Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск первый: апрель 1950 — июль 1957 года.— М., издательство «Прогресс», 1975.

25.04.1956

Из выступлений на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК

Кто опубликовал: | 19.11.2021

Выступления недостаточно выразительны; нижестоящие органы в своих взаимоотношениях с вышестоящими похожи на мышей, у которых при виде кота душа уходит в пятки, и о многом они боятся сказать. В провинциях такое же положение, демократии недостаточно. А вот герои труда выступают горячо.

Наше совещание по финансово-экономическим вопросам и Ⅳ пленум играют подсобную роль, поскольку из-за установок, которые были даны, многие не смели кое о чём высказываться. На совещании по финансово-экономическим вопросам некоторые товарищи выступали невпопад, а другие побоялись рот раскрыть.

Другая причина этого в том, что из-за недопонимания обстановки товарищи рассказывают о положении дел недостаточно ясно и поверхностно. Относительно финансово-экономических систем товарищи Чэнь Юнь и Ли Сяньнянь 1 имеют замечания. Но здесь вопрос не о людях; стиль работы можно изменить, только изменив саму систему, а низовым органам предоставив некоторые права.

Большинство наших порядков перенято нами у Советского Союза, а излишняя строгость связывает людей. Так невозможно покончить с бюрократизмом, а диктатура пролетариата требует соответствующей ей системы.

По вопросу о разграничении власти между центром и периферией и о том, как перенять советскую систему единоначалия, Политбюро и Госсовет не принимали каких-либо решений. На местах требуют децентрализации, и не надо бояться обвинений в самостийности; говорить можно обо всём, ибо ЦК ещё не принял какого-либо решения.

На местах сначала можно разработать положения, инструкции и правила: по конституции это разрешается. Нужно сделать так, чтобы на местах царили творческая инициатива, бодрость и оживление, а с будущего года нужно раз в год устраивать большие собрания. 1 Мая не надо проводить больших собраний, можно устроить небольшие собрания и гуляния.

Советские первомайские призывы публиковать не следует.

Со времени Ⅳ пленума у нас наблюдается какая-то косность, неподвижность. Ⅳ пленум нужно было провести, его решения были необходимы. Иначе мы позволили бы Гао Гану действовать ещё год, что просто невообразимо. Однако стали проявлять чрезмерную осторожность в мелочах, кое-кто боится говорить о государственных делах, а это плохо.

Перед Ⅳ пленумом были некоторые явления подрывной деятельности, их требовалось преодолеть. Следовало прекратить подрывную деятельность Гао Гана — Жао Шуши, а вот в результате заметна какая-то чрезмерная осторожность в мелочах и замалчивание государственных дел.

Нужно чётко различать, что есть два вида государственных дел. Один вид — это государственные дела подрывного характера, вроде [дела] Гао Гана — Жао Шуши, с которыми следует бороться. Другой вид — это государственные дела созидательного характера, которые следует широко обсуждать. Во время совещания по финансово-экономическим вопросам некоторые товарищи в выступлениях допустили ошибки, за что их и покритиковали. Однако нужно отличать эту критику от борьбы с Гао Ганом и Жао Шуши.

В нашей партии в период Великой революции жизнь била ключом. Затем Чэнь Дусю наделал правооппортунистических ошибок. Потом был и «левый» авантюризм, а после поражения исчезла и бодрость. В течение восьми лет после совещания 7 августа, после Ⅵ съезда и после Ⅲ пленума были короткие периоды, когда удавалось избегать ошибок.

В период аграрной революции было три «левых» уклона, а во время антияпонской войны — правый; два «левых» уклона были наши собственные уклоны, а третий «левый» уклон связан с Коминтерном. Левоуклонистские решения Ⅳ пленума ЦК были написаны русскими и навязаны нам, особенно линия Ван Мина, которая причинила самый большой урон нашим революционным силам: было потеряно свыше 90 процентов наших революционных сил. Такой урок нужно воспринимать аналитически и критически.

Чжан Готао был правым уклонистом. В период антияпонской войны снова имел место правый уклон. Три «левых» уклона характеризуются чрезмерной централизацией, когда не разрешалось даже противоречить. [Мы] потерпели поражение, а говорить об этом не разрешалось.

Учитывая исторические уроки, мы впоследствии стали «извлекать урок из ошибок прошлого в назидание на будущее; лечить, чтобы спасти больного», а также «и сплачивать, и бороться».

В период антияпонской войны у опорных баз была очень большая самостоятельность, получила развитие и местная инициатива, но имел место определённый сепаратизм, а кое-где наблюдалась самостийность, публиковали то, что не следовало оглашать. Это было связано с линией Ван Мина. Чтобы ликвидировать подобные явления, ЦК принял решения об укреплении партийности; было введено единоначалие, но сохранялась очень большая автономия.

В период освободительной войны была введена система запрашивания инструкций у центра и отчётов перед ним, которая ликвидировала тенденции к сепаратизму.

В последние несколько лет положение стало ненормальным, излишне сильной стала централизация. В конце концов, насколько широкой должна быть автономия заводов, деревень, кооперативов, местных органов? Советский Союз за 40 лет ещё не накопил опыта, и у нас тоже ещё нет опыта в этом отношении. Всё это требует изучения.

Кое-что у нас не определено ни ЦК, ни местными органами, а делается само по себе. К примеру, система единоначалия. Только по предложению товарища Фэн Сюэфэна в ЦК стали обсуждать её.

В истории нашей партии была линия Ван Мина на чрезмерную централизацию и была вторая линия Ван Мина — на чрезмерный сепаратизм. Определённая централизация необходима, но проводить чрезмерную централизацию неверно; она невыгодна для мобилизации сил на осуществление экономического строительства в крупных масштабах.

Прошу товарищей тщательно изучать историю партии.

В вопросе о распределении доходов между личностью, коллективом и государством я согласен с тем, чтобы 60—70 процентов общего дохода шло членам кооперативов, 30—40 процентов передавалось государству и кооперативам (40 процентов — максимальное число, а лучше всего — 30 процентов, включая дополнительный сельскохозяйственный налог, общественный фонд благосостояния, фонд накопления, управленческие расходы кооперативов и т. д.).

Вопрос системы управления социалистической экономикой.

Целесообразность системы партийных комитетов не вызывает никаких сомнений. Прошу изучить указания Ленина на этот счёт.

Заводы, рудники, кооперативы, торговля, транспорт и прочие предприятия должны иметь определённую самостоятельность. До какой степени может доходить эта самостоятельность, нужно хорошенько изучить. У нас не гаогановские «независимые вотчины». Однако следует поощрять открытые и законные «независимые вотчины» (в рамках конституции). Только тогда можно хорошо делать дела, а без самостоятельности работать плохо.

Каким образом Госсовет распределит обязанности по управлению, следует изучить и решить. Сколько ведомств создать в центре, насколько велики будут их права, вскоре будет решено. Сколько органов учреждается на местах, чем они будут ведать, насколько велики будут их права — по этим вопросам в течение нескольких месяцев будет разработан проект [решения].

Во всех центральных органах следует обращать внимание на воспитание руководящих кадров с тем, чтобы нацеливать их на решение вопросов нижестоящих организаций. Бывает, что человек с периферии приезжает в центр, но не может найти нужных ему людей, не может решить свои вопросы. Иные вопросы не решаются и за несколько лет; причины этого нужно выяснить. Нужно решить два вопроса: каким образом стать доступными для людей и каким образом быстрее разрешать возникающие у них проблемы. Прошу все отделы ЦК продумать это. Вполне возможно немного сократить право местных органов противиться невыполнимым, не соответствующим действительности, субъективистским приказам, циркулярам, инструкциям, стандартам, поступающим из центральных органов.

Такое право даётся только провинциальным и городским комитетам (сравнительно зрелым политически) и не даётся районным и уездным комитетам.

В уставе партии должны найти отражение как вопрос о дисциплине, так и вопрос о творческой инициативе. В нём должна воплотиться и линия масс. Во всех провинциях следует изучить положение. Без дисциплины нельзя. Однако если дисциплина слишком жестка, то она может стать тормозом развития активности. Дисциплину, мешающую активности и творчеству, нужно отбросить.

В проекте устава партии предусматривается учреждение одного или нескольких заместителей председателя партии.

Может быть, создать Постоянный комитет, как в Собрании народных представителей, со сроком работы 5 лет? Он будет играть роль контролирующего органа. Прошу товарищей подумать.

В области искусства лозунг «пусть расцветают сто цветов», в науке — «пусть соперничают сто школ» (по аналогии с соперничеством в период Чуньцю и Чжаньго 2) следует сделать нашим курсом. Таково было мнение народа ещё 2000 лет тому назад.

Демократическое управление кооперативами очень важно. Это естественно. Коллективный труд должен быть так организован, чтобы крестьяне имели время для общественной деятельности.

Слушаться правильных приказов нужно. Но дело не пойдёт, если приказов слишком много и они чрезмерно жестки.

Нам следовало бы иметь чуточку свободы. Иначе нельзя. Строгость противоположна непринуждённости, дисциплина возникает из её противоположности, свободы. Мы против того, чтобы свобода царила там, где её не должно быть, но немножко свободы нужно иметь. Только тогда можно хорошо дела делать. Нельзя изо дня в день быть скованным рамками строгости. В семье всё же нужна свобода. Иначе в каждой семье нужно будет учредить контролёров.

Общегосударственное равновесие необходимо.

Самостоятельность мест не может препятствовать общегосударственному равновесию. Только при наличии общегосударственного равновесия возможно частичное местное равновесие. Без общегосударственного равновесия «наступит великая смута в Поднебесной». Пекин не угонится за Шанхаем и будет бояться наплыва шанхайских товаров. Вот поэтому и нужно общегосударственное равновесие. Без него не поднять индустриализацию страны. Ратуя за местную самостоятельность, не надо впадать в крайность. Но сейчас упор на самостоятельность необходим.

В экономической работе в течение этого и будущего года нужно поэкспериментировать. Парткомы провинций и городов должны обобщить основные моменты и выделить типичное. У нас нет опыта, и все мы должны искать для изучения отделы, районы, комитеты, предприятия. Говорят, что ЦК умно руководит, но ведь мы кое-что знаем, а кое-чего и не знаем.

На четырёхдневном совещании нельзя обсудить всё. Мы мало говорили о таких вопросах, как борьба с контрреволюцией, Единый фронт, нацменьшинства, международное положение.

Прошу всех товарищей заметить это.

Относительно подавления контрреволюции нужно твёрдо указать: казнь, заключение в лагеря трудового перевоспитания и передача под надзор массам двух-трёх миллионов контрреволюционеров раньше были совершенно необходимы. Без этого нельзя было обойтись.

Демократические партии и группировки имеют с нами расхождения во взглядах по этому вопросу.

Сейчас контрреволюционеров стало меньше. Но нужно констатировать, что они ещё есть, и в этом году нужно казнить некоторое число их. В учреждениях и школах нужно провести чистку, выявить тех, кого ещё не выявили. Нельзя делать передышку, расслабляться. Нужно вести упорную работу.

Относительно партийных взысканий.

Уездные, районные, сельские руководящие кадры получают слишком много взысканий, и взыскания эти слишком тяжелы. А руководство высшего ранга (от заведующего сектором и выше), если оно и ошибается, трудно уличить в ошибке. На него и взыскания невозможно наложить. (Надо выяснить причины этого.)

Слишком частые и тяжёлые наказания — отрицательное явление. Всем (кроме контрреволюционеров) нужно предоставлять возможность исправить ошибки.

По вопросу национальных меньшинств уже говорил товарищ N. Правильно делают в Сычуани. Хотя там есть ещё кровная месть, но этот обычай уже ликвидируется. В других районах тоже надо обратить на это внимание.

О международных отношениях.

Некоторым мероприятиям, проводящимся за границей, не нужно слепо подражать. Кое в чём мы уже имеем опыт. В Советском Союзе сейчас развёрнута широкая критика. Она несколько неподходяща для нас. И для самого Советского Союза она не годится. Мы, подпав под их прямое руководство, натворили множество ошибок. Например, при подавлении контрреволюции мы, как правило, не арестовывали контрреволюционеров, никого не убивали. Или, например, учредили у себя систему единоначалия, которая является системой военного времени.

Что нам следовало избрать: линию масс или систему благотворительности? Путь «ножниц» или прямой налог для накопления фондов? Всё это спорные вопросы.

Однако это не значит, что у Советского Союза нечему учиться. Очень многому нам стоит поучиться. Советский Союз помогает нам строиться. И хорошо, что Советский Союз — всё же социалистическая страна. Сейчас есть только одна такая страна. И хотя у неё очень много ошибок, много и того, чему стоит поучиться.

Мы не должны слепо подражать всему. Мы должны анализировать. Выделяемые газы дурно пахнут, и нельзя говорить, что раз они советские, значит, ароматные. Сейчас говорят, что это вонь, и мы тоже говорим, что вонь.

Всему годному нужно учиться. Тому, что есть хорошего в капиталистических странах, тоже нужно учиться.

К любой малой стране нужно относиться как к равной. Нельзя задираться. Хотя мы не были империалистической державой, у нас не было Октябрьской революции, мы поначалу просто не в состоянии задираться. Но потом-то мы научимся кое-чему и, возможно, станем задираться.

Нужно внушать нашим товарищам, выезжающим за границу, чтобы они были скромны. Правда есть правда, а кривда — кривда. Можно показывать и хорошее, и плохое, и среднее. У Советского Союза в прошлом был царизм, у нас — Чан Кайши. У нас есть женщины с изуродованными бинтованием ногами. Если кто-то захочет сфотографировать их — пусть!

Мы плохо одеты. Не надо бояться, что мы некрасиво вы глядим. Не надо смущаться перед иностранцами. Придёт день, когда мы сможем нарядиться.

По вопросу об информации.

Некоторые вещи можно говорить в любом месте. О плохом, что сделал Сталин и Ⅲ Интернационал, можно проинформировать секретарей местных парткомов. Можно и секретарей уездных парткомов. В общих интересах не писать об этом в статьях, и мы не собираемся рассказывать об этом [широким] массам в газетах (если в такой статье написать хотя бы одну фразу, то и она «возбудит нездоровый интерес»).

Примечания:

  1. Ли Сяньнянь — с 1954 года зам. премьера Государственного совета, министр финансов; член Политбюро ЦК КПК восьмого, девятого и десятого созывов. На первой сессии ВСНП четвёртого созыва назначен заместителем премьера Госсовета КНР.— Прим. ред.
  2. Период Чуньцю («Весна и осень» — 722—481 гг. до н. э.), период Чжаньго («Борющиеся царства» — 103—221 гг. до н э.) — время беспрерывных войн между отдельными царствами за власть в стране.— Прим. ред.

Добавить комментарий