Архив автора: red_w1ne

Как Вассерман хотел Казахстан к РФ присоединить

Кто опубликовал: | 19.01.2022
Онотоле

Анатолий Вассерман

«Я допускаю, что после того, что там [в Казахстане] произошло, заметно ускорится процесс объединения Всея Руси, создание большого единого государства. Туда, естественно, должен будет войти и Казахстан — но исключительно на добровольных началах…на это повлияет попытка террористического переворота и невиданная по масштабам атака на госвласть республики…» – эта цитата из интервью одного небезызвестного господина попала в сеть 12 января.

Кто же этот господин? И каковы его взгляды? Читателю, как и нам, верно показалось, что сей господин фактически оправдывает российскую империалистическую политику в пределах СНГ? Спешим Вас уведомить, что небезызвестного господина (шоумена и журналиста, чья физиономия периодически мелькает в телевизоре), недавнее высказывание которого мы процитировали выше, зовут…Анатолий Вассерман, и он – депутат Госдумы от «Справедливой России». А еще он себя называет и считает левым, чуть ли не марксистом и сталинистом. Спасибо, господин Вассерман, но нам с такими «левыми» точно не по пути.

Но давайте разберем высказывание господина Вассермана поподробнее. О чем он говорит? – А о том, что буржуазная, новоимпериалистическая РФ 1 должна властвовать на так называемом «постсоветском пространстве, должна заново объединить хотя бы часть республик бывшего СССР. Правящий класс РФ заинтересован в расширении своего господства. Ему нужны колонии, ему очень хочется, например, захватить богатейшие ресурсы того же Казахстана (нефть и газ), выгнав оттуда других империалистов, в том числе и западных. – Выгнать их и самим качать оттуда газ и нефть, ведь Россия – «энергетическая свердержава», не правда, ли? Все до банальности просто. А что касается слов об «объединении Всея Руси», то это – лишь идеологическое прикрытие захватнической политике РФ в пределах СНГ, не более. За то как красиво и «духоскрепно» звучит – «объединение Всея Руси».

Вы скажете, но господин Вассерман говорит, что Казахстан должен войти в состав РФ «…исключительно на добровольных началах…». Ну, что можно об этом сказать? – Слова, слова, слова…А вот дела: ввод войск ОДКБ в Казахстан в начале января этого года, дабы помочь режиму задушить тамошнее народное движение. При этом значительная часть из вводимых войск составляли именно российские контингенты. Да, их обещали скоро вывести, но факт остается фактом: если надо, то он не поперхнется и введет туда войска. Хрестоматийный пример – Сирия. Менее очевидный пример – Донбасс, чья экономика и политика в настоящее время полностью контролируется российским олигархатом.

«…На это повлияет попытка террористического переворота и невиданная по масштабам атака на госвласть республики…» – говорит Вассерман. Прекрасно…Как будто мы посмотрели очередной выпуск новостей российского ТВ о Казахстане. Все один в один. Правда, до сих пор никто не предоставил каких-либо подтверждений в пользу мнения о «толпах террористов (естественно, исламских), которые жаждали дестабилизировать ситуацию в Казахстане». Буквально, никто из российских «экспертов» (идеологическая обслуга «нашей» власти) не привел ни одного аргумента. Одни «я думаю», «мне кажется» и т.д. Теория заговора и пугалки «Майданом как на Украине в 2014 г.». Почему говорят про Майдан? – «Потому что протесты освещают либеральные СМИ». Сим гражданам невдомек, что они просто примазывались, может быть, да, пытались их оседлать. Тем более протесты освещали и левые (настоящие), но со свих позиций. Рабочее движение, забастовки, которые шли весь 2021 г. и продолжились в 2022 г. в Казахстане (левые о них говорили постоянно)? – Об этом лучше помолчать. Об этом молчит не только власть (это понятно), но и официальные «парламентские левые» вроде того же Вассермана или КПРФ 2, КПРФ, которая бредит «Русским миром», еще одним фантазмом, являющимся красивой оберткой, в которую упаковывают российский империализм.

И еще. Господин Вассерман, как мы видим, очень печется, как мы видим, по поводу «бедного» назарбаевского-токаевского режима в Казахстане. Жанаозен 2011 г.? Кровавая бойня, устроенная назарбаевской властью в отношении бастующих рабочих? – Не надо об этом вспоминать. Насквозь коррумпированная, продажная власть, насильственное подавление любой оппозиции, запрет компартии (какая она ни была), языковые патрули, национализм и шовинизм и при этом продажа интересов страны и народа иностранным покупателям – вот что такое современное казахстанское государство. Вассерман об этом молчит. Почему? – Да, потому что он является одной из говорящих голов «нашего» режима, через него власть дает понять, что ей нужен именно такой Казахстан, Казахстан, создающий режим максимального благоприятствования для работы иностранных ресурсодобывающих компаний, в том числе и российских. На остальное можно закрыть благополучно. Но если что, если тамошний режим начнет бузить, права качать, действительно, попытаться включить его в «колесницу российского империализма».

В заключении отметим, что события в Казахстане хорошо показали, кто есть кто на левом политическом поле в РФ: кто есть настоящий борец за народные интересы, за интересы трудящихся масс, кто действительно выступает за право наций самостоятельно решать свою судьбу (причем в данном случае неважно, кто он – коммунист, социалист или социал-демократ), а кто «левый» только на бумаге, кто занимается «левым фразерством», кто фактически идет на поводу у империалистов, у российской буржуазии и буржуазно-компрадорского режима Назарбаева-Токаева. К последним можно смело отнести Вассермана, кто, очевидно, сознательно проводит империалистическую линию РФ, прикрываясь фальшивым внеклассовым патриотизмом и фразами о «большом государстве» (очевидно, по типу СССР), и тех «диванных коммунистов и леваков», которые все вдруг стали «экспертами по Казахстану» уровня «Я точно знаю — у меня брат там живет», начав верещать о «неправильной революции», «Майдане». Часть из них, само собой, поддержали ввод войск ОДКБ. Грош цена таким «левым».

Примечания:

  1. Энгель Ш. О возникновении новоимпериалистических стран. Essen, 2017. С. 31–35.
  2. Впрочем, надо сказать, что Зюганов высказался в своем репертуаре – «и нашим, и вашим». То есть в некотором смысле Зюганов говорит правду, характеризуя режим в Казахстане. Но про рабочих ни слова.

Город Тренто: социология и революция вполне сочетаются

Кто опубликовал: | 11.01.2022

Студенты во время оккупации университета в Тренто. 1968 год

В начале 1960-х итальянские христианские демократы наслаждались в теплом море обнадеживающей статистики. Наконец-то, спустя столетия не оправдавшихся надежд, итальянцы стали свидетелями исчезновения в удивительно короткое время слаборазвитой Италии. Не только были преодолены опустошительные последствия последней войны, но и само «экономическое чудо» 1950-х и начала 1960-х преобразовало аграрное хозяйство в преимущественно индустриальное, а этот процесс произвел революцию в жизни миллионов простых людей.

Под влиянием настроения самовосхваления христианские демократы пришли к выводу, что должен быть создан класс технократов для управления новым процветанием, и, потому, некоторые христианские демократы стали добиваться создания Института социологии в Тренто, до того славившемся в качестве консервативного оплота христианских демократов в северной Италии. Но одно возражение — что предложенное обучение может превратиться в источник политизации, причем именно в радикальном направлении — оказалось пророческим, хотя и недооцененным. В неспокойную пору конца 1960-х годов институт стал тренировочной площадкой для нежелательных потенциальных вожаков. Именно там, а также в коллективе разочарованных молодых коммунистов в Реджо-Эмилии, начала свою политическую карьеру большая часть первого поколения Красных бригад. И именно в Тренто сделали свои первые шаги по революционной дороге двое самых известных участников Красных бригад со времени основания, Ренато Курчо и Маргарита Кагол.

Вполне естественно, что Институт стал пороховой бочкой во второй половине 1960-х гг. С момента основания этого учебного заведения социология получила признание, поскольку впервые в скучной итальянской системе высшего образования появился новый предмет, достойный серьёзного изучения. В результате, подобно магниту, в Тренто повалили со всей страны толпы студентов, которые были очарованы этой новинкой и озабочены неуверенным здоровьем итальянского общества. Первые искры вспыхнули в конце 1965 года, вскоре после открытия института, когда студенческое движение (как это тогда называлось) заняло школу в знак протеста против того, что студенты расценили как попытку парламента лишить их степени в области социологии.

Учебные занятия тогда были редкостью, а оккупация института была лёгким делом, причём, как оказалось, удачным. Воодушевлённые таким итогом студенты осенью 1966 года снова кратко, и снова успешно заняли институт, на этот раз стремясь отстоять свои права по влиянию на формирование учебного плана.

Заметным предвестником грядущих событий была стремительная радикализация идей самих студентов: социолог, по их словам, не может быть политически нейтральным. В марте 1967 года студенты организовали неделю демонстраций, бдений и митингов по всему городу Тренто в поддержку национально-освободительной борьбы во Вьетнаме. Директор Института вызвал полицию, и после этого дела уже просто не могли идти так, как прежде. Студентов сфотографировали и вынесли на тротуар, под пение революционных песен, скандирование лозунгов и выкрики «Джонсон палач!». Затем последовала сидячая забастовка и директор временно закрыл учебное заведение, пока не вернулось хоть какое-то спокойствие.

В начале 1967-1968 учебного года открытие института было заблокировано забастовкой студентов. При участии некоторых преподавателей Студенческое движение открыло «контруниверситет», который предлагал «контркурсы» по текущей фазе капиталистического развития, истории китайской революции и идеям Мао. Этот проект вырос из инициативы так называемого «негативного университета», у которой будущий лидер Красных бригад, Ренато Курчо, был ведущим сторонником. Образ мышления Курчо и вообще быстро меняющееся настроение в Тренто нашли отражение в манифесте, подготовленном представителями «негативного университета». Студенту, который хочет интеллектуально обогатиться, провозглашалось в манифесте, нет места в университете, превратившемся в инструмент господствующего класса; вместо этого он становится наёмником, получающем плату в виде степени и разных почестей, которые затем будут обменены на рынке труда на деньги. Целью просвещения, заявлялось в манифесте, должен быть «радикальный переворот системы зрелого капитализма через новые формы классовой борьбы». Надо отметить, что такого рода вещи плохо воспринимались и ещё менее ценились местными жителями Тренто.

К началу 1968 года разногласия усилились — студенческий гнев распространился за пределы академических интересов на то, что теперь уже рассматривалось как основное зло — угнетение капиталистического общества. Официальные органы студенческого самоуправления рухнули и были заменены прославленной Генеральной ассамблеей, которая под лозунгом «студенческой власти» объявила об оккупации вуза, продолжавшейся затем несколько месяцев. Во время оккупации студенты устраивали политические семинары, срывали великопостные службы в соборе, проводили «контрслужбы» и «контрпроповеди», а возмущённые жители Тренто бросали камни и гнилые фрукты в школу и требовали от студентов вернуться туда, откуда они пришли. Институт, занятый молодёжью, защищённый армией и осажденный возмущённой толпой жителей Тренто был очень далёк от того образа, который представляли себе руководители христианско-демократической партии, принимая решение о создании института, но уж как получилось, так получилось.

Надо сказать, что события в Тренто не были изолированным явлением. Скорее, Тренто был экспериментальной сценой для драмы, которая вскоре охватила всю итальянскую университетскую систему. Восстание итальянских студентов в конце 1967 и 1968 годов было настолько обширным и глубоким, что в нём использовалась дата il essantotto («68»), которая даже и сейчас, спустя многие годы, всё ещё повсеместно используется в качестве краткой ссылки на идеи, отношения и события той бурной эпохи.

Осенью 1967 года студенты оккупировали Миланский католический университет. Затем настала очередь факультета в университете Турина. Потом аналогичный эпизод в Генуе. К концу декабря 1967 года беспорядки, демонстрации, общие собрания, политические семинары и коллективы распространялись по стране. А вот традиционные студенческие репрезентативные группы повсюду игнорировались; занятия были прерваны или вообще преобразованы в нечто иное; администрации вузов часто вызывали полицию; периодически вспыхивали стычки на улицах и многие студенты были ранены или арестованы. Некоторые оккупации продолжались месяцами и привели практически всю университетскую машину к полной остановке.

Эволюция студенческого мышления в Тренто была типичной для бури, которая нависла над всеми кампусами. Студенты начинали с относительно ограниченных, часто вполне обоснованных требований: например, улучшения учебных заведений, реформы программ обучения и изменений в прерогативах профессоров. Однако в удивительно короткое время такая критика превратилась в «глобальное оспаривание», сначала самого университета и его целей, а затем, с помощью марксистского анализа, уже всего общества. Для некоторых студентов марксизм был просто модным языком для выражения замысловатого утопизма, но большим количеством студентов, намного больше, чем в других странах, подобная риторика была воспринята с предельной серьезностью.

В поисках средства от несправедливости и неполноценности общества, такие студенты пришли к выводу, что социал-демократическая реформа таковым не является, но есть только одно лекарство — революция. Ведущей силой агитации в университетских городках было Студенческое движение. Милан стал крепостью движения, а его нервным центром — Миланский государственный университет. Студенты практически оккупировали университет. Они занимались бесконечным теоретизированием о революции; постоянно блокировали улицы в центре Милана своими маршами; дрались с полицией и правыми экстремистами; и бросили вызов буржуазным мнениям и манерам, забросав тухлыми яйцами и фруктами элегантную толпу, пришедшую на ночь открытия сезона в Ла Скала.

Беспорядки были длительными, а их отголоски ещё более стойкими. Мир долго не возвращался в Тренто. В июле 1970 года власти наконец одержали пиррову победу — институт был закрыт. Однако к моменту принятия этого решения Ренато Курчо и Маргарита Кагол уже переехали в Милан и начали претворять в жизнь революционную теорию, которая впервые начала формироваться в Тренто, и в конце концов это просто должно было закончиться созданием Красных бригад.

(Продолжение следует).

 

О волнениях в Казахстане и демократической перспективе

Кто опубликовал: | 05.01.2022

Современный флаг Казахстана, переделанный под флаг социалистической республики

Волнения, вспыхнувшие на западе Казахстана и быстро охватившие всю страну, стали закономерным итогом многолетней политики олигархической диктатуры. Режим Назарбаева-Токаева, ставший следствием перегнивания советского государственно-монополистического капитализма, три десятилетия держится на полицейских дубинках и проводит жёсткую неолиберальную политику шоковой терапии, наиболее серьёзно от которой страдают самые незащищённые слои трудящихся. Триггером для январских событий стал двукратный рост цен на газ, и на первых порах в протестных акциях участвовали, очевидно, мелкобуржуазные слои автовладельцев, но в волнения быстро включилась городская беднота и рабочий класс, уставшие от нищеты, бесправия и коррупции.

Протестующие, в частности, требуют ухода Назарбаева и полной отставки правительства, возвращения Конституции 1993 года, освобождения политзаключённых, снижения цен на продукты питания и топливо, снижения пенсионного возраста, повышения зарплат и пенсий и других мер.

Из-за массовости и организованности протестов и в особенности из-за радикального настроя масс (захвата администраций и борьбы с армией и полицией), вызванных активным и продолжающимся благодаря объявлении забастовки участием рабочего класса в протесте, режим был вынужден пойти на уступки: частично отменить «газовые» нововведения (изначально речь шла о возвращении прежних цен на углеводородную продукцию только в Мангистауской области), а затем и сделать цены на газ ниже дореформенных, отправить в отставку правительство и даже лишить «елбасы» Нурсултана Назарбаева пожизненной должности главы Совета безопасности, а также пообещав перевыборы парламента. Но эти меры показались казахстанским народным массам недостаточными и косметическими и люди остались на улицах городов во всех регионах республики. Ответом на эскалацию протестов был привычный ход элит, символически «вернувших» народу газ в виде слезоточивой смеси для разгона демонстрантов, а также наводнивших улицы военной техникой и отключивших интернет и телефонию. Судя по поступающим новостям, это не остановило восставших, которые в ряде городов дали отпор карательным подразделениям и разоружили их, захватили административные здания и разгромившим офисы правящей буржуазной партии «Нур Отан». За этим последовали сообщения об отлёте представителей элиты из страны, но вполне ожидаемо президент страны Касым-Жомарт Токаев обещал жёстко расправиться с восставшими, которых он назвал «бандитствующими элементами» и «мотивированными финансово» «заговорщиками», введя в стране чрезвычайное положение. По частично подтверждённым данным в Казахстан якобы направились и российские силовики, хотя кремлёвский официоз и утверждает, что считает происходящее внутренним делом соседнего государства. Однако, можно предположить, что падение назарбаевской диктатуры может ударить по российскому империализму, поэтому не исключено, что итогами тайной дипломатии могут стать меры по спасению братского режима, связанного с Москвой как политически, так и экономически. Даже космонавты Республики Казахстан с серьёзными лицами просят российских военных спасти испуганный казахский народ, а на деле беспокоящуюся о своей власти олигархию Казахстана.

Важным моментом нынешних протестов и уроком для всех последующих является, что протестующих организовано поддержали трудовые коллективы некоторых предприятий, которые не просто участвуют в уличных протестах, но и организуют политические стачки и экономические забастовки, что во многом и выбило режим из колеи, заставило пойти его на серьёзные, хоть и формальные уступки. Стоит отметить, что у казахстанских рабочих за последние годы накопилось немало забастовочного опыта и борьбы против нарушения своих прав, а гроздья гнева вызревали как минимум с 2011 года, когда власти устроили кровавое побоище бастовавших нефтяников в Жанаозене. К слову этот многострадальный город стал одним из эпицентров январских «газовых» протестов.

Сейчас будущее Казахстана зависит именно от рабочего класса, осознания им своей роли в происходящем и его способности сплотить вокруг себя трудящихся страны. Если он сумеет встать во главе протестов и превратить зачастую стихийные бунты доведённого до отчаяния народа в организованное движение за подлинно демократическое переустройство страны, появится шанс, что восстание не будет раздавлено или превращено в формальный переход власти от одного клана капиталистов к другому без смены экономического базиса.

Движение к новой демократии — демократии в интересах большинства общества — возможно только в том случае, если в новом правительстве страны будут представлены не очередные олигархии, системные или внесистемные политиканы и чиновничьи кланы, а представители трудящихся масс. Интересы большинства трудящихся могут представлять только независимые от истеблишмента политические структуры, представляющие рабочий класс и готовые стать коммунистическим авангардом всех угнетённых. А такие силы в Казахстане, увы, слабы, хотя смеем предположить, что эта страна, несмотря на 30-летнюю капитал-бюрократическую деспотию имеет наиболее яркий опыт борьбы трудящихся за свои права и свободы во всём постсоветском пространстве.

Движение трудящихся и угнетённых в Казахстане представлено относительно укоренившейся в крупных городах страны троцкистской тенденцией, несмотря на репрессии режима, местами близкой к рабочим коллективам, а также ретроградными коммунистами брежневского толка, давно находящимися на обочине классовой борьбы. Ясно, что эти силы вряд ли могут автоматически стать политическим авангардом низов.

Мощной партии рабочего класса и всех угнетённых групп в Казахстане пока нет, как и в большинстве республик бывшего СССР в силу многолетнего господства ревизионистов и их прямых наследников, ставших новыми царями и баями. Поэтому говорить о социалистической перспективе для Казахстана в ближайшем будущем, увы, не приходится. Но если рабочий класс сумеет выстроить свою линию в этой стихии и проявить самостоятельность в своих действиях, это может быть важным шагом к появлению такой силы, которая способна стать компасом движения к социализму, а не винтиком, выброшенным с рабочего корабля современности, чья оптика брезгливо глядит на любые всплески народных волнений в экс-СССР как на «внешние происки» или «неправильные революции». Ведь именно этим, как правило занято сегодня большинство постсоветских и «красных»-охранителей, в худших традициях оппортунизма солидаризирующихся с прогнившими правительствами и всерьёз опасающихся, что её величество история раскачает их уютные сектантские диваны.

Мы желаем пролетариату, угнетённым массам и народу Казахстана успехов в борьбе за своё будущее и будущее своей страны!

С нашей стороны, российских маоистов, необходимо направить все свои силы для оказания классовой солидарности рабочим Казахстана, сделать всё возможное, чтобы раскрыть и не допустить планов российского и казахстанского капитала по подавлению протестов силой гусениц российских танков. Борьба продолжается!

Штефан Энгель: «Оппортунизм — неподходящий выход из кризисов буржуазного общества»

Кто опубликовал: | 04.01.2022

Штефан Энгель, лидер МЛПГ в 1982—2017 гг.

Интервью журнала «Роте фане» (Rote Fahne) с Штефаном Энгелем, руководителем редакционной группы теоретического журнала МЛПГ «Револютионерер вег» (Revolutionärer Weg), о публикации нового номера журнала под названием «Кризис буржуазной идеологии и оппортунизма».

«Роте фане». Публикация книги «Кризис буржуазной идеологии и оппортунизма» намечена на начало января 2022 года. Чего ожидать заинтересованным читателям?

Штефан Энгель. Эта книга является второй частью нашей серии из четырёх книг под названием «Кризис буржуазной идеологии и доктрина образа мышления». Она повествует о самых разнообразных вариантах современного оппортунизма, каждый из которых пытается сделать собственные выводы из различных кризисов и новых социальных проблем. Поскольку все они произошли из буржуазной идеологии, рано или поздно они потерпят неудачу аналогично старым буржуазным идеям, альтернативой которым они якобы являются.

Оппортунизм присутствует в рабочем движении с момента его зарождения. Более ста лет эта тенденция была неотъемлемой частью всемирной империалистической системы. Ленин критиковал оппортунизм за то, что он «коренные интересы движения приносит в жертву минутным выгодам или соображениям, основанным на самом близоруком, поверхностном расчёте» 1.

Оппортунизм уже нанёс большой ущерб революционному рабочему движению и смог на время сильно подавить освободительную борьбу рабочего класса и угнетённых народов. В конечном же итоге он обречён на провал, потому что не согласуется с объективной реальностью, а только разжигает иллюзии внутри капиталистической социальной системы, усугубляет эксплуатацию и угнетение рабочих и без надобности продлевает страдания широких масс.

Оппортунизм не исчезнет сам по себе, так как он постоянно воспроизводится заново империализмом. В нашей книге мы развиваем полемику против оппортунизма, призванную помочь читателю понять превосходство научного социализма над оппортунистической реакционностью.

«Роте фане». Мы находимся в середине четвертой волны пандемии Ковид‑19, которая, несмотря на всеобщую вакцинацию, по всему миру приносит новые рекордные числа инфицированных, серьёзно больных и умерших от этой пандемии. Неужели в свете столь драматических событий нет ничего важнее борьбы с оппортунизмом?

Штефан Энгель. Даже если подавляющее большинство населения подчинится призыву правительства и сделает прививку, будет соблюдать дистанцию и регулярно проходить тестирование, всеобщее беспокойство по поводу антикризисных мер местного и государственного правительств никуда не денется. И я сейчас говорю не о реакционном и в сущности бестолковом «протесте» так называемых «альтернативно мыслящих», а о справедливом стремлении большинства граждан к доступному информированию, надёжной защите и своевременной и эффективной помощи пострадавшим от коронавируса. Четвёртая волна пандемии Ковид‑19 ещё не утихла, в то время как пятая волна уже на горизонте. Создаётся впечатление, что одни и те же ошибки и неудачи в кризисном регулировании повторяются из раза в раз, что приводит к сотням тысяч заболеваний и тысячам новых смертей, которых можно было избежать. Лишь в том ли дело, что в правительстве засела толпа дураков и невежд? В чём причина неоднократных провалов антикризисных мероприятий? Почему правительство всё время ссылается на непредвиденное развитие событий, хотя уже всем ясно, что с пандемией можно и нужно своевременно бороться, прежде чем она распространится экспоненциально, до того как новые сотни тысяч заболеют и тысячи погибнут?

Наша новая книга посвящена в первую очередь идеологическим предпосылкам сегодняшних действий правительства, в частности, неопрагматизму и позитивизму. Считается, что неопрагматизм является «необходимым благом». На деле же это не что иное, как оправдание возвышения интересов капитала над всем обществом. При таком положении дел не может быть решена ни одна общественная проблема. Подобно позитивизму, неопрагматизм отвергает любой научный подход и, следовательно, не может дать никаких точных прогнозов, которые, надо понимать, жизненно необходимы для комплексной профилактики в борьбе с пандемией. Позитивистский метод проб и ошибок является грубой халатностью, он попросту бесчеловечен в случае антикризисного управления пандемией Ковид‑19.

Эти два идеологических направления в буржуазной идеологии являются основой антикризисных мер любого правительства, которые сегодня являются первоочередной задачей каждого империалистического и капиталистического правительства.

«Роте фане». Выходит, пандемический кризис всё-таки не является центральной темой книги.

Штефан Энгель. Это было бы даже неуместно, так как часть буржуазной повестки и состоит в том, чтобы делать вид, что пандемия Ковид‑19 — единственная проблема, с которой человечество имеет дело сегодня. Например, ни слова не говорится о глобальном финансово-экономическом кризисе, который никуда не делся с 2018 года. Вместо этого все экономические проблемы ошибочно и в одностороннем порядке отнесены к пандемии Ковид‑19.

О классовой борьбе тоже почти никто не говорит, отвлекаясь на спор с «альтернативно мыслящими». Послушав буржуазных политиков, складывается впечатление, что сегодня общество делится на сторонников вакцины и антипрививочников, а не на капиталистов и трудящихся. По мере того, как хаос капиталистического кризиса нарастает, массы также подвергаются повсеместной идеологической дезориентации. Каждый политически грамотный и ответственный человек должен спросить себя, какое место он занимает в глобальной капиталистической системе. Системе, приносящей, помимо баснословных богатств, страдания миллионам и ставящей под угрозу существование человеческого рода. Неужели мы под натиском общественных предрассудков хороним свою мечту о всемирном освобождении только потому, что социализм потерпел временное поражение в результате ревизионистского предательства в Советском Союзе или в Китае? Или же мы, содействуя гигантскому научному прогрессу, помогаем практическим достижениям общественного производства прорваться сквозь натиск прагматизма и оппортунизма и присоединиться к назревшим революционным потрясениям в обществе?

«Роте фане». Не могли бы вы дать краткую рецензию своей книге?

Штефан Энгель. Книга начинается с полемики против фантазии американского философа Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории». После распада Советского Союза в 1991 году, он заразил публику мечтами господ о том, что социализм пал раз и навсегда. В книге откровенно говорится о неолиберализме. Книга также обнажает груду проблем буржуазной экономики, тянущуюся со времен мирового экономического и финансового кризиса с 2008—2014 годов. В книге содержится основательная критика неореформизма, разработанного Герхардом Шрёдером и Тони Блэром, кризис от которого в Германии до сих пор сохраняется и усугубляется несмотря на то, что Шрёдер и Фишер лишились полномочий ещё в 2005 году.

Также мы продолжаем анализировать и критиковать новейшие формы неоревизионизма. К ним относятся теории Генерального секретаря Коммунистической партии Китая Си Цзиньпина, реакционно-идеалистическая «идеология чучхе» Ким Ир Сена в Северной Корее, а также троцкизм, марксизм «в белых перчатках» и различные антиавторитарные и анархистские теории от так называемых «левых радикалов».

С приходом в нашу жизнь высоких технологий цифровизация стала по-настоящему горячей темой. Все спекулирующие на ней буржуазные и мелкобуржуазные теоретики кормят нас новыми иллюзиями относительно капиталистической реальности и выступают против революционного свержения капитализма. В противовес тому необходим трезвый анализ того, как современные производительные силы развиваются до материальной базы социализма и как разрушительно они воздействуют на глобальную империалистическую систему.

В книге наглядно показано, что все разновидности оппортунизма характеризуются отходом от научного социализма, фальсификацией или даже отрицанием диалектического и исторического материализма и игнорированием или даже отрицанием революционной классовой борьбы и ведущей роли рабочего класса в ней. Рабочий класс и широкие массы должны научиться смотреть сквозь все оппортунистические формы буржуазной идеологии. Без критики основных форм оппортунизма не выйдет нового подъёма в борьбе за социализм.

«Роте фане». На федеральных выборах в сентябре 2021 года СДПГ и «Зелёные» смогли немного оправиться и сформировать новое правительство вместе с СвДП. Это конец кризиса реформизма?

Штефан Энгель. Жизнеспособность попыток возродить реформизм в новом виде становится всё меньше и меньше. «Социально-экологическая трансформация», громко провозглашённая новым правительством, пока ещё вызывает определённые надежды у масс, хотя очевидно вскоре будет разрушена реальностью империализма. Коалиционное соглашение не предполагает возможности предотвратить приближающуюся глобальную экологическую катастрофу и принять соответствующие срочные и решительные меры. Вместо этого политика сдерживания неопределённо обещает сохранять так называемый «климатический нейтралитет» до 2045 года, согласно которому выбросы парниковых газов и компенсационные меры должны быть сбалансированы. На уровне ЕС даже идёт циничная дискуссия о том, что ядерную энергетику следует приравнять к возобновляемым источникам энергии.

Подобно проблематике озоновых дыр, вымиранию видов, которое ставит под вопрос средства к существованию человека, прекращению вырубки лесов в тропических лесах, росту радиационного загрязнения планеты, быстрому истощению природных ресурсов, а также скорому загрязнению целых регионов и высыханию водоёмов, которые, надо сказать, производят большую часть кислорода в мире, многие важнейшие вопросы сегодня не прорабатываются на должном уровне. Правящие партии используют охрану окружающей среды только как стратегию предвыборной кампании и как легитимацию инвестиционной программы, субсидируемой за счёт средств налогоплательщиков, как непостоянного источника прибыли для финансового капитала. Новое правительство не может предложить большего, потому что последовательная охрана окружающей среды несовместима с поддержанием империалистического мироустройства и его способа производства.

Капитализм нельзя «починить», потому что нельзя выкинуть из него его же фундамент. Многочисленные бравые молодёжные экологические организации однажды придут к этому пониманию и с нашей помощью обратятся к научному социализму.

«Роте фане». В новой книге есть также разделы «Возрождение фашистских идеологий в новом виде» и «Теории заговора». Как вопросы столь откровенной реакции вписываются в книгу, посвящённую главным образом оппортунизму?

Штефан Энгель. Неофашизм и фашистские теории заговора, конечно, не являются частью оппортунизма. Книга рассказывает о том, что на появление неофашизма нельзя реагировать оппортунистически. Движение «альтернативно мыслящих», которое в значительной степени организовано и сформировано неофашистами, может окучивать только массы подверженные чудоверию, противников прививок и сторонников иных мелкобуржуазных явлений, потому что эти люди не стоят на принципиально антифашистских позициях. Конечно, можно критиковать антикризисные меры правительства. Но не всякая критика прогрессивна и приносит пользу рабочему движению. Мы принципиально осуждаем содействие фашистами в борьбе с правительством противостоим ему.

Партия МЛПГ занимает строго критическую позицию в отношении антикризисных решений правительства в связи с пандемией Covid-19. Эти решения явно выгодны правящим международным монополиям, перекладывают бремя пандемии на широкие массы и ограничивают их гражданско-демократические права и свободы. Мы придерживаемся позиции «нулевого заражения», так как считаем, что должны избегать каждого возможного случая заражения коронавирусом или смерти от него. И как же цинична точка зрения, будто бы допустимо количество инфицированных, равное количеству коек в отделениях интенсивной терапии, прекрасно зная, несмотря на то, что это всё еще смертный приговор для десятков тысяч человек. Мы не разделяем столь человеконенавистнической политики, потому что мы идеологически привержены интересам рабочего класса и широких масс населения, а не максимизации прибыли правящих монополий.

Существуют идеологические основания тому, что мифы о заговоре могут заражать даже рабочее движение. Часто говорят, что Covid 19 — не более чем обыкновенный грипп. «Мировая финансовая элита» намеренно инсценировала пандемию, чтобы поработить все человечество с помощью спланированной «перезагрузки». Как будто мы всё это время не жили во всемирной империалистической системе, в которой небольшая группа владельцев международного финансового капитала осуществляет единоличное господство над всем обществом.

С первого взгляда не очевидно, почему люди, которых мы раньше считали прогрессивными, могут искренне верить в подобные абсурдные гипотезы. Личный опыт часто подталкивает обывателя к вере на слово, будто бы «кому-то там виднее». Мелкобуржуазно-оппортунистический образ мышления создает готовность следовать подобным образом и мифам о заговоре. Кроме того, движение «альтернативно-мыслящих» обращается к мелкобуржуазному индивидуалистическому сознанию, широко распространенному в современном обществе, согласно которому «свобода» людей заключается в том, что можно делать всё, что пожелаешь.

Революционное рабочее движение и научный социализм имеют иное представление о свободе. Мы полагаем, что свобода состоит прежде всего в осознании необходимости. И если бы рабочий класс получил всего лишь свободу стачек, демонстраций, собраний и доступ к качественному всеобщему здравоохранению, в котором был бы уверен, тогда ни у кого не стало бы никаких проблем с требованием о всеобщей вакцинации.

Только с четкой пролетарской классовой точки зрения можно отличить оправданную критику правительства от реакции на фашистскую демагогию.

«Роте фане». Продолжение выходит через восемь месяцев после выхода первого тома «Кризис буржуазной идеологии и антикоммунизма». Это относительно небольшой промежуток времени.

Штефан Энгель. Мы много лет работали над всеми четырьмя томами. Следовательно, последние восемь месяцев — это всего лишь подготовка второго тома к публикации, а не период всей разработки.

Есть свои плюсы в том, чтобы публиковать, читать и обсуждения каждый том по отдельности. Однако будет не хорошо, если в результате потеряется связь между четырьмя томами. Поэтому необходимо, чтобы промежуток между публикациями отдельных томов был как можно меньше. Последней вышла книга «Кризис буржуазной идеологии и антикоммунизма». Между антикоммунизмом и оппортунизмом существует тесная связь. По этой причине, оппортунизм в «левом движении» сегодня живет в основном соглашательством, медлительностью, приспособлением — другими словами, находится на верном пути к антикоммунизму.

«Роте фане». В новой книге рассказывается о ряде философов и политиков, некоторые из которых высоко ценятся союзниками. Не следует ли приостановить такие идеологические дебаты в пользу сотрудничества?

Штефан Энгель. Работа пролетарского союза, будь то единое целое или работа в беспартийных самоорганизациях, всегда должна происходить на основе общей борьбы, беспартийности, финансовой независимости и идеологической открытости. Это не означает, что идеологические или политические противоречия замалчиваются. Скорее, практическое сотрудничество и возникающие в результате доверительные отношения открывают наилучшие возможности для мирного разрешения спорных моментов. В книге говорится: «Работа в сотрудничестве со многими течениями, критикуемыми в этой книге, должна диалектически развить борьбу противоположностей и сохранять идеологическую и политическую независимость».

К примеру, мы критически смотрим на Абдуллу Оджалана, который пропагандирует иллюзию «демократического конфедерализма» и в то же время очерняет «марксизм-ленинизм как несостоятельный». Поскольку этот «демократический конфедерализм» не предполагает фундаментальных изменений мироустройства, это, естественно, означает, что правящий международный финансовый капитал добровольно и мирно откажется от своей неограниченной власти. История давно доказала, что нечто подобное не работает в империалистической мировой структуре, вооруженной до зубов. Почему мы должны воздерживаться от критики? Наша искренняя солидарность с курдской освободительной борьбой не может интерпретироваться и применяться на практике как допущение неправильных взглядов без всякой критики.

Стратегический союз рабочего класса с мелким и средним крестьянством и мелкобуржуазно-интеллектуальными промежуточными слоями может быть подготовлен только на основе фундаментальных идеологических дебатов. С другой стороны, фракции, которые отказываются от такого спора и основываются на оппортунистическом принятии неправильных взглядов, не имеют никаких перспектив на будущее или на успех. Эти знания особенно важны для молодежи, поэтому мы впервые представим книгу публике на демонстрации Ленина-Либкнехта-Люксембург в Берлине в этом январе.

«Роте фане». Спасибо за интервью и поздравляем с новой книгой!

Примечания:

  1. В. И. Ленин. Два мира.— Маоизм.ру.

Россия хитрит, а угроза войны нарастает

Кто опубликовал: | 04.01.2022

Уже сыты по горло заявлениями нашего российского правительства об «обострении обстановки на международной арене», о том, что вновь чёрные силы НАТО и их плебей Зеленский собираются для удара по России, тогда как наша страна всеми силами пытается обеспечить свою безопасность. Как обычно, под лозунгами «защиты Отечества» империалисты строят свои козни!

Про то, что обстановка накалилась — это верно. Обстановка накаляется в течение всего нынешнего года, уже стремительно идущего к завершению. Оно и не может быть иначе: ухудшается положение на мировом рынке, один за другим идут кризисы и близится мировой экономический кризис. Для капиталистов всего мира прозвучал набат, призывающий готовиться к войнам ради передела рынков. Неверно то, что Россия в этом переделе якобы совершенно не замешана.

Россия обостряла ситуацию на международной арене по качеству так же, как и Соединённые Штаты. Внешне дипломатические и миролюбивые фразы — это одно из тех средств манипуляции, которым империалисты России пользовались с незапамятных времён, ещё со времён царизма, затем, после социалистической передышки для России в период Ленина и Сталина, при Хрущёве и Брежневе, и, наконец, сейчас, когда вновь укрепился и протянул к миру ручки российский империализм уже в третий раз.

Всё тот же старый вопрос: Украина. Украина несёт угрозу России! Может ли любой здравомыслящий человек поверить в то, что несёт правительственная верхушка? Не Украина в 2014 году напала на Россию, а как раз наоборот: Россия узурпировала движения масс на Донбассе и в Крыму, сделав их придатком своих империалистических интересов 1. И в последнее время вассальное положение Донбасса становится таковым всё глубже и глубже. В 2018 году была подчищена та верхушка ДНР, которая ещё пыталась колебаться между безоговорочной поддержкой российского империализма и собственной линией на независимость ДНР и продолжение войны с Украиной, вопреки (на тот момент) воле империалистов. А сейчас глава ДНР Пушилин вступил в «Единую Россию», партию власти Российской Федерации, и признал зависимость себя и Донбасса от «Единой России» и Владимира Путина.

Касательно Украины нужно понимать следующее: Украине в случае войны условный Воронеж или Ростов нужен не будет, а вот Россия не против установить марионеточные режимы в Харькове, Днепропетровске 2, Запорожье, Одессе, Херсоне. Западный империализм в случае победы, конечно, сделает Россию вновь полуколонией через ряд финансовых махинаций, но Украине кроме возврата Крыма ничего не будет. Дело не в Украине. И российская сторона имеет точно такие же империалистические амбиции, проявляя их повсюду, где только можно, что и империализм американский и европейский.

Запад «угрожает безопасности России». Это всё верно. Западные империалисты смотрят на нарастающее влияние российского империализма, как на угрозу, хотя ещё каких-то 20 лет назад Россия де-факто была в полу-колониальной зависимости от него. Разумеется, США и иные страны хотят это «недоразумение» исправить. Но только совсем глупый человек не может увидеть, что вся нынешняя дипломатия, вся истерия по поводу «угрозе безопасности», все резкие слова про то, что если России будут угрожать, то она ударит первой, и что она не потерпит посягательств на себя,— всё это направлено на такое же обострение отношений. Потому, что если случится война, то это принесёт единоросской олигархии большие выгоды. Если же не случится, то по той простой причине, что Запад будет вынужден пойти на уступки, что тоже есть выгода. Не только Запад угрожает безопасности России, но и Россия угрожает суверенитету западных стран, стремясь сделать их зависимыми от себя. Экономически она уже ведёт для этого наступление: Британия и Германия разоряются из-за того, что Россия периодически то сокращает, то намеренно не увеличивает (в условиях энергетического кризиса!) поставки газа в Европу 3. Газовая игла России крепко заставила подсесть на себя европейские страны 4.

В течение всего года шли экономические и политические игры и провокации. Различного рода заявления, борьба на европейских рынках, шахматные партии между войсками Украины и России под предлогом «учений». Конфликт обостряется со сторон всех империалистов, и это — неизбежность в условиях приближающегося мирового экономического кризиса. Интересы США и Европы в грядущем конфликте: превратить Россию в свой сырьевой придаток. Но и у России есть свои интересы: превратить в свой придаток страны Европы, поделить Украину, обеспечить лояльность Центральной Азии, отыграть Ближний Восток и Латинскую Америку.

Российские маоисты должны быть бдительными. Нельзя допустить того, чтобы капиталистическая власть в состоянии абсолютного спокойствия пудрила людям мозги, обманывала заверениями о защите своей национальной безопасности. Не только защититься, но и контратаковать, а ещё лучше создать почву для атаки первым — таковы задачи российского империализма, которые необходимо обличать всем коммунистическим организациям. Это дело должны возглавить и направлять маоисты, потому, что некому больше, видимо, это сделать.

Долой фразы о «национальной безопасности»!
Долой взаимные провокации между Россией и блоком НАТО!
Даёшь мир между народами!

Примечания:

  1. У РМП есть заявление по поводу Украины, где изложена другая позиция, см. «О распаде Украины, Крыме и Новороссии».— прим. ред.
  2. После декоммунизации переименован в Днепр.— прим. ред.
  3. Великобритания не зависит от поставок российского газа, в отличие от Германии. Следовало бы также упомянуть про то, как американский империализм использует и разжигает антироссийскую истерию для проталкивания на европейский рынок своего сжиженного газа.— прим. ред.
  4. Опять же, здесь можно было бы вспомнить про то, что газопровод «Союз» был построен в период социал-империализма при Л. И. Брежневе.— прим. ред.

День рождения Брежнева — а мы повторяем!

Кто опубликовал: | 04.01.2022

19 декабря есть день рождения такого деятеля мировой истории, как Леонид Ильич Брежнев, который всем известен, как глава КПСС и фактический глава СССР после смещения Никиты Хрущёва 1. И вот, некоторые коммунистические паблики 2, принялись его хвалить, как образцового лидера социализма, «советской эпохи». Вновь повылазило из всех щелей правое течение в полубрежневизме (который сам есть течение в ревизионистском лагере), особенно представляемое сейчас в ВК сообществом «Советская Правда. Эпоха социализма».

Мы же с настойчивостью, присущей маоистам, говорим: Брежнев — это не социализм, Брежнев — это не «величие советской эпохи». Во-первых, начиная с Брежнева советская эпоха стала идти к закату. Советский Союз начал разлагаться, социальные расходы снижаться, темпы роста снижаться, планы не выполняться, проявляться кризисные и дефицитные черты нового капиталистического общества. Одним словом: застой. Во-вторых, Брежнев был деятелем не социализма, а государственного капитализма, установленного в Советском Союзе хрущёвской группой ренегатов, в число которых входил сам Брежнев, активно проводя волюнтаристскую кампанию по освоению целины в Казахстане, бешено и с хитринкой выступая против «антипартийной группы», произнося антисталинские и прохрущёвские речи на ⅩⅩⅡ съезде КПСС и поддерживая всецело хрущёвский курс.

Брежнев ещё при Сталине сумел «отличиться», совершая ошибки (или же это было намеренное вредительство?) в министерствах автомобильной и тракторной промышленности, на посту секретаря Днепропетровского обкома партии (своей сельхозвыставкой разорил колхозы). Как представителя малоизвестных людей, его выбрали по рекомендации Сталина на ⅩⅨ съезде в члены Центрального Комитета, но там его натура лишь особенно сильно проявила себя. После марта 1953‑го он был выведен из состава ЦК, но направлен партией в Казахстан для проведения кампании освоения целины. В 1956 году, приняв доклад о культе личности, стал членом ЦК и проводником решений ⅩⅩ Съезда, быстро поднялся (за год) до члена Политбюро, участвуя в разгроме «антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова и примкнувшего к ним Шепилова». Будучи членом Политбюро, принимал все ревизионистские инициативы, вроде продажи МТС колхозам или денежной реформы. Совокупность всех ревизионистских инициатив, начатых ещё в 1954 году, как мы знаем, привела в итоге к реставрации капитализма уже к 1961&nbspгоду, в котором он смело и прохрущёвски выступил на ⅩⅩⅡ съезде 3.

Смещение Хрущёва было вовсе не возобновлением надежды на реставрацию социализма или же его возвращением со сталинскими ошибками после «первого» поворота в сторону капитализма, из-за чего потом и случился «второй» поворот в сторону капитализма. Смещая Хрущёва, буржуазное руководство преследовало следующие цели:

  1. успокоить народ, который сосредоточил на Хрущёве всю ненависть,
  2. добиться дальнейшего, но и более осторожного, проведения реформ, чтобы стандартизировать сложившийся режим, чему мешал бы характер Хрущёва,
  3. Продолжать курс на мирное сосуществование, дружбу с Югославией, укрепить положение устоявшейся буржуазной касты, в то время, как Хрущёв в силу особенностей характера колебался и порой становился на относительно марксистские (но не марксистско-ленинские) позиции в этом вопросе. Хрущёв действовал импульсивно и горячо, что теперь лишь мешало новому правящему классу 4.

Брежнев возглавил очередной заговор, на этот раз против Хрущёва, выразив интересы новой буржуазии в очередной раз.

Именно при Брежневе проводилась косыгинская реформа, позволившая укрепить положение государственного капитализма в СССР. При Брежневе окончательно линия на мирное сосуществование стала бредовой фикцией. Бытует представление, что Брежнев выступал якобы против капиталистических реформ, против Косыгина. Это не так. Брежнев выступал против такой же определённой горячности Косыгина, что была и у Хрущёва, против того, чтобы отдельные директора могли стать влиятельнее верхушки КПСС. Это были сугубо внутриклассовые разборки, не более того. Основная цель косыгинской реформы — установление хозрасчёта и закрепление прибыли, как цели производства,— была достигнута и не отменена.

Именно «благодаря» Брежневу французские коммунисты-оппортунисты не поддержали народные протесты в 1968 году, а португальские коммунисты не взяли власть после Революции гвоздик. Именно при Брежневе готовилась попытка переворота против Китая. Именно Брежнев давил ходжаистов и маоистов в странах Восточной Европы. Именно при Леониде Ильиче окончательно Советский Союз забыл социалистические принципы во внешней политике, увеличив кредитные ставки другим странам, начав их нещадную эксплуатацию путём вывоза капитала, посылая вооружённые отряды в Кампучию, Анголу, Афганистан и другие страны для подавления тамошних национально-освободительных движений.

Именно при Брежневе начался застой в советском обществе. Кризис конца 1950‑х — начала 1960‑х годов был кризисом в первую очередь сельскохозяйственным. Он был спровоцирован первыми и неудачными, авантюристическими попытками новой буржуазии освоиться в управлении сельским хозяйством, чтобы управление шло выгодно для неё. Кризис же, начавший развиваться в обществе со второй половины 1970‑х годов, был кризисом всей экономической модели. был кризисом, присущим капитализму в целом. Следствием этого кризиса являлась стагнация, дефицит и введение на время то тут, то там в областях карточной системы, когда на самом деле продукция гнила на складах и просто не могла быть пущена в оборот. У капиталистического СССР начались свои кризисы перепроизводства, имеющие особенности, но остающиеся кризисами перепроизводства, чертой капиталистической экономики.

При Леониде Ильиче Брежневе, вопреки многочисленным идеализаторским мифам, продолжалась кампания против Сталина. Что в «Летописи полувека», что в многотомной «Истории КПСС», везде говорилось об «извращении» Сталиным ленинских норм партийной жизни, об «ошибочном» положении о продолжении классовой борьбы при социализме и тому подобном. Новая буржуазия лишь упорядочила критику Сталина, отбросила слишком резкие слова, которые вызывали в народе гнев (вроде откровенно лживых фраз Хрущёва о том, что умри Сталин во время войны и войну выиграли бы быстрее).

Именно «второй Ильич» доработал и принял буржуазную Конституцию СССР 1977 года, провозгласив на конституционном уровне общенародное государство и развитой социализм, закрепив формально уничтожение диктатуры пролетариата.

Брежневский режим удушал любые, и буржуазно-демократические, и пролетарско-демократические права и свободы населения, закреплённые как в Сталинской, так и в под его руководством писанной конституции. Простой рабочий перестал иметь всякую реальную власть в Советах, не мог ни проводить критики высших органов, ни задаваться более серьёзным вопросом: «А есть ли социализм в СССР?» или хотя бы «А не вредят ли социализму в СССР принятые реформы?». Всякие выступления рабочих продолжали пресекаться. Тяжело приходилось маоистским и любым альтернативно-левым подпольным организациям. Унаследовав репрессивную систему советского государства, новая буржуазия под руководством Брежнева использовала её теперь не в интересах пролетариата, а в собственных шкурнических интересах. Реальная демократия была уничтожена в любых формах и проявлениях. Была установлена открытая террористическая диктатура новой буржуазии, сосредоточившей в своих руках банки и промышленность. Таким образом, был установлен социал-фашистский режим.

Маоисты напоминают: Леонид Ильич Брежнев был буржуазным ревизионистом, социал-фашистом и деятелем капиталистической реставрации в СССР и превращения Советского Союза в империалистическую сверхдержаву. И он не имеет никакого отношения к марксизму-ленинизму, коммунизму и социалистическому и по-настоящему великому периоду жизни Советского Союза — ленинско-сталинскому СССР.

Мы, маоисты, можем послать Брежневу, как творцу реставрации капитализма, лишь проклятия за то, что он помогал отстранить рабочий класс от власти, помогал массам забыть о великой цели всего человечества — коммунистическом обществе, делал всё возможное, чтобы не допустить коммунизма, превратил Советский Союз в зверское империалистическое государство, грубо подавлявшее демократические права и свободы народов своей страны и всего мира.

Да будет проклят Брежнев и ревизионистское учение!
Да будет здравствовать марксизм-ленинизм-маоизм и дело мирового пролетариата в борьбе за социализм! Да будет здравствовать учение Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао!

Примечания:

  1. Формально — только с 1977 года, до того им считался Подгорный. Впрочем, формальный глава СССР никогда не имел особого значения. Например, Брежнев уже был им ранее, четыре последних года правления Хрущёва.— Маоизм.ру.
  2. В основном старенькие, хотя среди них есть и МЭЛС.
  3. Если вести отсчёт реставрации капитализма с момента захвата власти буржуазными силами внутри КПСС, то нужно говорить о реставрации уже в марте 1953 г.— прим. ред.
  4. О причинах смещения Н. С. Хрущёва хорошо написали китайские маоисты, см. «Почему Хрущёв сошёл со сцены».— прим. ред.

Ещё один шаг к фашизму: усиление полицейского беспредела

Кто опубликовал: | 04.01.2022

Восьмого декабря (вчера) в третьем чтении Государственная Дума РФ приняла обсуждающиеся ещё с мая месяца прошлого года поправки в закон «О полиции», сильно расширяющие полномочия «правоохранительных» органов. Как-то мы уже писали о том, что в прошлом году, тоже в декабре и тоже 8‑го числа, уже был принят этот же законопроект 1 расширения прав граждан-начальников: показ удостоверения уже после задержки в случае «угрозы жизни полицейского», расширение перечня случаев вскрытия автомобиля, право насильственного проникновения в жилое помещение в случае «доноса» на проживающего там со стороны любого человека и оцепления жилых районов и помещений с введением на территории оцепления своего маленького «чрезвычайного положения». Потом его, видимо, решили принять в нескольких чтениях и теперь он принимается тоже 8 декабря, но уже этого года.

Судя по всему, 8 декабря власть решила сделать праздником расширения полномочий полиции. Что ж, встречаем его с «восторгом»!

Теперь полиция имеет право вскрывать и насильно досматривать автомобили в случае, если ей кажется, что водитель в состоянии алкогольного опьянения, если ей кажется, что [в автомобиле находятся] «без специального разрешения предметы, изъятые из гражданского оборота», или если в ходе массовых беспорядков (а значит и протестов!), чрезвычайного положения или угрозы теракта на соответствующий автомобиль ткнёт пальцем какой-нибудь гражданин. Теперь полиция имеет право оцеплять жилые помещения, транспорт и целые территории и насильственно проникать в них (без разрешения со стороны граждан), проводить досмотр, допросы и аресты (в случае чего-то подозрительного или отказа от допроса), имеет право не выпустить или не впустить гражданина на оцепленную территорию. Теперь полиция может проводить досмотры и осмотры, проверять документы и тому подобное не только в случае явного преступления, но и в рамках проверок, жалоб любого характера. Формулировка незаконного хранения запрещённых веществ и оружия теперь расширяется до «сокрытия предметов хищения».

Поблагодарить стоит государство за то, что оно хотя бы отклонило ранее обсуждающуюся поправку о применении огнестрельного оружия при возможной угрозе жизни полицейского и такую же откровенно фашистскую поправку о неприкосновенности полицейского за вред гражданам и прочие действия, если все процедуры совершаются по закону. Но нужно ли говорить, что в действительности уже принятые поправки дают широкий простор для использования кучи лазеек в законодательстве, чтобы вторая непринятая поправка на деле стала реальностью? Потому спасибо следует сказать лишь за непринятие первой. Хотя у правящего класса ещё всё впереди! К тому же, помимо огнестрела есть ещё масса возможностей при моратории на смертную казнь довести на деле человека до смерти.

Несмотря на сглаживание углов, полицейский террор теперь усилится в разы. Он и без этих поправок творил фактическое беззаконие, запугивал и арестовывал левых и профсоюзных активистов, сумел разгромить по указке крупной буржуазной верхушки организации оппозиционной либеральной буржуазии. Теперь полномочия расширены в разы. Теперь полиция по сути может создавать государства в государстве под предлогом оцепляемых зон, может не показывать удостоверений, ещё больше клеветать в адрес простых граждан. Усилится и использование правоохранительными органами системы доносительства и подставных свидетелей, а главное, что не просто усилится, но будет применяться для ещё большего по качеству беспредела и террора.

Ещё один шаг в сторону фашизма сделали вчера финансовые элиты Российской Федерации! Мы, конечно, не можем не поздравить их с этим.

Отдельные граждане могут посчитать, что эти меры вполне логичные. Что они смогут, наконец, обеспечить стабильность в стране, задушить преступность, но нет. Даже если допустить, что они всерьёз будут направлены против преступности, то не следует забывать, что для буржуазного государства сама борьба рабочего класса за социализм и народа за демократию — преступна. И обращаться с ней он будет, применяя новые полномочия, чтобы раздавить эту самую главную (для империалистического капитализма) преступность.

Ввиду усиления реакции нужно усиливать бдительность и внимательность. Необходимо изучать всякие правки и законопроекты, всякие возможные лазейки в законодательстве, дающие право полиции задушить классовую борьбу рабочего класса и демократическую борьбу всего народа. Изучать, чтобы не дать себя провести. Таков совет редакции «Коммунистического Пути» всем честным коммунистам, всем сознательным гражданам.

Фашистский беспредел должен быть встречен народным возмущением и усилением борьбы за демократические права и свободы, за сохранение и расширение буржуазной демократии и движение дальше, в сторону демократии народной, пролетарской. Со стороны коммунистов необходимо широкое оповещение всех борющихся граждан о новых мерах полицейского террора.

Примечания:

  1. Это было принятие в первом чтении.— Маоизм.ру.

Сердечный смех в БРО КПРФ

Кто опубликовал: | 04.01.2022

Традиционно, после развала Советского Союза, Бурятия считается «красным» регионом, в котором пользуются большой поддержкой КПРФ, бывшие члены КПСС и вообще все, кто мало-мальски связан с коммунизмом.

Однако это лишь общественное восприятие, которое, увы, отстало лет на десять от реалий жизни. Положение коммунистов в Бурятии, наверное, никогда не было таким печальным, как сейчас.

В Бурятии, по большому счёту, сейчас существует только одна организация коммунистов, да и та, ревизионистская — КПРФ.

И здесь сразу же надо сделать оговорку. Данные на бумагах и реальность в Бурятии расходятся очень сильно. На бумагах помимо КПРФ в Бурятии также функционируют КП Социальной Справедливости и РРП.

Но на деле, Революционная рабочая партия имеет лишь неизвестное количество независимых активистов в Улан-Удэ, причём, не совсем ясно, имеются ли они вообще. Когда я попытался связаться с ними, представившись администрации РРП как ярый троцкист и их сторонник, те так и не вывели меня на своих активистов. Поначалу РРП обещались это сделать, затем резко замолчали и стали игнорировать все мои сообщения.

Что касается КП Социальной Справедливости, то их не существует вовсе в Улан-Удэ.

А вот с КПРФ более забавная история, которую я обязан расписать под отдельным заголовком.

КПРФ в Бурятии

Началось мое знакомство с КПРФ в Бурятии после неудачных попыток связаться с активистами РРП. Как член Российской маоистской партии, я поставил себе задачу по формированию местной Улан-Удэнской ячейки РМП, а для этого, естественно, нужны были люди.

Выйти на связь с КПРФ я решил через их центральный сайт, однако ссылка, которая, по идее, должна была вести меня к отделению зюгановцев в Улан-Удэ, привела меня на страничку интернет-магазина «Фермер 03 – Эко продукты» (к слову, на момент написания этой статьи, ничего не изменилось, несмотря на мои рекомендации, КПРФники продолжают рекламировать фермерские продукты). 1

Лишь через несколько дней я совершенно случайно наткнулся на группу комсомольского актива КПРФ в Улан-Удэ в ВК. К слову, группа в ВК также находится не в лучшем состоянии. Большая часть постов – репосты новостей из отделений КПРФ в Санкт-Петербуре и Новосибирске, да и те месячной давности.

Связавшись с человеком из списка контактов группы, я наконец-то выяснил, где заседает Октябрьский районный комитет КПРФ. Придя в установленный срок в нужное время, я увидел пятерых молодых людей, которые начали… знакомиться. Да, всё дело в том, что я очень удачно попал на первое заседание комсомола Октябрьского района. Как оказалось, до этого они не собирались почти полгода и, по сути, заново формировали ячейку. Сразу скажу, из пятерых двое молчали как партизаны, ибо вообще не имели к КПРФ прямого отношения. Больше всего мне было жалко девочку-восьмиклассницу, у которой бабушка просто является членом какой-то там комиссии КПРФ в Бурятии, и которая, на самом деле, сама не понимала, что она тут делает.

Как позднее оказалось, двое из пятерых вообще были настроены против КПРФ и Зюганова, но об этом чуть позднее. Через минут тридцать пришёл Тимур Нимаев – ныне депутат Народного Хурала от КПРФ. В ходе разговора уже с ним я сделал для себя один важный вывод – бюрократизм КПРФ достигает каких-то космических масштабов. Вот как Вы думаете, уважаемый читатель, имеет ли какой-то смысл протоколировать реплики четырёх человек (остальные молчали)? При этом давать каждому на свою реплику отведённое количество времени (опять же, всё по протоколу)?

Дальше больше, оказалось, что эта группка в пять человек из комсомола (держим в голове, что я не член зюгамола и депутат этот тоже) – самая большая комсомольская группа в городе. Комсомольская группа Советского района ещё меньше, а Железнодорожный район вообще мертв и не подаёт признаков жизни. 2

А теперь ещё раз немного о расхождении фактического положения вещей с бумагами. Как Вы думаете, читатель, сколько на бумагах в комсомоле Улан-Удэ всего человек, если фактически их от силы человек десять? Вы будете удивлены, более трёхсот.

Причём я хорошо помню, как лидер КПРФ в Бурятии – Мархаев – хвалился этим числом. Естественно! Хвалиться же реальным положением дел не получается при всём желании!

В итоге – разрешим формальные вопросы о секретаре, его заместителе и прочем – я раскрылся перед товарищами как член РМП, последовательный марксист-ленинист-маоист, преследующий в КПРФ исключительно свои цели по формированию ячейки РМП.

Как ни странно… меня поддержали (делал я это заявление в отсутствии гражданина Нимаева). Более того, оказалось, что процесс формирования независимого от КПРФ марксистского кружка уже шёл, хотя, видимо, я ускорил этот процесс.

Прежде чем продолжить, я на минутку отвлекусь, и всё же объясню, как так получилось, что в реформистской партии Зюганова оказалось очень много его противников? На самом деле, ответ банален. В условиях, когда коммунистических организаций в республике нет практически, КПРФ притягивает к себе всю левую молодёжь в принципе. Вообще, это и хорошо, и плохо для РМП одновременно.

Хорошо – потому что помимо КПРФ будет только РМП, и антиКПРФовские коммунисты будут в Бурятии ассоциироваться именно с маоистами.

Плохо – потому что поиск сторонников усложняется скудностью организаций.

На следующей неделе всё же меня уговорили прийти на КПРФовский политкружок. В принципе, я решил, почему бы и нет? В любом случае, терять мне пока нечего. Пока что я могу пользоваться ресурсами КПРФ.

Первое занятие прошло на удивление хорошо. Лектором выбрали пожилого (1953‑го года рождения) работника КПСС. Он, на удивление, хорошо рассказал о материализме, о трёх составных источниках марксизма, и даже продвигал атеизм.

Второе занятие уже было менее интересным, так как Тимур Нимаев навязал нам тему религии. Видимо, надеясь, всё же, получить иной, более подробный, и, возможно, менее материалистичный подход к вопросу. Увы и ах, ответ остался тем же.

Третье занятие было посвящено… Уставу и Программе КПРФ. И это уже перешло все границы. Лектор ссылался на программу КПРФ, на 20 шагов Грудинина, как на тактику современных марксистов-ленинцев, неизбежно вытекающую из Манифеста компартии Маркса и Энгельса!

На этот раз, мне было тяжело себя сдержать. Останавливал только возраст дедушки и… чёртов протокол. Хотя мне к тому моменту было на него уже всё равно.

Основные слушатели на лекции, кстати,— и молодёжь, и люди среднего возраста, и пенсионеры, практически в равных пропорциях (по два человека).

Итоги

Знаете, всю эту ситуацию можно описать одним осетинским словом — «зæрдæхуд». Тяжело его точно перевести, но примерно оно означает «сердечный смех».

Это когда ситуация такая, когда смеяться неприлично, или не позволяет воспитание, ты молчишь, следовательно, но в душе (в сердце) ты смеёшься над комичностью и тупостью этой самой ситуации.

По-другому эту ситуацию с КПРФ и описать-то нельзя. Сердечный смех. Смеяться неприлично вслух, но сердце уже смеется вовсю.

Ну а что делать теперь? Ответ очевиден как для меня, так и для моего товарища,— придём на ещё одно занятие политучёбы КПРФ, заберём оттуда с собой двоих ребят и окончательно создадим независимый от КПРФ марксистский кружок в Бурятии.

Примечания:

  1. На центральном сайте КПРФ указана её страница, но через неё не свяжешься. Рядом указана (автор имеет в виду, вероятно, именно её) страничка Вконтакте, которая на текущий момент принадлежит… фирме «Таёжные традиции»,— что странно, поскольку существует реальный бурятский ВК КПРФ.— Маоизм.ру.
  2. Улан-Удэ, город с населением чуть меньше 440 тыс., делится на три района.— Маоизм.ру.

Решительный бой россиецентризму!

Кто опубликовал: | 04.01.2022

У российских «коммунистов» есть очень самолюбивое мнение — будто они с коммунистическими воззрениями на планете живут почти в одиночку и все надеются на Земле только на них. По их мнению, за пределами России нет и не может быть никакого коммунистического движения. А если и есть, то там-то «коммунисты неправильные». Что там на Западе и Востоке вообще могут быть за коммунисты? Оппортунисты сплошные, да и тех очень мало. И все, как один, ждут нашего советского реванша, чтоб вновь встать под московские знамёна. Ведь только под ними они будут иметь шансы на успех. Всё там не так и неправильно. Не то, что в России! В России, в России, в России! В России ведь есть великое наследие 70‑ти лет Советского Союза, великой твердыни коммунизма с первого и до последнего дня своего существования, много «коммунистической литературы» 80‑х годов прошлого века и вообще народ ещё почти советский. Россия ведь, как и в начале прошлого века — слабое звено в империалистической цепи, в ней живут самые передовые марксистские теоретики и практики.

Всё и правда именно так? Нет, не так!

Идейное наследие Советского Союза — это в значительной мере фикция. Реставрация капитализма в СССР произошла в 50‑е гг прошлого века. Очень, очень давно. С тех пор делом СССР было дело антикоммунизма — борьба с рабочим и коммунистическим движением у себя (кровавая поступь по Тбилиси и Новочеркасску, политические преследования антиревизионистов), реставрация капитализма в странах Восточной Европы, агрессия против социалистических стран, отказавшихся подчиниться советскому антикоммунизму (попытки удушить Албанию в Европе, военные провокации против Китая в Азии), колониальная эксплуатация множества стран Африки и Азии, поддержка их антикоммунистических режимов под личиной «стран социалистической ориентации» в борьбе против местного коммунистического движения. Хрущёво-брежневская ревизионистская клика, выдавая свой антикоммунистический режим за социалистический, оставила чудовищный отпечаток на коммунистической мысли стран СНГ. Такое наследие не есть благо. Такое наследие есть кошмар постсоветских коммунистов. С этим наследием антикоммунизма под коммунистической маской — реформизмом и теориями социализма без диктатуры пролетариата, шовинизмом и сексизмом, теориями социализма с частной собственностью и рыночной экономикой, поддержкой своего капиталиста против иностранного, бреднями о колониальном статусе империалистической России — необходимо решительно и беспощадно бороться.

Сюда же относится и «добрая память» о Советском Союзе у ныне живущих обывателей. Она на деле есть память не о социализме, а о государственно-монополистическом капитализме крайне реакционного содержания. Не помнит ностальгист борьбы за освобождение женщин в Советском Союзе. Не помнит потому, что в СССР при Хрущёве и Брежнева произошла реставрация патриархальных порядков. А раз не помнит ностальгист хорошего положения женщин, то и эти ваши феминизмы ему не нужны. Хорошо помнит ностальгист великую державу. А потому грезит о великой державе. А то, что СССР Сталина — это не сверхдержава, что сверхдержавы — это самые могучие империалисты — всё это ностальгисту невдомёк, а потому и не нужно. Для него Советский Союз — это не борьба с империализмом и революция, а социал-империализм и контрреволюция. Он так запомнил, т. к. именно это время он застал. И не занимает ностальгист по-настоящему революционных и антиимпериалистических позиций. Привык с советских «ну очень социалистических» времён. Привык к спокойной жизни и антикоммунизму под красной маской.

Потому вся советская ностальгия несёт на деле неприятие настоящего марксизма и тягу к псевдосоциализму, потому что состоит из желания вернуть не социализм, а времена его демонтажа и господства буржуазной КПСС, не времена господства социалистических идеалов, а времена массового распространения антикоммунистических буржуазных и мелкобуржуазных воззрений.

А что за границей? За границей в ходе борьбы с хрущёво-брежневским СССР образовалось и давно существует международное коммунистическое движение. Во многих странах сформировались и активно действуют сильные коммунистические партии. Это и коммунисты Филиппин, и коммунисты Индии, и Турции с Германией, и всех прочих странах, где не господствует так сильно брежневщина. Они не ждут подъёма революции в России. Они знают, что Россия сейчас — это не слабое звено в империалистической цепи. Россия — это страна полумёртвого коммунистического и рабочего движения, в которой все оппозиционные силы крайне задавлены. Им понятно, что Индия и Турция, в которых ведутся бои коммунистов с правительством, в которых куда сильнее рабочее и национально-освободительное движение, куда более похожи на слабые звенья в цепи империалистических стран. Они обращают свой взор на борьбу партизан в Филиппинах и Латинской Америки. Но никак не на Россию. Россия у коммунистов Европы вызывает ужас, как страна, финансирующая ультраправые партии в их странах, и как такой же империалист, как США, Франция, Великобритания и Германия.

Почему всё коммунистическое движение мира скрыто от взора россиян? Во-первых, из-за нежелания самих российских «коммунистов» замечать кого-то, кто намного сильнее и успешнее. Ведь тогда нужно менять позиции, что противоречит взращённому брежневским социал-империализмом шовинизму. Во-вторых, ревизионистские партии России — в первую очередь один из главных столпов фашизма в России в лице КПРФ — занимаются переводами заявлений и освещением ситуации в других государствах с позиций своих тамошних единомышленников-еврокоммунистов из «Международного совещания коммунистических и рабочих партий», иностранных врагов рабочего класса под коммунистическими масками.

Ранее мной была написана статья, призывающая переводить иностранную коммунистическую прессу на русский язык и распространять в русскоязычной среде. Но этот призыв половинчатый. Переводить и распространять мало. Нужно систематически и повсеместно погружать российских левых в опыт мирового коммунистического движения. Нужно систематически изучать и внедрять всё хорошее, что наработало за эти годы мировое коммунистическое движение. Наконец, нужно решительно вставать в одни ряды с мировым коммунистических движением, объединяться с мировым пролетариатом.

Товарищи, давайте все вместе поднимемся на решительную борьбу с тем, что отделяет нас от интернационального коммунистического движения Земли. Давайте протянем руку мировому пролетариату. Давайте встанем на борьбу совместно с коммунистами всего мира за победу мировой пролетарской революции.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Выше знамя мирового маоизма!

С. Г. Кара-Мурза против В. И. Ленина

Кто опубликовал: | 04.01.2022

С. Г. Кара-Мурза

8 ноября сего года в «Бизнес-газете» (очень, надо сказать, показательно!) было опубликовано большое интервью одного из «властителей дум» современной России — С. Г. Кара-Мурзы. Интервью было частично посвящено прошедшей годовщине Великой Октябрьской социалистической революции и, соответственно, Ленину, марксизму, а также краху СССР.

Вы спросите, кто такой С. Г. Кара-Мурза? Автор множества книг, в том числе и нашумевшей «Советской цивилизации» и, конечно же, оголтелый ненавистник марксизма. Вообще, по образованию и по первой специальности Кара-Мурза — химик, доктор химических наук, но с конца 1980‑х ринулся в политику и обществоведение. В 1990‑е гг. он был близок к КПРФ, в 2000‑е больше перешёл на «официально-патриотические» позиции. В частности, с 2013 г. он является сотрудником «Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования» 1, который осенью 2014 года был переименован в Центр изучения кризисного общества. То есть С. Г. Кара-Мурза вхож, так сказать, в «высшие сферы», куда доступ простым смертным заказан. Кроме того, он главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН (ИСПИ РАН), а также профессор кафедры государственной политики факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова 2.

Вы, наверное, уже поняли, кто перед вами, дорогой читатель. Но, может быть, Кара-Мурза сказал в интервью что-то дельное, правильное о Октябрьской революции, Ленине, Сталине, марксизме? Ага, сейчас. Впрочем, разговор про Октябрьскую революцию и Ленина (а также Сталина) начинает журналист:

«Читая ваши книги, легко прийти к выводу, что Владимир Ленин, классик марксизма-ленинизма, не являлся ортодоксальным марксистом. Когда ему это было нужно, он легко отказывался от постулатов Маркса — Энгельса и „сим победил“. Что до Сталина, то вообще непонятно, верил ли он в формально господствующую идеологию или только умело использовал её в своих целях. Зато после 1953 года внутри СССР произошёл возврат к каноническому, ортодоксальному марксизму, который, следуя вашей логике, сработал не за, а против нашей страны».

Вначале пусть журналист определится, что есть «ортодоксальный марксизм». Это — марксизм Ⅱ Интернационала? Марксизм российских меньшевиков, плетущихся в хвосте у либеральной буржуазии, и ждущих пока в России сформируется «чистый», «нормальный» капитализм «как в Европе и США»? Или марксизм Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина? Вы думаете, между ними нет разницы? Есть, и ещё какая! Одно учение о диктатуре пролетариата чего стоит! Прописной истиной является то, что теоретики Ⅱ Интернационала фактически от него отказались, в конечном счёте перейдя на позиции социал-реформизма и «чистой демократии». Крайне извращённо они понимали и сущность эпохи монополистического капитализма, наступившего в конце ⅩⅨ в., национальный вопрос, отрицали возможность победы социализма в одной стране и т. д. За это их нещадно критиковали Ленин… и Сталин! Да-да, тот самый, который просто «умело использовал» марксизм в своих целях. Почитайте-почитайте, например, его работу «Марксизм и национальный вопрос» 1913 г. К тому же Сталин всегда называл себя учеником Ленина, развивая марксистско-ленинское учение в условиях строительства социализма в СССР. Впрочем, к Ленину мы ещё вернемся. А пока рассмотрим последнее утверждение господина журналиста из разбираемого пассажа. Оно крайне интересное, если не сказать больше — вызывающее гомерический хохот. Почему? — Да, потому что как раз после 1953 г. в СССР наступила эра ревизионизма как в теории, так и в государственной политике. Марксизм там постепенно всё больше и больше выхолащивался, «обогащаясь» структурализмом, семиотикой, неопозитивизмом, а зачастую просто превращаясь (и превратившись) в застывшую догму, в некий набор постулатов, оторванных от реальной действительности. В хрущёвско-брежневское время в марксистскую теорию были добавлены пресловутые «общенародное государство» 3 и «развитой социализм» 4.

Но, главное, что марксизм это — отнюдь не догма, а руководство к действию, марксизм как теория не может быть оторвана от реальной политической практики, от борьбы масс, так как целиком основан на них. Об этом замечательно написано у Мао Цзэдуна в работе «Относительно практики». Марксизм основывается на изучении конкретной действительности, которая постоянно изменяется. Соответственно, изменяется действительность, изменяется и теория, но при этом её базовые принципы остаются неизменными. В общем, диалектика, граждане… Всё течёт, всё изменяется. Но для господина журналиста (и, как мы увидим далее, для Кара-Мурзы) сие есть тайна за семью печатями, для него марксизм — это как раз набор неизменных теоретических положений, догм, имеющих внеисторическое положение. Любой отход от них — всё, ты уже не марксист. По такой логике и Маркс с Энгельсом не марксисты. Почему? — Потому что их взгляды менялись под влиянием конкретной действительности. Так, они, в конечном счете, отошли от гипотезы о существовании на Востоке отдельного «азиатского способа производства», эволюцию претерпели их взгляды на крестьянский и национальный вопросы. В поздних работах Маркса стали проскальзывать мысли о том, что можно перейти из феодализма в социализм (в переписке с русскими народниками), минуя развитый капитализм, появились наброски теории диктатуры пролетариата (в «Гражданской войне во Франции») и т. д. Опять же названные изменения были связаны с анализом конкретной действительности и накоплением эмпирических фактов (если говорить про теорию так называемого «азиатского способа производства»). Всё, как говорится, это жёвано-пережёвано и многократно обсуждалось.

Но пойдём дальше. Послушаем господина Кара-Мурзу:

«Знаете, ещё будущий лидер компартии Италии Антонио Грамши отметил эту особенность, о которой вы говорите. В статье под названием „Революция против «Капитала» (5 января 1918 года) Грамши высказал важную мысль о русской революции 1917‑го: „Это революция против «Капитала» Карла Маркса. «Капитал» Маркса был в России книгой скорее для буржуазии, чем для пролетариата“. И далее: „События вышли за рамки идеологий. События взорвали критические схемы, определяющие, как российская история должна развёртываться в соответствии с канонами исторического материализма. Большевики отвергли Карла Маркса, и их чёткие действия и победы являются свидетельством того, что каноны исторического материализма не настолько незыблемы, как кому-то казалось и как кто-то думал“. После этого остаётся только недоумевать, как можно было для ключевой доктрины советского социализма взять за основу политэкономию капитализма Маркса!»

Знаете, дорогие граждане, как нам нравится этот, шарлатанский, по сути, приём, заключающийся в том, чтобы вырвать цитату из контекста… Прекрасный приём. Особенно если читающий не проверит (а это он, вероятнее всего, не сделает) весь текст целиком.

Но вначале пару слов про Антонио Грамши. Антонио Грамши — видный итальянский марксистский теоретик первой половины ⅩⅩ в., страстный поклонник Октябрьской революции в России и ленинизма, а также борец с различными уклонами (правым и левым) в итальянском левом движении. Господин Кара-Мурза цитирует одну из достаточно ранних статей Грамши, представив дело так, что как будто его оценки октябрьских событий и мировоззрение, в целом, не претерпели никаких изменений. Это совершенно не так, так как в дальнейшем взгляды Грамши весьма серьёзно эволюционировали в сторону их освобождения от идеалистических наслоений, в том числе под влиянием работ Ленина, которые он тщательно изучал и творчески перерабатывал применительно к современной ему итальянской действительности. По-иному он стал оценивать и «Капитал» 5. Но только цветочки, ягодки от господина Кара-Мурзы — впереди. Позволим себе процитировать статью Грамши дальше, т. е. тот фрагмент, который господин Кара-Мурза опустил:

«И тем не менее, фатальность есть даже в этих событиях, и если большевики отказались от некоторых положений „Капитала“, то они не отвергли его вдохновляющей имманентной идеи. Эти люди не „марксисты“, вот и всё. Они не использовали работы Мастера для того, чтобы создать жёсткую доктрину из догматических высказываний, которые никогда не должны подвергаться сомнению. Они живут идеей Маркса — той идеей, которая вечна, которая представляет собой продолжение немецкого и итальянского идеализма, и которая, в случае с Марксом, была заражена позитивистскими и натуралистическими течениями. Эта идея рассматривает в качестве доминирующего фактора истории не голые экономические факты, а человека, людей в обществе, людей во взаимоотношениях друг с другом, достигающих соглашений между собой, вырабатывающих через эти связи (цивилизацию) коллективную общественную волю; людей, приходящих к пониманию экономических фактов, оценивающих их и приспосабливающих их к своей воле, пока это не становится движущей силой экономики и не формирует объективную реальность. Эта реальность существует, движется и начинает напоминать поток вулканической лавы, который может быть направлен в любом направлении, в зависимости от человеческой воли».

И что же мы видим? — А видим мы следующее: несмотря на явный налёт идеализма, итальянский марксист констатирует очевидный факт — большевики не догматики, не талмудисты, трясущиеся над каждой кляксой или ненужной запятой священной книги, они использовали марксизм творчески применительно к конкретным условиям: 1) эпохи империализма, с её неравномерностью и скачкообразным развитием капитализма на всём земном шаре и открывшейся возможностью победы социализма в отдельно взятой стране 6; 2) к конкретным условиям России, Российской империи. Вы спросите про первую цитату из статьи Грамши? — Как раз в первой цитате, которую приводит Кара-Мурза, идет речь о российских меньшевиках и европейских «горе-теоретиках» из Ⅱ Интернационала вроде Карла Каутского, относившихся к работам классиков марксизма как к Священному Писанию. Именно так называемые «марксисты-ортодоксы» пытались втиснуть богатейшее наследие Маркса и Энгельса в созданные ими же узкие каноны, в частности, в прокрустово ложе «теории производительных сил», согласно которой социалистическая революция возможна всегда только в стране с развитым капитализмом. Именно российские меньшевики приспосабливали «Капитал» для нужд российской буржуазии как в теории, так и на практике. Поэтому Грамши писал явно о них, ни в коем случае не отказываясь от марксизма как такового.

Восклицание же господина Кара-Мурзы в конце разбираемого пассажа, в принципе, абсурдно. Карл Маркс и Фридрих Энгельс открыли универсальные законы капитализма, присущие как эпохе свободной конкуренции, так и эпохе господства монополий, чьи щупальца охватили весь мир. Изменения здесь носили, скорее, количественный, а не качественный характер. Это прекрасно понимал Ленин, это прекрасно понимали Сталин, Мао, Ходжа и др. В любом случае, все попытки представить империализм как некую формацию, отличную от «нормального», «классического» капитализма, на практике выглядели в лучшем случае нелепо 7. Поэтому-то «политэкономия Карла Маркса» и использовалась в СССР (по крайней мере, до 1953 г.).

Но мы продолжаем. Далее журналист спрашивает у господина Кара-Мурзы: «Хорошо, а что тогда стало реальной основой для социализма ленинского типа?», на что наш «теоретик» ничтоже сумняшеся отвечает:

«Это крестьянский социализм плюс Ленин, его оригинальная философия. Сама по себе идея совместной обработки земли и производственной кооперации бытовала в российской крестьянской среде давно, задолго до колхозов, коллективизации и даже революции. Община накладывала на земледельцев определённые ограничения, но она же служила им опорой. Крестьянин знал, что, если он в своей тяжёлой жизни попадёт в трудное положение, ему обязательно помогут. Да, не иметь возможности полностью распоряжаться своим урожаем, а часть его сдавать в общину для создания неприкосновенного запаса на случай недорода — это стеснение. Но буквально в каждой крестьянской семье была жива память о голодном годе, когда этот запас спасал жизнь, и потому тоталитарное общинное правило ценилось крестьянами выше глотка свободы. Крестьяне по данному поводу говаривали: „Если нарушить общину, нам и милостыню не у кого попросить будет“».

Что ни пассаж, то «открытие» за «открытием».

Оказывается, у Ленина была своя «оригинальная философия»! Да-а… какой там марксизм-ленинизм, забудьте… Правда, некоторые справедливо указывали, что «…ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции…» 8. Но куда им до Кара-Мурзы… Кара-Мурза лучше знает…

А что такое «крестьянский социализм»? — Скорее всего, это своеобразное возрождение… взглядов народников, искавших в русском мужике стихийного социалиста. Ну, а как же, община же есть, есть — значит в ней живут потенциальные социалисты. Примерно в таком же ключе рассуждает и господин Кара-Мурза. Но вот беда: община, которую рисует перед читателем наш «теоретик», крайне идеализирована. Кроме того, автор явно лукавит насчет «совместной обработки земли» в русской крестьянской общине накануне революции — фактически её не было. Имелись лишь её незначительные пережитки, но не более. Не было там никакой и «производственной кооперации». Заметим, что русская крестьянская община предреволюционного времени была территориально-соседской. Поэтому в ней господствовала индивидуальная обработка земли. Пусть автор ещё раз перечитает так любимые им «Письма из деревни» народника Н. Ф. Энгельгардта или произведения Г. И. Успенского. В них описан такой «крестьянский социализм», что волосы дыбом встают.

Более того, само наличие общинных порядков не гарантирует какого-либо коллективизма или равенства в деревне. Тем более в эпоху всеобъемлющего развития капиталистических отношений. В русской деревне к 1917 г., к примеру, чётко выделились три слоя: кулаки (сельская буржуазия), середняки и бедняки, имеющие противоположные классовые интересы. Подобные процессы были характерны не только для России, но и, к примеру, для Афганистана новейшего времени 9. Но здесь весь вопрос состоит и в том, какая перед нами община, так как община общине — рознь. Ведь само по себе общинное устройство — это форма, а её классовое наполнение может быть самым разным. Да, в некоторых случаях община может выступать в качестве фундамента для строительства социализма в деревне. Но это возможно лишь при двух условиях:

  1. если капитализм еще не глубоко проник в неё, не поспособствовал ее окончательному разложению. Примеры? — индейская община в Перу 10 или община у народности цзинпо в Юго-Западном Китае 11 (все примеры относятся к новейшему времени), где коллективизм во всех сферах превалировал, а товарно-денежные отношения внутри неё играли минимальную или подчинённую роль;
  2. если во главе движения стоит коммунистическая партия, так как само по себе крестьянство по своей классовой, промежуточной природе, не может выработать цельной политической линии, примыкая в итоге то к буржуазии 12, то к пролетариату, а то и к феодалам 13 (в зависимости от конкретной ситуации).

Были ли в новейшей истории примеры нахождения крестьянства у власти? — Да, безусловно. Один из примеров — Болгария начала 1920‑х гг., где у власти (до 1923 г.) находилась партия БЗНС («Болгарский Земледельческий Народный Союз») во главе с Александром Стамболийским. И что же, в Болгарии начал строиться социализм? — Ни в коем случае. Мало того, новое правительство развернуло репрессии против… коммунистов. В Мексике крестьянство сыграло выдающуюся (а может, и определяющую) роль в революции 1910—1917 гг. Была ли эта революция социалистической? — Нет, не была. Она была буржуазно-демократической. Чего добивалось мексиканское крестьянство в лице своих вождей Вильи и Сапаты? — Прежде всего, раздела помещичьих земель и свержения компрадорских полуфеодальных диктаторских режимов Диаса и Уэрты, опиравшихся, в том числе и на латифундистов. Кто же пришёл в итоге к власти в Мексике после 1917 г.? — Национальная мексиканская буржуазия, т. е. ничего похожего на социализм в Мексике по итогам революции не получилось. Тамошний рабочий класс был слаб, находился в плену анархо-синдикалистских иллюзий, а коммунистическая партия появилась в Мексике только в 1919 г. Другой пример из более ранней эпохи — тайпинское государство в Китае в 1850—1864 гг., созданное крестьянами, восставшими против маньчжурской императорской династии и китайских феодалов. Тайпины попытались создать нечто вроде «крестьянской утопии» с уравнительным землепользованием, запретом денег и минимизацией торговли, «патриархальной», «справедливой» властью правителя и т. д. Каков итог? — Государство тайпинов достаточно быстро стало феодализироваться, превращаясь в обычную средневековую восточную деспотию, затем, естественно, резко ослабло и было уничтожено реакцией, заключившей союз с европейскими колонизаторами 14. Во всех описанных случаях проблема та же — революционный авангард был не коммунистическим, не марксистским 15.

Но читаем дальше:

«Поначалу Ленин следом за другими социал-демократами писал о необходимости освободить крестьянина от оков общины. Это был типично либеральный западный взгляд, согласно которому быть свободным индивидом всегда лучше, чем входить в солидарный человеческий коллектив. Однако после 1908 года Владимир Ильич уже по-иному представлял себе смысл спора марксистов с народниками. Произошёл серьёзный разрыв с западным марксизмом, сдвиг в сторону неявной политэкономии, первой фазы образования Советов. Любопытно, что, когда уже в Советском Союзе начался массовый исход крестьян из деревни в город, общинные традиции нашли себе другое выражение — в трудовых коллективах, которые создавались на каждом социалистическом предприятии».

Сей пассаж вызывает не меньшее количество вопросов, замечаний и искреннего недоумения с нашей стороны, чем предыдущий. К тому же он насквозь пропитан идеализмом. Что мы имеем в виду? — А то, что исследователь должен в своем анализе отталкиваться от изучения конкретной действительности, не скатываясь в сферу оценочных, субъективных суждений, имеющих ещё и характер долженствования. Ведь факт остаётся фактом — община в эпоху развития капиталистических отношений, как правило, переживает не лучшие времена, постепенно разлагаясь.

Именно этот процесс и осветил Ленин в своём труде «Развитие капитализма в России». Да, он указывал, что развитие капитализма, в целом, несёт прогрессивный характер, ломая старые, полусредневековые порядки в городе и в деревне, тем более в такой стране, как царская Россия. Но он никогда не писал и не говорил, что общественное развитие должно остановиться на капитализме; капитализм лишь создаёт условия для вызревания предпосылок социалистической революции. Никаким апологетом капитализма как такового Ленин никогда не был, в отличие от тех же «легальных марксистов». Да, господина «теоретика» в который раз подводит незнание диалектики (ещё бы, зачем она, вообще, нужна?).

Возникает и другой вопрос: каким это иным образом после 1908 г. Ленин стал представлять сущность спора марксизма с народниками? Господин Кара-Мурза хочет сказать, что Ленин стал народником? Если да, то это надо доказать. Если Ленин и говорил и писал, что народническая программа (раздел помещичьих, государственных и церковных земель; запрет государством их купли-продажи) применительно к деревне верна, то оценивать указанную позицию надо в условиях буржуазно-демократического этапа русской революции. В чём он состоял? — В уничтожении феодально-крепостнических пережитков, в первую очередь, на селе. Поэтому-то большевики и приняли на первых порах народническую (эсеровскую) аграрную программу. Сам по себе раздел помещичьих, государственных и церковных земель, а также запрет их продавать и покупать, не мог привести ни какому социализму — в деревне господствовало мелкое производство, да и классы (кулаки, середняки, бедняки) никто не отменял. Собственно, только коллективизация привела к победе социализма в деревне.

Идём далее. Оказывается, есть некий «западный марксизм», а мы-то думали, что марксизм — един, как и социализм с коммунизмом…

Что такое «неявная политэкономия?» — Не знаем… Да и автор не объясняет.

Что касается тезиса автора о создании советов, то это просто смешно. Советы появились в городе, и их костяк составили рабочие. Первый совет был создан в Иваново-Вознесенске (совр. Иваново) летом 1905 г., далее — в Питере и т. д 16. Да, во время революции 1905—1907 гг. советы создавались и в деревне. Одним из примеров является так называемое Марковское самоуправление 1906 г. Но, в любом случае, приоритет города здесь налицо.

Крайне странным (если не сказать больше) выглядит и тезис автора о том, что трудовые коллективы на социалистических предприятиях СССР — чуть ли не продукт… общинных отношений в деревне… Э‑э, господин «теоретик», вот в буржуазной Франции ⅩⅨ в. промышленность тоже развивалась, трудовые коллективы на предприятиях тоже имелись, французские рабочие вели ожесточённую борьбу с французской буржуазией 17, но при этом сельская община в стране была окончательна упразднена ещё в 1793 г.— во время буржуазно-демократической революции: общинные земли были поделены между крестьянами. А здесь тогда где влияние пресловутых общинных отношений на создание коллективов? И в России трудовые коллективы на предприятиях — продукт промышленного производства с его прогрессирующим разделением труда. И это мы ещё не говорим, что пролетарий лишён средств производства (они в руках у капиталиста), в отличие от какого-нибудь крестьянина-середняка с его в основе мелкособственнической психологией. Так что деревня тут совершенно ни при чём.

Но наш «теоретик» не останавливается, его «несёт» дальше 18:

«…Мы мало вникали в роль монархического государства России в народном хозяйстве. Но вот суждение Макса Вебера: „Представление, что земельная собственность подлежит суверенному распоряжению государственной власти, было глубоко укоренено исторически ещё в московском государстве, точно так же, как и община“. Поэтому Ленин следовал требованиям реальной жизни, презирая собственные вчерашние догмы. Но он делал это, не перегибая палку в расшатывании мышления своих соратников. Приходя шаг за шагом к пониманию сути крестьянской России, создавая „русский большевизм“ и принимая противоречащие марксизму стратегические решения, Ленин сумел выполнить свою политическую задачу, не входя в конфликт с общественным сознанием. Ему постоянно приходилось принижать оригинальность своих тезисов, прикрываться Марксом, пролетариатом и тому подобное. И он всегда поначалу встречал сопротивление почти всей верхушки РСДРП, но умел убедить товарищей, обращаясь к здравому смыслу. Впрочем, его партия формировалась из тех, кто умел сочетать „верность марксизму“ со здравым смыслом. Остальные поочередно откалывались — Георгий Плеханов, меньшевики, Бунд, троцкисты…».

Господин «теоретик», Макс Вебер, по-видимому, не очень разбирался в русской истории, даже на научном уровне начала ⅩⅩ в. 19. Тем более, сейчас понятно, что ни Московское государство, ни Российская империя — не восточные деспотии вроде фараоновского Египта или империи инков в Перу (которые были рабовладельческими); их правительства не были верховными земельными собственника. Они, как правило, будучи по своей природе феодальными, учитывали интересы боярских и дворянских служилых корпораций. Даже опричнина Ивана Грозного только частично и локально поколебала земельную собственность правящего класса. Тем более, начиная с ⅩⅦ в., начался постепенный процесс слияния двух форм землевладения господствующего класса на Руси — вотчины и поместья (безусловного и условного земельного владения). Правящий класс Московского государства — боярство и дворянство, Российской империи — дворянство. Собственно, сами великие князья, цари, императоры были «первыми боярами» или «дворянами». Именно дворянство, в итоге (к концу ⅩⅦ в.) фактически слившееся с боярством, диктовало свои условия государственной власти, а не наоборот. Что бывает с теми, кто думал по-иному, показало убийство императора Павла в марте 1801 г. Ибо государство — это не абстракция, не надклассовая сила, а организация правящего класса. Ошибка Вебера и Кара-Мурзы — типична для буржуазных идеологов, не понимающих, что такое государство.

Насчёт общины… Где её только не было. На Западе тоже была. Это мы специально не говорим про Азию и Африку, где община существует местами до сих пор (в Индии, например). Поэтому община — не привилегия России.

Вообще, разбираемый пассаж автора наполнен общеизвестными местами вроде того, что Ленин и большевики всегда старались сообразовываться в своей политике с конкретными условиями и обстоятельствами 20. Об отколах от РСДРП надо сказать отдельно. Собственно, большевики также в какой-то мере являются фракцией российской социал-демократической партии, как и меньшевики. А вот Бунд следует считать, скорее, отдельной партией, близкой к меньшевикам. С троцкистами тоже не все так просто. Определённая группа сторонников Троцкого имелась уже в РСДРП; далее она влилась в состав большевистской партии (при Ленине!), чтобы окончательно отколоться уже от РКП(б) в конце 1920‑х гг., т. е. при Сталине. Поэтому господин Кара-Мурза «немного» упрощает историю партии.

Ничего удивительного нет и в том, что Кара-Мурза употребляет термин «русский большевизм», являющийся вариацией мифического «русского социализма». У каких только псевдолевых теоретиков он ни фигурировал. По такой логике можно говорить про «социализм с китайской спецификой», «истинно немецкий социализм», или «африканский социализм». Но ничего этого по факту нет, есть, в целом, марксизм-ленинизм и диктатура пролетариата. Всё, что называется как-то по-другому, чаще всего к настоящему социализму на теоретическом и практическом уровне не имеет никакого отношения…

Но «открытия» продолжаются… Ленин, как выясняется, просто «прикрывался пролетариатом»… Какая там опора на рабочих? Да, был союз с крестьянством (на разных этапах революционного процесса то со всем крестьянством, то с середняком с опорой на бедняка), но рабочие при этом выступали в качестве класса-гегемона. И в первую революцию тоже. Кроме того, Ленин был сторонником теории классовой борьбы, того взгляда, согласно которому именно она — главный движитель общественного развития 21. Не что иное, как классовая борьба (а она есть везде, где есть антагонистические классы), в конечном счёте, способствует изменениям в надстройке. Факты из биографии Ленина со всей достоверностью развеивают ложь господина Кара-Мурзы про то, что он «прикрывался пролетариатом». Наоборот, всю свою жизнь он посвятил борьбе за его интересы (как и за интересы всех угнетённых слоев вообще), всегда выступая за теснейшую связь между партией (авангардом пролетариата) и пролетарскими массами.

Тут надо пояснить читателю один немаловажный термин — «диктатура пролетариата». Мы понимаем, что для господина «теоретика» это — несущественно 22, но всё-таки. Процитируем ученика Ленина — Сталина (ну, который «марксизмом прикрывается»):

«Диктатура пролетариата не есть простая правительственная верхушка, „умело“ „отобранная“ заботливой рукой „опытного стратега“ и „разумно опирающаяся“ на те или иные слои населения. Диктатура пролетариата есть классовый союз пролетариата и трудящихся масс крестьянства для свержения капитала, для окончательной победы социализма, при условии, что руководящей силой этого союза является пролетариат» 23.

Но идём дальше. Конечно, Кара-Мурза не был бы собой (= антикоммунистом), если бы он не попытался «лягнуть» Карла Маркса, обвинив его в «европоцентризме» и фактически в том, что он был сторонником капитализма (!). Сами посудите:

«Кстати, уже коммунистический Манифест проявил важные противоречия. Ведь он предлагал такой образ прогрессивного общественного развития, проходя формацию капитализма: „Буржуазия подчинила деревню господству города. Она создала огромные города, в высокой степени увеличила численность городского населения по сравнению с сельским и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни. Так же, как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы — от буржуазных народов, Восток — от Запада“.

Заметим, что здесь крестьянство, крестьянские народы и Восток представлены как собирательный образ врага, который должен быть побеждён и подчинен буржуазным Западом. Это формула мироустройства — война цивилизаций, оправданная теорией формаций. Но с 1930 по 1950 год латентный конфликт между ортодоксальными марксистами и большевиками (с их базой советских почвенников) ещё не был слышен. Он был активизирован после срочной программы послевоенного восстановления».

Снова тот же приём, что и ранее,— вырывание цитаты из контекста. Господину «теоретику» не мешало бы почитать дальше «Манифест коммунистической партии», там бы он, как мы думаем, нашёл бы много чего интересного: например, про свержение капитализма и переход к социализму и коммунизму. Но зачем всё это Кара-Мурзе, правда?

«Заметим, что здесь крестьянство, крестьянские народы и Восток представлены как собирательный образ врага, который должен быть побеждён и подчинён буржуазным Западом» — замечает наш «теоретик». Но и здесь он «слегка» перевирает. Ведь Карл Маркс и Фридрих Энгельс лишь констатируют этой цитатой вторжение капиталистических отношений в страны Востока на середину ⅩⅨ в. Хрестоматийный пример для того времени — британское владычество в Индии, которая уже к моменту составления 1847—1848 гг. была и так побеждена Англией. Являлось ли это вторжение хоть отчасти прогрессивным? — Да, на тот момент 24, без сомнения, являлось. Почему оно было прогрессивным? — Потому что оно формировало условия для будущего свержения владычества колонизаторов, только на более высокой ступени, разрушая феодальные порядки и расчищая дорогу для развития там капитализма — по всем параметрам более прогрессивной формации, чем феодализм. Но любое общественное явление противоречиво (диалектика!), поэтому колониальное владычество вместе с тем принесло и неисчислимые страдания для коренных народов Азии, Африки и Америки. И для народов Индии, в том числе. Карл Маркс всё это прекрасно понимал и сочувствовал народам колоний. Не верите? — Почитайте статьи основоположника марксизма, написанные в начале 1850‑х гг.— «Будущие результаты британского владычества в Индии» и «Британское владычество в Индии» 25.

«…Не подлежит никакому сомнению, что бедствия, причинённые Индостану британцами, по существу иного рода и неизмеримо более глубоки, чем все бедствия, испытанные Индостаном раньше. Я не говорю здесь о европейском деспотизме, взращённом британской Ост-Индской компанией на почве азиатского деспотизма, что даёт в результате сочетание более чудовищное, чем священные чудовища, поражающие нас в храме Сальсетты 26» – пишет Маркс в одной из вышеперечисленных статей.

И никакой «войны цивилизаций», почему-то приплетённой автором ещё и к теории формаций, как пытается уверить нас Кара-Мурза! Побойтесь бога, господин «теоретик», Карл Маркс и Фридрих Энгельс были интернационалистами и создателями формационной теории, а не реакционными, зашоренными и убогими последователями «цивилизационного подхода» применительно к историческому процессу.

А затем наш «мыслитель» вновь обращается к истории СССР. О чём же он говорит? — Вот послушайте:

«…Но с 1930 по 1950 год латентный конфликт между ортодоксальными марксистами и большевиками (с их базой советских почвенников) ещё не был слышен. Он был активизирован после срочной программы послевоенного восстановления…».

Читатель, ты видно не знал про конфликт «между ортодоксальными марксистами и большевиками» в 1930—1950 гг.? — И мы не знали и не знаем. Что здесь имеется в виду, мы решительно не понимаем. Снова мы упираемся в термин «ортодоксальный марксизм». Если автор говорит про меньшевиков, то применительно к ним, в конечном счёте, и про марксизм сложно говорить. Например, какой марксист будет на полном серьёзе будет соглашаться с теорией «чистой демократии» или «ультраимпериализма» Карла Каутского? — Разве что какой-нибудь социал-демократ (вроде меньшевика), перешедший на левобуржуазные (в лучшем случае) позиции. А, может быть, автор говорит про троцкистов с их «несуразно левой теорией перманентной революции» (определение Ленина)? Ну, так с «ортодоксальностью» у них тоже были некоторые проблемы… Или автор намекает, что Сталин отошёл от поддержки революционного процесса во всём мире? Ну, если так, то как быть с его помощью китайской революции 1920—1940‑х гг.? Или революционных движений по всей Европе? — Соцлагерь, активно формировавшийся после 1945 г., не доказывает ли это? И не Сталин ли считал, что нельзя считать победу социализма в одной стране окончательной, пока не победила революция в большинстве стран мира (или хотя в нескольких крупных)? Впрочем, наверное, вождь лукавил (это, само собой, сарказм) — договариваются же у нас некоторые до того, что Сталина представляют тайным национал-патриотом и православным (почитайте газету «Завтра»). И смех, и грех.

И на каких это «почвенников» опирались большевики? Хоть один пример, пожалуйста… Наоборот большинство почвенников-националистов ни в коей мере не принимало социалистический СССР ленинско-сталинского периода или, как Устрялов, надеялось, что он переродится в буржуазное государство («снаружи красное, внутри белое»). Впрочем, после 1953 г. так оно и вышло, но вопреки воле как Сталина, сформулировавшего основы социализма, как строя диктатуры пролетариата, так и, по крайней мере, части сталинской гвардии. Отметим, что как раз «почвенничество» и «русофильство» (оба термина ни в коей мере не соотносятся с поддержкой в социалистическом СССР демократических пластов национальных культур — русской в том числе) расцвели в позднем, ревизионистском СССР. Пример художника И. Глазунова — ярого реакционера и сторонника сословного общества, очень неплохо себя чувствовавшего в «застойные годы» (в 1980 г. он получил звание народного художника СССР), вам в помощь, дорогие читатели…

Что ж, мы закончили первую, «историческую» часть, разбора словоблудия С. Г. Кара-Мурзы. В следующей раз мы поговорим про так называемый «антисоветский марксизм» (термин, выдуманный автором) 1950—1980‑х гг., причины распада СССР, а также попытаемся обозначить некоторые выводы. В частности, попытаемся, попытаемся ответить на вопрос: а кто же такой господин Кара-Мурза? Уверяем, что будет не менее поучительно. Впрочем, «наследие» нашего «теоретика» достаточно велико, видимо, разбирать его придется долго.

(Продолжение следует)

Примечания:

  1. Глава попечительского совета — небезызвестный глава РЖД В. И. Якунин (2005—2015 гг., близкий друг нашего Гаранта).
  2. Последнее по состоянию на 2012 г., в настоящее время уже нет.
  3. Нонсенс, государство — это организованный господствующий класс, но не может быть общенародным; подобное определение критиковал ещё Карл Маркс в «Критике Готской программы».
  4. Вообще непонятно, что это; правда, функция подобного определения была вполне ясна — закрепить государственный капитализм в позднем СССР на идеологическом уровне.
  5. Это было справедливо отмечено И. В. Григорьевой. См.: Григорьева И. В. Исторические взгляды Антонио Грамши. М., 2020 (репринт; 2‑е изд.). С. 45—48.
  6. При этом никто про Мировую революцию не забывает; просто это — не одномоментный процесс и необязательно следующий коренной переворот должен произойти в самой развитой капиталистической стране.
  7. Леман Н., Покровский С. Идейные истоки правого уклона. Об ошибках и уклонах тов. Бухарина. Л., 1930. С. 27—59; Слуцкина С. Экономическое учение социал-фашизма. Гильфердинг. М., 1934.
  8. И. В. Сталин. Об основах ленинизма: Лекции, читанные в Свердловском университете.
  9. Каландарбеков П. Крестьянское землевладение в современном Афганистане. М., 1990.
  10. Мариатеги Х. К. Семь очерков истолкования перуанской действительности. М., 1963. С. 89—141. На общинное крестьянство Перу в большей степени ориентировались сендеристы в 1980‑е гг.
  11. Но при этом китайским коммунистам пришлось очень сильно потрудиться, чтобы перевести общину у цзинпо на рельсы производственной кооперации. См.: Уиннингтон А. Рабы прохладных гор. М., 1960. С. 277–292.
  12. Яркий пример — поддержка основной массой французского крестьянства императора Наполеона Ⅲ, установившего личный режим, в середине — второй половине ⅩⅨ в. (См. Карл Маркс, «Классовая борьба во Франции»; «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»).
  13. И такие случаи были: карлисты-реакционеры в Испании, боровшиеся против буржуазных революций в ⅩⅨ в., опирались на отсталое крестьянство; Вандея, боровшаяся под королевскими знаменами против революционной Франции в конце ⅩⅧ в.; часть английского крестьянства (в основном в северных районах страны), поддержавшая Карла Ⅰ во время его борьбы с парламентом в ходе революционных событий 1640‑х гг.
  14. Кара-Мурза Г. С. Тайпины. Великая крестьянская война и тайпинское государство в Китае 1850—1864 гг. М., 1950. Да-да, эта очень дельная книга написана… отцом-китаистом господина Кара-Мурзы, погибшим в августе 1945 г. в Манчжурии. Но отец нашего «теоретика» формировался в атмосфере социалистического СССР — и это главное.
  15. Естественно, в Китае ⅩⅨ в. этого и не могло быть по объективным причинам.
  16. Покровский М. Н. 1905 год. Наша первая революция. М., 2013 (репринт; 2‑е изд.). С. 83—94.
  17. Вспомним первый пример диктатуры пролетариата — Парижскую коммуну 1871 г.х.
  18. Прямо как Остапа Бендера в бессмертных произведениях И. Ильфа и В. Петрова.
  19. Н. П. Павлов-Сильванский или С. Ф. Платонов в помощь.
  20. Хотя, признаемся, процесс формирования партийного ядра РСДРП(б) был весьма сложным и неоднозначным; расколы в ней были тоже — особенно после революции 1905—1907 гг.
  21. Например, на конкретном, фактическом материале это было проиллюстрировано Б. Ф. Поршневым на примере народных восстаний накануне Фронды во Франции. См.: Поршнев Б. Ф. Народные восстания во Франции перед Фрондой (1623—1648). М., 1948.
  22. Ленин же для него — «крестьянский философ»; примечательно, что нечто подобное говорили и писали про Мао Цзэдуна в позднем, ревизионистском СССР.
  23. См. его работу «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов».
  24. В эпоху домонополистического капитализма, когда эта общественно-экономическая формация была на подъёме. (Автор допускает неточность: на раннем этапе, при том, что капитализм в Англии был ещё домонополистическим, её господство над Индией носило как раз ярко выраженный монополистический характер, поскольку осуществлялось посредством одной Британской Ост-Индская компании, которая чуть ниже прямо упоминается. Однако правильности остальных рассуждений это не отменяет.— Маоизм.ру.)
  25. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9.
  26. Сальсетт — прибрежный остров, на котором находится Мумбаи, тогдашний Бомбей.— Маоизм.ру.