Ленинский сборник ⅩⅦ. М., 1931. С. 227—233.

21.03.1914

Российская социал-демократия и национальный вопрос

Кто опубликовал: | 02.10.2016

Данная работа В. И. Ленина — это запись его реферата, прочитанного на семинаре в Кракове по национальному вопросу 21 марта 1914 г. В ПСС она не включалась, поскольку собственноручно написанного Лениным текста выступления не сохранилось. С рефератом по национальному вопросу Ленин выступал неоднократно, его тезисы были опубликованы (см. ПСС. Т. 24. С. 382—395). В это же время, в начале 1914 г., Ленин написал свою работу «О праве наций на самоопределение», в которой более развёрнуто изложил те же идеи (см. ПСС. Т. 25. С. 255—320). Данный текст интересен тем, что в нём отразилась дискуссия между Лениным и польскими социалистами (сторонниками и противниками права на самоопределение).

Документ представляет из себя запись прений, сделанную Лениным на его реферате в Кракове 21 марта 1914 г. 1 По сообщению Ч. И. Ясинского (Пшибышевского) 2, реферат Ленина на тему: «Российская социал-демократия и национальный вопрос» состоялся в студенческом обществе «Спуйня» по инициативе краковской секции СДПиЛ «розламовцев» 3 и занял вместе с прениями несколько дней. В первый день, по сообщению Ясинского, речь Ленина была посвящена «общей линии развития русской социалистической мысли и формирования большевистской идеологии». Доклад состоял из трёх частей, посвящённых отдельным этапам выковывания революционной социал-демократической идеологии и борьбы с народничеством, с экономизмом и меньшевизмом.

Краткий анализ экономических корней самодержавия и взаимоотношений основных классов в России, разоблачение народнической иллюзии о возможности обойти путь капиталистического развития для России, вопрос о движущих силах и специфическом характере русской буржуазной революции, вопрос о ведущей роли пролетариата по отношению к мелкобуржуазному, и, в частности, крестьянскому революционному движению и о руководящей роли боевой революционной рабочей партии в борьбе за свержение самодержавия, вопрос о дальнейшем пути развития революции, необходимость полного разоблачения меньшевистского оппортунизма, являющегося проводником влияния антиреволюционной буржуазии в рядах пролетариата, необходимость подойти и к национальному вопросу с точки зрения революционных задач данной исторической эпохи — вот основные, стержневые мысли-проблемы этой первой части доклада Ленина.

Сжатая, но тщательно разработанная марксистская постановка национального вопроса в связи с развитием капитализма вообще и российской революции в частности — составляла содержание второй лекции Ленина в нашем обществе, состоявшейся на следующий или в один из ближайших дней.

Исходным пунктом этой части доклада Ленина являлся тезис о том, что марксистский подход к национальному вопросу требует прежде всего конкретного учёта исторических условий. Надо различать эпоху раннего капитализма и эпоху зрелого капитализма. В первом случае, на основе формирования внутреннего рынка, возникает и преобладает тенденция к образованию национальных государств, и она действительно является одной из самых характерных черт всех буржуазно-демократических революций. В эпоху зрелого капитализма развитие производительных сил перерастает национальные рамки, увеличивается удельный вес внешнего рынка, мировой обмен всё более углубляет взаимозависимость отдельных национальных хозяйств, на первый план выдвигается тенденция к созданию крупных «интернациональных» государств, Но эти две эпохи, конечно, не разграничены строго друг от друга и не проходят во всех странах одновременно. Характерной чертой нынешней российской революции является именно то, что она является продуктом переходного периода, когда в России имеются на лицо факторы, характерные и для одной и для другой эпохи: на первый план выдвигается интернациональный антагонизм пролетариата и буржуазии, но неразрешённые задачи демократической революции и варварский национальный гнёт неизбежно порождают элементы национально-освободительных движений.

Революционная партия пролетариата должна учитывать эти особенности, стремясь влить национально-освободительные движения в русло общей революционной борьбы с царизмом под гегемонией рабочего класса. Этой именно цели служит лозунг самоопределения наций.

Мы, революционные социал-демократы, стремимся к созданию единой, тесно сплочённой, централизованной партии пролетариата и как политическую цель ставим демократическую, по возможности крупную «интернациональную» республику.

Мы мыслим эту республику как централизованное государство с местным и областным самоуправлением, с ломкой старых административных делений и с приспособлением их к конкретным национальным-бытовым условиям, с отменой каких бы то ни было привилегий (в том числе и обязательного государственного языка) и полным равноправием всех местных языков наподобие Швейцарии.

Однако же такая республика не может без угрозы для всего демократического строя государства удерживать силой те области, в которых проявились бы массовые национально-освободительные движения, т. е. тенденции к образованию самостоятельных национальных государств. В целях сближения между нациями надо бороться даже и с самой идеей подавления таких движений. Итак, с борьбой за централизованную действительно демократическую республику неизбежно связан лозунг самоопределения. Практически это значит, что там, где вследствие особенностей национального уклада и быта, трения, вызванного децентрализацией государственного строя, препятствовали бы (даже при условии формального равноправия) фактическому осуществлению полной демократизации, мы, революционные социал-демократы,— должны стоять за государственное отделение данной территории. Так, например, после объявления независи­мости Норвегии обязанностью шведских социалистов было поддержать на деле решение норвежского народа и воспротивиться стремлениям к насильственному присоединению Норвегии.

Такая постановка вопроса является необходимым условием создания интернациональной партии пролетариата, сплочения всех революционных сил для борьбы с царизмом и действительного сближения наций — разъединяемых в настоящее время национальным гнётом — на почве полного равноправия. Равноправие это также в корне подорвёт, вызванные сегодняш­ней обособленностью и национальным гнётом, утопические и реакцион­ные стремления к национально-культурной автономии.

Итак, в интересах классовой революционной борьбы пролетариата, российская социал-демократия будет добиваться того, чтобы будущая демократическая конституция включала не только закон о равноправии наций, но и закон о праве наций на политическое самоопределение, т. е. на отделение.

Таково в общих чертах было содержание доклада Ленина в изложении присутствовавшего на нем Ясинского.

Поскольку на докладе Ленина в Кракове присутствовали кроме польских с.-д. также социал-патриоты из ППС («фраки») 4, Ленин, очевидно, с политической целью тщательно избегал непосредственной полемики с СДПиЛ и ни разу даже не упомянул об ошибках Р. Люксембург, сообщает Ясинский. Мало того. Насколько он помнит, «во всём докладе Ленина о польском вопросе отдельно даже не упоминалось».

Но «именно в виду того, что доклад Ленина читался перед пепеэсовской аудиторией, польские с.-д. считали безусловно необходимым защи­щать свою точку зрения на этот вопрос», сообщает тов. В. Краевский (Домбровский) 5.

Каменский (Г. Штейн-Каменский, Домский) 6, с.-д. «розламовец», был главным оппонентом от имени польских с.-д.

«Так как Ленину приходилось говорить по-русски, то и все другие ораторы выступали на русском языке»,— вспоминает Краевский (Домб­ровский). — «В связи с этим Каменский в начале своего выступления язвительно заметил «в скобках», что иллюстрацией, материалом к на­циональному вопросу, вопросу о праве на самоопределение, является уже то обстоятельство, что ораторам приходится говорить на русском языке.

Затем Каменский сказал, что, кто признаёт право на самоопределе­ние наций, тот должен в отношении польского вопроса — прямо принять лозунг: «Да здравствует независимая Польша», т. е. стать на позицию «фраков», позицию не пролетарскую, а мелкобуржуазную и контрреволю­ционную. Между тем, тов. Ленин ухитряется соединить признание права на самоопределение наций вплоть до отделения и образования самостоятельного государства с борьбой против позиции «фраков». Это — нелогично. Ленин говорит, что признание права на самоопределение вплоть до отде­ления не означает борьбы за это отделение при всех условиях. В опреде­лённых исторических условиях — говорит Ленин — борьба за осуществление права на самоопределение может вести в лагерь империализма. В данном случае «фраки» логичнее Ленина, ибо они всегда не только выставляли требование независимости Польши, но и боролись за него. Но именно потому, что они боролись и борются за этот лозунг, они являются партией контрреволюции. Именно поэтому мы, польские с.-д., всегда осу­ждали их и боролись против них. Одно с другим связано неразрывно, и, кто говорит А, тот должен сказать и Б. Кто борется за независимость Польши, тому приходится прибегать к таким средствам, к которым прибегали, например, «фраки» (Пилсудский) в 1904 г., во время русско-японской войны, когда они отправили делегацию к японскому военному командованию с предложением своих услуг против России взамен за получение оружия от Японии.

Тов. Ленин говорит о том, что лозунг права на самоопределение необходимо выдвигать в период буржуазно-демократических революций. Но это было правильно только по отношению к Западной Европе, по от­ношению к буржуазной революции 1848 г. А российская «буржуазная» революция уже не чисто буржуазная, уже не старая буржуазно-демократическая революция 1848 г., ибо она происходит при участии пролетариата и он является её движущей силой. Не подчеркнув этого, Ленин скатился к ликвидаторам, ибо ликвидаторы стоят за буржуазно-демократическую революцию, не понимая роли пролетариата в нашей революции (Ленин очень весело смеялся, когда Каменский выступил с аргументом о Ленине-ликвидаторе).

Затем Каменский высказал обычный тогда в устах польского с.-д. взгляд, что пролетариат не может ставить своей задачей строить нацио­нальное государство, ибо он за сплочение всех сил, а не за их разъеди­нение в борьбе с царизмом и буржуазией. Ленин должен быть последо­вательным и, раз он признает право на самоопределение вплоть до отде­ления,— должен бороться за отделение всех наций от великороссов. Но тогда Ленин скатывается к славянофильству, тогда он за самобытность России.

В противовес ленинской постановке вопроса, Роза Люксембург, обосновывая программу, выдвинула лозунг автономии. Для нас с революцией связывается не лозунг права на самоопределение, а именно лозунг автономии, ибо автономия возможна не при азиатском деспотизме, а при республике.

В силу особых условий Польши польская с.-д. не выдвигает большевистского лозунга национализации земли. Но во всяком случае аграрная программа большевиков ясна и конкретна. Этого нельзя сказать о программе РСДРП по национальному вопросу. Лозунг права наций на самоопределение — это абстрактная, метафизическая фраза. Поскольку нет единых наций, а есть борьба классов внутри наций, постольку не может быть и единого «самоопределения наций».

«Фрак» Эн (Марушевский) был главным оппонентом Ленина со сто­роны ППС. По сообщению Ясинского, Марушевский исходным пунктом своего выступления сделал противопоставление позиции польских социа­листов, как представителей угнетённой нации, позиции Ленина, как пред­ставителя пролетариата господствующей нации. «Для Ленина,— говорил он,— национальный вопрос это вопрос теоретический, для нас же это „вопрос шкурный“», «ибо национальный гнёт тяжёлым бременем ложится на всю нашу жизнь, искривляет все проявления этой жизни. Для поль­ского пролетариата лозунг независимости — необходимое условие всякого его освободительного движения. Мы вправе требовать от социалистов господствующих наций поддержать наше стремление к независимости».

«Лазовский-Лазанский и Пшибышевский (Ясинский) — были представителями „левицы“ ППС»,— сообщает Краевский. Все представители ППС — «каждый по своему — ухватились за взгляды Ленина, чтобы напасть на польскую с.-д. за её непонимание революционного значения лозунга независимости Польши».

Основным содержанием второй речи Каменского,— по словам Краевского,— была полемика с утверждением всех трёх предыдущих ораторов, что необходимо бороться за независимость Польши, ибо создание незави­симой Польши есть самое полное и вследствие этого самое лучшее и для пролетариата разрешение национального вопроса. Каменский доказывал, что такая постановка вопроса не имеет ничего общего с классовой точкой зрения, что это позиция буржуазных радикалов, а не партии пролета­риата. Лозунг права на самоопределение — говорил Каменский — нам не нужен, он оставляет лазейку для ППС, для всех явных и скрытых нацио­налистов. У польской с.-д. есть свои конкретные лозунги в национальном вопросе — лозунг автономии, отвечающий интересам пролетариата. Если по отношению к польской нации говорится о праве на самоопределение, то как применить этот пункт к евреям? Принять ли бундовскую про­грамму культурно-национальной автономии?

Ленин говорит, что по национальному вопросу недостаточны отрицательные лозунги — против национального гнёта, нужны позитивные для того, чтобы вытравить национализм из русского рабочего,— вспоминает Каменский.— В таком случае, он нелогичен, если отвергает лозунг культурно-национальной автономии, который является единственно возможным положительным лозунгом по еврейскому вопросу.

Мы считаем, что те положительные лозунги, которые на деле являются беспочвенной фразой, не нужны для агитации среди русских рабочих. Русскому рабочему надо просто говорить, что польский рабочий из солидарности отрекается от лозунга независимости Польши. Такая постановка вопроса гораздо лучше вытравит национализм у русских рабочих.

В Польше у нас была партия Кульчицкого «Пролетариат» в 1904—1905 гг., которая ставила лозунг независимости именно так факультативно, как Ленин. Она не стала массовой партией и растаяла: оказалось, что массам понятна только ясная и абсолютная постановка вопроса: или за независимость, или против неё.

Так как в своём докладе Ленин привёл пример Швеции и Нор­вегии,— сообщает Краевский,— Каменский вернулся во второй своей речи к этому пункту, спрашивая: «Разве в Швеции и Норвегии был Ле­нин? Разве отделение Норвегии от Швеции вытекало из стремлений ре­волюционного пролетариата? Ничего подобного. Это было проявление обычного буржуазного сепаратизма, который рабочие отвергают. Рабочие шли под лозунгом: против гнёта, против милитаризма».

Свою речь Домбровский (Краевский) — польский с.-д. «розламовец» пере­даёт в следующем виде:

Я выступал весьма кратко уже хотя бы потому, что я слышал только последнюю часть доклада, тогда как все ораторы говорили о всём цикле лекций Ленина. Конечно, я так же, как и Каменский, защищал взгляды польской социал-демократии, взгляды Розы Люксембург, против Ленина. Я занялся, в сущности, одним только основным моментом доклада Ле­нина, а именно вопросом о связи лозунга о праве наций на самоопределение с периодом буржуазно-демократических революций. Я старался доказать, что в период буржуазно-демократических революций в Западной Европе лозунг этот был уместен, но это был именно лозунг буржуазных радика­лов, и Маркс и Энгельс поддерживали этот лозунг только постольку, по­скольку им приходилось поддерживать буржуазных радикалов. Но по отношению к российской революции, движущей силой которой является пролетариат, этот лозунг, изъятый из арсенала западно-европейского бур­жуазного радикализма прошлого столетия, является устарелым, утопиче­ским и реакционным.

Пролетариат этого лозунга выдвигать не может, единственный ло­зунг пролетариата,— это лозунг самый общий: борьба против националь­ного гнёта. Как доказывает история нашей борьбы в Польше, лозунг этот вполне достаточен для ведения революционной борьбы пролетариата, лозунг этот последовательно интернационалистичен и исключает всякую возможность толкования в националистическом духе. Борьба же за право наций на самоопределение, помимо неизбежных националистических тол­кований, является донкихотством, является борьбой за метафизическую выдумку.

В ответе своём Ленину, конечно, не стоило никакого труда разбить всю нашу аргументацию,— сообщает Краевский.— Но он старался сде­лать это с наибольшей осторожностью. Подчеркивая свою солидарность с польской с.-д., подчеркивая, что выдвигаемый польской с.-д. принцип совместной революционной борьбы польского и русского пролетариата есть принцип высший и именно этот принцип предопределяет революцион­ный интернациональный характер Польской с.-д.,— Ленин со всей силой обрушился на польских социал-националистов, указывая, какая пропасть лежит между революционной постановкой вопроса о праве на самоопределение и между всеми попытками использовать этот лозунг для национа­листической, шовинистской агитации в массах. Ленин доказывал, что «фраки» ставят вопрос не как пролетарские революционеры, а как мелкобуржуазные националисты.

В своём ответе Каменскому (по сообщению Каменского-Домского), Ленин указал, «что дело не в этом лозунге, а в содержании, которое в него вкладывают. ППС вкладывает в него мелкобуржуазное содержание и стремится к отделению борьбы польского пролетариата от борьбы рус­ского пролетариата. Право на независимость отнюдь не означает для про­летариата обязанности борьбы за независимость во всех случаях. Плохо, что СДПиЛ не умеют пользоваться лозунгом самоопределения, потому что она, как подлинно пролетарская партия, толковала бы его на прак­тике не в националистическом духе, как ППС».

Отвечая на упреки Каменского, Ленин — по словам Ясинского — сказал, что его не пугает, если говорят, что его установка идёт на пользу национализма угнетённых национальных меньшинств; с не меньшим основанием можно утверждать, что противоположная установка идёт на пользу русского великодержавного национализма и в пользу самодержавия…

Надо быть слепым, чтобы не видеть, что опыт 1905 г. доказал как раз обратное. Национально-освободительное движение, в форме федера­листских стремлений, проявилось на многих окраинах. Отражением этого движения была между прочим многочисленная фракция — автономистов-федералистов во 2-й Думе 7. Федералистские стремления это ведь по суще­ству стремления к созданию собственной государственности.

Национальные стремления продолжают нарастать и дальше. Недавно украинский студенческий съезд принял лозунг «самостийной Украины». Это не значит, что лозунг этот является лозунгом широких трудящихся масс Украины. Но поскольку борьба за «самостийность» Украины дей­ствительно разгорится, нам, с.-д., нельзя смущаться этим лозунгом. Варвар­ский гнёт царизма не может не воспитывать национально-освободительных стремлений среди украинцев, тем более в виду положения украинцев в Восточной Галиции. Австрия дикая, клерикальная, консервативная страна, но «Австрия — рай по сравнению с Россией».

В виду национального гнёта, в виду национальной грызни и нацио­нальной ненависти, лозунг самоопределения не является абстрактной фра­зой. Он является прежде всего орудием борьбы против великорусского национализма, который в течение столетий воспитывал массы народа, массы солдат в убеждении, что земли и народы, завоеванные их оружием, их кровью, являются их законной добычей, с которой можно поступать как с их собственностью, с объектом эксплуатации. Без категорического противопоставления этой идеологии великодержавного национализма не может быть и речи ни о действительной интернациональной солидарности, ни о завоевании демократии. Самым последовательным противопоставлением этой идеологии является лозунг самоопределения. И потому это для нас практический, жизненный лозунг, от которого мы ни под каким условием отказаться не можем.

Примечания:

  1. См. Ленинский сборник ⅩⅦ. М., 1931. С. 224—227. В записи Ленина отражена только дискуссия.
  2. Пшибышевский Э. (Ясинский Ч.) (1889—1940) — один из первых польских историков-марксистов.
  3. В современном написании Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ) — политическая партия в русской Польше, лидером которой была Роза Люксембург. «Розламовцы» — одна из фракций, существовавших в СДКПиЛ.
  4. Польская социалистическая партия (ППС) — политическая партия в Польше, в которой существовали две фракции, «революционная» («фраки»), в которой состоял будущий президент Польши Пилсудский, и «левая» («левица»), впоследствии вместе с СДКПиЛ вошедшая в Коммунистическую партию Польши.
  5. Штейн Владислав (Краевский, Домбровский) (1886—1937) — польский социал-демократ, впоследствии деятель Коминтерна.
  6. Штейн Генрих (Каменский, Домский, Кракус) (1883—1937) — польский социал-демократ, впоследствии деятель КП Польши.
  7. Союз автономистов — политическая организация в России, объединявшая представителей нерусских народов. Имела фракцию в Ⅰ Государственной Думе, после её роспуска прекратила своё существование.

Добавить комментарий