, занятыми империалистическими державами. Политические институты, служащие в настоящее время «белой власти» будут упразднены и заменены на те, которые соответствуют стратегическим интересам международного пролетариата. Глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция требуют национального освобождения и самоопределения угнетённых наций, в частности, на землях в настоящее время являющихся суверенной территорией, подконтрольной империалистическим режимам.

Естественно, возникает вопрос повторной пролетаризации Первого Мира. Процесс реформирования сознания миллиарда паразитов, несомненно, будет затяжным, мучительным процессом. Конечно, международный пролетариат нуждается в слое революционеров для управления на территориях, находящихся в настоящее время под суверенным контролем финансового капитала. Наряду с дальнейшим развитием революционного сознания среди угнетённых наций, будет существовать необходимость подготовки политических кадров, руководимых международным пролетариатом. Эти кадры будут в значительной мере, особенно в начале, черпаться из прогрессивных сил, симпатизирующих и активно поддерживающих глобальную Новодемократическую революцию. Подготовка кадров Первого мира должна проходить среди основной массы народа (т. е. масс Третьего мира) в рамках начала широкомасштабной программы перевоспитания, направленной на выдавливание буржуазной культуры под тяжёлым нажимом пролетарской власти.

Как только глобальная Новодемократическая революция подорвёт могущество монополистического капитала наряду с привилегированным положением компрадоров и трудовой мелкой буржуазии, это облегчит прекращение капиталистических производственных отношений и создаст материальную базу для производства, которое будет эффективно и рационально удовлетворять потребности человечества. Падут социальные оковы неэквивалентного обмена, неравной оплаты труда, а также рыночные механизмы вместе с паразитарными и устаревшими отраслями экономики капиталистического империализма (финансы, реклама, средства массовой информации, полицейской, охранной, военной, бюрократической, торговли и т. д.). После этого производительная энергия масс будет пущена в русло наиболее полного удовлетворения материальных, культурных и психологических потребностей. Избавившись от груза паразитического империализма, в том числе его приживал, массы могут двинуть историю вперед в позитивном направлении: через социализм к коммунизму. Таким образом, глобальная Новодемократическая революция, достижимая через глобальную Народную войну является единственным путём к мировому социализму и коммунизму. Ближайшей целью мирового пролетариата является развитие глобальной Народной войны и победа мировой Новодемократической революции, что подготовит почву для непосредственной развития социализма.

Некоторых, конечно огорчит (по причине их собственной заинтересованности) столь пессимистичный взгляд на судьбу Первого мира, но отрицание значимости глобальной классовой структуры свидетельствует лишь о невероятном догматизме, основанном на поверхностном понимании марксизма и убогом идеализме, заменяющем исторический материализм волюнтаризмом. Помимо оспаривания и исправления ошибок первомиристов внутри международного коммунистического движения, задача революционных марксистов в Первом Мире — быть представителями мирового пролетариата в целях развития разнородных оппозиционных коалиций, являющихся частью глобальной Народной войны и Новодемократической революции, которые могут тактически и стратегически вмешаться для упреждения сил международной реакции. Основная вещь, которую третьемиризм требует в практике от Первого мира,— это выработать как можно более верную стратегическую концептуальную основу для интернациональной работы в локальном масштабе. Третьемиризм не просит коммунистов в Первом мире сделать меньше, она просит их делать больше и с более продвинутым пониманием необходимости глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции.

Линь Бяо писал:

«В конечном счёте вопрос того, стоит ли человек на стороне революции, решается в зависимости от того, готов ли он вести борьбу против вооружённой агрессии империализма и его лакеев или же он берёт в руки оружие чтобы выступать против Народной войны. Это наиболее эффективный критерий для определения подлинного революционера».

Верно это и сегодня. Когда индивид отстаивает цели пролетариата, поддерживает широкий единый фронт против империализма, глобальную Народную войну и глобальную Новодемократическую революцию, всё это указывает на характер его политики. Именно эти признаки отличают современный революционный марксизм от ревизионизма.

Примечания:

  1. «Этаписта», сторонника теории этапов — прим. переводчика.

Антиимпериализм под прикрытием. Введение в «группу с Блекингегаде»

Кто опубликовал: | 19.12.2016

Аресты (1989)

13 апреля 1989 г. по подозрению в ограблении, шестью месяцами ранее повергшим в шок всю Данию, арестованы пять человек. 3 ноября 1988 г. пятерым неизвестным удалось скрыться захватив не менее 13 млн крон в ходе ограбления инкассаторского автомобиля у почтового отделения на улице Кобмагергаде в центре Копенгагена. История Дании не знала ограбления более крупного. Также в ходе него был убит человек. Внезапно появившиеся спустя две минуты после ограбления полицейские машины вынудили грабителей произвести выстрел из обреза охотничьего ружья прежде чем уйти с места преступления. Дробина поразила двадцатидвухлетнего офицера полиции Йеспера Эгтведа Хансена в глаз, в тот же день он скончался в больнице.

Арестованные в апреле — Питер Долнер, Нильс Йоргенсен, Торкил Лауэзен, Ян Вейманн и бывшая девушка Нильса Йоргенсена Елена. Четверо этих мужчин находились под периодическим наблюдением ПЕТ (Politiets Efterretningstjeneste) — датской службы безопасности — на протяжении почти двух десятилетий и были известны как коммунистические активисты, тесно связанные с освободительными движениями Третьего мира, в особенности с Народным фронтом освобождения Палестины (НФОП). Именно результатом взаимодействия ПЕТ и отдела полиции Копенгагена стало привлечение их в качестве обвиняемых в деле ограбления на улице Кобмагергаде. В то время как Елена была освобождена на следующий день, а четверо мужчин оставались под арестом, полицией был получен ордер на арест другого подозреваемого оставшегося на свободе — Карстена Нильсена.

Не имея веских доказательств, ведущий расследование старший инспектор Йорг Моос прилагал все силы для получения разрешения от судьи Копенгагена на оставление подозреваемых под арестом. В конце концов, судья дал Моосу и его команде три недели для подготовки более серьёзных доказательств. Если они не будут найдены, люди выйдут на свободу.

Поиск серьёзных доказательств был, однако, весьма непрост. Тщательный обыск домов подозреваемых, опрос членов их семей, их друзей и коллег не дали ровным счётом ничего. Была только одна зацепка — одинаковые наборы из трёх ключей, найденные у Йоргенсена, Лауэзена и Вейманна. Полицейские пробовали их на тысячах дверях апартаментов Копенгагена, но все их попытки остались безрезультатны, если не считать внезапно обнаруженных там испуганных обитателей.

Ранним утром 2 мая, за день до предполагаемого освобождения обвиняемых, полицейская патрульная машина на севере Копенгагена отправилась на вызов — неподалеку случилось ДТП. Водитель, находясь на пустой загородной дороге и управляя арендованной Тойотой Короллой, въехал в столб электронапряжения. Водитель серьёзно ранен и без сознания. Несколько предметов в машине — парики, отмычки, пачки денег в иностранной валюте вызвали подозрение копов. Тревога была поднята после того как водитель — потерявший в результате аварии зрение, чувство обоняния и оглохший на одно ухо, был опознан как Карстен Нильсен — разыскиваемый подозреваемый в деле ограбления на улице Кобмагергаде. У Нильсена также был обнаружены набор ключей идентичный тем, что были найдены у Йоргенсена, Лауэзена и Вейманна. Помимо этого, на заднем сиденье Тойоты среди кучи бумаг полиция нашла окровавленный счёт за телефон. Оплата была записана за первым этажом апартаментов по адресу Блекингегаде, д. 2 — небольшой тихой улице недалеко от центра города.

ул. Блекингегаде, д 2. Апрель 2013 г.

ул. Блекингегаде, д 2. Апрель 2013 г.

В 15:15 офицеры прибыли на Блекингегаде. Через пару минут с помощью ключей подозреваемых они открыли двери квартиры. Это ознаменовало не только начало самой захватывающей криминальной истории Дании двадцатого века, но и открыло миру запутаннейшие и поразительные страницы истории европейских антиимпериалистических левых активистов 1970-х и 1980-х.

Становилось очевидным — квартира на улице Блекингегаде служила центром незаурядной криминальной активности. Полиция обнаружила детекторные радиоприемники, передатчики и антенны, маски и фальшивые бороды, искусно скопированную полицейскую униформу, бесчисленные поддельные документы и аппаратуру для их изготовления, подробнейшие заметки проливающие свет на различную криминальную активность, в том числе на ограбление на улице Кобмагергаде. В соседней комнате, доступной только через тайную дверь, находился крупнейший за всю историю Дании арсенал — пистолеты, винтовки, ручные гранаты, взрывчатка, противопехотные мины, автоматы, а также тридцать противотанковых ракет. Что любопытно, в комнате также стояла доска для серфинга.

Группу, имевшую доступ к квартире на улице Блекингегаде, стали называть «бандой с Блекингегаде» (Blekingegadebanden), иногда чуть менее резко «группой с Блекингегаде» (Blekingegadegruppen). Имя это, по словам Торкила Лауэзена, было порождено «начисто лишённой воображения журналистикой», и тем не менее, закрепилось в общественном сознании и использовалось для обозначения этой группы вплоть до сегодняшнего дня.

Начало: КРК (1963—1978)

Истоки группы с Блекингегаде восходят к 1963 г., когда харизматичный литературовед Готфред Аппель был исключён из ориентировавшейся на Москву Коммунистической партии Дании (DKP) по причине своих симпатий к маоизму. Несколько месяцев позже, Аппель совместно с другими недовольными из КПД основал первую маоистскую организацию в Европе — Коммунистический рабочий кружок (Kommunistisk Arbejdskreds). Вскоре КРК становится братской партией Компартии Китая, Аппель регулярно посещает Пекин. Также КРК основывает издательство «Футура», с самого начала работавшее в плотной связи с посольством Китая в Копенгагене. «Футура» печатает маоистские пропагандистские материалы, информационный бюллетень китайского посольства, а также издает «маленькую красную книжицу» Мао Цзэдуна. Собственная газета КРК (Orientering) начинает свою жизнь в декабре 1963-го, в сентябре 1964-го она переименовывается (в Kommunistisk Orientering).

В последующие годы Аппель разрабатывает свою знаменитую «теорию паразитического государства» (snylterstatsteori). Суть этой теории теория заключается в утверждении, что рабочий класс империалистических стран стал союзником своего правящего класса по причине своего привилегированного положения в контексте глобальной капиталистической системы. Его объективные интересы гораздо ближе к интересами западных капиталистов, чем к интересам эксплуатируемых и угнетённых масс Третьего Мира. Отсюда следует, что рабочий класс Запада нельзя рассматривать в качестве революционного субъекта. Только массы Третьего мира представляют собой угрозу глобальному капитализму восставая против терзающих их эксплуататоров и угнетателей. Если их борьба будет успешной, неизбежным результатом станет кризис капитализма в империалистическом мире, где рабочий класс потеряет свои привилегии и возвратиться на путь революции.

Готфред Аппель на встрече с представителем китайской компартии. Пекин, 1964 г.

Готфред Аппель на встрече с представителем китайской компартии. Пекин, 1964 г.

Война во Вьетнаме служила для Аппеля наглядным подтверждением его теории, а в феврале 1965-го КРК организовала одну из первых европейских демонстраций протеста против американской агрессии во Вьетнаме. Тот факт, что рабочие в большинстве своем отнеслись к демонстрации с безразличием, несмотря на упорную работу по мобилизации на некоторых крупнейших заводах Копенгагена, казалось подтверждало сделанный Аппелем анализ рабочего класса Дании — развращённого привилегиями и всем довольного. С привлечением множества молодых радикалов в КРК через Вьетнамский комитет (Vietnamkomite) организация выработала свою боевую позицию, свою уникальность среди датских левых и всё это — не в последнюю очередь благодаря неординарной личности Аппеля.

В 1968 г. КРК основывает молодёжное отделение — Коммунистический молодёжный союз (Kommunistisk Ungdomsforbund), которое начинает издавать журнал (Ungkommunisten) и создаёт Антиимпериалистический комитет действий (Anti-imperialistisk Aktionskomite) — группу для привлечения симпатизантов из соответствующей среды.

КМС сыграл важную роль в истории КРК. Помимо всех остальных в его ряды вскоре влились те, кто спустя двадцать лет будут арестованы как члены группы с Блекингегаде. Молодой плотник Петер Доллнер, страстный любитель птиц и превосходный игрок в шахматы Ян Вейманн, недавно окончивший высшую школу, присоединились в 1968 г. Оба они выросли в пригороде Копенгагена Гладсаксе. Другим членом раннего КМС из Гладсаксе был друг Яна Вейманна по высшей школе Холгер Йенсен — энергичный и коммуникабельный молодой человек, ставший движущей силой как в КМС, так и в КРК. Нильс Йоргенсен, ученик высшей школы, которому в то время было только шестнадцать, присоединился в 1969 г. Торкил Лауэзен, студент-медик из Корсора, города расположенного на сто километров западнее Копенгагена, стал членом КМС два года спустя.

В 1969 г. испортились отношения между КРК и китайским правительством. Готфред Аппель не проявлял никакого желания идти на компромисс в своем анализе европейского рабочего класса. В то же время официальные представители Китая всячески приветствовали европейские протестные движения конца 1960-х. Аппель безжалостно критиковал их за переоценку революционного потенциала этих движений и степень вовлечённости в них рабочего класса. В конце концов, это привело к разрыву официальных связей КРК и Компартии Китая и расторжению контракта китайского посольства с издательством «Футура». С этого момента КРК перестает ориентироваться на какую-либо политическую партию и берёт независимый антиимпериалистический курс, начинает устанавливать связи с различными освободительными движениями Третьего мира. Прошло совсем немного времени прежде чем Аппель начал проявлять особенный интерес к марксистско-ленинской организации, возникшей в одном из наиболее взрывоопасных регионов мира — Народному фронту освобождения Палестины (НФОП).

В 1970 г. Аппель посещает Иордан для встречи с представителями НФОП. В последующие годы несколько членов КМС также были направлены на Ближний Восток для новых встреч. Рядовые члены КМС и КРК также отправляются в другие регионы для изучения местных политических и экономических условий и обмена идеями как с освободительными движениями Третьего мира, так и с антиимпериалистическими активистами в западных странах. В Танзании молодые датчане встречаются с представителями ФРЕЛИМО, ЗАНУ, МПЛА, в Северной Ирландии с республиканскими бойцами сопротивления, в Канаде с членами Движения поддержки освобождения (Liberation Support Movement).

«Без победы Третьего мира социализма здесь не будет!» плакат КМС/«Антиимпериалистического комитета действий». ок.1969 г.

«Без победы Третьего мира социализма здесь не будет!» (плакат КМС/«Антиимпериалистического комитета действий», ок. 1969 г.)

Для усиления связей с африканскими освободительными движениями КРК основывает проект «Одежда для Африки» (Tøj til Afrika) в 1972 г. ОДА занималась сбором одежды палаток, медикаментов и денег для африканских лагерей беженцев, управляемых освободительными движениями. Вскоре образовалось множество отделений ОДА по всей Дании, проект дал сильную сеть поддержки для КРК.

Сама же КРК в начале 1970-х проявляла минимальную активность. После протестов сопровождавших конгресс Всемирного банка в Копенгагене в 1970 г., во время которых члены КМС приняли участие в уличных столкновениях, организация попала в поле зрения секретных служб. Аппель был в ярости и устроил разнос молодым за их «недостаток дисциплины» и «политическую незрелость», так как стратегией КРК в отношении протестов значились прицельные силовые действия, а не открытая конфронтация с полицией. Результатом этого стало то что следующие несколько лет КРК сфокусировалась на изучении теории и формировании дисциплинированной организации. У Аппеля не было планов превращать КРК в массовое движение. Численность КРК никогда не превышала 25 человек, организация эта мыслилась в основном как учебный полигон для революционной «элиты», готовой реализовать революционный сценарий в империалистических странах в нужный момент. Направленная вовне работа неуклонно сокращалась. Журнал прекратил публиковаться в 1970 г., с 1970 по 1974 гг. не выходила газета. В 1975 г. КМС был официально распущен. Бывшие его члены вступили в КРК.

«Угнетённые и голодные победят» (Ungkommunisten, 1970)

Была, однако, и другая причина для КРК пребывать в тени в начале 1970-х. Именно в этот период организация обратилась к тому, что позднее будут называть нелегальной практикой. Проще говоря, это подразумевало осуществление ограблений и афер для обеспечения материальной поддержки национально-освободительных движений через «Одежду для Африки» и другие инициативы по сбору средств. В соответствии с анализом КРК, обеспечение материальной поддержки освободительных движений Третьего мира было наиболее эффективным способом поддержки мировой революции для западных активистов.

Лишь несколько членов КРК участвовали в нелегальной практике. Остальные члены информированы об этом не были. По сути, внутри организации образовался узкий круг, состоящий из лиц, занятых нелегальной деятельностью. Именно этот круг лиц положил начало группе с Блекингегаде. Все арестованные в апреле 1989 г. принадлежали к нему с самого начала.

Ни один из членов КРК не был осужден за нелегальные действия периода 1970-х. Тем не менее они остались основными подозреваемыми в серии нераскрытых преступлений в Копенгагене и его окрестностях, включая ограбление склада оружия армии Дании в 1972 г. (оружие оттуда было обнаружено в квартире на Блекингегаде в 1989 г.), ограбление инкассаторского автомобиля с 500 тыс. крон в 1975 г., ограбление почтового отделения (550 тыс. крон) в 1976 г., а также искусная махинация с денежными почтовыми переводами с невероятной добычей в 1,5 млн крон. Все эти преступления имели те же черты, как и то в котором обвинялась группа с Блекингегаде в 1989 г.: высокопрофессиональное исполнение, огромная сумма, и никаких следов.

Tøj til Afrika («Одежда для Африки»)

«Одежда для Африки» (Tøj til Afrika)

После обнаружения квартиры на улице Блекингегаде в 1989 г. и воссоздания истории группы, было немало предположений и догадок о том, знал ли Готфрид Аппель о нелегальной практике 1970-х или же нет. Сам Аппель категорически это отрицал вплоть до своей смерти в 1992 г. Бывшие члены КРК и группы с Блекингегаде, однако, говорили о существовавшей на протяжении 1970-х жёстко-иерархической организации, где ничего не делалось без санкции руководства, включавшего в себя Аппеля, его жену Уллу Хаутон, а также молодых Холгера Йенсена и Яна Вейманна, ставших его частью в 1975 г.

Нелегальная практика, как и другая деятельность КРК, приостановилась в 1977 г., когда организацию поразил серьёзный кризис. Начался он с поднятия вопроса о доминирующем положении мужчин, обвинения звучали особенно сильно со стороны Уллы Хаутон. При этом сам Аппель, что было по общему мнению несправедливо, критике не подвергся, тогда как других участников мужского пола принуждали пройти сеансы «критики и самокритики». Со временем от участников-мужчин стали требовали применения физического насилия в отношении других, дабы они показали своё желание измениться. Спустя несколько месяцев «кампании против гендерной дискриминации» большинство членов КРК, включая многих женщин, осознали, что кампания эта вышла из-под контроля. Теперь их гнев был обращен в сторону Аппеля и Хаутон. Последняя обвинялась в частности в манипулировании участниками-женщинами из-за личных и руководящих амбиций. Судя по всему, существовало особенно сильные трения между Хаутон и Хольгером Йенсеном.

На собрании КРК 4 мая 1978 г. Аппель и Хаутон были исключены из организации большинством голосов рядового состава. Несколько дней спустя, Аппель и Хаутон исключили всех остальных. После продолжительных дебатов, в ходе которых Аппель отвоевал право оставить за собой название Коммунистический рабочий кружок, КРК раскололся натрое:

  • Аппель, Хаутон и несколько их соратников продолжают работать под именем КРК и издавать газету (Kommunistisk Orientirung). Два года спустя организация распадается окончательно.

  • Несколько бывших членов КРК образуют Марксистскую рабочую группу (Marxistisk Arbejdsgruppe), стремившуюся найти новую форму политической практики, анализируя историю КРК. Вскоре, однако, её покидают участники, и группа прекращает своё существование в 1980 г.

  • Другая группа бывших членов КРК основывает Коммунистическую рабочую группу (Kommunistisk Arbejdsgruppe), вскоре становящуюся известной как Манифест — Коммунистическая рабочая группа (Manifest — Kommunistisk Arbejdsgruppe), названную по имени выпускаемого ими журнала, выходившему с октября 1978 г. по декабрь 1982 г. После этого «Манифест» (М-КРГ) в основном действовал как издательство, публикуя политические книги и памфлеты, печатая материалы для различных освободительных движений. Петер Долнер, Хольгер Йенсен, Нильс Йоргенсен, Торкил Лауэзен и Ян Вейманн — все они вступили в М-КРГ. С Хаутон и Аппелем никто из них впоследствии более не общался.

    В 1980 г. Холгер Йенсен погибает в автомобильной катастрофе — грузовик въехал в минивен, стоявший неподалеку от торгового центра. Петер Доллнер покинул М-КРГ в 1985 г. Ян Вейманн, Нильс Йоргенсен, Торкил Лауезен становятся основой организации, а также группы с Блекингегаде вплоть до арестов в 1989 г.

logo_rw_0

М-КРГ (1978—1989)

Идеологически М-КРГ имела мало отличий от КРК. В целом они продолжили следовать теории Аппеля о паразитическом государстве. Они, однако, дополнили свой теоретический фундамент новым марксистским анализом международных отношений, в частности, представлением о «неэквивалентном обмене», разработанным марксистским экономистом Эммануэлем Аргири, считавшим, что разрыв в богатстве между индустриализируемыми нациями и Третьим миром основан в первую очередь на дисбалансе между уровнем зарплат и рыночными ценами. Время от времени члены М-КРГ ездили для встреч с Эммануэлем (имевшим греческое происхождение) в Париж, где тот жил и преподавал. Эммануэль также поучаствовал в написании вступления к книге М-КРГ 1983 года «Империализм сегодня: неэквивалентный обмен и возможность социализма в разделённом мире» (Imperialismen idag: Det ulige bytte og mulighederne for socialisme i en delt verden), опубликованной на английском в 1986 г. под названием «Неэквивалентный обмен и перспективы социализма».

reklame-uneqal-exchange_bw

Основным отличием между М-КРГ и КРК было отличие организационное. В М-КРГ не было зацикленности на отдельном вожде, велось больше внутренних дискуссий, была открытость для сотрудничества с другими левыми группами. М-КРГ оставался небольшой организацией, числом не более пятнадцати. Материальная поддержка освободительных движений Третьего мира оставалась приоритетным направлением работы. После хаоса последних месяцев существования КРК члены М-КРГ смогли восстановить к себе доверие НФОП и заново установить контакты с другими освободительными движениями, с которыми они ранее сотрудничали. Нелегальная деятельность была продолжена. Следует ещё раз уточнить, что задействованы в ней были только члены внутреннего круга, остальные в ней участия не принимали.

Помимо Доллнера, Йоргенсена, Лауезена и Вейманна, известно о трёх других вошедших во внутренний круг в 1980-х. Карстен Моллер Хансен, участник отделения ОДА в городе Оденсе присоединился к нему в 1982 году. Он отошёл в сторону спустя несколько лет, но оставался в курсе большинства мероприятий и от случая к случаю выполнял небольшие поручения. Также, в 1982 г. туда вошёл младший брат Яна Вейманна Бо, работал в особенности над так называемым «Z-архивом» («Z» от Zionism) — собранием информации, предназначенной для помощи НФОП в идентификации агентов Израиля, находящихся в Дании. Бо покинул группу в 1988 г. Z-архив произвёл крайне резонансный эффект после своего обнаружения в квартире на Блекингегаде в апреле 1989 г. СМИ неоднократно отзывались о нём как о «еврейском архиве». В 1987 г. Карстен Нильсен — член отделения ОДА в городе Орхус стал последним, кто вошёл в группу с Блекингегаде.

Тем временем личная жизнь участников ядра организации претерпела значительные перемены. Ян Вейманн был женат и имел двух детей, занимал уважаемую должность ИТ-специалиста в «Регнесентрален» — старейшей ИТ-компании в Дании и основного поставщика компьютерных услуг для правительства. Его брат Бо, женатый, имевший дочь, был одним из его коллег. Семьи братьев Вейманн ничего не знали о их криминальной активности, коллеги их не могли поверить, что их арестовали, открыто сомневаясь в предъявленных полицией обвинениях. Торкил Лауэзен, выучившийся на ассистента в медицинской лаборатории, работал от случая к случаю. В 1984 г. его жена Лиза родила дочь. Нильс Йоргенсен к тому времени уже был отцом — в 1982 г. у его подруги Елены родился сын. Йоргенсен работал неполный рабочий день и регулярно менял место работы.

Когда по причине израильского вторжения в Ливан в 1982 г., руководство НФОП покинуло Бейрут, члены М-КРГ повысили свою нелегальную активность. Немалая часть инфраструктуры НФОП была уничтожена и организация отчаянно нуждалась в поддержке, не в последнюю очередь в оружии. Как следствие этого, в ноябре 1982 г. члены М-КРГ совершили ограбление склада оружия шведской армии в городе Флен, что в сотне километров к западу от Стокгольма. Добыча включала в себя бесчисленное количество ящиков со взрывчаткой, не менее сотни ручных гранат и наземных мин, а также 34 противотанковые ракеты, позднее найденные в квартире на Блекингегаде.

Группа с Блекингегаде также обвинялась в нескольких ограблениях в Копенгагене и окрестностях, имевших место в последующие годы, но виновность ни одного из членов группы ни в одном из эпизодов доказана не была. Вменялись им следующие преступления: ограбление почтового отделения (похищено 768 тыс. датских крон) в 1982 г., ограбление инкассаторского автомобиля (рекордная добыча в 8,3 миллиона) в 1983 г. (тремя неделями позднее два палестинца были арестованы в аэропорту им. Шарля Де Голля в Париже с 6 млн датских крон, в Данию экстрадированы они не были), ограбление почтового отделения в 1985 г. (1,5 млн крон) и торгового центра «Даэльс» (5,5 млн крон) в центре Копенгагена прямо перед рождеством в 1986 г. При всём этом тщательно разработанный план похищения Йорна Раусинга — наследника одной из богатейших семей Швеции осуществлён не был. Документы, найденные на Блекингегаде свидетельствовали о скрупулёзных приготовлениях к похищению, включая превращение норвежского летнего домика в секретное убежище и предполагаемую сумму выкупа в 25 млн долларов. От этого плана решено было отказаться летом 1985 г. Этот эпизод произвёл тягостное впечатление на всех участников. Именно по этой причине Петер Доллнер покинул группу.

Приготовления к последней операции группы — ограблении на Кобмагергаде, начались в конце 1987 г. По словам работавших над этим делом сотрудников правоохранительных органов, в группе недоставало одного человека и НФОП прислало к ним Марка Рудина — швейцарского гражданина и давнего члена НФОП, чтобы заполнить этот пробел.

Само ограбление прошло по плану. Участники группы уходили ровно после 99 секунд, когда патрульная машина полиции возникла на аллее ведущей от двора почтового отделения к Кобмагергаде. Карстен Нильсен, управлявший минивеном, сумел протиснуться мимо, полицейские несколько раз выстрелили в уходящий транспорт. Одна из пуль разбила заднее стекло и застряла в сиденьи водителя.

Когда минивен свернул на Кобмагергаде, группа заметила позади другую полицейскую машину. Нильсен остановил машину и один из грабителей вышел, чтобы в следующий момент выстрелить из обреза охотничьего ружья. Участники группы утверждали позднее на суде, что выстрел делался для того чтобы отпугнуть полицию, а в идеале для того чтобы повредить шину патрульной машины. Расследование полиции подтверждало, что выстрел не имел чёткого направления и делался от бедра. Большинство дробин изрешетило фасад обувного магазина. Одна, тем не менее, угодила в глаз двадцатидвухлетнему полицейскому Йесперу Эгтведу Хансену, когда он выходил из машины. Он был спешно доставлен в госпиталь, где в тот же день скончался. Грабители сумели скрыться.

Гибель полицейского привела к теснейшему сотрудничеству между датским службами безопасности, в особенности ПЕТ и департаментом полиции Копенгагена, для поиска виновных. В итоге, это сотрудничество привело к аресту и приговорам членам группы с Блекингегаде. До ограбления на Кобмагергаде, интерес к подобному сотрудничеству не проявляла ни одна из сторон. Во время процесса выяснилось, что члены группы находились под периодическим наблюдением ПЕТ почти два десятилетия. Департамент полиции Копенгагена даже получал информацию после некоторых из ограблений, указывающих на группу, однако она была проигнорирована. В тоже время ПЕТ нередко утаивала информацию, так как её агенты были больше заинтересованы в международных контактах группы, чем в её местных преступлениях.

Однако, не только объединённые усилия сил безопасности стали причиной ареста группы. Члены её стали чрезвычайно беспечны в вопросах безопасности. Некоторые из них утверждали, что соблюдай они свои обычные меры безопасности, они никогда бы не оказались на суде. Судя по всему, усталость одолела революционеров-марксистов, ставших одними из самых успешных преступников Дании.

Тюрьма (1989—1995)

Получив веские доказательства вины четырёх мужчин содержащихся под арестом с 13 апреля 1989 г., полиция арестовала других людей, имевших связи с М-КРГ и «Одеждой для Африки»: Карстен Моллер Хансен 2 мая, сразу после обнаружения квартиры на Блекингегаде, Бо Вейманна, Лизу — жену Торкила Лаузена и бывшую жену Моллера Хансена Анну 10 августа. Лиза и Анна были освобождены несколько недель спустя. Никому из них не предъявили ни единого обвинения. Карстен Моллер Хансен и Бо Вейманн, однако, присоединились к обвиняемым — Доллнеру, Йоргенсену, Лауэзену. Нильсену и Яну Вейманну.

Изначально этим семерым было официально предъявлены обвинения во множестве преступлений — от нелегального владения оружием и подделке документов до убийства и терроризма. Обвинения в терроризме были, однако, сняты ещё до начала процесса, что в свою очередь породило слухи о том, что официальные лица Дании сделали это под политическим давлением и из страха перед репрессиями НФОП. Многими, включая членов группы с Блекингегаде, эти предположения были восприняты как погоня за сенсацией. В то время, датские антитеррористические законы просто не включали в себя подобных статей, в него входили лишь те, что были направлены против государства. К сегодняшнему дню, ситуация изменилась. С того момента, как бывший премьер-министр Дании и нынешний генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, зарекомендовал себя как одного из самых твёрдых сторонников «войны против террора» в начале 2000-х, датское антитеррористические законодательство претерпело значительные изменения.

Суд над группой с Блекингегаде длился восемь месяцев, с 3 сентября 1990 г. по 2 мая 1991 г. Полиция и обвинение совершили множество грубых ошибок, в итоге присяжные признали обвиняемых невиновными в большинстве случаев, что самое важное — они признали их невиновными в убийстве. Невозможно было установить конкретного виновного в смерти Эгтведа Хансена, коллективное намерение убийства также не было доказано. Присяжные также выступили против ходатайства о положении законодательства Дании, предусматривающего увеличение максимального срока наказания на 50 процентов в случае, если преступление имело резонансный эффект. В итоге Йоргенсен, Лауезен, Нильсен и Ян Вейманн были признаны виновными в ограблении Кобмагергаде, Бо Вейманн — в составлении «Z-архива», все обвиняемые, включая Моллера Хансена и Петера Доллнера,— в небольших правонарушениях, таких как нелегальное владение оружием и подделку документов. Йоргенсен, Лауэзен и Ян Вейманн были приговорены к десяти годам, Карстен Нильсен к восьми, Бо Вейманн к семи, Карстен Моллер Хансен к трём и Питер Доллнер к одному году. Моллер Хансен и Доллнер были освобождены в зале суда (освобождение после отбытия двух третей срока — обычная практика для Дании). Бо Вейманн и Карстен Нильсен вышли на свободу в апреле 1994 г., Йоргенсен. Лауэзен и Ян Вейманн в декабре 1995 г. Последние трое были особенно активны в деле защиты прав заключённых во время своего пребывания за решеткой.

Марк Рудин был арестован 4 октября 1991 г. турецким пограничным патрулём и обвинен в нелегальном пересечении границы со стороны Сирии. В октябре 1993 г. его экстрадировали в Данию, где он был приговорён к 8 годам заключения за приписываемое ему участие в ограблении на Кобмагеграде. В феврале 1997 г. он был депортирован в Швейцарию с запретом на въезд в Данию.

Отголоски

История группы с Блекингегаде вот уже более двадцати лет волнует умы Дании. Особенно сильным внимание это стало в последние годы, в основном из-за вышедшего в 2007 г. двухтомного, 800-страничного изложения истории группы (Blekingegadebanden) за авторством известного журналиста Петера Овига Кнудсена. В Дании было продано 350 тыс. копий, что сделало её самой успешной нехудожественной книгой, когда-либо издаваемой в стране. Она была переведена на шведский, норвежский и (в урезанной версии) на немецкий. В 2008 г. вышло однотомное «люксовое» издание, включавшее в себя множество документов из полицейского архива. Бо Вейманн был единственным бывшим членом группы с Блекингегаде, согласившимся на интервью с Овигом Кнудсеном. Он также был главным героем документального фильма 2009 г. (Blekingegadebanden). Тогда же, журналисты Андерс-Петер Матиасен и Йеппе Фациус выпустили две книги в сотрудничестве с главным следователем в деле на Блекингегаде, Йорном Моосом. «Следователь дела на Блекингегаде комиссар Йорн Моос рассказывает свою историю» (Blekingegadebetjenten — kriminalinspektør Jørn Moos fortæller, 2007) содержит истории из профессиональной жизни Мооса, тогда как «Секреты полиции: коммисар Йорн Моос возобновляет дело группы с Блекингегаде» (Politiets hemmeligheder: Kriminalinspektør Jørn Moos genåbner Blekingegadesagen, 2009) сфокусирована на непростых отношениях между датской полицией и ПЕТ. На основе последней книги был снят фильм «Блекингегаде: дело возобновлено» (Blekingegade — sagen genoptaget). В январе 2009 г. спектакль (Blekingegade) за авторством Клауса Флайгера был впервые поставлен в Хусетс Театр в Копенгагене, а зимой 2009—2010 гг. телесериал (Blekingegade), где довольно явно были смешаны правда и вымысел, шёл по датскому ТВ.

Конституция социализма

Кто опубликовал: | 09.12.2016

Появление тов. Молотова на трибуне встречается бурной овацией всего зала. Все встают. Возгласы: «Тов. Молотову ура!», «Да здравствует тов. Молотов — ближайший соратник товарища Сталина!». Могучее «ура» и долго не смолкающие аплодисменты длятся несколько минут.

Ⅰ. Социализм — основа Конституции

molotov_v-m-p001

После того, как прошло невиданное по размаху всенародное обсуждение новой Конституции и заслушан исторический доклад товарища Сталина на этом съезде, трудящиеся нашей страны с полным основанием могут сказать: «Мы хорошо знаем, что означает новая Конституция Союза Советских Социалистических Республик, что означает наша сталинская Конституция». (Аплодисменты.)

Это — Конституция победившего социализма. Этим определяется её содержание.

Действующая до сих пор Конституция СССР относится к 1924 году.

Тогда мы ещё не могли говорить о победе социализма в нашей стране. Вопрос «кто — кого» ещё не был решён. Социалистическое хозяйство было в периоде подъёма и его перевес уже наметился, но росли ещё и капиталистические элементы, а в деревне господствовало мелкособственническое хозяйство,— наиболее крупный остаток разбитого капитализма. Поэтому действовавшая до настоящего съезда Конституция отражала положение, во многом отличавшееся от теперешнего.

Новая Конституция Советского Союза создается в других условиях.

В нашей стране уже полностью господствует социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на средства производства, ликвидированы эксплуататорские классы, уничтожена эксплуатация человека человеком, идёт быстрый подъём благосостояния, культурности и социалистической сознательности масс. Это и нашло своё отражение в новой Конституции.

Впервые Конституция страны определяет основы созданного трудящимися социалистического общества и его государственное устройство. Такова «сталинская Конституция».

Чтобы получить возможность строить в нашей стране новое общество, общество без эксплуатации человека человеком, рабочие в союзе с крестьянством должны были революционным путём свергнуть капиталистов и помещиков и утвердить свою власть — власть советов, пролетарскую диктатуру. Других путей для освобождения от капитализма история не давала, да, как известно, не даёт и теперь. Но, свергнув угнетателей и отбив их многочисленные попытки вернуться к власти, трудящиеся, как каждый может теперь видеть, неплохо использовали возможность создания для себя новой, действительно счастливой жизни.

Конституция — не программа, нельзя смешивать Конституцию с программой — говорил здесь товарищ Сталин. И действительно, новая Конституция говорит о том, что уже завоевано и осуществлено в нашей стране. Она не ставит программных вопросов. Она оформляет и законодательно закрепляет великие завоевания социалистического государства рабочих и крестьян.

Конституция провозглашает социализм основой нашего государства. Она вместе с тем закрепляет то, что возникло в нашем государстве на основе победы социализма, совершенствуя некоторые формы государственного строя.

Но разве это не факт, что опубликование новой Конституции, Конституции социализма, было воспринято широкими массами и всеми нами, как дающее нечто новое, как открывающее новые перспективы в жизни народов СССР? Конституция только подвела общий итог завоеваниям социалистической революции, только записала то, чем мы на деле владеем, что уже в наших руках. Она простыми и точными словами только свела в одно целое то, чем владеют народы, построившие социализм в СССР, без всяких деклараций о будущем, о дальнейших целях СССР. Но разве не факт, что даже этого оказалось достаточно, чтобы значительно расширить наш социалистический горизонт и как бы окрылить миллионы и миллионы простых людей, сделавших новую Конституцию боевым знаменем дальнейшей борьбы за дело коммунизма? (Аплодисменты.)

Конституция подвела итог произведенной перестройке в экономике страны, сказав, что экономической основой Советского Союза является социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на средства производства, что в свою очередь обеспечивает такое развитие производительных сил нашей страны, которое сделает действительно счастливой жизнь народов СССР. Указание Конституции на допущение мелкого частного хозяйства единоличных крестьян и кустарей, без права эксплуатации чужого труда, как и признание личной собственности граждан на их трудовые доходы и имущество, не только не противоречит господствующему положению социалистических форм хозяйства и социалистической собственности в нашей стране, но является совершенно обязательным дополнением в данных условиях.

С другой стороны, победа социалистической экономики и социалистических форм собственности только подчёркивается тем фактом, что даже в тех, ещё недавно самых экономически и культурно отсталых, районах Союза социализм одержал победу. Достаточно сказать, что даже те немаловажные в нашей экономике районы СССР, где ещё два десятка лет тому назад господствовали докапиталистические отношения, где даже капитализм был развит слабо,— даже эти районы в основном уже встали на путь социалистического развития. Разве это не говорит о всепобеждающей силе социализма?

Закрепляя социалистическую основу нашей экономики, Конституция облегчает наше дальнейшее движение к коммунизму.

Социалистическая основа Конституции нашла своё выражение также в том, что Конституция исходит из таких завоеваний, как ликвидация всех паразитических классов и эксплуатации человека человеком, без чего невозможно было обеспечить коренное улучшение жизни трудящихся в нашей стране, что она опирается на превращение в общенародное достояние материальных богатств и накоплений прежних богачей и привилегированных групп, что она опирается также на уничтожение нищеты масс и на полную ликвидацию безработицы, что она закрепляет для всех граждан как право на труд и, значит, право на получение гарантированной работы, так и обязанность трудиться для каждого способного к труду, в соответствии с социалистическим принципом: «Кто не работает, тот не ест».

В соответствии с этим закрепляется общественно-классовая основа социалистического государства, как государства рабочих и крестьян, и руководящая роль рабочего класса в государстве, перед которым ещё стоят громадные задачи по завершению переустройства общества и по окончательной ликвидации классов, не говоря уже об обязанностях обороны страны от внешнего врага.

Итак, Конституция закрепляет социалистическую основу в экономике и в общественном устройстве нашего государства. В этом отношении она записывает только то, что уже существует в нашей стране.

Что же касается государственного устройства, то новая Конституция вносит здесь крупнейшие усовершенствования. Эти новые элементы в государственном устройстве идут по пути всестороннего развития социалистического демократизма и подлинного интернационализма в отношениях между народами Советского Союза. Опираясь полностью на победу социализма, как основу СССР, эти новые формы демократизма и интернационализма означают новую ступень в развитии того и другого.

Ⅱ. Наше отношение к демократизму

Советский строй пропитан демократизмом больше, чем любой другой. Через советы рабочие и крестьяне, иначе говоря народные массы, управляют государством. Советы воплощают власть трудящихся, власть народа, в то время как во всяком буржуазном государстве у власти стоит только привилегированное меньшинство из господствующих классов.

И всё же новая Конституция идет по пути дальнейшей демократизации советского строя. Можно сказать, что она завершает демократизацию СССР и, расширяя базу, а также совершенствуя государственные формы, укрепляет в нашей стране диктатуру рабочего класса, которая, по известному выражению товарища Сталина, является «основным вопросом в ленинизме».

Новая советская Конституция отбрасывает остатки ограничений, сохранившихся в советской Конституции от первого периода, когда влияние эксплуататорских классов на трудящихся, особенно в деревне, сказывалось ещё довольно широко, а советы ещё не окрепли. Она устанавливает всеобщие, прямые, равные и тайные выборы во все советы трудящихся вплоть до высших органов советской власти. Она снимает вопрос о лишенцах, так как все граждане без исключения получают право выбирать и быть избранными в советы. Она отменяет имевшиеся у нас для рабочих преимущества перед крестьянами при выборах в советы, вводя для всех граждан СССР равное избирательное право. Она заменяет существовавшие до сих пор многостепенные выборы средних и высших органов советской власти прямыми выборами непосредственно самими гражданами. Вместо открытых выборов для обеспечения большей свободы голосования вводятся тайные выборы в советы. Кандидатов в советы, наряду с организациями большевистской партии, будут выставлять также многочисленные у нас беспартийные организации. Конституцией вводится всенародный опрос (референдум) для тех случаев, когда это будет признано необходимым Верховным Советом СССР или одной из союзных республик.

Эти изменения в избирательной системе указывают на то, что всё лучшее в демократическом устройстве других государств мы берем и переносим в нашу страну и применяем к условиям советского государства. За бортом остаётся только право на легальность для политических партий, кроме партии коммунизма. В нашей стране, где отсутствуют враждующие между собою классы, где рабочие и крестьяне сплотились вокруг коммунистической партии и где другие политические партии, как показал весь наш опыт, являются только агентурой реставраторов капитализма, не может быть места для их легализации. (Шумные аплодисменты.)

Указанные изменения нашей избирательной системы должны ещё больше поднять активность масс при выборах в советы трудящихся. Интерес к выборам несомненно повысится. Новая система послужит дальнейшему оживлению как выборов в советы, так и всей работы советов.

Эта система не может не встряхнуть слабых, плетущихся в хвосте событий, организаций и не может не ударить по обюрократившимся, по оторвавшимся от масс. С другой стороны, эта система облегчает выдвижение новых сил из передовых рабочих, из крестьян и интеллигентов, которые должны придти на смену отсталым или очиновничившимся элементам.

При новом порядке выборов не исключается возможность выбора кого-либо и из враждебных элементов, если там или тут будет плоха наша агитация и пропаганда. Но и эта опасность в конце концов должна послужить на пользу дела, поскольку она будет подхлёстывать нуждающиеся в этом организации и заснувших работников.

Таким образом, новая избирательная система, обеспечивающая полное развитие демократизма, должна нам помочь в улучшении государственного аппарата, в расширении и обновлении руководящих советских кадров, в поднятии работы в массах у самих партийных организаций. Значит, наше дело не только не пострадает, а значительно выиграет с осуществлением нового порядка выборов в советы.

Сравните это положение с положением в буржуазных странах, живущих по своим конституциям.

Нет такой буржуазной страны — не только фашистской — где не существовал бы ряд, а иногда и много разных ограничений в правах по выборам в парламенты и коммунальные учреждения. Этого не сможет никто отрицать.

Там существуют, во-первых, ограничения по социально-имущественному положению. Конечно, в пользу имущих классов и против малоимущих.

«Имущественный ценз» существует, например, в Англии, США, Японии. В Англии лица, проживающие в одном избирательном участке и имеющие предприятия в другом округе, пользуются даже двумя голосами.

Ценз оседлости существует во Франции, США, Японии. Надо проживать 6, 12 и даже 24 месяцев на одном месте, чтобы получить право голоса. При большой безработице в капиталистических странах, ясен смысл этих ограничений.

Кроме того, существует так называемый «образовательный ценз» в Англии, США, Венгрии. И этот ценз ловко использовывается богатыми против бедных. Существуют, во-вторых, ограничения избирательных орав в капиталистических странах по национально-расовому признаку. Антисемитская политика германских фашистов хорошо известна. В Германии настолько распоясались, что в их черносотенном «Основном законе» говорится не больше и не меньше, как следующее: «Еврей не может быть гражданином Германской империи. Он лишается права голоса по политическим вопросам. Он не может занимать должностей».

В США до крайности доведены ограничения против негров и индейцев. Сделано это здесь в отношении негров таким образом, что из 2,2 миллиона негров в 5-ти южных штатах к выборам фактически допускается только 19 тысяч человек.

Англия также идёт по этому пути. В Южно-Африканском Союзе, входящем в Великобританию, правом голоса пользуются 2,5 миллиона белых, а 5,5 миллиона негров лишены права голоса.

Существуют, в-третьих, большие ограничения в отношении прав женщины. Достаточно сказать, что женщины лишены права голоса при выборах в парламенты в таких странах, как Франция, Бельгия, Италия, Швейцария, Югославия, Греция, Япония, Аргентина.

Упомяну ещё об ограничениях прав военнослужащих. Ни в одной стране, за исключением Англии, где армия невелика, военнослужащие не пользуются правом участия в выборах в парламенты. Солдаты и офицеры буржуазных армий во всех буржуазных странах лишены этих простых гражданских прав.

Не буду приводить дальнейших примеров насчёт ограничений прав населения, которыми богаты буржуазные конституции. А ведь там пошуметь о «демократии» любителей немало!

Законченная демократизация нашей избирательной системы является лучшим ответом всякого рода критикам советского демократизма из лагеря буржуазных демократов и социал-демократов.

Мало ли сыпалось обвинений со стороны «демократов» из буржуазного лагеря против пролетарской диктатуры в СССР. Несмотря на очевидную поддержку советской власти широчайшими массами трудящихся, там и тут бросались обвинения в недостатке демократичности советского режима. Даже лишение голоса 2—3 процентов бывших эксплуататоров при обеспеченном праве участия в выборах остальных 97—98 процентов населения старались выдать за большой ущерб демократических прав в СССР. Эти выверты буржуазных критиков советской системы хорошо известны.

На все эти выпады дается теперь ещё более внушительный ответ советской Конституцией, завершающей демократизацию СССР.

Великий Ленин учил нас тому, что «демократизм у советской власти диктатуре не противоречит», что укрепление пролетарской диктатуры означает рост настоящего демократизма, демократизма масс, демократизма трудящихся. На каждом новом этапе развития советской республики мы видели всё более и более сильное подтверждение слов нашего великого учителя. Теперь больше, чем когда бы то ни было, мы видим всю силу марксистско-ленинского учения о социалистической демократии, основанной в победе пролетарской диктатуры, и всю правильность марксистско-ленинской критики буржуазной демократии, ограниченной от рождения узкими рамками демократизма для господствующего буржуазного меньшинства.

Принятие новой Конституции — свидетельство уверенности трудящихся СССР в своих силах.

В самом деле, если внутри страны мы сломили классового врага и с каждым днем всё больше укрепляем наши социалистические позиции, то мы пока остаемся единственным социалистическим государством и живём в кольце непримиримо враждебных социализму империалистических держав. Разумеется, принимая Конституцию, мы отнюдь не забываем о внешней опасности, которая является теперь главной опасностью для трудящихся нашей страны. И всё же в нашей среде имеется полная уверенность в том, что дальнейшая демократизация нашего государственного строя ещё больше укрепит социалистический строй СССР вопреки всем его врагам. (Аплодисменты.)

Можно ли представить себе сколько-нибудь на это похожую картину в отношении какого-нибудь буржуазного государства,— пусть самого сильного! — в окружении социалистических государств. Судите сами: едва ли…

В том-то и сила социалистического демократизма, что возникши в результате победы пролетарской диктатуры, он растёт и ширится с каждым днём, особенно вместе с ростом культурности масс. В этом находит своё выражение могучий рост наших сил. После полной победы социализма в нашей стране демократизм советского строя развивается с ещё большей силой и с ещё большим размахом, являясь в свою очередь рычагом дальнейшего ускорения подъёма сил социализма.

Развитие демократизма в нашей стране показывает все преимущества социалистической демократии перед демократией буржуазных государств.

Но здесь придётся сделать небольшое отступление насчёт совсем уж своеобразного «демократизма» по методу германского фашизма.

Для того, чтобы развязать руки господствующей капиталистической олигархии, германскими фашистами последовательно прививается массам и всем членам самой национал-социалистской партии такой взгляд:. «Мои вожди знают, чего они хотят. А если бы они этого не знали, то как бы я мог это знать и решать». Проще говоря, это «демократизм» по принципу: «Не сметь рассуждать, тебе же будет хуже».

Поэтому все эти нюренбергские съезды так непохожи на настоящие съезды. Это — не съезды, а нечто другое.

На них собираются только для выслушивания двух-трех речей «фюреров». Никакого обсуждения и никаких прений на этих «съездах» не ведётся. Никаких решений и резолюций там не голосуется. Массам предоставлено только одно: расхлёбывать последствия такого рода съездов…

Сравнение советского демократизма с демократизмом буржуазных стран, даже в лучших его формах, говорит о коренном отличии и принципиальных преимуществах первого по сравнению со вторым. Одно ясно: только социалистический демократизм является демократизмом трудящихся, демократизмом подлинных народных масс, освободившихся от господства эксплуататоров.

Кто хочет убедиться в демократизме нашего строя, тот должен не забывать главного. Главным же в советском строе является, как известно, то, что разъясняется в статье 6-й Конституции.

Вот эта «Статья 6»:

«Земля, её недра, воды, леса, заводы, фабрики, шахты, рудники, железнодорожный, водный и воздушный транспорт, банки, средства связи, организованные государством крупные сельскохозяйственные предприятия (совхозы, машинно-тракторные станции и т. п.), а также основной жилищный фонд в городах и промышленных пунктах являются государственной собственностью, то есть всенародным достоянием».

(Аплодисменты.)

Теперь всё это принадлежит всему народу. Какую же нужно ещё более последовательную демократию?

Пусть в любом государстве проведут подобные меры. И мы признаем тогда демократизм такого государства таким же настоящим, всенародным демократизмом, каким является демократизм в СССР. (Аплодисменты.)

Новая Конституция дает теперь всем гражданам СССР равные права. Можно даже сказать, что бывшие собственники вернулись, хотя и на особый лад, к управлению собственностью. Но теперь, участвуя через советы трудящихся в этом деле, они стали неизмеримо богаче, так как имеют отношение к управлению не частной, а всенародной собственностью. (Аплодисменты.)

Трудящиеся нашей страны имеют, конечно, по этому вопросу свою глубокую думку: «бывшие» получают права, это — неплохо; только бы они работали по-честному!

Демократизм нашего строя тов. Сталин подчеркнул в докладе ещё одним замечательным фактом.

«Советская власть ликвидировала класс помещиков и передала крестьянам более 150 миллионов гектаров бывших помещичьих, казённых и монастырских земель, и это — сверх тех земель, которые находились и раньше в руках крестьян».

Хотели бы мы посмотреть, как в каком-нибудь буржуазном государстве передали бы крестьянам без выкупа ну хоть не 150, а только 15 миллионов гектар (аплодисменты) помещичьей и другой земли. Мы были бы готовы тогда признать, что такое государство начинает всерьёз приближаться к настоящему демократизму (аплодисменты), к демократизму трудящихся.

Между тем, не слышно что-то, чтобы помещики, дворяне и монастырские архиереи считали бы, со своей классовой точки зрения, эту передачу земли крестьянам делом «демократическим». Нельзя не согласиться, что им чужд революционный демократизм.

Стояли у власти в нашей стране и господа социалисты из эсеров и меньшевиков в 1917 г. Все знают, что они использовали власть не для передачи земли крестьянам, а для того, чтобы оттянуть это дело.

Они оказались и здесь прямыми союзниками помещиков и буржуазии. А, ведь, как только они ни кичились своею преданностью «демократии». Значит, меньшевистско-эсеровская «демократия» в наше время на руку капиталистам, помещикам, кулакам, дворянам и попам. (Аплодисменты.) Значит, понимаемая по-меньшевистско-эсеровски «демократия» не имеет теперь (ничего общего о настоящей, столь нужной народу демократией.

Ещё один пример советского демократизма.

Передо мной выступал всем известный писатель А. Н. Толстой. Кто не знает, что это бывший граф Толстой. А теперь? Один из лучших и один из самых популярных писателей земли советской — товарищ Алексей Николаевич Толстой. (Аплодисменты.)

В этом виновата история. Но перемена-то произошла в хорошую сторону. С этим согласны все мы вместе с самим А. Н. Толстым.

Новая Конституция укрепит наш глубоко демократический строй ещё больше. А тем, что в ней, наряду с ясным указанием на определённые обязанности граждан СССР, прочно гарантируются такие права, как право на труд, право на отдых, право на материальное обеспечение старости, право на образование, полное равноправие женщины с мужчиной, полное равноправие наций и рас в СССР и т. д., мы громогласно заявляем, как надо понимать социалистический демократизм.

Даже наиболее совершенные формы демократии в буржуазном государстве на деле весьма ограничены и до крайности сжаты рамками фактического господства буржуазного меньшинства над народом. Любой демократизм при капиталистическом режиме не выходит, и не может выйти, из рамок господства привилегированного меньшинства буржуазных классов, укладывая права и свободы народа в жёсткое прокрустово ложе.

Через своих идеологов и свою прессу буржуазия добилась того, что жалкая капиталистическая демократия, демократия буржуазных государств, прославляется обычно как демократизм вообще, как «надклассовая» форма демократии или даже как «общечеловеческая» форма демократизма. Ловкость рук политиков и «теоретиков» буржуазии и социал-демократии дошла в этом отношении до акробатного искусства.

Но на деле ни одно буржуазное государство не представляло и не представляет трудящимся даже малой части тех действительных демократических трав и свобод, которыми пользуются трудящиеся СССР и которыми в ещё большей мере они будут пользоваться в дальнейшем по новой Конституции. (Бурные аплодисменты.)

Буржуазный демократизм прославляет под видом «общенародного демократизма» в лучшем случае лишь до крайности ограниченные, до крайности урезанные права трудящихся при буржуазном строе, в котором печать, типография, бумага, помещения, весь капитал и вся власть, а значит фактически и все права находятся в руках господствующих классов. Трудящимся же остаются только крохи с барского стола.

И всё же даже урезанные буржуазные свободы, даже ограниченные демократические права, рабочие и другие трудящиеся слои научились использовывать в своих интересах для политического просвещения масс, для нужной подготовки сил к предстоящим боям. Понятно поэтому, что рабочие и все демократические элементы в странах капитализма ведут такую упорную борьбу за сохранение и расширение даже небольших буржуазно-демократических свобод и прав.

Но, с другой стороны, именно поэтому господствующие буржуазные классы, где они уже потеряли веру в возможность влияния на массы, переходят к фашистским методам открытой буржуазно-террористической диктатуры. Можно, конечно, сказать, что такими средствами, как террор и бесчисленные насилия над массами, долго не продержишься. Но фашистская буржуазия должно быть рассуждает так: хоть день, да мой.

Можно ли удивляться тому, что не только рабочие и крестьяне, но все честные демократические элементы из мелкой, а иногда и из средней, буржуазии все более открыто отказывают в своей поддержке фашизму и фашиствующим группам.

Насколько быстро подгнивают фашистские устои, видно уже из многих фактов. Теперь фашисты не только не терпят никаких демократических остатков в своих странах, где и без того «молчат, ибо благоденствуют». Характерно, что фашисты видят для себя опасность в самом факте существования демократизма, даже если дело идет о демократизме в других странах.

Поэтому, не считаясь с государственными границами и нарушая все международные права и обычаи, фашисты известных всем государств с мечом в руках, с германскими «Хейнкелями» и итальянскими «Савойя» в воздухе, вмешиваются во внутренние дела другого государства, где народ не хочет терпеть подобных им господ. Недаром некоторые добрые люди, смотря на все это, сокрушаются насчет фашистов: бедняги, не горит ли у них под ногами, не сломали бы они себе шею…

Наше отношение к демократизму, как к одному из ценнейших благ для трудящихся, известно. Нам близки успехи демократии в любой стране. Мы радуемся завоеваниям демократических прав, где бы народные массы ни продвигались впер`д по этому пути.

У нас не может быть общего языка с фашизмом, опасности которого ни преуменьшать, ни преувеличивать мы не собираемся. Но мы всей душою, и при том на деле, с теми, кто ведёт борьбу против фашистских реакционеров. Мы всецело с теми, кому дороги интересы «всего передового и прогрессивного человечества» (Сталин).

Принятие новой Конституции ещё больше поднимает СССР, как опору и светоч демократизма.

Принятие новой Конституции с её всесторонней государственной демократизацией, расширяющей возможности дальнейших и ещё более серьёзных успехов в улучшении всей жизни народов СССР, окажет неоценимую помощь международному социализму и скажется в усилении борьбы рабочих, крестьян и всех угнетённых за свои права и за полное освобождение от фашизма и от капитализма, рождающего и питающего фашистские режимы.

Чем глубже сталинская Конституция войдёт в нашу жизнь, тем всестороннее будет её влияние, как Конституции социализма и последовательной демократии, не только у нас, но и далеко за пределами СССР. Тем шире разнесется её революционное воздействие на трудящиеся массы, борющиеся за своё освобождение от фашизма, империализма и колониального гнёта.

Ⅲ. СССР и мир между народами

Новая Конституция выражает дальнейшее развитие социалистического интернационализма в отношениях между народами СССР.

Всё, что говорилось на этом съезде, подтверждает, что этой Конституцией мы делаем новый шаг в укреплении великой дружбы народов Советского Союза. Мы и здесь двигаем вперёд дело, начатое Октябрьской социалистической революцией.

Разрешение национального вопроса в Советском Союзе является одним из самых поучительных фактов современности. В этом сказывается сила принципов ленинско-сталинской национальной политики и верность советской власти последовательному демократизму.

Мы нашли правильное разрешение национального вопроса на основе укрепления дружбы народов, столь различных по экономическому укладу и быту, по историческому прошлому и национальной культуре. Мы добились этого, несмотря на то, что у многочисленных национальностей, угнетавшихся старой царской Россией, не могло не сохраняться большое недоверие к русским, как к представителям в прошлом угнетательской нации.

Ни одна буржуазная страна, хотя бы она существовала уже столетия, не сумела найти у себя правильное разрешение национального вопроса, как об этом не могло быть речи и в старой буржуазно-помещичьей России. Это оказалось возможным в нашей стране, благодаря победе социализма, обеспечившей возможность проведения последовательного демократизма, действительного равноправия национальностей и особую заботу государства в отношении более слабых и прежде особенно угнетавшихся национальных меньшинств.

Ничего подобного сложившейся и крепнущей у нас дружбе народов нельзя представить в условиях буржуазного режима, где при всех условиях командуют господствующие классы господствующей нации. При этом иногда верхушки господствующих классов разных наций сговариваются между собой и находят более или менее общий язык — язык угнетателей в отношении народных масс соответствующих национальностей. Но и в этом случае трудящиеся угнетённой национальности, особенно в колониях и полуколониях, остаются под двойным гнётом, под гнётом «своих» эксплуататоров и, кроме того, под особым гнётом господствующей нации.

В Советском Союзе идёт возрождение многочисленных национальностей, идёт подъём хозяйственных сил и национальных культур всех народов. Вместе с тем, крепнет и многонациональный Союз Советских Социалистических Республик, как единое целое.

Советской власти не существовало бы на свете, если бы она на деле не проявляла величайшую заботу о нуждах всех народов страны, об их хозяйственном подъеме, о подъёме материального благосостояния трудящихся и о росте их национальных культур. СССР проводит при этом политику усиленной поддержки более отсталых и более угнетавшихся при капитализме национальностей, ускоряя этим их подтягивание к общему уровню.

Из «единой-неделимой» России возникло свыше 50 республик, автономных областей и национальных округов. Без выделения в СССР национально-государственных единиц не могло бы быть и речи о свободном национальном развитии, не говоря уже о ликвидации сложившегося у угнетённых в прошлом наций недоверия, скажем, к великороссам. От создания многочисленных национальных республик и областей наше государство не только не расшаталось, а ещё больше окрепло. (Аплодисменты.)

Новая Конституция означает дальнейший шаг по пути укрепления дружбы народов СССР, по пути развития социалистического интернационализма в нашей стране. Это можно подчеркнуть рядом важных примеров.

Конституция увеличивает с 7 до 11 количество союзных республик,— таких республик, которые имеют право свободного выхода из СССР. Этим ещё раз подчеркивается не только свобода национального развитая в нашей стране, но и добровольность объединения национальностей, создавших наш Союз.

В новой Конституции более строго разграничиваются функции между Союзом и входящими в его состав союзными республиками. При этом, наряду с созданием отдельные новых наркоматов СССР, создаётся целый ряд новых промышленных наркоматов в союзных республиках с передачей многих предприятий из общесоюзного управления в ведение республик.

Вы слышали здесь о предложении тов. Сталина уравнять количество членов обоих палат Верховного Совета и об установлении прямых выборов не только для депутатов Совета Союза, но и для депутатов Совета Национальностей. Проведение этого предложения обеспечит дальнейшее увеличение представительства всех, и особенно менее сильных, республик в Верховном Совете и поднимет авторитет Совета Национальностей. Нельзя не признать, что это предложение соответствует делу дальнейшего укрепления дружбы народов СССР и целиком отвечает интересам социализма. (Аплодисменты.)

Так выглядят в нашей новой Конституции основные моменты в развитии форм социалистического интернационализма.

С самого начала советская власть ставила своей задачей обеспечить межнациональный мир в нашей многонациональной стране. Она видела в этом одно из главных условий для обеспечения успеха социализма.

Всегда подчиняя вопрос о формах государственного строительства коренным интересам социализма и задачам укрепления пролетарской диктатуры, наша партия находила на каждом этапе свои особые формы проведения ленинско-сталинской национальной политики, политики укрепления дружбы народов. В нашем многонациональном государстве удалось на практике обеспечить быстрый подъём национальных культур во всём их многоцветном разнообразии и вместе с этим на деле обеспечить мир и дружбу между всеми народами Союза.

Сколько было расчётов у наших врагов на межнациональную распрю в СССР. Сколько националистических партий, подкармливаемых не только национальной, но и иностранной буржуазией, обанкротилось на этом деле!

В нашей стране, где трудящиеся всех национальностей общими усилиями сбросили с плеч «своих» и чужих эксплуататоров, где на деле обеспечено полное равноправие в отношениях между всеми народами, где с невиданной быстротой идёт возрождение национальных культур и где для всех народов обеспечено участие в решении общих дел Союза на основах последовательного демократизма,— в такой стране нет почвы для межнациональных трений.

Такая страна, как Союз Советских Социалистических Республик, может и должна стать прообразом установления мира и дружбы народов в ещё более широком интернациональном масштабе. (Аплодисменты.)

Наши классовые враги должны бы, кажется, уже убедиться в том, что все их расчёты относительно поживы за счёт нашей страны построены на песке. И тем не менее наиболее нетерпеливые из них и сейчас в своих захватнических планах в Азии и в Европе не хотят, видимо, отказаться от сочинительства всяких новых планов насчет внешнего вмешательства в наши внутренние дела.

В последнее время обратили на себя всеобщее внимание сообщения о заключенном в Берлине германо-японском договоре будто бы «против коммунизма». Но во всём мире поняли так, что опубликованный договор является всего лишь ширмой для тайных захватнических и в частности антисоветских планов германских и японских империалистов.

Значит, мы не можем, пройти мимо этих не то весьма подозрительных договорщиков, не то просто заговорщиков.

Начнём с германской стороны.

Очевидно, германские фашисты считают, что они уже достаточно наладили свои внутренние дела, чтобы теперь вплотную заняться авантюрами внешнего порядка с подбором достойных для этого дела союзничков. Многие, вероятно, охотно согласятся, что германский фашизм уже достаточно осчастливил свой народ.

Где-где, а под властью этих фашистов, видимо, уже все счастливы и обеспечены, сыты и веселы, спокойны и до последней степени довольны. На увеличение же продовольственных хвостов в германских городах фашисты успокоительно повсюду заявляют: меньше стало хлеба и масла у населения, зато у фашистов больше пушек и снарядов, зато заводы Круппа работают на ник до отказа.

Тяжёлое положение культуры и культурных людей в Германии ретиво подменяется пышными парадами и надоевшей трескотней речей. Несмотря на это, внутреннее «успокоение» германские фашисты могли бы иллюстрировать устойчивостью каторжного режима своих концентрационных лагерей и тюрем, пополняемых всё новыми передовыми рабочими и интеллигентами, которым просто дороги интересы культуры.

Проще же всего фашизм «разрешил» в Германии национальный вопрос, разгромив евреев, причем без разбора: и старых и малых, и виновных и невиновных во враждебном отношении к фашизму. Приходится припомнить сейчас насчёт антисемитов уничтожающие слова товарища Сталина, которыми он ответил 12 января 1931 года на запрос Еврейского Телеграфного Агентства из Америки.

Товарищ Сталин писал тогда в своём ответе:

«Отвечаю на Ваш запрос. Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма. Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма. В СССР строжайше преследуется антисемитизм, как явление глубоко враждебное советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью. И. Сталин».

(Аплодисменты.)

Германские фашисты поистине заслужили геростратову славу современных каннибалов, что в переводе на русский язык означает — современных людоедов. (Смех, аплодисменты.)

У них более чем достаточно охотников классификации народов и рас по всяким категориям. Но, ведь, и нам, советским людям, можно сказать об этом своё мнение.

У нас нет других чувств к великому германскому народу, кроме чувств дружбы и искреннего уважения (бурные аплодисменты), но господ фашистов лучше бы всего отнести к такой нации, «нации» «высшего» порядка, которая именуется «нацией» современных каннибалов — людоедов. (Аплодисменты.)

Наше же отношение к еврейскому народу вытекает из основ нашей ленинско-сталинской национальной политики и угнетённого положения евреев во многих странах.

Нечего распространяться о том, что к капиталистам и к контрреволюционерам из еврейской нации мы относимся, как к эксплуататорам и врагам нашего дела. (Аплодисменты.)

Но что бы ни говорили современные каннибалы из фашистских антисемитов, наши братские чувства к еврейскому народу определяются тем, что он породил гениального творца идей коммунистического освобождения человечества и научно овладевшего высшими достижениями германской культуры и культуры других народов — Карла Маркса (аплодисменты), что еврейский народ, наряду с самыми развитыми нациями, дал многочисленных крупнейших представителей науки, техники и искусства, дал много славных героев революционной борьбы против угнетателей трудящихся, и в нашей стране — выдвинул и выдвигает всё новых и новых замечательных, талантливейших руководителей и организаторов во всех отраслях строительства и защиты дела социализма. (Продолжительные аплодисменты.) Всем этим определяется наше отношение к антисемитам и к антисемитским зверствам, где бы они ни происходили.

Нам ясно, что, разрешая свои внутренние вопросы по примеру проведения антисемитско-каннибальской политики, германский фашизм подписывает своими собственными руками уничтожающий приговор всей своей внутренней политике.

Тем не менее, эти господа считают, что со своими внутренними делами они справляются неплохо. Помог же им поджог рейхстага, чтобы очутиться у власти и покончить с остатками демократизма в своей стране.

С другой стороны, как быть теперь, как быть дальше? Какие, в самом деле, остались ещё «нерешённые» внутренние дела у германского фашизма? Не заняться же новым поджогом уже сожжённого рейхстага? (Смех, аплодисменты.)

Чего стоят некоторые их союзники по подготовке внешних и в частности антисоветских авантюр,— мы тоже знаем.

Как видно, в Японии не мало людей, которые решают считать себя свободными от больших внутренних забот, поскольку хотят превратить японские силы в союзника по осуществлению авантюристических планов германского фашизма насчёт колоний и всяких захватов.

И действительно, со времени известных февральских событий 1936 года прошло как будто немало времени. Ведь небольшая кучка разбушевавшихся тогда в Токио фашиствующих офицеров всего лишь на некоторое время, так сказать, «оттеснила» центральную власть в столице государства. Ведь потерявшиеся было на несколько дней министры так или иначе уже нашлись… (Смех, аплодисменты.)

В конце концов, не наше дело судить о японских внутренних порядках и о внутренних заботах японских властей.

Однако, возвращаясь к германо-японскому соглашению, которое для внешнего мира выглядит в качестве соглашения против «коммунизма», а на деле похоже на обычный союз империалистов для захватнических целей,— мы должны прямо сказать, что не закрываем глаз на действительный характер этого соглашения. Нам понятна тревога за дело мира, вызванная этим «соглашением» во всех странах.

Не случаен же тот факт, что дело здесь идёт о двух державах, которые заблаговременно, одна за другой, ушли из Лиги Наций. И, как всем было уже тогда понятно, ушли для того, чтобы полностью развязать себе руки для захватнических военных авантюр.

Если бы теперь дело действительно шло об обычной для буржуазных государств борьбе с «коммунистической опасностью», Германии и Японии не нужно было бы заранее выходить из Лиги Наций. Каждому понятно, что Лита Наций не помеха в этом отношении.

Не бывают случайными и такие факты. Все знают, что известный пакт, ставивший целью обеспечение мира в Восточной Европе, фашистская Германия не решилась подписать и старается его сорвать. Нельзя забывать и того, что японское правительство вот уже несколько лет уклоняется от нашего предложения о пакте ненападения.

Поэтому так быстро многие раскусили действительный смысл последнего германо-японского соглашения, авторы которого проявили готовность заняться не только своими делами, но и делами других стран.

Интересно, что во всём мире никто не верит словам авторов этого соглашения и тому, что они написали для опубликования.

Даже буржуазная печать везде пишет, что дело тут не в соглашении против «коммунизма», а в хищнических планах насчет Китая и Европы и, в том числе, насчёт СССР. Следовательно, под предлогом «борьбы с коммунизмом» ведется заговор империалистов против мира, сколачивается заговор поджигателей войны.

В известном смысле можно назвать и заговор против дела мира «борьбой с коммунизмом». Но тогда надо быть последовательным и сказать то, что в действительности имеет место: в современных условиях фашизм с его союзниками, это — программа войны, а коммунизм и СССР, это — программа мира. (Аплодисменты.)

Мы знаем по многим фактам, что охотников до срыва мира и поджигательства войны сейчас немало. Соответствующие напоминания мы то и дело получаем с наших границ. Не умея вести себя хоть сколь-нибудь солидно, некоторые военные из соседних государств ведут себя буквально как назойливые осенние мухи. (Смех, аплодисменты.)

У некоторых это вызывает и такие рассуждения: может быть фашисты и их союзники уже не могут больше рассчитывать на прочность своего внутреннего положения, чтобы не спешить с войной? Разумеется, это им виднее. Но не нам же жалеть фашистов и других империалистических авантюристов!

Наша задача — стоять на страже мира и быть готовым к любым заговорам и покушениям извне. (Аплодисменты.)

Мы всецело заняты нашими внутренними делами. Мы неуклонно проводим политику невмешательства во внутренние дела других государств. Мы гордимся тем, что в нашей стране установлен межнациональный мир и дружба народов, и хотели бы только того, чтобы в отношениях между всеми народами был обеспечен прочный мир. (Аплодисменты.)

Если господа фашисты и полуфашисты уходят из Лиги Наций, так как она не поощряет военных авантюр, то мы, наоборот, стоим за то, чтобы Лига Наций успешнее, чем до сих пор, отстаивала дело мира между народами, и чтобы она гораздо активнее противодействовала всем и всяким поджигателям войны.

Но если говорить начистоту, то в защите интересов мира и мирного труда для народов СССР мы по-настоящему верим только в свои собственные силы. (Аплодисменты.)

И мы знаем, что эти силы растут тем быстрее, чем больше крепнет великая дружба народов СССР, чем дружнее и сознательнее все мы будем работать на основе нашей новой, сталинской Конституции СССР. (Аплодисменты.)

Ⅳ. Вперёд, к коммунизму!

Наша Конституция даст законодательное оформление социалистическому обществу. Она — итог наших почти двадцатилетних завоеваний. Она, вместе с тем — могучий двигатель вперёд всего нашего дела.

Мы осуществили только первую, низшую фазу коммунизма. Даже эта первая фаза коммунизма, социализм, ещё далеко не завершена, построена только вчерне.

В нашей стране ликвидированы паразитические классы, т. е. все и всякие капиталисты и капиталистки. Благодаря этому уничтожена эксплуатация человека человеком. Это громадный шаг вперед не только в жизни народов нашей страны, но и на пути освобождения всего человечества.

Мы, однако, не решили полностью задачи ликвидации классов, хотя стоящий у власти рабочий класс СССР уже не пролетариат в собственном смысле слова, а крестьянство, в массе своей вошедшее в колхозы, уже совсем не старое крестьянство.

И тот и другой из двух существующих в СССР классов строят социализм, входят в систему социалистического хозяйства. Но находясь в одной общей системе социалистического хозяйства, рабочий класс связан своим трудом с государственной социалистической собственностью (всенародным достоянием), а колхозное крестьянство — с кооперативно-колхозной собственностью, принадлежащей отдельным колхозам и колхозно-кооперативным объединениям. Этой связью с различными формами социалистической собственности в первую очередь и определяется различие в положении этих классов. Этим же определяется и известное различие путей их дальнейшего развития.

Общее в их развитии заключается в том, что оба эти класса развиваются в сторону коммунизма. (Аплодисменты). В связи с этим постепенно будут стираться различия в их классовом положении, пока, наконец, остатки классовых различий не исчезнут и здесь окончательно.

Нельзя не видеть того, что это длительный путь. Нельзя не видеть также того, что решение этой задачи будет зависеть от того, насколько успешно у нас будет осуществляться, как выразился товарищ Сталин, «государственное руководство обществом (диктатура)», которая «принадлежит рабочему классу, как передовому классу общества».

В этой связи надо сказать о том пункте новой Конституции, где говорится о руководящей роли коммунистической партии в СССР — Конституция и здесь говорит только то, что у нас существует на деле и что признано трудящимися массами нашей страны.

Только руководство коммунистической партии обеспечило победу пролетарской революции и построение социалистического государства рабочих и крестьян. Новой Конституцией, прямо указывающей на руководящее значение коммунистической партии в государственных и общественных организациях СССР, трудящиеся выражают свою солидарность с большевистской политикой нашей партии и с её целями осуществления полного коммунизма, коммунизма в собственном смысле слова. (Аплодисменты.)

Наша партия, партия Ленина-Сталина, пользуется безграничным доверием трудящихся. Она, конечно, полностью заслужила это доверие и любовь рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции СССР. Ее авторитет высок и за пределами Советского Союза.

Это не значит, что у неё нет врагов.

У неё те же враги, что и у рабочего класса, у колхозного крестьянства, у трудовой советской интеллигенции. Иначе говоря, врагами нашей партии являются враги социализма, враги социалистического государства рабочих и крестьян. Врагами партии Ленина — Сталина являются сейчас те, кто хотят реставрации капитализма и возвращения власти буржуазии, и потому ненавидят всей душой новую Конституцию СССР, указывающую людям путь к счастливой жизни, к коммунизму.

В волчьей стае врагов коммунизма не последнее место занимают теперь господа троцкисты, у которых одни цели с буржуазией. Эти люди, как известно, пошли в угоду и по указке буржуазных государств на самые грязные и на самые гнусные контрреволюционные дела.

Нам понятны злоба и беспринципность этих на всё готовых буржуазных перерожденцев, ненавидящих нашу партию и всех честных строителей социализма с яростью, достойной ренегатов. Известно, что у них есть подпевалы и пособники также из правых отщепенцев.

Что же? Мы знаем, как поступать с отбросами революции.

Очевидно, надо усилить борьбу с беспечностью и покладистостью некоторых руководителей в нашем государственном аппарате. Надо поднять революционную бдительность в рядах трудящихся. Надо не на словах, а на деле помнить о классовом враге и поднимать коммунистическую сознательность в массах. Расчистить путь от врагов — значит развязать силы масс и борьбе за полную победу коммунизма. (Аплодисменты.)

Что бы ни предпринимали наши классовые враги здесь и за пределами Советского Союза, наши силы быстро растут.

Поднимаются вверх миллионы людей, овладевающих техникой своего дела, всем своим производством, настоящей новой культурой. Ни подрывной работой тайных лазутчиков и двурушников, ни снарядами из тяжелых орудий этих многомиллионных рядов не расшибешь и не расстроишь. (Бурные аплодисменты.)

С небывалой быстротой поднимаются кверху новые герои труда, вооружённые высокой техникой ударники социалистической стройки, наши славные стахановцы и стахановки. (Аплодисменты.) Все новые имена рабочих и работниц, колхозников и колхозниц, людей культуры, техники, науки и искусства становятся известными всей кашей стране, и каждое такое имя служит сигналом к появлению новых и новых.

В героях воздуха, моря и Арктики, в героях борьбы со стихиями, рады которых растут на наших глазах, мы видим прообраз героев борьбы против любого врага СССР. (Бурные аплодисменты.)

Мы должны быть по-настоящему вооружены всем, чем полагается, чтобы враг знал, что с нами шутки плохи.

В славный арсенал нашего вооружения теперь войдёт и «сталинская Конституция» социализма. (Аплодисменты.)

Под знаменем марксизма-ленинизма, под знаменем партии Ленина — Сталина, под знаменем Сталинской Конституции — вперёд, к коммунизму!
(Бурные аплодисменты. Шумные овации. Крики «ура». Приветственные возгласы по адресу тов. Молотова. Возгласы: «Да здравствует сталинская Конституция!», «Ура!»)

Крах анархизма (письмо в редакцию газеты «Известия»).

Кто опубликовал: | 22.10.2016

ИзвестияК анархизму я примкнул в конце 1906 г., пробыв перед тем два года в рядах рабочей социал–демократической большевистской организации. Лишь в 1931 г., после 25–летнего активного участия в русском и заграничном анархическом движении, я заявил о своём разрыве с анархизмом и о возвращении в лоно большевизма. Почему именно в 1931 г., а не в 1917—18 гг.? Макс Неттлау, знаменитый историограф анархизма, в своей статье «Возвращение П. Аршинова домой» пишет по этому поводу:

«Я считаю Аршинова одним из тех, кто никогда не был анархистом, кто пришёл в наши ряды в 1906 г., когда широкая революция, революционная борьба анархистов–террористов привлекала его больше, чем рассчитанная и дисциплинарная тактика большевистской партии, к которой он принадлежал. По той или иной причине, он упустил вернуться к большевикам в 1917 г., когда он уже видел их материальные успехи и когда анархисты были устранены. Он возвращается к ним в 1931 г., и единственные слова, которые можно сказать ему теперь, таковы: „Счастливого пути“» («Пробуждение». № 23—27. Детройт, Сев. Америка).

Факт моего ухода в 1931 г., а не раньше и не позже объясняется тем обстоятельством, что лишь к этому времени я исчерпал себя как анархист. Опыт и анализ Русских Революций 1905—1907 и 1917 гг., революций в Италии, Германии и, наконец, в Испании привели меня к непреклонному убеждению в несостоятельности и банкротстве анархических методов и теорий в Революции. В революции 1905—1907 гг. анархисты выступили против «программы–минимум» социал-демократии, противопоставив ей «программу–максимум», борьбу за анархическую коммуну. На деле же борьба эта превратилась в ряд мелких террористических актов и экспроприации. Последние привлекли в ряды анархистов массу тёмного элемента, не имевшего ничего общего ни с социалистической идеей, ни с революцией. Но даже лучший элемент из революционных рабочих — анархические руководители, безответственные и политически невежественные, преступным образом израсходовали на мелкие теоретические акты и экспроприации.

Тяжёлый опыт революции 1905—07 гг. немногому научил русских анархистов. В событиях 1917 г. они совсем не заметили происшедших классовых сдвигов, они не заметили, что большевизм явился тем кристаллизационным пунктом, к которому стеклись все подлинно–революционные силы рабочего класса и крестьянства. Ослеплённые своей мистической идеей безгосударственности (безгосударственность всегда и при всяких обстоятельствах!), они не поняли важнейших моментов русской революции: апрельских тезисов Ленина о 1917 г., его учения о государстве и революции и, наконец, самого Октябрьского переворота с провозглашением диктатуры пролетариата. Могучему потоку социалистической революции, развивавшейся под руководством Коммунистической Партии, они пытались противопоставить свою мёртвую догму и свой ребяческий план и, конечно, ничего вразумительного не противопоставили. Даже такое здоровое вначале партизанское движение, как революционное повстанчество на Украине, под влиянием анархистов переродилось в известной своей части в трагикомический фарс махновщины. Больше того, поскольку анархисты пытались превратить это движение в оппозицию Советской власти, в плацдармы для своих экспериментов, оно становилось контрреволюционным, подрывающим мощь русской революции, кулацким, резко собственническим по своему социально–классовому существу и своему общественному значению.

Оказавшись банкротом в русской революции, русские анархисты стали указывать на Западную Европу, где анархисты представляют могучую, большую политическую и революционную силу. Но вот в Италии в 1920 г. анархисты применили свою тактику в большом масштабе: им удалось повлиять на часть восставших рабочих и направить борьбу под лозунги: захват экономики без захвата власти. И что же? Фабрики в ряде районов рабочие захватили, но государственную власть оставили нетронутой в руках буржуазии. Последняя воспользовалась этим столь превосходным для неё положением и направила всю силу своего государственного аппарата против повстанческих районов. Движение было задушено, и через полтора года буржуазия ввела фашизм, которым придавила всё живое и революционное в рабочем классе. На кровавом опыте итальянский пролетариат убедился в том, что значит игра в безвластие во время революции. Несомненно, на следующем этапе своей борьбы он решительно отбросит в сторону анархические рецепты безвластия и пойдёт путём диктатуры пролетариата, единственно спасительным для него.

Банкротство анархизма в Испании носит и более принципиальный, и более международный характер. К моменту падения монархии в апреле 1931 г. анархисты стояли во главе сильнейшей рабочей организации — Национальной Конференции Труда. Притом буржуазия, перехватившая власть от монархии, была в тот момент политически очень слаба, со слабым государственным аппаратом, с сильно расстроенным хозяйством в стране. Рабочие и крестьянские массы бурно волновались, ожидая от революции дальнейших шагов, дальнейших действий. По собственной инициативе они взялись за «выкуривание» «святой инквизиции» (сожжение монастырей и церквей в мае 1931 г.), приступили к захвату помещичьих земель, к вооружённым выступлениям. В стране имелись богатейшие условия для быстрого развития революции. Анархическое руководство — Иберийская федерация анархистов и руководители Национальной Конфедерации Труда в полном согласии с анархистами других стран заявляли, что они готовятся к социальной революции, но на деле были, главным образом, заняты тем, что противодействовали коммунистической пропаганде и коммунистическому движению, предостерегая рабочих против «русского опыта». В разных местах Испании они устраивали «во имя анархии» путчи, которые буржуазия без особого труда подавляла, постепенно укрепляя свою политическую и государственную власть.

Борясь за безвластие и выступая одновременно против диктатуры пролетариата, против захвата власти рабочим классом, анархисты оказались безвластниками в том смысле, что оставляли её в руках буржуазии, тем самым содействуя укреплению последней и играя на руку кровавой контрреволюции. Таковы неизбежные и естественные продукты анархической теории безгосударственности и анархического метода безвластия. Те из анархистов, которые хранили в себе революционную искру, должны были искать выхода. Он не мог быть ни в чём ином для меня, кроме как в большевизме. Большевизм сконцентрировал в себе все сильные боевые стороны революционного класса; он обобщил опыт борьбы международного пролетариата, сформулировал его главнейшие требования и устремления и решительно повёл его в наступление на штурм капиталистического мира. Благодаря гениальному руководству Коммунистической Партии, во главе с В. И. Лениным, штурм удался на славу. Враг трудящихся разбит вдребезги. От капитализма в России не осталось камня на камне. Под неослабевающим руководством ВКП(б) во главе с её общепризнанным вождем товарищем Сталиным социализм в СССР строится, идёт вперёд семимильными шагами. Это столь очевидная и вместе с тем огромная истина, что непонятным делается, как можно было не видеть её с самого начала.

Порывая окончательно с анархизмом и приходя к большевизму, я считаю своим долгом обратиться к тем анархистам, в частности к западноевропейским, которые продолжают идти гибельным путем прошлого. Неужели вы не видите, что наша эпоха — эпоха империалистических войн и пролетарских революций — произвела решительную переоценку многих ценностей, в особенности анархических? Пророческие слова Ленина о том, что буржуазия ни за что, ни при каких условиях не помирится с потерей своих привилегий и монополий и что только беспощадное подавление её железной рукой пролетариата, только диктатура пролетариата способна сломить её сопротивление и спасти революцию, сбылись полностью. Протекшие со времени Октябрьской Революции 17 лет наполнены многочисленными, сплошными и искусными заговорами русского и международного капитала против русской революции. Русский пролетариат и крестьянство давно были бы сброшены в пропасть самой чёрной реакцией, если бы с первых дней победы они не создали государственной организации подавления буржуазии и защиты революции — систему диктатуры пролетариата. С другой стороны, революционное движение рабочих и крестьян в капиталистических странах неизменно разбивается и подавляется буржуазией ввиду его раздробленности, ввиду недостаточно твёрдого и единого руководства массовым движением со стороны революционной партии пролетариата.

Вопрос о диктатуре пролетариата, о революционной партии пролетариата является самым важным вопросом для трудящихся капиталистических стран. И каждый пролетарский революционер должен вновь и вновь внимательно изучить этот вопрос в свете опыта нашей эпохи. 20–летний период войн и революций показал, что только при наличии твёрдой, строго централизованной революционной партии пролетариата, беспощадной ко всему оппозиционному, рабочий класс может вылезти из трясины империалистических войн, из капиталистической кабалы, разбить государственную машину эксплуататоров, сломить их сопротивление и создать необходимые условия для построения бесклассового социалистического общества. Такой партией является Коммунистическая партия большевиков, ставшая с 1931 г. знаменем моей политической борьбы. Это — идеал организованности победоносного пролетариата.

Анархизм и диктатура пролетариата (доклад конференции анархо-комм. групп Сев. Америки и Канады)

Кто опубликовал: | 19.10.2016

Пётр АршиновСо времени выхода в свет «Организационной платформы» (1926 г.), на меня с разных сторон посыпались обвинения в стремлении большевизировать анархизм, подменить его безвластную природу властническими положениями. «Дело труда» — орган, взявший на себя миссию подвести под анархизм классово-пролетарскую и революционную базу и стремившийся создать на этой базе рабочую анархо-коммунистическую партию, рассматривался большинством старых анархистов, как орган политического, т. е. государственного анархизма. За пять с лишним лет редактирования мною «Дела труда» (с 1925 по 1930 г.) расхождения между мною и традиционной анархической средою достигли крайней степени. Они касались, главным образом, вопроса диктатуры пролетариата в переходный период. На почве этих расхождений в некоторые страны (Испания, Болгария) было дано предупреждение не печатать мои статьи, как развивающие идею пролетарского государства. Ряд товарищей потребовали от меня объяснения, дабы широкая анархическая среда точно знала существо поднятого мною спора и не питалась бы отрывочными заметками или разными ложными слухами. Всё это, а также мои теоретические и практические заключения, выведенные из анализа анархического движения разных стран, вынуждают и обязывают меня открыто выступить перед анархической средой с моим мнением по вопросу о диктатуре пролетариата в революции.— П. А.

Критикуя проект Организационной Платформы, выпущенный нами в 1926 г., Энрико Малатеста, между прочим, писал:

«Этим товарищам не дают покоя успехи большевиков в их стране; они хотели бы, наподобие большевиков, соединить всех анархистов в своего рода дисциплинированную армию, которая, под идеологическим и практическим руководством нескольких вождей, пошла бы компактной массой на штурм существующего капиталистического строя и которая, победив физически, руководила бы строительством нового общества».

Малатеста жестоко ошибся, объясняя партийной завистью мои попытки создать анархическую партию и направить анархическое движение в русло активной классовой борьбы и классовой пролетарской революции. В 1927 г. он счёл возможным упрекнуть нас в поспешности в деле социальной революции. Между тем, идея соц. революции, как практическая задача дня, свыше полувека тому назад была выдвинута Бакуниным, поддержана затем Кропоткиным и другими революционными анархистами. Анархизм в рабочих массах вырос именно на идее социальной, т. е. окончательной и последней революции, которая приведёт к окончательной развязке спор между трудом и капиталом. Не будь у анархизма этой идеи, не было бы и рабочего анархизма, как одной из форм революционного движения пролетариата. Была бы незначительная каста анархиствующих литераторов или философов.

Смешно и глупо, поэтому, говорить о какой то зависти там, где вопрос шёл о жизни и смерти социальной революции и о нашей роли в ней.

Как понимали рабочие анархизм и что они ждали от него? Прежде всего, рабочие видели в анархизме революционное учение, разоблачавшее до конца ложь буржуазного парламентаризма и звавшее массы к непосредственной и решительной борьбе с капиталистическим строем. Их привлекала в ряды анархизма резкая критика буржуазно-капиталистического общества, критика его государства и лживой морали демократии. Привлекала их идея свободной личности труженика, которая лишь при коммунистическом обществе сможет получить необходимые условия для своего полного и интегрального развития. Но, главное, что они больше всего ценили в анархизме,— это его боевые призывы к ниспровержению буржуазии, к социальной революции. Потому они и шли к анархизму, что узко-политическая программа социал-демократии не удовлетворяла их революционных порывов, разочаровывала и отталкивала их. В анархизме они видели выражение подлинно-революционной воли пролетариата. Осуществление этой воли они видели в ниспровержении классового капиталистического строя и замене его анархо-коммунистическим обществом. Как это должно было произойти,— об этом анархисты того времени писали мало. Разумелось, что если революция охватит широкие массы рабочих и крестьян и пойдёт по анархическому пути, то буржуазный строй без труда будет низвергнут и на его месте революционные массы создадут новый коммунистический строй.

Горя страстным желанием победить и царизм и буржуазию, рабочие-анархисты массами гибли в революции 1905–6 гг. от рук врага. Это свое страстное желание они пронесли через годы реакции, последовавшей за разгромом революции, и с этим же желанием они вступили в революцию 1917 г. И, странно слышать, как теперь, в 1927 г., один из ветеранов международного анархизма — Э. Малатеста заявляет о нашем «нетерпении», о нашей «зависти» к большевикам. Думать и говорить так,— значит не знать, чем рабочие больше всего жили, находясь в рядах анархизма. И этим незнанием и непониманием болеет не только Малатеста, но большинство теоретиков современного анархизма.

В 1926 году, стремясь подвести организационную базу под распадавшееся во всех странах анархическое движение, мы предложили Организационную Платформу. На основе рабочих советов, профсоюзов и кооперации, мы стремились обосновать конструктивный анархизм. На основе однородной программы, единой идеологии и единой тактики мы стремились объединить анархические силы в обще-анархическую организацию — рабочую анархо-коммунистическую партию. И почти все видные работники русского и международного анархизма отнеслись к нашему предложению сугубо отрицательно.

Каковы же мотивы такого отношения?

Боязнь организованности, боязнь коллективного действия и коллективной ответственности в революции и затем боязнь классовости — вот что толкало руководителей анархизма отвергнуть наш организационный план. По поводу этого плана высказались и Луиджи Фабри, и Себастьян Фор, и Макс Неттлау, и Малатеста, и Волин и М. Корн, и многие другие теоретики анархизма. Все они сходились на отрицании классовости в анархизме, на общечеловеческом характере последнего. В рассуждениях всех их по поводу Платформы звучат не пролетарско-революционные ноты, а — наоборот — ноты упадническо-демократические, в которых выражен разрыв с революционно-классовым началом.

Разрыв между анархизмом и реальными потребностями революции произошёл давно и последнее десятилетие достиг катастрофических размеров.

Русская революция 1917 г. явилась первым генеральным испытанием для анархизма. Из области общих лозунгов социальная революция вступала в область практического осуществления. Необходимо было претворять её в плоть и кровь. Необходимо было ответить на жгучие вопросы «сегодняшнего» и «завтрашнего» дня социальной революции. Необходимо было указать ближайшие этапы её развития. Необходимо было предложить конкретный план её осуществления и укрепления. Всё это необходимо было тем более сделать, что в 1917 году народилась новая сила, поставившая социальную революцию в порядок дня — большевизм. Последний выдвинул свою формулу социальной революции, которая во многом отличалась от формулы традиционного анархизма. Спор между анархизмом и большевизмом пошёл о путях революции, о методах её осуществления и защиты. И я считаю, что именно на этой почве анархизм понёс жестокое поражение, от которого никак не может оправиться и последствием которого является упадок анархического движения по всех странах.

В самом деле,— большевистская формула социальной революции, изложенная в брошюре Ленина «Государство и революция»,— чрезвычайно проста и ясна: капиталистические классы и их государство ниспровергаются, собственность их отбирается в общенародное достояние, но физически и социально эксплуататорские классы остаются со всей силой своего сопротивления, со своими стремлениями и попытками реставрировать низвергнутый капитализм. Для подавления этого сопротивления и этих попыток победивший в революции рабочий класс создаёт систему диктатуры, которая защищает революцию на весь период социалистического строительства, вплоть до момента, когда буржуазия перестанет существовать как класс.

Эту формулу социальной революции анархисты отвергли. Они исходили из той мысли, что создание в революции диктатуры, как государственной системы рабочего класса, неизбежно приведёт к делению самого рабочего класса на властвующих и подчинённых, вызовет к жизни привилегии и монополии и возродит, таким образом, прежний строй политического и социального неравенства, против которого боролся порабощённый рабочий класс.

Формула революции, выдвинутая анархистами, сводилась в общих чертах к следующему: рабочий класс и крестьянство совершают социальную революцию. Под руководством своих экономических организаций они создают социальный порядок, построенный на началах товарищеского сотрудничества и направленный к полному коммунизму. Какое бы то ни было общественное и государственное насилие в этом строе не может иметь места даже в отношении вчерашних классовых врагов. Насилие может быть употреблено лишь в процессе борьбы с врагом, явно нападающим на революцию, но для таких случаев не нужно создавать никаких постоянных органов защиты революции, вроде государства, армии и т. п. Если, например, низвергнутые господствующие классы прибегнут к заговору и нападению на революцию, то рабочие и крестьяне организуют революционную самооборону на местах и справятся с любым заговором, с любой опасностью, не прибегая к органам государственной власти. Анархисты стремятся к безвластному обществу и это безвластное общество они должны строить безвластными методами, не допуская насилия даже в отношении низвергнутых эксплуататорских классов.

Таков анархический план социальной революции, который и до сих пор остается неизменным для подавляющего большинства анархистов всех стран.

Но ещё в 1917 г. мы сознавали недостаточность этого плана. Теперь, по прошествии 14-ти лет после низвержения капитализма в России, обнаруживается полная его несостоятельность, утопичность и химеричность. То ожесточённое сопротивление, которое в течение всех этих лет капиталистические классы оказывали социальной революции в России, говорит, что революционное низвержение буржуазии далеко еще не означает окончательной победы труда над капиталом. За низвержением буржуазии следует её бешеное наступление на революцию, и вопрос заключается в том, как удержать низвергнутые эксплуататорские классы в железных руках пролетариата, дабы спасти революцию от возможного разгрома и избежать несколько лишних лет гражданской войны.

Основная и роковая ошибка анархизма состоит в неправильном понимании им природы нынешнего классового общества, главным образом, в неправильном понимании классовой природы буржуазии. А отсюда у анархистов неправильное представление о сопротивляющейся силе буржуазии и далее — неправильная и недостаточная тактика в борьбе с этой буржуазией за новый пролетарский мир.

Господствующий класс капиталистического общества вырос и живёт исключительно на основе порабощения и эксплуатации широких масс труда. Буржуазия мобилизует все свои силы для разгрома победившей революции. Она будет неистощима в придумывании различных средств нападения на пролетариат. Она не откажется ни от одной возможности взорвать революцию. К её услугам будет не только международный, но и внутренний капитал, который в разных формах и разными путями будет собираться в руках буржуазии. Наступающая контрреволюция прибегнет к крайним мерам борьбы — к физическому истреблению передовых частей пролетариата, к лжи и провокации, используя при этом лжесоциалистические идеи оппортунистических социалистов.

Серьезных революций без контрреволюций не бывает. Самая ожесточённая контрреволюция будет та, которую организует капиталистическая буржуазия против победившего пролетариата. Строй пролетариата, на другой день после социального переворота неминуемо окажется осаждённой крепостью, которую местная и международная буржуазия подвергнет ожесточённой атаке.

Можно ли в таких условиях или в предвидении таких условий говорить о бесклассовом обществе на другой день социального переворота? Безусловно, нет. На другой день переворота, хотя и социального, классы останутся, хотят этого анархисты или нет. Останется и классовая борьба.

Анархическое безвластие в этот момент будет использовано буржуазией в целях организации своих сил для разгрома революции. Пролетариат России это чуял, поэтому он, в огромной массе своей, пошёл не за анархистами, а пошёл по пути организации классового господства труда над капиталом. И теперь, в свете протекших 14-ти лет постоянных нападений на русскую революцию и организованного отражения этих нападений, мы видим, что он был вполне прав.

Итак, анархический тезис безвластия на другой день социального переворота оказывается ошибочным, противоречащим делу успешного завершения классовой борьбы, после социального переворота. Учитывая всю силу наступления эксплуататорских классов на революцию, революционный пролетариат должен будет с первого же дня переворота создать предупредительную систему защиты революции. Эта система может быть выражена только в форме диктатуры пролетариата.

Многие анархисты утверждают, что идея диктатуры пролетариата противоречит анархизму. Но мы видели, что в период ломки старого строя и построения нового диктатура пролетариата неизбежна. К ней пролетариат вынужден будет прибегнуть под угрозой контрреволюции буржуазии. Если пролетариат не установит своевременно системы своей диктатуры, то буржуазия установит диктатуру над пролетариатом. Иного выхода нет. Революционный анархист не должен отступать перед тем фактом, что система диктатуры означает систему власти и, следовательно, противоречит анархической теории безвластия. Следует всегда помнить о том, что и самые лучшие теории должны проходить через контроль жизни. Анархическая теория бесклассового и безвластного общества на другой день социального переворота потерпела полное поражение, и в этом надо открыто сознаться. В споре о роли пролетарского государства в революции прав оказался Маркс и Ленин, а не Кропоткин. Должно, однако, заметить, что и Кропоткин к идее пролетарского государства, в том смысле, как эту идею разработал Ленин в брошюре — «Государство и революция» — относился, по свидетельству Вл. Бонч-Бруевича, сочувственно.

Что касается Бакунина, то мысль о революционной (пролетарской) диктатуре и её необходимости он не раз высказывал в своих произведениях, между прочим, в «Революционном катехизисе». А как революционный практик, понимавший обстановку и условия революционной борьбы, не останавливался перед осуществлением её на практике, конечно, к ограниченных размерах революционных групп. Но не надо забывать, что в годы Бакунина масштаб и характер революционной борьбы были не те, что теперь, и проблема пролетарского государства, как метода защиты социальной революции, тогда ещё не определилась так неотступно-жгуче, как в наши дни.

Современные анархисты в массе своей отказались признать эпоху диктатуры пролетариата, как историческую неизбежность. Этим они оторвали себя от процесса социальной революции и обрекли на бесплодное прозябание в своих малочисленных группах. Это отчётливо видно на судьбе русских анархистов. Несмотря на их самоотверженность, на бесчисленные жертвы, понесённые ими в революциях 1905–1906 гг. и в 1917 г., несмотря на необычайный революционный подъём рабочих и крестьян, устремлявшихся к социальному перевороту, русские анархисты не создали ни в рабочей, ни в крестьянской среде сколько-нибудь прочного анархического движения, не оставили следов своих идей.

Встав в оппозицию к идее диктатуры пролетариата, они не противопоставили этой идее ничего самостоятельного и серьезного, что могло бы организовать массы на анархической платформе и повести их по анархическому пути. И не удивительно: даже между собою анархисты никогда не могли договориться до чего-либо определённого и однородного ни в идеологической, ни в практической области.

Причиной слабости и неуспеха анархизма в социальной революции было:

  1. Отсутствие у анархистов правильного представления о классовой структуре капиталистического общества, следовательно, отсутствие у них классового подхода и классово-революционного метода в отношении этого общества;
  2. Отсутствие у анархистов общей идеологии и тактики, общей практической программы, и
  3. Отсутствие у них общей организации.

Без ясно выраженной цели, без программы, без разработанных путей революции и без общей организации, анархизм, естественно, должен был понести поражение в борьбе, где решалась судьба двух миров — старого и нового. И эта участь ждет анархизм во всех прочих странах, поскольку анархисты не освободятся от ошибочных положений по важнейшему вопросу о роли пролетарского государства в переходный от капитализма к коммунизму период.

Прошло 14 лет со времени поражения анархизма в России. И за это время анархисты не только не поправили своих позиций, но, наоборот — ещё более их ухудшили, утеряв ту степень революционности и классовости, которую анархизм имел в дни октябрьского переворота. Это особенно видно на их отношении к советскому строю в СССР. Мне неоднократно приходилось писать и говорить о том, что анархическая критика советского строя и социалистического строительства в СССР всегда должна носить революционный, подлинно-социалистический характер и не имеет ничего общего с критикой, которую ведут враги социальной революции. Между тем, многие видные анархисты к критике советского строя подходят с точки зрения буржуазной демократии. Последняя для них несомненно является более близкой общественной формой, нежели строй рабочего государства. Укажем, например, на М. Неттлау. В своих «Впечатлениях в революционной Испании», он прямо заявляет, что общественными событиями, имевшими прогрессивное значение для человечества, были — «Русская мартовская революция 1917 г., революционные события 1918–1919 гг. в центре Европы и великая перемена в Испании 1931 г., в апреле месяце».

Революции со «специальными социальными целями», т. е., классовые революции, он отвергает как приводящие к диктатуре. Такими революциями он считает Парижскую коммуну в марте 1871 г. и Октябрьскую революцию в России в 1917 г.

Из уст авторитетного анархиста, имеющего международное значение, мы слышим осуждение классовой пролетарской революции и похвалу общенациональной, т. е. буржуазной революции. В другом месте, протестуя против диктатур, в частности, против диктатуры большевизма в СССР и против возможной диктатуры социал-демократии в Зап. Европе, он пишет:

«Нет никакого выхода из этого положения, кроме разумного и честного соглашения между всеми сторонниками недиктаторских, свободных и добровольческих форм социализма, анархизма, социал-реформизма».

Здесь мы имеем проповедь соглашения с социалистами и социал-реформистами, направленного против революционной диктатуры рабочего класса во имя буржуазной демократии.

М. Неттлау не один. Наоборот, анархистов с подобным уклоном становится всё более и более. И эта эволюция в сторону буржуазной демократии не случайна. Она проистекает из того, что международный анархизм в эпоху социальной революции не смог запечатлеть определённых революционных позиций, которые позволили бы пролетариату одержать победу над буржуазией. Состояние беспочвенности и бездорожья в такой ответственный момент распылило волю анархистов и толкнуло наиболее слабые натуры вправо от линии суровой борьбы за социальную революцию.

Характерным для состояния беспочвенности и бездорожья является последний конгресс Французского Юниона ан.-ком.,состоявшийся 17–18 окт. 1931 г. Все заседания конгресса были посвящены частью выяснению того, что можно считать принципами анархизма, а частью вопросам внутреннего строения Юниона, амнистии и отношению анархистов к синдикализму и кооперации. Вопрос о революционной классовой борьбе, с характере грядущей революции и её путях, совсем не был затронут. И это в эпоху социальной революции, в дни, когда в борьбе труда с капиталом мир шатается!

Подобно русскому анархизму, несёт поражение и анархизм в Испании, но размеры этого поражения значительно крупнее и последствия его более катастрофичны для всего международного анархизма.

Своё поражение в России анархисты могли оправдывать слабой подготовленностью в предреволюционный период, слабой организованностью своих рядов и затем репрессиями государственной власти, хотя, как мы видели выше, главная причина неуспеха анархизма в России лежала не в этом, а в нём самом.

Испанский анархизм в оправдание своего бессилия не может привести этих доводов.

Не будем осуждать прошлое рабочего анархизма. Находясь в рядах анархизма, рабочие анархисты, как испанские, так и русские,— вторые особенно в период борьбы с царизмом, сослужили определённую службу делу освобождения рабочего класса. Они бросили вызов капитализму, разоблачили ложь и лицемерие буржуазной демократии, указали пролетариату путь прямой, непосредственной борьбы с капитализмом, шли в первых рядах этой борьбы, жертвуя своей свободой и своей жизнью. Революционный пролетариат это ценил и этого не забудет. Но подойдя к высшей и наиболее критической стадии социальной борьбы — к задаче создания пролетарского социалистического строя, анархисты оказались бессильными практически разрешить эту задачу, ввиду противоречия идеи анархического безвластия с железной необходимостью властно подавлять классовых врагов пролетариата и властно защищать строй пролетарского социализма.

Резюмирую:

Дабы и на высшей, критической стадии социальной революции остаться подлинными и полными революционерами, анархистам необходимо преодолеть указанное противоречие, т. е. им необходимо признать исторически неизбежной и необходимой эпоху диктатуры пролетариата. Им необходимо в то же время радикально изменить своё отношение к пролетарскому государству СССР, которое является зародышем нового мира — мира освобождённого труда. Они должны вступить в тесный контакт с этим государством и помогать ему в его борьбе с тёмными силами старого мира и в построении нового социалистического общества.

Профессор Мобо Гао о Культурной революции

Кто опубликовал: | 05.10.2016

mobo_gao1

Профессор Мобо Гао родился и вырос в небольшой деревне в Китае, где такая вещь как электричество появилось только после того как он её покинул. Живя в деревне, Гао успел попробовать себя во всякой деревенской работе. В деревне Гао жил вплоть до начала изучения английского языка в университете г. Сямынь. Позднее он переехал в Британию, учился в университетах Уэльса и Уэстминстера до получения магистерской и докторской степени в Эссексе. Помимо всего прочего, Мобо Гао является автором книги «Битва за прошлое Китая: Мао и Культурная революция», где он бросает вызов официозной трактовке событий прошлого, разделяемой как ревизионистами нынешней КПК, так и её либеральными критиками.

Наконец-то я дошёл до темы, о которой упоминал чуть ранее, а именно относительно обвинений в адрес Мао в том, что его борьба за личную власть была куплена за счёт благополучия китайского народа. Согласно сегодняшней официальной историографии, во многом разделяемой большинством китайской интеллигенции, Мао следует рассматривать как виновного за всё неправильное и вредное, что только было в истории КНР. С другой стороны, если что-то признаётся полезным и хорошим, то утверждается, что сделано это было теми, кто не поддерживал Мао или же действовал ему вопреки. Возможно ли вообразить совершенно противоположное изложение событий, согласно которому Мао в действительности стремился к умеренности, а те, кто действовал при нём, стремились зайти дальше, чем он сам?

Существует безусловное свидетельство тому, что Мао хотел в 1957 г. развернуть критику КПК, для чего инициировал кампанию «двухста» («пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ»). Именно партийные коллеги Мао с самого начала оказали сопротивление этим идеям, а затем осуществили суровое подавление этого движения сразу как только это оказалось возможным, когда им показалось что само существование партии поставлено под угрозу. Также существует свидетельства тому, что Мао не был тем единственным, кто поощрял радикализм в период «Большого скачка». Бо Ибо, например, был автором представленного Мао доклада, в котором говорилось, что Китай за два года способен догнать Англию по производству стали. Лю Шаоци поощрял общественные столовые, аргументируя это тем, что это освободит женщин от кухни, и поспособствует устранению гендерного неравенства. Чжоу Эньлай ввёл термин «Большой скачок». Чэнь И и Тао Чжу полагали верными и защищали нереалистичные цифры сельхозпроизводства. Читая сказанное Мао на разные темы на совещаниях в Наньнине и Учане в 1958 г., можно видеть его желание замедлить скачок, прекратить пускать пыль в глаза.

Нужно также понимать, что выбор работ для публикации в сборниках избранных произведений, таких, например, как речи Мао, речи Лю Шаоци и Дэн Сяопина крайне политизирован. В избранные работы Дэна и Лю не включены их речи в период «Большого скачка».

Такая политика очевидна — чтобы оправдать резкие изменения в политике и своё возвращение к власти, постмаоистская политическая и интеллектуальная элита обязана была состряпать такое ви́дение исторических событий, согласно которому они всегда были правы и лишь Мао виноват во всех проблемах прошлого. Верно это и для западной публики, вполне удовлетворяемой осуждением злодея Мао, представляемого как чудовищное порождение порочной коммунистической идеологии.

Несмотря на тот факт, что Мао и его соратники совместно выступали как убеждённые коммунисты, между ними существовало множество идеологических и политических расхождений. Следовательно, факт того, что некоторые из коллег Мао изгонялись в то или иное время, должен рассматриваться как часть нормального хода политического процесса, а не исключительно как продукт личной борьбы за власть. Если кто-то задействован в политике, то он занимает определённую позицию и имеет мнение насчет того, куда должен двигаться Китай. Существует множество доказательств того, как Мао отличался от Лю Шаоци и Дэн Сяопина. Например, Мао был несогласен с образовательной политикой, введённой и реализованной на практике Лю Шаоци и Дэн Сяопином (Ли И, 2005). Согласно Ли, введённая система благоволила образованным семьям и ставила в невыгодное положение бедные семьи. В 1957 г., например, 80 % зачисленных в университеты студентов были выходцами из семей помещиков, богатых крестьян и капиталистов. Мао, конечно, это не радовало, и вплоть до Культурной революции он не имел возможности разобраться с этим вопросом. Одной из перемен в сфере образования был прямой набор студентов из среды рабочих, крестьян и солдат на основе рекомендации масс.

Мао остро сознавал слабость Китая перед лицом доминирующей в мире капиталистической системы, и Культурная революция была его последней храброй и отчаянной попыткой упредить движение Китая по траектории капитализма.

В свои последние дни Мао пытался убедить Дэн Сяопина высказаться письменно или на публике устно о поддержке Культурной революции, пусть даже и не полной, но по меньшей мере на 70 %. Дэн этому усиленно противился, письменно, однако, заверяя Мао что никогда не изменит решений Культурной революции. История показала, что Дэн всё же изменил решения Культурной революции. С отчаянием в голосе говорил Мао о Дэн Сяопине: «Каппутист, по-прежнему идущий по капиталистическому пути. Он говорит, что никто не изменит решений! Доверия к нему нет». Дэн восстановил капитализм в Китае, и направляемый им «социализм с китайской спецификой» оказался ещё более кричаще капиталистическим, в сравнении со многими развитыми капиталистическими странами. Неудивительно, что некоторые полушутя говорит, что только Китай смог спасти капитализм.

Культурная революция традиционно преподносится как личная борьба Мао за власть против его предполагаемого преемника Лю Шаоци, и это несмотря на все документальные свидетельства, говорящие об обратном. Авторитет Мао в КПК и КНР был так велик, что никто не был в состоянии бросить ему вызов. Мао знал об этом, знали об этом и все остальные. Избавиться от Лю Мао легко мог и без такого массового движения как Культурная революция, продлившаяся десять лет, с 1966-го по 1976-й. На самом деле, ещё в августе 1966-го, когда Культурная революция только начиналась, на одиннадцатом пленуме восьмого съезда партии в Пекине, Лю уже был перемещён со второй на восьмую позицию в партии. Всё, что потребовалось от Мао, чтобы добиться этого, так это написать несколько строк на листе бумаге («дацзыбао»). Много лет спустя вдова Лю, весьма образованная Ван Гуанмей, также лично пострадавшая во время Культурной революции, подтвердила, что Мао и Лю имели политические расхождения и что изначально Мао не добивался политического устранения Лю. (Политическая и личная судьба Лю пошла под откос только после того как Мао выступил с «неопровержимым свидетельством» о предательстве Лю в те дни, когда компартия действовала в подполье.)

Зачем же тогда Мао начал Культурную революцию?

Для Мао стоял вопрос — какую дорогу должен выбрать Китай, пойдёт ли он по социалистическому пути или же повернёт к капитализму? В 1965 г., немногим за год до Культурной революции, Мао совершил поездку в Цзинганшань, место где он впервые организовал базу для партизанской борьбы. Символический визит Мао в Цзинганшань был как будто бы преддверием новой отправной точки для Китая. Во время визита в Цзинганшань Мао время от времени посвящал окружающих в свои мысли по поводу важности коллективизации для китайского социализма (Ma, 2005). Именно в этом пункте Мао разошёлся с Лю Шаоци. Стоит отметить, что именно ликвидация коллективной системы в китайской деревне стала отправной точкой для «реформ», направленных на отход от социализма и движение к капитализму.

Мао осознавал, что задача проведения революции против капитализма в Китае в то время была осложнена необходимостью формирования новой ментальности и нового мировоззрения. Именно поэтому целью Культурной революции стало прохождение политической элитой и интеллигенцией «культурной революции».

В мае 1966-го, в разгар Культурной революции, Мао созвал в Шанхае наиболее влиятельных партийных идеологов (Чэнь Бода, Ци Бэньюй, а также отобранный Линь Бяо генерал Ян Чэнъу) ознакомив их со своими соображениями относительно конкретных мер по изменению воззрений народа и его стиля жизни. Позднее это было названо указанием от 7-го мая, именно в этот день в 1966 году Мао написал письмо с одобрением отчёта НОАК, в котором говорилось, что солдаты и офицеры могут совместно участвовать не только в военной подготовке, но также изучать культуру и заниматься сельскохозяйственным трудом.

Суть этого указания заключалась в том, что человек не должен просто работать, чтобы получать зарплату, и так жить, но должен стать революционным субъектом. Несмотря на не преодолённое разделение труда, рабочий должен посвящать некоторое время работе на ферме, а на последней должно вестись некоторое промышленное производство, солдат должен быть задействован в производстве, так же как и в военной подготовке. Студент должен принимать участие как в общественной активности, так и во всех видах физического труда. Представители партии же должны время от времени жить с теми, кем они руководят, должны вместе с ними трудиться, и т. д. (Ци, 2013).

Представление Мао о Культурной революции записано в известном документе из шестнадцати пунктов. Этот документ, официально положивший начало Культурной революции, определил три стадии в развитии движения: в первой стадии происходит борьба против облечённых властью, во второй проводится критика капиталистических идей, а в третьей, и последней, проводятся реформы (斗批改 / доу-пи-гай — борьба ― критика ― исправление). Все китайцы должны были участвовать в борьбе против укоренившихся идей и обычаев. Особое внимание необходимо было уделять тем, кто занимает руководящие позиции, они обязательно должны пройти сеансы такой борьбы. В конце концов, каждый китаец должен был участвовать в критике ― критике других и самокритике.

Наконец, все общественные институты должны были быть реформированы в соответствии с новыми идеями, необходимо было вынести консенсус из периода критики и борьбы. То же, как была реализована Культурная революция, ви́дению Мао не соответствовало.

Понять причины этого несложно. Теория классовой борьбы Мао была умело использована партийным руководством на различных уровнях в борьбе против таких классических классовых врагов как землевладельцы-арендодатели. Однако, когда к ним была применена та же самая теория, видевшая в них новых классовых врагов, это вызвало гораздо больше изумления, страха и сопротивления. И даже тогда никто ни в партии, ни в армии не решился действовать прямо и от своего имени против Мао. Вместо этого ими были пущены в ход всевозможные средства для того чтобы расстроить ход Культурной революции. Вдобавок те, кто пытался следовать за Мао, либо не понимали его, либо действовали вразрез с целями Культурной революции. Вполне вероятно, что у Мао с самого начала не было хорошо продуманного плана, во многих случаях Мао импровизировал, чтобы справиться с неожиданным развитием событий.

Ну и наконец, просто не хватило времени и сил для осуществления некоторых инновационных экспериментов и реформ. В результате действия этих сложных факторов, требующих более глубокого изучения, Культурная революция не только в целом потерпела неудачу, но также вызвала и ответную реакцию тех, кто позднее помог Дэну пересмотреть решения.

Введение в марксизм-ленинизм-маоизм

Кто опубликовал: | 20.09.2016

Введение

Маоизм — третий, качественно новый этап развития марксизма. Вот уже более 150 лет, с момента своего появления и до сегодняшнего дня, марксизм, постоянно развиваясь, остаётся путеводной звездой для всех эксплуатируемых и угнетённых, борющихся за своё освобождение. Пройдя через победы и поражения, защищая свои основы и совершенствуясь, марксизм как совокупность трёх неразрывно связанных компонентов (философии, политэкономии, научного социализма) обрёл наивысшую точку развития в марксизме-ленинизме-маоизме. Во многих странах мира революционеры, идейно им вооружённые, неустанно ведут борьбу за демократию и социализм. Не скорбеть об утраченном «советском рае», а овладеть этим идейным оружием должны и мы, сторонники радикальных общественных перемен. Овладеть МЛМ-идеями — значит усвоить базовые положения марксизма, ленинский анализ новой, империалистической стадии развития капитализма, вклад Мао Цзэдуна в марксизм-ленинизм, а также суметь применить это учение к текущей конкретной ситуации. Цель этой брошюры — помочь заинтересованным понять узловые пункты идеологии современного маоизма.

Марксизм

«Марксизм есть наука о законах развития природы и общества, наука о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, наука о победе социализма во всех странах, наука о строительстве коммунистического общества». 1
И. Сталин

Марксизм — это философия, экономика и политика, объединённые в единое учение и поставленные на службу угнетённым и эксплуатируемым классам и общественным прослойкам — всем, стремящимся к своему освобождению от гнёта, порождаемого сегодняшним капитализмом. Учение Маркса, по словам Ленина, даёт угнетённым «цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнёта» 2. Марксизм противостоит религиозному пониманию мира и основывается на диалектическом и историческом материализме, берёт способ производства как основу любого общества и видит будущее человечества (основываясь на существующих тенденциях и противоречиях) в бесклассовом, нетоварном обществе, где производство ведётся добровольно, по единому плану, с общественным использованием всех главных средств производства и в интересах удовлетворения материальных и духовных потребностей общества, а не ради получения прибыли. Марксизм дал нам понимание базовых механизмов функционирования капитализма, указал на историческую роль непривилегированных слоёв рабочего класса — пролетариев, живущих исключительно продажей своей рабочей силы, и подвергающихся эксплуатации и угнетению со стороны собственников средств производства — буржуазии и её государства. Пролетариат, как указывал Маркс, и что доказывает вся история капитализма, кровно заинтересован в переходе к качественно новому обществу — коммунизму. Переход этот, считали основатели марксизма, займёт длительное время, и, несомненно, будет связан с длительной борьбой сторонников нового и защитников старого. Социализм, или низшая стадия коммунистического общества — необходимая ступень на пути к полному коммунизму. Выходящий непосредственно из капиталистического общества, он несёт на себе множество его «родимых пятен» (товарная система и т. д.), борьба с ними и борьба с империалистическим окружением составляет содержание перехода от социализма к коммунизму. Диктатура пролетариата, ломающая государственный аппарат эксплуататоров и создающая свой (принципиально от него отличающийся), является обязательной предпосылкой существования социализма и гарантией его движения к коммунизму.

Ленинизм

«Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции. Точнее: ленинизм есть теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности». 3
И. Сталин

Каждое великое революционное движение начинается с возрождения старых революционных аспектов и внедрения новых, отвечающих текущей обстановке. В непримиримой идейно-теоретической борьбе против утопических социалистов (народников и анархистов), против ревизионистов (Бернштейн, Каутский), отвергавших революционное преобразование общества, и против догматиков (Плеханов, меньшевики) в условиях противостояния самодержавию, Владимир Ленин внёс значительный вклад в развитие марксизма. Среди огромного идейного богатства, оставленного нам Лениным, центральное место занимают концепция авангардной партии (организованного отряда пролетариата, вооружённого передовой теорией, призванного организовать угнетённый трудовой народ на борьбу, руководить его диктатурой) и анализ перехода капитализма и капиталистических государств от стадии свободной конкуренции к стадии монополистического капитализма — империализма. Октябрьская революция, дав власть рабочему классу и его партии в 1917 г., железной метлой вымела остатки средневекового мусора (сословное деление, помещичье землевладение, главенство Церкви и т. п.) и позволила перейти к социалистическому строительству, показав угнетённым и эксплуатируемым всего мира путь к освобождению и подтвердив тем самым верность марксизма и ленинских идей на практике. После смерти Ленина роль вождя партии перешла к Иосифу Сталину. 4 Несмотря на некоторые ошибки (китайские коммунисты позднее оценили его заслуги и ошибки, соответственно, как 70 и 30 процентов), он в основном верно следовал марксистско-ленинскому учению, защищал и обогащал его. Под руководством ВКП(б) и товарища Сталина в стране за ничтожно малый срок была проведена индустриализация и коллективизация сельского хозяйства, разбившая представления троцкистов и им подобных о невозможности построения социализма в одной стране. СССР стал надёжной базой мировой пролетарской революции. Разгром фашистской Германии и её союзников, содействие возникновению стран народной демократии и распаду старой колониальной системы, успешное противостояние империализму, имевшие место во времена Сталина, также являются следствием правильной марксистско-ленинской политики и предметом гордости пролетарских революционеров всего мира. Марксизм-ленинизм, как второй, качественно новый этап развития марксизма, с того времени стал идейной основой революционеров всего мира.

Маоизм

Учение Мао Цзэдуна — это третий, новый этап развития марксизма. Мао внёс свой вклад во все основные составные части марксистского учения, но главными его теоретическими достижениями были стратегия затяжной народной войны и теория продолжения революции при социализме. Маоизм не умер в 1976 году вместе с его создателем. Маоизм находится в непрерывном теоретическом развитии. В 1993 г. тогдашний интернационал маоистских партий («Революционное интернационалистское движение») впервые сформулировал термин «марксизм-ленинизм-маоизм» (МЛМ), который в настоящее время принят в качестве идеологии всеми ведущими маоистскими партиями мира. МЛМ включает в себя как базовые положения маоизма, уже вошедшие в теоретический канон, признанный всеми партиями, так и новые идеи из опыта последних пятидесяти лет, когда маоистские партии, к примеру, обратились к вопросам борьбы против патриархата и к экологическим проблемам. Важно отметить, что стремясь воспринять новейшие достижения гуманитарных наук и живо реагируя на проблемы сегодняшнего общества, современные маоисты, в отличие от разного рода псевдолевых, сохранили верность революционному марксизму.

Затяжная народная война

«Враг наступает — мы отступаем, враг остановился — мы тревожим, враг утомился — мы бьём, враг отступает — мы преследуем». 5
Мао Цзэдун

«Винтовка рождает власть» 6 — так говорил вождь китайской революции Мао Цзэдун в разделённом империалистами и милитаристами полуфеодальном и полуколониальном Китае, бо́льшая часть населения которого жила в беспросветной нищете. Китайская революция, в отличие от Октябрьской, пришла к победе не путём городского восстания, а путём затяжной народной войны 7 (партизанской войны, берущей начало в труднодоступной для врага сельской или горной местности, образующей там опорные базы, далее окружающей и захватывающей города), направленной как против внутренних врагов народа (националистической партии Гоминьдан), так и против поработителей народа в лице иностранных империалистов, главным образом японских, которые вели в те годы захватническую войну против Китая. Мао Цзэдун считал освободительную армию «вооружённой организацией, выполняющей политические задачи» 8. После победы революции в Китае в 1949 году революционеры всего мира, и в первую очередь революционеры полуколониальных и полуфеодальных стран, пополнили свой идейный арсенал теорией затяжной народной войны. В ряде стран она показала свою действенность, в других странах она продолжается с разной интенсивностью и поныне (Перу, Индия, Филиппины, Бангладеш, Турция), показывая свою жизнестойкость. Как же родилась стратегия затяжной народной войны? После разрыва единого фронта со стороны националистов в 1927 г., сопровождавшегося «белым террором» против нараставшего движения революционных масс, стало ясно, что единственным выходом для китайских революционеров была организация собственных вооружённых сил и «уход в горы». В начале 1930-х китайские коммунисты понесли тяжёлые потери, пытаясь организовать восстания в городах. Мао Цзэдун отстаивал другую стратегию и тактику: поднять на борьбу крестьянские массы и организовать партизанскую борьбу против Чан Кайши, опираясь на базы в отдаленных горных районах. Мао подробно разработал теорию затяжной народной войны, которая в своём развитии проходит три этапа: стратегической обороны, стратегического равновесия и стратегического наступления. На первом этапе партизанская армия должна всеми способами сохранять свои силы, уклоняясь от столкновений с противником, и нападать на него только при благоприятных обстоятельствах. На следующих этапах партизанская армия становится настолько сильной, что может уже перейти в наступление и нанести поражение регулярным частям противника (и, следовательно, она сама должна стать регулярной армией). Без разгрома регулярной армии правительства успешное завершение народной войны невозможно.

Отличие Мао от других теоретиков партизанской войны, к примеру Че Гевары, состоит в том, что он, во-первых, подчёркивал необходимость максимального вовлечения народных масс в партизанскую борьбу, не ограничиваясь только манёвренными партизанскими отрядами, а во-вторых, в том, что он всегда говорил о партизанской армии только как о вооружённом крыле компартии («партия командует винтовкой; совершенно недопустимо, чтобы винтовка командовала партией» 9). Иными словами, он имел в виду приоритет политической работы, которую проводит партия, над чисто военными задачами.

Стратегия городского восстания, актуальная для индустриально развитых стран, образцом которой является Октябрьская революция и стратегия затяжной народной войны актуальная для полуфеодальных и полуколониальных стран, классическим примером которой является Китайская революция, представляют собой два главнейших метода осуществления революции. В ряде случаев, однако, на практике встречалось смешение этих двух стратегий (или же их разновидностей), например обращение коммунистов к вооружённой борьбе против фашистов в годы Второй мировой или же поддержка сельской герильи политическими действиями в городах.

Борьба против хрущёвско-брежневского ревизионизма, определение послесталинского СССР как строя восстановленного капитализма

В 1956 г. на ⅩⅩ съезде КПСС Хрущёв зачитал доклад, направленный против «культа личности» Сталина. В действительности целью этого политического маневра была подготовка к внедрению полноценной ревизионистской концепции и навязыванию её международному коммунистическому движению. Суть хрущёвской концепции заключалась в трёх принципах: «мирного перехода от капитализма к социализму» (то есть отказа от революционных способов свержения власти эксплуататоров), «мирного сосуществования» и «мирного соревнования двух систем» (то есть стремления примириться с империализмом). Немного позднее она была дополнена теорией «общенародного государства» и «общенародной партии», якобы существующих при социализме, вместо ранее общепринятой идеи о диктатуре пролетариата и пролетарской партии.

Приход клики Хрущёва к власти и ревизия революционных основ марксизма были предпосылкой реставрации капитализма в Советском Союзе. 10 Бюрократия, ранее бывшая лишь мелкобуржуазной прослойкой, консолидировалась как класс новой буржуазии, подчинила себе партию и государство, стала новым эксплуататорским классом. Отличие её от частной буржуазии заключалось в том, что члены этого класса коллективно владели и распоряжались средствами производства. Доход каждого отдельного бюрократа при этом зависел от его места в иерархической системе. Введение критерия прибыльности как главного показателя для предприятий и увеличения их самостоятельности в оперировании материальными фондами, упор на материальное стимулирование работников как главного средства повышения производительности — эти и другие реформы привели к усилению эксплуатации рабочих, увеличению материального неравенства между технической интеллигенцией и административным персоналом, с одной стороны, и простыми рабочими, с другой.

Смещение Хрущёва и приход Брежнева ещё более усугубили процесс превращения СССР в социал-империалистическую сверхдержаву 11, в своём противостоянии США стремившуюся установить свою неоколониальную систему (под предлогом «международного социалистического разделения труда») и не гнушавшуюся использовать при этом военные средства (вторжение в Чехословакию в 1968-м, вторжение в Афганистан в 1979-м), прикрывая это «социалистическими» фразами, подобно тому, как империалисты США обосновывают свои неоколониальные захватнические действия заботой о «демократии». Всё это позволяет сказать, что через сравнительно небольшой период после смерти Сталина, социализм в СССР был заменён государственным монополистическим капитализмом. Анализ особого типа эксплуататорского общества, возникшего в переродившемся социалистическом государстве на базе государственной собственности, составляет один из узловых пунктов теории современного маоизма и позволяет подвести черту под вопросом о классовой природе СССР и идейно двинуться вперёд — от стремления «восстановить СССР» (фактической поддержки экспансии российского империализма) к признанию необходимости новой пролетарской революции в России.

Китайские коммунисты не были безразличны к происходящему в СССР. «Великая полемика» — такое название получила дискуссия между Компартией Китая и КПСС в конце 1950-х — начале 1960-х гг. 12 Обсуждение широкого ряда вопросов, таких как роль Сталина, ревизионизм югославского руководства, вопросы войны и мира, перехода к социализму и др. показали, что центр мировой революции сместился в Китай и что советское руководство с головой погрузилось в ревизионистское болото. Внезапный отзыв специалистов, военные провокации на границе, лживая антимаоистская пропаганда (на которую тратилось временами больше сил, чем на антиамериканскую) — всё это окончательно вбило клин между революционным Китаем и социал-империалистским СССР.

Теория продолжения революции при социализме. Пролетарская культурная революция как средство предотвращения реставрации капитализма

«Представители буржуазии, пролезшие в партию, правительство, армию и различные сферы культуры, представляют собой группу контрреволюционных ревизионистов. Они готовы при первом удобном случае захватить власть в свои руки и превратить диктатуру пролетариата в диктатуру буржуазии». 13
Мао Цзэдун

Ревизионистское перерождение советского руководства, наблюдение за негативными тенденциями, происходившими внутри страны, а также изучение истории революций, в частности, Великой французской революции, склонили Мао Цзэдуна к мысли о необходимости радикального переворота в сфере надстройки для предотвращения отката к капитализму.

Культурная революция 14 началась в ноябре 1965 г., а официально — в августе 1966 г., когда было принято постановление ЦК КПК о Великой пролетарской культурной революции из 16 пунктов. 15 В этом документе говорилось, что свергнутая буржуазия сохраняет своё влияние в сфере идеологии и пытается, опираясь на старые привычки и традиции, на сохранившуюся буржуазную идеологию, осуществить постепенную реставрацию капитализма. Чтобы этого не произошло, пролетариат должен ответить своей культурной революцией «и с помощью пролетарской новой идеологии, новой культуры, новых нравов и новых обычаев изменять духовный облик всего общества». Под буржуазной идеологией КПК понимала прежде всего эгоизм, личные, материальные интересы, которым противопоставлялся коллективизм, общественные интересы.

Сторонники буржуазной идеологии внутри партии получили название «каппутистов» (от выражения «идущие по капиталистическому пути»). Главным объектом критики среди них стал «китайский Хрущёв» Лю Шаоци, в то время председатель КНР, и Дэн Сяопин, в то время генеральный секретарь партии. Именно от них исходили реакционные идеи о расширении капиталистических, рыночных механизмов в социалистической экономике. «Неважно, какого цвета кошка — главное, чтобы она ловила мышей» — таков был девиз этих апологетов рыночного социализма.

Непосредственно культурную революцию проводили в жизнь отряды «хунвэйбинов» (красногвардейцев) и «цзаофаней» (бунтарей) — студентов и молодых рабочих. Одной идеологической сферой революция не ограничилась, она продолжалась также в политике и экономике, и особенно в сфере образования. Были созданы новые революционные органы власти, заменившие прежние партийные комитеты и опиравшиеся непосредственно на массы, а на предприятиях руководство перешло от директоров и технических специалистов к рабочим комитетам.

Китайские коммунисты и Мао Цзэдун пришли к мысли о том, что социализм также является классовым обществом, что в нём буржуазия хоть и отстранена от власти, но непрерывно возрождается, что социализм важен не сам по себе, а как переходный период к коммунизму, что весь период его существования должен сопровождаться диктатурой пролетариата, когда происходит борьба между нарождающимися коммунистическими отношениями и отживающими своё элементами капитализма (товарная система, распределение по труду и пр.). Важнейшая роль в процессе перехода от низшей ступени коммунистического общества к высшей отводилась надстройке, в особенности борьбе с пережитками мелкособственнической психологии. Также условием окончательной победы социализма и перехода к коммунизму виделась непримиримая борьба с империализмом.

После смерти Мао в 1976 г. идеологи культурной революции («банда четырёх») были отстранены от власти и арестованы, и после непродолжительного пребывания у власти центристов (Хуа Гофэн), власть была захвачена кликой Дэн Сяопина, взявшей курс на полномасштабную реставрацию капитализма. 16 Процесс этот сопровождался репрессиями по отношению к трудовому народу, союзничеством с империализмом и осуждением ВПКР. Реставрация капитализма в Китае подтвердила идеи Мао Цзэдуна о том, что «огонь по штабам», где засели буржуазные перерожденцы, ревизионисты и оторванные от народа бюрократы, является жизненной необходимостью для предотвращения капиталистической реставрации, что для перехода от социализма к коммунизму также необходима своя революция.

Партия и классы: борьба двух линий и линия масс. Антагонистические и неантагонистические противоречия

Мао говорил, что «народ и только народ является движущей силой, творящей мировую историю» 17. Учиться у народных масс — этому призыву всегда следовали настоящие пролетарские революционеры, но только в маоизме была сформулирована линия масс как одно из ключевых, неотъемлемых принципов партийной работы. 18 Суть её в том, чтобы «суммировать мнения масс (разрозненные и бессистемные) и снова нести их (обобщённые и систематизированные в результате изучения) в массы, пропагандировать и разъяснять их, делать их идеями самих масс, чтобы массы проводили эти идеи в жизнь, претворяли их в действия; вместе с тем на действиях масс проверять правильность этих идей» 19. Принцип линии масс применим как в деле подготовки революции и осуществления её, так и в деле социалистического строительства. В области социалистического строительства этот подход отличается от практики, имевшей место в СССР при Сталине, когда упор делался не на массы, а на госаппарат, когда господствовал патерналистский подход.

В отношениях внутри партии, Мао также не был сторонником сталинской концепции «монолитной партии». По его мнению, отражением классовой борьбы внутри партии является борьба двух линий, существование которой необходимо всегда держать в уме. Особый подход Мао заключался в рассмотрении борьбы двух линий как существующего внутри партии неантагонистического противоречия, которое можно уладить методом «серьёзной борьбы». Совершающие ошибки могут исправиться, и только если они «сохраняют» и «углубляют» эти ошибки, противоречие может приобрести характер антагонистического. Полное высказывание мнений, даже ошибочных, критика и широкое обсуждение способствуют преодолению ошибочных воззрений, сплочению и выработке правильных позиций. Мао говорил: «сначала демократия, потом централизм», «если не будет демократии, то не будет и централизма», «наш централизм — это централизм, зиждущийся на демократической основе. Пролетарский централизм — это централизм, базирующийся на широкой демократической основе». 20

Учение Мао о партии неразрывно связано с философией маоизма, суть которой составляет учение о противоречиях. Мао, учившийся диалектике у Ленина, говорил, что в каждой вещи и явлении заключены внутренние противоречия, которые являются источником изменений. Таких противоречий много, они делятся на главные и второстепенные, и антагонистические и неантагонистические. В зависимости от различных условий, антагонистические противоречия могут становиться неантагонистическими, и наоборот. Например, при капитализме противоречия между городом и деревней являются антагонистическими, а при социализме — неантагонистическими. В зависимости от вида противоречий, нужно применять разные способы их разрешения: если противоречия неантагонистические, не следует использовать слишком суровые методы, иначе можно усугубить ситуацию и противоречия станут антагонистическими.

Борьба угнетённых народов и пролетариата как две составные части мировой революции

Распад старой колониальной системы после Второй мировой войны привел к появлению новых форм зависимости и эксплуатации огромного количества народов со стороны горстки империалистических держав. Оформилась новая мировая империалистическая система во главе с США. После падения советского социал-империализма именно США и его союзники (страны Западной Европы и Япония) стали главными врагами освободительной борьбы пролетариата и угнетённых народов всего мира. Эксплуатируемые и обираемые горсткой финансовых метрополий народы Африки, Азии и Латинской Америки представляют для империалистов величайший резерв сил, источник их стабильности. С помощью инвестиций, «помощи» в виде кредитов и субсидий, формально независимые страны попадают в неоколониальную зависимость — оказываются в финансовой кабале, подчиняются неравноправным договорам, втягиваются в военные блоки, подвергаются усиленной сверхэксплуатации. Сверхприбыли, получаемые от эксплуатации этих стран, идут на подкуп части рабочих в империалистических странах, служат превращению их в паразитические «государства-рантье». Диктат со стороны империалистов встречает активное сопротивление народов, отдельные государства занимают подчёркнуто антиимпериалистическую позицию (Северная Корея, Венесуэла, Иран и т. д.). Пролетариат «глобального юга», производящий громадную долю мирового богатства, воплощённого в товарах, подвергается двойной эксплуатации — со стороны империалистов и местных капиталистов. Противоречие между угнетёнными народами и империалистическими государствами является одним из острейших противоречий современного капитализма, окончательное разрешение которого возможно только путём перехода угнетённых народов на путь социалистического развития и беспощадной борьбы с империализмом.

В империалистических центрах одним из важнейших противоречий является также противоречие между угнетающими и угнетёнными национальностями внутри страны. Чернокожие в США, потомки мигрантов в Европе, представители «нетитульных» национальностей и рабочие-мигранты из Средней Азии в России, угнетённые национальности в других странах — все они третируются как люди «второго сорта», подвергаются сверхэксплуатации. Борьба угнетённых народов против империалистических стран за независимость, борьба угнетённых рас и народов внутри империалистических стран против шовинизма доминирующей нации является прогрессивной, так как ослабляет империализм, лишает его величайшего резерва, способствует обострению классовых противоречий внутри самих империалистических стран. Для сегодняшних же полуколониальных и полуфеодальных стран, например таких как Индия, наилучший путь к освобождению — это путь новодемократической революции 21, предложенный в своё время Мао Цзэдуном и показавший свою правильность победой Китайской революции в 1949 г.

Противоречие между пролетариатом и буржуазией, между трудом и капиталом является другим важнейшим противоречием современного империализма. Здесь важно отметить, что мировой рабочий класс расколот на собственно пролетариат и рабочую аристократию. Рабочая аристократия — прослойка рабочего класса, подкупаемая империалистической буржуазией частью прибылей полученных от сверхэксплуатации зависимых стран (и в первую очередь находящегося там пролетариата и крестьянства). 22 Если противоречие между рабочим классом и буржуазией в странах метрополии (Северная Америка, Западная Европа, Япония) можно считать в настоящий период неантагонистическими, то противоречие между пролетариатом других стран и их правящими классами является антагонистическим. Противоречия эти, внутренне присущие капитализму, продолжают усиливаются, причиной чего являются всё более жёсткие экономические и финансовые кризисы, порождающие безработицу, снижение зарплат и рост цен, усиление рабочей борьбы. Стремление преодолеть эти кризисы выражается у империалистической буржуазии в попытках решить возникшие проблемы путём военных авантюр. Противоречие между империалистическими державами, высшей точкой которых является империалистическая война,— четвёртое главнейшее противоречие современного империалистического капитализма. Россия не находится в стороне от указанных противоречий. Являясь империалистической страной (хоть и менее сильной чем США) она также стремится расширить эксплуатацию народов (преимущественно бывшего СССР), привлекает зависимые от себя страны в военные блоки и противостоит другим империалистическим странам. С помощью своего госаппарата она осуществляет давление на демократическое и рабочее движение, подавляет национально-освободительные движения (Северный Кавказ).

Соединение воедино двух революционных потоков — пролетарской революции и движения угнетённых народов, переход к социализму в развитых странах и установление новодемократического строя для стран с феодальными пережитками нанесёт мощнейший удар империалистическому левиафану, даст человечеству новую возможность миновать главу своей предыстории и открыть путь к обществу где «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» 23.

Пролетарии и угнетённые народы, соединяйтесь!

Примечания:

  1. И. В. Сталин, «Товарищу А. Xолопову».
  2. В. И. Ленин, «Три источника и три составных части марксизма».
  3. И.&nbspВ.&nbspСталин, «Об основах ленинизма: лекции, читанные в Свердловском университете».
  4. См.: Сталин, Иосиф Виссарионович.
  5. Мао Цзэдун, «Вопросы стратегии революционной войны в Китае».
  6. Мао Цзэдун, «Война и вопросы стратегии».
  7. См.: Затяжная народная война.
  8. Мао Цзэдун, «Об искоренении ошибочных взглядов в партии».
  9. Мао Цзэдун, «Вопросы войны и стратегии».
  10. См.: Реставрация капитализма в СССР.
  11. См.: Социал-империализм.
  12. См.: Великая полемика.
  13. Сообщение Центрального Комитета Коммунистической партии Китая (16 мая 1966 г.) // Редакционная статья журнала «Хунци» и газеты «Жэньминь жибао» «Великий исторический документ».
  14. См.: Великая пролетарская культурная революция.
  15. Постановление Центрального Комитета Коммунистической партии Китая о великой пролетарской культурной революции (8 августа 1966 г.).
  16. См.: Реставрация капитализма в Китае.
  17. Мао Цзэдун, «О коалиционном правительстве».
  18. См.: Линия масс.
  19. Мао Цзэдун, К вопросу о методах руководства.
  20. Мао Цзэдун, выступление на расширенном рабочем совещании ЦК КПК 30 января 1962 г.
  21. См.: Новая демократия.
  22. См.: Рабочая аристократия.
  23. Карл Маркс и Фридрих Энгельс, «Манифест Коммунистической партии».

Конституция Китайской Народной Республики (1975 г.)

Кто опубликовал: | 15.07.2016

Примечание от РМП: Конституция Китайской Народной Республики 1975 года 1, несмотря на свой короткий срок жизни (уже через два года при «центристе» Хуа Гофэне был утверждён новый вариант) имеет определённую историческую ценность, в особенности для нас, современных маоистов. Во-первых, эта конституция, последняя написанная при жизни Мао Цзэдуна при содействии т. н. «банды четырёх» (Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь), является своего рода документом-апогеем Китайской революции, и носит на себе отчётливый отпечаток ВПКР. Во-вторых, позволяет проследить как изменения по сравнению со старым «новодемократическим» вариантом конституции, так и дальнейшие изменения со стороны ревизионистов — реставраторов капитализма.

Вступление

Образование Китайской народной республики знаменует собой великую победу новодемократической революции, которую одержал китайский народ в результате более чем столетней героической борьбы, свергнув в конечном счёте под руководством Коммунистической партии Китая реакционное господство империализма, феодализма и бюрократического капитализма путём народно-революционной войны, и начало нового исторического периода — периода социалистической революции и диктатуры пролетариата.

За последние 20 с лишним лет многонациональный народ нашей страны, руководимый Коммунистической партией Китая, победоносно продвигаясь вперёд, завоевал великие победы в социалистической революции и социалистическом строительстве, завоевал великие победы в великой пролетарской культурной революции, упрочил и усилил диктатуру пролетариата.

Социалистическое общество охватывает довольно длительный исторический период. На протяжении этого исторического периода существуют классы, классовые противоречия и классовая борьба, существует борьба между двумя путями — социалистическим и капиталистическим, существует опасность реставрации капитализма, существует угроза подрыва и агрессии со стороны империализма и социал-империализма. Эти противоречия можно разрешить, лишь опираясь на теорию и практику продолжения революции при диктатуре пролетариата.

Мы обязаны твёрдо придерживаться генеральной линии и политики Коммунистической партии Китая на весь исторический период социализма, неуклонно продолжать революции при диктатуре пролетариата с тем, чтобы наша великая Родина всегда шла вперёд по пути, указанному марксизмом-ленинизмом-маоцзэдунъидеями.

Мы должны укреплять великую сплочённость нашего многонационального народа, осуществляемую под руководством рабочего класса и основанную на союзе рабочих и крестьян, и развивать революционный единый фронт. Необходимо правильно различать и разрешать противоречия между нами и нашими врагами и противоречия внутри народа. Необходимо и дальше развертывать три великих революционных движения — классовую борьбу, производственную борьбу и научный эксперимент, строить социализм в духе независимости и самостоятельности, опоры на собственные силы, упорной и самоотверженной борьбы, трудолюбия и бережливости, напряжения всех сил и стремления вперёд, по принципу «больше, быстрее, лучше и экономнее», готовиться к войне, готовиться к стихийным бедствиям и делать всё для народа.

В международных делах мы должны твёрдо придерживаться пролетарского интернационализма. Китай никогда не будет сверхдержавой. Мы должны укреплять сплочённость с социалистическими странами, со всеми угнетёнными народами и угнетёнными нациями и усиливать нашу с ними взаимную поддержку и помощь, добиваться мирного сосуществования со странами иного общественного строя на основе пяти принципов — взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования и бороться против политики агрессии и войны, проводимой империализмом и социал-империализмом, против гегемонизма сверхдержав.

Народ нашей страны полон уверенности в том, что под руководством Коммунистической партии Китая он победит внутренних и внешних врагов, преодолеет все трудности и превратит страну в могучее социалистическое государство диктатуры пролетариата с тем, чтобы внести сравнительно больший вклад в дело человечества.

Народы всей страны, сплачивайтесь на завоевание ещё более великих побед!

Глава Ⅰ. Общие положения

Статья 1

Китайская Народная Республика есть социалистическое государство диктатуры пролетариата, руководимое рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян.

Статья 2

Коммунистическая партия Китая является руководящим ядром всего китайского народа. Рабочий класс осуществляет руководство государством через свой авангард — Коммунистическую партию Китая.

Марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна являются теоретической основой, определяющей идеи нашего государства.

Статья 3

Вся власть в Китайской Народной Республике принадлежит народу. Органами, через которые народ осуществляет власть, являются собрания народных представителей различных ступеней, состоящие в основном из рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

Собрания народных представителей всех ступеней и все другие государственные органы осуществляют демократический централизм.

Депутаты собраний народных представителей всех ступеней избираются на основе демократических консультаций. Избирательные единицы и избиратели имеют право контролировать и в порядке, установленном законом, в любое время отозвать и заменить избранных ими депутатов.

Статья 4

Китайская Народная Республика есть единое многонациональное государство. Все районы, где осуществляется районная национальная автономия, являются неотъемлемой частью Китайской Народной Республики.

Все национальности равноправны. Следует бороться против великонационального шовинизма и местного национализма.

Все национальности пользуются свободой употребления своего языка и письменности.

Статья 5

На нынешнем этапе в Китайской Народной Республике имеются главным образом две формы собственности на средства производства: социалистическая общенародная собственность и социалистическая коллективная собственность трудящихся масс.

Государство разрешает несельскохозяйственным труженикам-единоличникам в пределах, допускаемых законом, заниматься личным трудом без эксплуатации чужого труда под единым управлением городских и поселковых квартальных организаций или производственных бригад сельских народных коммун. Вместе с тем нужно вести их к постепенному переходу на путь социалистической коллективизации.

Статья 6

Государственный сектор является руководящей силой в народном хозяйстве.

Недра, воды, а также являющиеся государственной собственностью леса, целинные земли и другие ресурсы принадлежат всему народу.

Государство может на условиях, установленных законом, производить реквизицию, изъятия в пользование или национализацию земли и других средств производства в городе и деревне.

Статья 7

Сельская народная коммуна есть организация, в которой слиты воедино низовая государственная власть и хозяйственное управление.

На нынешнем этапе в коллективном хозяйстве сельской народной коммуны, как правило, осуществляется трёхступенчатая система собственности с собственностью производственной бригады в качестве основы, то есть система собственности коммуны, большой производственной бригады и производственной бригады, являющейся основной хозрасчётной единицей.

При условии обеспечения развития и абсолютного преобладания коллективного хозяйства народной коммуны членам коммуны разрешается иметь в личном пользовании небольшие участки земли и заниматься небольшим подсобным домашним хозяйством, а в скотоводческих районах — иметь небольшое количество своего скота.

Статья 8

Социалистическая общественная собственность неприкосновенна. Государство гарантирует укрепление и развитие социалистической экономики и запрещает любому лицу наносить вред социалистической экономике и общественным интересам какими бы то ни было средствами.

Статья 9

Государство осуществляет принцип социализма: «кто не работает, тот не ест» и «от каждого — по его способностям, каждому — по его труду».

Государство охраняет право собственности граждан трудовые доходы, сбережения, жилой дом и другие средства жизни.

Статья 10

Государство осуществляет курс на ведение революции, форсирование развития производства, форсирование работы, форсирование подготовки к войне; развивая сельское хозяйство как основу, а промышленность как ведущую силу и в полной мере развёртывая две активности — в центре и на местах, способствует планомерному пропорциональному развитию социалистической экономики; постепенно повышает материальный и культурный уровень жизни народа на базе непрерывного роста общественного производства и укрепляет независимость и безопасность страны.

Статья 11

Государственные учреждения и государственные работники обязаны серьёзно изучать марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи, неизменно ставить пролетарскую политику на командное место, бороться против бюрократизма, поддерживать тесную связь с массами и беззаветно служить народу. Кадровые работники всех инстанций обязаны участвовать в коллективном производительном труде.

Все государственные учреждения осуществляют принцип компактности и оперативности, а их руководящий состав формируется по принципу соединения представителей старшего, среднего и молодого поколения.

Статья 12

Пролетариат должен осуществлять всестороннюю диктатуру над буржуазией в области надстройки, в том числе и во всех сферах культуры. Культура и просвещение, литература и искусство, физкультура и спорт, здравоохранение, научное исследование должны служить пролетарской политике, служить рабочим, крестьянам и солдатам и сочетаться с производительным трудом.

Статья 13

Широкое высказывание мнений, полное изложение взглядов, широкие дискуссии и дацзыбао есть новая форма ведения социалистической революции, созданная народными массами. Государство гарантирует народным массам право использовать эту форму для создания такой политической обстановки, при которой были бы и централизм и демократия, и дисциплина и свобода, и единая воля и личная непринуждённость, живость и бодрость, в интересах укрепления руководства государством со стороны Коммунистической партии Китая, укрепления диктатуры пролетариата.

Статья 14

Государство защищает социалистический строй, подавляет всякую предательскую и контрреволюционную деятельность, наказывает всех предателей и контрреволюционеров.

Государство, согласно закону, на определённый срок лишает политических прав помещиков, кулаков, реакционных капиталистов и другие вредные элементы, одновременно предоставляя им возможность к существованию с тем, чтобы они в процессе труда перевоспитались в граждан, соблюдающих закон и живущих за счёт собственного труда.

Статья 15

Народно-освободительная армия Китая и народное ополчение являются руководимыми Коммунистической партией Китая вооружёнными силами рабочих и крестьян, вооружёнными силами всех народов страны.

Председатель Центрального Комитета Коммунистической партии Китая возглавляет вооружённые силы всей страны.

Народно-освободительная армия Китая всегда является боевым отрядом, а также рабочим отрядом и производственным отрядом.

Задачей вооружённых сил Китайской Народной Республики является охрана завоеваний социалистической революции и социалистического строительства, охрана суверенитета, территориальной целостности и безопасности страны и защита родины от подрывной деятельности и агрессии со стороны империализма, социал-империализма и их приспешников.

Глава Ⅱ. Государственная структура

Раздел Ⅰ. Всекитайское Собрание Народных Представителей

Статья 16

Всекитайское Собрание Народных Представителей является высшим органом государственной власти, находящимся под руководством Коммунистической партии Китая.

Всекитайское Собрание Народных Представителей состоит из депутатов, избранных от провинций, автономных районов, городов центрального подчинения и Народно-освободительной армии. В случае необходимости можно специально приглашать в качестве депутатов некоторых патриотических деятелей.

Срок полномочий Всекитайского Собрания Народных Представителей каждого созыва 5 лет. При особых обстоятельствах допускается продление срока его полномочий.

Сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей созывается один раз в год. В случае необходимости она может быть созвана досрочно или с отсрочкой.

Статья 17

Всекитайское Собрание Народных Представителей осуществляет следующие функции: вносит изменения в Конституцию, принимает законы, по представлению Центрального Комитета Коммунистической партии Китая назначает и смещает премьера и других лиц, входящих в состав Государственного Совета, утверждает народнохозяйственные планы, государственный бюджет и отчёт о его исполнении, а также выполняет и другие функции, которые оно считает необходимым взять на себя.

Статья 18

Постоянный Комитет Всекитайского Собрания Народных Представителей является постоянно действующим органом Всекитайского Собрания Народных Представителей. Он выполняет следующие функции: созывает сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей, даёт толкование законов, принимает указы, направляет и отзывает полномочных представителей в иностранных государствах, принимает дипломатических представителей иностранных государств, ратифицирует и денонсирует договоры, заключённые с иностранными государствами, а также выполняет другие функции, возлагаемые на него Всекитайским Собранием Народных Представителей.

Постоянный Комитет Всекитайского Собрания Народных Представителей состоит из председателя, заместителей председателя и членов, которых избирает и смещает Всекитайское Собрание Народных Представителей.

Раздел Ⅱ. Государственный Совет

Статья 19

Государственный Совет есть Центральное Народное Правительство. Государственный Совет ответственен перед Всекитайским Собранием Народных Представителей и его Постоянным Комитетом и им подотчётен.

Государственный Совет состоит из премьера, заместителей премьера, министров и председателей комитетов.

Статья 20

Государственный Совет осуществляет следующие функции: на основе Конституции, законов и указов намечает административные мероприятия, издаёт постановления и распоряжения; осуществляет единое руководство работой министерств, комитетов и местных государственных органов по всей стране; составляет и проводит в жизнь народнохозяйственные планы и государственный бюджет; ведает государственными административными делами; а также выполняет другие функции, возлагаемые на него Всекитайским Собранием Народных Представителей и его Постоянным Комитетом.

Раздел Ⅲ. Местные собрания народных представителей и местные революционные комитеты

Статья 21

Местные собрания народных представителей являются органами государственной власти на местах.

Срок полномочий собраний народных представителей провинций и городов центрального подчинения каждого созыва — 5 лет. Срок полномочий собраний народных представителей округов, городов, уездов каждого созыва — 3 года. Срок полномочий собраний народных представителей сельских народных коммун и посёлков каждого созыва — 2 года.

Статья 22

Местные революционные комитеты являются постоянно действующими органами местных собраний народных представителей и вместе с тем местными народными правительствами.

Местные революционные комитеты состоят из председателя, заместителей председателя и членов, которых избирают и смещают собрания народных представителей соответствующей ступени с последующим внесением на рассмотрение и утверждение стоящих на ступень выше государственных органов.

Местные революционные комитеты ответственны перед собраниями народных представителей соответствующей ступени и перед стоящими на ступень выше государственными органами и им подотчётны.

Статья 23

Местные собрания народных представителей и избранные ими местные революционные комитеты обеспечивают в данном районе исполнение законов и указов, руководят социалистической революцией и социалистическим строительством на местах, рассматривают и утверждают местные народнохозяйственные планы, бюджеты и отчёты об их исполнении, поддерживают революционный порядок и охраняют права граждан.

Раздел Ⅳ. Органы самоуправления в районах национальной автономии

Статья 24

Автономные районы, автономные округа и автономные уезды являются районами национальной автономии; их органами самоуправления являются собрания народных представителей и революционные комитеты.

Органы самоуправления в районах национальной автономии могут осуществлять наряду с функциями государственных органов на местах, определёнными разделом 3 главы Ⅱ Конституции, свои права на самоуправление в пределах компетенции, установленной законом.

Вышестоящие государственные органы должны полностью обеспечивать органам самоуправления в районах национальной автономии осуществление их прав на самоуправление и активно поддерживать национальные меньшинства в социалистической революции и социалистическом строительстве.

Раздел Ⅴ. Органы суда и следствия

Статья 25

Судебные функции осуществляются Верховным народным судом, местными народными судами и специальными народными судами. Народные суды ответственны перед собраниями народных представителей соответствующей ступени и их постоянно действующими органами и им подотчётны. Председатели народных судов назначаются и освобождаются от должности постоянно действующими органами собраний народных представителей соответствующей ступени.

Функции следствия осуществляются органами общественной безопасности различных ступеней.

При осуществлении следствия и рассмотрении дел необходимо проводить линию масс. По важным контрреволюционным и уголовным делам следует мобилизовать массы для развёртывания обсуждения и критики.

Глава Ⅲ. Основные права и обязанности граждан

Статья 26

Основными правами и обязанностями граждан являются поддержка руководства Коммунистической партии Китая, поддержка социалистического строя, подчинение Конституции и законам Китайской Народной Республики.

Защита Родины и отражение агрессии являются высоким долгом каждого гражданина. Воинская служба в соответствии с законом является почётной обязанностью граждан.

Статья 27

Все граждане, достигшие 18 лет, имеют право избирать и быть избранными. Исключение составляют лица, лишённые по закону права избирать и быть избранными.

Граждане имеют право на труд и право на образование. Трудящиеся имеют право на отдых и право на получение материальной помощи в старости, в случае болезни или потери трудоспособности.

Граждане имеют право обращаться в государственные органы всех ступеней с жалобой в письменной или устной форме на любых работников государственных органов за нарушение ими законов или служебного долга. Любому лицу запрещается чинить им препятствия, создавать преграды или мстить.

Женщины пользуются равными с мужчинами правами во всех областях.

Брак, семья, материнство и младенчество находятся под защитой государства.

Государство охраняет надлежащие права и интересы китайцев, проживающих за границей.

Статья 28

Граждане имеют свободу слова, переписки, печати, собраний, союзов, уличных шествий, демонстраций и забастовок, свободу вероисповедания и свободу неисповедания никакой веры и пропаганды атеизма.

Свобода личности граждан и их жилище неприкосновенны. Никто из граждан не может быть подвергнут аресту иначе, как по решению народного суда или с санкции органов общественной безопасности.

Статья 29

Китайская Народная Республика предоставляет право на жительство всем иностранцам, преследуемым за защиту дела справедливости, за участие в революционном движении или за научную деятельность.

Глава Ⅳ. Государственный флаг, государственный герб, столица

Статья 30

Государственный флаг состоит из красного полотнища с изображением на нём пяти звёзд.

Государственный герб состоит из изображений: в центре — ворот Тяньаньмэнь, освещённых пятью звёздами, и по краям — колосьев и зубчатого колеса.

Столицей Китайской Народной Республики является город Пекин.

Примечания:

  1. Принята на Ⅰ сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей Китайской Народной Республики четвёртого созыва.