Архив автора: admin

Тот поющий и зовущий май

Кто опубликовал: | 12.08.2020

Уже более двадцати лет минуло с тех майских дней 1968‑го года, но политологи, социологи и психологи до сих пор спорят о феномене тогдашней «молодёжной революции». В чём же её особенности?

Пролог: Молодая революция

Во-первых, это было массовое движение протеста, по размаху сопоставимое лишь с общеевропейской революцией 1848 года. Во-вторых, большинство её участников были молодые люди до тридцати лет. В-третьих, это массовое движение хотя и характеризуется в общем крайне левыми взглядами, но при этом нельзя говорить о какой-нибудь доминирующей идеологии. Движение «новых левых» представляло собой конгломерат автономных групп. Из традиционных теорий были популярны как самоуправленческие (анархисты, часть неотроцкистов), так и централистские (маоисты, геваристы, «истинные марксисты-ленинцы»). Из новых теорий сильное влияние на движение оказали взгляды Герберта Маркузе; хотя его критика индустриального общества и воспринималась разными группировками, но не было, однако, групп, провозглашавших взгляды Маркузе в качестве идеологии — они оставались лишь отправной точкой.

Также интересной особенностью этой молодёжной революции было и то, что она не была связана с экономическим кризисом. Как раз наоборот: когда разразился кризис 1975—1976 годов, движение сошло на нет. Эта революция была революцией сознания, революцией ума и сердца, а не от пустого желудка, результатом того, что большая часть молодого поколения осознала антигуманность современного технократизированного бюрократического «репрессивного» общества. Самой яркой вспышкой движения «новых левых» стала майская студенческая революция 1968 года.

Ⅰ. Кто такие «новые левые»

В центре событий Мая 1968‑го года оказалось студенческое «Движение 22 марта», названное по аналогии с кубинским «Движением 26 июля» (в честь акции протеста, проведённой в этот день). Тогда студенты гуманитарного факультета, расположенного в пригороде Парижа — Нантере, захватили здание административного корпуса в знак протеста против ареста членов «Национального комитета защиты Южного Вьетнама», которые выражали свою солидарность с вьетнамскими партизанами тем, что били витрины в туристском агентстве «Америкэн экспресс». Задержанных студентов отпустили раньше, чем полиция собралась очистить здание, но за это время успел родиться союз левых студенческих группировок, доставивший столько хлопот правительству пару месяцев спустя.

В это движение вошли анархисты, по большей части находившиеся под влиянием идей группы литераторов-анархистов «Ситуационистский интернационал». Анархистом был и неформальный лидер всего движения, 23‑летний студент-социолог из Западной Германии Даниэль Кон-Бендит, выпустивший затем по горячим следам майских событий книгу «Левизна как средство против старческой болезни — коммунизма». В «Движении 22 марта» участвовали также две троцкистские молодёжные группировки: Коммунистическая революционная молодёжь, связанная с крылом четвёртого интернационала, руководимым секретарём Троцкого Пьером Франком, и ламбертистский Комитет связи революционных студентов.

Из авторитетных гошистских (левацких) группировок следует упомянуть маоистскую группу «Союз марксистов-ленинцев», прозванный «теоретиками с улицы Ульм» (там в Высшей Нормальной Школе находился их центр). Эта довольно догматическая команда считала, что студенты — мелкобуржуазная среда, поэтому дело следует иметь только с самым передовым классом рабочими. Поэтому они не принимали участия в событиях начала мая и включились в движение лишь с началом всеобщей забастовки.

Действия «Движения 22 марта» встретили поддержку у руководства Национального союза студентов — ЮНЕФ, лидеры которого вице-президент Жак Совежо и президент национального синдиката среднего образования Ален Жейсмар были членами Объединённой социалистической партии (ОСП), но по мере развития майских событий быстро полевели и создали свои группы.

Ⅱ. Бои на улицах и фабриках

Революционная ситуация в Нантерском отделении Сорбонны явственно ощущалась уже с конца 1967 года. С января по март 1968 года там произошло более 49 студенческих выступлений и акций протеста. Крупное столкновение студентов-леваков с молодёжной фашистской группировкой «Запад» ожидалось и во время проведения первомайской демонстрации. Поэтому ректор Сорбонны Рош принял решение 2 мая закрыть Нантер и ввести туда силы поддержания порядка «Ряды республиканской безопасности» (КРС).

В ответ 3 мая тысячи студентов собрались на митинг во дворе Сорбонны. Вызванные по требованию ректора КРС, применив газы, очистили двор от митингующих, а разгневанные студенты перевернули несколько машин и забросали полицию булыжниками. В результате событий 3 мая было арестовано 500 человек. В знак протеста против насильственных действий властей в этот день объявили голодовку ЮНЕФ и профсоюз работников высшего образования.

За три последующих дня волнения охватили все крупные провинциальные университеты: Тулузы, Нанта, Лиона, Страсбурга и других городов. 6 мая, несмотря на то, что в Латинский квартал была введены усиленные подразделения специальных сил префектуры полиции, 6 тысяч студентов двинулись к набережной Сены, где, по слухам, содержались их арестованные 3 мая товарищи, скандируя: «Свободу студентам!.. Сорбонну — студентам!.. КРС — СС! Освободите наших товарищей!». Среди прочих лозунгов во главе колонны несли плакат — «Мы — маленькая кучка анархистов».

Когда студенты попытались вернуться в Латинский квартал, их встретили сомкнутые ряды французского ОМОНа, ощетинившиеся дубинками и гранатомётами со слезоточивым газом. На этот раз студенты не остались в долгу и на насилие ответили насилием. Особенно жаркие схватки происходили на бульварах Сен-Жермен, Рио-де-Иколь и Сен-Мишель. На бульваре Сен-Жермен соорудили первые баррикады. Машины не только переворачивали, но и поджигали. 600 человек было ранено, 400 — арестовано, причём студентам иногда удавалось брать штурмом полицейские фургоны и выпускать арестованных. Полиция смогла овладеть положением лишь к двум часам ночи.

7 мая спокойно прошла 30‑тысячная демонстрация студентов и преподавателей с требованием открыть Сорбонну и прекратить репрессии. На этот раз власти вели себя тихо и пропустили демонстрацию через весь Париж, но на требования никак не отреагировали. 9 мая пять тысяч студентов, возглавляемые Д. Кон-Бендитом с мегафоном, собрались напротив Сорбонны, чтобы занять её, но напоролись на полицейских. Проскандировав: «Фашисты, фашисты!», разошлись, приняв решение захватить Университет завтра. Но на следующий день полиция опять разогнала 20‑тысячную демонстрацию на бульваре Сен-Жермен, что окончательно переполнило чашу терпения студентов — и они подарили властям «ночь баррикад».

Стиснутые на пятачке Латинского квартала между Сорбонной и бульваром Сен-Жермен, студенты за несколько часов застроили всё свободное от полиции пространство баррикадами. Больше всего их было на бульварах Ле-Гор, Сен-Жак и Гей-Люссак. Как основной строительный материал снова употреблялись автомобили (за ночь сожгли 188 машин). Но студенты не отказывались и от традиционных материалов: решёток и булыжника, несколько улиц начисто лишились своего покрытия. Всего было воздвигнуто 60 баррикад, некоторые — высотой более двух метров.

Власти пытались вести переговоры со студентами, но ничего путного из этих переговоров не выходило. Тогда, с наступлением темноты, КРС атаковали баррикады. Штурм продолжался до двух часов ночи. КРС проявил в эту ночь неслыханную жестокость: раненых студентов стаскивали с носилок скорой помощи и продолжали избивать, врывались вслед за студентами в квартиры, где они пытались укрыться и лупили всех, кто попадался под руку. Пресса назвала это «охотой на молодых людей». В итоге 367 человек было ранено. Полицейские репрессии вызвали бурю возмущения в печати, виднейшие деятели культуры, среди них Жан-Поль Сартр, подписали письмо с протестом против поощряемого голлистской администрацией насилия.

Одновременно со студенческими демонстрациями в первые десять дней мая происходит стихийный, не контролируемый традиционными профсоюзами захват рабочими предприятий. Рабочими были захвачены металлургический завод в Нанте, автомобильный гигант Рено-Бьянккур, забастовали телеграф и телефон. Захват осуществлялся, как правило, молодыми рабочими, не входившими ни в один из профсоюзов. Даже косное бюрократическое руководство профсоюзов, отмалчивавшееся до сих пор, как и коммунисты, клеймившее студентов как «буржуазных сынков» и «левацких ревизионистов», теперь осознало, что может попросту остаться не у дел.

Профсоюзные боссы решили, что момент пика симпатий к движению студентов и массового протеста против репрессий — это как раз тот момент, в который им надлежит возглавить движение. Крупнейшие профсоюзы: коммунистический — ВКТ, независимый левый — ФДКТ и реформистский «Форс Увриер» — заключили соглашение с ЮНЕФ о всеобщей забастовке и совместной демонстрации. 13 мая студенты и рабочие по призыву профсоюзов проводят 400‑тысячную демонстрацию. Во главе колонны — представители руководства профсоюзов. Коммунист Жорж Сеги, Генеральный секретарь ВКТ, с отвращением вспоминал о том, что ему пришлось идти и выступать рядом с анархистом Кон-Бендитом.

Вечером после демонстрации студентам удалось, наконец, занять Сорбонну. Заодно захватили престижный центр «Одеон», над которым на флагштоке подняли чёрное знамя. В аудиториях Сорбонны разместились дискуссионные центры, где спорили обо всём, что интересовало студентов: от национальных революций в странах третьего мира до новой концепции университета. «Одеон» же был превращён в свободную трибуну, где каждый мог говорить о чём хочет.

Тем временем страна была парализована забастовкой. К 24 мая бастовало 10 миллионов человек. Это были необычные забастовки: на многих предприятиях рабочие не просто занимали помещения, но, зачастую без ведома профсоюзов, создавали свои альтернативные органы управления, предприятия с непрерывным производством иногда не останавливались, а продолжали производить продукцию — только распоряжались ею созданные рабочими комитеты, а не администрация. В провинции предприятия пищевой промышленности бесплатно развозили свою продукцию по домам престарелых, приютам и семьям бастующих. Стихийно сложились отношения, показывающие абсурдность существующей системы управления.

23 мая в Латинском квартале произошла новая вспышка баррикадных боев из-за попытки выслать Кон-Бендита из страны, а 25 мая профсоюзы подложили студентам изрядную свинью. В этот день на улице Гренель было подписано соглашение между представителями профсоюзов с одной стороны и представителями союза предпринимателей и правительства — с другой об условиях, на которых профсоюзы прекращают забастовку. Сделано это было за спиной студенческого движения. Результатом гренельских соглашений были чисто экономические уступки. Жорж Сеги вспоминает в своих мемуарах об этих переговорах так: «Мы теперь были весьма далеки от крикливых деклараций ФДКТ о „власти профсоюзов на предприятиях“ и структурных реформах», иначе говоря, на черта вам, товарищи трудящиеся, какое-то там самоуправление? Вот мы, коммунисты, действительно боролись за ваши интересы, за вашу трудовую копеечку. Представителей ЮНЕФ на этих переговорах, конечно, не было.

Предательская политика профсоюзных боссов и коммунистов вызвала взрыв возмущения не только у «новых» но и у старых умеренно-левых, и 27 мая на стадионе Шарлетти «Движение 22 марта», ФДКТ и Федерация демократических и социалистических левых сил, куда входили Соцпартия (СФИЮ) и радикально-социалистическая объединённая Соцпартия, а также ЮНЕФ провели антиголлистский и антикоммунистический митинг. Все дружно кричали: «Правительство — в отставку!», «Де Голль должен уйти!», «ВКТ — предатели!».

Но в определении дальнейших целей и задач леваки-студенты разошлись с ФДСЛС. Если представитель объединённых социалистов требовал в своей речи создания новой администрации «правительства народного доверия» во главе с Пьером Мендес-Франсом и Миттераном в качестве Президента, то студентам было глубоко наплевать на все министерские рокировки.

В качестве альтернативы старым структурам они создавали Комитеты революционного действия (КРД), которые создавались как по учебному принципу (факультетские, лицеистские), так и по территориальному. Территориальные КРД должны были объединять студентов и бастующих рабочих вне рамок реформистских партий и профсоюзов. Комитеты действия ставили своей целью с помощью «глобального отказа, не подвластного интеграции», добиться перестройки общества. Развитие прямой демократии и ломка стереотипов обывательского сознания должны были привести к созданию революционных очагов власти народа и самоуправления на захваченных предприятиях.

Первым таким очагом, в котором должна была складываться новая форма организации общества, стал университет. Сами комитеты основывались на принципах прямого действия и были враждебны любой форме бюрократической организации, основывались на инициативе людей. Само действие определялось эмпирически, а не программно: никакого объединяющего центра, кроме координационной комиссии и делегированного Совета Сорбонны. Кроме Комитетов, созданных по территориальному и факультетскому принципам, были созданы специальные комитеты: КРАС — Комитет революционных сексуальных действий, проводивший в жизнь сексуальную революцию и КРАК — Комитет революционных культурных действий, занимавшийся эпатажем буржуазной публики.

Профсоюзы в ответ на акцию 27 мая сделали хорошую мину при плохой игре: объявили, что прекращать забастовку не собираются и ВКТ вывел своих сторонников на демонстрацию 29 мая, на которой около 500 тысяч человек организованной колонной протопали от площади Бастилии до вокзала Сен-Лазар.

Но гораздо более интересные события происходили в этот день в Елисейском дворце. Поначалу генерал Де Голль не придавал движению серьёзного значения и 19 мая, вернувшись из дружественного визита в Румынию, попытался отделаться от студентов одной фразой: «Реформы — да, маскарад — нет». За следующие десять дней он осознал опасность настолько, что предпочёл тайком бежать из своей резиденции. Съехавшиеся утром на заседание 29 мая министры не застали президента. Никто не знает, где он. Власть уже не нужно было брать, её оставалось лишь подобрать. Днём по телевидению объяснили, что президент отбыл в свою загородную резиденцию.

Ⅲ. Контратака «французского ельцина»

На самом деле Де Голль на вертолёте с одним пилотом вылетел в Баден-Баден, где размещался штаб контингента французских войск в ФРГ. Здесь он провёл совещание с командованием группой войск, заручившись поддержкой на случай гражданской войны. Затем с теми же целями вылетел в Страсбург. Вернувшись тем же вечером, президент выступил по телевидению с жёсткой речью, в которой заявил о роспуске парламента и о том, что ни он, ни премьер-министр, ни кто-либо из его кабинета не уйдут в отставку.

Это — переломный момент, с которого начинается наступление правых сил. На следующий день на Елисейских полях проходит миллионная демонстрация перепуганных буржуа под лозунгом: «Мой генерал, мы — с Вами!». Демонстрация студентов под лозунгами «Выборы — предательство!», «Не продавайте забастовку за выборный бюллетень!» не нашла поддержки. И голлисты, и коммунисты, и ФДСЛС рассчитывали на большинство в парламенте.

Возобновляются гренельские переговоры, но на этот раз профсоюзы оказались хитрее. Вместо прекращения забастовки сразу они стали постепенно сдавать отдельные отрасли или крупные предприятия. Но некоторые заводы не пожелали сдаваться — чтобы «очистить» автомобильный гигант «Рено», полиции пришлось брать завод штурмом. С этим заводом связана трагическая страница в истории парижского мая: 8 июня семнадцатилетний студент-маоист, пытавшийся пробраться на захваченный рабочими завод, спасаясь от жандармов, прыгнул в Сену и утонул.

Последний бой был дан студентами 10 июня, когда после очередного разгона демонстрации в Латинском квартале опять запылали баррикады и студенты разгромили комиссариат полиции на Рю-Перрон. 16 июня полиция очистила «Одеон» и Сорбонну от вселившихся туда студентов и разгромила коммуны, устроенные в общежитиях в Латинском квартале. Специальным указом президента все гошистские организации, в том числе КРД и «Движение 22 марта» были запрещены. На выборах с огромным преимуществом победили голлисты.

Эпилог: Урок для комсомольцев

Но поле боя в конечном счёте осталось за студентами. И дело даже не в том, что в апреле 1969 года Де Голль без видимых причин подаст в отставку. Майские события помогли пробудить в людях новое — неодномерное революционное сознание (не путать с «новым мышлением»). Студенты не смогли одержать формальной политической победы в столкновении с режимом: ни Мао, ни Брежнев, у которого на носу была интернациональная помощь Чехословакии, не стали бы даже во имя идеалов пролетарского интернационализма поддерживать парижских бунтарей, «старые левые», они боялись и ненавидели «новых левых» не меньше, чем традиционные правые. Однако идеи этой потерпевшей поражение революции пустили корни в сознании людей и дали обильные плоды. Эти плоды мы и предлагаем сегодняшней революционной молодёжи как поучительный исторический урок.

Выступление на Генеральной Ассамблее Организации Объединённых Наций по праву предоставления слова для возражения

Кто опубликовал: | 11.08.2020

Прошу извинения за то, что во второй раз вынужден занять эту трибуну. Делаю это, пользуясь правом на возражение…

Мы ответим на каждое — одно за другим — утверждения тех делегатов, которые оспаривали выступление Кубы, и ответим примерно в том же духе, в каком эти утверждения были сделаны.

Начну с ответа делегату от Коста-Рики, который выразил сожаление по поводу того, что Куба позволила себе «бурно реагировать на выдумки сенсационалистской прессы», и заявил, что его правительство сразу же предприняло ряд мер по проверке, когда независимая пресса Коста-Рики, «весьма отличная от рабской прессы Кубы», обнародовала некоторые разоблачения.

Быть может, делегат от Коста-Рики прав. Мы действительно не можем делать категорические заявления, основываясь на репортажах, которые империалистическая пресса, особенно пресса Соединённых Штатов посвятила кубинским контрреволюционерам. Но если Артиме и являлся командиром провалившегося вторжения на Плайя-Хирон, то был он им с некоторым перерывом, так как командовал он до тех пор, пока не высадился на кубинское побережье и понёс первые потери — и после того, как вернулся в Соединённые Штаты. В перерыве же он, как и большинство участников той «героической освободительной экспедиции», был поваром и санитаром, потому что именно в качестве таковых прибыли на Кубу все её попавшие в плен освободители — во всяком случае, согласно их утверждениям…

Ставший теперь снова их вожаком Артиме возмущён с обвинениями в его адрес. Какими же? Оказывается — в контрабанде виски. Он доказывает, что на его базах в Коста-Рике и Никарагуа не занимаются контрабандой виски, там идёт лишь «подготовка революционера к освобождению Кубы». Эти заявлены были сделаны агентствами новостей и облетели весь мир.

В Коста-Рике это обличалось неоднократно. Коста-риканские патриоты сообщали нам о существовании баз контрреволюционеров в Тортугерасе и прилегающих зонах, и правительству Коста-Рики должно быть хорошо известно, правда это или нет. Мы абсолютно уверены в достоверности этой информации, как уверены и в том, что господин Артиме наряду со своими многочисленными «революционными» занятиями имел достаточно времени и для контрабанды виски — вполне естественного занятия для этого сорта освободителей, которых защищает, пусть и без лишнего пыла, правительство Коста-Рики.

Мы снова и снова утверждаем, что революции не экспортируются. Революции рождаются в гуще народа. Революции вызываются эксплуатацией, которой правительства — такие как правительства Коста-Рики, Никарагуа, Панамы или Венесуэлы — подвергают свои народы. Затем уже освободительным движениям может оказываться — или не оказываться помощь, в первую очередь моральная поддержка. Но реальность такова, что революции не могут экспортироваться.

Мы говорим это не для того, чтобы оправдаться перед Ассамблеей; Мы просто напоминаем о факте, давно известном науке. Поэтому ничем хорошим не было бы пытаться экспортировать революцию, и особенно, естественно, в Коста-Рику, где, отметим справедливости ради, существует режим, с которым у нас нет никаких общих дел, и который не принадлежит к числу тех, что отличаются своим прямым и всеобщим подавлением народа.

Что до Никарагуа, то хотел бы сказать представителю этой страны, что я не понял в точности его намёки, по поводу произношения: думаю, что он имел в виду Кубу, Аргентину, и возможно, Советский Союз. В любом я случае я надеюсь, что представитель Никарагуа не обнаружил в моём выступлении североамериканского акцента — вот это действительно было бы опасно. В самом деле, вполне возможно, что в моей речи проскальзывали произношение и обороты, характерные для Аргентины. Я родился в Аргентине, и это ни для кого не секрет. Я кубинец, а также аргентинец, и, если сиятельные господа из Латинской Америки не обидятся, я ощущаю себя патриотом и Латинской Америки в целом, и любой отдельной её страны не в меньшей мере, чем кто-либо другой. И если когда-нибудь понадобится, я готов отдать свою жизнь за освобождение любой страны Латинской Америки, ничего ни у кого не прося взамен, ничего не требуя и никого не эксплуатируя. И готовность эта свойственна не только выступающему в данный момент перед Ассамблеей, но и всему народу Кубы. 1 Весь народ Кубы дрожит от негодования всякий раз, когда совершается несправедливость не только в Латинской Америке, но и в любой стране мира. Мы можем повторить то, что столько раз говорили о прекрасном афоризме Марти: каждый настоящий человек должен ощущать на своей щеке удар, нанесённый по щеке любого другого человека. И таково ощущение всего народа Кубы, господа представители.

Если представитель Никарагуа желает осуществить небольшую ревизию своей географической карты или воочию увидеть труднодоступные места, он может также поехать из Пуэрто-Кабесас, откуда (как я думаю, он не станет этого отрицать) отправлялась часть, значительная часть или даже вся экспедиция на Плайя-Хирон, в Блуфилдс или Манки-Пойнт, который, как мне кажется, должен был бы называться Пунто-Моно 2, но я не знаю, по какому такому странному историческому совпадению, находясь в Никарагуа, он называется Манки-Пойнт. Там он сможет найти кое-каких кубинских контрреволюционеров или революционеров, в зависимости от того, как вам, господа представители Никарагуа, сподручнее их называть. Там их много, и они всех мастей. Там также много виски, не знаю, доставленного ли контрабандой или ввезённого легально. Мы осведомлены о существовании этих баз. И, естественно, мы не станем требовать, чтобы ОАГ провела расследование, есть ли они там или нет. Нам слишком хорошо знакома коллективная слепота ОАГ, чтобы обращаться со столь абсурдной просьбой.

Говорят, что мы признали факт обладания атомным оружием. У нас такого оружия нет. Я думаю, что это была маленькая ошибка представителя Никарагуа. Мы лишь защищали своё право иметь такое оружие, которое смогли бы получить для собственной защиты, и отвергали право какой бы то ни было страны определять, какой тип оружия мы должны иметь.

Представитель Панамы, любезно назвавший меня Че,— как меня называет народ Кубы, начал выступление, говоря о Мексиканской революции. Делегация Кубы говорила о бойне, учинённой североамериканцами против народа Панамы 3, а делегация Панамы как начала с Мексиканской революции, так и продолжала в том же стиле, даже не упомянув о той бойне, из-за которой правительство Панамы разорвало отношения с Соединёнными Штатами. Быть может, на языке капитулянтской политики это называется тактикой, но, на языке революции это, господа, называется гнусностью — отвечаю за каждую букву этого слова. Эта делегация сослалась на вторжение 1959 года, когда группа авантюристов во главе с «барбудо из кафе», который никогда не был в Сьерра-Маэстре, а сейчас находится в Майами или на какой-нибудь военной базе США, сумел сагитировать группу молодёжи и учинить ту авантюру, о которой шла речь. Чтобы ликвидировать её, люди из кубинского правительства трудились вместе с правительством Панамы. Правда, что группа эта отплыла из кубинского порта, но правда и то, что в тот момент мы дружески обсуждали с правительством Панамы эту проблему.

Из всех прозвучавших здесь выступлений против Кубы самым непростительным во всех отношениях мне представляется именно выступление делегации Панамы. У нас не было ни малейшего намерения обидеть её или правительство Панамы. Но правда и то, что у нас не было ни малейшего намерения защищать правительство Панамы. Мы хотели защитить народ Панамы, обличая действия США перед Объединёнными Нациями, раз уж правительство страны не имеет мужества и достоинства, чтобы поставить здесь эту проблему, назвав вещи своими именами. Мы не хотели ни оскорбить ни правительство Панамы, ни защищать его. Наши симпатии обращены к братскому народу Панамы, который мы попытались защитить, обличая его врагов.

Среди утверждений представителя Панамы есть одно, представляющее особый интерес. Он сказал, что несмотря на бравады кубинцев, на их территории всё ещё находится база США! Правда, в своём выступлении, которое ещё свежо в памяти представителей, он вынужден был признать, что мы предали огласке свыше 11 300 всевозможных провокаций с этой базы от совсем мелких до выстрелов из огнестрельного оружия. Мы объяснили, насколько не желает Куба дать себя спровоцировать, потому что хорошо представляет себе последствия этого для нашего народа; мы ставили вопрос о базе в Гуантанамо на всех международных конференциях и всегда отстаивали право народа Кубы вернуть себе эту базу мирными средствами. Мы никогда не выступали с бравадами, господин представитель Панамы, потому что люди, готовые умереть, защищая своё дело, руководители народа, также готовые умереть за это, попросту не нуждаются в бравадах. Мы не бравировали на Плайя-Хирон, мы не бравировали, когда имел место Октябрьский кризис, когда весь народ оказался перед перспективой атомного гриба, которым североамериканцы угрожали нашему острову, и весь народ пошёл в окопы, пошёл на предприятия, чтобы наращивать производство. Не было сделано ни шагу назад, не было ни единого стона и жалобы, тысячи и тысячи людей, не входивших в народную милицию, добровольно влились в её ряды, когда североамериканский империализм угрожал сбросить бомбу или несколько атомных бомб на Кубу. Такова наша страна. И такой стране, чьи руководители и чей народ — я могу заявить это с высоко поднятой головой — не испытывают ни малейшего страха перед лицом смерти и прекрасно осознают ответственность за свои действия, совершенно чужды бравады. Именно так, господин представитель Панамы: борьба на смерть, если это станет необходимым, и вместе со своим правительством насмерть будет бороться весь народ Кубы, если он подвергнется агрессии.

Господин представитель Колумбии заявил в умеренном тоне — и я тоже должен сменить интонацию,— что здесь прозвучало два неверных заявления: одно из них касается интервенции янки в 1948 году в связи с убийством Хорхе Элиэсера Гаэтана 4; и по тону выступления господина представителя Колумбии чувствуется, что он очень сожалеет о той смерти, глубоко ею опечален.

Но я в своём выступлении говорил о другой, состоявшейся раньше интервенции, о которой, возможно, господин представитель Колумбии забыл, о североамериканской интервенции, результатом которой стало отделение Панамы. После этого он заявил, что в Колумбии нет освободительной борьбы, потому что там нечего освобождать. В Колумбии, где о представительной демократии говорят с такой непринуждённостью, как о само собой разумеющемся и где существует только две партии, которые в течение многих лет, в соответствии с фантастической демократией, делят власть пополам, мы можем сказать, что колумбийская олигархия достигла высшей точки развития демократии. Эта олигархия делится на либералов и консерваторов, консерваторов и либералов. Четыре года у власти одни, четыре — другие. И ничего не меняется.

Таковы избирательные демократии, такова представительная демократия, которую защищает — и похоже, с большим энтузиазмом — господин представитель Колумбии. И это в стране, где, утверждают, погибло 200 000 или 300 000 человек в результате гражданской войны, захлестнувшей Колумбию после смерти Гаэтана. И тем не менее говорится, что освобождать нечего. Наверное, не за кого мстить, нет тысяч убитых, жаждущих отмщения, не было вооружённых сил, истребляющих народ, и в стране не та самая армия, которая занимается этим с 1948 года. Либо то, что там происходит, она в чём-то изменила, либо её генералы теперь другие, либо её командование теперь иное подчиняется теперь другому классу, а не тому, что истреблял народ в течение четырёх лет длительной войны и продолжал непрерывно истреблять его ещё в течение ряда лет. И говорят, что нечего освобождать.

Неужели господин представитель Колумбии не помнит о том, что в Маркеталии имеются силы, которые сами колумбийские газеты называют «Независимой Республикой Маркеталия», и что одному из её руководителей дали кличку «Точный Выстрел» 5, дабы превратить его в вульгарного бандита? И неужели он не знает, что там была проведена крупная операция, в которой участвовало 16 000 солдат колумбийской армии, советниками из числа североамериканских военных и с использованием такой техники, как вертолёты, и, возможно, хотя я не могу утверждать это с уверенностью — самолёты североамериканской армии? Похоже, господин представитель Колумбии, находясь вдалеке от своей страны, плохо информирован или страдает провалами памяти. Кроме того, господин представитель Колумбии с полной беззастенчивостью объявил, что, если бы Куба оставалась на орбите других американских государств, то всё было бы по-другому. Мы не хорошо понимаем, какую именно орбиту он имеет в виду; но в любом случае на орбите находятся сателлиты, а мы не являемся сателлитами. Мы находимся не на чьей-либо орбите, а за пределами орбиты. Конечно, всё было бы по-другому, если бы мы представили здесь слащавый текст на нескольких страницах куда более утончённого, цветистого и содержательного испанского языка и говорили бы о прелестях межамериканской системы и о нашей твёрдой и неизменной защите свободного мира — под руководством центра орбиты — который всем вам известен и называть который нет необходимости.

Господин представитель Венесуэлы тоже использовал умеренный, хотя и высокопарный слог. Он заявил, что обвинения в геноциде в адрес его страны бесчестны и что в самом деле невероятно, чтобы внимание кубинского правительства занимало наличие подобных вещей в Венесуэле в то время, когда оно творит такие репрессии против своего народа. Мы должны заявить здесь о том, что является общеизвестной истиной, и о чём мы всегда заявляли миру: расстрелы мы действительно совершали, мы расстреливали и будем расстреливать, пока это необходимо. Наша борьба — это борьба не на жизнь, а на смерть. Мы знаем, что стало бы результатом нашего поражения, и гусанос также должны знать, что станет результатом их сегодняшнего поражения на Кубе. В таких условиях мы живём, и созданы они североамериканским империализмом. Но правда и в том, что мы не чинили таких убийств, которые чинит сейчас венесуэльская полиция, называемая, если я достаточно информирован, Дихеполом. Эта полиция совершила ряд актов варварства, расстрелов, которые, по существу, были убийствами, а затем выбросила трупы непогребёнными. Такие факты зафиксированы, например, в отношении студентов. Свободная пресса в Венесуэле в последнее время неоднократно подвергался запрещениям за публикацию фактов подобного рода. Под руководством инструкторов янки венесуэльская военная авиация подвергла бомбардировкам обширные сельские районы, убивая крестьян. Да, ширится народное восстание в Венесуэле, и в будущем мы увидим его результаты.

Господин представитель Венесуэлы возмущён. Я помню возмущение господ представителей Венесуэлы, когда делегация Кубы в Пунта-дель-Эсте 6 зачитала секретные доклады, которые специалисты Соединённых Штатов Америки соблаговолили донести до нас, естественно, не по прямым каналам. Тогда перед ассамблей в Пунта-дель-Эсте мы зачитали то мнение, которого господа представители Соединённых Штатов Америки придерживались о правительстве Венесуэлы. Они возвестили нечто, в высшей степени интересное, что примерно — простите меня за неточность, потому что в данный момент я не могу процитировать дословно — звучало так: «Или эти люди изменятся, или здесь всё пойдут к стенке». «Стенка» — это условное обозначение Кубинской революции; стенка, у которой расстреливают. Представители североамериканского посольства в документах, подлинность которых не вызывает сомнения, объявили, что такая судьба ожидает венесуэльскую олигархию, если та не изменит свои методы; её обвиняли в коррупции; фигурировали там и другие ужасные обвинения в её адрес 7. Венесуэльская делегация была страшно возмущена, не Соединёнными Штатами, естественно, а кубинским правительством, которое любезно ознакомило её с мнением Соединённых Штатов о правительстве, а также о народе Венесуэлы. Единственным ответом на всё это стало смещение с поста господина Москосо 8, который — хотя и не в прямой форме — соблаговолил предоставить нам эти документы.

Мы напоминаем это господину представителю Венесуэлы, потому что революции не экспортируются, революции действуют. В своё время этой произойдёт в Венесуэле — и тех, у кого не окажется наготове самолёта, как это было на Кубе, чтобы бежать в Майами или в другое место, постигнет судьба, которую им уготовит венесуэльский народ. В том, что там произойдёт, не обвиняйте другие народы или другие правительства. Хочу порекомендовать господину представителю Венесуэлы, чтобы он, если это ему интересно, прочитал некоторые прелюбопытнейшие мнения о том, что такое партизанская война и как с ней бороться, которые были написаны и опубликованы в прессе вашей страны некоторыми наиболее разумными членами КОПЕЙ. Вы увидите, что не бомбами и не убийствами надо бороться с вооружённым народом; эти средства лишь придают народам ещё большую революционность. Мы хорошо это знаем. Конечно, нехорошо, что своему открытому врагу мы оказываем подобную услугу, рассказывая ему об эффективной антипартизанской стратегии, но мы делаем это, зная, что вы настолько слепы, что не последуете ей.

Остаётся господин Стивенсон. К сожалению, он здесь не присутствует. И мы отлично понимаем, почему отсутствует господин Стивенсон. Мы ещё раз выслушали его глубокие и серьёзные заявления, достойные интеллектуала его уровня. Столь же высокопарные, глубокие и серьёзные декларации прозвучали и на заседании Первой комиссии 15 апреля 1961 года, во время 1149‑й сессии, в тот самый день, когда североамериканские самолёты-пираты с кубинскими опознавательными знаками, вылетевшие, насколько я помню, из Пуэрто-Кабесас в Никарагуа — или из Гватемалы (до сих пор это не уточнено), подвергли бомбардировкам кубинские аэродромы и почти уничтожили наши воздушные силы. После совершения своего одноразового «подвига» самолёты приземлились в Соединённых Штатах. В ответ на наши обличения господин Стивенсон рассказал очень интересные вещи.

Простите за затянутость моего выступления, но я полагаю, что стоит вспомнить ещё раз откровения такого заслуженного интеллектуала, как господин Стивенсон, произнесённые всего лишь за четыре или пять дней до того, как господин Кеннеди перед лицом всего мира спокойно скажет, что берёт на себя всю ответственность за происшедшие на Кубе события. Итак, он говорил (разумеется, я привожу лишь резюме сказанного): «Сформулированные против Соединённых Штатов представителем Кубы обвинения по поводу бомбардировок, которые, как говорят, были осуществлены в отношении аэродромов Гаваны и Сантьяго, а также штаб-квартиры кубинских военно-воздушных сил в Сан-Антонио-де-лос-Баньос, лишены каких бы то ни было оснований». И господин Стивенсон эти обвинения категорически отвергает:

«Как заявил президент Соединённых Штатов, вооружённые силы США ни при каких обстоятельствах не станут вторгаться на Кубу, и Соединённые Штаты сделают все возможное для того, чтобы ни один американец не принимал участия в какой-либо акции против Кубы». Через год с небольшим мы со всей любезностью возвратили тело пилота, упавшего на кубинскую землю. Не тело майора Андерсона, а другое — в те же месяцы. «Что же касается событий, которые, как говорят, произошли вчера и сегодня утром, то Соединённые Штаты рассмотрят просьбы о предоставлении политического убежища согласно обычным существующим процедурам». Они собирались предоставить политическое убежище людям, которых сами же послали на Кубу 9. «Те, кто верит в свободу и ищет убежища от тирании и угнетения, всегда найдут понимание и покровительство со стороны американского народа и правительства Соединённых Штатов».

Так продолжал господин Стивенсон свои пространные разглагольствования. Через два дня на Плайя-Хирон высадилась рать Бригады 2506, чей героизм наверняка войдёт в анналы американской истории. Ещё через два дня героическая бригада сдалась, не потеряв почти ни одного человека, и вот тогда началось представление — которое некоторые из вас, наверное, помнят — с людьми, одетыми в форму «гусанос», ту же, что имеется у армии Соединённых Штатов, когда они стали объяснять, что прибыли на Кубу в качестве то ли поваров, то ли санитаров, то ли простых моряков экспедиции. Именно тогда президент Кеннеди совершил достойный поступок. Он не стал продолжать лживую политику, которой никто не верил, и открыто заявил о том, что принимает на себя ответственность за всё то, что произошло на Кубе. Он-то принял ответственность, да, но вот Организация американских государств на него эту ответственность не возложила и не потребовала от него никакого ответа, насколько я помню. Это была ответственность перед его (т. е. Кеннеди) собственной историей, перед историей Соединённых Штатов, и только потому, что Организация американских государств двигалась по орбите, у неё не было времени заниматься подобными вещами.

Я благодарю господина Стивенсона за его экскурс в историю — его упоминание о моей долгой жизни коммуниста и революционера, кульминацией которой стало участие в кубинской революции. Как всегда, североамериканские агентства — не только новостей, но и шпионажа 10 — путают. Моя история как революционера коротка, по сути дела, она начинается с «Гранмы» и продолжается по сей день.

Я не принадлежал к Коммунистической партии до тех пор, пока не оказался на Кубе, где сегодня все можем провозгласить перед этой Ассамблеей марксизм-ленинизм теорией действия Кубинской революции. Но важны не эти личные моменты, важно то, что господин Стивенсон вновь говорит о том, что нет никаких нарушений международного права, что самолёты отсюда не вылетают и, разумеется, не отплывают корабли, что пиратские нападения возникают из ничего, что из ничего возникает всё. Он говорит тем же самым голосом, с той же уверенностью, тем же тоном серьёзного и уверенного в себе интеллектуала, как и в 1961 году, когда высокопарно утверждал, пока не был уличён во лжи, что те кубинские самолёты вылетели с кубинской территории, и что речь шла о политических эмигрантах. Естественно,— скажу это ещё раз — я понимаю, почему достопочтенный коллега, господин Стивенсон, соблаговолил удалиться с этого заседания Ассамблеи.

Соединённые Штаты утверждают, что имеют право осуществлять разведывательные полёты, потому что их одобрила Организация американских государств. Но кто она такая, Организация американских государств, чтобы санкционировать разведывательные полёты над территорией какой-либо страны? Какова же тогда роль, которую играют Объединённые Нации? Для чего они нужны, если наши судьбы будут зависеть от орбиты сателлитов — по точному определению представителя Колумбии,— Организации американских государств?

Это очень серьёзный и важный вопрос, который следует задать этой Ассамблее. Потому что мы, малая страна, никоим образом не можем согласиться с правом большой страны нарушать наше воздушное пространство, а в ещё меньшей степени с беспрецедентными претензиями на то, чтобы такие её действия обладали законностью, которую им придало решение Организации американских государств; организации, которая исключила нас из числа своих членов и с которой нас теперь ничто не связывает. Эти заявления представителя Соединённых Штатов весьма серьёзны…

Хочу сказать ещё лишь две маленькие вещи. Я не собираюсь занимать всё время Ассамблеи этими репликами и контррепликами.

Господин представитель Соединённых Штатов утверждает, что Куба взваливает вину за провалы в экономике на экономическую блокаду, между тем как это результат плохого управления правительства. Но когда ничего из этого ещё не случилось, когда на Кубе только начинали приниматься первые национальные законы, Соединённые Штаты уже приступили к принятию таких репрессивных экономических мер, как одностороннее и без каких бы то ни было объяснений упразднение квоты на сахар, который мы традиционно продавали на североамериканском рынке. Таким же образом они отказались перерабатывать ту нефть, которую мы, осуществляя свои законные права и опираясь на все возможные законы, закупали у Советского Союза.

Я не стану пересказывать длительную историю экономических агрессий Соединённых Штатов. Но скажу, что, несмотря на эти агрессивные действия, с помощью социалистических стран, в первую очередь Советского Союза, мы стали продвигаться вперёд и будем продолжать это делать; что, если мы и осуждаем экономическую блокаду, она нас не остановит и мы, что бы там ни происходило, будем представлять для США маленькую головную боль не только на этой, но и на других Ассамблеях, называя вещи своими именами, а представителей Соединённых Штатов — всемирными жандармами.

И последнее. Существует ли эмбарго на медикаменты для Кубы? Но если это не так, то наше правительство в ближайшие месяцы сделает заявку здесь же, в Соединённых Штатах, и отправит господину Стивенсону телеграмму, которую наш представитель зачитает на заседании комиссии или в любом другом подходящем месте, дабы все видели, справедливы или нет обвинения Кубы. Во всяком случае, до сих пор это эмбарго действовало. Последний раз, когда мы пытались на 1 500 000 долларов закупить медикаменты, которые не производятся на Кубе и необходимы исключительно для спасения жизней, североамериканское правительство вмешалось и сорвало эту покупку.

Недавно президент Боливии сказал нашим делегатам со слезами на глазах, что он был вынужден разорвать отношения с Кубой, потому что Соединённые Штаты заставили его сделать это. Он сказал это, провожая наших дипломатов из Ла-Паса. Я не могу гарантировать правдивость этих заверений президента Боливии. Но повторю то, что мы сказали ему — эта сделка с врагом не принесёт ему никакой пользы, так как он уже обречён — вот это действительно правда.

И этот президент Боливии 11, с которым у нас не было и нет никакой связи, с чьим правительством мы ограничивались лишь теми отношениями, которые необходимо поддерживать с народами Латинской Америки,— этот президент уже свергнут посредством военного переворота. Сейчас там создана Правительственная Хунта. В любом случае, подобным людям, не умеющим проигрывать достойно, стоит напомнить то, что сказала, кажется, мать последнего халифа Гранады своему сыну, когда тот плакал после падения города: «Ты хорошо делаешь, что оплакиваешь как женщина то, что не сумел защитить как мужчина»…

Примечания:

  1. Вариант перевода: «И в таком расположении духа находится не только временно представляющий народ Кубы перед этой Ассамблеей, но весь этот народ».
  2. Манки-Пойнт (англ.), Пунто-Моно (исп.) — Обезьяний мыс.
  3. Речь идёт о расстреле морскими пехотинцами США студенческой демонстрации (в зоне Панамского канала) в январе 1964 г.
  4. Х. Э. Гаэтан — руководитель левого крыла «полуправящей» Либеральной партии, исключительно популярный в массах. С его убийства и народного восстания в столице Колумбии — Боготе, началась длящаяся уже более полувека гражданская война в Колумбии.
  5. Tirofijo — Мануэль Маруланда, старейший (в течении более 40 лет) лидер партизанской борьбы в регионе, руководитель ФАРК — Революционных вооружённых сил Колумбии. И само прозвище его уже давно лишилось криминального оттенка.
  6. В августе 1961 г.
  7. «Административный аппарат этой страны характеризуется неспособностью, безразличием, неэффективностью, формализмом, партийном фаворитизмом при назначении на должности, казнокрадством, созданием частных империй…» Затем в том же обличительном списке фигурировали землевладельцы, олигархия, нувориши, «экономические сектора» в целом, военные и духовенство: все они предупреждались о срочной необходимости «выбора» между реформами и… «стенкой».
  8. Посол США в Венесуэле в 1960—1961 гг.
  9. Речь идёт о пилотах самолётов, бомбивших Кубу.
  10. Намёк на Central Intelligence Agency — ЦРУ.
  11. Речь идёт о Викторе Пасе Эстенсоро. Он был одним из руководителей боливийской революции 1952 года и президентом страны с 1952 по 1956 и с 1960 по 1964 годы.

Ⅹ всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (документы)

Кто опубликовал: | 10.08.2020

Весь текст в форматах FB2 и PDF.

Чжоу Эньлай. Отчётный доклад (сделан 24 августа и принят 28 августа 1973 г.)

Ван Хунвэнь. Доклад об изменениях в уставе партии (сделан 24 августа и принят 28 августа 1973 г.)

Устав Коммунистической партии Китая (принят Ⅹ Всекитайским съездом Коммунистической партии Китая 28 августа 1973 г.)

Информационное коммюнике Ⅹ всекитайского съезда Коммунистической партии Китая (29 августа 1973 г.)

Список членов президиума Ⅹ всекитайского съезда Коммунистической партии Китая (148 человек)

Список членов Центрального комитета и кандидатов в члены Центрального комитета Коммунистической партии Китая десятого созыва (319 человек)

  • Члены Центрального комитета (195 человек)
  • Кандидаты в члены Центрального комитета (124 человека)

Информационное коммюнике Ⅰ пленума Центрального комитета Коммунистической партии Китая десятого созыва (30 августа 1973 г.)

Доклад об изменениях в уставе партии

Кто опубликовал: | 09.08.2020

Товарищи!

Центральный Комитет партии поручил мне сделать краткое пояснение по вопросу о внесении изменений в Устав нашей партии.

Согласно указаниям Председателя Мао Цзэдуна и ЦК партии о пересмотре Устава партии рабочее совещание ЦК, созванное в мае нынешнего года, обсудило вопрос о пересмотре Устава партии, принятого Ⅸ съездом. После совещания партийные комитеты всех провинций, городов центрального подчинения и автономных районов, партийные комитеты всех крупных военных округов и партийные организации, подведомственные непосредственно Центральному Комитету, создали группы по пересмотру Устава партии и, широко запросив мнения партийных и беспартийных масс, официально представили в ЦК сорок один проект пересмотренного Устава партии. Наряду с этим партийные и беспартийные массы всех районов страны прислали непосредственно в ЦК множество своих соображений о внесении изменений в Устав партии. Настоящий проект пересмотренного Устава, представленный съезду на обсуждение, был составлен в соответствии с конкретными предложениями Председателя Мао Цзэдуна относительно пересмотра Устава партии и на основе тщательного изучения присланных с мест проектов и соображений по пересмотру Устава.

В ходе обсуждения вопроса о внесении изменений в Устав партии все товарищи в нашей партии единодушно отметили, что со времени Ⅸ Всекитайского съезда вся партия, вся армия и весь народ нашей страны, направляемые линией Ⅸ съезда, разработанной под личным руководством Председателя Мао Цзэдуна, ещё глубже провели борьбу, критику и преобразования в Великой пролетарской культурной революции, разгромили линьбяоскую антипартийную группировку и завоевали великие победы во всех областях борьбы внутри страны и за её пределами. Практика последних четырёх с лишним лет полностью подтвердила правильность как политической, так и организационной линии Ⅸ съезда. Устав партии, принятый на Ⅸ съезде, отстоял неизменные основные принципы нашей партии, зафиксировал новый опыт, накопленный в ходе Великой пролетарской культурной революции, и сыграл активную роль в политической жизни всей партии, всей армии и всего народа нашей страны. В «Общей программе» проекта пересмотренного Устава сохранены положения принятого Ⅸ съездом Устава партии о характере нашей партии, её руководящих идеях, основной программе и основной линии и внесены некоторые изменения в структуру и содержание. В остальных главах поправок немного. Несколько сократился объём Устава. Целиком и полностью снят абзац о Линь Бяо, содержащийся в «Общей программе» принятого Ⅸ съездом Устава партии. Это общее требование всей партии, всей армии и всего народа страны, это и неизбежный результат того, что Линь Бяо изменил партии и Родине, поставив себя вне партии и народа.

От принятого Ⅸ съездом Устава партии настоящий проект пересмотренного Устава отличается главным образом тем, что содержание его обогащено опытом борьбы двух линий. Это есть также общая отличительная черта присланных с мест проектов. Под руководством Председателя Мао Цзэдуна наша партия одержала победу в десятикратной крупной борьбе двух линий, накопила богатый опыт в преодолении право- и «лево»-оппортунистических линий, представляющий собой большую ценность для всей партии. Председатель Мао Цзэдун говорил: «Чтобы привести революцию к победе, политическая партия должна опираться на правильность своей политической линии и прочность своей организации» 1. Все товарищи в нашей партии должны уделять серьёзное внимание вопросу линии, неуклонно продолжать революцию при диктатуре пролетариата, усиливать партийное строительство и обеспечивать осуществление основной линии партии на исторический период социализма.

Какие же дополнения в этом отношении внесены в проект пересмотренного Устава партии?

Во-первых, о Великой пролетарской культурной революции. Великая пролетарская культурная революция есть великая политическая революция, которую ведёт пролетариат против буржуазии и всех других эксплуататорских классов в условиях социализма, а также глубокое движение за упорядочение партии. В ходе Великой пролетарской культурной революции вся партия, вся армия и весь народ нашей страны под руководством Председателя Мао Цзэдуна разгромили два буржуазных штаба, главарями которых были Лю Шаоци и Линь Бяо. Это тяжёлый удар по всем внешним и внутренним реакционным силам. Нынешняя Великая пролетарская культурная революция является совершенно необходимой и весьма своевременной в деле укрепления диктатуры пролетариата, предотвращения реставрации капитализма и строительства социализма. Проект пересмотренного Устава полностью зафиксировал великую победу и огромное значение этой революции и чётко отметил: «В дальнейшем такая революция будет проводиться много раз». Исторический опыт учит нас, что борьба между двумя классами и двумя путями в обществе нашей страны неизбежно находит своё отражение внутри партии и, кроме того, империализм и социал-империализм за рубежом, ведя против нас агрессию и подрыв, обязательно ищут себе агентов в рядах нашей партии. Уже в 1966 году, когда только что развернулась Великая пролетарская культурная революция, Председатель Мао Цзэдун указал: «Полный беспорядок в поднебесной ведёт к всеобщему порядку. Это повторяется через каждые семь-восемь лет. Всякая нечисть сама вылезает наружу. Не вылезать она не может, ибо это определяется её классовой природой» 2. Практика классовой борьбы подтвердила и будет продолжать подтверждать этот вскрытый Председателем Мао Цзэдуном объективный закон. Мы должны повысить бдительность и осознать длительность и сложность этой борьбы. Необходимо вести вглубь социалистическую революцию в идеологической, политической и экономической областях и преобразовывать все те части надстройки, которые не соответствуют экономическому базису социализма. Необходимо ещё много раз проводить такую великую политическую революцию, как Великая пролетарская культурная революция. Только таким образом можно будет непрерывно укреплять диктатуру пролетариата и завоёвывать новые победы в деле социализма.

Во-вторых, решительно отстаивать принципы «нужно проводить марксизм, а не ревизионизм; нужно сплачиваться, а не идти на раскол; нужно быть честным и прямым, а не заниматься интриганством» 3. Самое главное в разработанных Председателем Мао Цзэдуном принципах «три нужно и три нельзя» состоит в том, чтобы проводить марксизм, а не ревизионизм. Проведение марксизма и беззаветное служение интересам огромного большинства населения Китая и всего мира сами по себе предполагают сплочение, честность и прямоту; а проведение ревизионизма и служение только небольшому числу эксплуататоров неизбежно предполагают раскольничество и интриганство. Ревизионизм есть международное буржуазное идейное течение. Ревизионисты являются агентами буржуазии, империализма, ревизионизма и реакции в нашей партии, засланными или завербованными в её рядах. Лю Шаоци, Линь Бяо и им подобные карьеристы, интриганы, двурушники и категорически отказавшиеся от раскаяния каппутисты, хотя они и проявляли себя по-разному, в сущности своей одинаковы — все они главари в проведении ревизионизма, все они насквозь обуржуазились и разложились как в идейном и политическом отношении, так и в личной жизни! Председатель Мао Цзэдун говорил: «Приход ревизионизма к власти и есть приход к власти буржуазии» 4. Это совершенно верно. Согласно предложениям, поступившим с мест, принципы «три нужно и три нельзя» включены в «Общую программу» проекта пересмотренного Устава. На основе замечаний товарищей рабочих, крестьян и солдат, высказанных на собеседованиях в Пекине по вопросу пересмотра Устава партии, а также предложений некоторых провинций и городов в первом пункте об обязанностях члена партии и в первом пункте о задачах первичных партийных организаций добавлено «критиковать ревизионизм». Ревизионизм остаётся главной опасностью и в настоящее время. Изучать марксизм и критиковать ревизионизм — наша длительная задача в деле усиления идеологического строительства партии.

В-третьих, нужно обладать революционным духом смело идти против течения. Председатель Мао Цзэдун указывал: Идти против течения — это принцип марксизма-ленинизма 5. Во время обсуждения вопроса о пересмотре Устава партии многие товарищи, ссылаясь на историю партии и свой собственный опыт, пришли к мнению, что этот принцип исключительно важен в борьбе двух линий внутри партии. В ранний период демократической революции было несколько случаев, когда в нашей партии господствовала ошибочная линия. В поздний период демократической революции и в период социалистической революции, когда представляемая Председателем Мао Цзэдуном правильная линия заняла доминирующее положение, тоже бывали назидательные примеры того, как многие одно время поддерживали ту или иную ошибочную линию или точку зрения, считая её правильной. Представляемая Председателем Мао Цзэдуном правильная линия вела решительную борьбу со всем этим ошибочным и одерживала победу. Когда дело касается линии, касается целого, настоящий коммунист должен, руководствуясь общественными интересами, не боясь отстранения от занимаемой должности, не боясь исключения из партии, тюремного заточения, развода и лишения жизни, смело идти против течения.

Конечно, что касается ошибочного течения, то дело не только в том, сметь или не сметь идти против него, но и в том, уметь или не уметь распознать его. Классовая борьба и борьба двух линий в исторический период социализма является чрезвычайно сложной, и когда за одной тенденцией скрывается другая, многие товарищи зачастую не замечают этого. К тому же те, кто занимается интриганством, умышленно создают ложную видимость, и это ещё больше затрудняет распознавание их. В результате обсуждения многие товарищи поняли, что с точки зрения диалектического материализма все объективные вещи и явления познаваемы. «Поскольку силы нашего зрения недостаточно, мы прибегаем к помощи бинокля и микроскопа. Марксистский метод — это бинокль и микроскоп в политике и в военном деле» 6. Только настойчиво изучая труды Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина и труды Председателя Мао Цзэдуна, активно участвуя в практике борьбы, старательно преобразовывая мировоззрение, можно непрерывно повышать способность отличать подлинный марксизм от псевдомарксизма, отличать правильную линию от ошибочной, правильные взгляды от ошибочных.

При развёртывании борьбы нужно изучать теорию Председателя Мао Цзэдуна о борьбе двух линий и его практику, не только быть твёрдо принципиальным, но и проводить правильную политику, различать два типа неодинаковых по своему характеру противоречий, обращать внимание на сплочение большинства людей и соблюдать партийную дисциплину.

В-четвёртых, необходимо в борьбе масс готовить миллионы продолжателей дела пролетарской революции. Председатель Мао Цзэдун говорил: «Для того, чтобы цвет нашей партии и государства не изменился, мы должны не только иметь правильную линию и политику, но и воспитывать и готовить миллионы продолжателей дела пролетарской революции» 7. Здесь речь идёт о подготовке не одного-двух человек, а целых миллионов. Эта задача будет выполнена только при том условии, если вся партия отнесётся к ней с должным вниманием. В ходе обсуждения вопроса о пересмотре Устава партии много товарищей старшего поколения выразили сильное желание ещё лучше вести работу по подготовке смены, с тем чтобы у нас были продолжатели дела пролетарской революции, начатого нашей партией под руководством Председателя Мао Цзэдуна. Много молодых товарищей также горячо выразили свою готовность добросовестно перенимать достоинства у богатых опытом старых кадров, прошедших закалку в ходе длительной революционной войны и революционной борьбы, быть требовательными к себе и стараться быть достойными продолжателями дела революции. И новые и старые кадры заявили, что будут учиться друг у друга, перенимая друг у друга положительные качества и преодолевая свои недостатки. Согласно поступившим предложениям в «Общую программу» проекта пересмотренного Устава внесено положение о подготовке смены, а в остальные главы — положение о том, что руководящие органы всех ступеней должны строиться по принципу сочетания представителей старшего, среднего и молодого поколения. Мы должны согласно предъявляемым Председателем Мао Цзэдуном пяти требованиям к продолжателям дела пролетарской революции выдвигать на разные руководящие посты преимущественно лучших представителей рабочих, крестьян-бедняков и низших середняков и обращать должное внимание на подготовку кадров из среды женщин и нацменьшинств.

В-пятых, усиление единого руководства партии и развитие её традиционного стиля работы. Политическая партия пролетариата есть высшая форма организации пролетариата, партия должна руководить всем — таков важнейший марксистский принцип. При разработке проекта пересмотренного Устава было учтено предложение различных организаций об усилении единого руководства партии и зафиксировано в разделе статей проекта: государственные органы, Народно-освободительная армия и различные революционные массовые организации «обязаны подчиняться единому руководству партии». Единое руководство партии в организационном отношении должно охватывать следующие два момента: во-первых, что касается взаимоотношений между различными организациями равной ступени, то из семи сторон — промышленности, сельского хозяйства, торговли, дела культуры и просвещения, армии, правительства и партии — партия руководит всеми остальными; партия не параллельна остальным сторонам и тем более не руководима ими; во-вторых, во взаимоотношениях между высшими и низшими инстанциями низшие инстанции подчиняются высшим, вся партия — Центральному Комитету. Это давно сложившийся порядок в нашей партии, и его необходимо соблюдать и впредь. Усиливая единое руководство партии, нельзя подменять руководство партийных комитетов «объединёнными заседаниями» нескольких сторон, вместе с тем нужно в полной мере выявлять роль революционных комитетов, различных сторон и организаций всех ступеней. Партийные комитеты должны осуществлять демократический централизм и усиливать коллективное руководство. Нужно сплачиваться с людьми, «пришедшими из самых различных уголков страны», а не насаждать горное местничество. Надо, чтобы «высказывались все», а нельзя, чтобы «говорил только один». Самое основное в едином руководстве партии,— это руководство правильной идейной и политической линии. Партийные комитеты всех ступеней должны на основе революционной линии Председателя Мао Цзэдуна добиваться единства взглядов, единства политики, единства планирования, единства командования, единства действий.

В «Общую программу» проекта пересмотренного Устава включены три важнейших аспекта стиля работы: соединение теории с практикой, тесная связь с массами, критика и самокритика. Эти лучшие традиции нашей партии, установленные по инициативе Председателя Мао Цзэдуна, хорошо знакомы коммунистам старшего поколения, тем не менее и для них существует вопрос о том, как продолжать развивать их в новых исторических условиях; для многочисленных новых товарищей в нашей партии тем более существует вопрос о том, как перенять, унаследовать и развивать эти традиции. Председатель Мао Цзэдун постоянно учил и учит нас на примере деятельности нашей партии в годы суровой борьбы тому, что нужно дышать одним дыханием и жить одной судьбой с широкими массами. Мы должны остерегаться тлетворного влияния буржуазной идеологии и натиска «снарядов в сахарной оболочке», быть скромными и осмотрительными, упорными и самоотверженными в борьбе, решительно выступать против привилегий и как следует исправить все проявления дурного стиля, в том числе «пользование чёрным ходом» и т. п.

Здесь следует особо остановиться на вопросе о необходимости принимать критику и контроль со стороны масс. Наше государство — это социалистическое государство диктатуры пролетариата. Рабочий класс, крестьяне-бедняки и низшие середняки и широкие массы трудящихся являются хозяевами страны. Они имеют право осуществлять революционный контроль над кадровыми работниками всех ступеней нашей партии и нашего государства. Эта идея ещё глубже утвердилась во всей партии благодаря Великой пролетарской культурной революции. Тем не менее ныне ещё находятся немногие кадровые работники, особенно некоторые руководящие работники, которые не хотят прислушиваться к мнениям партийных и беспартийных масс и, более того, зажимают критику и мстят, причём в отдельных случаях в довольно серьёзной степени. Партийная дисциплина абсолютно не терпит такой порочной практики, когда «оказывают нажим на тех, кого не убедили, и арестовывают тех, кто не поддался нажиму» при разрешении вопросов внутри народа. В разделе статей проекта пересмотренного Устава партии добавлено: «Абсолютно недопустимы зажим критики и месть». К этому вопросу мы должны подходить с высоты борьбы двух линий и вести решительную борьбу против подобных нарушений партийной дисциплины. Надо верить в массы, опираться на массы и, постоянно используя такое оружие, как широкое и полное высказывание мнений, дацзыбао и широкие дискуссии, стараться «создать такую политическую обстановку, при которой были бы и централизм и демократия, и дисциплина и свобода, и единая воля и личная непринуждённость, живость и бодрость, с тем чтобы способствовать социалистической революции и социалистическому строительству, сравнительно легко преодолевать трудности, сравнительно быстро строить у нас в стране современную промышленность и современное сельское хозяйство и сделать партию и государство более прочными и более подготовленными к суровым испытаниям» 8.

В-шестых, твёрдо придерживаться пролетарского интернационализма — это неизменный принцип нашей партии. В настоящий проект пересмотренного Устава партии также добавлено «выступать против великодержавного шовинизма». Мы всегда будем стоять вместе с пролетариатом и революционными народами всего мира и выступать против империализма, современного ревизионизма и реакции различных стран. В настоящее время надо выступать особенно против гегемонизма двух сверхдержав — США и Советского Союза. Опасность новой мировой войны всё ещё существует, и мы обязательно должны быть полностью подготовлены к отражению агрессивной войны, на случай внезапного нападения со стороны империализма и социал-империализма.

Председатель Мао Цзэдун говорил: «В области международного общения мы, китайцы, должны решительно, окончательно, начисто и полностью покончить с великодержавным шовинизмом» 9. Китай — страна с огромным населением, обширной территорией и богатыми природными ресурсами. Мы непременно должны добиться, да и вполне сможем добиться процветания и могущества нашей страны. Тем не менее мы должны при любых обстоятельствах твёрдо придерживаться принципа «никогда не претендовать на гегемонию» 10 и не быть сверхдержавой. Все товарищи в нашей партии должны крепко помнить указания Председателя Мао Цзэдуна о том, чтобы не зазнаваться в течение столетия, не задирать нос и после ⅩⅩⅠ века. Вместе с тем и внутри страны надо выступать против всяких проявлений «великодержавного шовинизма», дальше укреплять революционную сплочённость всей партии, всей армии и всех народов страны, ускорять социалистическую революцию и социалистическое строительство, всеми силами выполнять наш непреложный интернациональный долг.

Товарищи! Наша партия — партия великая, славная и правильная. Мы уверены, что все товарищи в нашей партии, руководствуясь в своей деятельности намеченной Ⅹ Всекитайским съездом политической линией и принятым на нём новым Уставом, несомненно сделают нашу партию ещё более могучей партией, партией, полной бодрости и энергии. Давайте же под руководством ЦК партии во главе с Председателем Мао Цзэдуном сплотимся на завоевание ещё более великих побед!

Примечания:

  1. Мао Цзэдун. Относительно противоречия.— Маоизм.ру.
  2. Мао Цзэдун. Письмо к Цзян Цин (8 июля 1966 г.).— Маоизм.ру.
  3. Мао Цзэдун. Протокол выступлений перед местными ответственными товарищами во время инспекционной поездки (середина августа — 12 сентября 1971 г.).— Маоизм.ру.
  4. Эта фраза (修正主义上台,也就是资产阶级上台), вероятно, впервые была процитирована в редакционной статье «Ленинизм или социал-империализм?» в журнале «Хунци» № 5 за 1970 г., а также на английском языке даже чуть ранее — в «Пекинг ривью» № 17 за 1970 г., со ссылкой на некую беседу Мао в августе 1964 г. Возможно, это была беседа с Мао Юаньсинем, поскольку в ходе неё эти вопросы затрагивались, но в имеющихся записях эта фраза не зафиксирована. Но публикацию в «Хунци» редактировал лично Мао.— Маоизм.ру.
  5. Мао Цзэдун. Несколько замечаний о письме самокритики У Сяньфа (14 октября 1970 г.).— Маоизм.ру.
  6. Мао Цзэдун. Стратегические вопросы революционной войны в Китае (декабрь 1936 г.).— Маоизм.ру.
  7. Редакция газеты «Жэньминь жибао», редакция журнала «Хунци». О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке. Девятая статья по поводу открытого письма ЦК КПСС (14 июля 1964 г.).— Маоизм.ру.
  8. Мао Цзэдун. Обстановка летом 1957 года (июль 1957 г.).— Маоизм.ру.
  9. Мао Цзэдун. Памяти д‑ра Сунь Ятсена (12 ноября 1956 г.).— Маоизм.ру.
  10. См. примечание к другому докладу на том же съезде.— Маоизм.ру.

Информационное коммюнике Ⅹ всекитайского съезда Коммунистической партии Китая

Кто опубликовал: | 07.08.2020

С 24 по 28 августа в Пекине торжественно состоялся Ⅹ Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая. Настоящий съезд явился съездом сплочения, съездом побед и съездом, полным жизненных сил и энергии.

Великий вождь нашей партии товарищ Мао Цзэдун руководил работой съезда.

В повестке дня съезда были:

  1. Политический отчёт, сделанный товарищем Чжоу Эньлаем от имени Центрального Комитета Коммунистической партии Китая;
  2. Доклад об изменениях в Уставе партии, сделанный товарищем Ван Хунвэнем от имени Центрального Комитета Коммунистической партии Китая и представленный съезду «Проект Устава Коммунистической партии Китая»;
  3. Выборы в Центральный Комитет Коммунистической партии Китая десятого созыва.

24 августа состоялось официальное открытие съезда.

Появление Председателя Мао Цзэдуна на трибуне Президиума взволнованные делегаты встречают громом оваций и бурными, долго не смолкающими аплодисментами. Раздаются возгласы: «Да здравствует великий вождь Председатель Мао Цзэдун! Ваньваньсуй!» Председатель Мао Цзэдун машет рукой, тепло приветствуя делегатов.

Съезд избрал Президиум в составе 148 делегатов.

Съезд единогласно избрал Председателя Мао Цзэдуна Председателем Президиума, товарищей Чжоу Эньлая, Ван Хунвэня, Кан Шэна, Е Цзяньина и Ли Дэшэна — заместителями Председателя Президиума, товарища Чжан Чуньцяо — генеральным секретарём Президиума.

В первом ряду на трибуне были также товарищи Лю Бочэн, Цзян Цин, Чжу Дэ, Сюй Шию, Чэнь Силянь, Ли Сяньнянь, Яо Вэньюань, Дун Биу, Цзи Дэнкуй, Ван Дунсин, Хуа Гофэн и У Дэ.

Ⅹ Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая созван в момент, когда линьбяоская антипартийная группировка уже разгромлена, когда линия Ⅸ Всекитайского съезда партии одержала великую победу, когда весьма благоприятная обстановка сложилась как в стране, так и за рубежом. Центральный Комитет КПК и все товарищи в нашей партии провели основательную подготовительную работу к этому историческому съезду. В результате широкого развития демократии, включая многократный обмен мнениями и консультации по поводу кандидатов в делегаты и запрос мнений у партийных и беспартийных масс в районах или организациях, выдвинувших своих кандидатов на съезд, в конечном итоге было избрано 1249 делегатов. До официального открытия съезда все делегаты со всей серьёзностью обсудили проекты всех документов съезда. Весь народ нашей страны с радостью и воодушевлением встречал своими практическими действиями созыв Ⅹ съезда.

В день официального открытия съезда делегаты, съехавшиеся со всех концов нашей великой социалистической Родины, пройдя через просторный вестибюль с огромными портретами Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, вошли в величественный зал заседаний. Среди них делегаты-коммунисты из среды промышленных рабочих, крестьян-бедняков и низших середняков, делегаты-коммунисты Народно-освободительной армии, приехавшие из пограничных районов Родины, где они бдительно охраняют наши государственные рубежи, а также делегаты-коммунисты из среды революционных кадровых работников, революционной интеллигенции и других слоёв трудящихся. Делегаты-коммунисты из рабочих, крестьян и солдат составляют 67 процентов общего числа всех делегатов съезда, а делегаты-коммунистки — свыше 20 процентов. Делегаты-коммунисты из братских национальностей, не включая ханьцев, также составляют определённый процент. На Всекитайском съезде партии впервые присутствовали делегаты от находящихся в разных местах страны коммунистов-уроженцев священной территории нашей Родины — провинции Тайвань, которая ждёт своего освобождения. Выполняя наказы 28 миллионов коммунистов и выражая чаяния сотен миллионов населения всех национальностей нашей страны, делегаты вместе со своим великим вождём Председателем Мао Цзэдуном провели работу в духе сплочённости, деловитости, серьёзности и жизнерадостности.

28 августа после серьёзного и горячего обсуждения съезд единогласно принял Политический отчёт товарища Чжоу Эньлая и Доклад товарища Ван Хунвэня об изменениях в Уставе партии, единогласно принял «Устав Коммунистической партии Китая». Делегаты с радостью отметили, что эти документы, руководствуясь марксизмом-ленинизмом-маоцзэдунъидеями, дали анализ весьма благоприятной обстановке в стране и за рубежом, полностью подтвердили великие победы, одержанные на всех фронтах под водительством линии Ⅸ съезда, обобщили основной опыт борьбы двух линий, в особенности борьбы за разгром линьбяоской антипартийной группировки, с ещё большей ясностью наметили направление и задачи в деле продолжения революции при диктатуре пролетариата, что эти документы являются боевой программой для всей партии, всей армии и всего народа.

После многократного обмена мнениями и обсуждений съезд тайным голосованием избрал Центральный Комитет Коммунистической партии Китая десятого созыва. Оглашение результатов выборов было встречено новым взрывом горячих громовых аплодисментов и возгласов.

Новый состав ЦК из 195 членов и 124 кандидатов в члены воплощает в себе принцип соединения представителей старшего, среднего и молодого поколений. Среди них есть пролетарские революционеры старшего поколения, прошедшие Первую и Вторую гражданские революционные войны ещё в первые годы после создания партии; руководящие кадры с различных фронтов, выдержавшие испытание огнём в годы войны Сопротивления японским захватчикам, Освободительной войны и Войны сопротивления американской агрессии и оказания помощи Корее; лучшие борцы, выдвинувшиеся в трёх великих революционных движениях (классовая борьба, производственная борьба и научный эксперимент) и в борьбе против империализма, ревизионизма и реакции в период социалистической революции; а также молодые товарищи, принятые в партию в годы Великой пролетарской культурной революции. Собравшись вместе, многочисленные представители трёх поколений учатся сообща и воодушевляют друг друга. Делегаты с радостью отметили, что состав ЦК десятого созыва полностью демонстрирует рост и процветание нашей партии, быстрое подрастание новой смены и монолитную сплочённость партии на основе марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей.

Съезд с гневом осудил преступления линьбяоской антипартийной группировки. Все делегаты решительно поддерживают постановление ЦК КПК: навсегда исключить из рядов партии буржуазного карьериста, интригана, контрреволюционера-двурушника, предателя и изменника Родины Линь Бяо; навсегда исключить из рядов партии главного члена линьбяоской антипартийной группировки, гоминьдановца-антикоммуниста, троцкиста, изменника, спецагента и ревизиониста Чэнь Бода и снять его со всех должностей в партии и вне её. Делегаты единодушно одобрили решения ЦК КПК и все предпринятые им меры в отношении других главных членов линьбяоской антипартийной группировки.

Ⅹ Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая призывает всю партию, всю армию и весь народ страны со всей серьёзностью изучать и претворять в жизнь документы съезда, неуклонно продолжать революцию при диктатуре пролетариата, строго придерживаться основных принципов «Нужно проводить марксизм, а не ревизионизм; нужно сплачиваться, а не идти на раскол; нужно быть честным и прямым, а не заниматься интриганством» 1, сплачиваться на завоевание ещё более великих побед!

Съезд отмечает: в настоящее время мы, как и прежде, должны ставить на первое место движение за критику Линь Бяо и упорядочение стиля. Мы должны максимально использовать негативного учителя в лице линьбяоской антипартийной группировки для воспитания всей партии, всей армии и всего народа страны в духе классовой борьбы и борьбы двух линий, изучать марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи, критиковать ревизионизм и буржуазное мировоззрение. Необходимо, как и раньше, как следует вести борьбу, критику и преобразования в области надстройки, в том числе и во всех отраслях культуры, усердно вести революцию и стимулировать развитие производства, стимулировать работу, стимулировать подготовку на случай войны и ещё лучше выполнить работу во всех областях. Необходимо в соответствии с политической линией, подтверждённой Ⅹ съездом, и принятым на съезде новым Уставом партии сделать нашу партию ещё более стойкой и жизнедеятельной, чтобы она вела за собой многонациональный народ, сплачивала все силы, которые можно сплотить, с целью ещё больше укрепить диктатуру пролетариата.

Съезд отмечает: ныне международная обстановка характеризуется колоссальными потрясениями на земле. Такие потрясения — дело хорошее, а не плохое. Они продолжают развиваться в направлении, благоприятном для народов всех стран и неблагоприятном для империализма, современного ревизионизма и реакции различных стран. Мы должны твёрдо придерживаться пролетарского интернационализма, придерживаться неизменной политики партии, усиливать сплочённость с пролетариатом, угнетёнными народами и угнетёнными нациями всего мира, со всеми странами, подвергающимися агрессии, подрыву, вмешательству, контролю и третированию со стороны империализма, объединяться в широчайший единый фронт на борьбу против империализма, колониализма и неоколониализма, особенно против гегемонизма двух сверхдержав — США и Советского Союза. Мы должны сплачиваться воедино со всеми подлинно марксистско-ленинскими партиями и организациями в мире и довести до конца борьбу против современного ревизионизма. Съезд призывает рабочий класс, крестьян-бедняков и низших середняков, командиров и бойцов НОА и многонациональный народ страны непременно усилить подготовку к отражению агрессивной войны, сохранять бдительность в отношении развязывания империалистической мировой войны, особенно в отношении внезапного нападения социал-империализма, решительно, окончательно, начисто и полностью уничтожить всех врагов, которые осмелятся напасть на нас.

Да здравствует великая, славная и правильная Коммунистическая партия Китая!
Да здравствует Ⅹ Всекитайский съезд партии — съезд сплочения и побед!
Да здравствуют марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи!
Да здравствует великий вождь Председатель Мао Цзэдун! Ваньваньсуй!

Почему СССР поддержал Таиланд в его борьбе с коммунистическими повстанцами

Кто опубликовал: | 06.08.2020

Сегодня исполняется ровно 55 лет началу народной войны в Таиланде. 5 августа 1965 года Народно-освободительная армия Таиланда провела первую боевую операцию в Корате, на Северо-Востоке страны. О народной войне в Таиланде мы коротко писали тут. Вот что на эту тему пишет тайский буржуазный журналист Тунджира Ваттапорн:

В 1965 году Коммунистическая партия Таиланда начала партизанскую войну против тайского правительства. Конфликт, продолжавшийся 18 лет, получил поддержку большинства коммунистических стран, в том числе Китая, который поддерживал повстанцев в 1970‑х гг. Красные кхмеры из соседней Камбоджи также поддержали коммунистических повстанцев в их стремлении свергнуть тайское правительство.

Военнослужащие Коммунистической партии Таиланда проходят курс подготовки

СССР был единственной коммунистической страной, которая открыто или тайно отказывалась поддерживать тайских повстанцев. Русские могли бы легко воспользоваться ситуацией и создать юго-восточный Азиатский красный коридор, который бы простирался до самых границ Малайзии, но предпочли не дестабилизировать Таиланд. Конечно, практические соображения и китайско-советские трения 1960‑х годов сыграли свою роль и в этом тоже. Компартия Таиланда первоначально просила советской помощи в своей войне, но это было отвергнуто по неофициальным каналам. Тогда СССР был назван ревизионистским и социал-империалистическим.

Близость Китая (менее чем в 100 милях от границы с Таиландом), тесные китайские связи многих лидеров партии, а также регулярность, с которой партийный документы тайцев отдавали дань уважения Мао, и отчётное замечание советского посла в Сингапуре в конце 1970 года о том, что он сомневается в том, что коммунисты в Индонезии, Таиланде и Малайзии следуют научному марксизму,— всё это наводило на мысль о том, что Советский Союз не видит надежды на достижение существенного влияния на тайскую компартию, и СССР предпочел улучшить отношения с фактическим правительством Таиланда. Таиланд нуждался в Советском Союзе, чтобы свергнуть Красных кхмеров и обеспечить некоторую степень стабильности в Камбодже. Это также сочеталось с тем, что традиционные рынки Таиланда росли протекционистскими средствами, и тайцы должны были обратиться к Восточному блоку. В 1979 году премьер-министр Таиланда Криангсак Чаманан посетил Москву как раз перед вьетнамским вторжением в Камбоджу. В дипломатическом обмене Советский Союз согласился помочь принести стабильность в раздираемом гражданской войной соседе Таиланда, и тайцы выразили большую открытость к построению связей с Советским Союзом. Во время этого визита было создано советско-тайское общество дружбы. А уже в середине 1980‑х годов Михаил Горбачёв завел тесные связи с Таиландом и другими союзниками Запада.

Африканский континент богат своими революционерами-коммунистами

Кто опубликовал: | 06.08.2020

Африканский континент богат своими революционерами-коммунистами. И когда говорят о маоизме в Африке, чаще вспоминают соратника Лумумбы Пьера Мулеле и отчасти танзанийского лидера Ньерере, тяготевшего к КНР. Однако, это не всё.

Был ещё Осенде Афана 1) — учёный и революционер-маоист. Он во главе отряда в тринадцать человек, включая него самого, осенью 1965 года тайно проник с территории на тот момент социалистического Конго в джунгли юго-восточного Камеруна и, находясь среди племен пигмеев, за две недели построил там настоящую советскую республику — с народными школами, народными советами, коллективной собственностью и т. д. Население приняло партизан сразу, несмотря на почти полное языковое непонимание, имевшее место вначале. Лишь одно не успели тогда сделать — организовать народную армию.

В следующем месяце в результате доноса народные коммуны в лесах были обнаружены, атакованы карательными отрядами центральных властей при поддержке французского спецназа и разбиты в буквальном смысле, включая снос деревень и сгон населения в другие места. Многие погибли, но отряд Афаны, вооружённый одними охотничьими ружьями и ножами, продолжал партизанские бои ещё полгода, переходя с места на место и надеясь как на соединение с товарищами из других уголков страны (на юго-западе Камеруна тогда действовал отряд просоветского Э. Уандие, например), так и на помощь соседей-конголезцев.

К сожалению, не вышло тогда ни создать общий фронт внутри (помимо плохой технической связи между революционными очагами, сказался и советско-китайский раскол), ни дождаться реальной поддержки извне. Социализм в Конго был слаб и расшатан фракционностью, а также был страх перед реваншем французов, полностью заправлявших в Камеруне и искавших любой повод вернуть себе уплывшее от них в 1963‑м Конго. Конголезцы помогали деньгами, убежищем, робкой дипломатией, но не оружием, добровольцами и связью.

К весне 1966‑го отряд Афаны был разбит, и сам он погиб в бою. Части его сторонников из бойцов и местных жителей удалось найти убежище в Конго, где они и осели, включившись в общественные процессы республики. В 1972 г. некоторые из них примут участие в попытке революционизации самого Конго, тоже увы не увенчавшейся успехом.

Флаг Союза народов Камеруна

Имя самого О. Афаны вплоть до конца ⅩⅩ века будет под строжайшим запретом в Камеруне и почти неизвестно за его пределами. К своим 36 годам, в которые он погиб, им уже были написаны несколько научных работ по экономике нового африканского общества (стажировался в Москве и собирался в Пекин), но главный его труд, в том числе теоретический, так и остался незавершённым. С недавнего времени о нём осторожно начали вспоминать, кое-что публиковать из сочинений, что стало возможным благодаря усилиям недавно вышедшей из-под запрета в Камеруне левопатриотической партии UPC (Союз народов Камеруна).

Он был близко знаком с Че Геварой (они встретились в Париже), считал его своим другом. Че уехал из Конго (Заира) в 1965 г., Афана погиб на камеруно-конголезской границе в 1966 г. Табу на эту тему в регионе в целом продолжает действовать, но наверняка аборигены приграничных лесов — пигмеи — которых власти страны продолжают считать недоразвитыми и держать в резервациях, хранят о нём добрую память и облекают её в свои народные сказания. Хранят до лучших времен, началу которых они однажды почти сами стали свидетелями и участниками, и которые обязательно настанут с победившей Революцией.

Примечания:

  1. См. L’histoire de la guerre d’indépendance du Cameroun: Osende Afana par Henri Hogbe Nlend.

Список членов президиума Ⅹ всекитайского съезда Коммунистической партии Китая (148 человек)

Кто опубликовал: | 05.08.2020

Председатель Мао Цзэдун.

Заместители Председателя Чжоу Эньлай, Ван Хунвэнь, Кан Шэн, Е Цзяньин, Ли Дэшэн.

Генеральный секретарь Чжан Чуньцяо.

(ниже по числу черт иероглифа фамилии)

Лю Бочэн, Цзян Цин (женщина), Чжу Дэ, Сюй Шию, Чэнь Силянь, Ли Сяньнянь, Яо Вэньюань, Дун Биу, Цзи Дэнкуй, Ван Дунсин, Хуа Гофэн, У Дэ, Дин Шэн, Ма Тяньшуй, Ма Нин, Ма Цзиньхуа (женщина), Юй Хуэйюн, Дэн Сяопин, Дэн Инчао (женщина), Ван Ти, Ван Чжэнь, Ван Люшэн, Ван Бичэн, Ван Юнчжэнь, Ван Сючжэнь (женщина), Ван Хуайсян, Ван Дэшань, Пасан (женщина), Ю Тайчжун, Мао Юаньсинь, Вэй Гоцин, Вэй Цайю, Вэнь Сянлань (женщина), Варисджань Турди, Бай Жубин, Пи Динцзюнь, Сюань Шуньцзи (женщина), Жэнь Жун, Лю Цзыхоу, Лю Синюань, Лю Цинтан, Лю Цзяньсюнь, Лю Чуньцяо, Уланьфу, Сунь Юйго, Цзян Лиинь, Чжу Гуанъя, Чжу Кэцзя, Чжу Сюфэн (женщина), Чжу Минцан, Хуа Линьсэнь, Нянь Цзижун, Син Яньцзы (женщина), Чэнь Юнь, Чэнь Юнгуй, Чэнь Сяньжуй, Зия, Ду Пин, Ян Юн, Ян Дэчжи, Ли Дачжан, Ли Чжиминь, Ли Сюлань (женщина), Ли Сувэнь (женщина), Ли Жуйшань, Чжан Фэнъин (женщина), Чжан Пинхуа, Чжан Шичжун, Чжан Дачжи, Чжан Цзянлинь, Чжан Яньчэн, Чжан Сючжи (женщина), Чжан Тисюе, Чжан Хэнюнь, Чжан Цзунсюнь, Чжан Хунчи, Люй Юйлань (женщина), Люй Цуньцзе (женщина), У Сянби, У Гуйсянь (женщина), Ши Кэци, Сун Пэйчжан, Юй Цюли, Тун Чуньлян, Ван Цзядао, Шэ Цзидэ, Су Чжэньхуа, Чжоу Син, Чжоу Илян, Чжоу Цзяньжэнь, Чжоу Лицинь (женщина), Баожилэдай (женщина), Сянь Хэнхань, Линь Лиюнь (женщина), Цзинь Цзуминь, Чжао Цзыян, Хао Цзяньсю (женщина), Хао Лян, Гэн Бяо, Сюй Сянцянь, Сюй Цзинсянь, Го Хунцзе, Го Можо, Ни Чжифу, Тан Цишань, Тан Чжунфу, Тан Вэньшэн (женщина), Хай Кацзы, Цянь Сюесэнь, Не Жунчжэнь, Цинь Цзивэй, Чжу Хуэйфэнь (женщина), Мэй Сяоя (женщина), Вэй Фэнъин (женщина), Хуан Линьин (женщина), Пань Мэйин (женщина), Цао Иоу (женщина), Цао Ляньфэн (женщина), Кан Цзяньминь, Лян Цзиньтан, Цзи Пэнфэй, Пэн Чун, Хань Ин, Хань Сяньчу, Су Юй, Се Сюегун, Цзэн Шаошань, Цзэн Сыюй, Се Чжэньхуа, Се Цзинъи (женщина), Дун Минхуэй, Лэй Гуймэй (женщина), Тань Цилун, Сайфуддин, Цай Чан (женщина), Цай Себинь, Цай Шумэй (женщина), Пань Шигао, Лу Жуйлинь, Фань Дэлин, Вэй Бинкуй.

Список членов Центрального комитета и кандидатов в члены Центрального комитета Коммунистической партии Китая десятого созыва (319 человек)

Кто опубликовал: | 04.08.2020

Члены Центрального комитета (195 человек)

Мао Цзэдун

(ниже по числу черт иероглифа фамилии)

Дин Шэн, Дин Кэцзэ, Дин Гоюй, Ма Нин, Ма Тяньшуй, Юй Сан, Юй Хуэйюн, Юй Хунлян, Ван Чжэн, Ван Чжэнь, Ван Бичэн, Ван Хункунь, Ван Сючжэнь (женщина), Ван Гофань, Ван Хунвэнь, Ван Шушэн, Ван Шоудао, Ван Шучжэнь (женщина), Ван Хуайсян, Ван Чаочжу, Ван Цзясян, Тянь Бао, Пасан (женщина), Фан И, Дэн Сяопин, Дэн Инчао (женщина), Ю Тайчжун, Кун Шицюань, Кун Чжаонянь, Уланьфу, Вэй Гоцин, Фэн Сюань, Исмайил Аймат, Бай Жубин, Тянь Хуагуй, Тянь Вэйсинь, Пи Динцзюнь, Е Цзяньин, Лю Вэй, Лю Цзыхоу, Лю Синюань, Лю Бочэн, Лю Цзюньи, Лю Сяньцюань, Лю Цзяньсюнь, Лю Шэнтянь, Лю Сянпин (женщина), Лю Сичан, Цзян Цин (женщина), Цзян Лиинь, Цзян Юнхуэй, Цзян Сеюань, Чжу Дэ, Чжу Мучжи, Сюй Шию, Люй Юйлань (женщина), Ань Пиншэн, Чжуан Цзэдун, Хуа Гофэн, Хуа Линьсэнь, Цяо Гуаньхуа, Жэнь Сычжун, Нянь Цзижун, Цзи Дэнкуй, Син Яньцзы (женщина), Чэнь Юнь, Чэнь Юй, Чэнь Кан, Чэнь Шицзюй, Чэнь Юнгуй, Чэнь Сяньжуй, Чэнь Цихань, Чэнь Силянь, Чэнь Мухуа (женщина), Ду Пин, Ли Да, Ли Цян, Ли Чжэнь, Ли Дачжан, Ли Цзинцюань, Ли Шуйцин, Ли Жэньчжи, Ли Сяньнянь, Ли Чжиминь, Ли Шуньда, Ли Сувэнь (женщина), Ли Баохуа, Ли Фучунь, Ли Жуйшань, Ли Дэшэн, Гу Му, Ян Юн, Ян Чуньфу, Ян Дэчжи, У Тао, У Дэ, У Дашэн, У Гуйсянь (женщина), Су Цзин, Су Чжэньхуа, Чжан Цайцянь, Чжан Юньи, Чжан Пинхуа, Чжан Дачжи, Чжан Чимин, Чжан Яньчэн, Чжан Тисюе, Чжан Цзунсюнь, Чжан Хэнъюнь, Чжан Хунчи, Чжан Шучжи, Чжан Чуньцяо, Чжан Вэйминь, Чжан Фугуй, Чжан Фухэн, Чжан Динчэн, Чжан Исян, Ван Дунсин, Сяо Цзиньгуан, Цэнь Гожун, Сун Пэйчжан, Юй Цюли, Чжоу Син, Чжоу Хунбао, Чжоу Лицинь (женщина), Чжоу Чуньлинь, Чжоу Цзяньжэнь, Чжоу Эньлай, Баожилэдай (женщина), Цзун Сиюнь, Линь Лиюнь (женщина), Ло Цинчан, Ло Сикан, Сянь Хэнхань, Цзинь Цзуминь, Яо Вэньюань, Жао Синли, Дуань Цзюньи, Чжу Цзяяо, Ху Цзицзун, Чжао Цзыян, Гэн Бяо, Гэн Цичан, Цянь Чжигуан, Цянь Чжэнъин (женщина), Го Юйфэн, Го Хунцзе, Го Можо, Сюй Сянцянь, Сюй Цзинсянь, Ся Банъинь, Тан Цишань, Тан Чжунфу, Ни Чжифу, Не Жунчжэнь, Мо Сяньяо, Цинь Цзивэй, Тао Луцзя, Цзи Пэнфэй, Кан Шэн, Хуан Хуа, Хуан Чжэнь, Вэй Фэнъин (женщина), Лу Тяньцзи, Цао Лихуай, Цао Иоу (женщина), Цуй Хайлун, Лян Цзиньтан, Хань Ин, Хань Сяньчу, Су Юй, Дун Биу, Дун Минхуэй, Фу Чуаньцзо, Цзяо Линьи, Цзэн Шаошань, Цзэн Сыюй, Пэн Шаохуэй, Се Цзясян, Се Цзинъи (женщина), Лу Жуйлинь, Се Сюегун, Цай Чан (женщина), Цай Сяо, Цай Себинь, Цай Шумэй (женщина), Тэн Дайюань, Тань Цилун, Тань Чжэньлинь, Ляо Чэнчжи, Сайфуддин, Пань Шигао, Фань Дэлин, Вэй Бинкуй.

Кандидаты в члены Центрального комитета

(124 человека)

Бу Гусян, Чилинь Вандань, Ма Мин, Ма Сяолю, Ма Лисинь, Ма Цзиньхуа (женщина), Дэн Хуа, Ван Ти, Ван Цянь, Ван Люшэн, Ван Гуанлинь, Ван Байдэ, Ван Чжицян, Ван Мэйцзи (женщина), Ван Цзиншэн, Ван Дэшань, Вэнь Сянлань (женщина), Е Фэй, Ян Цзун (женщина), Ши Шаохуа, Ли Жинай, Фэн Чжаньу, Фэн Пиньдэ, Шэнь Маогун, Лу Чжунян, Бай Дунцай, Цзян Хуа, Цзян Вэйцин, Люй Хэ, Люй Цуньцзе (женщина), Жэнь Жун, Талэ, Сунь Цзянь, Сунь Юйго, Лю Сияо, Лю Гуантао, Лю Чуньцяо, Лю Чжэньхуа, Сян Чжунхуа, Чжу Гуанъя, Чжу Кэцзя, Рузи Турди (Жоуцзытуэрди), Юань Пошэн, Сяо Кэ, У Чжун, У Цуншу, У Юйдэ, У Сянби, У Цзиньцюань, Ян Гуй, Ян Даи, Ян Полань (женщина), Ян Цзюньшэн, Ян Фучжэнь (женщина), Чэнь Юйбао, Чэнь Дайфу, Чэнь Хэфа, Чэнь Цзячжун, Чэнь Пэйчжэнь (женщина), Ли Хуаминь, Ли Шоулинь, Ли Диншань, Ли Цзугэнь, Ли Яосун, Чжан Линбинь, Чжан Хуайлянь, Чжан Шичжун, Чжан Цзянлинь, Чжан Инцай, Чжан Линьчи, Чжан Гоцюань, Чжан Сычжоу, Чжан Цзихуэй, Сун Шуанлай, Сун Цинъю, Сун Шилунь, Лу Цзиньлун, Ван Цзядао, Ван Сянцзюнь (женщина), Шэ Цзидэ, Чжэн Саньшэн, Линь Лимин, Ло Чуньди (женщина), Ху Вэй, Ху Лянцай, Ху Цзиньди (женщина), Чжао Фэн, Чжао Синъюань, Чжао Синьчу, Яо Ляньвэй, Яо Илинь, Сюй Чи, Тан Лян, Тан Кэби (женщина), Тан Вэньшэн (женщина), Те Ин, Джанабил, Цянь Сюесэнь, Гао Шулань (женщина), Чжу Хуэйфэнь (женщина), Го Яоцин, Кан Линь, Кан Цзяньминь, Хуан Вэньмин, Хуан Чэнлянь, Хуан Цзочжэнь, Хуан Чжичжэнь, Хуан Бинсю (женщина), Хуан Жунхай, Лун Гуанцянь, Цуй Сюфань, Пань Мэйин (женщина), Пэн Чун, Пэн Гуйхэ, Лу Дадун, Цзян Баоди (женщина), Се Цзятан, Се Чжэньхуа, Се Ванчунь (женщина), Ляо Чжигао, Пэй Чжоуюй, Ли Юань, Фань Сяоцзюй (женщина), Сюе Цзиньлянь (женщина).

Информационное коммюнике Ⅰ пленума Центрального комитета Коммунистической партии Китая десятого созыва

Кто опубликовал: | 03.08.2020

30 августа состоялся Ⅰ пленум Центрального комитета Коммунистической партии Китая десятого созыва.

Пленум избрал центральные органы. Результаты выборов:

Председатель Центрального комитета: Мао Цзэдун.

Заместители Председателя Центрального комитета: Чжоу Эньлай, Ван Хунвэнь, Кан Шэн, Е Цзяньин, Ли Дэшэн.

Члены Политбюро ЦК:

(ниже по числу черт иероглифа фамилии)

Мао Цзэдун, Ван Хунвэнь, Вэй Гоцин, Е Цзяньин, Лю Бочэн, Цзян Цин (женщина), Чжу Дэ, Сюй Шию, Хуа Гофэн, Цзи Дэнкуй, У Дэ, Ван Дунсин, Чэнь Юнгуй, Чэнь Силянь, Ли Сяньнянь, Ли Дэшэн, Чжан Чуньцяо, Чжоу Эньлай, Яо Вэньюань, Кан Шэн, Дун Биу.

Кандидаты в члены Политбюро ЦК: У Гуйсянь (женщина), Су Чжэньхуа, Ни Чжифу, Сайфуддин.

Члены Постоянного комитета Политбюро ЦК: Мао Цзэдун, Ван Хунвэнь, Е Цзяньин, Чжу Дэ, Ли Дэшэн, Чжан Чуньцяо, Чжоу Эньлай, Кан Шэн, Дун Биу.