Архив автора: admin

Подножка съезду рабочих

Кто опубликовал: | 18.01.2019

Что В. Подгузов не является сторонником рабочего класса, мне известно с тех пор, когда он сравнивал рабочий класс с проституткой. Но поскольку его взгляды не остаются только мнением, а через газету «Рабочая правда» (2001, № 4) преподносятся Съезду рабочих как руководство к действию, то мы вынуждены вмешаться.

И компетентно заявить:

  1. никакой диалектики в статье В. Подгузова «Диалектика власти» нет;
  2. путаницы по поводу простейших понятий много.

Для примера ограничимся одним предложением: «чтобы ответить на вопрос: что же такое „власть“ Советов, необходимо сначала ответить на вопрос о том, что из себя представляет её противоположность — власть вообще, затем исследовать её в свете закона отрицания отрицания».

Во-первых, можно прямо ответить на вопрос о власти Советов, без отношения к противоположности.

Во-вторых, по логике теоретика получается, что власть Советов — это вовсе и не власть, а так, власть в кавычках.

В-третьих, противоположность власти Советов и буржуазной власти разъяснит ему, кажется, любой грамотный рабочий.

В-четвертых, власти вообще противоположна любая определённая власть, от первобытно-общинной до коммунистической.

В-пятых, закон отрицания отрицания и здесь ни к чему, и в любом конкретном вопросе. Законы диалектики — это не отмычки для всех без исключения замков. А вырывание законов из диалектики, а тем более из трёх известных взаимосвязанных законов один закон — есть известный приём борьбы с диалектикой, способ её дискредитации, применявшийся хрущёвскими идеологами и апологетами буржуазии.

Непонимание таких, в общем-то элементарных вещей ведёт В. Подгузова к просто абсурдным положениям: он смешивает понятия «власть» и «сила», «власть» и «государственная власть». Хотя ясно и не очень образованным людям: власть есть везде (в том числе — дома), где есть навязывание воли одних (одного) людей другим, следовательно, власть существовала до государства и будет существовать после отмирания государства.

Далее. Государственная власть опирается на силу, но использует и ненасильственные способы навязывания своей воли, своих законов и решений, так же как сила — не только сила власти, тем более государственной власти, но и организованные действия (и даже угроза действием) рабочего класса, вообще трудящихся.

Можно было бы ещё долго перечислять несуразицы известного идеолога. Но не стоит тратить на это место и время. Наоборот, стоит задуматься:

  • Почему такие, с позволения сказать, идеологи отнимают время у рабочих в столь ответственный предсъездовский период? 1
  • Почему они руководят идеологией в серьёзной партийной организации? 2

Примечания:

  1. Имеется в виду Съезду рабочих Москвы 24 марта 2001 г.— Маоизм.ру.
  2. Валерий Подгузов тогда был секретарём по идеологии Московского комитета РКРП.— Маоизм.ру.

Товарищ Ибрагим: турецкое поколение 1968 года

Кто опубликовал: | 16.01.2019

История мирового социалистического движения насчитывает тысячи борцов, отдавших свою жизнь борьбе за социальную революцию. Турецкая земля также богата такими людьми. Однако, в силу определённых причин, о турецком левом движении на постсоветском пространстве известно относительно немного. Послесталинский СССР, взявший курс на мирное сосуществование с капиталистическими странами, стремился подвинуть Турцию к нейтралитету, вынудив её к выходу из состава НАТО. Речи о серьёзной поддержке турецких левых со стороны СССР не было. После полного разгрома Турецкой коммунистической партии в 1951 году, под влиянием советского руководства, партия перенесла свою деятельность за границу, создав в Лейпциге зарубежное бюро ТКП. Оттуда же на Турцию вещала радиостанция турецкой компартии — Bizim Radyo (Наше радио). Этим, по сути, и ограничивалась деятельность турецких коммунистов, которые не оказывали какого-либо существенного политического влияния на своих соотечественников в Турции 1960-х годов.

Советское руководство всегда рассматривало ТКП как единственную подлинную марксистскую организацию в Турции, не пытаясь установить серьёзный контакт с другими турецкими левыми. На первый взгляд это было удивительно, поскольку Советский Союз всегда помогал зарубежным коммунистам, видя в них своих естественных союзников. Особенно актуально это было для Турции, которая занимала стратегически важное положение на Ближнем Востоке.

Такая пассивная позиция СССР обуславливалась несколькими причинами — во-первых, значением Турции в расстановке сил НАТО на Ближнем Востоке. Роль Турции в сохранении блока СЕНТО для США была очень велика. Любое внешнее давление на турецкое правительство Вашингтон воспринимал крайне негативно. Социальная революция в Турции совершенно изменила бы расстановку сил в данном регионе, что влекло за собой очень серьёзное обострение отношений между СССР и США. Достаточно вспомнить Карибский кризис, который был вызван размещением в Турции американских ракет средней дальности «Юпитер». Победа турецкой революции грозила бы взрывом всей проамериканской коалиции ближневосточных стран, мощность которого была бы сильнее Карибского кризиса в десятки раз. Советское руководство осознавало это, и пыталось предотвратить резкое обострение своих отношений с США.

Второй немаловажной причиной, обуславливающей пассивную позицию Советского Союза в отношении левого движения Турции, было то, что турецкий социализм всегда рассматривался правящими классами Турции как «импортный товар» — как движение, инспирированное сугубо внешними силами для ослабления турецкого государства. Стоит признать, что данная точка зрения действительно находила немало сторонников в Турции. В определённой степени советское руководство опасалось своей помощью серьёзно навредить местным левым, подбросив повод для направленных против них националистических репрессий.

Третьей — по очерёдности, но не по важности,— причиной была общая деградация и обуржуазивание верхушки КПСС. Уже с 1960-х годов советское руководство крайне подозрительно относилось к любому революционному движению, которое пыталось взять власть с помощью вооружённой борьбы. Советский Союз тратил огромные деньги на финансирование европейских компартий, которые после «Пражской весны» взяли открытый курс на соглашательский еврокоммунизм, но при этом не дал ни одной копейки турецким революционерам. В действительно же корни еврокоммунизма, как идеологии признания исторического компромисса (по сути — капитуляции) между социализмом и капитализмом, находились в Москве, в Политбюро ЦК КПСС. Зарубежные компартии, верные просоветскому курсу, были вторыми посольствами СССР в зарубежных странах, находясь на службе внешнеполитических интересов советской бюрократии. При этом причина недовольства советского руководства европейскими компартиями лежала в сфере отношений между вассалом и сеньором. Европейская буржуазия требовала от компартий открыто отказаться от марксизма, революционной борьбы и вживаться в буржуазное общество. Советский Союз рассматривал компартии всего лишь как рычаг давления на западные страны в деле продвижения собственной внешней политики.

По этим причинам, КПСС в целом отрицательно отнеслась к всплеску левого движения в Турции в 1960-е годы, рассматривая его через призму европейского 1968 года. Вот почему когда в конце 1960-х годов студенческие ассоциации эволюционировали в боевые организации и начали партизанскую войну, советская печать заклеймила их как «левых экстремистов». В то время, когда турецкое правительство казнило и бросало революционеров за решётку, Советский Союз помогал турецкой экономике, строя металлургический завод в Искандеруне, алюминиевый завод в Сейдишехире, нефтеперерабатывающий завод в Измире и ряд других предприятий 1. Казалось бы, если Турция являлась членом НАТО и СЕНТО, а внутри страны проводились постоянные репрессии протии левых сил, зачем вкладывать в неё собственные ресурсы? Ответ прост: советское руководство стремилось максимально приблизить к себе Турцию в ситуации временного охлаждения американо-турецких отношений в связи с конфликтом на Кипре. Стоит ли говорить, что советские планы были прожектёрством, и помощь СССР буржуазному руководству Турции не сподвигла её к выходу из НАТО?

Левое движение бывшего СССР больно хронической немощью и слабостью с самого момента своего рождения. Отсутствие массового рабочего движения и живой, активно развивающейся марксистской мысли крайне негативно влияет на кругозор российских левых, сужая его до уровня разборок в своих малочисленных организациях. В такой плачевной ситуации нам не остаётся другого пути, как долго и упорно учиться — учиться у тех людей, чей опыт и знания были приобретены многолетней непрерывной борьбой против власти буржуазии, оплачены кровью и страданиями тысяч погибших активистов. Причём за таким опытом не обязательно нужно ехать в Латинскую Америку, его можно приобрести в близлежащей Турции, в которой традиции революционного сопротивления непрерывно развиваются с 1960-х годов. Прискорбно это признать, но на сегодняшний день, на русский язык не переведено ни одной статьи Махира Чаяна, Ибрагима Кайпаккая или других известных турецких революционеров, не говоря уже о специальных исследованиях на эту тему 2.

В 2014 году на английском языке был издан сборник статей Ибрагима Кайпаккая 3. Эта книга содержит актуальные работы, написанные Кайпаккая в ходе острой теоретической дискуссии с ревизионистскими течениями. Ниже будет представлен перевод письма Ибрагима, направленного своим товарищам — и этим переводом мы хотели бы положить начало знакомству русскоязычных читателей с творчеством виднейшего турецкого революционера.

Примечания:

  1. Поцхверия Б. М. Внешняя политика Турции. М. 1976 г. С. 53.
  2. Был фрагмент, впервые опубликованный на русском в 2010 году.— Маоизм.ру.
  3. Книгу можно скачать здесь.

Краткая биография и взгляды Ибрагима Кайпаккая

Кто опубликовал: | 15.01.2019

В 1948 году в семье крестьян-бедняков из села Каракая ила (области) Чорум родился мальчик, получивший имя Ибрахим (в русском языке это имя чаще произносится как Ибрагим). Турецкие крестьяне, как и во многих других странах не спешили регистрировать своих детей — именно поэтому официально годом рождения Ибрагима был записан 1949 год. Точная дата рождения неизвестна до сих пор. В течение шести лет он учился в школе-интернате для будущих учителей (в прошлом сельский институт Хасанойлан).

Сельские институты начали формироваться турецким правительством в начале 1940-х годов. Они представляли собой средние школы, в которых сельским детям давали разностороннее и хорошее образование. В эти школы постоянно приезжали известные музыканты, поэты и писатели Турции, проводя с детьми уроки музыки и литературы. Многие турецкие педагоги с энтузиазмом восприняли идею просвещения села, пытаясь культивировать среди своих учеников идеалы свободомыслия и прогресса. Совместное обучение мальчиков и девочек, политизация школ в сторону симпатий к социализму — всё это стало объектом острой критики со стороны традиционалистов. По замыслу отцов-основателей И. Тонгуча и X. Юджеля, сельские институты должны были выпустить значительное число педагогов, способных преобразовать лицо турецкой деревни. Это подрывало традиционную власть духовенства и местных помещиков. Их интересы выражала Демократическая партия, закрывшая все сельские институты как «рассадники коммунизма» после победы на выборах в 1950 году. Однако, несмотря на краткий срок существования, из стен сельских институтов вышла целая плеяда турецкой интеллигенции, составив в будущем цвет турецкой культуры.

Несмотря на формальное закрытие сельских институтов в 1950 году, Ибрагим видимо смог усвоить дух свободомыслия, витавший когда-то в стенах школы. За успехи в учёбе Ибрагима отправили в высшую школу учителей. После года обучения в подготовительном классе он поступает в Высшую техническую школу Стамбула, и в то же время, на факультет физики Стамбульского университета, где активно включается в революционное движение.

В марте 1968 году Ибрагим основывает отделение Федерации клубов идей, председателем которого и становится. Эта организация была студенческой ассоциацией, объединяющей молодых социалистов из разных университетов страны. Через несколько месяцев после организации филиала ФКИ в Стамбульском Университете, руководство университета отчисляет Кайпаккая за распространение листовок, выражающих протест против прибытия в Стамбул Шестого флота США. Но деятельность Кайпаккая не ограничивалась стенами университета — он вёл активную работу среди турецких крестьян во Фракии, помогая им отвоёвывать часть помещичьих земель. Исмаила (один из псевдонимов Ибрагима Кайпаккая) можно было увидеть на многих предприятиях Стамбула, на которых он просвещал и организовывал рабочих. В историю рабочего движения Турции навсегда вошли июньские дни 1970 году, когда рабочие Стамбула парализовали весь город, протестуя против принятия нового антирабочего закона. Турецкие левые назвали эту забастовку «великим сопротивлением». Именно пассивное поведение TİİKP 1 в дни июньской забастовки подтолкнули Ибрагима к критическому переосмыслению позиций партии и своего места в ней.

В 1960-е году самой крупной и известной левой организацией в стране была Рабочая партия Турции. После выборов 1965 года РПТ получила 15 мест в Верховном национальном собрании. В своих программных заявлениях лидер РПТ Айбар отстаивал необходимость осуществления социалистической революции — но исключительно мирным, парламентским путём. Федерация клубов идей была молодёжным крылом РПТ, и первоначально находилась под большим влиянием этой партии. Однако, со временем, к концу 1960-х годов, часть наиболее активной молодёжи уходит из РПТ, создав Федерацию революционной молодёжи (Dev-Genç). Основной причиной, которая привела к расколу в левом движении Турции, стало выделение двух политических концепций: реформистской (социал-демократической) в лице РПТ и концепции национально-демократической революции (Millî Demokratik Devrim) в лице Dev-Genç и Михри Белли.

Сторонников революции также можно упрощённо разделить на три ветви (на деле, их было больше):

  1. путчисты, надеявшиеся на военный переворот (М. Белли);
  2. просоветские активисты, вдохновлённые опытом СССР и латиноамериканской герильей (М. Чаян, Д. Гезмиш);
  3. маоисты (Д. Перинчек, И. Кайпаккая).

В нашей статье речь пойдёт о последнем направлении, которое первоначально было представлено журналом «Пролетарское революционное просвещение». Основными теоретическими постулатами «просветителей» стала резкая критика СССР за социал-империализм и призывы к началу народной партизанской войны по учебникам великого кормчего. Со временем в лагере маоистов возникли серьёзные разногласия — группа Перинчека на словах признавала вооружённую борьбу, но на деле больше занималась теорией и выпуском пропагандистской литературы, в то время как сторонники Кайпаккая настаивали на необходимости ведения активной подготовки к началу партизанской войны в сельской местности.

В ходе полемики с руководством TİİKP, Кайпаккая написал пять основных текстов:

  • «Национальный вопрос в Турции» (декабрь 1971 г.),
  • «Давайте правильно понимать доктрину председателя Мао о Красной власти» (январь 1972 г.),
  • «Критика проекта программы TİİKP» (январь 1972 г.),
  • «Ревизионистские тезисы „Зари“ (Şafak) относительно кемалистского движения, периода правления кемалистов в военные годы, послевоенное время и 27 мая (военный переворот 1960 г.)» (январь 1972 г.),
  • «Возникновение и развитие наших разногласий с ревизионизмом „Зари“ (Şafak): Общая критика ревизионизма TİİKP» (июнь 1972 г.).

Согласно точке зрения Кайпаккая, вооружённую борьбу необходимо начать на юго-востоке страны, где для герильи существуют очень благоприятные социальные и природные условия. В связи с этим Кайпаккая выдвинул на первый план два вопроса: аграрный и национальный. Он полагал, что революционеры должны бороться за радикальные аграрные преобразования, которые на корню уничтожат остатки феодализма в турецкой деревне. Также, по мнению Кайпаккая, важнейшей составной частью революционной стратегии должно стать решение национального вопроса. Курды имеют право на национальное самоопределение в виде создания отдельного государства. Только признав это, считал Кайпаккая, можно создать братский союз между курдским и турецким народами.

Особое место стоит уделить позиции Кайпаккая в отношении кемализма. Сложно переоценить влияние, которое оказал кемализм на левое движение Турции. Во многом это объяснялось той огромной ролью, которую сыграл Ататюрк в истории создания современного турецкого государства. Многие левые в 1960-е годы воспринимали современную борьбу за социализм как «Вторую войну за независимость». Основными носителями такой точки зрения стали журналы «Yön» и «Devrim». Кемализм был крайне противоречивым и эклектичным явлением, который выражал интересы очень разных социальных сил — от офицеров-националистов до зарождающейся турецкой буржуазии.

Турецкие левые стремились подчёркивать только позитивные моменты в деятельности Ататюрка, закрывая глаза на жестокие репрессии против курдов и коммунистов. Социалисты стремились возродить «подлинный кемализм», в отличие от «формального кемализма», который был на вооружении у НРП 2. Даже самые выдающиеся турецкие революционеры не смогли до конца избавиться от влияния кемалистской идеологии. Махир Чаян писал:

«Кемализм — это самая радикальная, самая левая часть мелкой буржуазии, стоящая на антиимпериалистической позиции, на базе национализма. Вот почему кемализм это левая [идеология], [выступающая] за национальное освобождение. На этапе авангардной войны, вместе с мелкобуржуазной интеллигенцией, другим союзником THKP-C могут быть только кемалисты» 3.

Кайпаккая уделил в своих теоретических работах большое внимание классовой сущности кемализма, проследив основные этапы его развития 4. Товарищ Ибрагим рассматривал кемализм в годы Войны за независимость (1919—1923 гг.) как политическое движение, возглавляемое блоком, состоящим из компрадорской торговой буржуазии, крупных чиновников, помещиков, военных высшего и среднего звена. В отличие от большинства турецких левых, Кайпаккая указывал на «момент перерождения» национальной революции ещё в годы «освободительной войны», а не в период, последующий после смерти Ататюрка. Ещё до заключения Лозанского мирного договора, Турция вела переговоры с Антантой за спиной Советского Союза, пытаясь использовать в свою пользу антисоветскую риторику.

Турецкая торговая буржуазия была тесными узами связана с империалистическим капиталом, но уничтожение национальной государственности подрывало её экономические позиции, что и подталкивало к участию в национально-освободительное войне. Классовые интересы буржуазии ограничивали это участие рамками борьбы за независимость от внешнего врага, но никак не касались вопросов политических свобод, социальной справедливости внутри самой Турции. Согласно точке зрения Кайпаккая, после завершения войны кемалисты установили жёсткую военную диктатуру, которая, прежде всего, была направлена против рабочих и крестьян.

Со временем кемализм трансформировался в фашистский режим 5. Можно оспаривать тезис о наличии турецкого фашизма в 1920-е г., ведь фашистские системы в Германии и Италии стали результатом развития западного монополистического капитализма. Справедливо ли в таком плане говорить о существовании фашистской системы в «полуколониальной», «полуфеодальной» (данные формулировки даны самим Ибрагимом) Турции? В любом случае важно понимать, что данную оценку наследия Ататюрка Кайпаккая резко противопоставил той политической идеологии, которая господствовала в Турции на протяжении последних 50 лет. Именно поэтому теоретические работы Кайпаккая на тему кемализма, несмотря на свои крайние выводы, стали событием в истории социалистической мысли Турции.

8 января 1972 года, в ходе конференции регионального комитета восточной Анатолии TİİKP, сторонники Кайпаккая приняли решение о начале в ближайшем будущем партизанской борьбы. Это не на шутку напугало высшее партийное начальство в лице Догу Перинчека и стало причиной для окончательно разрыва группы Кайпаккая с «просветителями». В апреле 1972 году сторонниками Кайпаккая была сформирована Коммунистическая партия Турции (марксистско-ленинская) (TKP/ML) и её военное крыло — Турецкая Рабоче-крестьянская Освободительная Армия (TIKKO). Безусловной заслугой Капаккая стало создание одной из первых боевых организаций коммунистов, которая готовилась в будущем взять власть. Многие турецкие левые в 1960-е годы продолжали верить в революционный потенциал армии, полагая, что именно она станет боевым тараном будущей революции. Такая ошибочная позиция предопределила пассивность в сфере организаторской работы: они полагали, что их главная задача — убедить армию начать радикальные социальные преобразования. Работа по созданию собственных вооружённых сил, проведённая Кайпаккая, означала радикальный разрыв с иллюзорными надеждами на авангардную роль «военной интеллигенции».

Стратегия TKP/ML выразилась в следующих одиннадцати тезисах:

  1. Деятельность в сельской местности (крестьянские регионы) имеет основное значение, в городах — вспомогательное.

  2. Вооружённая борьба является основой, другие методы борьбы — вторичны.

  3. Подпольная деятельность является основой, легальная деятельность — вторична.

  4. Пока противник остаётся сильнее нас по всей стране, основой является стратегическая оборона.

  5. В рамках стратегической обороны тактические атаки — первостепенны, тактическая оборона — второстепенна.

  6. На этом этапе, с точки зрения вооружённой борьбы, партизанская война является основной формой борьбы, другие — второстепенны.

  7. В городах (крупные города), в период стратегической обороны, накопление сил и ожидание благоприятной возможности является основой, организация восстаний — второстепенны.

  8. В перспективе организации партийная организация является основой, другие формы организации — вторичны.

  9. С точки зрения других форм организации, организации вооружённой борьбы являются основными.

  10. Опора на собственные силы — основа, опора на союзников — второстепенна.

  11. В настоящее время в нашей стране существуют условия для вооружённой борьбы. 6

В своих планах организации партизанской борьбы, Кайпаккая, в первую очередь, опирался на военно-политическую стратегию «народной войны» Мао Цзэдуна. В конце 1920-х годов Мао писал, что для существования и успешного развития партизанских районов необходимы пять условий:

  1. Красная власть может существовать только в полуколониальных странах, находящихся под косвенным господством империалистов. Важным дополнением к этому является раскол среди правящих классов, выливающийся в открытую вооружённую борьбу (после Второй Мировой войны Мао считал, что успешные революции возможны и в полностью колониальных странах).

  2. Существование районов, в которых ранее развивалось массовое народное движение.

  3. Развитие революции в национальном масштабе.

  4. Наличие достаточно сильной регулярной Красной Армии.

  5. Сильная коммунистическая партия с правильной политикой. 7

Кайпаккая соглашался в целом с вышеуказанным планом, но оспаривал ряд тезисов Мао Цзэдуна применительно к турецкой ситуации. Одним из ключевых лозунгов Кайпаккая следует считать слова: «Можно научиться сражаться лишь в ходе самого сражения». Это означает: да, у нас нет ни крепкой партии, ни Красной армии, но всё это должно возникнуть уже в ходе самой партизанской борьбы 8. Кайпаккая писал, что не нужно путать необходимые условия для создания партизанских районов и условия для начала партизанской борьбы. Для герильи в Турции сформировалась очень благоприятная ситуация, и нужно как можно скорее её начинать 9.

По мнению Кайпаккая, Турция являлась полуколониальной страной, её социально-экономическое развитие носит крайне неравномерный характер: современные крупные города на западе соседствуют с полуфеодальной деревней на юго-востоке страны. Поэтому на повестке дня у турецких революционеров стоит национально-демократическая революция, которая, прежде всего, включает в себя два вопроса: аграрный и национальный. Курдский юго-восток является самым слабым звеном общей цепи — именно с него, по мысли Кайпаккая, нужно начинать революцию. Он пишет:

«Существует две причины, почему революция в полуфеодальных и полуколониальных странах как наша развивается из сельской местности в направлении городов. Во-первых, факт, что демократическая революция в своей сущности революция аграрная, и, во-вторых, факт, что империализм, реакционеры и их лакеи полностью контролируют города и развитые регионы. Так как мы являемся полуколонией империализма, империалистический гнёт делает необходимым развитие революции путём создания баз в сельской местности и их развитие в направлении городов (демократическая и национальная революции слиты в одно целое)» 10.

Кайпаккая полагал, что без наличия острой революционной ситуации в масштабах всей Турции партизанский очаг, сформированный на юго-востоке, сможет выстоять и успешно развиваться. Он писал о Дерсимском восстании 1937 года:

«Крестьяне под руководством феодалов исключительно своими собственными силами контролировали регион в течение трёх лет. Если бы кланы не противостояли друг другу, если бы там было правильное руководство в лице коммунистической партии, Дерсимское восстание никогда бы не было подавлено» 11.

Турецкий революционер неслучайно упомянул область Дерсим, которая после жестокого подавления восстания в 1938 года была разделена на несколько илов, одним из которых стал Тунджели. Тунджели заселён курдами-алевитами, которые составляют здесь большинство местного населения. Дерсимские алевиты имеют лишь номинальную связь с исламом — по сути, это уникальная этно-конфессиональная община, сформировавшаяся на стыке разных религий — ислама, христианства, зороастризма. В системе ценностей алевитов центральное место занимает труд и знание. Поэтому неслучайно ил Тунджели всегда лидировал по количеству школ и студентов среди всей Турции. Местное население, привыкшее к постоянным репрессиям, традиционно симпатизировало социалистическим идеям.

Именно здесь в начале 1973 года Ибрагим Кайпаккая с товарищами попытался создать партизанскую базу. 24 января того же года Кайпаккая попал в засаду возле села Вартиник и был тяжело ранен, его товарищ Али Хейдар Йылдыз погиб. В дальнейшем судьба Ибрагима сложилась крайне трагично. После ранения он скрылся в ближайшей деревне, где его приютил местный учитель. Он оказался доносчиком, и, закрыв Кайпаккая в доме, тут же побежал в полицию. После ареста начались последние четыре героических месяца жизни Ибрагима. В течение этого времени турецкого революционера изуверски пытали, требуя выдать его товарищей. Чтобы хорошо представлять, что из себя представляют застенки печально известной тюрьмы Диярбакыра, нужно описать те пытки, которым подвергался Ибрагим. Под дулом винтовки босиком его выгоняли зимой на улицу, чтобы он совершал многокилометровые «прогулки». В ходе них Кайпаккая отморозил пальцы обеих ног, почти все их пришлось ампутировать. Мучения Ибрагима закончились 18 мая, когда тюремщики, не добившись от него никакой информации, решили убить его. После многомесячных поисков своего сына, родители Кайпаккая получили его искромсанное и обезглавленное тело 12. Официальной причиной смерти было названо самоубийство.

Статья осталась бы незавершённой, если бы мы не попытались проанализировать те ошибки, которые привели Ибрагима Кайпаккая и его соратников к гибели. Важно понимать, что мы говорим об этих ошибках в силу объективной необходимости, сохраняя глубокое уважение к подвигу турецкого революционера. Как уже говорилось, к концу 1960-х годов от РПТ откололась значительная часть молодых активистов, недовольных реформистским курсом этой партии. В течение ряда лет они создавали подпольные организации, которые начали в начале 1970-х годов вооружённую борьбу против турецких властей. Кайпаккая создавал свою партию около двух лет. Очевидно, что это слишком короткий срок для создания сильной боевой организации, готовой к вооружённой борьбе с государством. Важно понимать, что буржуазная армия — это машина, в которой тянут лямку тысячи исполнителей-обывателей, движимые обычным конформизмом. Победить такую организацию может только другая машина, превзойдя первую по уровню структуры и принципам своей деятельности. Кайпаккая ошибался, когда полагал, что крепкая партия и её боевое крыло сформируется уже в ходе самой борьбы. Силы борющихся сторон были слишком неравны для этого. Эта ошибка, свойственная не только Кайпаккая, но и другим турецким революционерам. Они сильно переоценивали субъективный фактор в деле создания и развития революционной ситуации. Это стало ответной реакцией на реформизм РПТ, против которого резко выступали лидеры революционного движения Турции.

Также стоит отметить чисто тактическую ошибку Ибрагима. Центром своей деятельности он выбрал ил Тунджели, который, несмотря на благоприятный рельеф и поддержку населения, не подходил для роли партизанской базы. Этот ил находился в центральной части юго-восточного региона страны и был окружён сетью дорог и коммуникаций. В случае начала вооружённого сопротивления этот район достаточно легко полностью блокировался турецкой армией. Когда в 1990-х годах РПК попыталась открыть партизанский фронт в Тунджели, ил был полностью блокирован, и турецкая армия провела в нём настоящую зачистку.

Но говорит ли это о том, что борьба Кайпаккая и других турецких революционеров была бесполезной и напрасной? Конечно же, нет. Как без народников не было бы большевиков, так без турецкого поколения 1968 года не было бы РПК. Абдулла Оджалан не раз подчёркивал, что он сделал для себя очень важные выводы из поражения в Кызылдыри. Для курдского лидера стало ясно, что партизанская организация не создаётся в течение нескольких лет. Группа Оджалана готовилась к вооружённой борьбе в течение 11 лет, в ходе которых закладывались основы будущей партизанской армии. В этом деле курдские революционеры опирались на опыт Кайпаккая, который справедливо полагал, что ахиллесовой пятой турецкого государства является курдский юго-восток. Оджалан учёл тактическую ошибку Капаккаи, создав надёжную партизанскую базу за пределами Турции, в Сирии, а потом и в северном Ираке. Начиная вооружённую борьбу в 1984 году, РПК прежде всего ударила по приграничным илам Хаккяри и Сирт. С этой территории легко можно было уходить в Ирак или Сирию, что исключало возможность окружения турецкой армией.

Жизнь Ибрагима Кайпаккая является примером преданности идеалам революционной борьбы. За свои 24 года он успел сделать столько, сколько многие не успевают сделать за свою жизнь, и лучшим завершением этой статьи может быть стихотворение самого Ибрагима, которое он посвятил поколению 1968 года.

Примечания:

  1. Революционная рабоче-крестьянская партия Турции (TİİKP) — маоистская партия, возникшая в 1969 г. на базе журнала «Пролетарское революционное просвещение».
  2. Özgür Mutlu Ulus. The Army and the Radical Left in Turkey: Military Coups, Socialist Revolution and Kemalism. Front Cover. I.B. Tauris, 2011. P. 235.
  3. His Name is our Pride, his Party is our Honor, his Doctrine is our Guide.
  4. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 91–94.
  5. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 92.
  6. His Name is our Pride, his Party is our Honor, his Doctrine is our Guide.
  7. Мао Цзэдун. Почему в Китае может существовать Красная власть?
  8. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 55.
  9. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 56–57.
  10. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 64–65.
  11. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 61–62.
  12. Who is Ibrahim Kaypakkaya?

Коммунизм и «кумунизьм» в произведениях В. А. Подгузова

Кто опубликовал: | 14.01.2019

Ценность любого обществоведческого произведения можно оценить по двум параметрам:

  1. открытие нового, вклад в сокровищницу марксистской, подлинно научной мысли и
  2. пропагандистская эффективность.
    1. Лучшие образцы творческого поиска учёных-коммунистов совмещают в себе элементы открытия нового и пропаганды этого нового. Попробуем по этим критериям оценить некоторые известные произведения к. э. н. В. А. Подгузова.

      Назрел ли вопрос?

      «Назревший вопрос пролетарского движения в России. О соотношении теории и практики» — озаглавлена одна из последних работ т. Подгузова. «Сложную проблему легче всего обойти, поставив её в заголовок — там она никому не помешает»,— гласит известный афоризм. Так и здесь — на всех 35 страницах текста рядовой пролетарий не найдёт ответа: почему же соотношение теории и практики является актуальным вопросом его движения.

      Из вступления этот среднестатистический пролетарий может узнать, что в некой партии РКРП (аббревиатура не расшифровывается) вышел спор, в основании которого лежало различное понимание соотношения теории и практики, при этом одна из групп — анархо-примитивисты — высказывала неправильную, по мнению автора, точку зрения. Почему же тогда брошюра называется «Назревший вопрос пролетарского движения», а не «Назревший для анархо-примитивистов вопрос»?

      Из предисловия российский пролетарий узнает, что «потребность в теории марксизма, угасшая в ожиревшей совести многих бывших советских интеллигентов, просыпается в российском пролетариате» 1. Прочитав до этого места, пролетарий, очевидно, отложит брошюру не ощутив в себе как представителе российского пролетариата пробуждения потребности в теории марксизма. Тут, видимо, и закончится пропагандистская полезность брошюры. Можно посоветовать т. Подгузову изменить первую часть названия на что-нибудь вроде: «внутрипартийная дискуссия», потому что для российского пролетариата, к сожалению, актуальными являются менее философские вопросы.

      Перейдём к теоретическим посылкам брошюры.

      Про Мальтуса и силу примера

      Далее т. Подгузов пишет об объективных законах, и в качестве примера того, что объективный закон может открыть не только марксист, приводит «закон» народонаселения Мальтуса «согласно которому при капитализме эпохи свободной конкуренции производство материальных благ растёт медленнее, чем численность населения» 2. Это утверждение не соответствует действительности.

      Во-первых, Мальтус ничего не открыл. Он просто списал своё Essay on population у других авторов. Вот что пишет по этому поводу Маркс:

      «Если читатель вспомнит о Мальтусе, Essay on Population которого появился в 1798 г., то я напомню, что эта работа в своей первоначальной форме есть не что иное, как ученически-поверхностный и поповски-напыщенный плагиат из Дефо, сэра Джемса Стюарта, Таунсенда, Франклипа, Уоллеса и т. д. и не содержит ни одного самостоятельно придуманного положения. Большой шум, вызванный этим памфлетом, объясняется исключительно партийными интересами. Французская революция нашла в Британском королевстве страстных защитников: „принцип населения“, медленно вырабатывающийся в ⅩⅧ веке, потом с трубными звуками и барабанным боем возвещённый среди великого социального кризиса как несравненное противоядие против теории Кондорсе и других, был с ликованием встречен английской олигархией, которая увидела в нем великого искоренителя всех стремлений к дальнейшему человеческому развитию. Мальтус, до крайности изумлённый своим успехом, принялся тогда за то, чтобы заполнить старую схему поверхностно компилированным материалом и присоединить к нему новый, который был, однако, не открыт, а просто присвоен Мальтусом» 3.

      Во-вторых, «закон» Мальтуса состоит в том, что народонаселение согласно биологическому закону растёт в геометрической прогрессии, а рост средств существования происходит лишь в арифметической прогрессии. Маркс же спорил с Мальтусом доказывая, что никакого биологического закона роста населения нет, а перенаселение (причём не абсолютное, как писал Мальтус, а относительное) возникает вследствие того, что законы капиталистического производства делают часть рабочего класса «избыточной».

      В-третьих, даже в условиях домонополистического капитализма можно производить достаточно средств существования, чтобы не возникало перенаселения. Т. е. перенаселение связано не с превышением спроса на средства существования над пределами возможностей их производства, а с отсутствием платёжеспособного спроса у части населения. Слово Энгельсу:

      «Но почему же производится слишком мало? Совсем не потому, что якобы достигнут предел производства,— даже на сегодняшний день и при современных средствах. Вовсе нет, а потому, что этот предел производства определяется не количеством голодных желудков, а количеством покупающих, платёжеспособных кошельков… Когда же при внезапном промышленном подъёме, как это то и дело случается, становится возможным применить их (рабочих с голодными желудками — В. Ш.) труд с прибылью, то они получают деньги, чтобы покупать, и в таком случае средства существования всегда находятся» 4.

      Если Валерий Алексеевич сам ещё не разобрался в «законе» Мальтуса, хотя ему как экономисту положено было это сделать, то незачем было и такой пример приводить.

      Такие ошибки могут показаться мелочью, но в деле просвещения пролетариата они могут сильно напортить. Если мы действительно хотим сделать партию научным авторитетом в пролетарской среде, то нельзя допускать подобных досадных ошибок.

      Практика и антипрактика

      Как т. Подгузов определяет практику?

      «Практика есть действие, создающее предпосылки для прогресса, т. е. нового, ещё более продуктивного действия. Практика — это действие, подтверждающее конкретную истину» 5.

      Последнее утверждение позволяет счесть, что т. Подгузов называет практикой любое действие, т. к. любое действие подтверждает какую-нибудь истину, если она истина. Первое — только действие, создающее предпосылки к прогрессу (при этом непонятно, считает ли Подгузов, что любое действие создаёт предпосылки для прогресса или нет). Таким образом из вышеприведённой фразы трудно уяснить, что же такое практика.

      Советский энциклопедический словарь определяет практику как «материальную, целеполагающую деятельность людей; освоение и преобразование окружающей действительности». Это определение называет практикой деятельность вне зависимости от её результатов. Единственное условие: деятельность должна быть целенаправленной, сознательной.

      «Для спекулятивного мышления анархо-примитивиста практикой является всё, что происходит вообще, независимо от последствий» 6 — пишет ниже Подгузов. Т. е. практикой он всё-таки признаёт только прогрессивные действия. В соответствии с этой концепцией вводится понятие «антипрактика» для обозначения действий, препятствующих историческому прогрессу. Введение такой новой терминологии в принципе допустимо, но необходимо только в том случае, если старая не годится. На наш взгляд, необходимости введения понятия «антипрактика» нет, как нет смысла в изменении значения понятия «практика» с целеполагающей деятельности на деятельность, приносящую положительные результаты. Последовательная смена понятий по методике т. Подгузова привела бы к путанице: например, вместо понятного всем термина «насилие» пришлось бы вводить два — «насилие» и «антинасилие» и т. д.

      Т. Подгузов вообще очень любит придумывать понятиям новые определения, выделять новые главные качества определяемых явлений. Действуя так, открыть новые объективные законы сложно, а вот внести путаницу в понимание старых легко.

      Ленин писал, что марксистом может называться лишь тот, кто признаёт учение о классовой борьбе и доводит это признание до необходимости диктатуры пролетариата 7. Устарело ли это определение? На мой взгляд нет. Но т. Подгузов выделяет новое главное качество марксиста — «предрасположенность к победам».

      «„Визитной карточкой“ марксиста, в конечном итоге, является именно победа. Поражение лишь подчёркивает отсутствие в побеждённом марксиста» 8.

      Всю фразу может оправдать уточнение «в конечном итоге», но оно не научно, поскольку если мы возьмём отрезок времени определённой протяжённости, то на нем марксист может и проиграть, как случилось, например, с Э. Тельманом или В. Молотовым (которые проиграли соответственно немарксистам Гитлеру и Хрущёву). Приведённое выше положение Подгузова может быть верным только если исходить из того, что «коммунизм всё равно победит». Но и в этом случае оно уязвимо: например, Земля может погибнуть ещё при капитализме в результате ядерной войны, экологического катаклизма и т. п.

      Такие новые определения ничего не разъясняют, а только вносят путаницу. Такую путаницу внёс в своё время Троцкий в субъективное понимание объективных законов движения к коммунизму целым Ⅳ Интернационалом, обозвав коммунизм социализмом, а социализм — переходным режимом от капитализма к социализму. Придумал он и новое определение социализму (выделил в нём «новые» главные качества, т. е. занялся пересмотром взглядов Маркса, Ленина; пересмотр по латыни — ревизия, а сам такой подход называется ревизионизмом), социализм по Троцкому — «есть строй планового производства во имя наилучшего удовлетворения человеческих потребностей».

      В газете РКРП «Баррикада» № 4 в статье Л. Медведева «Куда ведёт логика Троцкого?» взгляды Троцкого на социализм сравниваются со взглядами Маркса и Ленина; на основании такого сравнения автор приходит к выводу, что взгляды Троцкого не являются марксистскими.

      Как бы то ни было, прежде чем вводить новые определения, нужно сначала доказать негодность старых, а Подгузов этого не делает.

      Соотношение субъективной и объективной составляющей исторического процесса или почему рабы не построили коммунизм

      Следствием переоценки субъективного момента исторического процесса т. Подгузовым является некоторый волюнтаризм, порой проглядывающий в его произведениях.

      Благодаря «отстранённости от науки, социальные революции прошлых эпох приводили народные массы, т. е. движущие силы всякой революции, к трагическим „победам“: к классическому, феодальному и, наконец, к наёмному… рабству» 9.

      Здесь утверждается поразительная для марксиста вещь,— что общественно-экономические формации сменяются в определённой последовательности не в силу объективных законов, а в силу того, что народные массы поступали не в соответствии с наукой.

      Если Маркс писал, что феодализм может смениться только капитализмом, а капитализм только коммунизмом, что «новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созревают материальные условия их существования в лоне самого старого общества» 10, то Подгузов говорит, что тип возникающих в ходе социальной революции новых производственных отношений зависит от воли и сознания масс. Далее Подгузов развивает свою мысль:

      «За пределами основного вопроса философии вывод о первичности материи и вторичности сознания не работает и приводит к вульгарному материализму…

      …Даже римлянину, чтобы заставить северного европейца стать своим рабом, т. е. вступить с ним в объективные производственные отношения, когда все объективные предпосылки к рабовладению (в виде средств производства) уже созрели, необходимо было не только субъективно принять решение, но и обязать сенат принять закон, подготовить легионы для охоты на северных европейцев, т. е. поставить политику впереди экономики» 11.

      Демократы-антимарксисты часто используют такие же доказательства для «опровержения» исторического материализма. Здесь имеет место неправильное понимание детерминизма.

      Дело в том, что римлянин в тот момент, когда он решил поработить германца, уже находится в исторически определённой системе производственных отношений, он уже рабовладелец. Глупо думать, что рабство было введено указом сената или каким-либо другим волевым решением. Рабовладельческие производственные отношения стали господствующими после столетий борьбы с родоплеменным строем, постепенно вытесняя родоплеменные отношения из общественной жизни. Переход от бесклассового общества к классовому — один из самых долгих периодов в истории человечества.

      Когда Рим начал воевать в Северной Европе — Галлии, Германии, Британии,— рабовладение уже давно стало господствующей формой производственных отношений. Именно на базе этих отношений появляются сенат, легионы, законы и другие элементы надстройки рабовладельческого общества. Именно общественное бытие римлянина как рабовладельца заставляет его снаряжать легионы, даже если субъективно он этого не понимает. Политика здесь вовсе не ставится «впереди» экономики, как раз наоборот, объективная экономическая необходимость в новых рабах заставляет принимать законы и т. д., т. е. совершать действия в области политической надстройки общества.

      В истории действительно бывают случаи, когда политика ставится впереди экономики (только эта политика также исходит не из субъективной, ни от чего не зависящей воли, а из реальных предпосылок), но это скорее исключение, чем правило.

      Что же вносит путаницу? Дело в том, что любое изменение в области базиса (экономики) непременно тем или иным образом отражается в области политической надстройки, и человеку, не освоившему диалектико-материалистического подхода к истории, сложно бывает понять как это поступки и деяния греков, римлян, конкистадоров, демократов, фашистов, коммунистов могут быть продиктованы не их субъективной волей, «великими идеями» и т. д., а прежде всего общественным бытием. Заслуга исторического материализма в том и состоит, что он под политической оболочкой видит основу всех общественных изменений — базис.

      Общество — сложная система, и изменения одного из элементов вызовет изменение остальных, обратное влияние надстройки на базис нельзя недооценивать, но это именно обратное влияние.

      Вывод о первичности бытия нельзя ограничивать пределами основного вопроса философии, необходимо распространять этот вывод (естественно, не механически, а диалектически) на все области знания, в т. ч. и на обществоведение, иначе основной вопрос был бы чисто схоластическим.

      О некоторых методологических проблемах или откуда берётся оппортунизм

      Что такое оппортунизм? Почему человек становится оппортунистом? Эти вопросы поднимает т. Подгузов в своей статье «О некоторых методологических проблемах анализа природы оппортунизма» 12.

      «Какие же качества человека делают его предрасположенным к оппортунизму?» — задаёт вопрос т. Подгузов. И отвечает:

      «Первое и естественное, природное свойство человека, делающее его оппортунистом, есть всеобщее свойство живых существ приспосабливаться к господствующим условиям среды во имя самосохранения… Второе свойство… общественное…— это невежество» 13.

      Зададим методологический вопрос: имеют ли силу законы природы, такие как борьба за выживание и естественный отбор, применительно к человеческому обществу?

      Как известно, «естественный отбор — это процесс выживания и воспроизведения организмов наиболее приспособленных к условиям среды, и гибели в ходе эволюции неприспособленных. Е. о.— следствие борьбы за существование…» 14. Если мы признаем действие закона природы «приспособления к условиям среды» в обществе, то мы должны или признать борьбу за существование в обществе, действие естественного отбора и концепцию социал-дарвинизма со всеми вытекающими следствиями, или признать видовое (в биологическом смысле) отличие рабочего и капиталиста.

      Социал-дарвинист считает, что индивид принадлежит к господствующему классу, потому что он более приспособлен к условиям среды (более умён, талантлив и т. д.), а пролетарий — своего рода унтерменш, проигравший в борьбе за существование. Марксист же говорит, что классовая борьба в обществе имеет совершенно другое содержание и сущность, нежели борьба за существование в природе. Детальнее останавливаться на этом вопросе нет желания и возможности 15.

      Что же всё-таки такое оппортунизм? «По своей родовой принадлежности это разновидность атавизма…» 16 — подводит итог т. Подгузов.

      Под атавизмом наука понимает появление у организмов признаков, свойственных их далёким предкам. Тут уж совсем путаница! У обезьян нет общественной организации, а оппортунизм — явление общественное, значит обезьяна оппортунистом быть не может. С другой стороны, оппортунизм — это атавизм, значит он есть свойство предка человека, т. е. человекообразной обезьяны. В таких определениях легко запутаться.

      Здесь, на мой взгляд, проявилась основная ошибка позитивистов, которые механистически переносили открытые естественными науками законы на общество, где действуют совершенно иные законы. Их исследованием занимается марксизм.

      Что касается невежества, то оно, несомненно, может являться свойством, делающим человека предрасположенным к оппортунизму, но не более. Во-первых, это лишь одно из субъективных свойств такого рода, а во-вторых, его нельзя рассматривать в отрыве от классовой борьбы и её проявлений: проникновения буржуазной идеологии в пролетарскую среду, существования рабочей аристократии, подкупа партийных вождей и т. д. То есть нельзя субъективный фактор брать в отрыве от объективного.

      Можно ли «перепрыгнуть» рабство, и оппортунистичен ли пролетарий по своей классовой природе?

      «Рабство, наиболее откровенная историческая форма оппортунизма… Рабство не состоялось бы, если бы люди, даже под угрозой смерти, отказывались работать на господина» 17.

      Сначала давайте классифицируем оппортунизм и рабство по родовому признаку. На мой взгляд, оппортунизм есть идейное течение и политическая практика. Рабство же, по родовому признаку,— тип производственных отношений. Неграмотно со стороны марксиста сваливать в кучу базисные и надстроечные явления, а тем более объявлять одни разновидностью других.

      Могло ли «не состояться» рабство? Марксизм говорит, что общество должно было пройти стадию рабовладения, эта стадия неизбежна, так же как неизбежен и капитализм. Развитие производительных сил в рамках рабовладельческих производственных отношений было исторически необходимо, иначе не мог бы появиться ни феодализм, ни капитализм, ни коммунизм.

      «Оппортунизм пролетариев заключается в том, что они не прикованы ни к тачкам, ни к вёслам галер. Они добровольно, а порой с радостью, тысячами напрашиваются на работу к своему поработителю» 18.

      Из этой цитаты следует, что пролетарий оппортунистичен в силу своего классового положения: личной свободы и наёмного характера труда. Так ли это?

      Во-первых, сомнительна «добровольность» наёмного труда. Энгельс в примечании к «Манифесту» писал, что пролетариат — это «класс современных наёмных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу» 19.

      Во-вторых, марксизм из объективного классового положения пролетариата выводит его роль как революционного класса, а не оппортунистичность. В этом аспекте Сталин пишет об источниках пролетарского и партийного оппортунизма:

      «Я думаю, что источники противоречий внутри пролетарских партий кроются в двух обстоятельствах.

      Что это за обстоятельства?

      Это, во-первых, давление буржуазии и буржуазной идеологии на пролетариат и его партию в обстановке борьбы классов,— давление, которому нередко поддаются наименее устойчивые слои пролетариата, а значит — и наименее устойчивые слои пролетарской партии. Нельзя считать, что пролетариат является совершенно изолированным от общества, стоящим вне общества. Пролетариат является частью общества, связанной с его разнообразными слоями многочисленными нитями. Но партия есть часть пролетариата. Поэтому и партия не может быть свободной от связей и влияния разнообразных слоёв буржуазного общества. Давление буржуазии и её идеологии на пролетариат и его партию выражается в том, что буржуазные идеи, нравы, обычаи, настроения нередко проникают в пролетариат и его партию через известные слои пролетариата, так или иначе связанные с буржуазным обществом.

      Это, во-вторых, разнородность рабочего класса, наличие разных слоёв внутри рабочего класса. Я думаю, что пролетариат, как класс, можно было бы разделить на три слоя.

      Один слой — это основная масса пролетариата, его ядро, его постоянная часть, это та масса „чистокровных“ пролетариев, которая давно уже порвала связи с классом капиталистов. Этот слой пролетариата является наиболее надёжной опорой марксизма.

      Второй слой — это недавние выходцы из непролетарских классов, из крестьянства, из мещанских рядов, из интеллигенции. Это выходцы из других классов, недавно только влившиеся в состав пролетариата и внёсшие в рабочий класс свои навыки, свои привычки, свои колебания, свои шатания. Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для всяких анархистских, полуанархистских и „ультралевых“ группировок.

      Наконец, третий слой — это рабочая аристократия, верхушка рабочего класса, наиболее обеспеченная часть пролетариата с её стремлением к компромиссам с буржуазией… с её настроением „выйти в люди“. Этот слой представляет наиболее благоприятную почву для откровенных реформистов и оппортунистов.

      Несмотря на внешнюю разницу, эти последние два слоя рабочего класса представляют более или менее общую среду, питающую оппортунизм вообще, оппортунизм открытый, поскольку берут верх настроения рабочей аристократии, и оппортунизм, прикрытый „левой“ фразой, поскольку берут верх настроения не вполне порвавших ещё с мелкобуржуазной средой полумещанских слоёв рабочего класса…

      Естественно, что при каждом повороте в развитии классовой борьбы, при каждом обострении борьбы и усилении трудностей разница во взглядах, в навыках и в настроениях различных слоёв пролетариата должна неминуемо сказаться в виде известных разногласий в партии, а давление буржуазии и её идеологии неминуемо должно обострить эти разногласия, дав им выход в виде борьбы внутри пролетарской партии» 20.

      Извините за длинную цитату, но на мой взгляд, этот фрагмент как раз является образцом правильного подхода к исследованию природы оппортунизма. Т. Подгузов делает здесь шаг назад по сравнению со Сталиным и марксизмом вообще.

      Сталин выделяет проникновение буржуазной идеологии, связь пролетариата с другими классами и расслоённость пролетариата, предполагающую наличие неустойчивых слоёв и обуржуазивающихся слоёв. Подгузов же акцентирует внимание на «всеобщем свойстве живых существ приспосабливаться к господствующим условиям среды» и невежестве 21.

      Объективности ради приведу правильную и глубокую мысль из работы Подгузова об оппортунизме:

      «Диалектика победы и поражения в борьбе против оппортунизма такова: нельзя победить оппортунизм, не одержав победы над буржуазией, и в тоже время, невозможно одержать победу над буржуазией, не одержав победы над оппортунизмом. Причём победа над оппортунизмом является, по отношению к победе над буржуазией, необходимым условием… Достаточным условием искоренения оппортунизма навсегда является победа над самой буржуазией» 22.

      Она, по-моему, весьма убедительно опровергает подгузовский же постулат о «всеобщем свойстве приспосабливаться», приводимый абзацем ранее.

      Аспекты философии

      Попробуйте отгадать загадку: какое «слово принято для обозначения всех частностей, сразу безусловно наличествующих в рамках всех своих внутренних и внешних связей, независимо от того, знает об этом кто-нибудь или нет» 23.

      Это «бытие». Вообще-то, краткие определения даются для того, чтобы человек, не знающий определяемого термина, мог понять его значение. При этом стараются выделить именно сущностные моменты, а второстепенные опустить.

      «В рамках всех своих внутренних и внешних связей» — ровно ничего не добавляет к определению, в данном случае всё равно, рассматривать ли бытие в рамках или вне рамок этих связей, т. к. уже сказано, что в понятие «бытие» мы включили все частности. Единственное, что добавляет ссылка на связи,— это связь бытия и сознания (сознание — единственное, что не входит в «безусловно наличествующие» частности), но, на мой взгляд, такую связь следовало обозначить более чётко.

      Уточнение — «независимо от того, знает об этом кто-нибудь или нет» отсекает только субъективно идеалистическую трактовку бытия, но не объективно идеалистическую.

      Сравните определение Подгузова, например, с таким: «Философское понятие, обозначающее существующий независимо от сознания объективный мир, материя» 24. Не правда ли, более понятно? И более точно: чётко указывается связь бытия и сознания.

      Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» писал, что бытие (материя) и сознание — предельно широкие философские категории и определить их через родовое понятие нельзя, поэтому он определял их друг через друга с указанием, что первично, а что вторично. Например: «Материя есть то, что, действуя на наши органы чувств, производит ощущение; материя есть объективная реальность данная нам в ощущении… Материя, природа, бытие, физическое есть первичное, а дух, сознание, ощущение, психическое — вторичное» 25. Материя — «объективная реальность, существующая вне и независимо от человеческого сознания и отражаемая им» 26.

      Как видно, для Ленина бытие и материя понятия тождественные, а Подгузов включает в категорию «бытие» материю, пространство и время:

      «„Святая“ троица: пространство, время и материя обозначается словом бытие» 27.

      В связи с таким истолкованием категории «бытие» Подгузов даёт отдельное определение материи:

      «Материя — категория, принятая для обозначения объективной реальности в виде бесконечного множества конечного, движущегося в пространстве и во времени, способного из бесконечного множества своих элементов образовывать бесконечное же множество их сочетаний и группировок, которые, в свою очередь, порождают бесконечное множество разнородных объектов макро и микромира, данных нам в ощущении» 28.

      Очень «интересно» трактует Подгузов категорию «время»:

      «Время — философская категория, принятая для обозначения объективной реальности в виде абсолютно чистого движения, независящего от нашего сознания, более чистого, чем движение идеальной точки в кинематике» 29.

      Тут Подгузов явно расходится с Энгельсом, который подчёркивал, что «движение немыслимо без материи».

      Таким образом у Подгузова «бытие» состоит из трёх элементов: материи, времени и пространства; а у Энгельса:

      «Основные формы всякого бытия суть пространство и время» 30.

      Пространство и время по Подгузову — это абсолютный покой от «+» до «−» бесконечности и абсолютное, равномерное движение. Здесь он стоит на точке зрения ньютоновской физики, «отделываясь» от теории относительности фразами вроде:

      «Если вы будете нестись в пространстве со скоростью, в миллионы раз превышающей скорость света, вы будете убеждаться лишь в том, что в каждую секунду вы преодолеваете расстояние в миллион раз большее, чем если бы двигались со скоростью света. И ничего более» 31.

      Вряд ли подобное «доказательство» красит научный труд и способно убедить читателя в том, что курс физики за 11-й класс, который включает в себя изложение теории относительности, есть полная чушь (даже если теория относительности и вправду чушь), во всяком случае мне уже приходилось слышать соответствующие упрёки людей, прочитавших статью в «Советском Союзе». Бездоказательное отрицание теории Эйнштейна научного авторитета автору не добавило.

      Подведём итог. Творчество В. А. Подгузова носит широкоохватный, многотемный характер. Как автор-обществовед он пытается стать «мастером на все руки», своего рода энциклопедистом, стремится представить новые истолкования старых научных проблем и найти оригинальные подходы в популяризации, «разжёвывании» сложных теоретических вопросов. Всё это заслуживало бы наивысшей оценки, но, увы… Многотемье порой оборачивается слабой проработкой отдельных существенных научных положений, поверхностные суждения иногда подменяют кропотливый исследовательский поиск. «Новое толкование» подчас предстаёт оригинальничанием, вызывающем лишь недоумение. Подобные огрехи неизбежно «цепляют глаз» и снижают пропагандистский эффект публикаций.

      Думаю, Валерий Алексеевич без обиды отнесётся к высказанным замечаниям и учтёт их в дальнейшем своём творчестве.

      Примечания:

      1. Указ. соч., с. 3.
      2. Там же.
      3. Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч.— т. 23.— с. 630.
      4. Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч.— т. 31.— с. 394.
      5. Указ. соч., с. ?.
      6. Там же.
      7. См., напр., «Государство и революция».
      8. Указ. соч., с. 2.
      9. Указ. соч., с. 22.
      10. Маркс К. и Энгельс Ф.— т. 13.— с. 7.
      11. Указ. соч., с. 31.
      12. Советский Союз.— 1997.— № 2.— с. 49—54.
      13. Там же, с. 49.
      14. Советский энциклопедический словарь.
      15. Могу сослаться на советские учебники по биологии — там даётся критика социал-дарвинизма.
      16. Там же, с. 50.
      17. Там же, с. 51.
      18. Там же.
      19. Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч.— т. 4.— с. 424.
      20. Сталин И. В. Соч.— т. 9.— с. 9—11.
      21. Указ. соч., с. 49.
      22. Там же, с. 50.
      23. Подгузов В. А. Методологические аспекты теории развития // Советский Союз.— 1998.— № 1 (4).— с. 32—33.
      24. Философский словарь
      25. Цит. по «Краткому курсу истории ВКП(б)», с. 107.
      26. Ленин В. И. Полн. собр. соч.—т. 18.— с. 131.
      27. Указ. соч., с. 37.
      28. Там же, с. 36.
      29. Там же, с. 34.
      30. Цит. по Ленин В. И., «Материализм и эмпириокритицизм» // Полн. собр. соч.— т. 18.— с. 172.
      31. Указ. соч., с. 35.

Письмо к руководящим товарищам в сельской местности

Кто опубликовал: | 13.01.2019

Товарищи! Многие наши кадры желают работать в деревне. Все они обладают одной общей чертой: они отсталые и неопытные, но в то же время сильно воодушевлены. Мы должны смело мобилизовать этих товарищей в сельской местности. В то же время мы должны предложить им правильное руководство и обучать их. Число наших товарищей, хорошо политически подкованных и относительно опытных строго ограниченно. Это одна из тех проблем, которые возникли, когда мы отправили отсталых и неопытных товарищей в деревню. Таким образом, как небольшое число подкованных и хотя бы частично опытных товарищей будут руководить и обучать большое количество отсталых и неопытных товарищей?

С одной стороны, форма и содержание нашей деятельности в сельской местности быстро изменились в связи с нашим разрывом с ревизионизмом «Зари». Формы вооружённой борьбы, вооружённой пропаганды и агитации заняли место «мирной» пропаганды и агитации. Отношение правящих классов к революционной деятельности повсюду, и в сельской местности в частности, также значительно изменилось. Правящие классы начали жестокие атаки для того, чтобы предотвратить революционную деятельность в сельской местности и уничтожить существующую активность. Получив мельчайшие отрывки информации, они мобилизуют большие силы из сотен и тысяч солдат, отправляя их вслед за одним человеком или горсткой людей. По этой причине больше невозможно, особенно в деревне, вести «мирную» пропаганду и агитацию. Поэтому мы должны вооружить наши кадры для отправки их в сельскую местность, приведя их в состояние, в котором они смогут с оружием в руках ответить на вооружённые нападения правящих классов. Более того сложные условия местности также делают необходимым вооружение наших активистов, даже несмотря на то что число нашего оружия и материальных сил крайне ограниченно. Это вторая проблема с которой мы столкнулись, отправив новых товарищей в сельскую местность. Вопрос в том, как мы вооружим большое число товарищей (их число возрастает день ото дня) с нашими ограниченными возможностями?

Товарищи! Я предполагаю, что вас должны также волновать как прибытие новых товарищей, так и те две проблемы. Но они не являются неразрешимыми или трудновыполнимыми. Я верю, что если мы подойдём к этим проблемам сознательно, то мы легко их преодолеем.

Я рассматриваю нижеследующие пункты для решения первой проблемы:

  • Как минимум несколько политически подкованных и опытных товарищей должны получить задачи на каждом партизанском участке, как это ныне было сделано.

  • Внутри групп действующих в партизанских областях второго уровня (тыловые участки — М. Л.) должен быть хотя бы один развитый и опытный товарищ. Если это невозможно, то подкованные и опытные товарищи в партизанских областях (первого уровня — М. Л.) должны контролировать группы второго уровня строгим и систематическим образом. Они должны распределять задачи , показывать их выполнение, а также проверять их в какой степени был достигнут успех. В этой ситуации огромная ответственность ложится на развитых и опытных товарищей. В тех обстоятельствах, в которых мы находимся, они, в особенности, должны работать в десятки раз, а то и в сотни раз сильнее. В тоже время отсталые и неопытные товарищи должны развивать собственную инициативу.

  • Неопытные товарищи будут приобретать опыт через практическую борьбу. Но этого недостаточно. Наши кадры должны иметь глубокое теоретическое понимание вдобавок к огромному опыту. Они должны быть политически развитыми и проницательными в плане понимания личности. Они должны учиться претворять в практику идеи MЛM, обладать правильным и достаточным видением относительно всех вопросов нашей революции, умело защищать и распространять эту линию, политику и программу нашего движения. Помогая росту политически и идеологически отсталых и неопытных товарищей, более развитые должны прикладывать особые усилия.

    Это нужно им и для собственного развития. После разрыва с ревизионизмом «Зари», у нас возникла ответная ошибка как реакция на их правый уклон, зацикливании на чтении. В определенной степени мы пренебрегли политическим и идеологическим образованием, не придав ему должной важности. Мы должны немедленно приступить к политическому и идеологическому образованию, тесно связанному с практической деятельностью. По моему мнению, для этого должно быть выполнено следующее: как можно скорее должны быть сделаны основные публикации, пропагандирующие нашу программу и политическую линию, проливающие свет на различные вопросы нашей революции. В связи с этим уже было принято решение.

В ближайшее время должны быть сделаны немедленные приготовления для печатания, копирования, распространения этих публикаций на нашей территории.

Во-вторых, должны быть организованны дискуссии среди наших активистов, обобщающие имеющийся опыт. В наших рядах должны быть создана обстановка живой дискуссии, обмена мнениями, ошибки должны постоянно устраняться, должны приниматься правильные решение.

В-третьих, марксистко-ленинские работы, обобщающие революционный опыт других стран должны быть прочитаны и обсуждены в рамках соответствующей программы. Это должно пролить свет на нашу практическую деятельность.

Реализовав всё перечисленное, мы поднимем наш общий уровень. В особенности, отсталые и неопытные товарищи начнут быстро развиваться и станут опытными кадрами.

Для решения второй проблемы (вооружения — М. Л.) я рассматриваю нижеследующие пункты:

  1. Имеющееся вооружение и материалы должны быть распределены среди кадров наиболее подходящим путем.

  2. Наше оружие и снаряжение не должно использоваться неправильно. Нельзя использовать его впустую, ломать или обращаться с ним в лихой манере. Нельзя допустить, чтобы оно попало в руки врага или было потеряно.

  3. Для того чтобы вооружиться в больших масштабах, мы должны использовать два источника: во-первых, народную поддержку, во-вторых, захваченное у врага. Народная поддержка должна быть в двух формах: безвозмездные пожертвования и помощь, предоставляемая на временной основе. Мы должны выяснить, кто мог бы жертвовать оружием, амуницией, взрывчаткой, запалами, детонаторами и т. д., и по максимуму использовать это. Во-вторых, мы должны установить тех, кто мог бы дать нам оружие на временной основе и максимально использовать и это. Я предполагаю, что таким образом мы будем способны воспользоваться крестьянскими винтовками, заряжающимися с казённой части. Переход к вооружению за счёт захваченного у врага может происходить двумя путями: во-первых, кадры и симпатизанты, в подходящей ситуации могут тайно брать оружие, снаряжение, амуницию, взрывчатку и т. п. и отдавать их нам. Например, рабочие, занятые в дорожном строительстве и на определённых строительных площадках могут снабжать нас обильным количеством взрывчатого материала. Кадры и симпатизанты, находящиеся внутри армии, могут добывать различного рода военное снаряжение таким же путем. Работающие в лабораториях и аптеках могут доставать различные яды и материалы для взрывчатки.

Всё это, конечно, решит проблему вооружения лишь в определённой степени. Фундаментальное решение проблемы с оружием — захват его у противника.

Для таких действий необходим минимальный уровень вооружения. Мы можем достичь этого уровня, методами указанными выше. В частности, мы можем широко пользоваться оружием, одолженным у крестьян. Если к этому мы добавим хотя бы небольшое количество нашего оружия, то мы достигнем минимального уровня вооружения. Следуя вышеизложенному, мы можем основательнее вооружиться, установив цели соразмерные нашим силам, атакуя эти цели и забирая деньги и оружие. Обеспечив соответствующую разведку, мы сможем получать деньги и оружие, применяя даже наиболее примитивное вооружение. Также, некоторые крестьяне вольются в наши ряды со своим оружием.

Если мы сможем сделать всё вышеперечисленное, я верю мы решим проблему вооружения наших кадров и новых товарищей, вливающихся в наши ряды каждый день.

Другая проблема — как нашим кадрам стать специалистами в военной деятельности. В настоящем мы должны сделать следующее:

  1. В каждой области есть товарищи, которые достаточно опытны в отношении подготовки и использования взрывчатки для саботажа и мин-ловушек, а также в разборке, повторной сборке, использовании и обслуживании нашего оружия. Эти товарищи должны лично, упорядоченным и систематическим образом обучать новых и неопытных товарищей, демонстрируя, как это делается.

  2. По поводу оружия и взрывчатки должны быть подготовлены тексты, содержащие практическую информацию, то есть информацию, которую мы можем осуществить на практике и передать всем товарищам. Первый вариант такого текста уже был подготовлен. Товарищи должны улучшить этот текст, добавляя различную информацию и факты из собственного опыта (ранее распространённые тексты полны ошибок, что следует принимать во внимание).

  3. По сути, мы все будем учиться воевать, воюя. Таким образом, опытные товарищи и другие бойцы должны пересмотреть все методы и опыт в военной сфере, устранить ошибки и усвоить правильную практику. Результаты должны быть распространены между товарищами.

  4. Опыт революционных войн народов СССР, Китая, Вьетнама и других стран должен быть изучен и сделаны необходимые выводы. В частности, должны быть проанализированы военные сочинения товарища Мао Цзэдуна, представляющие собой фундаментальную работу, к которой мы можем обратиться в этих исследованиях.

  5. Военная политика и тактика правящих классов в Турции также должны быть рассмотрены и поняты, насколько это возможно.

  6. Вся прошлая борьба нашего народа — её успехи, недостатки, слабости и т. д., должны быть изучены с военной точки зрения — эти уроки должны быть выучены в соответствии с сегодняшним днём.

Поскольку наша борьба продолжается — параллельно с достигнутыми успехами мы найдём возможность предоставить нашим кадрам, как теоретическую, так и практическую военную подготовку (эффективную подготовку).

Сегодня нам в значительной степени не хватает этих возможностей. Но в случае если мы правильно оценим те возможности, которыми уже обладаем, то будет много причин для наших военных побед.

Товарищи! После всего этого я предлагаю следующее для вашего района:

  1. Принимая во внимание присутствие нового товарища, мы разослали группу кадров соответствующим путём.

    Новый товарищ имеет значительный опыт работы среди молодёжи (скорее всего имеются в виду студенты — М. Л.). Его идейно-политический уровень высок, но он не имеет опыта работы среди масс. Мы скоро пошлём товарища Ф. к вам. Позвольте Ф. работать с H. Кроме того, мы в состоянии отправить новые кадры к вам. Прикиньте сейчас, как вы будете мобилизовать их.

  2. Поделитесь своим опытом с новыми кадрами. Сообщите им о том, как и что они будут делать. Составьте программу работы для каждой группы.

  3. Дайте новым кадрам необходимую информацию, касающуюся оружия и взрывчатки. Научите их, как приготовить и использовать взрывчатку.

  4. Для того, чтобы вооружить все кадры в районе, нужно использовать все существующие возможности. Цель для всех кадров — иметь длинноствольное оружие.

  5. Нужно немедленно изготовить большое количество бомб и распространять их среди масс. Крестьяне могут быть мобилизованы в значительной степени для создания и использования бомб и в саботаже и для установки мин-ловушек

  6. Подготовьте, по крайней мере, одно подпольное укрытие для каждого партизанского отряда (каждый отряд должен иметь от 2 до 7 человек.). Было бы намного лучше иметь больше одного.

  7. Подготовьте место, которое вы считаете подходящим в вашем районе для установки копировального аппарата и выделите человека управлять им. Научите человека, как управлять им. Храните большое количество трафаретной и копировальной бумаги, чернил и т. п. на или вблизи от машины. Пусть только оператор и ответственный партийный кадр знают эти места. Короче говоря, нужно подготовить все необходимое для печати. Один из товарищей, которого мы посылаем, знает более практичный способ печати. Вы также можете использовать этот метод.

  8. Подготовьте нелегальную библиотеку. Она должна быть как убежище и быть достаточно большой для работы. Все книги, публикации и корреспонденция должны храниться здесь упорядоченным способом. При необходимости они могут быть взяты, но после использования должны быть возвращены. Когда в будущем количество книг вырастет, мы должны создавать такие библиотеки в каждой области.

  9. Опять же, в каждой области, по крайней мере, один подпольный склад должен быть подготовлен и обильные запасы продовольствия, одежды, постельного белья, военных материалов и сырья, используемого в подготовке снаряжения, хранящегося там.

    Насколько это возможно, наименьшее число товарищей должно знать, где находятся эти склады и библиотека. Новые кадры, непроверенные, и в отношении которых пока не ясно, будут ли они оставаться с нами, никогда не должны знать о местонахождении таких мест. Каждая группа должна знать только своё собственное убежище, но не убежища других групп.

  10. Для межгрупповых совещаний и других видов собраний отдельные места должны быть подготовлены вдали от убежищ.

Товарищи! Мы должны завершить все приготовления в максимально короткие сроки. Для того чтобы иметь возможность приступить к длительной партизанской деятельности, быть в состоянии достигнуть успехов и сделать определенные шаги на пути вооруженной борьбы, это в значительной степени зависит от завершения нами этих приготовлений.

Салют, успехов. Целую вас заочно.
Исмаил

N.B.: Когда товарищ M. вызовет вас, дайте ему знать, как вас найти, потому что скоро мы также отправим товарища Ф.

Злые стихи

Кто опубликовал: | 11.01.2019

Весь сборник одним файлом: ODT или PDF.

Павел Былевский. Поэт грядущей бури

Гунько Борис - Злые стихи

Злые стихи

Первое мая 1993 г., и

Заметки на полях

Вожди

Наш Сталинград

«Люди добрые! Что ж вы молчите?!»

«Когда воры кричат: „Держи вора!“»

Америка

«Подлец! Ты хоть бы хлеб оставил!»

Тост

Подпись к листовке 2 октября 1993 года

«Не погибнет Отечество наше. Не смирится с позорной судьбой».

Дом Советов

Солдатам «нашей» — ранее Советской, а ныне — фашистской армии

Виктору Анпилову

Мама

Скрипка

«Я всё ищу слова…»

«В белоснежную нежность берёзы…»

«Есть чувство дивное, нам данное навеки…»

Сталин

«Мне говорят: „В тебе, брат, Божий дар“»

«Весёленькая» песенка с грустненьким припевчиком «Господа рабочие!»

«Напрасно пламень льёт с трибуны Цицерон»

Бывшей роте почётного караула у Мавзолея В. И. Ленина, а ныне роте позора

Минуты молчания

Антилюди

«Зажигайте свечи и молитесь!»

В День Победы

Коммунисты, спасите народ!

Поэт грядущей бури

Кто опубликовал: | 10.01.2019

Горе от ума — величайшая трагедия мировой истории. Наиболее способные и талантливые люди в классовом обществе редко довольствовались своим естественным превосходством и не спешили использовать свои способности для бескорыстного служения другим людям. Одни становились помещиками и капиталистами, жрецами и попами, угнетали и эксплуатировали трудовое большинство. Другие из них — поэты и писатели, художники и учёные и прочая «творческая интеллигенция» — прислуживали богачам и власть имущим.

Развивая в себе до артистической виртуозности человеческие способности, они употребляли их зачастую на то, чтобы приукрасить цепи рабства фальшивыми цветами. И поэтому совсем не случайно во времена народных восстаний люди труда порой не слишком почтительно относились к храмам, картинам, учёным и деятелям искусств. Конечно, искусство и наука сами по себе не виноваты в той неприглядной роли, которую подчас навязывали им эксплуататорские классы. Да и рабам, крестьянам и рабочим от уничтожения картин, сжигания библиотек и расправ с врачами в итоге был только вред. Но такова была великая трагедия исторического развития.

Выход был найден только с появлением на арене истории рабочего класса, научного коммунизма и пролетарского искусства. Не отрицание, а критическое освоение классического наследия, развитие его с классовых позиций рабочего класса — на такой основе созидалось и достигало высот искусство революции и социализма. На эти позиции переходили многие передовые представители старой интеллигенции, но пролетариат выдвинул и своих великих творцов. Коммунистическое искусство потрясло мир невиданными шедеврами, помогло полнее осознать всю глубину деградации буржуазного общества и его культуры.

Однако судьбы социалистического искусства были столь же непросты и драматичны, как и само утверждение коммунизма на планете Земля. Историческое развитие противоречиво, оно совершает попятные движения, и каждую революцию подстерегает за углом с кинжалом в руках своя контрреволюция. Кризис мелкобуржуазного ревизионизма в СССР, повлёкший реставрацию капитализма, не мог не отразиться самым пагубным образом и на искусстве. Социалистический реализм, который на все лады, часто под видом бурного восхваления, громили, отравляли, выхолащивали бесчисленные ревизионисты от искусства, на время ушёл в подполье. В сегодняшней буржуазно-ельцинской России процветает лишь одна поп-культура, убогая по содержанию и безобразная по форме. Дебильные детективы, «захватывающие» триллеры и «фильмы ужасов», слащавые телесериалы и натужно-импотентские постельные сцены заполонили теле-, кино, видеоэкраны и литературу.

В российской буржуазной «массовой культуре» (равно как и в элитарной «зауми») умер Герой и вылезло мурло мещанина. На место гордого независимого художника, который своим талантом переделывает мир и влечёт сердца на высокие подвиги, пришёл лизоблюд, завсегдатай буржуйских презентаций, пошлый клоун, выступающий после стриптиза на сцене ночного клаба, стригущий баксы за рекламу консервов для кошек. Бывшая советская интеллигенция предала Родину, трудовой народ и все великие принципы подлинного искусства. Вместо того, чтобы в художественных образах — отточенном слове, звуках и красках — постигать и выражать истину, она, в полном соответствии с законами рынка, продаёт свой талант и свою совесть на диком торжище нашего всё более звереющего капитализма.

Но ночной мрак не вечен, а попятное движение мировой истории — лишь разбег для прыжка. Временная победа капитализма лишь выявляет в ещё более чудовищных формах его противоречия, ещё более развивает классовые конфликты. А значит, готовит ещё более решительных могильщиков капитализма, вынуждает их к самым радикальным действиям. ⅩⅩ век — эпоха пролетарских социалистических революций, завещает веку ⅩⅩⅠ-му, третьему тысячелетию Всемирную Коммунистическую Революцию. И новые художники-творцы, занявшие в этой Революции твёрдую пролетарскую позицию, создадут великое Искусство будущего, новую изумительную Красоту для человечества, окончательно освобождающегося от ига капитала и собственной мелкобуржуазной подлости.

Впервые я увидел Бориса Михайловича Гунько на сцене московского Дома Учёных весной 1989 года. Тогда антигорбачевское коммунистическое сопротивление только-только начинало принимать организованные формы. В своём докладе доктор экономических наук А. А. Сергеев достаточно осторожно говорил об «ошибочности», «неэффективности» внедрявшегося стараниями верхушки КПСС «рыночного социализма», но и этот умеренный протест в условиях перестроечного тоталитаризма привлекал к себе всех настоящих коммунистов.

А потом вышел стройный строгий мужчина с пышными бровями, прочитал потрясающее в своей бескомпромиссности стихотворение, оно клеймило реставрацию капитализма, предрекало неизбежную Революцию и грозно предупреждало, что «…снова будет Чудо и Жизнь — вперёд! И всецелующий Иуда — на эшафот!». И не успели слушатели толком прийти в себя от этого поэтического «удара», как его автор сказал, что социализм — не только теория, но прежде всего реальная классовая борьба, и призвал вступать в Московское общество «Единство — за ленинизм и коммунистические идеалы». Это и был Борис Михайлович Гунько.

Одним из первых Б. М. Гунько почувствовал нависшую над Социалистическим Отечеством грозную опасность и понял необходимость организованной борьбы. Весной 1989 года вместе с Н. А. Андреевой он стал учредителем первой в стране организации бескомпромиссного коммунистического Сопротивления — Всесоюзного общества «Единство — за ленинизм и коммунистические идеалы», тогда же был избран заместителем Н. А. Андреевой и председателем Московского «Единства».

Инженер-химик по профессии, Б. М. Гунько отличался значительной разносторонностью своих интересов. Многие его изобретения были внедрены не только в СССР, но и в ряде наиболее развитых капиталистических стран. Он участвовал в международных соревнованиях по марафонскому бегу. Был ценителем и знатоком искусства, классической музыки в особенности. Но, пожалуй, наиболее важное место в его жизни давно уже занимало увлечение марксистско-ленинской философией. Именно это и предопределило его обострённую реакцию на многочисленные и грубые отклонения от марксизма в политике КПСС ещё задолго до Горбачёва. Были при этом и жаркие схватки с достаточно высоким партруководством вплоть до МК КПСС, например, по вопросам преступного попустительства интервенции растлевающего западного лжеискусства.

С началом горбачёвской контрреволюции практическая борьба с ней становится главным делом всей его жизни. Помимо «Единства» он входит в руководство ещё ряда организаций Сопротивления, которые позднее составили костяк коммунистических партий — РКРП и ВКПБ, образовавшихся осенью 1991 года после бесславного конца КПСС и Компартии РСФСР. Б. М. Гунько был одним из активных участников Инициативных Съездов коммунистов России (ИСКР) и основателей РКРП. Ныне он член ЦК РКРП и член Оргбюро Московского Комитета.

Напряжённая организаторская и пропагандистская деятельность, работа над теоретическими и публицистическими статьями, выступления на сотнях митингов, пикеты и демонстрации, выпуск листовок, редактирование одной из самых первых коммунистических газет («Дубинушка» с января 1990 г.), а ныне ещё и газеты «Трудовая Россия», установление рабочих связей с товарищами из других городов — эти и многие другие дела до конца поглощают всё его время, не оставляя ничего для отдыха. Вот уже более шести лет как он ни разу не был в отпуске, не имел ни одного выходного дня.

Он постоянно ищет новые актуальные формы работы. Так 16 февраля 1992 г. по его инициативе было учреждено Московское Советское Антифашистское Общество, а уже 23 февраля в Москве ельцинский фашизм открыто показал свои страшные клыки — состоялось первое массовое избиение советских людей. После кровавого Первомая 1993 года по инициативе Гунько создаётся «Союз жертв демофашистского террора». Осенью 1992 г. он формирует специальную концертную бригаду движения «Трудовая Россия», которая с тех пор регулярно выступает в Москве и других городах, вдохновляя советских людей на борьбу яростным искусством современного Сопротивления. В мае 1994 г. по его инициативе создан Московский, а ныне создаётся Общероссийский Конгресс «Деятели культуры и искусства за Советскую Родину».

Он всегда там, где наивысший накал действенной борьбы. Много дней и ночей со своими товарищами пикетировал он чилийское посольство в поддержку преданного Горбачёвым Э. Хонеккера, много дней и ночей пикетировал он в 1992 г. останкинскую телевизионную «Империю лжи». Он был в самой гуще столкновений с вооружёнными бандами антинародного режима 23 февраля 1992 и 1 мая 1993 года. В сентябре-октябре 1993 г. он дни и ночи на баррикадах Дома Советов, проникая туда даже после установления жёсткой блокады. Я видел его под изуверским обстрелом вечером 3 октября в Останкино.

После поражения остатков советской власти в октябре 1993 года, когда В. Анпилов был схвачен и сидел в Лефортовской тюрьме, когда вся оппозиционная пресса была запрещена и многие «товарищи» буквально сжались от страха, Гунько наперекор всему сразу же после расстрела нелегально выпускает «Дубинушку» с бичующим тирана заголовком — «Ельцин — это Гитлер сегодня!». И далее в течении всего периода запрета «Дубинушка», как ни в чём ни бывало, выходит, громя демофашизм, сообщая советским людям радостную весть о том, что Сопротивление не сломлено, борьба продолжается! Понятно, что такой тип поведения вызывает ответную реакцию властей, а потому Гунько приходится вести многочисленные «собеседования» со следователями, прокурорами, судьями. Приятных впечатлений это, конечно, не оставляет. Но борьба есть борьба, и коммунисты будут вести её до победного конца!

Я спрашиваю у Бориса Михайловича:

— Когда же Вы успеваете писать стихи?

— Вы правы! — отвечает он,— Вот так специально сидеть и писать стихи — такой роскоши жизнь мне не предоставляет. Стихи сочиняются буквально походя — когда иду с каким-нибудь нашим шествием, еду в транспорте… Иногда на скучных собраниях.

— Но ведь это не рационально! Ведь именно стихами Вы сильнее всего бьёте врага. Не лучше ли, отключившись от всего прочего, целиком сосредоточиться только на стихах?

— Нет. У меня стихи рождаются от того возбуждения, волнения, что дают жизнь, борьба. Если отключусь, запрусь в кабинете, то и никаких стихов не будет.

Чутким сердцем поэта Б. М. Гунько очень часто видит дальше, глубже многих других. Помню его прямые политические предвидения. Например, когда большинство у нас, а среди руководства практически все, упорно верили, что Горбачёв ещё повернётся к коммунизму, Гунько в 89—90 годах приходил на митинги с пророческой надписью на плакате: «Через парламентские бури, через слова о демократии ползёт к престолу новый фюрер, предавший родину и партию!».

«Сквозь сладкий мёд профессорских речей и жёлтый визг осатаневшей прессы я слышу звон отточенных мечей и стон заупокойной мессы!» — декламировал Борис Михайлович на митинге 22 января 1991 года у Траурного поезда В. И. Ленина. Это было сказано в относительно тихое и спокойное время, когда кое-кто, многозначительно подняв вверх указательный палец, заверял нас: «В КПСС есть здоровые силы, способные вернуть перестройку на путь социалистического развития»… Лжепророкам верили — кто до крушения КПСС и СССР, кто до расстрела Ельциным Верховного Совета России, кто аж до Чечни. А прав постоянно оказывался Гунько! Этот пророческий дар поэта, так же, как и его бескомпромиссный большевизм, между прочим, многим был не по душе. И как только эти многие порой не обзывали его — трусливо и за глаза! — и «левым маоистом», и «экстремистом», и, конечно же, «провокатором»… Но проходило время и умные, честные понимали: побольше бы нам таких «провокаторов» и «маоистов»!

Поэт и гражданин — эта формула Н. А. Некрасова удивительно точно подходит для характеристики Б. М. Гунько. Активная политическая деятельность всегда шла у него параллельно, в теснейшей связи с поэтическому творчеством. Осенью 1992 года вышел в свет двадцатитысячным тиражом сборник его гражданской поэзии, включивший в себя три цикла: «Ждёт Россия», «Демокрады» и «Наши». В 1994 году из-под его пера выходит брошюра «Письма из Турции» — очерки о борьбе турецких коммунистов.

Не секрет, что наши коммунисты из загранпоездок привозят чаще всего «братскую помощь», воспоминания о приятных фиестах и гордость от собственной популярности. «Письма из Турции» Гунько — наверное, самый положительный итог ото всех поездок за границу, о которых мне приходилось знать и слышать. Это одновременно и художественно-яркий отчёт о деятельности современной боевой компартии, и полезнейшее открытие для российских коммунистов революционного левого маоизма, и квинтэссенция сделанного международным коммунистическим движением анализа нашего поражения, и первое в нашей печати глубокое описание болезней компартий послеперестроечной России.

Вскоре после «Писем из Турции» Гунько публикует работу «Взлетит ли птица на одном крыле? (Необходимое дополнение к Программе Коммунистической партии)», в которой как дважды два доказывает, что на основе одной только экономики и без специальных усилий по созиданию нового человека социализм, а тем более коммунизм, построить невозможно. При этом чрезвычайно важно то, что в этой философской работе теоретический анализ сочетается с сугубо практическими выводами и рекомендациями.

Из-под пера Б. М. Гунько (прежде всего в «Дубинушке») постоянно выходят острополемические статьи, отличающиеся неожиданным, на первый взгляд чрезмерно парадоксальным подходом к явлениям, казалось бы давно и достаточно познанным. Так парадоксальна, но при тщательном изучении оказывается совершенно справедливой оценка демократии, как системы, непреложно ведущей… к фашизму. В самом деле! Демократия — это власть народа. Народ это — всё население. Значит, демократия — это равное право на власть для всех. Но как только вы даёте это «равное право» богачу и бедному труженику, так моментально вся власть оказывается только у богача и никакой у труженика. Поэтому демократия — мнимая «власть для всех» — неотвратимо ведёт к капитализму. А капитализм перманентно беременен фашизмом. Отсюда Гунько органично выводит и отстаивает новое актуальное понятие — демофашизм. Отсюда: долой демократию (т. е. долой демагогию о «власти всем») и — власть только трудящимся! Кажется, всё предельно ясно. Остаётся лишь удивляться всё ещё продолжающемуся умилению демократией многих людей, которых не могут убедить ни логика, ни тысячелетние уроки истории.

Подобное непонимание очевидного наблюдается, к сожалению, достаточно часто. Недавно в «Дубинушке» опубликована вызвавшая большой резонанс работа Гунько — «Энциклопедия правого оппортунизма (Критика программы КПРФ)». Один из оппонентов (разумеется, член КПРФ), «раздолбав в пух и прах» эту работу, писал: «Не подумайте только, что я читал Вашу грязную газетёнку!». Чрезвычайно знаменательное и характерное признание! Но ведь сегодня мы постоянно сталкиваемся с этим поразительным феноменом зомбирования! Зомбирование антипатриотизмом, демократией, оппортунизмом… Как преодолеть его? Практика показывает, что очень часто художественный образ действует сильнее, чем прямая логика.

«Поэтому и пишу стихи!» — говорит Гунько…

…И вот перед вами новый сборник пролетарского поэта-революционера: «Злые стихи». В нём и в самом деле много действительно злых стихов. В первом же стихотворении читаем: «Скажут мне добряки, что, мол, надо с любовью, а я злобен и дик и зову к топору…». Да! Многие скажут, что злоба отталкивает, что люди и так устали, запуганы и т. д., и т. п. Но среди поэтов, как и вообще среди людей, есть два типа личности: обыватель и борец. О них очень хорошо сказал Н. А. Некрасов. О первом: «Блажен незлобливый поэт, в ком мало желчи, много чувства: Ему так искренен привет друзей спокойного искусства…». А вот о втором, о поэте-борце:

«Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой,
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.

Его преследуют хулы:
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья…

Со всех сторон его клянут,
И, только труп его увидя,
как много сделал он, поймут,
И как любил он — ненавидя!».

Рискуя вызвать «крики озлобленья», скажу всё-таки, что именно таким и должен быть сегодня поэт-коммунист. И вообще подлинный коммунист! Ибо идёт война и перед нами, извините, не «оппонент», а беспредельно злобный и жестокий враг, который должен быть или принуждён к безоговорочной капитуляции или уничтожен.

В новом сборнике поэтические отзвуки событий, мыслей, переживаний последних трёх лет — с осени 1992 года. Здесь и пикеты на Васильевском спуске Красной площади, и баррикады на Смоленской площади и у Дома Советов, и листовки, по которым люди стекались на массовые выступления против буржуазного режима. Здесь гневная атака на российское буржуазное государство, его армию и полицию, равнодушных обывателей и пятую колонну откровенных предателей (подлинный шедевр — грозно-пророческое стихотворение «Антилюди»), обличение вождизма и пронзительно-яркие призывы «экстремизма чистой совести», призывающие в бой, на баррикады. «Хватит словесные кружева из страха и лжи плести! Только святое мужество может страну спасти!» — провозглашает поэт, и вовсе не крик отчаяния слышится в этом призыве, а бесконечная вера в неминуемое торжество идеалов революционного коммунизма.

Яркий поэтический язык — язык бунтующих улиц, простые, запоминающиеся характеристики, митинговые выкрики и лозунги, плакатно-листовочная выпуклость образов — всё это нетривиальное, стреляющее совершенство художественной формы делает новые стихи Гунько значительным событием как в политической, так и в поэтической жизни. Недаром ещё задолго до выхода в свет этого сборника многие из включённых в него стихов уже получили своё «второе дыхание» в грозных песнях нашего Сопротивления. И пусть сегодня эти суровые стихи популярны лишь в той части нашего народа, что уже поднялась на священную войну с нашествием капитала, завтра они поднимут в бой новые тысячи и тысячи отважных борцов. А в школах будущего по этим стихам будут изучать нашу сегодняшнюю историю.

Павел Былевский,
кандидат философских наук,
секретарь по идеологии ЦК Российского комсомола.

Студенчество

Кто опубликовал: | 09.01.2019

Вы, идущие на смерть ради товарищей,
Вы, кто отдал жизни во благо народа,
Вы, кто всем пожертвовал в этой борьбе,
Те, с кем в едином порыве вздымается наша грудь,
Вы, кто окропил и так красное знамя своей алой кровью,
Павшие наземь за непобедимый народ,
Вы, кто сами обрели бессмертие,
Эй, (послушайте), лучшие сыны нашего народа,
Гордо и терпеливо внимающие нам сейчас,
Вашу войну продолжают ваши товарищи!

Зажигайте свечи и молитесь!

Кто опубликовал: | 08.01.2019

Зажигайте свечи и молитесь!
Это лучше, чем блу́дить и красть.
Только твёрдо знайте — небожитель
не прогонит воровскую власть!

Подавайте нищим, подавайте!
Бог за это вам грехи скостит.
Подавайте! Но не забывайте —
этим мир от горя не спасти.

Ну, а если вы и в самом деле захотели
Правды и Добра —
лишь один есть путь к заветной цели.
По нему давно пойти пора.

Поднимайте Красные Знамёна!
Пусть от злобы задохнётся враг.
Поднимайте! Скоро миллионы
станут к нам под этот алый стяг!

Скоро грянет вдохновенный выстрел
не одной, а тысячи «Аврор».
Становись в шеренги коммунистов!
Хватит свечек, псалтырей и нищих!
Становись! Труба играет сбор!

Антилюди

Кто опубликовал: | 03.01.2019

В каких же щелях тараканьих
сидели вы семьдесят лет,
с каким нетерпением ждали,
чтоб выползти дружно на свет!

О, как вы, должно быть, устали
рядиться в невинных ягнят,
храня в переполненном жале
годами накопленный яд!

И вот совершилось! Повсюду
пробил чёрный час паука,
и выползли вдруг антилюди
с охапками денег в руках.

И предали всё ради денег,
и мир погрузился в порок,
и, словно маньяк-шизофреник,
в кровавом бреду изнемог.

И, кажется, сил нет от мрази,
от лжи и разврата спастись,
очистить святыни от грязи,
убрать скорпионов с пути.

И, кажется, вечным он будет,
смердящий торгашеский пир,
и что навсегда антилюди
всучили нам свой антимир,
где царствует антисвобода,
кощунствует антилюбовь,
и льются для антинарода
потоки чужих антислов.

Но вечно не может на «анти»,
на подлости, лжи, на крови,
держаться засилье мутантов,
и скоро узнаете вы,
что значит — дошло до предела,
когда разъярённый народ
в борьбе за великое дело
большую дубину возьмёт.

И так неформально обслужит,
что снова захочется вам
без шума ненужного дружно
бежать по заветным щелям.

Бежать поскорей, пока целы…
Но мы, поумнев во сто крат,
на сей раз задраим все щели
пред тем, как начать Сталинград.
Закроем все наши границы,
чтоб не было трещин и дыр.
И тот, кто намылился в Ниццу,
поедет пахать в Анадырь!

За каждый украденный рубль,
за всё, что изгадил, сломал —
в товарный вагон и на уголь,
на камень, на лесоповал!

За то, что на нашу свободу
поднять свою руку посмел,
за страшное горе народа,
за тысячи павших — расстрел!

И даже лишь трусостью только,
молчаньем предавший страну
за это ответит, и горько
при этом придётся ему.

Ни хитрость, ни божия милость,
ни деньги врагов не спасут,
и будет сама Справедливость
вершить этот праведный суд.

И пусть в дикой злобе лютует,
пусть на уши станет злодей,
но мы нашу землю святую
очистим от антилюдей!

Мы всех паразитов достанем,
И ясно поймёт каждый гад,
сколь добрым когда-то был Сталин,
и в этом лишь был виноват!