Перевод — «Рабочее действие»

Brief Review Of The History Of The Communist Party Of The Philippines by Armando Liwanag, Chairman CPP Central Committee

26.12.1988

История Коммунистической партии Филиппин, краткий курс (1988 г.)

Кто опубликовал: | 01.12.2015

Автор, Армандо Ливанаг — председатель Центрального комитета Компартии Филиппин. Здесь публикуются переведённые две части из трёх.

Раздел 1. Старая КПФ и слияние КПФ и СПФ

Первоначальная Коммунистическая партия Филиппин была создана 7 ноября 1930 г. в Маниле товарищем Крисанто Эвангелиста — самым выдающимся лидером филиппинского профсоюзного движения того времени. Создание партии стало первой попыткой объединить теорию марксизма-ленинизма с конкретными условиями Филиппин и привело наиболее передовых активистов рабочего и крестьянского движения к авангардной партии филиппинской революции. Руководство и члены партии были, главным образом, из рабочих.

Несколько месяцев спустя, 1 мая 1931 г., рабочая манифестация, организованная партией в Маниле, была разогнана вооружёнными агентами американской колониальной администрации и местных реакционных властей. Лидеры КПФ были арестованы и осуждены за попытку мятежа. В 1932 году их приговорили к ссылке, а партия была объявлена верховным судом вне закона.

Несмотря на нелегальность и трудности деятельности в подполье, партия продолжала существовать и вести работу среди рабочих и крестьян в нескольких районах страны. В 1932 г. товарищ Педро Абад Сантос организовал Социалистическую партию Филиппин (СПФ), независимую от КПФ. Эта партия смогла развить крестьянское движение в центральном Лусоне (область вокруг Манилы) в гораздо больших масштабах, чем КПФ.

В 1937 г. СПФ была легализована правительством, что явилось результатом растущих в народе во время всемирной депрессии требований широкого народного фронта против фашизма и социальной справедливости. В 1938 г. КПФ и СПФ слились в единую партию.

В результате под руководством одной слившейся партии КПФ-СПФ оказались как рабочие Манилы (где крупное влияние имела КПФ), так и крестьяне центрального Лусона (где большое влияние имела СПФ). Однако результатом этого слияния стало также и проникновение в партию неустойчивых мелкобуржуазных элементов во главе с братьями Лава в Маниле и братьями Тарук в центральном Лусоне.

В 1942 г., во время Второй мировой войны, основные лидеры объединённой партии были арестованы и убиты японскими оккупационными властями. Лидеры второго эшелона, такие как братья Лава и Тарук, стали основными лидерами объединённой партии.

Тем не менее, объединённая партия 28 марта 1942 г. создала Народную Антияпонскую армию, сокращённо «Хукбалахуп» 1; и, в силу военных обстоятельств, приложила больше усилий для организации крестьянских масс в центральном Лусоне.

Однако у партии и армии не было никакой ясной программы антиимпериалистической и антифеодальной борьбы вне антифашистской борьбы против Японии и никакого плана расширить революционные силы вне Манилы и центрального Лусона. Курс народной борьбы был сведён к вооружённому сопротивлению японским оккупационным силам и их филиппинским пособникам.

Даже вооружённую борьбу руководство объединённой партии во главе с генсеком Висенте Лавой свело к курсу на «оборонительное отступление», т. е. политику сокращения партизанских отрядов в бессильные команды из трёх — пяти человек и уклонения от вооружённых столкновений с врагом. Этот курс был провозглашен после того, как японцы напали на главную базу «Хукбалахуп» у подножия маленького вулкана Арайят посреди равнин центрального Лусона.

Существенные успехи народной армии в вооружённой борьбе связаны с тем, что несколько подразделений (размерами во взвод и роту) проигнорировали эту политику и стихийно боролись с врагом; и в конце концов, в сентябре 1944 г. партийная конференция объявила «оборонительное отступление» политически ошибочным. Однако вскоре высадились войска США, чтобы вновь оккупировать Филиппины и установить власть своих марионеток.

На той же конференции Висенте Лава был снят с поста генсека, однако остался в политбюро и проводил курс на приветствие американских сил вторжения, поиск открытого и легального участия объединённой партии в полуколониальной и полуфеодальной политической структуре и ликвидацию народной армии, преобразовав её в организацию ветеранов.

США и местные реакционные силы крупной компрадорской буржуазии и класса землевладельцев не имели таких иллюзий, как у руководства объединённой партии КПФ-СПФ. Они продолжили подавлять революционные силы, восстанавливать свою власть над народом в городе и деревне, заключили ряд неравноправных соглашений, закрепивших за Филиппинами статус неоколониального придатка Соединённых Штатов.

В течение нескольких лет после окончания Второй мировой войны братья Лава и Тарук просили о всеобщей амнистии за народные действия против японских фашистов и коллаборантов, сконцентрировав свои усилия на получении позиций в проамериканском колониальном правительстве и преследовании тех партийцев, которые не поддерживали правооппортунистическую линию генсека. Несмотря на это, избранных депутатами нижней палаты филиппинского конгресса от Демократического Альянса Хесуса Лаву, Луиса Тарука и других лишили депутатских полномочий.

В 1948 г. политическую инициативу в объединённой партии захватил Хосе Лава, он защищал вооружённую борьбу, не предлагая, однако, ясной стратегии и тактики её ведения. В то же время главнокомандующему народной армии Луису Таруку разрешили просить всеобщей амнистии у неоколониального режима.

Когда партийное руководство во главе с генсеком Хосе Лавой объявило в 1950 г. «вооружённую борьбу всеми средствами», это было авантюристической линией в ожидании быстрой военной победы в течение двух лет, при полном игнорировании нехватки сил у революционеров и необходимости кропотливой массовой работы на национальном уровне в течение долгого периода. Массовой базой партии тогда было не более 300 тысяч человек, а в народной армии состояло не более трёх тысяч штыков — и то, и другое лишь в центральном Лусоне.

В марте — августе 1950 года народная армия начала наступления, главным образом, с баз, расположенных в безлюдных горах, далеко от своей массовой базы в центральном Лусоне. Враг смог эффективно контрнаступать против чрезмерно оторванных друг от друга подразделений народной армии. В конце 1950 г. главные подразделения народной армии были разбиты или понесли тяжёлые потери, а так называемое внутреннее политбюро во главе с Хосе Лавой было арестовано врагами в Маниле.

Как генеральный секретарь внешнего политбюро, Хесус Лава возглавил партию после пленения своего брата Хосе. Он занялся фракционной борьбой с братьями Тарук, Луисом и Перегрино, и был неспособен решить проблемы революционного движения. После нескольких лет попыток разрешить их с чисто военной точки зрения, он стал проводить правооппортунистическую политику, которая стала ещё более фатальной для революционного движения.

В 1955 г. он выпустил директиву о роспуске народной армии под видом преобразования её в «организационные бригады». В 1957 г., совершенно оторвавшись от масс и партийного коллектива, скрываясь в подполье в Маниле, он провозгласил курс на ликвидацию основных подразделений, территориальных организаций и руководящих органов объединённой партии.

К началу 1960-х годов объединённая партия КПФ-СПФ фактически не существовала. Роль генсека заключалась в эпизодических личных «политических указаниях». Остатки народной армии сохранились благодаря неповиновению директиве Хосе Лавы 1955 г. и стихийно оборонялись против врага.

Однако, в начале 1960-х передовые элементы молодёжного и профсоюзного движения во главе с Амадо Герреро и Хосе Мария Сисоном объединились для проведения антиимпериалистической и антифеодальной линии среди масс. Независимо от объединённой партии КПФ-СПФ, они ещё с конца 1950-х изучали теорию марксизма-ленинизма и революционный опыт филиппинского народа.

На этой волне возрождения революционного массового движения среди молодёжи, рабочих и крестьян Хесус Лава пригласил в конце 1962 г. Амадо Герреро и в начале 1963 г. профсоюзного вожака присоединиться к новосозданному высшему органу КПФ-СПФ — Исполкому.

Но Лава укомплектовал пятёрку Исполкома двумя своими племянниками, Висенте-младшим и Франциско, а также близким приятелем последнего. Эта троица не имела ни революционного опыта, ни связи с массовым движением.

Перед своим арестом реакционным правительством в 1964 г. Хесус Лава назначил четырёх секретарей объединённой партии: Педро Тарука (по работе с крестьянами), Амадо Герреро (по работе с молодёжью), уже упоминавшегося профсоюзного лидера (по работе с рабочими) и одного из племянников Лавы.

В партии начался беспорядок. Педро Тарук и ранее не находил взаимопонимания с Хесусом Лавой и был лишь номинальным главой серьёзно уменьшившейся в числе и влиянии народной армии, которой фактически руководил «командир Сумулонг» (Фаустино дель Мундо). Под влиянием Сумулонга Тарук отказался признавать трёх других секретарей.

Два племянника Лавы перессорились по тривиальным внутрисемейным проблемам, и с 1965 г. один отказывался посещать те мероприятия, где будет присутствовать второй. В то же время племянник-партийный секретарь провокационно издавал приказы к секретарю по работе с рабочими от имени «высшего органа».

В начале 1964 г. Амадо Герреро предложил подвести итоги опыта партии с 1930 г. Решением исполкома ему поручили подготовить общий доклад, который он представил в 1966 г. Этот доклад включал в себя анализ филиппинских и международных условий, критику ошибок ряда партийных руководителей и определение революционных задач.

Однако этот доклад всячески третировался племянником Лавы — секретарём. Тот требовал, чтобы доклад рассматривали как простой меморандум, и чтобы ему была предоставлена возможность представить собственный проект. Который, кстати, так никогда и не был представлен. Вместо этого он продолжил интриговать против Амадо Герреро.

Однако партийные кадры во главе с Амадо Герреро проводили теоретические занятия, продвигая линию национально-демократической революции, создавали подпольные партийные отряды и массовые организации и укрепляли строительство легальных массовых организаций.

Тем временем Хосе Мария Сисон писал всесторонние и глубокие статьи и работы о борьбе за национальную демократию и играл ключевую роль в молодёжном и профсоюзном движении. Он проводил деятельность среди масс рабочих и крестьян.

Волна массового движения рабочих и молодёжи поднималась несмотря на беспорядок в Исполкоме и среди секретарей объединённой партии КПФ-СПФ. Пролетарские революционные кадры из ядра массового движения всё больше рассматривали Исполком как бесполезный остаток прошлого. Защищая необходимость возобновления революционной борьбы, они отделяли себя от тех, кто следовал за лаваистской линией.

В апреле 1967 г. племянник Лавы — секретарь созвал группу из семерых своих блюдолизов, оппозиционно настроенных по отношению к курсу на возобновление вооружённой борьбы. Группа объявила себя временным политбюро и сама «избрала» генсека объединённой партии КПФ-СПФ.

Революционные пролетарские кадры, включая ветеранов — членов партии с 1930-х,— выступили против узурпации, неверной линии лаваистской группы и необоснованных амбиций отпрыска Лавы стать четвёртым по счету генсеком из одной и той же семьи. Они осудили практику «династизма» как явного признака полного вырождения остатков объединённой партии КПФ-СПФ.

В течение того же апреля 1967 г. революционные пролетарские кадры, бывшие эффективным ядром растущего массового движения рабочих, крестьян и молодёжи, приняли решение готовиться к возрождению Коммунистической партии Филиппин.

Остатки лаваистской объединённой партии КПФ-СПФ окончательно изолировались от масс, продолжали деградировать и, в конечном итоге, в 1974 г. капитулировали и сотрудничали с фашистским диктаторским режимом проамериканской клики Маркоса. Бандитская шайка Тарука Сумулонга из старой народной армии распалась после пленения в 1971 г. командира Сумулонга и предательства Педро Тарука.

Раздел 2. Восстановление и рост КПФ

26 декабря 1968 г. революционные пролетарские кадры во главе с Амадо Герреро восстановили Коммунистическую партию Филиппин, руководствующуюся теорией марксизма-ленинизма и общим курсом на национально-демократическую революцию. Возрождение партии было чрезвычайно своевременным. Хронический кризис правящей системы быстро углублялся. Социально-экономический кризис ухудшался, а политический кризис всё более и более характеризовался применением насилия между реакционными политическими фракциями.

Между ними началась сильная борьба; каждая из них конкурировала с остальными за влияние на вооружённые силы Филиппин и создавала собственную маленькую частную армию. Правящая клика Маркоса была настроена держаться за власть, инициировав применение контрреволюционного насилия под маской антикоммунизма. Росла тенденция к фашизации.

В предыдущее десятилетие возродились революционные силы, которые устойчиво росли в силе, новые пролетарские кадры вели кропотливую работу в массах и боевом легальном массовом движении. Но такие псевдореволюционеры, как Лавы и Таруки, препятствовали росту революционного массового движения. Однако их негативный пример стал мишенью критики, был отвергнут, что послужило вступлению пролетарских кадров и широкого массового движения на правильный революционный путь.

Главное достижение партии в ходе её восстановления — критика и отказ от ошибочных линий Лава и Таруков; и, что позитивно и ещё более важно, критика филиппинской истории и общества, разъяснение национально-демократической революции, её классовой линии, задач и методов.

В этом отношении учредительный съезд партии выпустил такие основные документы как «Исправление ошибок и восстановление партии» и новые партийные устав и «Программу народно-демократической революции». Товарищ Амадо Герреро, который был избран председателем Центрального комитета, впоследствии, в 1969 г., написал и выпустил работу «Филиппинское общество и революция».

Восстановленная партия считала себя подлинным продолжением Коммунистической партии, созданной в 1930 г., только на новом и высшем уровне идеологического и политического развития.

КПФ, исходя из полуколониального и полуфеодального характера филиппинского общества, твёрдо выдвинула генеральную линию национал-демократической революции против американского империализма, феодализма и бюрократического капитализма.

Рабочий класс, включающий лишь 15 % филиппинского населения,— руководящий класс революции, потому что он — самая прогрессивная политическая сила. Коммунистическая партия Филиппин — его передовой отряд, концентрирующий его идеологическую, политическую и организационную силу для победы против классового врага.

Чтобы увеличить свою силу в революции, рабочий класс должен объединиться с крестьянством, включающим 75 % населения. Это два наиболее угнетённых и эксплуатируемых класса, охватывающих 90 % народа. КПФ развёртывает и развивает свои пролетарские кадры среди крестьянских масс, чтобы строить союз рабочих и крестьян. В проведении революционной работы среди крестьянских масс антифеодальная линия должна проводиться в пределах национально-демократической революции. При этом партия вовлекает в борьбу за свержение власти всего класса землевладельцев, главным образом, бедных крестьян и сельский пролетариат, борется за влияние на среднее крестьянство и нейтрализует богатых крестьян. КПФ проводила эту линию в построении Новой народной армии, крестьянского движения и органов политической власти в деревне; и таким образом реализовала рабоче-крестьянский союз под руководством рабочего класса.

В проведении революционной борьбы в деревне партия соединила вооружённую борьбу, земельную реформу и строительство массовой опоры. Партия всегда отрицала все формы мышления и деятельности, которые отделяли вооружённую борьбу от всесторонней мобилизации народа.

Вооружённая борьба проводит стратегический курс окружения городов из деревни в течение длительного периода времени, пока в деревне не будут накоплены достаточные силы, чтобы окончательно разбить остатки вражеских сил в городах.

Партия также теоретически обосновала и практически реализует проблему проведения вооружённой борьбы в такой стране-архипелаге, как Филиппины. В 1974 г. товарищ Амадо Герреро разработал специфические характеристики народной войны на Филиппинах и объяснил, как начальное неудобство борьбы на архипелаге может быть превращено в долгосрочное преимущество, совместимое с окружением городов из деревни.

КПФ руководит и координирует все формы борьбы: вооружённую борьбу и объединённый фронт, легальную и нелегальную, открытую и подпольную. Так как центральный вопрос любого подлинного революционного движения — это взятие политической власти, и так как условия на Филиппинах делают вооружённую революцию возможной и необходимой, партия после своего восстановления последовательно придерживается пути вооружённой борьбы и и рассматривает её как главную форму революционной борьбы. Но вооружённая борьба не может развиваться, если не развиваются легальные формы борьбы.

Партия предполагает две стадии филиппинской революции: национально-демократическую и социалистическую. Национально-демократическая революция происходит сейчас. После её основного завершения посредством взятия политической власти начнётся социалистическая революция. У национальной революции — социалистическая перспектива, она готовит необходимые условия социалистической революции.

При своём восстановлении в 1968 г. КПФ смогла объединить пролетарские революционные кадры и революционное массовое движение, поддерживая марксизм-ленинизм и программу национально-демократической революции и отвергая и исправляя догматические, «левые» и правые оппортунистические ошибки Лава и Таруков.

Вначале в КПФ было лишь чуть больше сотни членов — больше, чем в остатках объединённой партии КПФ-СПФ, присоединившихся к группе Лава. Но ещё более важным было то, что наши товарищи были эффективными лидерами массового движения. В 1970—1971 гг. партия увеличилась до нескольких сотен вследствие Бури Первого Квартала 1970 г. и роста рабочего и студенческого забастовочного движения в городах, а также расширения и интенсификации революционной работы в деревне.

Прежде, чем проамериканская диктатура Маркоса смогла утвердить свою фашистскую диктатуру над народом, партия увеличила своё членство до нескольких тысяч и развернула кадры для создания семи региональных комитетов по всей стране (северный Лусон, центральный Лусон, Манила-Рисаль, южный Лусон, Западный Висайяс, Восточный Висайяс и Минданао).

Партия смогла пустить корни среди народа по всей стране, потому что пролетарские кадры организовали в городах легальные массовые организации рабочих и молодёжи и создали партизанские зоны в специально подобранных стратегических зонах по архипелагу.

29 марта 1969 г., спустя лишь несколько месяцев после восстановления КПФ, была создана Новая народная армия. Восстановление народной армии было облегчено соединением пролетарских кадров из городов с красными бойцами из старой Народной армии, которые вместе отвергли бандитскую клику Тарука — Сумулонга. Новая народная Армия началась из отряда в шестьдесят бойцов, вооружённых девятью автоматическими винтовками и двадцатью шестью устаревшими винтовками и пистолетами, оперировавшего во втором округе провинция Тарлак. Крестьянская массовая опора ННА там была примерно в 80 тысяч человек, большей частью организованных в легальную крестьянскую ассоциацию.

В ходе тактических наступлений ННА в 1969—1970 гг. имела уже около 200 винтовок. Но со второй половины 1969 г. враги сконцентрировали специальные силы, размером в дивизион, и организовали «подразделения районной самозащиты» для действий против ННА. К декабрю 1970 г. некоторые подразделения ННА были разбиты, многие крестьянские активисты убиты, и враг объявил об уничтожении ННА и крестьянского движения.

Однако ещё в первой половине 1969 г. КПФ направила свои кадры, чтобы строить ННА, крестьянские и другие массовые организации в сельских районах Изабела, провинции в северном Лусоне. К 1972 г. там была создана гораздо большая массовая опора, до 300 тысяч человек. Большинство кадров, впоследствии разосланых по различным регионам страны, было обучено именно здесь.

С 1969-го по 1971-й год существенное количество кадров из рабочих и молодёжных массовых организаций смогло или пройти военно-политическое обучение для вооружённой революции, или объединиться с кадрами и бойцами, уже занимающимися революционной работой в деревне. Буря Первого Квартала 1970 г. и массовое движение до 1972 г. взаимодействовали с вооружёнными наступлениями в Тарлаке, воодушевляя пролетарских революционеров вести широкие массы к национально-демократической революции.

После объявления военного положения в 1972 г. городские легальные демократические массовые организации, объединённые в «Движение за демократические Филиппины», были запрещены и ушли в подполье. Партийные кадры и активисты массовых организаций влились в городское подполье и революционное движение в деревне. 24 апреля 19737nbsp;г. был организован Национально-демократический фронт, охвативший подпольные массовые организации.

К удовлетворению американского империализма диктатура Маркоса поначалу, казалось, преуспевала в подавлении революционного массового движения, особенно в городах. Но фактически массовые репресии и ухудшение социального кризиса послужили стимулом для развития революционной деятельности в общенациональном масштабе.

Несмотря на аресты членов Центрального комитета КПФ в 1973, 1974, 1976 и 1977 годах, бывшие скелетные региональные парторганизации обросли плотью и мускулами, выросли вооружённое революционное движение и городское подполье. Уже в конце 1974 г. все региональные партийные комитеты — их тогда насчитывалось девять — стали, в основном, финансово самостоятельными, больше не получая существенных средств от Центрального комитета.

Большое количество кадров из бюро партийного Генерального секретариата также было развёрнуто для укрепления региональных партийных комитетов северного Лусона, северо-восточного Лусона, центрального Лусона, южного Тагалога, Биколя, восточного Висайяса, западного Висайяса и Минданао.

С октября 1975-го по январь 1976-го года бастовали рабочие 300 предприятий по всей стране, несмотря на запрет забастовок и интенсивные репрессии. В Маниле и других городах проходили политические демонстрации широких масс. В 1976 г. Центральный комитет Коммунистической партии Филиппин выпустил «Наши срочные задачи», чтобы продвинуть антифашистскую, антиимпериалистическую и антифеодальную линию и развить все формы революционной борьбы.

6 апреля 1978 г., накануне избирательного фарса, вся Манила, почти каждая улица, каждый дом вышли на акции протеста. Они должны были послужить сигналом для начала общенационального массового движения протеста. Но разногласия между Центральным комитетом и региональным партийным комитетом в Манила-Рисаль относительно выборов 1978 г. и соответствующей политической тактики, проблемы, вызваные нарушением последним организационной дисциплины, и внутренние дебаты среди руководящих кадров повлекли за собой неблагоприятные результаты, повредили партии в формировании сильного массового движения протеста в Манила-Рисаль и других городах страны.

Однако партия продолжала развиваться и расти. В 1980-е ещё более энергично развилось городское массовое протестное движение. Прогрессивные профсоюзы чрезвычайно выросли в числе, далеко опередив в количестве членов и влиянии «жёлтые» профсоюзы, и организовывали рабочих на боевую экономическую и политическую борьбу. Студенческая молодёжь усилила борьбу за демократическую реформу и расширила антифашистскую, антифеодальную и антиимпериалистическую пропаганду. Крестьянские массы также стали более активными.

Боевая борьба, которую вели массы, подготовила путь для беспрецедентно крупных массовых акций в 1983—1986 гг., в которых участвовало от 500 тысяч до двух миллионов человек, и которые, в конечном итоге, привели к падению Маркоса 22—25 февраля 1986 г.

До 1977 г. у ННА было только 1000 современных винтовок, хотя массовая опора в городских и сельских районах достигла миллиона человек. Можно сказать, что в 1969—1979 гг. типичным или наиболее распространенным подразделением Новой Народной армии была вооружённая пропагандистская команда, которая 95 % своего времени посвящала работе среди масс в деревне.

Но в 1979 г. частыми и широко распространёнными, особенно на острове Самар, стали тактические наступления подразделений размером во взвод. К 1981 г. тактические наступления подразделений размером в роту появились в нескольких регионах, особенно на Минданао. К 1983 г. тактические наступления последнего типа стали широко распространенными, и ННА накопила почти 5000 современных винтовок.

В настоящее время количество современных винтовок — примерно 10 000, не считая 7000 устаревшего огнестрельного оружия. Подразделения ННА действуют на, минимум, 60-ти партизанских фронтах, охватывающих 12 000 деревень, или существенных частей 800 муниципалитетов в 63-х провинциях Филиппин.

В большинстве партизанских фронтов сформированы подразделения размером в роту, служащие опорными центрами для более мелких и слабых, но шире распространённых подразделений местных партизан, вооружённых пропагандистов и народной милиции. Создание партизанских подразделений размером в роту привело к более эффективному использованию и комбинированию главных и вторичных партизанских подразделений, к увеличению прямой и косвенной координации между различными партизанскими фронтами и регионами, и к большей способности рассеять вражеские отряды, создав таким образом большие и лучшие возможности как для наших тактических наступлений, так и для оборонительных маневров.

Во всё большем количестве областей земля землевладельцев конфискована и распределена среди крестьян, или же управляется ими совместно через крестьянские ассоциации. Сейчас наша массовая опора в деревне — семь миллионов человек. Они управляются органами политической власти и частично вовлечены в массовые организации, имеющие в своем ядре партийные группы и местные партийные организации. В целом, сейчас городская и сельская массовая опора КПФ и ННА — десять миллионов человек.

Партия увеличила свое членство до 35 тысяч человек посредством работы в городском и сельском революционном массовом движении. В настоящее время у КПФ — 14 региональных партийных организаций.

Партия ведёт за собой эти десять миллионов человек, потому что её членам помогают десятки тысяч активистов массовых организаций, передовые элементы которых становятся членами партии.

За двадцать лет существования Коммунистическая партия Филиппин последовательно доказала, что она — авангардная партия филиппинского пролетариата и филиппинского народа, потому что руководствуется марксизмом-ленинизмом, творчески применяя его в конкретной практике филиппинской революции, потому что она пробуждает, организует и мобилизует миллионы людей, потому что она проводит критику и самокритику на основе фактов и с целью укрепления единства и усиления революционной борьбы. Партия всегда полагается на всестороннее участие и поддержку народа и использует волшебное оружие вооружённой борьбы против врага.

Пока нами не были совершены никакие серьёзные ошибки идеологического субъективизма, политического оппортунизма и организационного сектантства или слабости. Партия и революционный народ не имеют другого пути, кроме как развиваться и расти в силе, потому что продолжает углубляться и ухудшаться всесторонний кризис правящей системы.

Фундаментальные проблемы, вызвавшие деспотизм Маркоса, остались неразрешёнными. Реакционные фракции всё больше и больше вовлекаются в насильственную борьбу друг с другом. А манипулирующие ими Соединённые Штаты всё менее эффективно влияют в происходящие на Филиппинах процессы. Нет никакого способа, которым США могли бы нанести поражение решительной долговременной народной войне на Филиппинах.

Примечания:

  1. Hukbong Bayan Laban sa Hapon, или, сокращенно, Hukbalahap.

Добавить комментарий