Архив автора: admin

Три стихотворения о горах

Кто опубликовал: | 21.04.2017

У Голубева и Кадетова стихотворение называется «Три стихотворения по 16 слов», у Панцова — «Три стихотворения о горах».— прим. Маоизм.Ру.

Стихотворения написаны старинным стилем, предусматривающим четыре строки в строфе с общим количеством шестнадцать иероглифов (слов). Причём первая, запевная строка состоит из одного иероглифа (слова), в данном случае слова «горы».

Горы!
Я в седле, плеть в руке, скакуна ноги скоры.
Вверх взгляни —
Достанешь рукой голубые просторы. 1

Горы!
Как волненья морского крутые валы и повторы,
Словно конницы вздыбленной,
В яростной битве стеснённой, заторы.

Горы!
Их вершины вонзились в небесные синие взоры.
Небо падало вниз,
Но его — вершин поддержали опоры.

Пер. с кит.— Н. Асеев. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Вершины!
Я — на коне, держу нагайку, рысака быстрый ход.
Глаза подними —
Пальцами тронешь синий небесный свод.

Пики!
Подобны грозному шторму и накату могучих волн,
Разъезду конному резвому,
Вставшему на дыбы от шпор.

Высоты!
Своими краями касаются нежно небесного свода.
И сфера держится прочно
На них год от года.

Пер.— Глеб Кадетов. 3 стиха по 16 слов.

1

О, горы!
Хлыстом погоняя коня,
Я нёсся весь день, не слезая с седла!
И вдруг, испугавшись, назад посмотрел:
Ещё бы три чи 2 — я бы небо задел!

2

О, горы!
Как волны на море,
Вздымаетесь вы на просторе
И в пропасть летите скорей,
Как в битву отряд лошадей.

3

О, горы!
Всё небо до боли
Вершинами вы искололи,
Давно бы обрушилось зданье,
Но вы же его основанье.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Примечания:

  1. «Достанешь рукой голубые просторы» — в китайском оригинале буквально: «До неба три чи, три цуня». Эта строка связана с народной песней:

    Наверху — Гора скелетов,
    Внизу — Гора восьми сокровищ.
    До неба три чи, три цуня.
    Пешеход должен здесь голову склонить.
    Всадник должен спешиться.

  2. Чи — китайская мера длины, равная 0,33 см.

Против первого большого «карательного похода»

Кто опубликовал: | 20.04.2017

Первый карательный поход Чан Кайши против Центрального советского района проходил с конца 1930 по начало 1931 года. Войска Мао его успешно отразили.

Деревья горят пожаром, а небо заиндевело,
Небесные воины гневом взрывают небесный свод.
Темнеют Лунганские горы 1, окутанные туманом,
И все мы кричим что есть мочи:
«В плен взят впереди Чжан Хуэйцзань! 2».

В Цзянси их войска вступили,
В полнеба — грязи и пыли!
Но массы крестьян и рабочих им всем преградили путь,
Сплотившись, в едином порыве.
И красный свой стяг водрузили!
Глядите: он гордо реет у Бучжоушань-горы 3!

Примечания:

  1. Близ деревни Лунган 30 декабря 1930 года произошла решающая битва, в ходе которой карательные гоминьдановские войска были разгромлены, а командир дивизии Чжан Хуэйцзань (1885—1931) взят в плен.
  2. Генерал Чжан Хуэйцзань был захвачен авангардным отрядом Красной армии.
  3. Бучжоушань — мифическая гора, которую, согласно легенде, разрушил древнекитайский герой Гунгун. В припадке гнева он стукнулся об неё головой, и, когда она развалилась, небо покачнулось на северо-запад, а земля — на юго-восток. В результате солнце, луна и звезды передвинулись вслед за небом, а вода и пыль — за землёй. Комментируя последнюю строку своего стихотворения, Мао писал: «Гунгун — герой-победитель… Умер ли он? Об этом не говорится. Похоже, что нет. И впрямь Гунгун — настоящий победитель!».

Война Чан Кайши с гуансийскими милитаристами

Кто опубликовал: | 19.04.2017

27 апреля 1962 года, отдавая в печать это стихотворение наряду со стихами «Праздник двойной девятки», «По пути в Гуанчан», «Из Тинчжоу в Чаншу», «Против первого большого „карательного похода“» и «Против второго большого „карательного похода“», Мао Цзэдун сделал примечание: «Эти шесть стихотворений, которые я напел себе под нос, разъезжая на лошади где-то в 1929 или 1930 году, выветрились из моей памяти. Однако товарищи из редакционной коллегии журнала „Народная литература“ нашли их и, прислав мне, попросили разрешения их напечатать. Публикую их в немного отредактированном виде».

Вдруг подули ветра, и дождь
Стал хлестать по земле кругом.
Вновь солдаты дерутся 1!
Что ж! Это проса златого сон 2.

Водрузили мы красный стяг
Над Тинцзяном, Лунъянем и над Шанханом 3.
Один лишь шаг —
И захватим всю землю мы!

Примечания:

  1. Имеется в виду война между главой центрального правительства Китая, вождём Националистической партии (Гоминьдана) Чан Кайши (1887—1975) и гуансийскими милитаристами, начавшаяся в марте 1929 года.
  2. Речь идёт об истории, рассказанной известным писателем танской эпохи Шэнь Цзицзи (740—800) в новелле «Волшебная подушка» о некоем молодом человеке по фамилии Лу, уснувшем в харчевне на подаренной ему бродячим даосским монахом фарфоровой подушке. Лу приснилось, что он сделал блестящую карьеру, однако, проснувшись, он обнаружил, что всё осталось по-старому, и даже просо, которое хозяин харчевни поставил в котелке на огонь перед тем, как Лу уснул, ещё варится. Мао хочет сказать, что борьба за власть между Чан Кайши и милитаристами — тщетное занятие, которое ничего не изменит в судьбе Китая.
  3. Тинцзян — река в западной Фуцзяни и Гуандуне. Лунъянь и Шанхан — уездные города на западе Фуцзяни.

Восстание осеннего урожая

Кто опубликовал: | 18.04.2017

Имеется в виду коммунистическое восстание в восточной Хунани 9—19 сентября 1927 года, организованное Мао Цзэдуном.

Ма Чанъи, «Восстание осеннего урожая» (1975)

Наша ревармия — крестьянско-рабочая,
На знамени нашем — секира и серп 1!
В Лушаньских горах 2 мы не остановимся,
Мы двинемся к рекам Сяо и Сян 3!

Дичжу 4 давят людей что есть силы,
И крестьяне их всех ненавидят.
Но, когда урожай мы сбираем,
то сгущаются осенью тучи.
Грома звук возвещает восстание!

Примечания:

  1. В то время на знамени КПК действительно вместо серпа и молота изображались серп и секира.
  2. Горы в провинции Цзянси.
  3. Реки в провинции Хунань.
  4. Землевладельцы-помещики.

Предисловие переводчика к сборнику стихов Мао Цзэдуна «Облака в снегу»

Кто опубликовал: | 17.04.2017

Знаменитый китайский революционер Мао Цзэдун (1893—1976) широко известен и как поэт. Лирический, философский, образный. Признаю́т это в разных странах, и китайцы, разумеется, в первую очередь. Даже те, кто живёт на Тайване.

Конечно, не все стихи Мао равноценны с поэтической точки зрения. Как у любого поэта, у «великого кормчего» случались кризисы, когда вдохновение ему изменяло, а слог терял чистоту и изящество. Иногда поэзия в его строфах уступала место революционной риторике, боевой рифмованной пропаганде. Но ведь Мао был прежде всего политиком, да к тому же вождём компартии.

Тем не менее даже «политизированные» стихи Мао Цзэдуна заслуживают внимания. Они искренни и мелодичны, глубоко созвучны эпохе, безукоризненны по форме и оригинальны по содержанию, а также полностью соответствуют эстетическим традициям китайской литературы. Лучшие же его лирические стихотворения не уступают общепризнанным образцам китайской поэзии. И это неудивительно. Мао был хорошо образованным человеком, обожал китайскую классику, древнюю и средневековую поэзию, а также прозу и драму Китая, хорошо разбирался в китайской истории и философии. Да к тому же, относился к своим стихам очень серьёзно. Впрочем, как ко всему в жизни.

Большинство публикуемых стихотворений написаны на китайском языке в элегантном жанре цы (песня, романс), в которой мелодия играет не меньшую роль, чем содержание. Цы как особый, музыкальный, жанр стихосложения впервые возник на основе народного песенного творчества в эпоху Тан (618—907), но широкое развитие получил в последующий период Сун (960—1279). Тонкое искусство поэзии в жанре цы требует от автора строго следовать заранее заданной музыкальной мелодии (дяо). Именно последняя и определяет метрические формы стиха, количество строк в строфе, а также длину каждой строки.

Разумеется, в переводе сложно передать мелодичную особенность цы. Точно так же, как и воспроизвести ритмические черты ещё одного жанра китайской поэзии — ши (стихи), в котором также писал Мао Цзэдун.

Жанр ши появился гораздо раньше цы, хотя своего высшего расцвета также достиг в эпоху Тан. В отличие от жанра цы он не требует музыкального сопровождения. Главным в нём является длина строк и их количество в строфах. В каждой строке должно быть одинаковое число иероглифов (либо четыре, либо пять, либо семь), а в строфе — равное число строк (либо четыре, либо восемь).

В своих переводах я стремился, прежде всего, передать смысловое содержание поэзии Мао.


Российский читатель имел возможность познакомиться с некоторыми стихами Мао Цзэдуна благодаря переводам Н. Н. Асеева, М. И. Басманова, И. С. Голубева, С. Я. Маршака, А. А. Суркова, Л. З. Эйдлина, Г. Б. Ярославцева и других переводчиков 1. В настоящий сборник вошли все лучшие стихотворения Мао, большинство которых никогда не переводились на русский. Их сорок четыре. Первое он написал в 1906 году в возрасте 13 лет, последнее — в 1966-м, в 72 года.

В качестве приложения публикуется обращённое к Мао Цзэдуну стихотворение его жены Ян Кайхуэй (1901—1930), казнённой гоминьдановцами за отказ отречься от мужа.


Мне доставляет удовольствие поблагодарить людей, причастных к изданию этой книги: директора издательства Народного университета Китая Хэ Яоминя, главного редактора издательства «Вече» С. Н. Дмитриева, сотрудников названных издательств Лю Ехуа и Е. А. Бессонову, а также моих друзей Ван Фуцзэна, Ли Даньхуэй, Ли Ци, Ли Юйчжэнь, Сяо Яньчжуна и Шэнь Чжихуа.

Свою работу я посвящаю памяти моей сестры, Натальи Михайловны Игнатовой (1948—2010).

А. П.

Примечания:

  1. Мао Цзэдун. Восемнадцать стихотворений / Пер. под ред. Н. Федоренко, Л. Эйдлина. М., 1957; Поэзия и проза Китая ⅩⅩ века. О прошлом — для будущего. М, 2002. С. 179—181.

Расставание с другом

Кто опубликовал: | 17.04.2017

До недавнего времени считалось, что это стихотворение обращено к Ян Кайхуэй, жене Мао Цзэдуна. Однако теперь некоторые китайские специалисты полагают, что Мао посвятил его своей первой любви, некой Тао И (1896—1931).

Тао И и Тан Вэй в её роли в фильме «Основание партии» (2009)

Взмах руки, и я снова в пути.
Как нам трудно глядеть друг на друга,
Вновь нас мучают горькие чувства.

В уголках твоих губ и в изгибе бровей
Мне все видятся отблески гнева,
А в глазах твоих — капельки слёз.

Знаю: нашей размолвки причина — то письмо, что недавно пришло 1.
Но, поверь, облака и туманы все развеются.
В мире есть двое — я и ты, больше нет никого.

Люди часто страдают.
И что же?
Знает Небо об этом? Кто скажет?

На дорогу к Восточным воротам иней лёг толстым слоем сегодня.
И осколок луны освещает пруд и неба одну половину.
Как печально мне, как одиноко!

Жмёт мне сердце гудок парохода —
Начинаю я путь на край света.
Так давай же порвём эти нити, нити гнева и горькой печали!

Пусть, как горный обвал на Куньлуне 2, как тайфун, что пронёсся над миром,
Нас покинет печаль. И, как прежде, мы, крылами касаясь, продолжим
Свой полёт в облаках над землёю.

Примечания:

  1. О каком письме идёт речь, нам знать не дано.
  2. Куньлунь — горная гряда на юго-западе Китая.

«С больничной койки мама звала сыновей…»

Кто опубликовал: | 17.04.2017

С больничной койки мама звала сыновей.
Её любовь не имела границ!
Я бесконечно терзаюсь муками совести:
Ведь я так и не высказал ей слова благодарности.
Прожив долгую жизнь, она заново постигает Будду.
Она не могла оставаться в этом мире.
Я плачу, но как же мне увидеть её лицо?
Весенний ветер далеко-далеко, на южный берег, унёс солнечный свет.
Осенний дождь без конца поливает слезами Шаошань 1.

Примечания:

  1. Шаошань — деревня в провинции Хунань, в которой родился Мао Цзэдун.

«Сын полон решимости…»

Кто опубликовал: | 17.04.2017

Сын полон решимости бросить
Дом деревенский свой.
В ученье добьюсь я славы,
А нет — не вернусь домой.

И кости мои зароют
Не всё ли равно мне где?
Для человека горы
Всегда хороши везде.

«Гляжу я в небесный колодец…»

Кто опубликовал: | 17.04.2017

Гляжу я в небесный колодец,
Стеной окружённый высокой,
И вижу на дне каменистом
Отчётливо стайку мальков.
Им рыбою стать не придётся,
Ведь пьют они воду колодца.

Цзинганшань

Кто опубликовал: | 24.03.2017

Стихотворение написано в жанре «цы» на популярный мотив поэтической фразы «Сицзянъюэ» («Луна над Янцзыцзяном») из стихотворения великого китайского поэта танской династии Ли Бо (701—762) «Вспоминаю о прошлом на алтаре Сутай», где говорится: «И теперь жить осталась луна над Янцзы, что людям светила во дворце У-вана». У-ван — имя легендарного царя династии Чисоу (1122—249 гг. до н. э.).

Стихотворение «Цзинганшань» написано во время пребывания Мао Цзэдуна в горах Цзинганшань.

Цзинганшань — горный район в Южном Китае между провинциями Хунань и Цзянси. Сюда в 1927—1928 годах привели свои революционные отряды Мао Цзэдун и Чжу Дэ. В горах Цзинганшань были созданы первые соединения легендарной Китайской Красной Армии и впервые провозглашена советская власть на территории освобождённых районов.

Перегруппировка в горах Цзянган

Видны под горой боевые знамена.
С вершины разносится гром барабанов.
Кольцом нас враги окружили.
Мы стойко атаки отбили.
Позиции мы укрепили заране,
А воля, как камни Великой стены, непреклонна.
Рубеж Хуанъян сотрясают залпов раскаты,
Пришло донесенье, что вражьи отходят солдаты.

Пер. с кит.— А. Сурков. Мао Цзэ-дун. Восемнадцать стихотворений. Под редакцией Н. Федоренко и Л. Эйдлина.— М.: «Правда», 1957.

Стихотворение «Цзинганшань» создано в период борьбы Мао Цзэдуна в горах Цзинганшань.

Цзинганшань — горная местность на юге Китайской Народной Республики, расположенная посреди провинций Цзянси и Хунань. В 1927—1928 годах Мао Цзэдун и его соратник Чжу Дэ пришли в этот район со своими бойцами-революционерами. Среди гор Цзинганшань формировались отряды доблестной Китайской Красной Армии и устанавливалась власть Советов на отвоёванных землях.

Хоругви вьются у подножия горы.
Звук барабана слышен с высоты.
Попали мы во вражье окружение.
Стояли храбро, отбивая нападение.
Все укрепления мы возводили ранее.
Как у Стены Великой, наше основание.
Предел Хунань от канонад дрожит.
Доносит вестовой, что враг бежит.

Пер.— Глеб Кадетов. Цзинганшань.

Высокогорный район Цзинганшань вдоль границы провинций Хунань и Цзянси с конца октября 1927 по январь 1929 года служил опорной базой войск Мао Цзэдуна, установивших здесь советскую власть.

У подножья горы каждый видит знамёна и флаги,
Барабаны и трубы на горных вершинах слышны.
Окружили враги нас и давят несметною силой,
Но мы встанем стеной и не дрогнем, не сдвинемся мы.

Мы уже, словно крепость, врагу перекрыли дорогу,
Но теперь, как стена, путь ему преградит воля масс.
С рубежа Хуанъян 1 нам орудий доносятся звуки:
Извещают они, что враги отступили в ночи.

Мао Цзэдун. Облака в снегу. Стихотворения в переводах Александра Панцова.— М.: ООО «Издательский дом „Вече“», 2010.

Советское Центральное бюро КПК, 7 ноября 1931 г. Слева направо: Гу Цзолинь, Жэнь Биши, Чжу Дэ, Дэн Фа, Сян Ин, Мао Цзэдун, Ван Цзясян.

Примечания:

  1. Хуанъян — трудный перевал в Цзинганшане.