Архив автора: admin

Выступление на совещании в Чжэнчжоу

Кто опубликовал: | 01.12.2020

Существует некоторая напряжённость в наших отношениях с крестьянством. Она порождена, во-первых, зерновой проблемой и, во-вторых, проблемой снабжения. Я задумался над этим, просмотрев в Пекине кое-какие материалы. В Тяньцзине и Чжэнчжоу, где я беседовал с товарищами из провинциальных и окружных комитетов, этот вопрос находится в стадии разрешения. В борьбе против местничества и индивидуализма следует быть снисходительным, прощая ошибки и не наказывая за них. У крестьян есть все основания тайком производить личный продукт, без чего им просто некуда податься. С ноября прошлого года, когда «поветрие обобществления имущества» обернулось тем, что люди стали питаться лишь редькой да рисом, сотни миллионов крестьян вместе со своими звеньевыми стали бойкотировать партийные комитеты; на одной стороне оказались ЦК, партийные комитеты провинций, округов, уездов, а на другой — сотни миллионов крестьян вместе со своими руководителями производственных бригад; руководители же [крупных] производственных бригад (управленческих участков) заняли промежуточную позицию, колеблясь между этими двумя сторонами. Из-за того, что мы слишком глубоко запустили руки и брали слишком много, им ничего не оставалось, как тайком производить личный продукт. Они не сдавали зерно, а мы их не наказывали, признавая фактически их право на это.

С сентября допускается огромная авантюристическая ошибка. Если этот вопрос как следует не разрешить, то вполне вероятно, что мы совершим такую же ошибку, какую в своё время сделал Сталин, и сельское хозяйство не сможет развиваться. Производственные расходы в коммунах Хэнани составляют 20 процентов, накопления и налоги — ещё 50 процентов; крестьянам распределяется только 30 процентов, а если ими утаивается 15 процентов, то фактически они получают 45 процентов. Когда в коммунах обобществляют свиней и даже капусту, то такое обобществление и есть авантюризм. В своих решениях мы выдвинули принцип распределения по труду, но не разъяснили, как его проводить в жизнь; мы предложили систему ответственности на производстве, но тоже не разъяснили, как её проводить в жизнь. Кто мог предполагать, что после сбора такого богатого урожая вдруг возникнет зерновая проблема?

Чтобы успокоить народ, в этом году следовало бы опубликовать обращение, в котором сообщить, сколько будет произведено, сколько сдано по налогам и закупкам и сколько оставлено на питание. Кому принадлежат свиньи, выращенные бригадой? Кому принадлежат деньги за проданную продукцию? На этой «шахматной доске» большинство составляют 500 миллионов крестьян; значит, во-первых, надо организовать быт коммунаров, во-вторых, отрегулировать накопления в коммунах. В фонд накопления в коммунах должно отчисляться 18 процентов, а в виде налогов государству — 7 процентов, то есть всего 25 процентов. Сейчас во многих районах эту пропорцию перешагнули, что весьма опасно и может привести к ошибкам времён Сталина. Сейчас мы унифицировали слишком многое; в коммунах это проявляется по крайней мере в десятке аспектов: во-первых, унифицируем налоги; во-вторых, закупки; в-третьих, накопления; в-четвёртых, производственные расходы; в-пятых, общественный фонд; в-шестых, управленческие расходы; в-седьмых, промышленность; в-восьмых, культуру и образование; в-девятых, снабжение и заработную плату…

По-моему, местничество носит локальный характер, но лишь отчасти, нельзя наклеивать этот ярлык на всех подряд; негоже на сотни миллионов крестьян навешивать этот ярлык, от него следует отказаться. В местничестве можно обвинить тех, кто может, но не выполняет задания по налогам и закупкам; в большинстве же случаев речь в целом идёт об основных правах крестьян, а не о местничестве.

Остановлюсь на четырёх вопросах. Первый — о собственности; второй — о труде; третий — о распределении; четвёртый — о направлении кадровых работников на низовую работу в коммуны.

Вопрос о собственности

В коллективной собственности коммун минимум через 3—4 года, максимум через 5—6 лет или несколько больший срок постепенно завершится переход от собственности производственных бригад (то есть прежних кооперативов высшего типа) к собственности коммун. Противоречие между большими и малыми коллективами следует признать законным. Сейчас в основном это их собственность, а раз это не собственность коммун, то они тайком производят личный продукт. В настоящее время может быть лишь частичная собственность коммун, то есть в основном она принадлежит бригадам и лишь частично коммуне. Прежде в этом не было ясности. Крестьянству присущ двойственный характер. Крестьянин остаётся крестьянином.

Перед прошлым совещанием в Чжэнчжоу говорили о высокой сознательности крестьян, о том, что они рвутся в бой, что у них коммунистический стиль. А после сбора осеннего урожая они начали утаивать продукцию и снискали дурную славу, а коммунистический дух выветрился неизвестно куда! Крестьянин остаётся крестьянином, только таким он может и должен быть, и с ним коммунизм сразу не построишь. Говорят об уступке крестьянству. В некотором смысле это уступка, а в целом это не уступка. Ведь мы переборщили, передав деньги, вырученные за продажу свиней и капусты, коммунам, а не производственным бригадам. Крестьяне испугались обобществления и, естественно, начали резать свиней и есть овощи. По сути дела, в большинстве коммун дошло даже до обобществления кур. Ясно, что петухов прирезали, а кур припрятали.

Нынешняя коммуна — это своего рода федеральное правительство, и нужно от федерального правительства постепенно перейти к централизованному правительству. Но опасно превратиться в Цинь Шихуана 1: ведь его империя существовала всего 13 лет, а империя, основанная Ян Цзянем из династии Суй 2, пала через 31 год. Во-первых, нельзя в централизованном порядке нивелировать распределение, во-вторых, не должно быть чрезмерных накоплений и дел, находящихся в ведении коммун; тут необходим переходный период.

Сейчас слишком большая часть промышленности находится в ведении коммун, которые занимаются множеством дел. Ведь шерсть растёт на овцах. Овцы — это крестьяне и производственные бригады, а раз с крестьян и производственных бригад хотят «стричь шерсть», то возникает антагонизм, выставляются посты и часовые [для охраны добра]. Нельзя в ущерб зажиточным бригадам латать прорехи бедных, а надо помочь бедным бригадам подтянуться до уровня зажиточных. Для этого нужно время. Я против уравниловки и левацкого авантюризма. Если слишком глубоко запустить руки, привлечь слишком много рабочей силы, слишком много заниматься промышленностью, другими словами, «ловить рыбу, спустив воду из пруда», то можно так повлиять на сельское хозяйство, что оно в течение 30 лет будет лишено возможности развиваться.

Собственность в основном может принадлежать лишь бригадам, и только частично — коммунам, постепенно переходя к такому положению, когда она в основном будет принадлежать коммунам и лишь частично — производственным бригадам. Нельзя было обойтись и без перехода от бригад взаимопомощи к кооперативам высшего типа. Этот шаг в целом был не уступкой крестьянству, а процессом постепенного развития. Создание системы собственности коммун можно завершить лишь через несколько лет, шаг за шагом подводя крестьян к этому, но не сейчас же и не одним махом; если мы её всё-таки учредим, значит, пойдём наперекор объективным законам. Так что прошу вас умерить рвение. Если от бригад взаимопомощи до кооперативов высшего типа прошло четыре года (1953—1956), то чтобы от системы коллективной собственности кооперативов высшего типа перейти к системе коллективной собственности коммун, пожалуй, нужно будет 3—4 года, а то и несколько больший срок. Ошибочно было бы думать, что создание системы собственности коммун завершается с учреждением самой коммуны. Проблема в том, чтобы поднять бедные бригады до производственного уровня зажиточных бригад, а на этот процесс требуется больше времени.

Ещё один вопрос о том, что в коммунах индустриализация, механизация и электрификация, культура и образование могут развиваться лишь постепенно; они получают постепенное развитие, и нельзя одним махом взяться за очень многое, в противном случае можно впасть в авантюризм. Если бы мы помогли слабым бригадам сравняться с зажиточными и для поддержки Китая привлекли 20 миллионов тонн советской стали, то производственники, пожалуй, были бы против. Этот процесс означает не что иное, как индустриализацию коммун, механизацию и электрификацию сельского хозяйства, индустриализацию всей страны, повышение уровня социалистического и коммунистического сознания и моральных качеств народа, повышение культурного, образовательного и технического уровня. Конечно, это только первый этап, за которым последуют и другие, и только тогда можно будет выполнить задачи социалистического строительства. Только таким путём можно прийти к системе собственности коммун и тем самым приблизиться к системе всенародной собственности. Весь этот процесс по характеру своему остаётся социалистическим, а распределение происходит по принципу «каждому по труду». Однако на первом этапе данного процесса, начиная с 1958 года, минимум за 3—4 года, максимум за 5—6 лет создание системы коллективной собственности народных коммун будет завершено. Сейчас собственность в основном принадлежит бригадам и только частично коммуне. Сейчас всё передать уездам, всё подчинить коммунам — значит полностью перевернуть жизнь сотен миллионов крестьян. Года через 3—4 или лет через 5—6, когда будет создана система коллективной собственности, часть народных коммун или их большинство перейдёт к системе всенародной собственности.

В 1958 году был собран богатый урожай зерновых, хлопка, масличных культур и джута, но в последние четыре месяца происходили волнения по поводу якобы нехватки зерна и жиров. ЦК, партийные комитеты провинций, округов и уездов, парткомы коммун и управленческих участков вовсю критикуют за местничество (то есть за так называемое скрытое производство личного продукта) производственные бригады и производственные звенья. (Что касается борьбы с местничеством, то я посетил три провинции и вижу, что они защищают свои законные права, и если, к несчастью, такие явления встречаются, то следует быть снисходительным, ибо они или впервые совершили такие проступки, или же агитационно-пропагандистская работа там была не на высоте.)

С другой стороны, производственные бригады и производственные звенья повсеместно тайком производят личный продукт, припрятывают и утаивают его, выставляют посты и часовых для охраны, оказывают противодействие, сами распоряжаются своей продукцией и в свою очередь критикуют коммуны и вышестоящие органы за уравниловку, изъятие продукции и обобществление. Я считаю такие действия бригад и масс в целом разумными и законными. В целом это не преступное местничество, а законное отстаивание своих прав. Раз им принадлежит и земля, и рабочая сила, значит, и результаты труда, продукция, должны принадлежать им.

Здесь возникают две проблемы. Первая — уравниловка в распределении между бедными и зажиточными бригадами, когда бедные бригады безвозмездно присваивают часть результатов чужого труда, что идёт вразрез с принципом «каждому по труду». Вторая проблема заключается в том, что деревня сдаёт государству в виде налогов только около 7 процентов валовой сельскохозяйственной продукции, что нельзя считать обременительным и что крестьяне одобряют. Однако в целом ряде коммун и уездов из общего дохода коммун слишком много отчисляется в фонд накоплений. Так, в Хэнани накопления составляют 26 процентов, а налоговые поступления 7 процентов, то есть капиталовложения крестьян государству составляют 33 процента, или одну треть общего дохода. Сюда не входит добровольный труд на строительстве железных дорог, водохранилищ и тому подобном, а также весьма низкая заработная плата (например, при строительстве Саньмэнься). Если к этому прибавить 20 процентов удержаний на производственные расходы 1959 года, да ещё отчисления в общественный фонд и на управленческие расходы, то в итоге набирается более 53 процентов, а собственно коммунарам останется менее 47 процентов. Я считаю, что это мизерная сумма.

При создании коммун осенью 1958 года началось «поветрие обобществления имущества». Вдобавок наблюдалось излишнее увеличение накоплений и обобществление различного вида «имущества», в том числе безвозмездная передача в собственность коммун свиней, кур и уток, а также передача определённой части столов, стульев, скамеек, табуреток, котлов, тазов, ножей, чашек и палочек для еды в общественные столовые (что тоже можно считать бесплатным сбором железного лома); в фонд коммуны передавались и личные земельные наделы. В подобного рода «обобществлениях» следует разобраться. Кое-что было сделано правильно, например, передача большей части личных наделов в коммуну — явление нормальное. Кое-что не следовало передавать, например здания под столовые, столы, стулья, скамейки и табуретки. В коммуну было передано и то, что вообще не подлежит передаче, например всё поголовье свиней, кур и уток (хотя передача части свиней при условии их оценки допустима). Вот так-то и началось это «поветрие обобществления имущества».

Безвозмездное присвоение плодов чужого труда — вещь недопустимая. Мы в своё время безвозмездно экспроприировали имущество империалистов, но ограничились немцами, японцами и итальянцами; англичане и американцы были союзниками, которые воевали против Японии, и мы не экспроприировали их имущество, которое частично было взято за неуплаченные налоги или пошло с молотка. Мы в своё время конфисковали у помещиков средства производства и посягнули на часть их средств существования (продовольствие, постройки). Но всё это были плоды труда народа, которому их просто вернули, что поэтому и нельзя назвать посягательством на плоды чужого труда.

Что касается средств производства, принадлежавших национальной буржуазии, то мы не прибегли к методу безвозмездной экспроприации, а проводим политику выкупа. Тем осмотрительнее следует подходить к зажиточному крестьянству. Разве можем мы безвозмездно присваивать имущество крестьян? Разумеется, общественные накопления — это не безвозмездное присвоение средств потребления, ибо они идут на расширенное воспроизводство.

Моя основная мысль состоит не в том, чтобы бригадам или крестьянам навешивать ярлык местничества и уламывать кадровых работников уездов и коммун, а в том, чтобы избавиться от ненужного бремени, добиться сплочения, выяснить истину, не допускать ошибок и внести ясность в нашу политику. Это вопрос, затрагивающий чувства кадровых работников от коммуны и выше, связанных с сотнями миллионов крестьян. Такие три звена, как ЦК, провинция и округ, стоят довольно высоко; уезды и коммуны — где-то посредине; а внизу — крупные бригады, звенья и широкие народные массы. Если мы хотим взять чуть-чуть побольше, то должны как следует разъяснить, что это — благие намерения в интересах строительства социализма. Что касается неверных, завышенных решений, то следует признаться, что мы слишком глубоко запустили руки, что это, по сути дела, авантюризм. В качестве метода предлагаю созыв совещания кадровых работников всех шести ступеней.

Несколько слов из истории партии. Наш Центральный Комитет фактически был коалиционным комитетом, страдавшим «горным» местничеством; в нём было три «горы» из 1-й армейской группировки, четыре «горы» из 4-й армии, две «горы» из 2-й армии, две «горы» из Северной Шэньси; были свои «холмы» и в разных опорных базах, и в белых районах. В Яньани я уже говорил, что нужно уметь распознать эти «горы», признать их существование и не упускать их из виду, что только после этого можно навсегда покончить с ними, не обвиняя других в консерватизме. Сейчас такими «горами» являются производственные бригады (то есть бывшие бедные и богатые деревни).

Чем должны заниматься коммуны? 1) Дать несколько миллионов тонн стали сельскому хозяйству, которое за 7 лет можно механизировать; 2) наладить промышленность, находящуюся в ведении коммун; 3) приобрести многосторонний опыт в лесоводстве, животноводстве и рыбоводстве. Эти отрасли, имеющие общенародное значение, будут развиваться. Через 3—6 лет их продукции станет больше, а у производственных бригад соответственно меньше.

В коммуне Люйхунбинь провинции Шаньдун начали с расписок, безменов и «ярлыков»; затем там прибегли к трём методам: взялись за идеологию, разъяснили политику, и обе стороны спустились по одной лестнице 3.

Принято говорить о государстве, коллективе и индивидууме, а в действительности следует говорить об индивидууме, коллективе и государстве. На этой «шахматной доске» нужно прежде всего организовать 500 миллионов крестьян и позаботиться о необходимом продовольствии.

ЦК нашей партии постепенно укреплял свои права. Имевшие место догматизм и принуждение означали на практике отход от масс, а также отсутствие реальных прав, пытались объять необъятное, нанесли вред революции. Приобретение прав Центральным Комитетом — это определённый процесс, прежде мы чрезмерно централизовали промышленность, что было урегулировано только после того, как были выдвинуто «десять важнейших взаимоотношений».

Соответствующей концентрации и соответствующей централизации следует добиваться постепенно, а не надеяться на то, что концентрации можно достичь сразу. Разве где-то на полпути могла появиться такая серьёзная вещь, как коммуна? Промышленностью нужно также управлять по ступеням, и только тогда будет проявляться инициатива на местах. Выступая против абсолютной концентрации и централизации, нельзя без всякого разбора наклеивать ярлык местничества.

Кроме зажиточных и бедных бригад, есть ещё и средние бригады; нормы продовольствия и заработная плата должны быть у них разными. Нормы продовольствия установлены в 400, 500 и 600 цзиней, заработная плата начисляется по труду, но и здесь допустимы колебания в ту или иную стороне. Например, в Хэнани есть зажиточные бригады, которые при распределении по труду могли бы выплатить по 220 юаней, а фактически выплатили лишь по 130 юаней, удержав по 90 юаней, что и означает безвозмездное присвоение плодов чужого труда.

Вопрос о труде

Земля, рабочая сила, продукт — эти три элемента сейчас номинально находятся в собственности коммун, а в действительности и в основном по-прежнему могут принадлежать лишь производственным бригадам (то есть прежним кооперативам); в настоящее время (в 1959 году и определённый период в дальнейшем) они могут быть лишь отчасти переданы в собственность коммуны. Это — накопления коммуны, постоянные или полупостоянные рабочие мастерских и шахт, находящихся в ведении коммуны; плюс к этому общественный фонд, управленческие расходы — вот и всё, есть ещё производственные расходы, но их просто перечисляют.

Здесь речь идёт о людях и вещах, а не о планах, ведь в права коммуны входит и составление единого плана и т. п. Не следует проявлять излишнее честолюбие и чрезмерно узурпировать власть; у них может быть очень много власти — я за то, чтобы давать много власти; нужно научить секретарей парткомов коммун действовать именно так, и в этом вся надежда. Ведь из года в год в коммунах будут увеличиваться накопления, шириться промышленные предприятия, появится своя крупная и средняя сельскохозяйственная техника, электростанции, учебные заведения и т. д. Пройдёт 3, 5 или 7 лет, и можно будет в корне изменить нынешнее положение с собственностью, перейдя от системы собственности, в основном находящейся в распоряжении бригад и только частично в распоряжении коммун, к такой системе, когда собственность в основном будет принадлежать коммуне и лишь частично — бригаде, то есть приблизится к системе всенародной собственности. Конечно, и тогда будет тянуться хвост личной собственности на средства производства в виде весьма незначительной части приусадебных участков, плодовых деревьев, мелкого сельскохозяйственного инвентаря, домашнего скота и птицы и тому подобного, что будет всё ещё находиться в личной собственности. В рамках коммуны будет личная собственность, будут малые и большие коллективы, но жилые постройки, конечно, останутся в частном владении до тех пор, пока в широких масштабах не начнётся строительство общественных пансионатов.

Сейчас крестьяне боятся если не одного, то другого. Они не опасаются того, что коммуна заберёт у них землю: они знают, что землю не перевезёшь. Но они боятся, что их рабочую силу и продукты начнут одно за другим обобществлять все, кому не лень. Вот крестьяне и шумят о «коммунизации», хотя мы толкуем о социализме. В настоящее время нужны люди, нужны ресурсы, и из-за этого вопроса разгораются споры.

Сейчас рабочая сила распределяется крайне нерационально. В сельском хозяйстве (включая земледелие, лесоводство, животноводство, подсобные промыслы и рыбное хозяйство) рабочей силы занято слишком мало, а в промышленности, сфере обслуживания, в культбригадах, учебных заведениях и административном аппарате — слишком много. Словом, здесь густо, а там пусто. За счёт решительного сокращения этого избытка нужно укрепить сельское хозяйство. В промышленном производстве занято на 20—30 процентов больше людей, чем нужно; так, в одной из коммун провинции Шаньси их сразу сократили на 30 процентов. Нужно решительно сократить число работников сферы обслуживания: 10 на 100 —это слишком щедрая пропорция, а ведь кое-где один повар готовит и на 10 человек.

В административном аппарате допустимо соотношение в несколько тысячных, а не сотых долей. Так, в народной коммуне «Дунцзяо» уезда Личэн провинции Шаньдун, которая объединяет 120 тысяч человек, имеется только 13 освобождённых работников и по 5 человек в каждом из 15 управленческих участков; в 154 бригадах нет и трёх освобождённых работников (не считая финансово-торговых работников).

Коммуны не должны иметь освобождённые от производства культбригады и спортивные команды, но любительские быть могут. Производственные бригады соперничают из-за рабочей силы с промышленными предприятиями коммун, с уездами и с государством. Так, из одной коммуны в Шицзячжуане сбежало 11 тысяч человек. Конкуренция из-за рабочей силы — это очень серьёзный вопрос. И суть его в том, чтобы вернуть людей, подавшихся в город, в промышленность и в сферу обслуживания и укрепить фронт сельского хозяйства.

Вопрос о распределении

Это проблема распределения средств потребления. Производственные бригады бывают бедные, средние и зажиточные. Должна быть разница и в распределении продуктов и заработной платы; единой должна быть только заработная плата в принадлежащих коммуне бригадах специалистов. Выдачу заработной платы можно осуществлять, сочетая «твёрдую шкалу с гибкой оценкой», то есть начислять ежемесячно по гибким ставкам при твёрдом «потолке».

В этом году нужно разработать строгий порядок сбора, хранения и распределения урожая, серьёзно пресекать расточительство и решительно бороться с ним. Когда в Синьсяне собирали семена хлопчатника, то выдвинули лозунг «кто соберёт, тот и получит», и в итоге всё начисто собрали за один день. В уезде Лосянь для сбора земляного ореха выделили три дня; кто собирал, тот и получил; расчёт производился тут же по принципу «деньги против товара», и проблема была решена. Как ни говори, а «если человек для себя не постарается, то и небо и земля от него отвернутся». В прошлом году урожай был богатый, а продовольствия тем не менее не хватило. И то, что в прошлом году урожай собрали небрежно, связано главным образом с системой распределения. Борьба с местничеством ничего не дала, а порядок необходим всегда. При создании государственного фонда, фондов коммуны, бригад и общественных столовых — всюду необходим порядок. Вообще говоря, в 1958 году коммуны перестарались в накоплениях, в связи с чем в 1959 году следует объявить массам: накопления коммун не приносят 18 процентов, которые вместе примерно с 7 процентами налогов государству в общем не превысят 25 процентов (валового дохода от промышленности и сельского хозяйства). Это успокоит население, поднимет производственную активность крестьянства и будет полезным для весеннего сева.

О направлении кадровых работников на низовую работу в коммуны и промышленность

Кадровых работников всех ступеней надо в определённые сроки и поочерёдно посылать в производственные бригады в качестве коммунаров, чтобы они работали там по нескольку дней. Каждый год они должны находиться там как минимум месяц-полтора. Часть кадровых работников можно посылать на заводы в качестве рабочих, также на срок от одного до полутора месяцев. На всех шести ступенях — от ЦК, провинций, округов до уездов, коммун и управленческих участков — надо чётко разъяснить, что эти шесть ступеней насчитывают только несколько миллионов человек, а седьмая ступень — это несколько сот миллионов крестьян со своими руководителями производственных бригад и звеньев, которые составляют большинство, и что обе стороны должны сплотиться воедино.

В течение нескольких лет будет существовать в основном собственность бригад, которая в разные сроки и по частям будет передана в собственность коммун. Таким образом можно будет наверняка достичь двух основных целей: развития производства и улучшения взаимоотношений. Нынешние напряжённые отношения между бригадами и коммунами, своего рода «напряжённая международная обстановка», возникли главным образом из-за боязни обобществления.

И в экономике, и в политике, чтобы спокойно принять решение, обеим сторонам надо спуститься по одной лестнице: районные и вышестоящие кадровые работники взяли немного влево, а ведь руководители крупных бригад и звеньев, как правило, ни в чем не виноваты. Нам следует разъяснить парткомам коммун и руководителям бригад, что ярлыки наклеиваются на всех людей, что местничество — это такое явление, когда государству не продаётся то, что ему должно быть продано. Так мы сможем завоевать симпатии широких масс, а оставшиеся скептики-калькуляторы и скептики-созерцатели окажутся в изоляции.

Не следует отменять совещание, назначенное на 15 марта. Пусть присутствующие, а также товарищи из районных и уездных комитетов всё хорошенько изучат и обсудят и сделают свои замечания. Я склонен к тому, чтобы сделать какое-то послабление, чтобы дать крестьянам возможность производить больше, и тогда они с большей охотой и отдадут побольше.

Примечания:

  1. Правитель первой централизованной китайской империи Цинь (221—207 годы до н. э.); политика Цинь Шихуана способствовала распаду общины и закабалению земледельцев, что привело к крестьянскому восстанию, в результате которого империя Цинь была уничтожена.— Прим. ред.
  2. Династия Суй правила в Китае с 581 по 618 год. Её основатель Ян Цзянь вёл грандиозное строительство (Великий канал и др.) и длительную тяжёлую войну против Кореи, что привело к росту налогов и увеличению государственной барщины, а это в свою очередь вызвало массовые восстания крестьян и падение династии Суй.— Прим. ред.
  3. То есть пришли к соглашению.— Прим. ред.

Выступление на 16-й сессии Верховного государственного совещания

Кто опубликовал: | 30.11.2020

За последние восемь месяцев, с августа прошлого года (а сейчас уже апрель), произошли два события, которые имеют для нас весьма важное значение: одно на Тайване, другое в Тибете. В августе прошлого года начались сильные волнения на Тайване, а сейчас сильные волнения происходят в Тибете.

Как раз в этих двух местах мы реформ не проводили. Тибет расположен на материке, там есть дороги, туда можно доехать на машине. К тому же ни одно государство не заключало с Тибетом таких договоров, какие заключены с Тайванем. В Тибет мы можем послать и воздушные силы, и сухопутные силы. А с Тайванем — совсем другое дело. Тайвань заключил договор с американцами. В прошлом году американцы затеяли заварушку на Среднем Востоке и ещё не опомнились после неё; из-за событий на Среднем Востоке у таких американцев, как Эйзенхауэр, Даллес и им подобные, сплошные неприятности и бессонница. 1 На третий день после принятия ООН резолюции об отводе их войск мы подняли стрельбу. Там они притихли, но вылезли здесь, и американцы тоже вылезли, да в штаны наложили со страху. Они взяли войска с западного побережья Америки, взяли флот со Средиземного моря и сосредоточили силы на Тайваньском проливе. Однако они до нас не смогли добраться, и на этот раз Даллес всё предусмотрел — впервые в истории они сосредоточили в одном месте столь больши́е силы.

Взять, например, хотя бы авианосцы. У Америки их всего 12, а здесь сейчас они сосредоточили 6, то есть половину. Очень много здесь и других боевых кораблей, которые усиленно перебрасываются сюда. Американцы испугались, что мы отобьём острова Цзиньмэнь, Мацзу и Тайвань. 2

Чан Кайши тогда со страху приготовился эвакуироваться и даже перевёл в деревню одно хозяйственное ведомство. 23 августа начали обстрел, и в тот же день (или на следующий) Америка решила перебросить войска. Так продолжалось в течение августа и сентября, и только в октябре американцы поняли что к чему и тут же начали отводить войска, вернули их на западное побережье Японии и на Филиппины. Флот из Средиземного моря шёл долго, а как только прибыл, его отправили в Манилу на ремонт, после чего сразу же вернули назад, в Средиземное море.

Так всё и шло у них кувырком. В результате на выборах 4 ноября в Америке республиканцы проиграли, а демократы победили. Получилось, что мы оказали демократам бесплатную услугу, помогли им. Американцы всегда нас третировали. Перед событиями на Среднем Востоке они опубликовали меморандум, где говорилось, что Китай плохой, плохой до мозга костей, что ни в коем случае нельзя его признавать, провели в подтверждение множество теорий и доводов. К тому же они сорвали переговоры в Женеве. Мы тогда перенесли срок переговоров, потом они оказались замешанными в событиях на Среднем Востоке, их козни стали всем ясны, и теперь они оттягивают начало переговоров.

Мы назначили переговоры на 15-е, а они только в письме от 17-го настаивали на переговорах. Мы ничего не публиковали потому, что не испугались их проделок, нам надо было начинать обстрел, и мы ничего не публиковали. В первый день мы выпустили 19 тысяч снарядов, тогда был убит Чжао Цзясян (их начальник штаба), и ещё был убит заместитель начальника штаба Цзи Синвэнь, Юй Давэй 3 тоже получил своё. По-моему, надо продолжать бороться за эту часть территории нашей родины, нас не испугают никакие угрозы!

В одной старой книге есть сказка «Как усердный школяр просидел всю ночь». Там говорится, что усердный школяр как-то вечером читал книгу, а один оборотень, желая напугать его, просунул через окно язык, язык был такой длинный, что этот школяр-книжник мог бы испугаться. Но он ничуть не испугался, не растерялся, а взял кисть и разрисовал своё лицо, чтобы походить на Чжан Фэя 4 (смех), совсем как мы сейчас рисуем Юань Шикая, потом сам тоже высунул язык (смех), язык был не такой уж длинный, но тоже ничего себе (смех), и они с оборотнем уставились друг на друга, этот смотрит на того, тот на этого, тут оборотень не выдержал и убежал (смех). Смысл этой истории в том, что не надо бояться оборотней: чем больше боишься оборотней, тем хуже живётся, и оборотни, если их боишься, прибегут и сожрут тебя. Мы не боимся оборотней, потому и обстреливаем острова Цзиньмэнь и Мацзу. После того как мы начали эту битву, обстановка в Тайваньском проливе сразу же стала спокойной и вражеские корабли перестали к нам лезть.

Нынешняя сессия — это сессия великого сплочения, это сессия, наметившая политический курс. Мы должны сплотить всех, кого можно сплотить и внутри страны, и за её пределами. Почему некоторые правые элементы были выбраны в наши руководящие органы? Во всём мире есть «левые», центристы и правые; если есть только «левые» и центристы, а правых нет — значит, нет полного состава. Могут сказать, что правые критиковали коммунистическую партию, начали бешеное наступление и нечего обращаться с ними как с нормальными людьми. Нормальные люди сейчас не разворачивают наступления, а они развернули бешеное наступление, которое у них сорвалось, так, возможно, теперь они действуют втихомолку, тайком. Это тоже вероятно. Вот, например, такой господин, как Чжан Найци, или приверженцы блока Чжана и Ло 5. Сознание у них сформировалось, наверное, лет 60 с лишним назад, и даже за 60 лет их будет трудно перековать. Я думаю, что небольшое число таких людей допустить можно.

Вы, вероятно, смертельно ненавидите Чжан Найци из Ассоциации демократического национального строительства и Ло Лунцзи из Демократической лиги и считаете, что они не нужны; я же считаю, что они всё-таки нужны, нужны для дела. Главное в марксистском понимании вселенной — это признание того, что вселенная едина, а не состоит из отдельных кусочков. Но вселенная к тому же ещё и многообразна. Ведь к живым существам относятся и люди, и разные породы собак, коров, овец. Это всё высокоразвитые животные, это всё живородящие. А есть ещё и яйцеродные, например куры, птицы, рыба. Все они считаются позвоночными. Помимо них, есть ещё и беспозвоночные. Смотрите, насколько сложен животный мир.

Мы говорили о животных, а ведь есть ещё и растения. Среди растений есть простейшие, например, микробы. На земле есть разнообразнейшие существа, среди людей — разные классы. Мы постепенно уничтожаем классы, с этим нельзя торопиться, надо действовать не спеша. Надо применять и мирные, и вооружённые методы, здесь нажимать — там ослаблять, постоянно проводить упорядочение стиля, но не увлекаться упорядочением, не упорядочивать всё время одними и теми же методами, а то надоест упорядочивать. Что же делать? Можно переждать год, два, три. Раз надоело, не будем упорядочивать, не надоело — упорядочивай, тебе все помогут.

Конечно, совсем без критики нельзя, нельзя благодушествовать, но надо несколько ослабить напряжение. Надо несколько смягчить отношения между учителем и учениками. Почему учитель остаётся учителем, а ученики — учениками. Почему учитель называется учителем? Потому что он старше, учёнее; потому он и называется учителем. Учитель бывает иногда хуже учеников, воспитанники же не обязательно всегда хуже наставника, хотя и наставник не всегда мудрее воспитанников, так тоже бывает. Всё же один из них постиг мудрость раньше, чем другие, раньше стал в чем-то сведущим. Учитель раньше постиг мудрость, он более сведущ в вопросах, связанных с его специальностью. Если всё время критиковать учителя, то он перестанет преподавать. Это тоже плохо. Надо уважать наставника, ценить мудрость. Ученики тоже должны помогать учителю, ученики — люди молодые, глаза у них зоркие, уши чуткие. Насколько я понимаю, отношения внутри демократических партий и организаций, отношения между демократическими партиями и обществом, отношения между самими партиями сейчас (не) 6 такие, как в 1957 году. В то время многие были несознательными, а сейчас сознательность у всех повысилась. Мы не собираемся никого бить дубиной до смерти, пусть все живут и работают.

Примечания:

  1. Имеется в виду Ливанский кризис 1958 года. Президент Шамун, чтобы удержаться у власти, призвал войска США, которые находились там с июля по октябрь в соответствии с доктриной Эйзенхауэра по сдерживанию «коммунистической угрозы». Вмешательство оказалось главным образом моральным, потери были чисто символическими.— Маоизм.ру.
  2. Небольшие группы островов Цзиньмэнь и Мацзу находятся совсем рядом с континентальным Китаем, но контролируются Тайванем.— Маоизм.ру.
  3. В то время министр обороны Тайваня.— Прим. ред.
  4. Герой классического романа «Троецарствие», отважный воин.— Прим. ред.
  5. Годом ранее, 1 февраля 1958 г. 5-я сессия Всекитайского собрания народных представителей сняла со всех государственных постов и лишила депутатских мандатов Чжан Найци, Чжан Боцюня, Ло Лунцзи, Лун Юня и ещё 34 лидера демократических партий Китая, обвинённых в подрывной деятельности.— Маоизм.ру.
  6. Так в оригинале.— Прим. ред.

Внутрипартийное письмо

Кто опубликовал: | 29.11.2020

Товарищи секретари парткомов провинций, округов, уездов, народных коммун и производственных звеньев!

Я хочу посоветоваться с вами в отношении нескольких вопросов. Все они касаются сельского хозяйства.

Первый вопрос — это вопрос о производственных обязательствах.

На юге уже началась посадка риса. На севере идёт весенняя пахота. Производственные обязательства должна основываться на реальной почве. Ни в коем случае нельзя руководствоваться теми указаниями, которые даны верхами. Их не надо брать в расчёт, нужно исходить из фактических возможностей. Предположим, что в прошлом году фактический урожай с 1 му земли составил лишь 300 цзиней. Было бы очень хорошо, если бы в этом году удалось увеличить урожай на 100—200 цзиней. Но какой прок, если мы будем брать на себя обязательство получить по 800, по 1000, по 1200 цзиней и даже больше? Реально этого не достичь, и это будет лишь обманом.

Предположим, в прошлом году урожай составил не 500 цзиней с 1 му. Если в этом году увеличим сбор на 200—300 цзиней, то это можно будет считать большим успехом. Если говорить прямо, то больше собрать невозможно.

Второй вопрос — о загущённом посеве.

Нельзя сеять слишком разреженно, но нельзя сеять также и слишком густо. У многих молодых кадровых работников и у некоторых вышестоящих органов мало опыта. Они настаивают на загущённых посевах. А отдельные товарищи вообще заявляют, что, чем гуще посеяно, тем лучше. Это неправильно. Старые крестьяне сомневаются в этом. Среди крестьян среднего возраста тоже имеются на этот счёт сомнения. Самое лучшее, если эти три категории людей соберут совещание и определят самую подходящую загущённость посевов. С учётом взятых обязательств степень загущённости посевов должны определять большие производственные бригады и звенья.

Шаблонные приказы сверху о загущённых посевах не только нереальны, но и наносят людям большой вред. Поэтому коем случае не следует отдавать такие шаблонные распоряжения. Парткомы провинций могут устанавливать степень загущённости посевов, но не в виде приказов, а в виде рекомендаций, оставляемых на усмотрение низов. Кроме того, вышестоящие органы должны тщательно изучать вопрос о самой выгодной степени загущённости посевов, накапливать опыт. Давать более или менее научные установки о густоте посевов, исходя из особенностей климата, местности, почвы, степени влажности и удобрённости земли, а также учитывать многообразие условий, требуемых для разных сельскохозяйственных культур, и различия в уходе за землёй. Было бы хорошо, если бы за несколько лет можно было выработать приемлемые нормы.

Третий вопрос — вопрос об экономии продовольствия.

Этим следует заняться всерьёз. Нужно определять расход продовольствия по числу людей. В период сельскохозяйственной страды надо потреблять продовольствия больше, в период, свободный от сельскохозяйственных работ,— меньше. Во время страды питаться круто сваренным рисом, в период затишья в работе рис надо варить пожиже, добавлять в пищу батат, зелень, репу, бахчевые, бобы, картофель и т. д.

К этому надо относиться с полной ответственностью. Каждый год необходимо брать под неослабный и своевременный контроль уборку урожая, хранение и потребление сельскохозяйственных продуктов. Упустишь момент — так его уже не вернёшь. Надо также создавать запасы продовольствия. Нужно ежегодно оставлять небольшой резерв, с каждым годом продовольствия будет всё больше и больше. После 8—10 лет борьбы продовольственная проблема может быть разрешена. В течение этих 10 лет надо избегать хвастовства и пышных фраз: всё это очень опасно. Следует помнить, что наша страна — большое государство с 650‑миллионным населением. Питание у нас — первая по важности проблема.

Четвёртый вопрос — вопрос об увеличении посевных площадей.

План получения бо́льших урожаев с меньших площадей путём повышения урожайности — это план перспективный и реальный. Однако за 10 лет он не может быть выполнен ни целиком, ни в большей его части. В течение 10 лет он лишь будет постепенно проводиться в жизнь с учётом обстановки. В течение 3 лет он в основной своей части не будет выполняться. В эти 3 года мы станем бороться за увеличение посевных площадей. Наш курс на ближайшие несколько лет заключается в получении наивысших урожаев как с малоурожайных, так и с высокоурожайных полей.

Пятый вопрос — вопрос о механизации.

Радикальный выход у сельского хозяйства один, а именно — механизация. Для этого потребуется 10 лет. В первые 4 года начнём решать эту проблему. За 7 лет решим её наполовину, а за 10 лет решим полностью. В текущем году и в 3 последующих года главное будет состоять в том, чтобы наполовину механизировать труд путём усовершенствования сельскохозяйственного инвентаря. В каждой провинции, в каждом округе, в каждом уезде необходимо создать лаборатории сельскохозяйственного инвентаря, в которых должны быть сосредоточены научно-технические работники и наиболее опытные сельские кузнецы и плотники. Следует собрать наиболее современные сельскохозяйственные орудия соответственно со всей провинции, со всего округа, со всего уезда для сравнения, для испытаний и для совершенствования, а также для создания новых видов инвентаря. Если испытания новых видов пройдут успешно, необходимо их опробовать на полях; и только в том случае, если они окажутся эффективными, можно запускать их в серийное производство и внедрять в практику. Механизация должна включать в себя также и машинное производство химических удобрений. Постепенное, из года в год, увеличение химических удобрений является весьма важным делом.

Шестой вопрос — это вопрос о правдивости.

Беря на себя обязательство, следует исходить из того, сколько можешь произвести, а не настаивать на выполнении обязательства, которое даже при полной отдаче силы невозможно выполнить. Каков собран урожай, о таком и сообщай. Нельзя лгать и сообщать сведения, не соответствующие реальному положению дел. В отношении мероприятий по увеличению производства, по осуществлению восьми агротехнических мероприятий 1 ни по одному пункту нельзя допускать лжи. Искренний человек тот, кто смело говорит правду, в конечном итоге он и приносит пользу народному делу, и не страдает сам. Тот, кто любит лгать, наносит вред как народу, так и себе и в итоге всегда остаётся в накладе. Следует сказать, что зачастую ложь является следствием давления сверху. Метод верхов «во-первых, трубить в фанфары, во-вторых, давить и, в-третьих, обещать» ставит в затруднительное положение низы. Энтузиазм, конечно, нужен, но ложь ни к чему.

Прошу товарищей изучить эти шесть вопросов и высказать свои мнения с целью выявления истины. У нас ещё очень мало опыта в управлении сельским хозяйством и промышленностью. Из года в год накапливая этот опыт, мы через 10 лет, возможно, сумеем познать объективную необходимость и в определённой степени обретём свободу. А что такое свобода? Свобода есть осознание необходимости.

Если сравнить тон этого письма с некоторыми пышными фразами, имеющими хождение в настоящее время, то он окажется значительно ниже. Это сделано с тем, чтобы по-настоящему добиться повышения активности и увеличения производства. Если мой тон не соответствует существующему положению дел, если мы достигнем более высоких целей, а я окажусь консерватором, то нужно благодарить небо и не зариться на славу.

Примечания:

  1. «Восемь агротехнических мероприятий» заключаются в 1) глубокой вспашке, мелиорации, обследовании почвы и землеустройстве; 2) рациональном удобрении; 3) развитии ирригации и рациональном использовании воды; 4) внедрении сортовых семян; 5) рационально загущённом севе; 6) защите растений и борьбе с болезнями и вредителями сельскохозяйственных культур; 7) тщательном уходе за посевами; 8) усовершенствовании сельскохозяйственных орудий.— Прим. ред.

Восемнадцать пунктов обсуждения на Лушаньском совещании (выдержки)

Кто опубликовал: | 27.11.2020

Это записи беседы Мао Цзэдуна на борту корабля по пути на расширенное заседание Политбюро ЦК КПК в Лушане 29 июня 1959 года и его речи на самом заседании 2 июля.

Советский перевод соответствует тексту, опубликованному в четвёртом томе хунвэйбинского пятитомника «Да здравствуют идеи Мао Цзэдуна!» (МЦСВ-4-127).

Позднее он был опубликован в восьмом томе восьмитомного собрания 1990-х годов (МЦВ-8-20) в другой реакции и большем объёме (почти в четыре раза). Заголовок материала взят оттуда.

Маоизм.ру

Отмечать лучших людей и хорошие дела, критиковать дурных людей и плохие дела

В связи с тем, что в прошлом году многие руководящие товарищи и кадровые работники на уровне уездов и коммун ещё не разобрались до конца в экономических проблемах социализма и не поняли закономерностей экономического развития, и в связи с тем, что в нынешней работе всё ещё имеет место делячество, все кадровые работники должны как следует заняться учёбой. Члены ЦК, члены провинциальных, городских и окружных партийных комитетов, в том числе и секретари уездных комитетов, должны заниматься политэкономией.

Для кадровых работников на уровне уездов и коммун надо издать три книги. В первой книге, «о лучших людях и хороших делах», собрать примеры того, как в процессе прошлогоднего большого скачка такие люди смело отстаивали истину, не держали нос по ветру, хорошо работали, не давали ложных сводок, не чванились и реалистически подходили к делу. Во второй книге, «о дурных людях и плохих делах», подобрать примеры того, как кое-кто специально нёс несуразицу, нарушал законы и дисциплину или совершил серьёзные ошибки в работе. Третья книга должна представлять собой систематизированный сборник разных директивных документов ЦК, начиная с прошлого года и до настоящего времени.

Достижения огромны, проблем немало, перспективы светлые

Какова обстановка внутри страны? Вообще говоря, достижения огромны, проблем немало, перспективы светлые, коренные проблемы — это, во-первых, учёт равновесия, во-вторых, линия масс, в-третьих, централизованное руководство и, в-четвертых, внимание к качеству. Из них самыми главными проблемами являются сбалансирование и линия масс. Лучше меньше, но лучше и полнее, чтобы налицо было все и вся. Сельское хозяйство должно производить всё: зерно, хлопок, жиры, коноплю, шёлк, табак, чай, сахар, овощи, фрукты, лекарственные растения и бобовые. Промышленность должна быть и лёгкая и тяжёлая и должна быть представлена всеми отраслями. В прошлом году мы сосредоточили силы на строительстве доменных печей, а всё остальное забросили. Такой метод не годится.

Важнейший урок, данный большим скачком, как и основной наш недостаток, состоял в отсутствии равновесия; мы заявили о том, что надо идти на двух ногах и одновременно развивать [и промышленность и сельское хозяйство], а практически не уделили им равного внимания. Сбалансирование — коренная проблема всей экономики; линия масс может быть правильной только при наличии сбалансированности.

Три вида равновесия: между земледелием, лесоводством, животноводством, подсобными промыслами и рыболовством, внутри самого сельского хозяйства; между разными отраслями и звеньями внутри промышленности; между промышленностью и сельским хозяйством. Лишь наладив работу в области этих трёх видов равновесия, можно правильно установить пропорции для всего народного хозяйства.

Поставить на первое место сельское хозяйство

Прежде была определена такая последовательность при составлении хозяйственных планов: тяжёлая промышленность — лёгкая промышленность — сельское хозяйство; боюсь, что в дальнейшем её надо изменить на обратную. Разве сейчас налицо не такая последовательность: сельское хозяйство — лёгкая промышленность — тяжёлая промышленность? Это значит, что надо сделать упор на налаживание сельского хозяйства, надо изменить последовательность: тяжёлая промышленность — лёгкая промышленность — сельское хозяйство — торговля — коммуникации на такую: сельское хозяйство — лёгкая промышленность — тяжёлая промышленность — коммуникации — торговля. Такая постановка [вопроса] отдаёт предпочтение первоочередному развитию средств производства и отнюдь не идёт вразрез с марксизмом.

Товарищ Чэнь Юнь 1 прежде говорил, что сначала нужно организовать рынок, а затем капитальное строительство. Некоторые товарищи были с этим не согласны. Но сейчас ясно, что мнение товарища Чэнь Юня было правильным. Надо прежде всего разобраться с одеждой, пищей, жильём, потреблением и рыночной торговлей, ибо этот вопрос связан со спокойствием и беспокойством 650 миллионов человек. Если мы наведём порядок в этих пяти вещах, все смогут жить спокойно и никто не будет судачить и ругать нас. Это принесёт выгоды строительству, и государство сможет увеличить накопления.

Относительно конкретных установок для села

Массы требуют возобновить политику установленного объёма производства, закупок и сбыта [зерна]; видимо, придётся к ней вернуться. Её можно проводить в течение 3 лет. Если устанавливать вес это допустимо, то на этом совещании надо обсудить, в каком размере, а также обсудить, можно ли из прироста забирать по налогам 40 процентов и оставлять 60 процентов, не облагать налогами личные участки в случае неурожая из-за стихийных бедствий.

Надо восстановить первичные рынки на селе.

Надо превратить малые производственные бригады в полухозрасчётные единицы.

Усилить единое руководство со стороны центра, бороться с полуанархизмом

Активность бывает двух видов: одна — это деловая активность. другая — слепая активность. Два из трёх основных правил дисциплины Красной армии можно применять повсеместно: «Во всех действиях подчиняться командованию» — значит стоять за единое руководство и бороться с анархизмом; «не брать у населения ничего, даже иголки и нитки» — значит не допускать ни уравниловки, ни перераспределения.

Проблемы системы управления: сейчас имеет место полуанархизм. Прежде «четыре права» 2 всё больше передавались вниз, что вызывало кавардак. Мы должны сделать упор на единое руководство и централизацию. Следует забрать обратно переданные вниз права, должным образом контролировать низы и бороться с полуанархизмом. 3

Зажимать насмерть — нехорошо, давать послабления — тоже нехорошо. Сейчас, по-моему, нельзя давать послабления.

Примечания:

  1. В советской публикации имя не названо, написано: «товарищ N».— Маоизм.ру.
  2. «Четыре права» (四权) здесь — это личные права (人权, права собственности (财权, право на коммерческую деятельность (商权 и трудовые права (工权).— Маоизм.ру.
  3. Наш перевод с кит. Советский перевод полностью переврал этот фрагмент: «Проблема физсистемы. В настоящее время имеет место полуанархизм. „Четыре власти“, направляя в своё время на низовую работу по принципу «больше и быстрее», породили неразбериху; следует сделать упор на едином руководстве, на централизации власти ЦК. Надо должным образом урезать право посылки на «низовку». Надо установить должный контроль сверху вниз и бороться с полуанархизмом», к «проблеме физсистемы» редакция дала сноску: «речь идёт о направлении кадровых работников на физический труд или низовую работу („низовку“)», а к «четырём властям»: «Видимо, подразумеваются партия, правительство, профсоюзы и комсомол».— Маоизм.ру.

Вопрос о сплочении (из выступления на Лушаньском совещании)

Кто опубликовал: | 25.11.2020

Если нет единства в оценке обстановки, то нельзя и сплотиться. Чтобы сплотиться внутри партии, необходимо прежде всего внести ясность в проблемы, необходимо идейное единство.

Некоторым товарищам недостаёт всестороннего анализа обстановки, надо помочь им понять, каковы её плюсы и минусы.

Надо внести ясность в проблемы: кое-кто говорит, что генеральная линия в корне неверна, подразумевая под генеральной линией не что иное, как принцип «больше, быстрее, лучше и экономнее». Принцип «больше, быстрее, лучше и экономнее» в корне не может быть ошибочным.

Если мы чётко разъясним доводы и раскроем все проблемы, то в общем сможем иметь 70 процентов людей под [знаменем] генеральной линии.

Надо признать ошибки и недостатки. Если говорить о какой-либо частности или проблеме, то, возможно, это окажется вопрос о десяти пальцах, о девяти пальцах и о семи пальцах. Если же говорить об общей обстановке, то здесь также получается соотношение между девятью пальцами и одним пальцем. 1

Я всегда говорю иностранным товарищам: приезжайте к нам снова через десяток лет и посмотрите, правы ли мы. И правильна ли линия или нет — это вопрос практики, он требует времени и доказывается практическими результатами. В отношении строительства мы должны сказать, что всё ещё не имеем опыта и нам нужно по крайней мере 10 лет. На совещаниях текущего года мы анализируем и решаем проблемы, отстаиваем истину и корректируем ошибки. В партии есть некоторые товарищи, не понимающие обстановки в целом, им надо разъяснить её. Если говорить о конкретных фактах, то действительно овчинка выделки не сто́ит; если же говорить в целом, то овчинка не может не стоить выделки. За приобретение опыта всегда приходится платить.

Примечания:

  1. Т. е. какая доля недостатков — одна десятая, три десятых.— Маоизм.ру.

Фёдор Бурлацкий: «Судьба дала мне шанс»

Кто опубликовал: | 24.11.2020

Беседа главного редактора журнала «Российский адвокат» Р. А. Звягельского с «известным политологом, учёным и писателем» (а также автором антимаоистских пропагандистских поделок) Ф. М. Бурлацким перепечатывается как важное историческое свидетельство о хрущёвско-брежневском ревизионизме и реставрации капитализма в Советском Союзе, поскольку оригинальная публикация исчезла из Интернета.

Маоизм.ру

— Недавно побывали с женой в Иерусалиме. У Стены Плача старый раввин рассказал, что в десяти километрах отсюда, западнее святого города, расположено старинное поселение — Курьят-Яарим, где, по преданию, есть ковчег, в котором хранятся каменные доски с выбитыми десятью заповедями Божьими: не убий, не укради, возлюби ближнего… Дело прошлое, признайся, среди журналистской братии давно ходили упорные слухи, будто те Божественные заповеди с твоей подачи вошли в забытый сегодня Моральный кодекс строителя коммунизма?

Моральный кодекс строителя коммунизма

— Совершенно верно.

Дело было в Подмосковье, на бывшей даче Горького. Шёл 1961 год. С группой консультантов ЦК КПСС я работал над программой партии — с начала и до конца. Нашей группой руководил секретарь ЦК Борис Николаевич Пономарёв, а непосредственную работу осуществлял его зам — Елизар Ильич Кусков, прекрасной души человек, остро пишущий и тонко чувствующий слово журналист.

Как-то утром, после крепкой вечерней пьянки, мы сидели в беседке и чаёвничали. Елизар мне и говорит:

— Знаешь, Фёдор, позвонил «наш» (так он звал Пономарёва) и говорит: «Никита Сергеевич Хрущёв просмотрел всё, что вы написали, и советует быстро придумать моральный кодекс коммунистов. Желательно в течение трёх часов его переправить в Москву».

И мы стали фантазировать. Один говорит «мир», другой — «свобода», третий — «солидарность»… Я сказал, что нужно исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа, тогда всё действительно «ляжет» на общественное сознание. Это был сознательный акт включения в коммунистическую идеологию религиозных элементов.

Буквально часа за полтора мы сочинили такой текст, который в Президиуме ЦК прошёл на «ура».

— Насколько я помню, в той Программе КПСС, которую озвучил Никита Сергеевич Хрущёв, было записано: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Значит, чудо должно было произойти в 1980 году. Правда, другой наш великий соотечественник Некрасов сказал: «Только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе». Чем же вы руководствовались, когда подкладывали Хрущёву в доклад такую свинью: «…будет жить при коммунизме»?

— Помнится, к нам приехал председатель Госплана Засядько.

Он сказал:

— Есть указание Никиты Сергеевича включить в программу идею о том, что мы по самым важным жизненным показателям догоним и перегоним Америку к 80‑му году.

Присутствующие экономисты и мы стали говорить, что это совершенно нереально, к тому же непрограммное толкование, непросчитанное… Тогда он открыл папку, в которой лежала бумага с резолюцией «Включить в программу. Н. Хрущёв».

Как ты понимаешь, после этого вся дискуссия закончилась.

Дело прошлое, и, оглядываясь назад, могу сказать, в силу рано пробудившихся во мне социал-демократических убеждений в ту программу я заложил две, на мой взгляд, очень важные вещи, которыми могу гордиться. Первое: отмена диктатуры пролетариата и замена её на общенародное государство и советскую демократию. Потом это стало предметом острейшей борьбы. Когда сняли Хрущёва, на меня обрушился секретарь ЦК А. Шелепин, и на Политбюро, уже при Брежневе, назвал меня «ярым крамольником, который выбросил главное в марксизме» 1. Второе: отказ от коммунистического строительства. В 65‑м я опубликовал статью «О строительстве развитого социалистического общества» 2, где определил пути перехода к более свободной экономике, отказу партии от руководства ею, развития демократии и строительства советской парламентской системы.

После этого уже никто и никогда не писал о коммунистическом строительстве. Правда, мой друг Юрий Арбатов, которого я в своё время взял в ЦК, включил в один из докладов Брежнева фразу, что мы построили развитой социализм, тем самым смазав идею экономических и политических реформ.

Кстати, во времена Хрущёва родилась идея, которая тоже исходила от нас. О строительстве президентско-парламентской республики. В записке, подготовленной для ЦК, мы излагали, что необходимо всенародно избирать президента, образовать парламент, организовать Верховный суд и суд присяжных.

Хрущёв, толком не разобравшись в этой записке, изрёк: «Тут какие-то мальчики хотят снять меня с поста Председателя Совмина — не выйдет!»

— Если мне не отказывает память, тогда готовилось принятие новой Конституции?

— Cовершенно верно.

Как раз в тот период и состоялся октябрьский пленум. Мы все находились на той же горьковской даче и лихорадочно готовили записку о проекте новой Конституции, и вдруг — тишина. Никто не звонит. День, два… Кусков и говорит:

— Фёдор, поезжай-ка на разведку и узнай, что там происходит, почему не звонит Пономарёв.

Я пришёл на Старую площадь, поднялся на свой третий этаж, где я руководил группой консультантов в отделе секретаря ЦК Юрия Владимировича Андропова. В коридорах — никого. Полная тишина. Заглядываю в один кабинет: люди кучкуются, шепчутся… В другой — то же самое. Это был первый день, когда только-только сняли Хрущёва. Помню, когда вошёл в Кремль, один деятель, заведующий сектором из отдела Шелепина, бросил мне:

— Вы, борзописцы, всё пишете, пишете, а тут люди уже власть берут.

— А как ты вообще попал в «обойму» Хрущёва?

— Знаешь, дорогой, это странная шутка судьбы. В 23 года я приехал из Киева и пробился в аспирантуру Института государства и права Академии наук СССР. За год написал и защитил кандидатскую «Политические взгляды Добролюбова». Это всё от родителей — гены, так сказать. Вот портрет моей мамы — Софьи Григорьевны. Здесь она в костюме цыганки. В таком одеянии она, восемнадцатилетняя девочка, партизанка, член Коммунистической партии Украины, ходила в разведку во вражеский тыл. У мамы была огромная коса, в которой она прятала маленький пистолет. На случай, если схватят — пуля в висок. Папа был из той же породы…

В журнал «Коммунист» я написал рецензию на книгу о Герцене. Через какое-то время меня неожиданно пригласили туда работать. Как понимаю сейчас, я был очень активен и нахален, печатался в каждом номере, и это заметили в Секретариате ЦК. На меня «положили глаз» сразу двое — Борис Николаевич Пономарёв и Юрий Владимирович Андропов.

Однако дело было вовсе не в моих талантах. «Вожди», которые остались от Сталина, остро чувствовали свою недостаточность. Они понимали, им нужны молодые образованные помощники, которые сумеют вывести их из сталинской системы в какую-то иную, о которой они не имели ни малейшего представления. Поэтому меня, как кандидата наук, Андропов и пригласил в ЦК консультантом. Вскоре я стал заведующим группой консультантов. Привёл туда Бовина, Шахназарова, Арбатова. Через какое-то время Хрущёв предложил быть спичрайтером во время зарубежных поездок.

Представь: Болгария, Варна.

Банкет на самом высоком уровне. С одной стороны за столом сидят Никита Сергеевич, Тодор Живков, крупные болгарские руководители, с другой — «обслуга»: советские и болгарские помощники. Поднимается Хрущёв и начинает произносить речь. Сначала о дружбе, а потом неожиданно переходит к рассказу, как брали Берию, что он пережил в тот момент. Никита Сергеевич говорил больше часа, и рюмка в его руках всё время дрожала, так он волновался. Я сидел напротив него. Смотрел и думал: «Прямо-таки политический театр! Сюда бы сейчас Олега Ефремова».

Хрущёв заметил, как я его сосредоточенно слушаю, и продолжил рассказывать, уже глядя мне в глаза.

Утром меня пригласил его помощник Лебедев.

— Пойдём, Никита Сергеевич хочет с тобой познакомиться. Говорит: там напротив меня какой-то молодой болгарин сидел — приведи.

Приходим. Хрущёв — сама любезность.

— Здравствуйте, дорогой!

— Добрый день, Никита Сергеевич!

— Вы так внимательно меня слушали. Спасибо.

— Мне было очень интересно.

— Так вы ещё и по-русски говорите?

— Да, Никита Сергеевич, с детства.

— Как, а я тебя за болгарина принял.

Потом на протяжении всей поездки он поворачивался ко мне и вертел пальцем у своего виска, дескать, какой он дурак.

— Юрий Владимирович Андропов. Что оставил в памяти этот человек?

— Непосредственно к нему меня привёл его заместитель Лев Николаевич Толкунов, впоследствии главный редактор «Известий». В своё время нас соединял один коридор: он в «Правде», я — в «Коммунисте». Вместе играли в настольный теннис.

Я вошёл в кабинет и увидел высокого, в синем костюме человека, с огромным лбом, большим носом, пухлыми губами и очень красивыми, проницательными голубыми глазами.

— Что бы вы сказали, если вам будет предложено перейти на работу в ЦК?

— Юрий Владимирович! Я очень люблю писать, а не отсиживать «от» и «до».

— Чего другого, а писать здесь хватит сверх головы.

В конце короткого разговора он произнёс:

— Надеюсь, мы понравились друг другу?

На протяжении пяти лет совместной работы он только один раз, в самом начале, сделал мне замечание. Это был очень яркий человек, хотя и без высшего образования. У него на столе всегда лежала огромная кипа книг. Когда однажды Саша Бовин об этом спросил, он ответил:

— Чтобы говорить с вами на одном языке.

— Так почему первый блин оказался комом?

— Как-то вернулся из Югославии, и поскольку всегда был настроен чудовищно против нашего чиновничества, да и Сталин мне никогда не импонировал, поскольку моя мама его ненавидела, а преклонялась перед Лениным, я написал для «Коммуниста» довольно восторженную статью о югославском социализме. Рассказал, что у них нет колхозов, а есть фермерские хозяйства. Строительные организации делают то, что хотят… Одним словом, обобщил югославский опыт. Всё это произошло накануне моего перехода в ЦК.

Прознав об этом, один «доброжелатель» тут же отнёс Андропову черновики моей «крамольной» статьи.

Андропов в это время тяжело болел. Но, оказавшись в больнице, не поленился и прочитал мой материал. В письме ко мне он сделал разбор статьи, объясняя, почему не можем распространить югославский опыт: «Статья написана с ошибочных позиций, посему не может быть опубликованной».

Правда, через какое-то время мы вместе с ним сопровождали Хрущёва в поездке по Югославии, и во время пребывания на одной свиноферме Никита Сергеевич сказал:

— А что плохого, что есть фермы, а не колхозы? Видите, как преуспевают! Это не противоречит социализму.

В тот момент я пристально посмотрел на Андропова. Юрий Владимирович что-то помечал в блокноте. Почувствовав мой взгляд, поднял голову, посмотрел на меня и помахал пальцем. На его лице было написано: «Радуешься, реванш берёшь?».

— Несколько дней назад смотрел телепередачу, там демонстрировалось личное дело твоего бывшего патрона, хранившееся в спецхране. Во всеуслышание было заявлено, что никакой он не Андропов, а что-то вроде Фекельштейна 3. Не долетали до тебя в то время слухи о его иудейском происхождении?

— В начале — о политическом. За Андроповым тянулся «хвост» человека, который якобы предал своего друга — руководителя крупной партийной организации. Не помню, кто был первым секретарём Карело-Финского обкома партии, но точно знаю, вторым был Андропов. Якобы они оба «попали под колеса». Первого секретаря сослали, а Юрий Владимирович каким-то образом выскользнул. 4 И за ним остался этот самый «хвост». Один раз в стенах ЦК я об этом услышал, и меня крепко резануло по сердцу. Рассказывали, будто через какое-то время вернулся из Сибири бывший первый секретарь и пришёл к Андропову. Имел с ним очень тяжёлые объяснения, и будто бы Андропов очень извинялся…

Теперь о его происхождении. В те времена говорили, что он был взят на воспитание еврейской семьёй, приёмыш. Я до сих пор убеждён: так оно и было. Почему? Фамилия — Андропов. Откуда она взялась? Очень многие выходцы из Греции носили такую фамилию. У Юрия Владимировича была античная внешность. Я всегда интуитивно верил, что кто-нибудь из его предков был царём на маленьком острове, так он был значителен, особенно на фоне Подгорного, Шелеста, Кириленко… Андропов — прирождённый аристократ, и ничего плохого не было бы, если бы он происходил из евреев. Что здесь такого? И в жилах Ленина текла еврейская кровь семейства Бланк 5, не говоря уж о членах Политбюро ленинского призыва. В Андропове подкупала высочайшая образованность, воспитанность, интеллигентность… Он мог произнести часовую речь без бумажек, острую, политическую, с глубочайшим анализом.

Посему мне непонятно, кого хотели скомпрометировать той передачей.

Расскажу тебе интереснейшую историю. В Доме творчества «Малеевка» в 60‑х годах, после того как меня выперли из «Правды», я отдыхал с Мариэттой Шагинян, известной всем как автор книг о семье Ульяновых. Там-то и прошёл слух, будто она прячет у себя в матраце страшно крамольную бумагу — копию заявления госпожи Бланк с просьбой о зачислении её дочери в Институт благородных девиц — в Смольный. И резолюция директора: «Лиц иудейского происхождения — не принимать».

Мариэтта Сергеевна рассказала об этом секретарю ЦК Поспелову. Показала подлинный документ, найденный в архиве, от чего маленького росточка Пётр Николаевич стал бегать, как безумный, по кабинету, хвататься за голову и кричать:

— Нам ещё этого не хватало!

Только-только развенчали культ личности Сталина. Вот Поспелов и подумал: «Мало, что Иосифа Виссарионовича свергли, так ещё на Ленина бросаем тень».

— Ты как-то всуе произнёс: «Когда меня выперли из „Правды“». Что произошло?

— Это было в июне-июле 1967 года. Я решил, что пришла пора уходить со Старой площади и попросил о переводе в «Правду». Для меня ввели специальную должность — политический обозреватель ЦК. Это была работа по мне и доставляла сплошное блаженство. Я был очень привержен к эзоповскому языку: два пишем, один в уме. После поездки в Испанию у меня вышла серия статей под заголовками: «Эрозия личной власти», «Кризис тоталитаризма», «Культ одной личности». Я как бы писал об Испании, но внимательный читатель понимал, речь идёт о нас.

Короче, играл в эту игру и заигрался. Мой друг и член редколлегии «Правды» Лен Карпинский собрал как-то в редакции режиссёров театров и пригласил меня на эту встречу. Общий лейтмотив — работать невозможно: Министерство культуры во главе с Фурцевой просто берёт за горло, нужно что-то делать — цензура задавила.

По этому поводу мы с Леном написали статью и принесли главному редактору «Правды» Михаилу Васильевичу Зимянину. Он прочитал её и изрёк:

— Наверное, всё это правда, но публиковать не будем.

И тогда Лен Карпинский отнёс материал в «Комсомольскую правду», где главным редактором был Борис Панкин. Первоначально наша статья называлась «О сенсациях подлинных и мнимых», потом заголовок смягчили — «На пути к премьере».

Я уехал в отпуск, но, находясь на юге, чувствовал себя неспокойно, понимал: наша принципиальная позиция, правдолюбство просто так нам не пройдут. Мы обязательно будем биты, и довольно крепко. Но желание рассказать об острейших проблемах, с которыми столкнулись наши театры, победило.

Наша статья вышла в свет 6, а на следующий день в той же «Комсомолке» появился большой разгромный материал, где главная молодёжная газета страны прилюдно извинялась, что недоглядела, не поняла, допустила непростительную ошибку, опубликовав статью Бурлацкого и Карпинского. «Комсомолка» клялась в любви и преданности родной партии.

То заседание редколлегии «Правды» никогда не забуду. Почти все выступавшие говорили о политической близорукости, недальновидности, так и стремились ткнуть нас во что-нибудь носом. Только два человека поддержали: ответственный секретарь Воронов и редактор отдела литературы Куницын. Последний сказал:

— Что, 1937‑й год возвращается?

Мы с Леном втайне надеялись, что в итоге всё закончится строгим выговором по партийной линии, но ошиблись. В момент обсуждения Зимянина вызвали к «вертушке», и он отсутствовал почти час. Можно было только догадываться, что его «накачивали» по нашему вопросу. Скорее всего — помощник Брежнева.

Он вернулся сникший, с посеревшим лицом. Стал что-то судорожно говорить, а потом в конце:

— За допущенную политическую ошибку Бурлацкого и Карпинского снять с занимаемых постов и уволить из газеты «Правда».

Все были ошарашены. Я от потрясения чуть со стула не упал, хотя и отличался довольно крепкими нервами. Ленчик же держался лучше: бывший секретарь ЦК комсомола тяготился, не дорожил местом редактора отдела.

Потом неприятности продолжились. Меня хотели исключить из партии. Завели дело, пригласили в КПК… И тогда я, впервые за много лет, обратился к Андропову за помощью. Он позвонил кому надо, и дело прикрыли. 7

— Чем ты занимался «в отставке»?

— Работал рядовым научным сотрудником в Академии наук. Меня не печатали ни в одной газете, естественно, не давали эфира на телевидении, не выпускали за границу. Зато появилось время, и я написал три лучшие свои книги. Среди них — «Загадка Макиавелли». Она как бы о тех далёких временах, а на самом деле о культе личности, о режиме личной власти и судьбе мыслящего интеллигента.

Другая — «Вожди и советники» — о моей работе в ЦК партии. Собственно, о его руководстве: Хрущёве, Андропове, Брежневе… Я надиктовал её за 12 дней, объём 25 печатных листов.

Когда рукопись была готова, показал её работнику ЦК Валентину Александрову. Прочитав, он посоветовал запрятать её поглубже в сейф.

— Фёдор, никому не показывай — посадят.

В книге я рассказал о тех непростых и далеко не искренних отношениях, которые складывались между сотрудниками аппарата ЦК, и, конечно, о конкретных людях. В частности, очень подробно о своих встречах с Брежневым. Как только он пришёл к руководству страной, меня к нему «подсунул» Андропов. Я возглавил группу подготовки первого крупного доклада Леонида Ильича к 20‑летию Победы. Вот там-то мы и схлестнулись с группой Шелепина.

Тогда мой кабинет находился рядом с кабинетом Генерального секретаря ЦК КПСС. Как-то ко мне зашёл Леонид Ильич и протянул кипу листов.

— Фёдор, посмотрите, тут Шурик (так в ЦК называли Шелепина) прислал какую-то диссертацию. (Это был параллельный текст доклада, и Шелепин тем самым пытался перехватить подготовку к руководству этим большим событием.)

Я изучил материал и написал записку на имя Брежнева, где указал: это полный возврат к сталинизму, к холодной войне.

Брежнев не очень любил читать всякие бумаги, в основном слушал. Как только получил докладную, снова зашёл к мне.

Я стал излагать все 17 пунктов своих замечаний. По ходу моих рассуждений видел, как вытягивалось его лицо, соловели глаза, и даже челюсть откинулась. Мне показалось, что из моей интеллигентной речи он ничего не ухватил, и всё сказанное — за пределами его политической культуры. Но, как потом оказалось, это была игра.

— Фёдор, я не по этой части, я больше насчёт организации и психологии.

Только позже я понял, насколько это был очень тонкий знаток человеческих отношений. Он так прекрасно решал кадровые вопросы, как никто ни до него, ни после. Утро начинал с того, что в течение двух часов обзванивал всех первых секретарей обкомов.

— Иван Иванович! Хочу с тобой посоветоваться. На Политбюро выносим вопрос… Мне очень важно твоё мнение…

— Леонид Ильич! Вы абсолютно правы. Только в таком ключе нужно решать проблему.

У каждого из них создавалась иллюзия своей значимости и нужности.

Или взять заседание Политбюро. В отличие от Хрущёва, который, захлёбываясь, обычно говорил первым, прямо строчил из пулемёта, все остальные ставились перед фактом: решение сформировано и возражать нельзя. Леонид Ильич всегда выступал только в заключение. И если даже один член Политбюро возражал, он говорил:

— Этот вопрос нужно отложить. Посоветоваться и снять сомнения, а потом снова рассмотреть на заседании.

Он был великий мастер человеческих отношений, которому мог позавидовать любой западный лидер.

— А как сложилась судьба Шелепина, бывшего первого секретаря ЦК ВЛКСМ, бывшего председателя КГБ СССР?

— Вот здесь-то и проявилась дальнозоркость и потрясающая интуиция Брежнева. Он знал, существует заговор, и мастерски убирал из Политбюро ненадёжных людей: Шелеста, Подгорного, Кириленко… Были — и нет, и никаких конфликтов. «Ушли по собственному желанию».

О том, что инициатором заговора был Александр Шелепин, я впервые узнал после октябрьского пленума, когда готовил вместе с Кусковым доклад Петра Демичева. Он нам откровенно рассказывал, что Шелепин собирал основную группу в Лужниках во время футбольных состязаний, когда трудно что-то подслушать, и договаривался о всех тактических шагах, как брать власть.

Брежнев переиграл Шелепина. Сначала сделал его председателем ВЦСПС, а потом отправил в командировку в Англию. И здесь, как мне думается, свою роль сыграл Андропов. Был такой журналист, который выступал под фамилией Луи, работал на КГБ. В английской «Таймс» он опубликовал статью, приуроченную как раз к приезду Шелепина в Лондон. Там рассказывалось, что Шелепин ярый сталинист, человек, который участвовал в арестах и до сих пор не успокоился, рвётся к власти… Естественно, статья сыграла свою роль, и на берегу туманного Альбиона Шурика встретили очень холодно.

Когда он вернулся в Москву, мне рассказывал помощник Брежнева Александров, Леонид Ильич пригласил его к себе.

— Видишь, Александр Николаевич, как сложилась вокруг тебя обстановка. Трудно тебе после такой «славы» оставаться в штабе нашей партии. Принимай решение.

Шелепину, люто ненавидевшему Брежнева, ничего не оставалось, как подать в отставку.

— Cегодня ты профессор Колумбийского, Гарвардского, Оксфордского университетов. Что интересует твоих слушателей? Вокруг чего разгораются дискуссии?

— Я никогда не читал стандартных лекций. Говорю, в основном, о двух предметах: первый — об эпохе реформации, от Хрущёва до настоящего времени. Второй — об отношениях Советского Союза, потом — России, с Западом, а в первую очередь с Америкой. В своё время я написал доклад для одного из конгрессов по социологии «Всеобщий мир — утопия или реальность?». Он был опубликован в Организации Объединённых Наций, но только не в нашей стране, ибо его посчитали крамольным.

Всегда в жизни говорю то, что думаю. Может, это тоже во мне наследственное, а может, наивная вера в то, что с твоим мнением согласятся. На самом деле, всё упиралось в конкретные интересы определённой группы людей. Им нужна была совсем другая модель реформ. Я же строил свои доводы далеко не на пустом месте. В Югославии встречался с Карделем, в Чехословакии — с Дубчеком, в Китае — с Дэн Сяопином, в Японии — с Охито. Обоснованно предлагал постепенные, шаг за шагом, демократические и экономические реформы, вместо того скачка, который так деформировал общество. Мы будем выбираться из этой ямы ещё долгие десятилетия. В конечном счёте, но с потерями всё же вырулим на правильную дорогу. К несчастью, вынужден сделать прогноз: тот уровень жизни, который сейчас имеется, скажем, в Англии, Германии, Франции, нам станет доступен только во второй половине нашего века.

— Будучи народным депутатом СССР, в 1987 году ты возглавил Комиссию по правам человека, которая освободила из тюрем людей, преследуемых, как тогда трактовали, за религиозные преступления. Что за этим стояло?

— В эту международную комиссию, кроме очень ярких представителей нашей интеллигенции, входили и зарубежные деятели: жена президента США Картера, жена президента Франции Жискар д’Эстена — и очень многие общественные деятели. В Верховном Совете СССР я готовил два закона: о религиозной свободе и свободе выезда и въезда в СССР. Последний пробивал с колоссальным трудом. Специально поехал в Соединённые Штаты Америки, потому что Лукьянов и Горбачёв считали, будто Америка уже не заинтересована в нашем законе, ибо боится волны эмигрантов. Я выступил на так называемом молитвенном завтраке и встретился с государственным секретарём Бейкером, попросил его передать президенту Бушу-старшему, что у нас есть беспокойство по этому поводу. Насколько мне известно, Буш позвонил Горбачёву, после чего Михаил Сергеевич дал «добро», но с условием, что закон войдёт в силу лишь через год.

— Прошу тебя вернуться к первому закону — о религиозной свободе. К чему вы пришли?

— В нашу подкомиссию по правам человека входили многие религиозные деятели. Наиболее активным был митрополит Ювеналий — человек необычайно образованный и прогрессивный. Когда я был направлен руководителем делегации Верховного Совета СССР в Америку, членом делегации был владыка Алексий, будущий Патриарх всея Руси. Я выступил в конгрессе США, где рассказал, как у нас обстоит дело, в первую очередь, с религиозной свободой.

Что же касается освобождения людей из наших тюрем, инициатива исходила от Розалин Картер. Во время заседания в Гааге, где я был председателем, она передала мне список лиц, осуждённых за религиозные убеждения. Я тут же дал телеграмму на имя Горбачёва и предложил без пересмотра приговора освободить этих людей. Объяснил Михаилу Сергеевичу: по моему мнению, религиозных преступлений нет. Если, к примеру, человека убили на религиозной почве, то привлекать его надо совсем по другой статье.

Горбачёв наложил резолюцию: «Рассмотреть и освободить».

Так свободу обрели более 400 человек.

— Передо мной сидит красивый, стройный мужчина, и даже не поворачивается язык сказать, что недавно ему стукнуло 80. Но это — факт, и от него никуда не денешься. Скажи, Фёдор Михайлович, оглядываясь сегодня на свой длинный путь, ты хотел бы что-нибудь изменить в своей жизни? Может, за что-то стыдно?

— Мне нечего стыдиться. Абсолютно. В жизни я не сделал ни одного дурного шага. Что касается политической жизни, сожалею об одном — дал себя «выдавить» из большой политики после прихода к власти «царя Бориса». Видимо, здесь сказалась приверженность к определённым идеям, в которые свято верил и они стояли выше личной судьбы. Гайдаровские реформы я абсолютно не принял. Критиковал их, лично Бориса Николаевича, хотя, быть может, нужно было воздержаться. Не вошёл ни в одну из партий, но мог бы создать свою, социал-демократическую (Алексеев, Шаталин и я). Однако не сделал этого, чтобы не мешать Горбачёву подняться над ситуацией.

Откровенно говоря, нужно было больше думать о себе, к примеру, я остался на общегосударственной пенсии, отказавшись от пенсии депутата Верховного Совета СССР. Почему? Считал, что таким образом выражаю протест против разгона Верховного Совета и Союза ССР. Но эта моя акция мало кем была замечена.

— И всё же, твоя жизнь удалась?

Бурлацкий, Фёдор Михайлович (2007)— Я прожил яркую, необычную жизнь. 8 Она, несомненно, состоялась. Но нужно считаться со временем, оно быстротечно и остановить его невозможно. Когда-то ты был востребован, а сейчас — не вполне даже замечаем. Из-за природной гордости я никогда не унижался и не приспосабливался. 9 На 20 книг, которые я написал, у нас в стране вышла только одна рецензия. Все остальные — на Западе. Я верил в себя больше, чем было нужно, мало считался с обстоятельствами. Но, как поёт Андрей Макаревич, «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас».

Даже все руководители нашей страны, которые были после революции, оказались несостоятельными, ибо всё пошло не так, как они хотели. Совершенно искренне считаю, Путин — первый руководитель, который реально представляет, что делать со страной.

А мы на своём «этаже», конечно, мечтали, много работали, чего-то добивались. И в этом смысле у меня есть некое болезненное разочарование. Я подавляю его простым соображением: тысячи, а может, сотни тысяч достойных, талантливых людей в нашей стране не имели того шанса, что дала мне судьба. И за это я ей безмерно благодарен.

Примечания:

  1. Закончилось это, однако, тем, что группа Шелепина столкнулась с группой Брежнева и уже в 1967 году была подавлена. Об этом см. далее в этом же интервью.— здесь и далее примечания Маоизм.ру.
  2. Газета «Правда», 21 декабря 1966 г.
  3. Мать Андропова была приёмной дочерью в еврейской купеческой семье Флекенштейнов. Отец неизвестен, Андропов носил фамилию отчима.
  4. Первым секретарём ЦК КП(б) Карело-Финской ССР был Г. Н. Куприянов. В 1950 году он был снят и репрессирован. Позднее в воспоминаниях писал, что рассчитывал на поддержку Андропова, но тот солгал, что не может свидетельствовать в его пользу.
  5. В действительности, национальное присхождение А. Д. Бланка, деда Ленина по матери, точно не установлено.
  6. Статья «На пути к премьере» была опубликована в «Комсомольской правде» 22 июня 1967 г.
  7. Лен Карпинский всё-таки был исключён из КПСС в 1975 году. Бурлацкий же в это время (1971—1989) заведовал кафедрой… марксистко-ленинской философии в Институте общественных наук при ЦК КПСС.
  8. Бурлацкий умрёт в 2014 г., в возрасте 87 лет.
  9. Это, на минуточку, имел наглость сказать человек, который, будучи сознательным антикоммунистом, полжизни проработал в марксистско-ленинском образовании и агитпропе. Если это в какой-то мере и правда, это говорит о приемлемости таких воззрений и подрывной деятельности в лживом хрущёвско-брежневском (не говоря уже о горбачёвском) аппарате.

Пол Пот: цитаты из речей, выдержки из произведений, отрывки из интервью

Кто опубликовал: | 23.11.2020

Часть цитат из данной подборки собрана и выделена в отдельные публикации:

Маоизм.ру

«Золото, серебро, ожерелья, браслеты — цепи, которые связывают ваши руки и ноги. Товарищи, они сковывают революционное движение! Они абсолютно недопустимы»

Пол Пот

Предисловие

17 апреля 1975 года Красные Кхмеры под руководством Пол Пота берут под свой полный контроль столицу.

В этот же день Ангка утверждает план по восстановлению народного хозяйства — немедленно создать сельские коммуны и переселить в них городское население для немедленного восстановления сельского хозяйства и обеспечения продовольствием всего населения. Мера, необходимая для немедленного приведения в порядок уничтоженного войной сельского хозяйства, а также решение проблемы городов, перенаселённых беженцами.

К слову, почти вся политика Пол Пота была мотивированна восстановлением хозяйства и созданием автаркии из-за давления СССР, в окружении Вьетнама и ставшего недружественным после смерти Мао Китая 1.

С мая 1975 года отношения с Вьетнамом стали напряжёнными, начались пограничные конфликты, а в 1977 году начался кампучийско-вьетнамский конфликт.

Информация об уничтожении государственного банка и отмены денег вызывает сомнение. Деньги, выпущенные в начале 1970‑х имели надпечатки, закрывающие королевскую и религиозную символику. А в 1976 году была выпущена первая серия банкнот. Сейчас обычно их сопровождают подписями «не находились в обращении, ведь деньги у них отменили».

Действительно, деньги в сельской местности не использовались, Красные Кхмеры снабжали сельское население ежедневными пайками и выделяли дополнительно продовольствие в обмен на трудодни. Но ведь город-то ещё жил. Согласно выводам ЦРУ, в Пномпене постоянно проживало не менее 70 000 чел., ещё не менее 200 000 жили в пригородах. Согласно выводам Хильдебранда, частично городское население в Пномпене и центрах административных районов сохранилось. Городское население насчитывало около 1 млн человек. В городах были восстановлены уничтоженные за время войны школы, больницы и училища. В Пномпене и Такмау действовали заводы, занимавшиеся производством примитивной сельскохозяйственной техники, а также военной техники и оружия для борьбы с вьетнамцами. Исправно работал государственный аппарат, а также представительства за рубежом.

Согласно оценке ЦРУ, в период правления Красных Кхмеров были казнены от 50 000 до 100 000 бывших военнослужащих, бюрократов, учителей и образованных людей. До 55 000 сбежали в Таиланд, от 200 000 до 500 000 человек — во Вьетнам. В общей сложности население уменьшилось (т. е. не обязательно умерли, здесь включены и беженцы) на 1,2—1,8 миллиона человек. Данная цифра включает вышеперечисленные, а также смертность от эпидемий и потери во время кампучийско-вьетнамского конфликта. И это против 3 млн убитых, как принято считать. Выходит, что жертвами репрессий стало в целом не более 1 млн чел. С чем согласна и Финская комиссия по расследованиям.

Константин Сердюк

Ⅰ. О капитализме, империализме и контрреволюции

«Если мы откроем дверь капитализму — мы потеряем страну!»

«Не эксплуатируйте чужой труд, товарищи, а полагайтесь на собственные силы».

«В Демократической Кампучии нет эксплуатирующего класса, а, следовательно, нет больше и жертв эксплуататоров».

«Смерть ради народа весомее священных гор Гималаев; смерть ради капиталистов, феодалов и реакционеров не перевесит и гусиного пера».

«Если старое общество больно, примите дозу Ленина в качестве лечения».

«В районах, временно контролируемых противником, помимо фашистских репрессий, женщины по-прежнему вынуждены бороться с высокой стоимостью жизни, нехваткой продовольствия, в частности риса, и кое-как сводить концы с концами. К этому добавляются иные заботы: их мужья и сыновья могут быть призваны в любой момент, их дочери похищаются и насилуются войсками Пномпеня и Сайгона. Американский образ жизни, развращённое общество и проституция отравили умы многих девочек и женщин». 2

«[Монархия есть] система, при которой власть попадает в руки небольшой группы тунеядцев, получающих возможность эксплуатировать народ. Монархия является несправедливой системой, зловонной гноящейся раной, которую должен уничтожить именно народ». 3.

Ⅱ. О партии, революции и политике Демократической Кампучии

«Занимая революционную позицию, ты можешь делать что угодно».

«В промышленности наша партия также исходит из конкретных условий в стране, обращая особое внимание на заводы, производящие сельскохозяйственную продукцию и средства к существованию народа. Имея это в виду, мы соорудили много новых заводов, мы отремонтировали и превратили существовавшие предприятия, ранее зависимые от зарубежного сырья, в фабрики, которые теперь полагаются в основном на местное доступное сырьё».

«В Демократической Кампучии мы практикуем коллективную демократию во всех отраслях. Исходя из этого принципа, каждый имеет право выражать своё мнение, как поддерживать, так и возражать, на всех заседаниях, по любой проблеме. После того, как каждый выскажется, принимается общая идея. В дальнейшем, если выявляется несогласие с предыдущим решением или предложение изменить его, проводится заседание для нового коллективного утверждения. Это то, что мы называем коллективной демократией».

«Мы должны всегда и везде проверять себя. Это относится не только к партии в целом, но и к каждой партийной организации, к партийным кадрам, к каждому члену партии, к каждому чиновнику на заводах, в портах, на электростанциях, в мелиорации. Если партия больше не представляет интересов низших классов, эксплуатируемого народа, то она не имеет никакого смысла, она больше не может претендовать на роль партии пролетариата. Теряют смысл комитеты, равно как и их председатели. „Бессмысленность“ означает, что они больше не представляют рабочий класс. Такая партия, такие кадры, такие комитеты меняют свою классовую природу и, как следствие, вступают в противоречие с интересами пролетариата».

«Победа революции над империализмом состоит не в приглашении гостей на званый ужин, не в написании текста, не в вышивании крестиком, не в мягкотелости, не в закрывании глаз и безразличии, не в вежливости и воспитанности, не в страхе перед врагом; революция состоит в выплёскивании гнева против одного класса, в нанесении удара по нему и уничтожении этого класса».

«Одна рука — для производства, вторая — для удара по врагам».

«Мы не говорим о социализме. Важна суть, а не слова». 4

«Совещайтесь и спорьте; строгий порядок в Партии нужен для объединения всех этих взглядов в соответствии с потребностями демократии и для их тесного взаимодействия».

«Что касается интеллектуалов и тех, кто прошли обучение в старом обществе, у них тоже есть право на труд, как и у любого иного гражданина Кампучии, у каждого в соответствии со своими возможностями и способностями. В революционном движении Кампучии, будь то до или во время пяти лет войны против империалистических агрессоров в лице США или после освобождения, они были заняты различными видами деятельности в соответствии со своими задачами и внесли заметный вклад в развитие страны.

В ходе возрождения и строительства новой Кампучии они тоже вносят вклад в развитие страны, каждый в соответствии со своими возможностями и способностями». 5

«Ангка неистово атакует и сбивает с пути всех империалистов и феодалов, из-за которых наше государство в опасности,— неужели ты не знал, товарищ?».

«Мы не можем точно поставить диагноз. Болезнь должна возникнуть, чтобы её можно было изучить. Из-за того, что накал народной революции и накал демократической революции был недостаточен… нам не удаётся найти микробы, заразившие партию. Они скрыты от глаз. Однако благодаря дальнейшему развитию нашей социалистической революции, которая проникает в каждый уголок Партии, армии и всё больше затрагивает народ, мы можем выявить эту заразу. Она будет вытеснена… социалистической революцией… Если мы будем ждать дальше, микробы могут причинить нам непоправимый вред». 6

«Причины неудач: некоторые не любят свой коллектив; массы не знают, как повысить уровень критики; до сих пор происходят конфликты между членами нашей партии; наши партячейки до сих пор авторитарны; политическое обучение и грамотность основываются лишь на административной работе». 7

«Затаились ли ещё в Партии изменнические, засекреченные элементы? Или же они исчезли? Из наших наблюдений за последние десять лет становится ясно, что они никуда не делись. Это потому, что они постоянно проникают в Партию. Кое-кто действительно предан, чья-то верность колеблется. Враги могут легко проникнуть. Они остаются — пусть даже один или два». 8

«Мы используем понятие „Средства к существованию“ как способ привлечь людей низкого социального статуса, понятие „Демократия“ — чтобы мобилизовать средний слой людей, например, студентов и интеллигентов, и понятие „Нация“ — чтобы как можно больше мобилизовать авангард». 9

«Ни один человек в целом мире не верил в нас. Все твердили, что нападение на Пномпень станет нелёгким делом, что атака на американских империалистов — задача трудная; нам не хватало оружия и боеприпасов. Никому и в голову не приходило, что мы можем это сделать». 10

«Мы готовимся вести народную войну, достигшую точки, когда остановить её уже невозможно». 11

«Товарищи, я очень сожалею, что вы ещё не достигли высокого уровня понимания. Меня беспокоит, что иные фракции обретут власть, поэтому, хотя я стар и хотел бы удалиться от дел, я должен продолжать укреплять ваши знания, прилагая к этому все свои силы. Не принижайте себя, но в то же время берегитесь вялости и чрезмерной самоуверенности. Любому из вас придётся много и упорно работать в области политики, чтобы достичь более высокого уровня, чем достиг я. Если вам это не удастся, я не смогу умереть спокойно». 12

«У нас есть воля к победе. Но этого недостаточно. Нам нужны правильный курс, правильная политика и правильные методы. [Без них] революция похожа на слепого, переходящего с места на место». 13

«Революционер должен быть добр и проявлять сочувствие по отношению к народу; революционер должен всегда использовать добрые слова в беседах с людьми. Эти слова не должны причинять вреда, они должны располагать слушателей к говорящему, звучать вежливо в любых обстоятельствах, нравиться всем и каждому и радовать слушателей». 14

«Рассмотрим пример наших бойцов, которые питались лишь корнями деревьев и виноградными лозами, а их плоть становилась худой и бледной; это не помешало им победить врага — разве ты не знал об этом, товарищ?»

«Я хотел бы сказать вам, что пришёл вести борьбу, а не убивать людей. Даже сейчас, когда вы можете посмотреть на меня, разве я похож на жестокого человека? Моя совесть чиста. ‹…› Здесь есть две стороны. Есть то, что мы сделали неправильно, и то, что мы сделали правильно. Ошибка состоит в том, что мы совершили кое-что против народа, но иная точка зрения, как я говорил вам, заключается в том, что без нашей борьбы Камбоджи сейчас не существовало бы».

Ⅲ. О молодёжи

«Все юные братья и сёстры — наследники Ангки и необходимы Ангке».

«Если родители бьют своих детей, значит, они презирают Ангку. Как следствие, у Ангки не будет никакого сострадания к этим родителям».

«Вы должны учиться, совмещая учёбу с трудом. Вы не должны бояться трудиться, не должны привередничать по этому поводу. Чем больше вы трудитесь, тем больше вы узнаёте, тем более компетентными вы становитесь». 15

Ⅳ. Пословицы и аллегории товарища Пол Пота

«Если хотите узнать, как всё происходит, спросите у взрослых; если хотите вникнуть в суть, спросите у детей».

«Есть залы для того, чтобы произносить речи; нет залов для того, чтобы действовать».

«Если ты совершил ошибку, сначала раскритикуй, затем накажи себя».

«Товарищи, слушайте внимательно: вера в духов и джиннов — всего лишь пережиток старого режима».

«Труд — это битва: ты пылаешь как огонь и обращаешь пни в пепел».

«На рассвете птицы летят к полям; поля к птицам никогда не летят».

«Находясь в том или ином месте — видишь; видя — делаешь; делая — знаешь».

«Учись коллективно питаться и коллективно работать».

«Если мы окажемся медлительными и слабыми, нам не поздоровится». 16

«Секретность — ключ к победе».

Примечания:

  1. Непонятно, откуда информация о недружественности дэнистов к полпотовскому режиму. Ведь они были на одной стороне в конфликте с Вьетнамом.— Маоизм.ру.
  2. «Камбоджийские женщины в революционной войне за национальное освобождение народа», 1973 г.
  3. Из статьи для специального выпуска студенческого журнала «Кхмер нисут», июнь 1952 г.
  4. Из речи на первом заседании комитета министерства иностранных дел Демократической Кампучии, 22 апреля 1976 г.
  5. Из беседы с представителями Ассоциации шведско-кампучийской дружбы 24 августа 1978 г.
  6. Из выступления на учебно-подготовительной встрече, конец декабря 1976 г.
  7. Из «Задач» к съезду партячеек, 22 мая 1976 г.; текст анонимен.
  8. Из выступления на учебно-подготовительной встрече, конец декабря 1976 г.
  9. Из анонимного текста, датированного 8 декабря 1986 г.; авторство, судя по всему, принадлежит Пол Поту.
  10. Из выступления вскоре после взятия Пномпеня.
  11. Из письма китайским властям, перехваченного вьетнамцами, октябрь 1967 г.
  12. Из записанного Роджером Нормандом выступления перед учениками, 1987 г.
  13. Январь 1972 г.
  14. Из документа, перехваченного противником в декабре 1970 г.
  15. Из программной речи, адресованной молодёжи страны, 27 сентября 1977 г.
  16. 21 августа 1976 г.

О строительстве развитого социалистического общества

Кто опубликовал: | 21.11.2020

Перепечатываем это, вроде бы, рядовую заметку из газеты «Правда» раннебрежневского времени как важную иллюстрацию к реставрации капитализма в Советском Союзе. Таких текстов действительно было море, но в данном случае мы имеем ценное свидетельство самого автора, откровенно сделанное сорок лет спустя: «…В ту программу [КПСС] я заложил две, на мой взгляд, очень важные вещи, которыми могу гордиться. …Отказ от коммунистического строительства. В 65‑м я опубликовал статью „О строительстве развитого социалистического общества“, где определил пути перехода к более свободной экономике, отказу партии от руководства ею, развития демократии и строительства советской парламентской системы. После этого уже никто и никогда не писал о коммунистическом строительстве».

Маоизм.ру

Каковы пути дальнейшего развития общества, воздвигшего основы социализма? Этот вопрос широко обсуждался на закончившихся недавно съездах Болгарской коммунистической партии и Венгерской социалистической рабочей партии, на проходивших раньше партийных форумах других стран социализма. И, несмотря на различия конкретных задач, намеченных компартиями этих стран, они приняли установку на строительство развитого социалистического общества или переход к этапу полного построения социализма.

Тов. Вальтер Ульбрихт заявил на Ⅵ съезде СЕПГ: «Наша программа выдвигает задачу развёрнутого и всестороннего строительства социализма». Выступая на Ⅳ съезде ПОРП, тов. В. Гомулка говорил: «Сегодня условия настолько созрели, что мы можем на нашем съезде… наметить реальную программу дальнейшего развития социализма в Польше, отвечающую интересам и стремлениям рабочего класса и всего народа». «Не забывая о целях и перспективах будущего коммунистического общества,— сказал тов. Новотный на ⅩⅢ съезде КПЧ,— мы будем в ближайшие годы направлять усилия всех трудящихся на всестороннее, эффективное использование и дальнейшее развитие основ материального и духовного благосостояния нашего общества на социалистическом этапе. Этот этап представляет собой относительно продолжительный период, в ходе которого необходимо добиваться укрепления и развития социалистических экономических и общественных отношений, последовательного использования закономерностей социализма».

«Сейчас Народная Республика Болгария,— говорил тов. Тодор Живков.— находится на новом этапе своего общественно-экономического и политического развития — этапе строительства развитого социалистического общества».

А вот что говорил тов. Янош Кадар на Ⅸ съезде Венгерской социалистической рабочей партии: «В основном вопросе общественного развития Ⅷ съезд констатировал, что в нашей стране закончилось построение основ социалистического общества, в результате чего мы вступили в новый этап развития, этап полного построения социалистического общества».

Вопрос о построении развитого социалистического общества представляет не только теоретический интерес: он самым непосредственным образом связан с насущными задачами, которые решаются ныне в восточноевропейских странах социализма. Характерно, что его обсуждение тесно сочетается с решением проблем экономических реформ, проводимых в этих странах в последние годы. В ходе этих реформ намечаются пути создания наиболее эффективной экономической системы, которая сочетала бы преимущества планирования и использования таких категорий, как прибыль, материальная заинтересованность. Вместе с этим, естественно, разрабатываются и вопросы, касающиеся совершенствования не только экономических, но и социально-политических отношений.

Внимание ко всем этим проблемам в европейских социалистических странах легко объяснить: оно связано с тем этапом, в который они вступили. За 20 лет существования эти государства проделали большой путь. Промышленное производство в них увеличилось в несколько раз. И хотя ещё сохраняются существенные различия между ними,— и в экономическом уровне, а в глубине общественных преобразований,— во всех этих странах переходный период от капитализма к социализму либо подошёл к концу, либо завершён.

Компартии социалистических стран Восточной Европы констатировали в последние годы, что в их странах созданы основы социализма. Это означает прежде всего, что упрочилась власть рабочего класса, выступающего в союзе с крестьянством, во главе которых идут коммунистические и рабочие партии. Это означает далее победу общественной собственности в городе и деревне (хотя в некоторых странах процесс социально-экономических преобразований в деревне ещё не завершён). Это означает, наконец, возникновение общества трудящихся в результате ликвидации эксплуататорских классов, осуществления глубоких культурных преобразований и утверждения социалистической идеологии в массах. Все эти преобразования и позволили выдвинуть задачу создания развитого социалистического общества.

Что социализм станет самостоятельным этапом при переходе к коммунизму, предвидели ещё основатели научного коммунизма. Ленин писал, что от «капитализма человечество может перейти непосредственно только к социализму…». В первые годы Советской власти Ленину пришлось выдержать борьбу против так называемых «левых», которые рассматривали «военный коммунизм» не как временный и вынужденный обстоятельствами этап, а как путь, непосредственно ведущий к высшей коммунистической фазе. Но пытаться строить коммунизм, прежде чем утвердится, упрочится и разовьётся социализм,— это так же бессмысленно, как возводить крышу здания, не имеющего фундамента и стен.

Победа общественной собственности — важнейший этап борьбы за социализм. И всё же это лишь часть дела. После того, как осуществлены основные экономические преобразования, возникает необходимость привести в соответствие с этим систему управления и контроля на производстве, формы распределения материальных благ, формы политической жизни, правовые нормы. Ленин писал, что, базируясь на экономике, социализм вовсе не сводится к экономике. На фундаменте социалистического производства «необходима ещё демократическая организация государства». Преобразование всей надстройки в свою очередь позволяет двинуть вперёд ускоренными темпами производительные силы с тем, чтобы обеспечить на деле распределение по труду, неуклонное повышение жизненного уровня трудящихся.

Опыт Советского Союза подтвердил ленинские предвидения. Общественная собственность в городе и деревне победила в нашей стране ещё в середине 30‑х годов. Но это не означало создания развитого социалистического общества. За десятилетия, которые прошли с той поры, наша страна проделала огромный путь — и в развитии производительных сил, и в совершенствовании экономических и социально-политических отношений. То, что социализм победил окончательно и бесповоротно, позволило выдвинуть задачу постепенного перехода к коммунизму. ⅩⅩⅢ съезд КПСС наметил широкую программу дальнейших преобразований в экономике нашей страны, совершенствования и развития общественных отношений.

Пример нашей страны впервые показал, таким образом, что строительство развитого социалистического общества представляет собой важный этап на пути к коммунизму. Он показал также и то, что внедрение социалистических отношений во все сферы общественной жизни — задача не менее ответственная и сложная, чем экспроприация эксплуататорских классов.

В последнее время были примеры и такого подхода к этой проблеме, который противоречит принципам марксизма-ленинизма. У всех на памяти эксперименты, проделанные в Китае в период политики так называемых «скачков» и насаждения «коммун». Суть этой политики заключается в попытке «форсировать» переход к коммунизму, минуя необходимые этапы борьбы за создание социалистического общества. Напомним, что под таким «форсированием» понимались свёртывание товарных отношений, «коммунизация» деревни, сужение сферы действия материальных стимулов, отход от принципа оплаты по труду в зависимости от его количества и качества и другие аналогичные меры. Всё это изображалось как «большой скачок», ведущий к коммунизму. На практике подобные взгляды и подобная политика, как и следовало ожидать, привели лишь к отступлению назад от завоёванных позиций — и в экономике, и в общественно-политическом развитии.

Опыт Китая ещё раз наглядно продемонстрировал глубокую обоснованность предостережений Маркса против мелкобуржуазного коммунизма. Государственная и кооперативная собственность в Китае одержала победу уже десять лет назад. Но эта победа не привела механически к утверждению социализма в общественно-политических отношениях. Этот опыт ещё раз подтвердил ленинскую мысль о том, что в экономически отсталой стране легче начать социалистическую революцию, но труднее довести её до полной победы. В такой стране особенно сложен и многоступенчат процесс строительства социализма. Здесь особенно нужна мобилизация энергии масс, всех ресурсов, чтобы воздвигнуть здание социализма на единственно пригодном для него фундаменте — на современной индустриальной и научно-технической базе. Здесь особенно необходима последовательно пролетарская политика коммунистической партии, которая позволила бы шаг за шагом, неуклонно двигаться по правильному пути.

Теперь уже не только на примере Советского Союза, но и других европейских стран социализма находит своё подтверждение идея, что после создания основ социализма наступает более или менее длительный период всестороннего развития социалистического общества.

Какое же конкретное содержание вкладывают коммунистические и рабочие партии социалистических стран в понятие «развитого социалистического общества»? Разумеется, в каждой стране имеются свои особенности, которые определяются различным уровнем экономического развития, историческими традициями. Но можно видеть и некоторые общие тенденции.

В экономической области речь идёт о создании такой системы хозяйства, которая отвечала бы требованиям научно-технической революции и обеспечивала производительность труда более высокую, чем при капитализме. Речь идёт, далее, о гармоничном развитии всего народного хозяйства, и прежде всего подъёме сельскохозяйственного производства до уровня промышленного, о том, чтобы на этой основе достигнуть жизненного уровня, отвечающего требованиям трудящегося человека в условиях развития социалистического общества.

В социальной области речь идёт об укреплении руководящей роли рабочего класса, единства всего народа, об утверждении духа коллективизма, подлинного товарищества и социалистической морали в отношениях между людьми.

В политической области речь идёт о последовательном применении принципов научного руководства обществом со стороны партии, о развитии государственности, социалистической демократии вместе с усилением сознательной дисциплины труда, о расширения участия трудящихся в управлении в целом, и в частности в низовых хозяйственных звеньях — на заводах, фабриках, в кооперативах, в государственных имениях.

В идеологической области речь идёт о том, чтобы обеспечить условия для повсеместного утверждения научного мировоззрения, марксизма-ленинизма в сознании трудящихся. Особое значение приобретает повышение профессиональных знаний, всеобщего образования, культуры всех трудящихся.

В коммунистических и рабочих партиях стран социализма указывают и на то, что методы строительства развитого социалистического общества должны существенно отличаться от методов, которые были присущи переходному периоду от капитализма к социализму. Ⅸ съезд ВСРП, например, констатировал, что в Венгрии завершён период больших классовых столкновений, создались условия для осуществления и укрепления единства всех творческих сил народа.

Ключ к осуществлению стоящих выше задач компартии видят в последовательном применении научных принципов руководства экономикой и всем обществом. Не случайно в решениях компартий европейских социалистических стран именно эта задача поставлена в центр внимания.

Конечно, с самого начала социалистической революции партии добивались создания эффективной системы управления и руководства. Но эта задача не могла стать центральной в переходный период, когда решается вопрос «кто кого», когда происходит крутая ломка общественных отношений в условиях острой классовой борьбы. Кроме того, не хватало ещё кадров научно-технической интеллигенция, в особенности в сфере управления, а культурный уровень рабочих и крестьян был ещё недостаточным, чтобы она могли повсеместно участвовать в управлении и контроле. Теперь же создание более зрелой экономики, достижения культурной революция позволяют поднять всё дело управления на уровень требований современной науки.

Социализм уже показал своё превосходство над капитализмом. Но по мере развития социализма ко всё более зрелым формам он будет демонстрировать свои решающие преимущества как в области экономики, так и во всех других областях жизни. Развитый социализм, опирающийся на самую современную производственную базу и использующий подлинно научные методы управления, сможет куда более успешно соревноваться с развитым капитализмом.

Совершенствование системы управления и другие меры, предпринимаемые в европейских странах социализма, позволят быстро двинуть вперёд не только экономику, во и в целом социалистическое развитие. А это и есть верный путь для ускорения темпов перехода к коммунистическому обществу.

Беседа с Нейтом Тейером (фрагменты)

Кто опубликовал: | 20.11.2020

Пол Пот, 16 октября 1997 г.«С самого детства я никогда не говорил о себе… Такова была моя природа. Я был молчалив… Я довольно застенчив. Я не хотел называть себя лидером. Я никому не рассказывал ни о своём брате, ни о своей сестре, потому что не хотел беспокоить их. Если бы со мною что-то случилось, то я не хотел бы, чтобы они имели к этому хоть какое-то отношение. В результате некоторые люди думают, будто мне нет дела до них. Скорее наоборот, я уважаю, я люблю своих родственников. Но свои политические взгляды я им так и не раскрыл».

«Я слышал, люди говорят, что моя дочь [Меа Ситха] не очень способна к обучению. Она медлительна. Ей плохо даётся математика, зато со словесностью дела обстоят гораздо лучше.

Она как я. Но это нормально. Если она слаба в одной области, то может быть сильна в чём-то ином».

«Я слушаю радио каждое утро. „Голос Америки“. Но утром у них мало новостей. Вечерние новости лучше».

«Люди говорят о Туолсленге, Туолсленге, Туолсленге, но, когда мы смотрим на фотографии, там одно и то же. О Туолсленге я впервые услышал по „Голосу Америки“. Я вслушивался дважды. И есть документы от людей, которые исследовали скелеты… Согласно им, если вы внимательно присмотритесь к черепам, то увидите, что они меньше черепов, характерных для представителей кхмерского народа».

Лозунги как инструмент политической пропаганды и агитации китайского государства

Кто опубликовал: | 19.11.2020

Макарова Юлия Олеговна — аспирант Забайкальского государственного университета.

Маоизм.ру

Обоснована востребованность лозунгов, которые широко используются в Китае уже не одно столетие и несут в себе мобилизующую пропагандистскую функцию. Спецификой статьи является использование лингвистических приёмов для обоснования инструментария политической пропаганды. Отмечено, что современное китайское государство активно привлекает инструментарий лозунгов для купирования существующих социальных и экономических проблем. Политические лозунги имеют явные преимущества перед экономическими и силовыми способами господства над политической волей масс, поскольку они реализуются постепенно и незаметно для управляемых, их реализация не приводит к прямым жертвам и насилию.

С точки зрения автора, наибольший интерес для исследования представляет современная политическая агитация Китая как субъекта наиболее частого применения лозунгов.

Отмечено, что ни одна страна в мире, кроме Китая, не смогла сформировать настолько гибкий и эффективный инструментарий манипулирования политическим сознанием при помощи достаточно простых лингвистических инструментов, таких как лозунги. По ним можно воссоздать картину давно минувших лет и проследить, против чего боролись и к чему стремились несколько поколений Поднебесной. В настоящее время лозунги и агитационные плакаты не утратили своей актуальности

Политическая пропаганда включает феномен лозунга, т. е. призыва или обращения в лаконичной форме, выражающего руководящую идею или требование и используемого в таких областях, как политика, религия, экономика [9]. Силу их воздействия трудно переоценить: они не только символизируют сопричастность общества к какому-нибудь общему делу, как, к примеру, знамёна и другие геральдические признаки, но и передают буквально семантическую квинтэссенцию этой причастности [1]. Цель статьи — обосновать востребованность лозунгов, которые широко используются не одно столетие и несут в себе мобилизующую пропагандистскую функцию. Спецификой статьи является использование лингвистических приёмов для обоснования инструментария политической пропаганды.

В современном китайском государстве инструментарий лозунгов всё чаще используется для разрешения существующих социальных проблем. Помимо решения экономических задач лозунги активно применяются в целях построения гармоничного социума, пропаганде здорового образа жизни, поддержке незащищённых слоёв населения, популяризации многочисленных общественных организаций и фондов, борьбе с бедностью, преступностью, загрязнением окружающей среды, а также многих других не менее серьёзных целей.

Политические лозунги имеют явные преимущества перед экономическими и силовыми способами господства над политической волей масс, поскольку они:

  1. реализуются незаметно и постепенно для управляемых;
  2. их внедрение не приводит к прямым жертвам и крови;
  3. не требуют больших материальных расходов, которые были бы неизбежны в случае подкупа или успокоения некоторых политических оппонентов [5, 7, 8].

Таким образом, большинство людей в массе своей склонны повторять и следовать тем политически ориентированным суждениям, которые они где-то слышали, им преподавали или о которых они узнали из прочих внешних источников [2, 12].

В современном мире Китай является едва ли не единственной страной, где лозунги играют настолько важную роль в жизни населения. Основываясь на этом, наибольший интерес для исследования представляет современная политическая агитация Китая как субъекта наиболее частого применения лозунгов.

Все без исключения правители Поднебесной — от первого императора Цин Шихуана до Сун Ятсена и Мао Цзэдуна — использовали лозунги. В современном Китае они встречаются повсеместно — в больших мегаполисах и маленьких глухих деревнях. Являясь преемниками Советского Союза в области лозунгов, китайцы расширили как идею, так и область употребления лозунгов. Они характеризуются широким распространением, большим количеством, ёмким содержанием, разнообразными формами и глубокой интеграцией в общественную жизнь.

Лозунги как особый поэтический жанр стали чрезвычайно распространённым явлением в Китае. Группы поэтов придумали ряд поэтических лозунгов, которые и сегодня призывают бороться с прогулами, поднимают дисциплину на фабриках и заводах, убеждают выполнять и перевыполнять план, агитируют за высокие достижения и ударные темпы работы [10].

В отличие от европейских государств, Китай использует все возможные способы агитации, в которой лозунгам отведена главенствующая роль «цемента общества». В китайском языке применяется следующий термин для обозначения понятия «лозунг»: 标语口号 (бяоюйкоухао), что, согласно авторитетному толковому словарю китайского языка «Цы Хай», имеет следующее значение: «口号» (коухао) — это краткое и чёткое побуждающее к действию высказывание, выдвинутое для достижения определённых целей и выполнения определённых задач» [15; 1649 с.]. В сфере применения агитации Китай является уникальным государством. Угодные властям слоганы и лозунги вывешиваются на растяжках, на улицах и заводах, призывают к трудовым подвигам и прочим действиям, ими полны плакаты, радио и телевидение, а также речи звёзд кино и политиков.

Говоря о Китае, необходимо учитывать ряд особенностей, присущих формированию политической пропаганды в этой стране.

К ним относятся:

  • геополитические факторы, такие как географическое положение, население;
  • структура органов власти, авторитарность управления;
  • жёсткая цензура;
  • степень влияния религиозного фактора на сознание китайцев;
  • специфика религиозных концепций, распространённых в Китае;
  • социальные проблемы (отношения между родителями и детьми, возможность получить высшее образование и т. д.), тенденция к смене социальных ролей между мужчиной и женщиной [6].
  • Важными факторами также являются отношение современных китайцев к окружающей их действительности, их самоидентификация, которая непосредственным образом влияет на внутреннее состояние индивидов и уровень социальной активности.

    Естественно, что политическая идеология оказывает сильное влияние на политическую пропаганду. Сохранившаяся однопартийная система имеет практически неограниченные возможности такого влияния. В Китае усиленно следят за содержанием информации, особенно рассчитанной для внутреннего пользования. Основой осуществляемой в стране информационной деятельности являются идеологические установки КПК [4; С. 42]. До сих пор все новости и сведения, поступающие из средств массовой информации, подвергаются жёсткой цензуре, а доступ на некоторые вебсайты, в частности, имеющие отношение к прежней идеологии, с такими ключевыми словами, как «Мао Цзэдун, Сталин, Троцкий», заблокирован для посещения. Информация о прежнем режиме, политике и идеологии преподносится современному поколению весьма в дозированных количествах и в выгодном современной ситуации ракурсе.

    На современный Китай, безусловно, оказывают большое влияние западное мировоззрение и технологии. Однако, благодаря специфике китайского менталитета, западное мировоззрение и технологии не вытесняют традиционные китайские, а образуют в массовом сознании симбиотический конгломерат. При этом классическое и типичное для жителей Китая мировоззрение сохраняется. Они словно пропускают через себя западные принципы и воззрения, тщательно их фильтруют и выбирают из них только то, что конгруэнтно духу и восприятию китайцев. Всё это свойственно менталитету и психологии обычного жителя Поднебесной, мировоззренческий стержень которого создаётся и существует через структуру языка, систему ценностей, иносказательные выражения, пословицы и поговорки [13].

    Далёкий родственник европейских лозунгов — девизы правления древнего Китая. Начиная приблизительно с 180 г. до н. э. императоры Поднебесной, приходя к власти, выбирали девизы своего правления, например, «Счастье и процветание». Вплоть до падения империи в 1911 г. её жители отсчитывали «годы счастья и процветания». Китайцы пытались повлиять на ход истории, меняя девизы правления и объясняя неудачи неправильным выбором девиза [3].

    Но лозунг, коммерческий и политический, в его прямом значении — это по большей части феномен ⅩⅩ в. Огромное китайское государство вошло в него с многочисленными политическими и социальными болезнями, поэтому среди народных масс того времени преобладали такие лозунги, как «星星之火,可以燎原» («Из искры может разгореться пожар»), «中国人民 站起来!» («Китайский народ, восстань!»), «自力更生» («Нужно опираться на свои силы!»), «为人民服务» (Служить народу!) и др. В результате Синьхайской революции (1911—1913) была свергнута династия Цин и создана Китайская Республика. В 1913 г. произошла «Вторая революция» под предводительством Сунь Ятсена. Генерал Юань Шикай в центральных и южных провинциях подавил разрозненные и несогласованные выступления. Таким образом, в Китае установилась военная диктатура во главе с Юань Шикаем, который был родоначальником группировки северных (бэйянских) милитаристов. Сунь Ятсен вынужденно эмигрировал за рубеж. Юань Шикаю не без труда удалось подавить мятеж и он принялся формировать Китайскую империю, которая, на его взгляд, обеспечила бы единство, независимость, стабильность и процветание многострадальному Китаю. Однако нескончаемые репрессии, неумение своевременно разрешать насущные проблемы страны и появившаяся мания преследования обратили против самопровозглашённого императора все партии. Таким образом, чаяниям Юань Шикая не суждено было сбыться, и он вынужден был отказаться от титула [11].

    В начале Первой мировой войны правительство Китая объявило о своём нейтралитете и попросило державы, участвующие в войне, не осуществлять военные действия на китайской территории, подразумевая, в том числе, китайские земли, «арендованные» иностранными державами. В 1915 г. китайские принцы проголосовали за установление монархии в Китае с Юанем Шикаем во главе, что вызвало ряд восстаний в провинциях Поднебесной, которые проходили под лозунгом «下定决心,不怕牺牲, 排除万难,去争取胜利» («Будьте решительны, не бойтесь жертв, преодолевайте все трудности, и тогда мы победим!»). Свою независимость от Пекина объявили провинции Гуйчжоу, Юньнань и Гуанси. Потом решили отделиться и Чжэцзян, Хунань, Сычуань и Гуандун. 22 марта 1916 г. была восстановлена республика, и Юань Шикай лишился своего титула.

    В провинции Гуанчжоу в 1912 г. под руководством Чан Кайши создана партия Гоминьдан. Чан Кайши в качестве советников пригласил к себе офицеров из Германии. Гоминьдановцы усердно заимствовали опыт и навыки немцев по наведению и установлению порядка в стране. В данный период времени в Китае бытовал такой лозунг — «一切工作归国民党!» (Всё для партии Гоминьдана!).

    К 1927 г. после нескольких военных операций под контролем войск Гоминьдана находилась большая часть территории Китая. Приблизительно в это же время, в 1921 г., основана и Коммунистическая партия Китая. В тот период она была малочисленной и не пользовалась особой популярностью.

    Однако осенью 1931 г. Япония напала на Китай и уже в марте 1932 г. на территории Поднебесной появилось марионеточное прояпонское государство Маньчжоу-Го. Перед Чан Кайши в сложившейся ситуации было уже три врага: внешняя японская агрессия, эпизодические бунты некоторых милитаристов на местах и вооружённые отряды Коммунистической Партии Китая, которые стали набирать силу и претендовать на захват власти в стране, поэтому китайский народ на каждом шагу видел лозунги, подобные «御敌于国门之!» («Дадим отпор врагам извне!»). В результате подписано соглашение о создании единого фронта между Гоминьданом и КПК.

    7 июля 1937 г. началась война между Японией и Китаем. Повсеместно распространялись лозунги «实现抗战!» («За войну против японских агрессоров!»), «坚持抗 战,反对投降!» («Упорно сопротивляться и не сдаваться!»). В августе-сентябре 1945 г. милитаристская Япония была разгромлена. Вторая мировая война завершилась, страны Азиатско-Тихоокеанского региона были освобождены от японских войск.

    В Китае полным ходом ожесточённо шла гражданская война, в результате чего была создана коммунистическая армия, обладавшая выучкой и дисциплиной, лозунг которой — следующий призыв «坚持团结, 反对分裂» («Отстаивать единство и противостоять сепаратистам!»), «战略上藐视敌 人,战术上重视敌人» («Игнорировать врага стратегически, тактически считаться со врагом»). 1 октября 1949 г. Пекин провозгласил создание Китайской Народной Республики, и произошло её сближение с Советским Союзом, в результате — Китай подвергся экономической изоляции со стороны США и других стран НАТО [3, 11, 14].

    Именно начиная с 50‑х гг., лозунги становятся центральным орудием для формирования политического сознания китайского народа. В этот период времени появляется множество плакатов и транспарантов, которые вывешивались повсеместно, дабы каждый житель Китайской Народной Республики был информирован о политике партии и следовал намеченному курсу. Возьмём для примеров следующие лозунги: «中国共产党万岁!» («Да здравствует Коммунистическая партия Китая!»), «没 有共产党,就没有中国!» («Без Коммунистической партии нет Китая!), «和平、共 产主义、团结!» («Мир, Коммунизм, Солидарность!»), «中国人民大团结万岁!» («Да здравствует великое единение китайского народа!»), «鼓足干劲,力争上游,多快好 省地建设社会主义» («Изо всех сил стремиться к лучшему, лучше и быстрее построить социализм»), «伟大的导师,伟大的 领袖,伟大的统帅,伟大的舵手毛主席万 岁!» («Великий учитель, великий вождь, великий полководец и великий кормчий. Да здравствует председатель Мао!»).

    Воодушевлённый успехами первой пятилетки, Мао Цзэдун решился на демократизацию и предпринял попытку использовать городскую интеллигенцию для социалистического строительства. Под лозунгом «百花齐放, 百家争鸣» («Пусть расцветают сто цветов, пусть соревнуются сто школ») в 1957 г. проведена масштабная кампания по усилению гласности и критики. Названием движения явилась цитата из классического стихотворения. Лозунг «百花齐放, 百家争鸣» был выдвинут в своё время императором Цинь Шихуаном, который объединил Китай примерно в 221 г. до н. э. Мао Цзэдун всегда сравнивал себя с Цинь Шихуаном, лелея мечту о едином и сильном Китае. Когда страной завладела предложенная им идея Большого скачка, подменившая собой второй пятилетний план 1958—1962 гг., разработанный Чжоу Эньлаем, в стране появился лозунг «大跃进 万岁» («Да здравствует Большой скачок»).

    В 1966 г. председателем Мао начата массовая кампания по поддерживанию революционного духа и настроя в массах, фактическая задача которой заключалась в том, чтобы утвердить маоизм как единственную государственную идеологию и уничтожить политическую оппозицию. Рабочие, студенты и школьники, фанатично преданные «образу Председателя», были заняты поиском и разоблачением «классовых врагов» и атакой на более умеренных лидеров партии. Критически настроенная молодёжь со всей своей необузданной энергией обрушилась на культурные памятники Китая, религиозные институты, интеллектуалов и других простых граждан, являвшихся носителями старых культурных ценностей. Вследствие этих действий общество оказалось идеологически дезориентировано.

    Маоизм сохранил своё влияние лишь в качестве идеологического фасада, за которым развернулась борьба за наследование подлинной политической власти. Лозунги и агитплакаты оказались очень кстати, они позволяли руководящей партии просвещать, мобилизовать и агитировать народные массы. Различные призывы можно было увидеть и услышать абсолютно в любом районе страны.

    Приведём следующие примеры: «知 识青年到农村去!» («За образованную молодёжь в сельских районах!»), «认真看书 学习,弄通马克思主义» («Добросовестно учиться, чтобы хорошо понимать марксизм!»), «尊重知识、尊重人才» («Уважать знания, уважать талант!»), «科学技术是第 一生产力» («Наука и техника являются основой производительных сил»), «知识分子 必须与工农群众相结合!» («За объединение интеллигентного и рабочего классов!), «毫 不利己,专门利人!» («Польза не для себя, а для окружающих!»), «有理想、有道德、 有文化、有纪律!» («Да здравствуют идеалы, нравственность, культура и дисциплина!») [3].

    В 1978 г. Коммунистическую партию Китая (КПК) возглавлял Дэн Сяопин. В стране начались реформы, которые продолжаются по сей день. Главная цель реформаторов — создание прибавочной стоимости, которой было бы достаточно для финансирования модернизации экономики Китая, которая после неудачной политики «Большого скачка» и командных методов Мао Цзэдуна находилась на грани катастрофы. Изначально основная задача реформ заключалась в решении проблемы с мотивацией рабочих и крестьян и ликвидацией экономических диспропорций, которые характерны для плановых экономик. Эти реформы, в основном, не представляли собой часть какого-либо чётко сформулированного стратегического плана, но являлись незамедлительным ответом на насущные проблемы («Переходя реку, ощупываем камни» — Дэн Сяопин).

    Экономические реформы в Китае восприняли на Западе как разворот к капиталистическому строю, и, во избежание вопросов и потенциальных идеологических противоречий о собственной легитимности, правительство Китая, не отрицая, что активно реализует различные экономические меры, характерные для капиталистических стран, продолжает отстаивать утверждение, что это всего лишь форма социализма.

    Дэн Сяопин это противоречие объяснял своим знаменитым выражением: «Неважно, какого цвета кошка — главное, чтобы она ловила мышей», а также цитатой из Маркса о том, что практика — главный критерий истины. «面向现代化,面向世 界,面向未来!» («Вперёд, к модернизации, миру и светлому будущему!») [11].

    Исходя из сказанного, можно утверждать, что ни одна страна в мире, кроме Китая, не обладает такой гибкостью в манипулировании политическим сознанием при помощи достаточно простых лингвистических инструментов, таких как лозунги, являющиеся неотъемлемой частью её пропаганды. Это явление настолько неоднозначное, что многие исследователи признают — китайцы довели технологию влияния на умы людей с помощью лозунга до совершенства. По ним можно воссоздать картину давно минувших лет и проследить, против чего боролись и к чему стремились несколько поколений Поднебесной. Однако и в настоящее время лозунги и агитационные плакаты не утратили своей актуальности. Благодаря краткости, броскости, общепонятности, они легко усваиваются китайским населением, что способствует формированию их политического сознания и выполнению ими политических установок. Именно благодаря сочетанию старых и новых лозунгов, неизменно обладающих невероятной красочностью и лаконичностью изложения вкупе с точностью формулировки, китайцы совершили и совершают незаметные для себя, но гигантские в масштабах страны изменения.

    В результате таких изменений Китай превратился в подлинного лидера ⅩⅩ в., совершившего переход из коммунистического прошлого в капиталистический социализм. Данный политический строй не смог бы утвердиться ни в одном другом государстве мира, кроме Китая. Лозунги в Китае являлись и являются неотъемлемым элементом политической пропаганды и агитации.

    1. Алтунян А. Г. Анализ политических текстов. М.: Логос, 2006.
    2. Амелин В. Социология политики. М., 2002.
    3. Бажанов Е. П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы ⅩⅩⅠ века. М.: Известия, 2007.
    4. Бейдина Т. Е., Макарова Ю. О. Национальные особенности пропагандистской деятельности в КНР // Известия иркутского государственного университета. Иркутск: Издательство ИГУ. 2014. Т. 8. С. 41—46.
    5. Вершинин М. С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб., 2004.
    6. Виноградов А. В. Китайская модель модернизации. Поиски новой идентичности. М., 2005.
    7. Воеводин А. Стратагемы — стратегии войны, манипуляции, обмана. Красноярск, 2000.
    8. Войтасик Л. Психология политической пропаганды. М., 2004.
    9. Воробьева О. И. Политическая лексика. Её функции в современной устной и письменной речи. М.: БЕК, 2005.
    10. Иванов В. Н. Политическая социология. M., 2000.
    11. Крюгер Р. Китай: полная история Поднебесной / пер. с англ. Дм. Воронина, Ю. Гольдберга. М.: Эксмо, 2007.
    12. Московичи С. Социальная психология. СПб.: Питер, 2006.
    13. Непомнин О. Е. История Китая: Эпоха Цин. ⅩⅦ — начало ⅩⅩ века. М.: Восточная литература, 2005.
    14. Усов В. Н. История КНР. В 2 т. // Моск. гос. Ун‑т им. М. В. Ломоносова, Ин‑т стран Азии и Африки, Ин‑т дальнего Востока РАН; М.: АСТ: Восток-Запад, 2006. Т. 2.
    15. Цы Хай. Шанхайское изд‑во Цышу, 2009. Т. 1.