Архив автора: admin

Хойчан

Кто опубликовал: | 27.05.2017

У Голубева и Кадетова стихотворение называется «Хуэйчан», у Панцова — «Хойчан».— прим. Маоизм.Ру.

赣州市·会昌县(试运行)

Стихотворение написано в жанре «цы» на популярный мотив «Цин-пинлэ». что означает «Великий покой в Поднебесной (Китае)». Эта поэтическая фраза принадлежит великому Ли Во и впервые была написана им во время государственных экзаменов.

Скоро заря загорится багряно.
Кто говорит, что в поход отправляетесь рано?
Мы, не старея, по горным дорогам шли неустанно.
Край наш прекрасный раскинут пространно.
От Хуэйчана 1 уходит нагорье
Вдаль, где синеет Восточное море.
Смотрят бойцы на юг Гуандуна,
Ярче, щедрее природа там на просторе.

Пер. с кит.— А. Сурков. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Вот уже близко рассветное зарево красное.
Кто сомневается в том, что дорога с утра прекрасная?
Мы, молодея, шагали скалистыми тропами бодро.
Наша земля в пространстве расширилась гордо.
Из Хуэйчана 2 идёт на Восток плоскогорье
В дальнюю даль, где красуется синее взморье.
В южную часть Гуандуна 3 взор устремился солдата.
Флора и фауна там — более красочна и богата.

Пер.— Глеб Кадетов. Хуэйчан.

Хойчан — уезд в Цзянси, где в июле 1934 года Мао обсуждал с членами местного комитета КПК ситуацию, сложившуюся в ходе безуспешной борьбы Красной армии против пятого карательного похода Чан Кайши, начавшегося в сентябре 1933 года.

На востоке чуть брезжит свет.
Нет, не рано нам выступать,
Хоть прошли мы немало мест,
Мы не стары, пойдём опять.

Как красиво кругом! Хойчан
Окружён цепью гор. Они
Обрываются в океан
На востоке моей страны.

Мы пойдём в Гуандун, на юг,
Там пышнее трава вокруг.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. Хуэйчан — город в южной части провинции Цзянси.
  2. Хуэйчан — уездный город, расположенный на юге провинции Цзянси в Китайской Народной Республике.
  3. Гуандун — провинция на юге Китайской Народной Республики.

Перевал Лоушань

Кто опубликовал: | 26.05.2017

У Голубева и Кадетова стихотворение называется «Застава Лоушань», у Панцова — «Перевал Лоушань».— прим. Маоизм.Ру.

Стихотворение написано в жанре «цы» на мотив «Ициньэ» — «Вспоминаю Цинь Э». Китайский комментарий указывает, что создание этого мотива, очевидно, связано с именем дворцовой служанки императора танской династии Вэнь-цзуна (827—841 гг.). Песня якобы впервые была услышана из уст служанки, глубоко переживавшей разлуку со своим любимым мужем. На мотив «Ициньэ» написаны многочисленные поэтические произведения, одно из которых под одноимённым заглавием принадлежит поэту Ли Бо.

Стихотворение написано Мао Цзэдуном во время Великого похода Китайской Красной Армии в 1934—1935 годах.

Застава Лоушань находится на севере уезда Цзуньи провинции Гуйчжоу, где действовали части Китайской Красной Армии.

Резкий западный ветер.
Предутренний месяц да иней.
Крик гусей на рассвете.
Предутренний месяц да иней.
Звук трубы на рассвете и цокот копыта.
Не считай, что застава надёжно прикрыта.
Тут мы недолго осаду вели —
К вечеру сверху её обошли.
Горы, синие горы, как море.
Солнце пролило кровь на просторе.

Пер. с кит.— А. Сурков. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Это стихотворение Мао Цзэдун написал между 1934 и 1935 годами, когда Китайская Красная Армия совершала свой Великий поход. Застава Лоушань расположена в северной части уезда Цзуньи, относящегося к провинции Гуйчжоу. Здесь доблестно сражались отряды Китайской Красной Армии.

С запада холод дохнул порывисто.
Предрассветная луна заморожена.
На заре лебединая песня отрывиста,
Будто наскоро птицами сложена.
Горн трубит поутру и подковы звенят.

На заставе разбили вражий отряд.
С этим справились быстро воины,
Ночью ударив с тыла на поражение.
Вершины белые, как океана волны,
Омыли восходом место сражения.

Пер.— Глеб Кадетов. Застава Лоушань.

Перевал Лоушань расположен в горах на границе провинций Гуйчжоу и Сычуань. Отряды Красной армии миновали его 19 января 1935 года, но, оказавшись в окружении, утром 25 февраля были вынуждены отступить. В тот же день, однако, нанеся неожиданный удар по войскам Чан Кайши, они всё же смогли оставить перевал позади. Публикуя это стихотворение в феврале 1964 года, Мао сделал к нему примечание:

«Время: февраль. В феврале мы страдали от мороза. Ведь в это время на юге, [откуда мы пришли], было теплее. Недоверчивые люди могут проверить это, съездив на юг. То, о чём я пишу, произошло в один день, а не в разные. Мы оставили перевал Лоушань утром, отступив под натиском крупного вражеского отряда, но затем, днём, вновь овладели им, нанеся неожиданные удары [по врагу] с разных направлений».

Западный ветер пронзительно резок.
Дикие гуси кричат в пустоте,
Голос к морозной луне обращая,
Голос к морозной луне обращая.
Цокот копыт раздаётся тревожный,
Звуки трубы затихают вдали.

Пусть перевал этот труден и сложен,
Мы всё равно одолеем его.
Да, одолеем его.
Синие горы похожи на море,
А заходящее солнце — на кровь.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Великий поход

Кто опубликовал: | 25.05.2017

Стихотворение написано в жанре «ши» старинным поэтическим размером, именуемым «цилюй»,— стих, строго ограниченный восемью строками с семью иероглифическими знаками в каждой строке.

Стихотворение написано Мао Цзэдуном во время легендарного Великого похода частей Китайской Красной Армии.

Великий поход — беспримерный поход Китайской Красной Армии на северо-запад в 1934—1935 годах, во время которого ей пришлось прорвать четыре заградительные линии гоминдановских войск и в непрерывных боях пройти через провинции Цзянси, Гуандун. Хунань, Гуанси, Гуйчжоу. Покрыв расстояние в двенадцать с лишним тысяч километров. Красная Армия во главе с Мао Цзэдуном пришла на территорию существовавшей на северо-западе революционной базы, ставшей затем основной революционной базой, получившей известность под названием пограничного района Шэньси — Ганьсу — Нинся. «Великий поход,— отмечает Мао Цзэдун,— был походом, невиданным в истории, он был глашатаем, он был агитатором, он был сеятелем… В течение двенадцати месяцев, ежедневно выслеживаемые и бомбардируемые с неба десятками самолётов, прорывая окружения, громя заслоны врага и уходя от преследования почти миллионной армии, преодолевая неисчислимые трудности и препятствия, все мы шагали вперёд; мы отмерили собственными ногами более двадцати тысяч ли, пересекли одиннадцать провинций» 1.

Для Армии Красной не страшен поход.
Что тысячи рек и на скалах лёд?
Пять круч 2 ей — как волн невысоких взлёт.
Умынские горы 3 она пройдёт,
Цзиньша 4 с пути волной не собьёт,
Мост Даду 5 стужей стальной не прожжёт.
Хребет Миньшань 6 в снегах позади —
На наших лицах радость цветёт.

Пер. с кит.— А. Сурков. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Красной Армии по силам переход.
Нипочём ей снег и холод горных вод.
Пять вершин 7 она легко пересечёт.
По Юньлинскому отрогу гор 8 пройдёт,
По реке песка златого 9 смело вброд,
По притоку Янцзынцзяна 10 через лёд.
Как Миньшань 11 покажет ей проход,
Песнь победную душа бойца споёт.

Пер.— Глеб Кадетов. Великий поход.

Великий поход Красной армии Китая из Центрального советского района, расположенного на юго-востоке страны, на север провинции Шэньси (Северо-Западный Китай) проходил с октября 1934 по октябрь 1935 года.

Армии красной не страшен поход,
Реки и горы она перейдёт!
Пять горных хребтов 12 — лишь рябь на воде,
А горы Умэн 13 — горшки на столе!

Круты, горячи берега у Цзиньша 14
И холодны цепи моста чрез Даду 15,
Играют на солнце Миньшаня 16 снега,
Три армии, горы пройдя, отдохнут!

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. Мао Цзэ-дун. Избранные произведения.— Иноиздат. Москва, 1952.— т. 1, с. 272.
  2. Пять круч — горы Даюй, Цитянь, Дупан, Минчжу, Юэчэн, находящиеся в районе провинций Хунань — Гуандун.
  3. Умынские горы — отрог Юньлинских гор, в провинции Юньнань.
  4. Цзиньша — «Река золотого песка» — название реки, берущей начало в провинции Цинхай и проходящей через провинции Сикан и Юньнань.
  5. Даду — река в провинции Сычуань, приток Янцзыцзяна.
  6. Миньшань — название горы в провинции Сычуань.
  7. Пять вершин — горы Даюй, Цитянь, Дупан, Минчжу, Юэчэн, расположенные на территории провинций Хунань — Гуандун.
  8. Отрог Юньлинских гор — Умынские горы в провинции Юньнань.
  9. Река песка златого — река Цзиньша.
  10. Приток Янцзыцзяна — река Даду в провинции Сычуань.
  11. Миньшань — гора в провинции Сычуань.
  12. Пять горных хребтов (Улин) тянутся вдоль границ провинций Цзянси, Хунань, Гуандун и Гуанси.
  13. Горы Умэн расположены на границе провинций Гуйчжоу и Юньнань.
  14. Цзиньша (Золотой песок) — название верховьев реки Янцзы.
  15. Даду — река в Сычуани.
  16. Горы Миньшань тянутся вдоль границ Сычуани, Цинхая, Ганьсу и Шэньси.

Куньлунь

Кто опубликовал: | 24.05.2017

Написано в жанре «цы» на мотив стихотворения «Няньнудэко» («Прекрасная Нянь Ну»), посвящённого прославленной певице Нянь Ну, жившей в эпоху Тан.

Прочертив небосвод, встал могучий Куньлунь 1.
Он от мира людского ушёл в вышину,
Наблюдая оттуда за жизнью земной.
Это взвился драконов нефритовых рой,
Белым снегом закрыл небеса,
Всё живущее стужей пронзив ледяной.
Летом тают его снега,
Рвутся реки из берегов,
Превращаются люди в рыб,
В черепах, сметённых волной.
Боковым злодеяньям и добрым делам
Кто из смертных осмелился быть судьей?

А теперь я ему говорю: Куньлунь,
Для чего тебе так высоко стоять,
Для чего тебе столько снега беречь?
Как бы так упереться мне в небо спиной,
Чтоб мечом посильнее взмахнуть
И тебя на три части, Куньлунь, рассечь.
Я Европе одну подарю,
Пусть Америке будет вторая,
Третью часть я оставлю Китаю.
И тогда на земле воцарится покой,—
Всем достанутся поровну холод и зной.

Пер. с кит.— Л. Эйдлин. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Рассекая пространство, вознёсся Куньлунь 2.
Безразличен ему человеческий род.
Тленный мир созерцая с вершин монолита.
Как крылатый дракон из нефрита,
К облакам он донёс белый лёд.
Стынет кровь у живых от сего колорита.
От жары его снег превращается в сходы,
Сели, берег смывающий, дикие воды.
И становятся люди мальками,
Когда бурно стихия разлита.
Греховодцев, убогих от роду,
Никого на земле не суди.
И теперь я его вопрошаю: Куньлунь,
Почему ты восстал на века,
Почему захватил ты всю воду?
Где мне точку опоры найти,
Чтоб с мечом не дрожала рука,
На три доли твою разрубая колоду?
Я отдам европейцам одну,
А другую американцам,
Остальное будет китайцам.
И настанет общее счастье,
Когда всем будут равные части.

Пер.— Глеб Кадетов. Куньлунь.

Мао написал это стихотворение, любуясь панорамой горного хребта Куньлунь с одной из вершин гор Миньшань, расположенных в центральной части хребта.

Поднявшись из глубин, Куньлунь, ужасно злой,
Ты небо исчертил всё линией косой.
Поблёк весенний цвет кругом на всей земле,
И в воздух вознеслись драконы вдалеке.
Три миллиона их, нефритовых 3, они
Вселенной принесли морозные деньки.
Но летом стает снег, и реки потекут,
И люди, может быть, как рыбы, поплывут
Иль превратятся вдруг в огромных черепах.
Кто может оценить, что сделал ты и как?
И всё ж я говорю, Куньлунь, сейчас тебе:
«Не будь таким большим и снежным. Неужель,
Я дорогим мечом тебя не разрублю
На три больших куска, коль к небу прислонюсь?»
Один кусок я дам Европе, а второй —
Америке отдам, а третий, тоже мой,
Я подарю земле, что мы «Восток» зовём.
И мир, покой и свет придут к нам в каждый дом.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. Куньлунь (Куэньлунь) — горный хребет на западе Китая.
  2. Куньлунь — горный хребет в западной части Китайской Народной Республики.
  3. Примечание Мао: «Один из поэтов прошлого как-то сравнил падающий снег с „разлетающимися когтями и осыпающейся чешуёй трёх миллионов нефритовых драконов, сражающихся между собой“. Я использую здесь этот образ, чтобы описать покрытые снегом горы. Ведь с гор Миньшань в отдалении даже в летние дни можно увидеть кружащиеся тут и там белые вихри. Эти горы, по преданию, представляли собой бурлящую вулканическую лаву до тех пор, пока Царь обезьян не объявился в этих местах и не успокоил огненную стихию, помахав над ней веером из банановых листьев, который он приобрёл на ярмарке. С этого времени всё вокруг окрасилось в белый цвет».

Народно-освободительная армия берёт Нанкин

Кто опубликовал: | 23.05.2017

В то время Нанкин был столицей гоминьдановского Китая.

Над Чжуншанем — гроза: сине-жёлтые всполохи молний 1,
Миллионы бойцов переходят великий Чанцзян 2.
Затаившийся тигр и дракон 3 продержались недолго.
Всё пошло кувырком, и весь мир улыбается нам!
Так добейте ж врага! Догоните его! Мы не можем
Покупать себе имя, как сделал когда-то баван 4.
Благородному Небу никто никогда не поможет,
Мы несёмся вперёд, и наш путь безошибочно прям.

Примечания:

  1. Гора Чжуншань (Колокол-гора), расположенная к востоку от Нанкина, известна также под названием Лилово-золотой холм.
  2. Чанцзян (Длинная река) — так в Центральном и Восточном Китае называют Янцзы.
  3. В классической китайской литературе гору Чжуншань часто сравнивали со свернувшимся в клубок драконом, а город Нанкин — с затаившимся тигром.
  4. В 210 году до н. э. победитель древней китайской династии Цинь Сян Юй (232—202 до н. э.), носивший титул бавана (князя-гегемона), отдал западную часть страны своему политическому противнику Лю Бану (247—195 до н. э.) с единственной целью: «купить себе доброе имя», то есть прослыть благородным. Его поступок стоил ему жизни, так как через несколько лет Лю Бан разгромил его, после чего основал новую династию — Хань. Мао имеет в виду, что КПК, которая уже, по существу, одержала победу над Гоминьданом, не станет делить Китай с Чан Кайши. План раздела Китая по реке Янцзы какое-то время вынашивал вождь мирового коммунистического движения И. В. Сталин (1879—1953), не веривший в силы китайских коммунистов.

Второй ответ господину Лю Яцзы

Кто опубликовал: | 22.05.2017

У Голубева и Кадетова стихотворение называется «Хуаньсиша», у Панцова — «Второй ответ господину Лю Яцзы».— прим. Маоизм.Ру.

Это стихотворение написано в старинном жанре «Хуаньсиша» — стих, строго ограниченный размером в шесть строк (разделённых по три), по семь иероглифических знаков в каждой строке.

Согласно китайским литературным источникам, мелодия «Хуаньсиша» впервые стала исполняться в период танской династии. «Хуаньсиша» означает реку, в которой якобы стирала белье легендарная красавица китайской старины по имени Си Ши.

В день празднования годовщины Первого октября в 1950 году на спектакле в театре господин Лю Яцзы сочинил экспромтом стихи в стиле «Хуаньсиша». Я ответил ему стихотворением на те же рифмы.

Был сумрак ночной над моею страной.
В нём дьяволов рой забавлялся игрой.
Был нем и разрознен народ мой родной.

Но вот петухи возвестили рассвет,
И вот уже свет озарил нас дневной,
И житель прибрежный, степной и лесной
Явились на праздник семьёю одной.

Где ж лучший источник для песен, поэт!

Пер. с кит.— С. Маршак. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Мао Цзэlдун написал этот стих в древнем стиле «Хуаньсиша». Данный стиль имеет размер в шесть строк, которые разделяются по три строки и каждая строка имеет семь иероглифических знаков.

Слово «Хуаньсиша» — название реки в водах которой стирала бельё красавица Си Ши, жившая в древнем Китае.

Долго ослепшей отчизна моя пребывала во тьме.
Нечисть собратьев моих разделяла себе на уме.
Но восходящее солнце блеснуло лучом по траве.

И озарение душ проявилось в единой борьбе.
Мигом прозрели все люди подобно весенней листве.
Силы народной источники зреет поэт в естестве!

Пер.— Глеб Кадетов. Хуаньсиша.

В 1950 году, присутствуя на концерте в честь образования КНР 1, господин Лю Яцзы написал экспромт на мелодию «Хуань си ша». Ниже следует мой ответ на ту же мелодию.

Как долго мы ждали солнца, но ночь нас сжимала туго,
Сто лет в диком танце кружились чудовища и упыри!
А люди — 500 миллионов — обнять не могли друг друга,
Но вот петухи пропели, и мы дождались зари!
С Юйтяня 2, со всех провинций, весёлая музыка льётся,
И жаркое сердце поэта сильнее, чем прежде, бьётся.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. Этот концерт проходил в Пекине, в павильоне Хуайжэньтан в резиденции ЦК КПК Чжуннаньхай, вечером 3 октября. В нём участвовали артисты, представлявшие различные национальные меньшинства Китая.
  2. Отдалённый район в Синьцзяне, на западе Китая.

Относительно (х)реновации

Кто опубликовал: | 21.05.2017

«Он остановился и задумался. Паб, думал он. О, боже, паб. Он смутно вспомнил, что был зол, зол из-за чего-то, что казалось ему важным. Он рассказывал об этом другим, и рассказывал, как он подозревал, очень долго; отчётливее всего он помнил стеклянные взгляды людей. Что-то такое, что он узнал о новой объездной дороге. Любопытно. Он хлебнул воды. Всё устроится, решил он вчера, объезд никому не нужен, муниципалитет не найдёт поддержки. Всё устроится. ‹…› Через пятнадцать секунд он лежал во дворе перед большим жёлтым бульдозером, двигавшимся по его садовой дорожке».

Дуглас Адамс. Путеводитель по Галактике для автостопщиков.

Странно, что эта тема не имеет никакого резонанса, тем более за пределами Москвы.

Можно обсуждать детали. Тут многое любопытно. Например, само мероприятие выглядит большой аферой. Как предполагается резко нарастить и куда потом девать строительные возможности — тоже вопрос. Кто на этом наварится? Стоит ли приобретаемое городом новое жилище тех денег, которые за него предполагается уплатить. Поведение властей очень подозрительное: например, заблаговременное объявление провокаторами противников оной «реновации». Что будет с кошками из подвалов сносимых домов. Какова позиция разных партий. Что за странные вещи происходят с Яндекс-картами: почему на прошлой неделе на них Можайский район Москвы изображался с протуберанцем за МКАД, в субботу он давался, внезапно, в старых границах, без оного протуберанца, а сегодня он опять с протуберанцем 1?

Короче, обсуждать можно много что. Но можно и не обсуждать. Для понимания сути вопроса достаточно, на самом деле, минимума вопросов.

  1. Я за замену пятиэтажек высокоэтажными новостройками. В принципе. Во-первых, более современное жильё в общем случае лучше старого. Во-вторых, уплотнение населения позволяет снизить нагрузку на экосистемы; больше концентрация людишек — больше места остаётся для этих всяких сонь, квакш и сфагнумов… В-третьих, то же самое уплотнение способствует всяческой социальной жизни — люди ближе друг к другу и ко всяческим общественным учреждениям.

  2. А вот как эта программа реализуется — тут мороз по коже (и не только потому, что у нас тут в апреле и мае сыплют град и снег). Потому что это очень дурная социальная практика. Как будто в отношении нацистских коллаборантов каких-нибудь.

    Если сформулировать происходящее коротко: московская мэрия получает право внезапно взять возможно вполне годный пятиэтажный дом на приглянувшейся каким-нибудь капиталистам земле [или неправильно проголосовавший, например] — и снести, а жителей вышвырнуть [куда-нибудь, но, например,] за МКАД, без права возмущаться и выбирать.

    Ещё короче: московская мэрия получает право по своему произволу ограбить и унизить полтора миллиона человек, когда это ей заблагорассудится.

    Совсем коротко: это реставрация феодализма, баронский грабёж.

    1. Тут можно возразить, что угроза эта касается только москвичей, притом тех, у кого привилегии в отношении места жительства, кому есть что терять. Это, формально говоря, верно,— но на самом деле, почти всем есть, что терять [кроме своих цепей].

      Вы думаете, рабочим Твери нечего терять (Тверь же — это такое гиблое место, что недавно посол Таиланда, проезжая в «Сапсане», отодвинул занавеску — так его удар хватил)? Да ладно, их, вероятно, не обрадует оказаться где-нибудь в близлежащей Тверской области[, где мужчины живут на десять лет меньше, чем в Москве — предполагаю, что такая ужасающая разница скорее за счёт области, чем областного центра, всё же]. Если вы русский, у вас уже есть привилегия владения государственным языком. Радикальные феминистки с удовольствием расскажут, какие привилегии у всех мужчин. Если у вас есть работа — вы привилегированы в отношении безработных, если вам ещё дают зарплату и отпуск — так и вообще. Если у вас есть две здоровых почки… Ну вы поняли.

      Если в России реставрируется феодализм — это касается всех. Если лишаются прав полтора миллиона москвичей — значит, права не существует; и кого угодна завтра могут сослать к песцам в тундру. А что? В тундре тоже люди живут. Ну так и в нацистских концлагерях живут. Какое-то время…

  3. Наконец, это просто наглое расточительство. Ладно бы речь шла о расселении аварийного и ветхого жилья — большинство жильцов только могли бы порадоваться. Но законопроект не ограничивает эту область.

    Что, у нас нету аварийного и ветхого жилья? Ещё как есть. Одновременно с новостью об одобрении Госдумой собянинской «реновации» мне пришло обновление петиции «Замерзаю. Сапьян. Ялуторовск», собравшей двести тысяч подписей:

    «С утра пришло из прокуратуры письмо на электронный адрес, в котором говорится, что дальнейшая переписка со мной прекращена. Подобные письма я получала в прошлом году из Аппарата Президента РФ и Государственной Думы РФ. Как жить учителю-пенсионеру в аварийном неблагоустроенном барачном жилье, прогнившем насквозь строении 19 века?».

    Вероятно, эта земля застройщикам не нужна, как не нужно им заделать ямы на дорогах в Твери или ещё много что сделать. В той же моей Твери не расселяют дома 1853 года постройки.

    Есть мнение, что капиталист — это, типа, рачительный хозяин. Так вот это мнение не учитывает одного принципиального момента: для капиталиста ничто не имеет значения, если это не приносит прибыли. Если стоит годный дом (среди определённых под снос — крепкие кирпичные дома, которые ещё лет сто простоят и могут пережить панельные новостройки), с которого никакого навару, то его лучше бы снести, а на его месте построить что-нибудь, что можно выгодно продать. А потом, в принципе, можно и новых жильцов куда-нибудь турнуть, снова снести и снова продать… И так раз за разом. А самому поселиться где-нибудь, где с тобой так не обойдутся,— только этим капиталист отличается от какого-нибудь маньяка-разрушителя, свою тушку он бережёт. Но нам это ничего не гарантирует.

Недооппозиция

«— Боюсь, Вам некуда деваться,— сказал мистер Проссер, схватившись за свою меховую шапку и ворочая ею по макушке.— Объезд должен быть построен, и его построят!

— Впервые об этом слышу,— ответил Артур.— Зачем?

Мистер Проссер погрозил ему пальцем, потом подумал, и палец спрятал.

— Как зачем? — сказал он.— Это же объезд! Объезды нужно строить».

Дуглас Адамс. Путеводитель по Галактике для автостопщиков.

Интересна позиция КПРФ. Как заявил перед голосованием в Госдуме первый секретарь Московского городского комитета Рашкин, «в целом, КПРФ будет готова поддержать инициативу обновления жилого фонда в Москве и других регионах России, если будут учтены наши предложения, поправки и замечания. В первом чтении мы поддержим этот закон, однако, если не будут учтены наши поправки, во 2 и 3 чтении КПРФ будет голосовать против».

Это называется: мы поучаствуем в сталкивании вас в воду, к акулам, но если вам не кинут спасательный круг, мы будем храбро и решительно протестовать.

На самом деле, деланная принципиальность КПРФ не имеет значения. У них нет в Госдуме такой фракции, которая позволяла бы торговаться с партией власти. То, что они действительно могли бы (и что коммунисты должны) делать — это организовывать народное движение сопротивления. Значение имеет только то, что КПРФ этого не делает, а помогает партии власти удержать вопрос в стенах парламента,— а только это от неё и требуется капиталистам. «Мы рискуем отдать Москву на откуп девелоперскому бизнесу и городским подрядчикам» — Рашкин же понимает. Но потом вдруг делает вид, что никаких акул тут нет, плаваем!

Сопротивление

«— Бросьте, мистер Дент,— говорил он.— Вы прекрасно знаете, что ничего не добьётесь. Не будете же Вы бесконечно лежать перед бульдозером.— Он попытался гневно сверкнуть глазами, но они не засверкали.

Артур лежал в грязи, и она издевательски хлюпала на мистера Проссера.

— А может, буду? — сказал он с вызовом.— Посмотрим, кто дольше выдержит».

Дуглас Адамс. Путеводитель по Галактике для автостопщиков.

14 мая против такой «реновации» прошёл митинг, самый массовый в Москве за многие годы. Я сомневаюсь, что там действительно было тридцать тысяч человек, как сказали организаторы,— столько через рамки проходило бы дольше двух часов. Но слова полиции о восьми тысячах — явное враньё. Люди шли и шли, море людей — простых озабоченных за свои дома людей, многие из которых прежде ни на какие митинги не выходили.

Беззастенчивые собянинские пропагандисты уверяли потом в соцсетях, что митинг оплаченный, потому, де, что «реквизит стоит денег». В действительности там было множество самодельных плакатов — люди рисовали маркерами на кусках картона. «За Родину, за сталинку», «Сами вы морально устарели», «Дом Собянина под снос», «Врёт и не краснеет» (нарисован синьор Помидор), пресненки в красных косынках и с перечёркнутым жёлтым бульдозером на транспаранте — расцвело народное творчество. Мэрия ответила им по-своему, прислав представительницу, начавшую речь со слов «Дорогие гости!». Разумеется, её после этого никто не слушал.

Участники митинга — люди, на которых напал людоедский крупный бизнес, а не «навальнисты». Но левые сами отдают либералам этих людей своей безучастностью либо сговором с властями. Где КПРФ, где «Справедливая Россия»? Елена Шувалова да Андрей Клычков из КПРФ — в то время как руководство партии отстаивает кулуарную возню в парламенте… Где коммунисты? Были троцкисты-биецовцы из РРП, свой митинг внутри митинга устроил «Левый блок». Троцкисты явились с красными флагами и они утверждают, что отстоять их помог народ — ещё одно доказательство, что это не было собранием либеральной публики.

Примечания:

  1. Это на момент написания. Сегодня, при подготовке статьи к публикации на Маоизм.ру в пределах получаса Можайский район Москвы на Яндекс-картах отображался то без протуберанца, то с оным! Чудеса.

Первый ответ господину Лю Яцзы

Кто опубликовал: | 20.05.2017

У Голубева и Кадетова стихотворение называется «Почтенному Лю Яцзы, у Панцова — «Первый ответ господину Лю Яцзы».— прим. Маоизм.Ру.

Стихотворение написано старинным поэтическим размером «цилюй» (стих, строго ограниченный восемью строками с семью иероглифическими знаками в каждой строке).

Лю Яцзы — известный современный демократический деятель Китая.

О том, как в Кантоне сидели за чаем,
Я помню и помните вы,
Не вам ли стихи посвящались в Чунцине
Под сенью осенней листвы?
Прошло тридцать лет, тридцать первый проходит,—
Я встретился с вами опять,
И снова под шум опадающих листьев
Читаю поэта тетрадь…
Как скорбны и пасмурны ваши творенья.
Забудьте тревоги, мой друг,
И шире откройте печальные очи,
И вновь оглядитесь вокруг…
Не надо теперь говорить, что мелеют
Просторы куньминских 1 вод,
Взгляните на рыбок!
В самом Фучуньцзяне 2
Таких не водилось красот!

Пер. с кит.— И. Голубев. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Лю Яцзы — известный китайский поэт (1887—1958).

Про чай в Гуанчжоу 3 забыть невозможно,
Ведь память всегда жива…
Вы помните место слияния рек 4? Осторожно
С дерев опадала листва…

Уже три десятка годов пролетело,
Я с вами общаюсь снова,
Теперь опадает листва оголтело
И душу тревожит слово.

Грустна и тосклива поэзия ваша,
Смените на радость печаль,
На дело смотрите уверенно наше,
Мечтой устремляясь вдаль…

И думать не нужно, что рыбы не стало
В мелкой воде Куньминху 5.
Представьте себе, в Фучуньцзяне 6, бывало,
Наловишь едва на уху.

Пер.— Глеб Кадетов. Достопочтенному Лю Я-цзы.

Лю Яцзы (1887—1958) — поэт, участник Синьхайской антимонархической революции 1911 года, левый гоминьдановец, член Народно-политического консультативного совета Китая, организованного коммунистами в марте 1949 года. С начала 40-х годов горячо поддерживал курс Мао Цзэдуна на строительство государства «новой демократии», но в апреле 1949-го начал высказывать несогласие с антилиберальной политикой КПК. Свои горькие чувства он выразил в стихотворении «Сокровенные мысли», заявив о желании отойти от политической деятельности и уединиться на юге страны. В ответ Мао и написал эти стихи.[/ref]

Я не в силах забыть наши встречи в Кантоне за чаем 7
И беседы в Чунцине, когда пожелтела листва 8,
Я вернулся в столицу и Вашу поэму читаю,
А цветы опадают, такая сегодня пора.

Тридцать лет пробежало, и год вслед за ними промчался 9,
Вы сейчас в сильном гневе, но горе сдержите. Всем нам
Надо очи раскрыть, мир таким же бескрайним остался,
Пусть Куньмин очень мелкий 10. Таким он нам с Вами достался.
Вы ж смотрите на рыб 11, они лучше реки Фучуньцзян 12.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. Куньминху — искусственно созданное озеро около летнего дворца в парке «Ихэюань», недалеко от Пекина.
  2. Фучуньцзян — река на юге Китая, в провинции Чясэцзян.
  3. Гуанчжоу — город на юге Китая.
  4. Место слияния рек — в этом месте река Цзялинцзян впадает в реку Янцзы и расположен город Чунцин.
  5. Куньминху — искусственное мелкое озеро, расположенное на территории Летнего дворца в Пекине.
  6. Фучуньцзян — водохранилище руслового типа, имеющее протяжённость 26,5 км.
  7. Мао впервые встретился с Лю Яцзы в Кантоне в середине 20-х годов, когда коммунисты сотрудничали с гоминьдановцами в рамках единого антиимпериалистического фронта.
  8. Мао имеет в виду свои встречи с Лю Яцзы осенью 1945 года, когда под давлением Сталина он вёл в Чунцине переговоры о мире с Чан Кайши. В те дни Лю написал поэму, в которой восславил лидера КПК. В ответ Мао подарил ему своё стихотворение «Снег».
  9. Мао вернулся в Пекин через 31 год после того, как впервые посетил его.
  10. Куньмин — озеро, расположенное в центре летней императорской резиденции Ихэюань (Парк Доброго здоровья и гармонии) в Пекине. Оно действительно мелкое (не глубже 1,5 метров), но удивительно красивое и очень большое (почти три четверти территории парка). Мао хочет сказать, что не надо придавать значения недостаткам, а нужно больше видеть достоинства в деятельности КПК.
  11. «Смотреть на рыб» означает писать стихи, в данном случае — заниматься полезной творческой деятельностью.
  12. На берегу реки Фучуньцзян недалеко от города Ханчжоу в Ⅰ веке н. э. обитал отшельник Янь Гуан. Он снискал себе известность тем, что отказался принять предложение основателя династии Восточная Хань императора Гуанъу (правил в 23—57 годах) переехать в столицу и занять высокий пост. Мао хочет сказать, что вместо того, чтобы жить в уединении, Лю Яцзы следовало бы отдать все силы делу строительства нового Китая.

Плавание

Кто опубликовал: | 19.05.2017

Уханьский мост через Янцзы (построен в 1957 г.)

Стихотворение написано в жанре «цы» на известный мотив «Шуйдяогэтоу» — «Вступление к мелодии «Шуйдяо».

Недавно я воду черпал в Чанша
И рыбу в Учане ел не спеша.
Недавно Янцзы переплыл 1, что вдали
Простёрлась на многие тысячи ли.
И небо простёр надо мной Хубэй.
Хоть ветер дует и волны пошли,
Сень сада на суше меня не влечёт…
Конфуций 2 сказал:
Всё в мире течёт,
Как струи реки этой вечной текли.

Мачта качается влево и вправо,
Черепаха-гора и гора Змея
Неподвижны и величавы.
И такая картина представилась вдруг:
Мост построим и свяжем с Севером Юг.
Ток Янцзы остановим плотиной могучей,
Не пропустим ушаньские с ливнями тучи.
Меж горами раскинется озеро вширь.
И богиня гор удивится:
Как меняется мир! 3

Пер. с кит.— А. Сурков. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

На днях я попил воды из Сянцзян 4,
Потом легко переплыл Цзинцзян 5,
Что прямо в вечность стремится.
В Ухане 6 отведал славной ушицы
И увидел Хубэя небесного своды.
Был ветер сильный, шумели воды.
Но земные чертоги не так хороши,
Как сферы освобождённой души…
«Ничто не вечно,— мудрец 7 изрёк.—
Не ступишь дважды в один поток».
Хотя Змеиная и Черепашья горы
Уже много тысяч лет стоят гордо.
И увиделся мне период расцвета:
Мост связавший две части света;
Гидростанции электрический ток,
Который рождает мощный поток;
Перекрывшая реку Янцзы плотина;
И улыбающаяся уханьская богиня 8.

Пер.— Глеб Кадетов. Заплыв.

Я пил чаншанскую воду
И рыбу учанскую ел 9.
И реку Янцзы переплыл я,
Взирая на небо Чу 10.
Пусть ветер ревёт и волны
Вздымаются. Всё ж так лучше,
Чем во дворе закрытом гулять одному в тиши.
Сегодня глотнул я свободы!
Конфуций сказал когда-то, смотря на речные волны:
«Вот так же и вся природа течёт бесконечно вдаль».
Мачты качает ветер,
Но тихи Змей с Черепахой,
Мы же большие планы выдвинули сейчас.
Мост поплывёт и свяжет южный и северный берег 11.
Глубокий канал превратится в широкий и длинный проспект.
Каменная плотина на западе реку стиснет,
Тучи и дождь Ушаня не будут нам больше страшны 12.
Горные пики вровень с озером чистым встанут.
И если жива Богиня,
Мир новый её удивит!

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. «Недавно Янцзы переплыл…» — имеется в виду действительный факт, когда летом 1956 года Мао Цзэдун, купаясь в реке Янцзы. переплыл её.
  2. Конфуций — великий мыслитель и просветитель китайской древности, живший в 551—479 гг. до н. э.
  3. Ушань — название горы в уезде Ушань, провинции Сычуань, на берегу Янцзы. Ушань имеет двенадцать пиков, из которых пик Богини гор самый живописный. У подножия горы стоит храм Богини гор. Воды реки Янцзы, проходя через Ушань, образуют ущелье, узкий горный проход, в котором расположен Шэньнюйфын — пик Богини гор. В оде поэта китайской древности Сун Юя (приблизительно 290—223 гг. до н. э.) «Гао Тан» говорится, между прочим, что ушаньская богиня «утром гонит облака, вечером посылает дождь». Именно на эти слова в строках стихотворения «Плавание» и содержится литературный намёк.
  4. Сянцзян — река в провинции Хунань. Из этой реки Мао Цзэдун пил воду, черпая её руками.
  5. Цзинцзян — так называют реку Янцзы в провинции Хубэй, где в Ухане 31 мая 1956 года 63-летний Мао Цзэдун впервые переплыл Янцзы, а также написал это стихотворение.
  6. Ухань — густонаселённый город и административный центр провинции Хубэй.
  7. Мудрец — имеется в виду Конфуций (551—479 гг. до н. э.).
  8. Уханьская богиня — воды реки Янцзы, протекая через Ухань, образуют ущелье, где находится пик Богини гор, которую называют «уханьская богиня».
  9. Имеется в виду знаменитый учанский серебристый карп — одно из любимых блюд Мао.
  10. Город Учан, где Мао плавал в водах Янцзы в 1956 году, в древности входил в состав царства Чу.
  11. Мао имеет в виду Уханьский мост через Янцзы, строительство которого было через некоторое время осуществлено с помощью Советского Союза.
  12. Речь идёт о строительстве плотины в горах Ушань в верховьях Янцзы, где, по поверью, обитает Богиня, посылающая на людей тучи и дождь.

Прощай, бог чумы!

Кто опубликовал: | 18.05.2017

Мао называет чумой шистосоматоз, опасное заболевание, вызываемое шистосом — паразитом, напоминающим плоского червя и обитающим в водоёмах Южного и Восточного Китая. Это заболевание вызывает парезы или параличи, нередко приводящие к летальным исходам.

Китайский плакат о борьбе против шистосоматоза, 1954 г.

30 июня [1958 года] я прочитал в «Жэньминь жибао» 1 о том, что в уезде Юйцзян [провинции Цзянси] простые крестьяне самостоятельно уничтожили возбудителя шистосоматоза. В голову стали приходить разные мысли, и всю ночь я не мог уснуть. Потом повеял лёгкий ветерок, и восходящее солнце заглянуло в окно. Глядя на южное небо, я перенёс свои радостные чувства на бумагу.

1

Зелёные волны, лазурные горы —
Всё это ничто, всё пустое, поверь.
Ведь врач Хуа То 2 был не в силах (о, горе!)
Убить очень маленьких мерзких червей 3!

И сёла пустели, травой зарастая:
Дворы вымирали один за другим,
А демоны песни свои распевали:
Смерть тысяч людей была радостна им.

Сижу неподвижно, но вместе с Землёю
Я восемь десятков тыщ ли прохожу 4,
Блуждаю по небу и вижу, не скрою,
Путь Млечный вдали, я его узнаю.

Звезда Альтаир задаёт мне вопросы,
Ей хочется знать всё о боге чумы,
Она разделяет все наши заботы,
И горе, и радость ей сверху видны.

2

Ветер весенний ивы качает
И тополя — смотри.
600 миллионов граждан Китая,
Как Яо и Шунь 5, умны.
Малиновый дождь, если только прикажем,
Поднимется вверх волной.
А горы лазурные станут мостами,
Коль мы захотим с тобой.
Пять горных хребтов, что до неба достали,
Мотыгами из серебра
Мы выравним Землю стальными руками
К трём рекам 6 нести пора.
И спросим мы бога чумы: «Ну, куда же,
Куда ты пойдёшь, господин?».
Зажжём мы бумажные лодки и свечи 7
И небо всё вмиг осветим.

Примечания:

  1. «Жэньминь жибао» («Народная газета») — центральный печатный орган Компартии Китая.
  2. Хуа То (145—208) — знаменитый врач Древнего Китая, безуспешно боровшийся с шистосоматозом.
  3. 12 марта 1966 года Мао в беседе с медицинскими работниками вспомнил эти строки и так их прокомментировал: «Медработники прошлого не общались с народными массами, не верили в них. Но разве победа над шистосоматозом не была делом рук народных масс? Вот почему я написал в своих стихах: „Ведь врач Хуа То был ни в силах (о, горе!) убить очень маленьких мерзких червей». Всё стихотворение Мао пронизано радостью за жителей уезда Юйцзян, которые своими силами нашли панацею от шистосоматоза.
  4. В августе 1958 года в письме другу юности Чжоу Шичжао (1897—1976) Мао объяснил, что имел в виду: «Эта цифра обоснована. Диаметр нашей Земли — 12 тысяч километров. Если умножить это число на число π (3,1416), получим примерно 40 тысяч километров, то есть 80 тысяч китайских ли. Это как раз то расстояние, которое Земля проходит за один оборот вокруг своей оси (иными словами, за один день)».
  5. Яо и Шунь — легендарные правители Древнего Китая.
  6. Имеются в виду три великие реки Китая — Хуанхэ, Чанцзян (Янцзы) и Чжуцзян.
  7. В традиционном Китае обычно злых духов изгоняли, сжигая специально изготовленные бумажные кораблики и зажигая свечи.