Архив автора: red_w1ne

Интервью с Хосе Марией Сисоном (фрагмент)

Кто опубликовал: | 20.10.2020

Хосе Мария Сисон

За свою жизнь я видел как мир антиимпериалистической борьбы и пролетарской революции достиг своего расцвета в 1950‑е годы, когда одной третью человечества управляли коммунистические и рабочие партии, а национально-освободительные движения боролись с колониализмом, империализмом и неоколониализмом, после того, как фашистские державы потерпели неудачу в своей попытке разрушить Советский Союз и остановить китайскую революцию. Потом сам Советский Союз попал под власть ревизионистов в 1956 г., как и Китай в 1976 г. Обе страны стали капиталистическими, а Советский Союз развалился в 1991 г.

С 1991 г. до примерно 2008 г., США наслаждались преимуществами своей победы в холодной войне и ролью единственной сверхдержавы в так называемом однополярном мире, в то время как всё время ухудшающийся кризис перепроизводства и бесконечные агрессивные войны, которые вели США, ускорили их стратегический упадок. США и Китай стали главными партнёрами в пропаганде неолиберальной политики империалистической глобализации и соперничества. Реставрация капитализма как в Советском Союзе, так и в Китае, усугубила в большой и глубокой степени кризис мировой капиталистической системы.

Продвижение вперед антиимпериализма, демократии и социализма происходит кумулятивно, но не всегда по прямой линии. Есть повороты и зигзаги, подъемы и падения разных географических и временных масштабов. В целом в данный момент мы, пролетарские революционеры, видим обострение противоречий между империалистами и осуществление крайне антипролетарской и антинародной политики неолиберализма. Сегодня мы видим подъём антиимпериалистических и демократических движений по всему миру. И мы можем видеть условия для возрождения мировой пролетарской революции именно в силу обострения межимпериалистических конфликтов.

Революционные движения на Филиппинах, в Индии и в других странах гордятся тем фактом, что они всё это время служат маяками мировой пролетарской революции, несмотря на десятилетия поражений социалистического дела в глобальном масштабе и упадок определённых революционных движений, например в Перу или кооптацию [буржуазией] других революционных движений, например в Непале. Но условия для возрождения антиимпериалистической борьбы и мировой пролетарской революции появились вновь в очередной раз.

У революционных движений есть свои ошибки и слабости, но товарищ Мао дал нам принципы и методы движения по исправлению ошибок. Целые революционные движения могут оказаться в глубоком упадке, как движение в Перу, где первые десять лет вооружённой борьбы в 1980‑е годы были очень героическими и многообещающими. Но только пролетарские революционеры этой страны могут исправить ошибки и слабости своего движения. Это также верно в случае с Непалом, где против партии Прачанды, которая находится у власти, поднялись пролетарские революционеры, которые стремятся возобновить народную войну.

Революционные интеллектуалы и Советский Союз (фрагмент)

Кто опубликовал: | 03.10.2020

Почему надстройка не становится «социалистической», если базис уже предположительно стал таковым? Почему этого не происходит и тогда, когда развитие революции затруднено отсталостью, и тогда, когда отсталость уже преодолена?

Попытка ответить на этот вопрос может привести к интересным перспективам. Я ограничусь перечислением некоторых моментов в качестве первых набросков для более серьёзного исследования позднее. Во-первых, поражает тот факт, что в подавляющем большинстве случаев анализа деградации или трудностей или задержек (в зависимости от степени оптимизма тех, кто занимается этим анализом) в развитии социалистических обществ в качестве абсолютной истины принимается разграничение между экономической сферой, (социалистическим) базисом и сферой отношений между людьми или надстройкой (которая ещё не стала социалистической). Мы не будем останавливаться на первом противоречии, через которое быстро перепрыгивают все защитники этого тезиса: в конце концов, это именно надстройка (партия, революционный авангард) изменила базис в социалистическом направлении; и так как обычно считается, что государство и власть находятся теперь в руках этого авангарда, то логично было бы заключить, что в социалистических обществах надстройка одновременно и отстаёт от базиса и забегает вперёд. Даже если партия, государство, учреждения культуры, пресса, радио и т. д. являются «социалистическими» — как сказал бы любой коммунист — тогда есть только одна область, на которую эта социалистическая природа не распространяется: отношения между гражданином и государством, которая обычно называется отношениями между правителями и управляемыми. Следуя этой логике, следовало бы на самом деле говорить о разделении надстройки, а не об отставании надстройки. Коммунистические партии, тем не менее, считают, что именно несоответствие базиса и надстройки и частичное отставание надстройки не даёт перейти к прямой демократии и ведёт к «усилению государства до того момента, когда оно отомрёт» 1; довольно малопонятное, по меньшей мере, заявление, бывшее в моде с 1920‑х гг. и которое Микоян вновь невозмутимо повторил на ⅩⅩⅡ съезде КПСС, провозгласившем переход к коммунизму к 1980 г.

Но даже если принять такое видение общества, в котором есть социалистические и несоциалистические элементы, почему тогда в нём существует сопротивление продвижению к социалистической тотальности, откуда берутся «ещё не социалистические отношения» в политической сфере, какая у них социальная база? Троцкий, как мы видели, считал источником бюрократической, несоциалистической деградации советской власти не старые классы, а сам авангард, что привело к его смертельному кризису. Внутри большевистской партии это сопротивление сначала сводилось к продолжению существования интересов прежних классов. Но в 1936 г. Сталин выдвинул принципиальный тезис, что такой тип классовой борьбы исчерпал себя благодаря гегемонии социалистического сектора. И когда в 1952 г. он вернулся к проблеме классовых конфликтов, он старался свести её к выживанию остаточных и маргинальных элементов сопротивления, существовавшего в прошлом. Во время китайской культурной революции довольно долго говорили о сопротивлении, вызванном «старыми идеями», тем самым сводя надстройку к надстройке.

В результате такой интерпретации, которую ещё можно встретить в дискуссиях среди левых, социализм как общественно-историческая формация характеризуется явной несбалансированностью надстройки и базиса: первая всё ещё отстаёт на протяжении десятилетий, в виде сознания, которое больше не является выражением общественного бытия, но при этом обладает удивительной способностью воспроизводить саму себя. Поэтому предполагается, что легче ликвидировать капитализм, чем его проекцию на обычаи и отношения между людьми. И все это несмотря на тот факт, что большая часть надстройки — государство, законодательная власть, образовательные учреждения и пропаганда — находятся в руках авангарда, что считается гарантией «социализации» базиса. Неправдоподобность серии таких корреляций с точки зрения марксизма сразу бросается в глаза. Дело в том, что Маркса, которого активно используют при анализе механизмов капиталистических обществ, чаще всего отодвигают в сторону, когда речь заходит о переходных обществах: экономика рассматривается в классических, количественных или технических терминах, а политическая сфера при помощи своего рода социологии власти, которая в лучшем случае представляет из себя не более чем историю решений и идеологии руководящих группировок. «Краткий курс истории ВКП(б)» — не исключение из этого правила.

Теоретическая эклектика и утрата марксистской идентичности, характерная для дискуссии о социалистических обществах — вместе с парадоксами, о которых я кратко упомянула — являются результатом, по моему мнению, принимаемого всеми предположения, что базис является «социализированным» в момент захвата политической власти благодаря отмене частной собственности на средства производства.

Даже те люди — речь идёт о лидерах коммунистических партий — которые признали, что захват политической власти не есть «начальный» момент революции, неявно подразумевают, что преобразование отношений собственности по сути означает ликвидацию капитализма как способа производства. На самом деле существующее фактическое отождествление «базиса» и «собственности на средства производства» — это искажённое и редукционистское прочтение Маркса. Маркс говорил, что капитал — это не вещь, а отношение между людьми, опосредованное вещами; он писал — в знаменитом предисловии к «К критике политической экономии», которое стало источником столь большого количества ошибок в интерпретации отношений базиса и надстройки,— что базис состоит из «определённых, необходимых, от их воли не зависящих отношений», которые существуют между людьми и что именно «совокупность этих производственных отношений» составляет «экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания»; иными словами, он утверждал, что базис и надстройка есть два различных уровня отношений между людьми, первый из которых — тот, который формируется в «общественном производстве их жизни»,— является первоочередным. Но проблема в том, что обычно Маркса читали совсем не так. Базис свели к системе собственности на средства производства, капитализм к частной собственности на них и капиталистический способ производства к простому следствию из неё, которое было обречено исчезнуть или утратить значение с исчезновением данной формы собственности. В результате в послереволюционных обществах считалось, что социалистическая природа базиса гарантирована тем фактом, что он находится не под частным управлением, а под управлением рабочего класса через его политическое представительство — партии у Ленина и «советов» у люксембургианцев — при сохранении той же организационной и технической системы производства, созданной капитализмом и оставленной им в наследство (и, разумеется, тех же производительных сил). Вся дискуссия 1920‑х гг. в Советском Союзе, несмотря на некоторые важные указания Ленина о «государственном капитализме», по-видимому проходила в этих теоретических рамках.

Но капитализм как историческую формацию и как систему производства нельзя свести к существованию класса собственников. Это целая производственная цивилизация, рождённая на основе определённого типа накопления и воспроизводства, который породил самую сложную и одновременно самую извращённую сеть взаимоотношений, известную истории. Тот факт, что собственник капитала больше не является частным лицом и что — на практике — та часть прибыли, которая не идёт в фонд накопления, идет теперь на другие цели, не меняет сущности и механизмов производственной системы. У Маркса это довольно откровенно подразумевается, каким бы очевидным это не было на логическом уровне. Все интересы Маркса были сосредоточены именно на этой глобальной системе взаимоотношений, в которой частная собственность на средства производства (как и все отношения собственности в целом, ср. предисловие к «К критике политической экономии») является только одним аспектом. Необязательно особенно глубоко изучать «Капитал», чтобы это понять; достаточно прочесть самые известные страницы «Экономических рукописей 1857—1859 гг.», «Формы, предшествующие капиталистическому производству». В них Маркс прослеживает историю утраты и возвращения человеком его труда, продуктов его труда, а следовательно и самого себя, и там он подразумевает сложность этих отношений, которые характеризуют «производственную цивилизацию», введённую капиталом, капиталистический мир производства — крайне тесную взаимосвязь между материальным характером производственного факта, межличностными отношениями между производителем, наёмным работником и владельцем или управляющим капитала, «объективность» системы накопления и воспроизводства капитала, всю политическую и социальную историю, которая следует из этого. В результате задача «социалистической революции» очень сильно отличается от простого изменения формы собственности на средства производства, с более справедливым распределением прибыли в результате и без затрагивания всех других отношений товаров и форм собственности. Необходимо полное разрушение и построение заново отношений между людьми, между людьми и вещами, революционизация «общественного производства их жизни». Иными словами, это тенденция к прекращению существования современного образа рабочего, отчуждения, разделения между трудом и продуктами труда, существования и того, и другого в качестве товаров.

Без этого захват власти и ликвидация класса собственников представляет собой только предварительное и неполное условие для борьбы против капиталистического способа производства, который продолжает функционировать под другим руководством. Такой тип аргументации был давно отвергнут. Троцкий отверг его, когда он заявил, что бюрократия не является классом, так как она не владеет средствами производства и поэтому не может передать их следующему поколению. Более современные и интересные исследования социалистических обществ во многих случаях также отвергают его. Тем не менее, если перечитать (и обдумать) дискуссию, которая последовала за смертью Ленина, только такое объяснение имеет смысл при объяснении развития советского общества. Здесь я приведу только один пример: дискуссию о социалистическом накоплении, так как она ясно показала, что почти неизбежное сопротивление со стороны унаследованного от прошлого способа производства может быть преодолено, только если его предпосылки будут снова поставлены под вопрос. Читая самые откровенные страницы Преображенского — Преображенского, которого Сталин ликвидировал, восприняв его тезисы,— этот теоретический тупик становится очевиден. Накопление необходимо, говорил он, поскольку в ходе революции было утрачено огромное количество ресурсов. Но как этого добиться? Капитализм решает эту проблему тремя способами: путём обложения налогом труда рабочих в промышленности (прибавочная стоимость, прибавочный продукт), путём «жестокого грабежа» деревни, описанного Марксом, и ещё более жестокого грабежа всех производственных секторов колоний метрополиями. У молодой республики Советов не было колоний. Следовательно,— как утверждал Преображенский,— она была должна осуществлять накопление за счёт труда рабочих и за счёт деревни. «Источник этого накопления,— признавал он по отношению к предыдущему,— такой же, как при капитализме, это труд рабочего класса, чья заработная плата должна быть меньше, чем совокупная стоимость продуктов, которые они создают». С учетом «ряда очень важных отличий… в формах, в которых рабочая сила используется и оплачивается» (выделение моё), т. е., в рамках лимита, установленного на эксплуатацию с точки зрения физических условий и зарплаты. Теперь, так как они унаследовали промышленный сектор, который требовал полной реконструкции и был структурно отсталым, накопление нужно было производить в меньшей степени за счёт налога на труд рабочих, которого едва бы хватило на воссоздание ресурсов, и в большей степени за счёт огромного налога на деревню, которую Преображенский довольно многозначительно назвал «наши колонии». То, что называлось «жестоким грабежом», производимым капитализмом, было здесь также названо «перекачкой ресурсов из досоциалистического сектора в социалистический сектор»; процесс был один и тот же. Такая идеологическая предосторожность была чисто формальной: промышленность является «социалистическим» сектором, потому что в ней частная собственность на средства производства была ликвидирована; деревня ещё не является «социалистическим» сектором, потому что ещё существует собственность на землю и это оправдывает налог (который, как хорошо известно, производится и продолжает существовать во всех формах собственности на землю, хотя сегодня этот феномен менее важен из-за упорного сопротивления крестьян). В действительности речь шла о форме накопления, соответствующей модели развития производительных сил, сформировавшейся в ходе промышленной революции, исторической формы капиталистического производства, которая неразрывно с ним связана. Из неё не было выхода. Со всеми последствиями, которые она подразумевала: усугублением разрыва между городом и деревней, социального неравенства, низким уровнем социальной мобильности, углублением различий между различными регионами, избирательностью в культуре и социальных ролях, т. е. с воспроизводством структурного неравенства, характерного для капиталистического развития.

Теоретическая проблема, представленная здесь, очевидна. В самом деле, как может политическая революция, т. е. простой захват государственной власти и преобразование частной собственности в государственную, изменить уже сформировавшуюся организацию производительных сил, разрушение которых приведёт к голоду (а следовательно к быстрому поражению революции) и поддержание которых требует воспроизводства обязательных механизмов капиталистического производства? Иными словами, что может и что должна социалистическая революция уничтожить, что она может сохранить и на какой срок, какие механизмы она должна запустить, если она не хочет остаться в плену либо у разрушения, либо у сохранения капиталистического способа производства? Это важный вопрос, и он связан с неясностью, существующей в марксистской мысли, которая рассматривает революцию одновременно и как завершение, и как ниспровержение капиталистического развития. Мне кажется, что только сердце маоистской мысли китайской революции смогло ответить на этот вопрос, это был Мао в его речи 1956 г. «О десяти важнейших взаимоотношениях», в период «большого скачка» и в начале культурной революции. Единственной задачей этого маоизма является преодоление вызова производительных сил и их организации, унаследованной от капитализма и докапиталистических формаций и сделанной ими обязательной, одновременно отрицая все её внутренние последствия, выступая против её естественной логики, ломая её с целью создания черт другой экономической «рациональности», способной даже дать выход к концу модели развития, рождённой промышленной механизацией и способной сформулировать новые отношения между промышленностью и сельским хозяйством на производственном уровне.

Но с учётом сказанного — и на мой взгляд это главная теоретическая проблема социалистического строительства — бросается в глаза именно политический аспект. Если «социалистическое» накопление нужно проводить так, как оно проводилось на практике, через сохранение эксплуатации рабочего класса и «налога» на деревню в целом — две эти меры продиктованы желанием реорганизовать ресурсы, чтобы сделать возможным ускорение модели развития, характерной для самого развитого капитализма,— то его последствием должна быть государственная «централизация». Такие экономические приоритеты запрещают построение рабочего и крестьянского самоуправления, они ликвидируют его социальную базу: так можно объяснить невозможность выживания советов в 1920‑е гг. Никто не может сознательно председательствовать при ограблении самого себя. Мао Цзэдун понял этого очень хорошо, когда он отказался играть с ускоренной индустриализацией за счёт деревни; когда он выбрал сбалансированное развитие на уровне всей экономической жизни, одновременно с борьбой против самого механизма экономической рациональности, развитие, основанное на взаимоотношении, которое давало больше места сельскому хозяйству по сравнению с промышленностью, лёгкой промышленности по сравнению с тяжёлой промышленностью. Тем самым Мао избежал противопоставления одной части общества другой (промышленности сельскому хозяйству, тогда как суть конфликта заключалась в противостоянии класса против класса). И одновременно он позволил двум этим секторам (и прежде всего в деревне) сохранить часть власти, позволив им сделать шаг в сторону самоуправления (коммун), в которых первоочерёдность государственной централизации организована на другой базе. Всё это возможно постольку, поскольку основано на другой рациональности базиса. Неслучайно, что при такой ориентации культурная революция открыла в своём развитии нечто противоположное тому, что обычно утверждалось. В Китае или в СССР дело было не только в победе над «старыми идеями», но также над «капиталистическим путём», капиталистическим способом производства, который, сохраняясь и воспроизводя себя, также воспроизводит надстроечные формы буржуазного государства и тем самым ведёт к перманентному возвращению к проблеме диктатуры пролетариата.

С такой точки зрения, отсрочки, трудности и политическая деградация социалистических государств, их неспособность реализовать идеалы свободы и равенства, ради которых они создавались, сохранение подчинённого характера класса, оторванность от масс аппарата власти представляют собой необходимую проекцию базиса, который только частично социализирован. Нет несоответствия между базисом и надстройкой, есть как раз соответствие одного другому. Социалистическое общество является переходным обществом в полном смысле этого слова; это историческая форма, в которой элементы капитала продолжают существовать, перемешанные с другими элементами, и оказывать определённое давление на политическую сферу, на взаимоотношения между людьми, на взаимоотношения между правителями и управляемыми. В свою очередь, эти элементы прошлого (или настоящего) способа производства соответствуют производительным силам; социальная революция представляется как непрерывный процесс, который только начинается с политической революции, и который она необязательно гарантирует. История СССР доказывает это, так же как история Кубы и Китая — культурная революция является экстраординарным указанием на этот факт, с учётом достигнутого ею подъёма и испытанного затем отката.

Примечания:

  1. «Сильная и мощная диктатура пролетариата,— вот что нам нужно теперь для того, чтобы развеять в прах последние остатки умирающих классов и разбить их воровские махинации. Некоторые товарищи поняли тезис об уничтожении классов, создании бесклассового общества и отмирании государства как оправдание лени и благодушия, оправдание контрреволюционной теории потухания классовой борьбы и ослабления государственной власти. ‹…› Уничтожение классов достигается не путём потухания классовой борьбы, а путем её усиления. Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения…» (И. В. Сталин. Доклад на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1933 г.).— Маоизм.ру.

Репортаж из Кривого Рога

Кто опубликовал: | 14.09.2020

3 сентября в одном из самых промышленных городов Украины горняки железорудной шахты «Октябрьская» начали протест. 36 человек отказались подниматься наверх после окончания смены, остановив работу предприятия. Причиной послужила невыплата заработной платы за август. Точнее, возник спор. У шахтёров была договорённость с шахтой о выплате повышенной заработной платы. В течение месяца горняки выполняли больший объём работы, в том числе пользуясь практически непригодным оборудованием. По окончании месяца шахтёрам выплатили даже меньше, чем обычно. После долгого ожидания увеличения заработной платы, которая просто необходима — люди работают за гроши на трудоёмкой и опасной работе, с вредными для здоровья условиями — они получили только голый тариф: вместо обещанных 28 тыс. гривен (~75 тыс. рублей) каждый член забойной группы получил около 10 тыс. гривен (~26 тыс. рублей). С оплатой труда у шахтёров и так проблемы. За тяжёлый труд они получают на руки 9—11 тыс. гривен, тогда как у женщин, зачастую, с зарплатами ситуация ещё более плачевна — 6—7 тыс. гривен (~16 тыс. рублей). Низкие зарплаты сопровождаются некачественными инструментами и игнорированием различных мер безопасности, а пенсии и другие социальные гарантии шахтёрам урезают.

Протест «Октябрьской» со временем поддержали и другие шахты: «Родина», «Терновская» и «Гвардейская». В пик забастовки под землей сидело до 400 людей. Борьба этих четырёх героических шахт не осталась только под землей, она вышли и на поверхность. Почти каждый день у ПАО «Кривбассжелезрудком» собираются люди в поддержку шахтёров. По городу проходят автопробеги, а спешащие на работу люди в машинах проявляют свою солидарность и поддержку, сигналя митингующим. Кажется, что весь город под впечатлением таких решительных действий шахтёров. Многие собирают деньги на воду, еду и медикаменты и отправляют в шахту, распространяют информацию по соцсетям и местным газетам, снимают видео и всячески освещают происходящие события. Протесты получили огромную поддержку среди жителей города, однако они практически не освещаются за пределами Кривого Рога.

Организация «Социальный рух» провела акцию перед администрацией президента, таким образом, нынешний президент Украины Владимир Зеленский, земляк криворожских шахтёров, точно знает, что происходит в его родном городе и намеренно играет против его жителей. Настоящая поддержка бастующим оказывается только снизу. Помимо акции «Социального руха», свою солидарность с рабочими высказали и активисты Днепропетровска.

На митингах в Кривом Роге звучали призывы к общегородской забастовке, рабочие-шахтеры сверху говорят о том, что поддержка нужна от всех. Недовольство по поводу оплаты и условий труда — общее для всех рабочих города и оно не ограничивается только шахтёрами. Некоторые аналитики также заявляют, что другие ГОКи (горно-обогатительные комплексы) могут подхватить протесты, в частности, рабочие ГОК «Сухая Балка» пребывают в колеблющемся состоянии, всё ещё не решившись полноценно поддержать забастовку.

Рабочие всех четырёх шахт предъявляют ряд требований:

  • повышение зарплаты хотя бы до 1000 евро;
  • сохранение социальных гарантий;
  • улучшение условий труда;
  • увольнение некомпетентного руководства.

Хоть для многих рабочих мысли о 1000 евро кажутся утопическими, тот факт, что металлургическая промышленность является одной из самых важных в Украине, экспорт металлургии и сырьевой промышленности составляет подавляющую часть украинской торговли, а количество денег, выведенных в офшоры, и несоизмеримое богатство владельцев металлургических предприятий показывают осуществимость и даже умеренность таких требований. Кривой Рог и его шахтёры своим трудом кормят большую часть украинской олигархии, получая от них взамен лишь крошки от своей же работы. Шахтеры могут получать 1000 евро и всё ещё доставлять украинским олигархам большие прибыли. Так что такое требование — не утопия, а минимум. Минимум, который заслуживает рабочий класс Кривого Рога — тот атлант, что держит на себе благополучие Украины. На сегодняшний день (13.09) 229 человек всё ещё под землей. Шахтёры отклонили унизительные предложения по повышению зарплат всего лишь на 10 % без дальнейших изменений и продолжают бастовать. Кривой Рог их поддерживает.

Мы заявляем о полной солидарности с шахтёрами Кривого Рога в их борьбе против олигархии за более справедливую заработную плату, достойное отношение к себе, улучшение условий труда и справедливость. Мы призываем распространять информацию о протестах в Кривом Роге и в других городах по всему миру, чтобы их борьба не осталась незамеченной. Мы призываем людей из других ГОКов и других профессий присоединиться к забастовке криворожских шахтеров. Только коллективной и массовой солидарностью можно добиться успехов. Сила — в единстве.

Комментарий об экономике и идеологии КНДР

Кто опубликовал: | 09.09.2020

В ходе внутрипартийной дискуссии с товарищами по поводу КНДР был написан следующий комментарий.

Возьмём для интереса данные о росте ВВП КНДР и Непала (другой бедной страны, где у власти как бы коммунисты). Понятно, что по КНДР источники ненадёжны.

По официальным данным, государственный бюджет КНДР рос на 5—10 % за 2007—2015 гг. По оценке северокорейского экономиста, в 2017 г. рост ВВП составил 3,7 %. Оценки Банка (Южной) Кореи разнятся год от года, так в 2016 г. они показывают рост ВВП на 3,9 %, а в 2017 г. они посчитали уже падение ВВП на 3,5 %. Ланьков не согласен с Банком Кореи и считает, что рост ВВП составляет 3—4 % ежегодно. КНДР душит не весь мир, конечно — у неё развитая торговля с Китаем, на который приходится 57 % её импорта и 42 % экспорта.

Теперь берём Непал. После революции рост ВВП уверенно держится на уровне 4—6 %. В 2016 г. нулевой рост, очевидно связанный с катастрофическим землетрясением в прошлом году. В 2017 г. рост на 8 % (восстановление), в 2018 г. опять 6 % 1.

Таким образом, по темпам экономического роста КНДР отстаёт от Непала либо с ними сопоставима. Наличие атомной и ракетной программы, которые Непалу и не снились (пока), и достаточно развитой промышленности, говорит в её пользу.

В целом КНДР сегодня экономически вполне благополучна. Об этом пишет даже Ланьков (который ненавидит Север). Конечно, о необычайно высоком росте экономики говорить не приходится. Его нет. На это есть объективные причины… Как борца с империализмом, КНДР конечно нужно поддерживать (это делаем не только мы, но и например Китай, которому совсем не нужно поражение Севера).

Вопрос в том, нужно ли поддерживать чучхе и сонгун и утверждать, что «сонгун — стратегия социализма ⅩⅩⅠ века». Я думаю, что мы сильно ошибемся, если поступим так. У многих антиимпериалистов были подобные идеологии, которые нередко окрашивались в марксистские тона, в этом отношении Ким Ир Сен не уникален — вспомним Каддафи, Чавеса, забытую сегодня партию БААС с Асадом-старшим и Хусейном, в Африке были подобные деятели. Для них всех был характерен левый национализм, упор на преодоление зависимости от империалистов, что в принципе хорошо, но это не коммунизм и это надо понимать. Есть принципиальное различие между буржуазными националистами и коммунистами. КНДР находится где-то между этим двумя полюсами. Она ближе к коммунизму, чем Чавес и тот же Лукашенко, но ей далеко до маоистского Китая, который открыто провозгласил борьбу классов и необходимость продолжения революции при социализме, уничтожения новой буржуазии.

Если мы будем утверждать обратное, что КНДР это образец социализма, к которому мы должны стремиться, то мы только введём людей в заблуждение. Мне понятны чувства искренних сторонников КНДР, которым нужно найти в современном мире хоть какой-то успешный образец социализма, чтобы не всё было так плохо. Но это неверно. Социализма сегодня нет. И для маоистов это принципиальное положение.

Примечания:

  1. Информация об экономике КНДР и Непала взята из английской Википедии.

Заявление Российской маоистской партии «За Беларусь без Лукашенко и капиталистов!»

Кто опубликовал: | 19.08.2020

Режим Александра Лукашенко не является ни «красным», ни прогрессивным. Объективно он выражает интересы государственно-монополистического капитала, связанного с российским империализмом и старающегося лавировать между ним и Западом. Надежды, которые на Лукашенко возлагались в середине 1990‑х, как на «человека из народа», не оправдались. Сегодня это режим типа путинского или назарбаевского. Он такой же либеральный в экономике (проводит приватизацию, ограничивает права работников, повышает пенсионный возраст) и такой же репрессивный и недемократический в политике (зачистил политическое поле как от либералов и националистов, так и от левых и настоящих, а не «ручных» коммунистов). Лукашенко делает реверансы в сторону советского прошлого, но от него в современной Беларуси осталась в лучшем случае внешняя оболочка при буржуазном содержании. А поддерживать кого-то из соображений ностальгии по СССР — большая ошибка.

Оппозиция режиму Лукашенко, на время объединённая фигурой Светланы Тихановской (понятно, только символической), представляет интересы части буржуазии, недовольной существующим режимом. Тихановская и беларуская оппозиция пользуются поддержкой Евросоюза и США, и ориентируются на них. У них также есть бизнес-связи с Россией, например один из претендентов на пост президента Беларуси, Виктор Бабарико, с 2000 по 2020 год возглавлял дочерний банк «Газпрома» — «Белгазпромбанк». По оценке местных коммунистов, основную массу протестующих на улицах сначала составляли студенты, школьники, мелкая и средняя буржуазия. По сообщениям СМИ, также начались митинги рабочих на промышленных предприятиях 1. Программа «единого кандидата в президенты» 2 — это программа неолиберальных реформ, которая прямо требует широкомасштабной приватизации, дерегуляции экономики, привлечения капитала ТНК, «оптимизации количества старых рабочих мест» (иными словами, массовых увольнений) и т. п. В программе «единого кандидата» и программе Тихановской также есть прогрессивные требования демократизации (ограничить полномочия президента и срок пребывания на этом посту и т. д.), проведения свободных выборов. При прочих равных конкурентные и открытые выборы лучше, но нельзя забывать, что «свобода» и «честность» при капитализме — это условности, имеющие значение в той мере, в которой они могут служить социалистическому движению в деле уничтожения эксплуатации и угнетения. С другой стороны, среди оппозиционеров есть и крайне правые силы, выступающие за декоммунизацию и т. п. Имеющимися силами и за считанные дни эту ситуацию переломить невозможно — это и ясно теоретически и наблюдается на практике.

Пролетариат и полупролетарские слои в беларуской политике почти не представлены, как и везде в бывших советских республиках. Их интересы стремится отстаивать т. н. левое движение, расколотое на множество мелких организаций.  Создание рабочих советов и победа народной демократии, как альтернативы лукашизму и либерально-националистической оппозиции, возможны только при наличии мощной авангардной коммунистической партии, опирающейся на пролетарские и полупролетарские массы трудящихся в городе и деревне. Такой структуры в Беларуси пока нет, в частности, в силу длительного господства хрущёвско-брежневского ревизионизма, а затем государственно-капиталистического режима, уничтожавшего институты буржуазной демократии и возможности для создания неподконтрольных политических структур, хотя наивно было бы надеяться, что либеральная демократия сама по себе автоматически откроет коммунистам пути для развития. Текущий момент может стать для беларуских коммунистов шансом для выхода из раздробленного состояния, если они смогут использовать общественный подъём для того, чтобы мобилизоваться, закрепить связь с трудящимися и сохраниться в легальном поле. Когда пролетариат снова станет политическим субъектом, тогда и только тогда буржуазно-либеральные силы больше не смогут использовать рабочих в своей политической игре в качестве пушечного мяса.

Задача определить стратегию и тактику пролетариата в современной Беларуси принадлежит беларуским коммунистам. Мы приветствуем их перспективную работу в этом направлении, в том числе участие в организации митингов и забастовок с требованиями, выражающими интересы рабочего класса и трудящихся масс. Мы, со своей стороны, осуждаем насилие со стороны нынешних беларуских властей и поддерживаем демократизацию политической системы, не связывая себя при этом поддержкой Тихановской и беларуской либеральной оппозиции, выступаем за национализацию вместо приватизации, против вмешательства в дела Беларусь со стороны империалистов, будь то российских или западных. Также мы должны развивать интернациональную пролетарскую солидарность и сотрудничество коммунистов в нашем общем деле пропаганды, организационного строительства и подготовки социализма.

Да здравствует беларуский народ!
Да здравствует независимая, демократическая и социалистическая Беларусь!

P. S. Пока мы работали над этим текстом, ситуация продолжала развиваться, и появилась информация о возможном вмешательстве России в кризис власти в Беларуси. 15 августа Лукашенко после переговоров с Владимиром Путиным заявил, что «при первом же нашем запросе будет оказана всесторонняя помощь по обеспечению безопасности Беларуси». Этого не исключают и в Кремле, намекая на «готовность оказать необходимое содействие в разрешении возникших проблем на основе принципов Договора о создании Союзного государства». Формулировки довольно туманные, потому что Россия ведёт осторожную игру, поддерживая Лукашенко, и в то же время оставляя возможность для договоренностей с оппозицией в случае её прихода к власти. В разговоре с канцлером ФРГ Ангелой Меркель 18 августа Путин заявил, что Россия против «любых попыток вмешательства извне во внутренние дела республики, ведущих к дальнейшей эскалации кризиса». Это можно трактовать и как предостережение Евросоюзу (который пока ограничивается угрозой санкций), и как обещание не вмешиваться самому. Разумеется, империалисты всегда лгут, они вмешиваются и будут вмешиваться в дела относительно слабых стран, диктуя им свою волю. В случае с Беларусью это особенно касается российского империализма, который доминирует в республике. Наивны надежды тех, кто верит, что когда «придёт Россия» или «мы будем в Евросоюзе», жизнь возьмёт и улучшится. Рабочие не без оснований опасаются, что разрыв с Россией приведёт к развалу промышленности и безработице, но не менее вероятен и другой сценарий — в случае уступок России она потребует высокую цену, приватизации беларуских государственных предприятий, на которые придут российские «эффективные менеджеры», которые на деле осуществят угрозу Лукашенко, который откровенно высказался про «избыточную численность» рабочих на заводах. Апеллировать нужно не к России или Евросоюзу, а к народным массам. Только они могут проявить настоящую солидарность и надавить на свои правительства, заставить их уважать независимость других стран.

Примечания:

  1. 16 августа в Минске состоялся также митинг сторонников Александра Лукашенко и противников либеральной оппозиции, а 17 августа Лукашенко приехал на Минский завод колёсных тягачей (МЗКТ) пообщаться с рабочими.
  2. Т. е. объединившихся Светланы Тихановской, Валерия Цепкало и Виктора Бабарико.

«Рабочий класс объединился со студентами». Интервью с американским товарищем

Кто опубликовал: | 12.08.2020

Все высказанные в статье оценки являются личным мнением интервьюируемого и не отражают официальной точки зрения названных организаций.

Маоизм.ру: расскажи о себе и своей организации. Какой политической линии вы придерживаетесь?

Чтобы ответить на этот вопрос, думаю, стоит кратко рассказать об истории возникновения ГСК и СОПМ — это студенческие организации, в которых я состоял. В этой истории есть несколько общих моментов с другими вопросами.

Наш первый марксистский кружок назывался Группа студентов-коммунистов 1 и он существует по сей день. Этот кружок образовался осенью 2017 г. в Нью-Йорке при относительно «прогрессивном» частном университете «Нью скул». Был момент ещё в начале 2017 г., когда этот кружок назывался Радикальный студенческий блок 2, но товарищи, которые тогда организовывали группу, решили её переименовать, исходя из того, что «радикальных» студенческих групп в США хоть пруд пруди, а вот коммунистических — нет вообще.

Я присоединился к ГСК в сентябре 2017 г., я тогда изучал философию, а из марксистской литературы на тот момент только прочел первый том «Капитала», что меня и занесло в эту группу довольно быстро. В кружке мы по очереди читали и обсуждали вслух Маркса, «Что делать?» Ленина и «Относительно практики» Мао Цзэдуна, а также тексты французских маоистов из СМЛКМ, которые образовались после майских событий 1968 г. в Париже, когда рабочий класс объединился со студентами (я считаю, что союз рабочих и студентов, особенно в развитых капиталистических странах, где почти отсутствует крестьянский класс, стоит учитывать многим коммунистическим организациям).

В один момент, кружок ГСК посещало примерно 15 постоянных участников, но к весеннему семестру 2018 г. их число сократилось. Ушли те студенты, которые либо хотели двигаться дальше по карьерной лестнице академизма, либо те, кто решил, что изучение марксизма и маоизма не в их приоритетах. Остались товарищи, которые в дальнейшем участвовали в первом опыте практической деятельности. Его организовали ГСК совместно с Маоистской коммунистической группой 3 (МКГ) 1 мая 2018 г.

В апреле 2018 г. пошли слухи, что администрация нашего университета, состоящая из финансистов и «прогрессивных» директоров, зарабатывающих в год в среднем по 500 тысяч долларов США, хочет уволить 50 рабочих университетской кафетерии и нанять новых, без медицинской страховки и прочих бонусов. Все это делалось якобы для улучшения качества обслуживания студентов, а профсоюз рабочих спокойно закрыл на это глаза, потому что сговорился с администраторской буржуазией нашего университета (если в начале ⅩⅩ в. тред-юнионы были составной частью многих рабочих движений в США, то в ⅩⅩⅠ веке они обманывают рабочих и принимают решения против их экономических и политических интересов: сговариваются с капиталистами и специально навязывают конфликты между рабочими). В нашем университете, администрация и профсоюз рабочих кафетерии старались противопоставить интересы студентов и рабочих. В итоге, после распространения листовок с агитацией и лозунгом «Всех или никого — за каждое рабочие место!», ГСК совместно c МКГ инициировали оккупацию университетской кафетерии, которая длилась 12 дней и в которой участвовали больше 150 студентов.

В ходе оккупации студенты организовали своего рода коммуну; там были комитеты по кухне, снабжению, чистке, коммуникации, безопасности и даже был кружок по самообороне. Всё работало по принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям»; у всех был свой график труда, два раза в день созывался совет, приглашались нуждающиеся бездомные люди после того, как мы сумели перетянуть наёмных охранников университета на нашу сторону. Стоит отметить, что у этих охранников были и свои забастовки годом ранее. В целом, характер организованности этой коммуны был изначально в какой-то степени централизованный, под руководством и по инициативе ГСК. Но со временем, он стал больше приобретать анархический характер, что с одной стороны привлекало многих студентов с мелкобуржуазными и леволиберальными взглядами, тем самым, успешно пополняя количество постоянных участников, но, с другой стороны, это мешало ГСК ввести свою агитацию и выполнять главную задачу оккупации.

Потом возникло много проблем с мелкобуржуазными студентами. Один пример: они осуждали ГСК за то, что якобы марксизм это расистская, шовинистическая, сексистская и анти-ЛГБТ теория на том основании, что все марксисты-революционеры были белыми гетеросексуальными мужчинами. Мы не погружались в их либеральную политику идентичности и не тратили на это силы, история и наука марксизма опровергают все эти аргументы; вместо этого мы наглядно ссылались на то, что введём оккупацию в интересах 50 рабочих, из которых большинство являлись женщинами афроамериканского и латинского происхождения. Нас также осуждала «Свободная пресса Новой школы» — газета нашего университета, за то, что мы введём антипрофсоюзную политику, хотя на самом деле профсоюз, который представлял рабочих кафетерии, сговаривался с администрацией школы и обманывал рабочих и, следовательно, наша антипрофсоюзная политика полностью себя оправдала. Оккупация сумела закалить пять — семь членов ГСК благодаря незаменимому практическому опыту; ГСК без передышки писали полемику, анализировали ситуацию и применяли теорию на практике. В итоге, оккупация, по мнению ГСК и МКГ, завершилась успехом, 31 рабочее место восстановили благодаря союзу рабочих и студентов. ГСК и МКГ доказали, что этот союз себя оправдал, без сплочения рабочих и студентов победа бы не состоялась. Именно солидарность между этими группами и сумела делать нашу оккупацию успешной, а мелкобуржуазная политика наглядно показала, что она всегда отчуждает интересы рабочих от студентов.

На вопрос «что делать?» ГСК ответила успешной оккупацией, но чтобы понять ответ на вопрос «что делать дальше?», ГСК пришлось потратить почти год. С одной стороны, можно было продолжать организовывать какой-нибудь МЛМ-кружок в нашем университете, но с другой стороны, надо было как-то двигаться дальше в плане организации. В духе нашей успешной оккупации нашей главной целью было создание союза между рабочими и студентами в Нью-Йорке с перспективой создания такого союза по всей стране. Поэтому мы взялись за изучение истории студенческих и рабочих движений в контексте Нью-Йорка с маленькой группой из студентов. Мы также изучили вопрос о роли высшего образования при капиталистическом строе. В первую очередь, образование при капитализме отчуждает умственный труд от физического труда, тем самым, разделяя общество на классы. Университет в обществе, где существует капиталистический способ производства, всегда остается инструментом идеологического господства класса капиталистов, а наука используется не ради блага общества, а ради увеличении прибыли капиталистов и угнетения рабочего класса. Следовательно, без борьбы за социализм бессмысленно говорить о реформах в сфере образования.

На такой платформе 1 мая 2019 г. была создана Студенческая организация «Первое Мая» 4. Мы создали новые отделения в Городском университете Нью-Йорка и Бруклинском колледже, где преобладают студенты из рабочего класса, в отличии от таких университетов, как «Нью скул», Нью-йоркский университет и Колумбийский университет, где студенчество мелкобуржуазное или даже буржуазное. Если спросить, какой линии или идеологии придерживается СОПМ, можно ответить, что в целом никакой по одной очень практичной причине. У СОПМ есть своя программа и она является основой единства членов СОПМ. Согласившись с нашей программой, любой человек может стать членом нашей студенческой организации. Этим СОПМ отличается отличается от многих коммунистических организаций, где в основу положено идейное единство. Оправдывается такой подход тем, что главная цель СОПМ — это объединение вокруг требования перемен в сфере образования, которые излагаются в пяти пунктах программы СОПМ. Именно такой подход и позволил СОПМ набрать обороты и репутацию за последний год. Если бы у СОПМ было идеологическое единство и от всех участников требовалась бы высокая идейная подготовка, не уверен, что она бы сумела набрать такой практический опыт, который есть сейчас. В то же самое время, это не означает, что марксизм для СОПМ не является наукой, с помощью которой объясняются объективные процессы, происходящие внутри капиталистического общества. СОПМ активно выступает против реформизма и мелкобуржуазных левых течений типа социал-демократов, Берни Сендерса и т. д. Она доказывает их недостаточность, выступает за социалистическую революцию и диктатуру рабочего класса и угнетённых масс над классом эксплуататоров.

Маоизм.ру: сейчас в России все обсуждают массовые протесты в США в связи с убийством Джорджа Флойда. Как ты относишься к этому движению? Есть ли у него лидеры, программа, какой у движения классовый характер? Участвует ли в нём ваша организация?

Массовые протесты, происходящие сейчас в США, превосходят масштабы всех протестов со времен Вьетнама. Это также происходит на фоне пандемии, растущего неравенства, и крайне нестабильной экономической ситуации. Нынешнее протесты приобрели такой масштаб не только из-за очередного безжалостного убийства полицейскими Миннеаполиса афроамериканца Джорджа Флойда, но и из-за пандемии и ряда других политических и экономических процессов. Масштаб этих движений можно воспринимать как следствие объективных противоречий в американском капиталистическом обществе, которые существуют в стране уже не одно столетие. Следовательно, восстание американского народа это прямое следствие таких объективных обстоятельств и на этом основании, думаю, это движение стоит приветствовать и поддерживать.

С другой стороны, также стоит учитывать недостатки этого движения. Безусловно, можно говорить о классовым характере, а также о разных оппортунистах и анархистах, которые, воспользовавшись ситуацией, создавали хаос и считали это самоцелью, а другие грабили магазины. Такие обстоятельства только увеличили дезорганизацию движения, которое изначально не имело никакой структуры. Как известно, это движение взяло на вооружение лозунг Black Lives Matter, который появился ещё в 2014 г. после убийства двух афроамериканцев, Майкла Брауна и Эрика Гарнера. Но из-за очень мало консолидированного характера этого движения, их требования рано или поздно поглощает истеблишмент демократов, состоящий из прогрессивных мэров и других лиц, которые сейчас настаивают на реформе полиции. Но реформы полиции недостаточно для искоренение проблемы, которой является само полицейское государство. Оно, в свою очередь, есть инструмент диктатуры американского правящего класса.

Главная задача любой организации в США сейчас, это показать недостатки реформизма и увеличить организованность масс, чем СОПМ активно занимается, публикуя анализ нынешней ситуации в своём блоге. В дальнейшем, безусловно, намечается много практических и организационных задач.

Маоизм.ру: как ты думаешь, можно ли считать негров отдельной нацией, или же они составляют одну нацию с WASP 5? Когда-то у Компартии США был план создания негритянской республики в ряде Штатов. Нужен ли он сейчас? Как нужно сегодня решать этот вопрос?

Думаю, афроамериканцев можно в какой-то степени считать отдельной нацией, но в контексте США, заставить белых американских рабочих требовать автономию для афроамериканцев, чего Маркс в своё время требовал от английских рабочих по поводу автономии Ирландии — довольно сложно. Это особенно сложно потому, что афроамериканцы живут почти на одной и той же территории, что и белые американцы. Я думаю, марксистам можно в какой-то степени поддерживать освободительную разновидность чёрного национализма, в том виде, как его проповедовали партия Чёрных Пантер и Малколм Икс, но только при условии, если такой национализм не перерастёт в шовинизм.

Для разрешения национального вопроса в США безусловно нужна рабочая партия, основанная на союзе американского, афроамериканского, латиноамериканского, пуэрториканского, и конечно же индейского народов; только потом можно будет говорить о правильном решении национального вопроса для всех выше перечисленных национальностей. Этот вопрос должен решатся американским народом, а также народами, которые подвергались эксплуатации на территориях, принадлежащих США. Но я также считаю, что для разрешения афроамериканского национального вопроса, а также других вопросов, связанных с ним, например — расизма, будет недостаточно только объединения чёрных с белыми в один рабочий класс. Думаю, если американскому рабочему классу действительно удастся взять власть в свои руки, то для полного искоренения расизма в США понадобятся несколько поколений и столько же культурных революций.

Маоизм.ру: есть ли перспективы для революции в США в связи с идущими сейчас протестами и в принципе?

Нынешняя волна протестов уже пошла на спад, но на этот раз те обстоятельства, которые способствуют появлению очередного очага восстаний, никуда не делись, а только увеличиваются. В США уже наблюдается вторая волна заражений Ковид-19, производство потерпело крушение ещё после первой волны, а запоздалая реакция финансовой системы на происходящий кризис ожидается впереди. Американский народ теперь в какой-то степени готов выйти на улицы, если произойдёт какой-нибудь поворот. Но также, думаю, стоит учитывать недостаточную готовность американского народа к революции. В США сейчас нет полноценной рабочей партии, а успешная революция, как показывает опыт рабочих движений, всегда нуждается в централизованной организации. На построение такой организации уйдут годы, но, надеюсь, какие-то уроки будут извлечены из опыта коммуны в Сиэтле и оккупации здания муниципалитета в Нью-Йорке. Но в целом, США ещё предстоит увидеть какой-нибудь социальный сдвиг, который хоть как-то может быть похож на неудачную революцию 1905 г. в России, не говоря уже о более успешных примерах в истории.

Маоизм.ру: расскажи о коммунистическом движении в США. Какую роль играет сейчас КП США? Как ты относишься к Б. Сандерсу и его движению? Какие существуют другие левые организации – марксистско-ленинские, троцкистские и т. д.? Велико ли влияние анархистов?

Рабочее движение в Соединённых Штатах существовало достаточно долго, многим ведь известно происхождение таких праздников, как Первое Мая и Международный женский день. Появились они в США, в стране, где бурно развивался капитализм и, следовательно, рабочее движение. Наверное, стоит рассказать об этой истории в основных этапах.

Начало социалистического движения в США

Бунт на Хеймаркет

Развитие социалистического движения началось ещё с утопических сообществ в начале ⅩⅨ в., таких как христианские Шейкеры и сторонники Шарля Фурье. Гражданская война 1860‑x разгромила рабовладельческий строй и обеспечила промышленной буржуазии доминирующее положение, открывая тем самым путь к развитию американского капитализма. Ряды рабочего класса росли и рабочие активисты, как правило иммигранты из Великобритании, Германии или евреи, основали Социалистическую рабочую партию Америки в 1877 г. и Социалистическую партию Америки в 1901 г. К тому времени анархизм также увеличивал своё присутствие по всей стране. Социалисты разных тенденций участвовали в разных профсоюзных организациях. Высшей точки это движение достигло в столкновениях на Хеймаркете в Чикаго в 1886 г., которые дали начало Дню международной солидарности трудящихся, сделав восьмичасовой рабочий день целью рабочего движения всего мира.

Также появились движения за равенство и свободу женщин, 8 марта 1909 г. работающие женщины Чикаго устроили забастовку и марш протеста, получив поддержку от женщин по всей стране. В следующем году, во время второго Международного конгресса женщин-социалисток, 8 марта был объявлен Международным женским днем.

Появление коммунистических организаций в США

Обострение классовых противоречий в США способствовало росту рабочего движения. В 1919 г. в общей сложности произошло 3577 забастовок с участием более 4 миллионов рабочих. Великие стальные бунты, длившиеся с сентября 1919 г. по январь 1920 г. с участием 365 тысяч рабочих, нанесли огромный удар по тяжёлой промышленности. Уильям Фостер был одним из выдающихся руководителей этого периода, особенно в период после Первой мировой войны. Под влиянием Октябрьской революции, в сентябре 1919 г. была сформирована КП США.

Уильям Фостер (1881–1961)

Она возникла из раскола с Социалистической партией и Вторым Интернационалом. Но поскольку её члены не могли договориться о единой программе, образовались две отдельные партии. Только благодаря решениям, принятым Коминтерном в 1920 г., а также совету В. И. Ленина, американцы были вынуждены объединиться в одну Коммунистическую партию Соединённых Штатов Америки. В это же время, анархисты — последователи Луиджи Галлеани, имевшие большое сходство с русскими народниками, с апреля по июнь 1919 г. организовали ряд терактов, а также взрыв на Уолл-стрит 16 сентября 1920 г. Эти взрывы стали одной из главных причин, которые привели к первой «красной угрозе», длившейся до 1924 г., во время которой были депортированы многие анархисты и социалисты, что не принесло никакой пользы рабочим и коммунистическим организациям.

Несмотря на первую «красную угрозу», в последующие годы КП США и революционное движение в целом продолжали развиваться. В марте 1930 г. партия возглавила исторически значимый общенациональный марш безработных, требовавших пособий по безработице. Это движение также поддержало требования афроамериканцев и способствовало борьбе с сокращением заработной платы. С 1929 по 1933 гг. в забастовках приняли участие 3,5 миллиона человек, а в 1934–1936 гг. рабочие выступили против рузвельтcкого «нового курса», с помощью которого он стремился избежать повторения Великой депрессии. Во время экономического кризиса 1937–1938 гг. и до Второй мировой войны, большое количество рабочих в США и широкие массы трудящихся выступали против монополистического капитала, империалистической войны и агрессии. Только в сентябре 1937 г. было 3000 забастовок с участием 1,5 миллиона человек.

В это же время, шли и определенные политические процессы внутри КП США. В целом, можно сказать, что правый оппортунизм всегда существовал в КП США и проявлялся он по-разному. В 1920‑х годах был оппортунизм Джея Лавстона, он был исключён, когда выявилось его двурушничество, но стоит также учитывать, что среди членов КП США всегда были агенты ФБР, что сильно влияло на потенциал партии. В 1930‑е гг. произошел раскол с троцкистами, которые покинули КП США и создали свою социалистическую рабочую партию. Дж. Д. Кэннон, руководивший этим расколом, был одним из главных доверенных лиц Троцкого. Потом был граф Браудер, в начале он написал много хороших партийных брошюр и был идеологически здоровым. Он был убеждённым сторонником Советского Союза, но к концу Второй мировой войны он принял теорию так называемой «американской исключительности». Эта концепция отделяла американских рабочих от рабочих в других странах и в конечном итоге привела к ликвидации КП США. Партия была официально распущена в 1944 г. и превратилась в Коммунистическую политическую ассоциацию. Браудер считал, как и некоторые лидеры КП США впоследствии, такие как Сэм Уэбб например, что капитализм и социализм могут «мирно сосуществовать» в конкурентном мире. На этом этапе связь КП США с коммунизмом была разорвана безвозвратно, несмотря на связи, которые продолжала иметь партия с СССР вплоть до прихода к власти М. С. Горбачёва.

«Новое коммунистическое движение» после краха КП США

После расколов, произошедших не только в США, но и среди многих коммунистических организаций в других странах мира после прихода Н. С. Хрущёва к власти, в США наступил застой в коммунистическом движении. С этим обстоятельством безусловно связана вторая «красная угроза» 1947–1958 гг., период, который также называют «маккартизмом». Ситуация начала меняться в 1960‑х гг., появились новые возможности для роста и возникло так называемое «новое коммунистическое движение», на которое оказали влияние мировые события того времени, в частности, кубинская революция 1959 г., китайская культурная революция 1966 г., «красный май» во Франции 1968 г., движение за права афроамериканцев, а также война во Вьетнаме.

В идеологическом отношении эта новая волна организаций отразила весь спектр марксистского «третьего мира». Многие — часто ветераны бригады «Венсеремос» — черпали своё основное вдохновение из Кубы. Некоторые отождествляли себя с освобождением Третьего мира, но сосредоточились главным образом на одной конкретной борьбе или проблеме в США. Даже среди тех, кто считал, что Коммунистическая партия Китая представила наиболее полезную основу для анализа нынешних реалий, были различия. Маоисты считали, что только КПК выражает современный ленинизм, в то время как большое число «мягких маоистов» — как бы они ни восхищались Мао — не были готовы сказать, что китайская компартия более революционна, чем кубинская или вьетнамская партии.

Коллапс 1990‑х и нынешняя ситуация

Десятки тысяч людей прошли через так называемое «новое коммунистическое движение» между концом 1960‑х и началом 1990‑х гг. Многие из них стали его кадровыми активистами и подчиняли почти каждый аспект своей жизни политическим приоритетам. Для некоторых, партийная организованность была на первом месте; для других — в основном это были люди, которые повернули влево в 1960‑е гг.— партийное строительство не играло роли в формировании политической идентичности. Из-за разных политических перемен, происходивших в социалистических странах за рубежом, а также из-за внутренней идеологической борьбы, многие организации либо распускались, либо раскалывались на менее значительные. К 1990‑м гг. основная масса организаций движения сменилась либо исчезла. Менее 1000 человек оставались в группах, существовавших в движении, причём большая часть из них были новобранцами. Подавляющее большинство активистов, которые построили движение в его расцвете, больше не были в него вовлечены. В разное время между 1979—1980 гг. и 1989—1990 гг. эти ветераны отошли от участия в своих организациях и вместо этого адаптировались к гражданской жизни.

Это обстоятельство объясняет нынешнюю ситуацию в США, где почти отсутствуют коммунистические организации, способные инициировать какие-либо политические действия. Отсутствует связь организаций с рабочим классом, а также доверие к ним с его стороны. Вместо этого, рабочий класс либо верит в профсоюзы, которые всегда сговариваются с классом капиталистов, либо, как это делает большинство, участвует в выборах каждые четыре года и выбирает президента, веря в то, что он хоть что-нибудь сделает в их интересах. В целом, американское население доверяет своей буржуазной демократии, а самые прогрессивные левые либералы, максимум, что могут сделать, это поддержать социал-демократов, таких как Берни Сандерс и Александрия Окасио-Кортес в Сенате. Но характер социал-демократов стал полностью ясен во время президентских выборов с участием Сандерса: социал-демократы мало чем отличаются от истеблишмента демократической партии. Сандерс теперь поддерживает Байдена в качестве кандидата в президенты и призывает всех американцев голосовать за него ради победы над Трампом. Сандерс также поддерживает империалистические интервенции в других странах в не меньшей степени, чем Байден.

Маоизм.ру: какие перспективы у коммуны в Сиэтле, какой классовый состав протестующих, актуальна ли такая форма протеста?

Как уже известно, «Автономная зона Капитолийского холма» в Сиэтле, которая была провозглашена 8 июня 2020 г., была окончательно зачищена полицией Сиэтла 1 июля, тем самым коммуна была ликвидирована. В целом, требования, которые провозгласила коммуна Сиэтла, были относительно прогрессивными и безусловно более конкретными, чем, скажем, требования протестов «Оккупай Уолл-стрит» в 2011 г. в Нью-Йорке. То, что в Сиэтле были созданы временные зоны без полицейских и на короткое время они были завоеваны в Миннеаполисе – несомненно хорошо. Но «Автономную зону Капитолийского холма» (она же КХАЗ) вряд ли можно считать подлинно автономной или освобождённой. Сами оккупанты даже не могли полностью договориться о том, называть ли её «Автономной зоной» или «Оккупационным протестом на Капитолийском холме» (КХОП). Создатели Зоны также не смогли договорится о базовом идеологическом согласии между участниками, что говорит о слабом идеологическом единстве самого движения. В итоге, КХАЗ или КХОП стал большим фестивальным пространством, а не перспективным политическим действием, несмотря на относительно радикальные требования, которые выдвинули организаторы автономной зоны. Из-за анархического характера этой автономной зоны, в неё также начали проникать разные оппортунистические элементы, в том числе и мелкобуржуазные, люди, выступавшие за всякие компромиссы с полицейскими, и даже некоторые группировки, которые занимались нелегальной деятельностью. Некоторые оппортунистические элементы коммуне удалось ликвидировать, а другие глубоко въелись в её характер.

Существование коммуны Сиэтла нужно также оценивать, как часть движения в целом, а не как один изолированный момент. Именно так можно объяснить анархический характер, которая приобрела сама коммуна в Сиэтле и ряд других провозглашённых автономных зон по всей стране. Несмотря на недостатки такой организации, произошёл в какой-то степени радикальный сдвиг в сознании американцев. Причины, способствовавшие такому радикальному сдвигу, являются скорее объективными, чем субъективными. Другими словами, массовые протесты в США, из которых и родилась сама коммуна Сиэтла, приобрели свой масштаб и характер из-за существующей объективной кризисной ситуации, а не из-за какого-то сдвига в понимании роли протестующих в капиталистическом обществе. Исходя из такого понимания нынешних протестов в США и объясняется анархический характер как самих протестов, так и коммуны Сиэтла.

С другой стороны, трудно представить, насколько бы успешней была коммуна Сиэтла, учитывая, что американский народ не объединён под руководством одной организации, которая смогла бы руководить не только одной коммуной в Сиэтле, но и коммунами по всей стране, так и протестами в целом. Американцы, к сожалению, не были достаточно подготовлены к задаче превращения коммуны в Сиэтле во что-то более успешное, хотя объективная ситуация была довольно благоприятная. Но зато, опыт коммуны Сиэтла безусловно очень важен и думаю, это заставит многих задуматься об ошибках этого опыта.

Несмотря на очень слабые объективные и субъективные предпосылки для революции в США, есть вероятность, что всё может поменяться довольно быстро, как это происходило не раз в мировой истории. А нынешние протесты радикализовали многих, правда, не только в левую сторону, но и в правую.

Маоизм.ру: Актуальна ли в наше время борьба за равноправие женщин и против патриархата? С какими проблемами сталкиваются женщины в США? Как отличается положение белых и цветных женщин?

Думаю, прежде всего стоит отметить, что есть разные течения феминизма, которые по-разному определяют патриархат: либеральный феминизм, радикальный феминизм, лесбийский феминизм, анархофеминизм, либеральный «интерсекциональный феминизм», марксистский феминизм и пролетарский феминизм. Наверное, не стоит здесь сильно углубляться во все их отличия, их прекрасно разбирает пролетарская феминистка и один из лидеров Коммунистической партии Индии (маоистской) Анурадха Ганди, чью работу «Философские тенденции в феминистском движении» я советую почитать всем коммунистам. Я считаю, что позиция А. Ганди является наиболее научной по так называемому «женскому вопросу» и феминизму.

Борьбу за равноправие женщин и против патриархата нельзя отделить от борьбы против капиталистического строя и борьбы за коммунизм. А при борьбе за коммунизм, очень часто забываются, или уходят на задний план важные вопросы касательно женщин. Сегодня также многие коммунисты страдают от неспособности сформулировать своё отношение к феминизму, которое являлось бы коммунистическим и научным (я имею ввиду с точки зрения научного социализма в целом, чьим объектом изучения является общество и его внутренние политико-экономические взаимодействия). Вместо этого коммунисты часто некритично применяют мешанину из множества антикоммунистических феминистских теорий и практик, которые отделяют феминистскую борьбу от борьбы за коммунизм, выделяя их как две разные вещи. Быть коммунистом означает в какой-то степени быть также феминисткой/феминистом, но мы также должны понимать разницу между феминизмом коммунистического типа и общим, туманным, не научным, а порой даже антикоммунистическим феминизмом. Точно так же, как нам нужно бороться с позицией, согласно которой феминизм так или иначе является антикоммунистическим, и что вся феминистская традиция является «мелкобуржуазной» или «реакционной», нам также необходимо бороться с некритическим феминизмом, который может привести к оппортунизму и параличу революции. Поэтому, отвечая на вопрос, актуальна ли борьба за равноправие женщин и против патриархата, можно сказать, что безусловно да, но также важен и правильный, коммунистический и научный подход к женскому вопросу и феминизму.

Участницы профсоюза в Нью-Йорке на демонстрации за 8‑часовой рабочий день в 1910 г.

Пояснив этот момент, можно перейти к проблемам, с которыми сталкиваются женщины в США. Женщины в США часто играли важную роль во многих важных социальных сдвигах, а в некоторых случаях даже основную роль. Объясняется это тем, что при капитализме и патриархате, женщины рабочего класса всегда угнетаются больше, чем мужчины того же класса. Такое положение женщин в американском капиталистическом обществе неизбежно толкало их к борьбе за свои политические права. В истории нередко борьба за формальные права и ряд других реформистских требований всегда следовали за подъёмом рабочего движения. Например, демонстрация за женское избирательное право 1913 г. в Вашингтоне, на котором присутствовали многие женщины, в том числе и мелкобуржуазного класса, произошёл как следствие забастовки чикагских работаниц 8 марта 1909 г., когда была провозглашена борьба женщин за право голосовать и занимать государственные должности. В итоге, женское избирательное право было принято Конгрессом 18 августа 1920 г., но на деле это мало как отразилось на жизни самих женщин, особенно женщин рабочего класса и уж тем более женщин афроамериканского происхождения.

Вопрос о противоречиях между женщинами разных классов почти никогда не проявлялся заметно в общественной дискуссии. По сей день, этот недостаток себя проявляет, например, буржуазная тенденция «CEO-феминизм» (Феминизм гендиректоров) основана на политике идентичности, которая выступает за избрание женщин в менеджеры компании, чтобы те «уполномочивали» (empower) женщин-работниц. То есть, классовое противоречие между женщиной-менеджером, которая также может владеть акциями компании, и женщиной-работницей, которая продаёт свой труд — вовсе не бросается многим в глаза. Сегодня в США также популярна борьба мелкобуржуазных течений феминизма, таких как «Ми-ту», которые выступают против сексуального домогательства и прочих проблем. Хоть это действительно проблемы, которые нужно искоренять из общества, феминистки данного течения надеются на то, что женщины добьются когда-нибудь справедливости, не понимая, что справедливости невозможно добиться без борьбы за социализм.

Что касается противоречий между белыми и цветными женщинами, то этот вопрос поднимается намного чаще, чем вопрос о классах. Но предлагаемые решения этих проблем всегда склоняются к либерализму и политике идентичности, которые никак не решат проблему расизма и экономического неравенства среди женщин разных рас и этносов в американском капиталистическом обществе. Сейчас идут попытки снижать дискриминацию по цвету кожи, например, при найме на работу, но данную проблему не разрешишь с помощью рынка. Из-за того, что американская экономика зависит от дешевого женского труда, в основном женщин-мигранток мексиканского происхождения, которые работают за зарплату ниже прожиточного минимума, многие эти социальные противоречия попросту не могут быть разрешены. Я уже не говорю, сколько дешёвого женского труда эксплуатируется США в странах третьего мира. Тут проблема эксплуатации цветных женщин неизбежно приобретает не только локальный характер, но и глобальный.

Маоизм.ру: вопрос о ЛГБТ давно будоражит российских коммунистов. Должны ли коммунисты бороться за права ЛГБТ и трансгендеров? Нет ли здесь риска впасть в политику идентичности?

Участники Стоунволлских бунтов в Нью-Йорке в 1969 г.

Как и вопрос относительно феминизма, коммунистический, научный и правильный подход к вопросу ЛГБТ есть, хотя этот вопрос безусловно нуждается в проработке с пролетарской точки зрения. Если сегодня многие коммунисты страдают от неспособности сформулировать свое отношение к феминизму, то по отношению к ЛГБТ, ситуация близко к безнадежной. Вопрос о ЛГБТ занимает то же самое место, что в истории марксизма в своё время занимали еврейский вопрос, национальный вопрос и женский вопрос. Все эти вопросы нуждались в какой-то степени креативности в их разрешении, но при разрешении этих вопросов не приносились в жертву научные принципы и основы марксизма, а наоборот, эти вопросы только совершенствовали саму науку марксизма и расширяли его кругозор. Такой же многосторонний подход нужен и в вопросе касательно ЛГБТ.

Вопрос о ЛГБТ безусловно сложный, и если брать параллели с другими названными вопросами, то это не означает оправдания ЛГБТ в той форме, в которой это течение себя проявляет сегодня, а наоборот, коммунистам нужно в начале разобрать, какое место это движение должно иметь в обществе вообще, и как это движение может использоваться в интересах пролетарской революции. В этом отношении коммунисты, которые относятся к ЛГБТ с презрением, сильно проигрывают, так как ЛГБТ используются в современном контексте как инструмент капитала и как оправдание либеральной политики идентичности, которая пагубна для любого революционного движения и даже многих членов самого ЛГБТ-сообщества. Если же коммунисты сумеют убедить членов ЛГБТ-сообщества о том, что никакая буржуазия им не даст полных прав и свобод, и в первую очередь, разумеется, когда они это сами поймут, то здесь безусловно есть огромный потенциал.

Несмотря на то, что классовый характер тоже очень важный элемент этого вопроса, как правило, члены ЛГБТ-сообщества чаще всего являются мишенью реакционных репрессий, особенно в странах периферии, где патриархальный строй общества трансформируется в интересах капитализм, для получения источника дешевого труда и капитала. В странах ядра, прослеживается обратная тенденция, когда прогрессивная либеральная буржуазия видит свои интересы в поддержке ЛГБТ-сообщества. Как и среди людей, поддерживающих феминизм, среди ЛГБТ-сообщества есть представители мелкобуржуазного класса и даже класса буржуазии. Но означает ли это, что стоит выступать за угнетение женщин и ЛГБТ-сообщества? Очевидно, что нет. Если углубится в проблему дальше, то мы придём к выводу, что не может существовать принципиального и обоснованного марксистского аргумента против поддержки ЛГБТ и их борьбы против их угнетения. Более того, я бы сказал, что некоторые ЛГБТ-сообщества многих империалистических стран имеют довольно радикальные взгляды по сравнению с другими группами. Многие члены ЛГБТ-сообщества также критично относятся к интересам капитала, которые проникли в ЛГБТ-движение.

Примечания:

  1. Англ. Communists Student Group.
  2. Англ. Radical Student Block.
  3. Англ. Maoist Communist Group.
  4. Англ. May Day Student Organization.
  5. Т. е. население английского происхождения, исповедующее протестантизм.— Маоизм.ру

О народно-демократической революции. Интервью Ангело Годино с Хосе Марией Сисоном

Кто опубликовал: | 12.07.2020

Хосе Мария Сисон

Каковы цели национально-демократической революции? Чем она отличается от других революций в истории Филиппин?

ХМС: Самая важная цель национально-демократической революции — это достижение полной независимости и народной демократии. Прошлая демократическая революция 1896 г. возглавлялась либеральной буржуазией и ставила своей целью постройку буржуазной демократической республики. В этот раз новая демократическая революция возглавляется рабочим классом и ставит своей целью переход в революцию социалистическую в соответствии с условиями эпохи современного империализма и мировой пролетарской революции.

Революционное руководство рабочего класса и его авангардная партия гарантируют, что новая демократическая революция имеет социалистическую перспективу, социалистическую направленность и сама является подготовкой для социалистической революции. Несомненно, с крестьянством как основной силой революции, главное содержание демократической революции воплощается с удовлетворением запроса крестьянства на аграрную революцию путём свободного перераспределения земли. Путь определён в сторону сельскохозяйственной кооперации и механизации в социалистическом обществе.

Почему для революции необходимо изучать различные классы филиппинского общества?

ХМС: Важно изучать различные классы в филиппинском обществе, чтобы различать кто враг, а кто друг революции.

Друзья революции — это рабочий класс, крестьянство, городская мелкая и средняя буржуазия. Они движущие силы революции.

Враги революции — это компрадорская буржуазия, землевладельческий класс и бюрократ-капиталисты. Они — силы контрреволюции, которые собираются увековечить господствующую систему угнетения и эксплуатации.

Пожалуйста, опишите различные классы на Филиппинах. Как определить, кто враг, а кто наши друзья в борьбе?

ХМС: В ходе длительной народно-демократической революции враждебными классами являются компрадорская буржуазия, землевладельцы и бюрократ-капиталисты.

Компрадорская буржуазия — главный финансовый и торговый агент США и других империалистических стран. Землевладельцы отстаивают частную собственность на землю и подвергают крестьян и сельскохозяйственных рабочих феодальной и полуфеодальной эксплуатации.

Бюрократ-капиталисты это политические агенты компрадорской буржуазии и землевладельцев, однако они стали самостоятельным классом благодаря накоплению власти и богатства, используя свою государственную власть. Они получили дурную славу как политические династии, которые хотят сохранить свою власть, чтобы накопить еще больше капитала и земли.

Компрадорские капиталисты, землевладельцы и бюрократ-капиталисты считаются классовыми врагами, ибо они эксплуатируют людей, особенно рабочих и крестьян, а также используют полуколониальное государство для того, чтобы угнетать народ и держать его в рамках правящей системы через насилие и обман.

В рамках политики и тактики широкого единого фронта, Коммунистическая партия Филиппин называет эти враждебные классы реакционными, чтобы сфокусировать термин «враг» на самой реакционной клике у власти.

Заострение этого термина нужно, чтобы использовать расколы между реакционерами и сузить мишень революции на правящей реакционной клике как на главном враге в данный период.

Ранее я объяснял, что друзья революции это:

  1. рабочий класс, как руководящий класс от стадии новой демократии до социалистической стадии филиппинской революции,
  2. крестьянство (главным образом бедное и среднее крестьянство и сезонные сельскохозяйственные рабочие) как основная сила или демократическое большинство народа, и
  3. средние социальные слои городской мелкой и средней буржуазии.

Они друзья революции, ибо они составляют народ и являются движущей силой революции. Их нужды и требования выражены в программе народно-демократической революции. Они участвуют в реализации указанной программы. Их участие в революции означает её рост и продвижение к победе.

Почему рабочих называют «руководящим классом революции»?

ХМС: Рабочий класс является руководящим классом революции потому, что он самая продвинутая производственная и политическая сила среди различных классов в филиппинском обществе и в мире.

Это тот класс, который может поддерживать и дальше развивать индустриализованную экономику, даже без буржуазии. Он незаменим для развития индустриальной социалистической экономики.

Это тот класс, который способен свергнуть государственную власть буржуазии и заменить её на государственную власть пролетариата, выполнив историческую миссию социалистической революции и социалистического строительства.

У рабочего класса есть наиболее развитая теория для революционных изменений, как и накопленная практика руководства успешными социалистическими революциями. Теория и практика марксизма-ленинизма-маоизма охватывает философию, политэкономию и социальные науки.

Рабочий класс создал Коммунистическую партию как авангардную партию, чтобы сосредоточиться на революционной теории и практике на основе революционного массового движения. Коммунистическая партия является инструментом рабочего класса для направления революции от стадии народной демократии и до социалистической стадии революции.

Почему крестьяне являются «пангунахинг пверса» 1. или другими словами основной силой?

ХМС: Крестьянский класс (в основном бедные и средние крестьяне и сезонные сельскохозяйственные рабочие) всё ещё самый многочисленный класс на Филиппинах и они составляют демократическое большинство народа. Удовлетворение их требования земли путём аграрной революции — это основная задача революции.

Народная война в новодемократической революции на Филиппинах возможна благодаря крестьянскому классу, который предоставляет народной армии социальное и физическое поле для манёвров против превосходящего её числом, вооружением и уровнем подготовки врага до того, как народная армия одержит верх, захватив оружие у врага.

Социальный и классовый анализ, проведённый КПФ, опровергает тезис врагов о том, что Филиппины уже индустриализированная страна, хоть и без возможности производить средства производства. Их уловка состоит в том, что они заявляют, что из 45 миллионов рабочей силы на Филиппинах 58 % являются рабочими в сфере обслуживания, а 19,1 % являются промышленными рабочими. Таким образом, рабочий класс составляет 77,1 %, тогда как крестьянство сократилось до 19,1 %, тем самым, необходимость в земельных реформах и национальной индустриализации отсутствует.

Цель врага состоит в том, чтобы заставить крестьянство прийти упадок и исчезнуть, чтобы создать иллюзию того, что индустриальное развитие убирает почву для народной войны. Статистическая уловка врага состоит в том, чтобы [отнести за счёт занятости в промышленности] занятость в раздутой неолиберальным финансированием и зависимой от импорта сфере услуг сельских и городских разнорабочих, которые трудятся в неформальной экономике и являются оттоками излишков сельского населения и всё ещё сохраняют связи со своими крестьянскими семьями, сезонно работая с ними в период сбора и посадки урожая.

Буржуазия может дальше заставлять крестьян «исчезать», записывая главу семьи как единственного крестьянина в семье, отрицая факт того, что каждый трудоспособный член крестьянского хозяйства участвует в сельскохозяйственных работах и не проводя различия между теми немногочисленными сельскохозяйственными рабочими, которые заняты круглый год на сельскохозяйственной технике в поместьях и на складах, и традиционными сезонными сельскохозяйственными рабочими, которые существовали с библейских времен.

Что представляет из себя Коммунистическая партия Филиппин и какую роль она играет в национально-демократической революции?

ХМС: Коммунистическая партия Филиппин это передовой отряд, или же авангард филиппинского рабочего класса. Это главный инструмент рабочего класса для руководства национально-демократической, а потом социалистической революцией. Роль КПФ состоит в том, чтобы стать идеологическим, политическим и организационным инструментом рабочего класса и реализовать руководство рабочего класса во всем революционном движении народа.

Как идеологический инструмент рабочего класса, КПФ опирается на марксизм-ленинизм-маоизм и применила эту теорию к истории, [конкретным] обстоятельствам и революционной практике пролетариата и народа.

Как политический инструмент, она сформулировала генеральную линию народно-демократической революции через затяжную народную войну и с социалистической перспективой, партия провела политическую работу, чтобы организовать себя, народную армию и революционные массовые организации, единый фронт и революционные органы демократической власти.

Как организационный инструмент, партия построила себя на принципах демократического централизма для принятия коллективных решений на основе демократии.

Почему ошибочно делать упор на массовую работу в городах, а не в сельской местности? Можете ли вы рассказать о важности и балансе организаторской работы в сельской местности и в городах?

ХМС: Как я знаю, КПФ никогда не проводила политику опоры на массовую работу в городах в ущерб сельской местности. Объективный факт заключается в том, что исторически и в настоящее время городское массовое движение являлось и является источником рабочих и образованной молодёжи, переводимых для массовой работы или назначения в народную армию в сельской местности.

Политика КПФ всегда заключалась в том, чтобы отправлять партийные кадры, членов и массовых активистов из городов в сельскую местность для работы по усилению КПФ, народной армии, массовых организаций, местных органов самоуправления и единого фронта.

Является ли вооружённая революция необходимой?

ХМС: История показывает что пролетариат никогда не выигрывал новодемократическую революцию и никогда не строил социализм без вооруженной революции. Не было ни одного случая, когда буржуазия отдавала свою государственную власть и свою собственность добровольно и мирно.

Необходимость вооруженной революции не в одностороннем желании пролетариата вести вооружённую революцию. Она возникает потому, что буржуазия использует свою классовую диктатуру или свою организованную государственную систему насилия для того, чтобы помешать пролетариату построить социализм.

Важно ли участие в парламентской борьбе?

ХМС: Всякий раз, когда есть возможность для участия в парламентской борьбе в рамках любой буржуазной правящей системы, коммунисты и другие прогрессивные силы используют это пространство, насколько это возможно, чтобы добиваться реформ и указывать на необходимость революционных изменений, не становясь реформистами.

Парламентская борьба имеет своё особое значение. Она способствует распространению программы борьбы за национальное и социальное освобождение. Она способствует пробуждению, мобилизации и организации людей для этой борьбы. Но настоящие коммунисты и революционеры всегда бдительны против контрреволюционной политики и действий реакционных классов.

Каковы три оружия революции и какая роль каждого из них?

ХМС: Три оружия филиппинской революции — это революционная авангардная партия пролетариата, революционная вооружённая борьба и единый фронт. Они воплощены в Коммунистической партии Филиппин, в Новой народной армии (ННА) и в Национально-демократическом фронте Филиппин (НДФФ), соответственно.

Как партия авангарда пролетариата, КПФ лучше всего понимает руководящую роль рабочего класса, создавая себя посредством идеологической, политической и организационной работы.

ННА объединяет революционную вооружённую борьбу с аграрной революцией и созданием массовой базы. Создание базы включает в себя создание массовых революционных организаций и местных органов политической власти.

НДФФ делает всё возможное, чтобы помочь создать союз рабочих и крестьян, для завоевания средних слоёв общества на свою сторону и для использования расколов среди реакционеров, чтобы изолировать, ослаблять и уничтожать одну вражескую клику за другой.

Пожалуйста, опишите задачи революции в следующих областях:

  1. политическое поле,
  2. экономика,
  3. военное дело,
  4. культура,
  5. международные отношения.

ХМС: Основные задачи революции в политическом поле: распространять и применять программу народно-демократической революции и делать всё возможное, чтобы пробуждать, организовывать и мобилизовать людей для усиления революционных сил и приближения полной победы революции.

Основные задачи революции в экономике являются: поддержка экономического суверенитета, защита национального достояния и требование земельной реформы вместе с индустриализацией. Когда революционные силы эффективны в сельской местности, они могут проводить земельную реформу с минимальной до максимальной программы и другие социально-экономические программы на благо людей.

Основными задачами революции в военном деле являются: борьба с врагом и создание народной армии в качестве главной боевой силы, народного ополчения в качестве региональной полиции и вспомогательной силы и подразделений самообороны массовых организаций как активных защитников своих людей и резервной силы для народной армии и народного ополчения.

Основными задачами революции в культурной сфере являются: развивать национальную культуру, науку, культуру масс и образование. Революционеры проводят все виды культурной работы, чтобы развить революционное сознание у людей, проводя занятия, публичные митинги, распространяя различные публикации, художественные работы и перформансы.

Основные задачи революции в международных отношениях заключаются в проведении информационных кампаний, организуя и мобилизуя филиппинцев за рубежом, вместе с другими людьми в различных странах для создания интернациональной солидарности и взаимовыгодной кооперации между всеми людьми в общем противостоянии империализму и реакции.

Национально-демократическая революция имеет социалистическую перспективу. Как обеспечить переход от народной демократии к социализму?

ХМС: Национально-демократическая революция является подготовкой к социалистической революции. Посредством национально-демократической революции, рабочий класс вместе с его передовой партией учится вести широкие массы людей в революции, создает социалистическую направленность революции и развивает силы, необходимые для постройки социализма.

Успешное руководство рабочего класса в национально-демократической революции и революционных силах гарантировало постройку социализма. В тоже время, должны быть некие переходные меры буржуазно-демократического характера, такие как завершение программы аграрной реформы и интеграция патриотической буржуазии в совместные частно-государственные предприятия.

Национально-демократическая революции в основном завершается после захвата политической власти у буржуазии и других реакционных классов, и, таким образом, социалистическая революция может немедленно начаться со строительством рабочим классом и его передовой партией политической системы, чтобы объединить и направлять народ, занимая все высоты управления экономикой, всю стратегическую индустрию, транспортные соединения, все источники энергии и ресурсов. Государство приступает к созданию социалистической промышленности, а также к коллективизации и механизации сельского хозяйства в ходе ряда пятилетних планов.

Каковы основные различия между народной демократией и социалистическим государством?

ХМС: Как и в историческом примере с Китаем, народная демократия основана на союзе рабочего и крестьянина и возможен широкий союз с демократическими силами. Но сущностью и ядром государственной власти уже должна быть классовая власть рабочего класса и должны быть социалистическими. Диктатура крупных компрадоров-помещиков-бюрократов должна быть уничтожена. Таким образом, государственная власть будет существовать и действовать, как классовая диктатура пролетариата.

Считаете ли вы, что марксизм-ленинизм-маоизм будет всё ещё актуален после победы национально-демократической революции? Если да, то как?

ХМС: Марксизм-ленинизм-маоизм станет ещё большей необходимостью и будет ещё более актуален как руководство для социалистической революции, последующей за национально-демократической. Революционные учения и успешная практика великих коммунистов в сфере философии, политэкономии и социальных науках будут проливать свет на то, что могут сделать революционный пролетариат и народ при должном уважении к истории и обстоятельствам в стране.

Пролетарские революционеры будут руководствоваться марксизмом-ленинизмом-маоизмом и творчески применять его в конкретных условиях Филиппин для осуществления социалистической революции и социалистического строительства, борьбы с империализмом, ревизионизмом и всеми видами реакции, предотвращения восстановления капиталистического режима и консолидации социализма при диктатуре пролетариата до тех пор, пока империализм не будет побеждён и не сможет больше препятствовать пути к коммунизму.

Примечания:

  1. На филипино — pangunahing pwersa.

Революционное путешествие Ка Пидьонга

Кто опубликовал: | 07.07.2020

75‑летний Ка Пидьонг не мог сдержать смеха, когда вспоминал, как он впервые встретил членов Новой народной армии (ННА) в своей деревне в горном баррио 1 в Северном Лусоне. Он был среди первой группы крестьян, мужчин и женщин, которые приветствовали товарищей из Коммунистической партии Филиппин и ННА в 1971 году, когда эти две революционные организации-близнецы были в стадии формирования.

«Их было семеро,— ухмыляясь, сказал он на филипино.— Только один из них имел винтовку „Армалайт“, тогда как остальные были с карабинами, дробовиком и пистолетом 38‑го калибра — всё тека-тека» (тека буквально значит «ждать» и означает малокалиберное оружие). Про последнего человека из группы он ясно помнит: «У него не было оружия, только калдеро» (железная посудина для приготовления риса).

«Три года спустя, их стало 16, и они были полностью вооружены,— Ка Пидьонг размышлял,— Мы были так счастливы. Наш боевой дух был высок, потому что 12 из них были из нашей деревни». Некоторых из изначальной группы перевели куда-то в другое место, замечал он с энтузиазмом: «Они продолжали расти, как и мы».

Десятки лет спустя после первой встречи с Народной армией, жители деревни теперь организовали, с немалым трудом, свои собственные органы политической власти: революционные массовые организации крестьян, женщин и молодежи. Был избран Революционный совет, который сейчас управляет их сообществами. В 2017 г. члены массовых организаций — представляя единство, выкованное КПФ, ННА и их союзниками,— провели вторые выборы за период менее чем пять лет.

Разжигая революционное пламя

Вскоре после первой встречи с ННА лидеры сообщества объединились с ННА, чтобы идти в разные горные и пригородные деревни. Они проводили встречи, обучающие беседы и объясняли массам проблемы нашего общества, предлагая долговременное решение их положения дел.

«Я окончательно все понял, когда осознал тот факт, что Филиппины — это богатая страна, но только иностранцы и местная правящая элита получают выгоду с этих богатств,— сказал Ка Пидьонг.— За одной обучающей беседой следовала другая, пока ang dami ko nang alam (Я выучил так много)»,— продолжал Ка Пидьонг, улыбаясь.

Крестьяне в партизанских зонах в большинстве своем безземельные, некоторые возделывают гектар или два. Сообщества расположены на государственной земле, где любой человек с деньгами может купить часть или всю эту территорию, нагло игнорируя существующие законы. Очень часто крестьяне становились жертвами хищных торговцев, которые продавали им сельскохозяйственные материалы и орудия втридорога, и покупали их продукцию за бесценок. Правительство, со своей стороны, пыталось несколько раз выселить крестьян ради так называемых «проектов развития», но ничего не вышло.

За рядом обучающих бесед последовало создание местного отделения Национальная организация крестьян 2 (НОК), одного из основателей Национального Демократического фронта Филиппин (НДФФ). За этим через несколько лет последовало создание Антиимпериалистической женской организации 3 (Макибака).

По мере развития этих организаций Ка Пидьонг с другими товарищами задумались о новых способах для более эффективного решения революционных задач, таких как: как обучать неграмотных; как содержать коммунальные фермы, как сформировать отряд ополченцев в баррио для их защиты и как эффективно удовлетворять различные нужды ННА — за последнюю задачу они принялись с наибольшим энтузиазмом. Благосостояние бойцов ННА всегда было на первом месте для масс. Даже во времена бедствий, когда есть было почти нечего, массы заботились о том, чтобы у красных бойцов было продовольствие.

Члены Макибаки взяли на себя заботу о детях штатных кадров и красных бойцов. Они заботились об их обучении и благосостоянии. Женщины также начали программы, связанные со здравоохранением и санитарией. Молодежь была организована в «Хуваранг бата» (Образцовая молодёжь) и инициировала спортивные программы, среди прочего. В те времена, когда ННА возвращались после тактических наступлений, молодёжь встречала их революционными песнями.

Это был долгий, трудный, но победный путь для тех, кто прокладывал революционную дорогу в этом партизанском регионе.

Закалённый борьбой

Лидеры НОК назвали два самых трудных момента, которые они испытали за свои почти пятьдесят лет борьбы: дезориентация партии в конце 1980‑х и до начала 1990‑х, и интенсивная милитаризация тех же времён.

Но они удерживали крепость, говорили они, никогда не теряя направления революционного движения вперед, и тем более воли к победе. Даже в те тяжёлые времена, когда враги окружали их, в своих сердцах и умах они знали, за что они стоят — чтобы служить партии и массам.

На самом деле, хоть армия Филиппин квартировала в баррио на протяжении четырнадцати лет, несколько организационных групп и революционные массовые организации были созданы в сообществах, окружающих этот баррио.

«Никто никогда не был завербован в парамилитарное подразделение армии Филиппин. Были несколько человек, которые почти согласились завербоваться, но мы убедили их не делать этого»,— говорит Ка Пидьонг, посмеиваясь. Военные арестовали его, а после того, как его освободили, он несколько раз скрывался из-за постоянной угрозы нового ареста.

В то время, ННА находились поодаль от центра баррио, потому что их присутствие привело бы к нежелательной конфронтации с правительственными силами, от чего пострадали бы безоружные гражданские.

Но во времена дезориентации партии от такой сдержанности отказались. Ситуация в результате накалилась, что было печально для масс, которым приходилось доставлять запасы и еду в отдаленные горные регионы, куда ННА отступала после тактических наступлений. Это был период, когда военный авантюризм просочился в ряды ННА и задачи массовой работы и аграрной реформы были отложены в пользу тактических наступлений, которые проводились одно за другим.

Ка Пидьонг был среди тех в баррио, кто не одобрял поворот в сторону военного авантюризма, говоря, что сейчас не время показывать военную мощь ННА в их партизанской зоне. В его памяти еще свеж тот момент, когда ННА поменяла свои приоритеты и своё отношение к массам. «Yung mga kasama noon wala na, kapag pinupuna ayaw na» (в то время товарищи просто не хотели принимать критику.

К сожалению, Ка Пидьонг оказался среди подозреваемых в том, что они военные агенты внутри движения во время кампании против агентурного проникновения в ННА. Хоть тогда у него были плохие чувства насчёт этого, сейчас он отметает всё случившееся тогда. В период кампании по исправлению ошибок партия и кадры ННА вместе с красными бойцами смиренно критиковали себя перед массами и членами революционных организаций, объясняя им процесс исправления ошибок.

Старейшины в сообществе не выбирали выражения, критикуя ННА и партию, а последние искренне приняли эту критику. Что важно, так это исправление ошибок, которое привело к росту и усилению партии, народной армии и массовых организаций.

Единство с партией и Народной Армией

Многим первопроходцам революции уже за семьдесят, их лица усеяны морщинами, а волосы на голове стали седыми или белыми и уменьшились в числе. Тем не менее, они сохраняют высокий революционный дух. Они были в движении по меньшей мере сорок семь лет. Некоторым из них было всего двенадцать лет, когда они познакомились с революционным движением.

«Я доволен. Несмотря на мой возраст и болезнь, я все еще могу помочь, чем могу,— замечает  Ка Пидьонг,— И меня вдохновляет видеть молодых людей отсюда, из других мест, из городов, что пришли и остались у нас».

«Если конец борьбы всё ещё далек, то, с чего мы начинали, намного дальше. Давайте продолжать борьбу»,— добавил он.

«Либерейшен» понадобилось задать первопроходцам несколько наводящих вопросов, чтобы узнать, каково им быть носителями революционной власти в их сообществах, прежде чем они смогли ответить. Сначала было молчание, долгое молчание. Слёзы навернулись на глазах у некоторых из них. Прочистив горло, Ка Пидьонг начал говорить первым: «Без партии и ННА, у нас ничего нет» 4.

Примечания:

  1. Устаревшее название, сейчас официально называется барангай. Самая маленькая территориальная единица на Филиппинах, соответствует деревне или городскому району.— Прим. ред.
  2. Pambansang Katipunan ng mga Magsasaka.
  3. Makabayang Kilusan ng Bagong Kababaihan.
  4. «Без народной армии не может быть ничего народного» (Мао Цзэдун. О коалиционном правительстве.

Призрак бродит по миру

Кто опубликовал: | 20.06.2020

«Риск новой, более опасной Великой Депрессии растет с каждым днём»

Нуриэль Рубини

«Это может перерасти в финансовый кризис. Скоро мы увидим увеличение доли дефолтов и провалы бизнеса. Этот кризис может быть таким же, как в 1930‑е»

Кармен Рейнхарт (профессор экономики и финансов в Школе управления им. Джона Ф. Кеннеди)

«Худший финансовый кризис со времён Великой Депрессии 1929 г.»

Аналитик-ветеран «Си-эн-би-си»

Джим Ричардс, бывший советник ЦРУ и Пентагона, а также Федеральной резервной системы (ФРС), предупреждает о пятиступенчатом эффекте домино на экономику США (которое произойдёт в скором будущем, по его словам):

  1. Депрессия будет вести к массовой безработице, когда больше чем 50 % работающих будут под угрозой потери работы. В связи с тем, что все сейчас сидят дома, в связи с отсутствием покупательной возможности по причине безработицы и самоизоляции, спрос на товары будет низким. И с карантином мы впервые в истории имеем кризис спроса и производства 1. Так как кризис начался не с финансового коллапса (как в 1930‑м и 2009‑м), снижение процентных ставок и вливание денег в экономику не будут иметь длительной эффективности для восстановления экономики.
  2. Следующим домино будут массовые банкротства, так как будет отсутствовать спрос на товары, соответственно — никаких продаж.
  3. Экономическая болезнь распространится на рынок недвижимости, так как люди не смогут выплатить свои ипотечные кредиты. Рынок в 16 триллионов долларов потерпит коллапс.
  4. Четвёртым домино будет коллапс банковской индустрии и кредитный кризис, в связи с коллапсом кредитования населения и банкротством в индустрии.
  5. Полный коллапс нашего общества и верховенства права. Уже происходят секретные переговоры в армии про введение военного положения.

Это может быть наихудший сценарий, но факты точно двигают нас в этом направлении. На деле, два призрака бродят по миру. Ковид‑19 и экономическая катастрофа. Ковид — это только продолжение бесчисленного ряда вирусов, что поразили мир в последнее время. Другой призрак возрождает воспоминания о ужасах Великой Депрессии в 1930‑х и массовой нищеты, что пришла вместе с ней. Какой из двух будет более смертельным, сейчас сложно сказать, но мы уже видим в Индии миллионы мигрантов, которые не имеют ни еды, ни транспорта чтобы добраться обратно в свои деревни; а также страдания миллионов других, кто сейчас закрыт в своих домах (обычно 10 на 10 метров со всей семьей), лишившись источников заработка. Будущее максимально неопределенно; возможно коктейль из этих двух (экономической депрессии и вируса) опустошит целые регионы в мире, будучи в разы хуже Великой депрессии.

Реальность в том, что большинство ведущих экономик мира двигались к серьезному кризису с конца прошлого года, более ужасному, чем Великая рецессия 2008—2009 гг.; двигаясь по пути схожему (или хуже) тому, что был в 1930‑х. Коллапс кажется неотвратимым, с или без Ковида. Карантин, конечно, усугубил положение вдесятеро.

Несколько вопросов всплывает в этом двойном сценарии. Во-первых, по какому пути пошли бы мировые экономики, если бы не было эпидемии/карантина? Во-вторых, почему последние несколько десятилетий продолжают появляться целый ряд всё более и более смертельных вирусов? В-третьих, были ли такие радикальные меры как «социальное дистанцирование» и «карантин» единственным способ справится с вирусом, или могли быть приняты более эффективные меры, без ущерба экономики и жизням людей? В-четвёртых, какой источник этого вируса (или более ранних); почему было необходимо для 62 стран, включая Индию, принимать резолюцию во Всемирной Ассамблее Здравоохранения (руководящий орган ВОЗ), чтобы идентифицировать болезнь как «зооноозную» и после просить о «беспристрастной, независимой и всесторонней оценке» мер, принятых ВОЗ для противостояния Ковид‑19 (которая главным образом была основанием для введения по всему миру принятого метода — социального дистанцирования и карантина)? По иронии судьбы, почему-то две самые подозреваемые страны — США и Китай — отказываются подписывать эту резолюцию. Зоонозные болезни — это такие болезни, что передаются от животных/насекомых к людям, как птичий и свинной грипп, Нипах, Эбола, лихорадка Денге и множество других, таких как малярия.

Эти вопросы и много других остаются без ответа, пока мировые СМИ сосредотачиваются только на определённых вещах, люди не знают, чему верить, так как некоторые вопросы не поддаются логике; естественным образом множество теорий набирает популярность. И всё же давайте попробуем найти самостоятельно некоторую правду в этом лабиринте только экономического фронта, и начнём с состояния экономики до карантина, который начался в конце марта 2020 г., после решения ВОЗ объявить пандемию 11 марта 2020 г.

Состояние мировой экономики до пандемии

Все развитые страны — Европа, США и Япония — уже были в состоянии серьёзного упадка до начала пандемии. Давайте посмотрим сначала на США, самую большую экономику мира. Даже до начала эпидемии экономика США уменьшилась на целых 4,8 % в первом квартале 2020 г., что было наибольшим сокращением с 2008 г. 2; в США постоянно уменьшалась процентная ставка с 2,5 % до 1,25 %, а потом, 15 марта 2020 г., до 0 %. США также выпустили пакет стандартного количественного смягчения в размере 700 млрд долларов, впоследствии поднимая до 3 триллионов долларов, на самую высокую сумму за всю историю. Количественное смягчение (по сути печатание обязательств, т. е. займы) и низкая процентная ставка всегда были двумя стандартами монетарной панацеи для экономик в кризисе.

Япония, третья экономика мира, была в стагнации годами, и в последнем квартале 2019 г., уменьшилась на огромные 7,1 %. В отчаянной надежде прорваться через [экономический] шторм, Япония приняла несколько пакетов для стимулирования экономики и утвердила самый большой в своей истории пакет размером в 530 млрд долларов, позже постепенно подняв его до гигантских 2 триллионов. Процентная ставка в Японии была ниже нуля долгое время.

Если посмотреть на Европу, то мы видим, что в первом квартале 2020 г. (январь — март), экономика Германии уменьшилась на 2 %, Франции на 5,8 %, Италии на 4,7 %, Испании на исторические 5,2 %, что намного превосходит прошлый рекорд в 2,6 % в 2009 г. Экономика Великобритании уменьшилась на 2 %, в остальных странах Европы ситуация ещё хуже. Что касается Великобритании, то «Гардиан» сообщает (15 мая 2020 г.), что экономика замедлялась уже в феврале, и в марте она сократилась на 6 %, самый худший показатель с начала подсчётов в 1997 г. Как и все остальные страны, Великобритания вливает огромные суммы денег в экономику, чтобы держать её на плаву. Банк Англии предсказывает что рецессия будет наихудшей за последние 300 лет.

Экономика Евросоюза в целом уменьшилась на 3,5 % в первом квартале 2020 г., худший показатель за всё время с 1995 г., когда ЕС начал собирать эту информацию. Процентные ставки в Европе в марте 2020 г. были все около 0 %, тогда как в Великобритании 0,1 %, в Дании −0,6 % и в Швейцарии −0,75 %. С появляющимися признаками экономической слабости, Европейский центральный банк опустил процентную ставку ниже нуля в сентябре 2019 г., до −0,5 %. Швеция, Швейцария и Дания тоже застряли в «красных» процентных ставках (ниже нуля), как и Япония. И всё это — задолго до карантина.

Китайская экономика, вторая экономика в мире, уменьшилась на 6,8 % в первых трёх месяцах с 2020 г., по сравнению с тем же периодом год назад — это самое большое падение за почти что три десятилетия, так как промышленное производство и расходы внутри страны застопорились посреди беспрецедентного шока коронавирусной эпидемии. Конечно, это было после того, как вирус ударил по Китаю.

Не только это, но цены на товары начали резко падать в конце февраля. Цена на американскую нефть уменьшилась вдвое менее чем за две недели во второй половине февраля, рухнув до 24,5 долларов за баррель, наименьший показатель с 2003 г.

Эти цифры требуют понимания. В 2017 г. я написал из тюрьмы 3, что «со всеми показателями, идущими вниз, журнал „Экономист“ предупреждает, что по закону Сода 4 рано или поздно политики столкнутся с очередным спадом. И, добавляет журнал, израсходовав весь свой арсенал (а именно монетаристских манипуляций с количественным смягчением и процентной ставкой) правительства и центральные банки не будут иметь никакой амуниции для продолжения борьбы со следующей рецессией».

Ранее в той же статье я предупреждал, что:

«Несмотря на такие отчаянные меры, как гигантское количественное смягчение и почти нулевая и даже негативная процентная ставка, экономический подъём кажется делом далекого будущего, и падение экономики продолжается. В последние пять лет до конца 2016 г., прибыль транснациональных корпораций упала на 25 %. Прибыль с инвестиций уменьшились до минимального показателя за последние два десятилетия. Большинство гигантов имели рекордно вялый рост за два десятилетия. Согласно докладу ЮНКТАД 5, рост экономики Европы и Японии стагнирует с почти нулевыми темпами роста, тогда как в США рост замедлился до 1,6 % в 2016 г. (на самом деле, в США рост в первом квартале 2017 г. был наименьшим за три года с 0,7 %). ЮНКТАД в своём докладе пишет, что рост мировой торговли замедлился ещё более драматично до 1,6 % в 2016 г., что на целый процент меньше, чем мировое производство».

Далее я добавил в той статье, что даже до кризиса, согласно Томасу Пикетти, в течении всего периода глобализации, только верхний 1 % получил феноменальное богатство, тогда как остальные максимально его потеряли. После 2008 г. условия ещё больше ухудшились из-за мер жёсткой экономии разных правительств. Деньги на социальное обеспечение были направлены на спасение банков. Например, Великобритания приняла меры экономии на невиданном ранее уровне, урезая расходы на социальные выплаты, пенсии и государственные услуги. Те, кто работают, зарабатывали на 15 % меньше, чем десять лет назад (учитывая, что десять лет назад заработок и так сильно уменьшился после многих лет глобализации) и студенты выпускались из университетов, обременённые долгами в 40 000 долларов (30 лакхов рупий) 6.

Учитывая всё сказанное выше, ясно, что после Великой рецессии 2008—2009 гг. серьёзный кризис был в процессе рождения, так как [страны] не смогли восстановиться [от кризиса 2008 г.]; и, несмотря, на отчаянные меры, они справились только с тем, чтобы держать экономику на плаву. Хоть с конца второй мировой войны в экономике США, как и в мировой, были постоянно кризисные циклы (1957‑й, 1960‑й, 1973‑й, 1980‑й и коллапс Доткома в 2001 г.), ни один из них не был настолько сильным, как кризис в 2009 г., который чуть ли не принял форму Великой депрессии 1930‑х годов. Но даже тогда, ВВП уменьшилось на 4,3 % в ходе рецессии длиною 18 месяцев, тогда как безработица на её пике составила 10 %, что незначительно по сравнению с сегодняшним днём.

В других странах мира ситуация была ещё хуже. Экономический кризис 1990‑х, который ударил по бывшим республикам Советского Союза, был почти вдвое сильнее, чем тот, что был во времена Великой депрессии в Европе и США в 1930‑е гг. Средний уровень жизни катастрофически упал в начале 1990‑х гг. в большинство стран бывшего восточного блока, но наиболее заметно — в постсоветских странах. Даже до финансового кризиса 1998 г. ВВП России составлял половину её ВВП в начале 1990‑х. Население некоторых стран сегодня всё ещё беднее, чем оно было в 1989 г. (например, Украина, Молдова, Сербия, Центральная Азия, Кавказ). Коллапс советской плановой экономики и переход к рыночной привел к катастрофическому падению ВВП на примерно 45 % с 1990 по 1996 г., а бедность увеличилась более чем в десять раз.

Именно в рамках этого продолжающегося сценария мировых экономических кризисов (за исключением Китая) мы должны рассматривать огромный спад до коронавирусного карантина. С данными факторами, даже в ситуации отсутствия карантина, экономический кризис скорее всего достиг бы уровня Великой депрессии; теперь он будет намного хуже. Тем не менее, СМИ не говорят ни слова о состоянии экономики до карантина, и пандемия совпала по времени с экономическим коллапсом. И когда они говорят об экономическом коллапсе, они всё винят в этом пандемию, что очень удобно. Это искажает полноту картины и показывает только полуправду.

Давайте теперь рассмотрим влияние карантина на экономику.

Воздействие карантина на экономику

30 января 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила Ковид‑19 «чрезвычайной ситуацией в общественном здравоохранении международной важности». До этого количество смертей за пределами Китая было менее 170, а подозрений было 7736. Не похоже на то, что могло быть названным «чрезвычайной ситуацией в общественном здравоохранении международной важности». Потом, 11 марта, ВОЗ объявляет это пандемией после того, как количество смертей, «приписанных» Ковид‑19 Университетом Джона Хопкинса, выросло до 4300 по всему миру. Слово «приписанные» тут важно, ибо оно не говорит о том, что эти смерти прямо были следствием Ковид‑19. Другими словами, даже эти «смерти» были спекулятивными и предполагаемыми, а не определёнными; но даже так была объявлена пандемия при 4300 смертей по всему миру. Странно, как минимум!

Оставляя в стороне то, был ли карантин лучшим вариантом в то время, даже по умеренным прогнозам складывается впечатление, что карантин, при и так падающей экономике, будет ошеломляющим (для неё); намного хуже не только Великой рецессии 2008—2009 гг., но даже и Великой депрессии 1930‑х. Мы уже видели, что в первом квартале (т. е. до введения полного карантина) большинство экономик уже было в состоянии тяжёлой рецессии; наибольшей за последнее время.

Для сравнения, во время Великой депрессии общемировой ВВП упал на 26,7 % за 43 месяца между 1929 и 1933 гг.— падение примерно на 6,5 % каждый год. Во времена Великой рецессии ВВП США упал на 4,3 % и не восстановился до 2011 года. Занятость упала на 8,6 миллионов. Если мы возьмём сегодняшние цифры для сравнения, то увидим, что Голдман Сакс предсказали падение ВВП в США на 26—40 %, и, до конца апреля, 26 миллионов безработных. В этот раз США выделили самые большие стимулирующие пакеты в истории размеров в 3 трлн долларов и процентные ставки были уменьшены до нуля за одну ночь.

Если посмотреть на другие экономики, то МВФ предсказывает падение на 8 % в 2020 г. для ЕС, в то время как экономика Великобритании сокращается на 30 % в первой половине года, а экономика Италии на 18 % во втором квартале.

Коронавирусная (Ковид‑19) пандемия влияет на экономики Латинской Америки и Карибского региона через внутренние и внешние факторы, совокупное воздействие которых ведет к самому худшему падению [экономики], через которое этот регион когда-либо проходил, превышая падения в 1914‑м и 1930‑м годах. По последним подсчетам, прогнозируется сокращение в 5,3 % в 2020 г., указывает Экономическая комиссия стран Латинской Америки, выпуская свой новый отчёт.

Аналитики, опрошенные «Рейтерс», ожидают сокращения экономики Японии на 22 % в период с апреля до июня, что будет наибольшим известным спадом. Японское правительство уже анонсировало рекордные 2 трлн долларов стимулирующего пакета, что составляет более 40 % ВВП Японии, и банк Японии расширяет меры поддержки экономики второй месяц подряд в апреле.

МВФ консервативно предсказывал сокращение мировой экономики на 3 %, ожидается, что промышленное производство сократится на 9 трлн долларов (что в три раза больше, чем ВВП Индии) по всему миру. Цифры скорее будет в разы больше, так как карантин продолжается

Такие пандемии сами по себе — результат сегодняшней экономической политики, которая уничтожает нашу окружающую среду, тем самым ослабляя иммунную систему не только человека, но и животных, что приводит к взрыву зоонических болезней. ВОЗ в своём отчёте сообщает:

«21 столетие уже было отмечено большими эпидемиями. Старые болезни — холера, чума и желтая лихорадка — вернулись, и появились новые — ТОРС (SARS), пандемический грипп, MERS, Эбола и Зика… Болезни, о которых идёт речь: вирус Эболы, лихорадка Ласса, геморрагическая лихорадка Крым-Конго, желтая лихорадка, Зика, чикунгунья, авиан и другие зоонические гриппы, ТОРС, холера, обезьянья оспа, чума, лептоспироз и менингококковый менингит».

Почему всё это возымело такой скачковый рост за последние два десятилетия? Исследования показывают, что это результат изнасилования природы, не только девелоперами, но и тем, что Вандана Шива называет «отравляющим картелем». И если добавить к этому всему массовое уничтожение почвы, местных семян, массовое использование удобрений, пестицидов, гормонов и других химикатов в нашей пищевой цепочке, мы не только получаем рост подобных болезней, но ещё и рак, отказ почек и переносчиков новых болезней. Летальность в предшествующих эпидемиях, таких как азиатский грипп 1957—1958 гг. (1,1 миллиона жертв) и гонконгский грипп 1968 г. (2 миллиона жертв) и даже в пандемии 2009 г., была огромной. В настоящее время число смертей от Ковид‑19 за три месяца составило 314 687. Одно из наиболее полных исследований по пандемии, проведённое Имперским колледжем Лондона, показывает, что «коэффициент летальности» или летальность среди заражённых Ковид‑19 составляет 0,9 %.

По сути, общая причина и пандемии и экономического кризиса — современная паразитическая капиталистическая/финансовая система, в которой рентабельность капитала в промышленности продолжает уменьшаться, и всё время нужно открывать новые сферы извлечения прибыли, неважно, какое влияние на здоровье людей или окружающую среду они оказывают. И в цифровой эре, эта система становится всё больше и больше паразитической, процветая на финансах, спекуляции и торговле, и, что хуже всего, на болезнях, вместо того, чтобы развивать производство. «Глубинное государство» это больше не военно-промышленный комплекс, а военно-промышленно-цифрово-фармацевтический комплекс, который правит миром. Как говорит Вандана Шива, три компании доминируют в «отравляющем картеле», которые, соединяясь, образуют большую тройку: «Монсанто — Байер», «Дау — Дюпон» и «Сингента — Кем-Чайна». Это те компании, что производили убивающий газ для Гитлера, а также для вьетнамской войны. Сейчас они производят семена (генетические), удобрение, пестициды и т. д., которые являются источником большинства современных болезней; также они готовят лекарства от рака.

Теперь давайте посмотрим на состояние экономики сейчас и на то, какими могут быть последствия от коллапса, а также возможную альтернативу.

Карантин и после

Сначала давайте посмотрим на США, которые подозревают в том, что они главный источник вируса (вместе с Китаем). Между 18 марта и 19 мая капитал 600+ миллиардеров в США увеличился на 434 млрд долларов, или на 15 %, согласно анализу «Эй-ти-эф» (Американцы за налоговую справедливость) на основе статистики «Форбс». Пять самых богатых миллиардеров США — Джефф Безос, Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Уоррен Баффет и Ларри Эллисон — увеличили свои накопления на 75 млрд долларов или на 19 %. В марте в списках «Форбс» было 614 миллиардеров, тогда как два месяца спустя их стало 630, включая Канье Уэста с 1,3 млрд долларов. Суммарный капитал миллиардеров вырос с 2,948 триллиона до 3,382 триллиона долларов за это время. «Вместе, пять самых богатых миллиардеров ответственны за 21 % роста капитала всех 600+ миллиардеров за два последние месяца. Накопления Безоса и Цукерберга вместе выросли на 60 млрд долларов, или же на 14 % от всего роста в 434 млрд долларов», говорится в отчете «Эй-ти-эф» и Института политических исследований неравенства. За это же время более 38 миллионов американцев потеряли работу, около 1,5 млн были заражены вирусом и 90 000 умерли от него.

С другой стороны, рабочие пережили ужасные потери. 2,7 миллиардов рабочих пострадали от карантинных мер, а это 81 % от 3,3 миллиарда рабочих в мире, и теперь они сталкиваются с огромным сокращением своих доходов и занятости. В любом подсчёте, который мы имеем от МВФ, Всемирного банка, ОЭСР и частных аналитиков, всюду прогноз падения в размере около 5 % мирового ВВП в этом году, падение в разы больше, чем в ходе рецессии 2008 г. Состояние мигрантов в Индии никогда не было столь плачевным со времен британского правления. Миллионы нищих практически вынуждены выпрашивать кусок еды в городах, которые они помогали строить. Но это только верхушка айсберга, другие потеряли свою занятость и большая часть среднего класса и самозанятых были доведены до состояния беспомощности нехваткой средств и психологическими проблемами. Полиция и общество параноидально преследуют пожилых людей, будто все они имеют подозрение на корону.

К тому же, как мы видели, даже перед карантином экономики мира двигались в сторону худшего кризиса за всё время. Это в любом случае бы привело к всевозможным трудностям, которые открыли бы возможность для многочисленных восстаний по всему миру. Капиталистическая система была бы полностью дискредитирована в глазах большинства. Это был бы «конец истории», но для капитализма, а не, как Фукуяма предсказывал, для коммунизма.

В 1930‑х, чтобы справиться с голодом и недовольством, к власти пришли фашистские партии, которые убили миллионы и пытались направить недовольство людей в антисемитизм, используя тактику «разделяй и властвуй». Так как ситуация, скорее всего, будет в разы хуже, мировым лидерам была нужна причина, чтобы сдержать ситуацию. Что могло быть лучше, чем эта пандемия… то, что было по сути кризисом капиталистической системы, теперь рассматривается как кризис, вызванный пандемией. Создавая массовую истерию и страх, они добились заточения всего населения под домашний арест… Беспрецедентный случай в истории, и, де-факто, с социальным согласием, люди сами заставляли себя [пойти под домашний арест] из страха перед распространением вируса. В стране за страной всё государство отдавалось под управление полиции, которой одной разрешалось свободно ходить (никакого Ковид для них) и наводить свой порядок железным кулаком против всех, кто посмеет выйти из дома. Любое разрешение должно проходить с полицейским согласием, а не таковым от отдела здравоохранения. Также все инструкции издаются МВД, тогда как этим должны заниматься министерства здравоохранения. Другими словами, всё это — полицейские действия, а не медицинские. Если бы внимание было более сосредоточено на медицине, возможно, больше внимания было бы уделено улучшению иммунитета, чем сейчас занимаются отдельные лица и неправительственные организации, такие как Раджив Баджай (управляющий и генеральный директор «Баджай ауто»), а не правительство.

Сейчас для того, чтобы выйти из экономического кризиса, правительства располагают двумя стандартными монетарными инструментами: это увеличение долга путем печатания денег (количественное смягчение) и резкое уменьшение процентных ставок. Но эти страны стоят перед дилеммой; в связи с продолжающейся стагнацией их экономик, они уже увеличили долг и уменьшили процентную ставку до нуля и меньше. Они уже сделали это, что им делать теперь? Иронично, но они не имеют других вариантов, кроме как принять те же решения, что США, Япония и страны ЕС, которые вкладывают рекордное количество денег, чтобы спасти экономики и уменьшают, везде где возможно, процентные ставки ещё больше. Это огромная авантюра, так как она в лучшем может играть роль амортизатора, но приведет к ещё большему краху в будущем.

Согласно ОЭСР, производство в большинстве секторов экономики упадет на 25 % или более, и карантин прямо повлияет на сектора, которые составляют треть ВВП основных экономик мира. Каждый месяц карантина потеря роста ВВП будет составлять 2 %. Говоря кратко, это может превысить любой коллапс производства, что мы видели за последние 150 лет! Даже хуже, чем Великая депрессия 1930‑х. МВФ прогнозирует, что более 170 стран переживут отрицательный рост доходов на душу населения в этом году. Вот насколько плоха ситуация.

Миллионы рабочих мест исчезли по всему миру, заявляет Международная организация труда (МОТ). Ожидается сокращение на 6,7 % рабочих часов в мире во второй четверти 2020 г.;— это эквивалентно 195&nbspмиллионам работников, занятых полный рабочий день. Потеря трудовых доходов составит 3,5 трлн долларов (максимум) в 2020 г. Исходя из этого, огромное количество людей будет выброшено обратно в бедность. Согласно «Оксфам», в худшем сценарии — 20 % сокращение доходов — количество людей, живущих в бедности, увеличится с 434 миллионов до 932 по всему миру. По тому же сценарию, количество людей, живущих менее чем на 5,5 доллара США в день, увеличится с 548 миллионов до 4 миллиардов. Даже на более опасном уровне, мы приближаемся к той ситуации, когда миллионы людей просто голодны, умирают с голоду, чего не должно происходить в 21 веке. В Индии мы уже видим, как это происходит.

Как подчёркивает Майкл Робертс («Долговая дилемма»), рост общемирового долга уменьшает возможность для капиталистических экономик избегать резких спадов и находить возможности для быстрого восстановления.

Сейчас, в коронакризис, спад сопровождается большим общемировым долгом, как государственным, так и корпоративным, и бытовым. Институт международных финансов, торговый орган, сообщает, что общемировой долг, государственный и частный, на конец 2019 г. превысил 255 трлн долларов. Это на 87 трлн долларов больше, чем вначале кризиса 2008 г. и эти числа, бесспорно, будут в разы больше в результате пандемии. Как пишет Роберт Армстронг из «Файненшл таймс»:

«Пандемия представляет большую опасность для компаний с высокой долей займов, а это большая часть корпоративного мира. Но сейчас единственным адекватным кратковременным решением будет взять ещё больше долга, до тех пора, пока кризис не пройдёт. Результат: компании столкнутся со следующим кризисом с ещё большей грудой долгов».

В США нефинансовый корпоративный долг достигал около 10 трлн долларов в начале кризиса. При 47 % ВВП, он никогда не был больше. В нормальных условиях это не было бы проблемой, потому что рекордно низкие процентные ставки облегчают долг. Корпоративные боссы, увеличивая долг, только следовали за стимулами, предоставленными им. Долг дешёвый и не облагается налогами, так что его использование увеличивает прибыль. Но в кризис, какой бы ни была цена, долг становится радиоактивным. Так как доходы упали, платежи по процентам вырисовываются большими. Долговые выплаты становятся смертельной угрозой. Вероятность дефолтов возрастает и система скрипит.

Тем не менее, все развитые страны, которые уже глубоко в долговом кризисе, сегодня используют те же механизмы, чтобы избежать сегодняшнего кризиса, из которого, как им кажется, нет другого выхода, даже зная, как это катастрофически может сказаться в будущем.

Фактически, с середины 1980‑х гг., экономика США была охвачена серией циклов, каждый цикл в определённой степени включал безрассудные заимствования и спекуляции активами, что приводило к финансовому кризису, дефляционному давлению и длительной экономической слабости. Другими словами, вместо того, чтобы инвестировать в производственные активы, корпорации перешли к слияниям и финансовым спекуляциям, так что большая часть их прибыли всё больше приходилась на прирост капитала, а не на прибыль от производства.

Мы имеем нефтяной кризис 1973 г., рецессию 1982—83 гг., которая привела к реформам Рейгана/Тэтчер, потом коллапс Дотком и Великую рецессию 2008—2009 гг.

Глубокий спад 1980—1982 гг. уничтожил производственный сектор на глобальном Севере и ослабил профсоюзы на поколения. Был создан базис для т. н. неолиберальной политики увеличения прибыльности капитала путем увеличения уровня эксплуатации. И это послужило основой для перевода капитала из производительных секторов на «глобальном Севере» на «глобальный Юг» и в фиктивный капитал финансового сектора. Поступление прибыли и заёмных средств в облигации и акции привело к снижению процентных ставок и росту прибыли от капитала и цен на акции. Компании запустили бесконечную программу выкупа собственных акций и займов, чтобы повысить цены на акции.

Это создало базис для массовой финансизации экономики, которая достигла гигантских пропорций сегодня со всё увеличивающейся концентрацией денег в руках всего лишь нескольких людей. Как Вандана Шива сказала в Женеве 14 марта 2019 г., в марте 2016 г. шестеро самых богатых человека владели 343 млрд долларов, год спустя их состояние увеличилось до 402 млрд. И большая часть этого богатства теперь организована ФУА (фонды управления активами), которых не было до либерализации. Самые большие ФУА в августе 2019 г. контролировали богатства размером в 74 трлн долларов (для сравнения, весь ВВП Индии — 2,5 трлн долларов). Их активная экспансия происходила после кризиса 2008—2009 гг. К примеру, два самых больших ФУА в мире, «Блэкстоун» и «Вангард», имели 1 триллион долларов каждый в 2008 г. В 2019 г. у «Блэкстоун» было 7 трлн долларов, а у «Вангард» — 5,6 млрд долларов. «Ю-би-эс» была [третьей] с 3,4 трлн долларов. Большинство этих гигантов зарегистрированы в «налоговых убежищах», так что практически не платят налогов. Для сравнения, капитал «Голдман сакс» в 2019 г. составлял 1 триллион. Большая часть богатства, созданная этими ФУА, происходит за счет прироста капитала, а не прибыли. Таким образом, хотя валовая прибыль «Блэкстоун» в 2019 г. составила 7,4 млрд долларов, прибыль «Голдман сакс» составила 34 млрд долларов.

Пока эти конгломерации зарабатывают огромное количество денег, рентабельность производства чрезвычайно мала, и это предполагает, что они не в состоянии бороться с коллапсами в здравоохранении и экономике. Если мы посмотрим на корпоративные прибыли, а не только на прибыль на инвестиции, то мы увидим, что возрастание общего объёма прибыли больших экономик остановилось, когда началась пандемия. Как мы видели, мировая экономика уже была готова уйти в падение, но, естественно, пандемия ещё сильнее ухудшила это.

Частью проблемы с преодолением низкой рентабельности было то, что компании всё больше брали кредиты, увеличивали свой долг, брали займы от банков и старались держаться на плаву. Это особенно верно для малых компаний, которые были вынуждены брать большие долги по сравнению с теми продажами, которые у них были, для того, чтобы продолжать двигаться вперёд. И это увеличивало нагрузку на них. Если что-то пойдёт не так, то они останутся с огромным долгом. Они должны его выплатить, а если они объявят дефолт, не только компании будут иметь проблемы, но и их кредиторы. Даже развивающиеся рынки переживают сильное увеличение долга, тогда как рост замедляется.

Даже во время пандемии сейчас большая часть «стимулов» идёт банкам и финансовым инструментам, тем самым поддерживая фондовые рынки и богатство больших бизнесов. Федеральная резервная система США вмешалась для того, чтобы влить колоссальное количество кредитов, покупая облигации и используя финансовые инструменты, чтобы банки могли держать свои головы над водой. Но сработает ли такое лекарство в этот раз, пока предложение не растет, спрашивает Джим Ричардс. Конечно, для того чтобы сделать это и облегчить часть страданий тех, кого оставили без работы, правительства стран Запада, в отличии от Индии, также дали деньги и пострадавшим.

Карантин в Индии и наше будущее

В Индии тоже ситуация была ненадёжной задолго до карантина. Хоть правительство и перестало публиковать большое количество статистики, чтобы факты не выходили на поверхность, но сам бюджет говорил о довольно мрачной реальности. В бюджете говорилось: в финансовом году 2019—2020 реальный рост ВВП составил 5 %, это самый низкий показатель со времени кризиса 2008—2009 гг. Рост производства составил 2 %, самый низкий показатель за 13 лет, рост инвестиций составил менее 1 %, самый низкий показатель за 15 лет. К тому же, рупия достигла исторического минимума с курсом в 76 рупий за доллар, также ожидается её дальнейшее падение. Сначала рушились банки публичного сектора из-за убыточных активов, потом падение переместились к органам финансирования, затем к Кооперативному банку, и теперь даже к банкам частного сектора с крахом огромного банка «Йес». Падение пошло дальше на паевые инвестиционные фонды (ПИФ), гигантский американский «Франклин темплтон» был вынужден 23 апреля закрыть шесть своих фондов. Такого никогда не происходило в Индии в прошлом. Деньги инвесторов, которые застряли в этих фондах, составляют примерно 25 000 кроров рупий 7, и все они от среднего класса. Газеты предсказали, что болезнь распространиться на другие ПИФы. В дополнение к этому, рынок акций с начала января и до марта упал на 35 %.

А теперь, если мы посмотрим на послекарантинную ситуацию в Индии, то журнал «Экономист» (22 мая 2020 г.) пишет: «Голдман сакс» предсказывает сокращение экономики на 45 % в этом квартале (с апреля до июня 2020 г.) в годовом исчислении и на 5 % за весь год, предполагая большой отскок во второй половине года. Экспорт Индии упал на 35 % в марте и на 60 % в апреле. Сейчас Индия заявляет, что фрукты и овощи гниют, так как нет транспорта или рабочих, чтобы собрать их и отправить в манди 8. Сектор транспорта и логистики размером в 15 лакхов кроров 9 был парализован после 24 марта, 1,5 млн грузовиков застряли в дороге (из 7,5 млн) из-за неожиданности объявления [карантина].

Судя по цифрам индекса деловой активности (PMI) от «Ай-эйч-эс Маркит», промышленное производство Индии подверглось беспрецедентному сокращению в апреле, когда карантин привёл к падению спроса и к массовым сбоям цепочки поставок. В апреле, с учетом сезонных колебаний, индекс деловой активности в производственном секторе упал с 51,8 в марте до 27,4. «Последние данные указывают на самое резкое ухудшение условий ведения бизнеса во всём секторе с момента начала сбора данных 15 лет назад. Падение условий эксплуатации было частично обусловлено беспрецедентным сокращением производства»,— сообщает «Ай-эйч-эс Маркит». В марте объём выпускаемой продукции упал на 16,7 %.

Компания «Транс-юнион СИБИЛ» сообщила, что кредиты микро-, малых и средних предприятий на сумму 232 000 кроров рупий 10 подвержены высокому риску стать убыточными активами. СИБИЛ заявляет, что количество таких активов для малых и средних предприятий увеличивались в последние несколько лет до 12,6 % в декабре 2019 г. «Количество предприятий микро-, малого и среднего бизнеса, попадающих в группу наивысшего риска, имеет гигантский непогашенный кредитный баланс в размере 232 000 кроров рупий, что повышает риск попадания в убыточные активы»,— заявляет СИБИЛ.

Неудивительно что тот же «Экономист» пишет, что:

«Национальный совет по прикладным экономическим исследованиям, исследовательский центр в Дели, прогнозирует сокращение на 12,5 % в этом финансовом году, если не будет существенного стимула».

И когда этот большой стимул был объявлен Моди 11, то, как пишет «Экономист»:

«Но вместо повышения спроса, в частности, вместо денежной помощи бедным, г‑н Моди предоставляет нам блюдо из инвестиций в увеличение предложения и инъекций, таких как кредитные гарантии, вместе с реформами, эффект от которых будет ощущаться, самое раннее, только в среднесрочное перспективе».

Большинство стимулов были либо ранее анонсированными, либо попыткой Центробанка стимулировать кредитование. Оценки фактических новых бюджетных обязательств правительства Моди варьируются от незначительных 0,7 % ВВП до 1,3 %, что далеко от рекламируемых 10 %.

Газеты сравнивают сегодняшнюю ситуацию с испанкой, которая была принесена в Индию солдатом, возвращающимся с полей первой мировой войны (подарок от британцев), что крайне нелепо, ибо во времена испанки 18 миллионов жителей Индии ушли в иной мир, тогда как до сегодняшнего дня за два месяца карантина по официальной статистике умерли 4000 человек по всей стране. Заражённых больше одного лакха 12, но смертность мала. Это известный факт, что уровень смертности составляет меньше 1 %, и большинство смертей происходит из-за других заболеваний. Фактически, паника была излишне спровоцирована Индийским советом по медицинским исследованиям (ИСМИ) ещё 27 февраля, когда ещё не было ни одного случая. Используя «математические модели», они предсказали 1,5 миллиона заражённых в Дели и 5 лакхов  13 в Мумбаи, Калькутте и Бангалоре. В худшем возможном сценарии они предполагали 10 миллионов заражённых в Дели и по 4 миллиона в Мумбаи, Калькутте и Бангалоре с пиком в марте. Сравнивая эти предсказания с количеством заражённых в Индии на 24 мая в 13 200, нет буквально никакой связи с предсказаниями ИСМИ, хоть это высший медицинский орган в стране. Но ни газеты, ни ИСМИ не будут извиняться перед людьми за распространение страха и паники. И, вероятно, само правительство действовало в панике, видя прогнозы ИСМИ ночью 24 марта.

Неслыханное сокращение индийской экономики на 12 % и огромное давление на мигрантов и средний класс — это только начало того, что будет. Конечно, пока мы на карантине и миллионы голодают, корпорация «Рилайанс» уже подписала четыре мега-сделки (никакого карантина для неё) и её акции достигли исторического максимума, увеличившись на 45 %. Анил Агарвал, основатель «Веданта рисусез», воспользовался падением стоимости акций, чтобы выкупить 49 % акций по низким ценам. Помимо этого, интернет компании и электронная коммерция занимаются бурным и плодотворным бизнесом с «Амазон», «Уолмарт», «Гугл» и т. д., чьи акции достигают высочайших уровней на фондовой бирже США. И это в том сценарии, когда фондовые индексы резко упали, как в США, так и в Индии.

Экономика Индии, будучи столь зависимой от экономики Запада, как мы видим, оказалась крайне сильно подвержена текущему кризису. Уже сейчас верхний 1 % владеет более чем 50 % всего богатства Индии, тогда как 10 % принадлежит почти 80 % его. Количество людей, живущих в трущобах, превышает 100 миллионов, что значительно больше, чем в других странах Южной и Юго-Восточной Азии. Это то население, которое подвергается наибольшей опасности во время любой эпидемии, ибо не может себе позволить социальное дистанцирование в этих трущобах или однокомнатных квартирах, в которых большинство живёт. В Мумбаи мы видим, что большинство случаев заболевания короной отмечено в трущобах. Согласно [экономисту Томасу] Пикетти, неравенство в Индии растёт быстрее всего в мире. Верхний дециль увеличил свой доход с 33 % в 1980 г. до 55 % в 2018 г. в Индии, тогда как в Европе он вырос с 28 % до 34 %, в России с 26 % до 45 %, в США с 35 % до 48 % и в Китае с 26 % до 41 %. Кроме того, мы не берём в расчёт «беспрецедентное использование неприкасаемости 14, что делает Индию самой неравной, самой позорной, самой бессердечной и самой токсичной страной в мире».

С таким сценарием худшее ещё только предстоит, и не только от вируса, но и экономически и политически. Также, как голод Великой депрессии сопровождался террором со стороны фашистов и коммуналистов 15. Миллионы были убиты, и ещё больше умерло от мук голода. Письмена на стенах уже по всему миру 16 и уже в экстремальной форме в Индии. Газеты сообщают, что малый и средний бизнес с большой вероятностью не выполнит свои обязательства по кредитам, жилью и т. д. Это оказывает огромное давление на банки, и банки могут столкнуться с потерей уверенности в сохранении своих вкладов. Остальные схемы для сбережения средств уже находятся под давлением, такие, как ПИФы. Если будет их коллапс, то с большой вероятностью заработанные тяжёлым трудом сбережения людей исчезнут. Кризис ударит не только по труду мигрантов и самоустроенных, но и по среднему классу. С ростом экономической нестабильности в десятки раз, потерей возможности пользоваться сферой развлечений, усложнением социальных взаимодействий ожидается, что количество психических расстройств, вместе с суицидами, не ограничится только фермерами, но и распространится на средний класс. Кризис здесь скорее всего будет сильнее, чем на Западе, из-за уязвимости экономики и и так уже ужасающего уровня бедности.

С другой стороны, власть большого капитала и нескольких семей на Западе, а также их коллег в Индии, многократно увеличится, и связь между ними и политическим классом только укрепится. Они будут править железной рукой и «страхом» перед вирусом, который может держать людей взаперти на неопределённый срок, давая возможность только полиции и госслужащим спокойно перемещаться. Уже такие приложения, как «Арогья сету» 17 будут обязательными для любых поездок, и это даже до прекращения карантина. «Несущественные» поездки будут ограничены, а что существенно или нет, будет решаться полицией и правительством. С такими технологиями Большой Брат будет следить за тобой 24 часа в сутки.

Это настоящая возможность, варьирующаяся в разных частях мира, а не идиллические выдумки отдельных людей. 1984‑й год и Оруэлл смеются с того света. Пока финансовая власть остаётся в руках немногих и политическая власть переплетается с ней, дела могут идти только от плохого к худшему — будь то сфера пандемии или экономики.

Без сомнений, эта экономическая система нежизнеспособна, и скорее всего будет идти от кризиса к кризису, но она не падёт сама по себе. Кроме того, нужна экономическая и политическая альтернатива, способная утвердить себя.

Эта альтернатива может быть связана с разрушением сверхбольших финансовых/спекулятивных капиталов вместе с кучкой правящих домов и появлением экологичной, кооперативной экономики, где технологии используются для защиты (а не уничтожения) окружающей среды, человека и животных. Альтернатива в духе подлинного свадеши 18.

Политически, с уничтожением власти горсти политической элиты/миллиардеров и их политических лакеев, нужно кирпичик за кирпичиком построить подлинно демократическую альтернативу, чтобы поддерживать и развивать новую экономическую модель. Целью этой альтернативы должно быть достижение счастья для большинства путём достижения экономической стабильности, социального равенства, демократии и свободы с самого нижнего уровня, вместе с утверждением идеалов любви, гармонии и кооперации против всех форм ненависти, отчуждения, господства и высокомерия во всех сферах жизни  19.

Но это в долгосрочной перспективе, в краткосрочной люди должны защищать свои интересы и выживать, объединяясь между собой в духе кооперации, чтобы защитить себя, свои заработанные тяжёлым трудом сбережения и сопротивляясь сволочам. В конечном счёте, у правителей Европы долгая историю геноцида: они уничтожали целые коренные народы в Америках, их интересы по добыче ресурсов убили до 40 миллионов человек в Африке, [не говоря уже про] две мировые войны с массовыми убийствами и бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, про Индокитай, а потом Ближний Восток; про смерть около 30 миллионов человек за два столетия британского правления в Индии. Всё возможно в грядущий период сильного кризиса.

Супер-богатые уже защитили себя, переведя все свои деньги в «налоговые убежища», средний класс и бедные должны действовать, пока не слишком поздно. Великая депрессия длилась десять лет и закончилась второй мировой войной… чем закончится теперешний кризис?

Примечания:

  1. Англ. demand and Supply shock — прим.
  2. В первой половине 2020 г. уже началась пандемия, и была некоторая паника и перебои, в первую очередь в Китае, что в условиях глобализма влияло и на США, но подобные перебои и близко не могут быть причиной падения на 4,8 %.
  3. В статье «Индия и развивающийся мировой порядок» в номере журнала «Мейнстрим» за 18 сентября 2017 г.
  4. Закон Сода — аналогичный закону Мерфи, только для Британии: «если что-то может пойти не так, оно пойдёт» — прим. перев.
  5. Конференция ООН по торговле и развитию — прим. перев.
  6. 1 лакх равен 100 000, т. е. 30 лакхов это 3 млн рупий — прим. ред.
  7. 250 млрд, 1 крор равен 10 млн — прим. ред.
  8. Рынок — прим. ред.
  9. 15 трлн, 1 лакх равен 100 тыс.— прим. ред.
  10. 2,32 трлн — прим. ред.
  11. Премьер-министр Индии — прим. перев.
  12. Больше ста тысячи — прим. перев.
  13. 500 000 — прим. перев.
  14. Т. е. кастовых запретов; неприкасаемые или далиты являются самой угнетённой кастой — прим. ред.
  15. Т. е. террором по кастовому признаку — прим. ред.
  16. Идиома в английском языке, что значит, что уже просматривается нечто плохое, зловещее предзнаменование и т. д.— прим. перев.
  17. Приложение, сделанное правительством Индии для борьбы с Ковид‑19 — прим. ред.
  18. Самостоятельое производство, один из лозунгов М. Ганди — прим. ред.
  19. Подробнее об этом см. в серии статей К. Ганди «Вопросы свободы и народной эмансипации» — прим. ред.

К вопросу о резервах в промышленности

Кто опубликовал: | 28.05.2020

В. Г. Грабин

Коммунистическая партия Советского Союза с первых дней образования социалистического государства во всей экономической жизни страны первое место отводила задаче поднятия производительности труда.

Тяжёлая промышленность с технически передовым машиностроением, коллективное сельское хозяйство, созданные усилиями рабочего класса в союзе с многомиллионным крестьянством, дали невиданную в царской России производительность труда, превратив всю нашу экономику в социалистическую, а страну из отсталой в передовую и независимую от капиталистических стран.

Коммунистическая партия учит нас, что как бы велики ни были наши успехи в области роста экономики, поднятие производительности труда было и остается непреложным законом нашей жизни и коммунистического строительства, главным источником неуклонного роста благосостояния советского народа.

Дальнейший рост экономического могущества нашей Родины налагает особую ответственность на машиностроение и машиностроителей. Чем больше машин получит страна, тем ощутимей будет рост производительности труда во всех звеньях народного хозяйства. Поэтому неслучайно, что в нашей печати за последние годы всё чаще и чаще появляются высказывания о путях и резервах повышения производительности труда. Одни находят резервы в росте числа рационализаторских и изобретательских предложений, экономии материалов; другие, например машиностроители, видят их в так называемом силовом резании металлов, внедрении прогрессивной технологии отдельных видов обработки металла, приобретении новых типов станков и т. п. Есть люди, которые, как это ни странно, ищут пути для увеличения роста продукции завода в отзывчивом внимании плановиков и снабженцев к технологам.

Все авторы, выдвигая то или иное мероприятие, с добавком некоторых организационно-технических и управленческих мероприятий, по-своему, конечно, правы: предприятие, несомненно, и в этом случае может увеличить объём продукции на 5—10 %. К тому же, как особое достижение, будет записано во многих отчётах о ликвидации трёх-четырёх «узких мест» на заводе.

Однако надо признать, что эти методы изысканий, действительно имеющихся резервов в машиностроении, не имеют ничего общего с подлинным, действительно передовым методом, дающим резкое увеличение производительности труда в два-три и больше раз. Этим методом является скоростное проектирование и освоение машин в производстве.

Резервы любого машиностроительного завода имеются прежде всего и главным образом в конструкции изготовляемой им машины.

Тот, кто попытается отрицать это положение, тот непременно станет консерватором, потерявшим вкус к технике как живой и непрерывно развивающейся отрасли.

В чём же состоит в общих чертах метод скоростного проектирования. Сущность этого метода заключается в творческом содружестве конструкторов, технологов и производственников, в параллельной и совместной их работе.

Творческая мысль конструктора, выраженная на бумаге, сопровождается чёткой технологической отработанностью машины. Идее конструктора сопутствует идея технолога. Это возможно, и нами было достигнуто при одновременной и совместной работе конструкторов и технологов с самого начала проектирования машины. Отнюдь не позже. Опоздание технолога может привести к тому, о чём свидетельствуют бесчисленные факты нашей практики, когда машина не будет удовлетворять всем требованиям конструктора и технолога, окажется недоработанной и в ряде случаев недоброкачественной.

Соблюдение каких же условий может обеспечить быстрое и высококачественное проектирование?

Первое — при разработке эскизного проекта главный конструктор и главный технолог закладывают основную мысль, а по мере разработки конструкции совершенствуют и углубляют ее технологичность.

Второе — параллельная одновременная разработка технологического процесса, инструментария, с разработкой машины.

Третье — широкое применение в проектировании унификации, как отдельных деталей, так и целого узла механизма и даже группы механизмов.

Четвёртое — если нельзя применить унифицированные детали в проектировании новой машины, надо стремиться создавать детали и механизмы, подобные тем, которые изготовляет завод. Это значительно сокращает не только разработку технологии, но и освоение её в производстве.

Пятое — широко применять ОСТовские детали и стандарты, максимально сокращать типоразмеры на гладкие и резьбовые калибры, уменьшать расход сталей и цветных металлов на единицу выпускаемой продукции путём широкого применения штамповки и литья; максимально оснащать инструментарием технологический процесс, что обеспечит в изготовлении высокое качество машины.

Вот те основные элементы, которые являются основой в работе конструктора, технолога и металлурга при скоростном проектировании.

Конструктор, гарантируя высокое качество конструкции будущей машины, своевременным расчётом деталей и узлов на прочность и расчётом допусков, обеспечивающим прочность, взаимозаменяемость деталей и качество сборки, тщательным изучением и заимствованием всего лучшего в существующих отечественных и заграничных машинах, вместе с технологами добивается изготовления опытного образца машины в полном соответствии с чертежами.

Душой скоростного метода является живое общение конструкторов и технологов, взаимная критика и помощь друг другу в работе, совместное принятие рационального решения по конструкции детали или целого узла, по методам их обработки. Такой стиль работы конструкторов и технологов повышает техническую грамотность кадров, придаёт им огромную мобильную силу.

На одном артиллерийском заводе конструкторы и технологи, работая скоростным методом, конечно, не случайно добились выпуска пушек во втором полугодии 1941 года, т. е. первом полугодии войны, к соответствующему периоду довоенного года на 546 процентов. Причём надо иметь в виду, что количество оборудования и рабочей силы были неизменными. Затем завод при увеличении станочного парка на 65 %, рабочей силы на 44 % в первом полугодии 1942 года добился выпуска систем соответственно этого же периода довоенного года на 1294 %.

Из этих данных видно, что мы не ограничивали скоростной метод проектирования только разработкой чертежей машины, технологии, инструментария и создания опытного образца машины. Скоростной метод охватывает все работы от момента начала разработки проекта до выхода машины из сборочного цеха.

Основной целеустремленностью конструктора при проектировании новой машины должна быть наибыстрейшая постановка её на валовое производство.

Несмотря на то, что опыт скоростного проектирования и производства пушек — машин, как известно, очень сложных в машиностроении, в своё время был широко представлен в печати, тем не менее ряд экономистов и особенно инженеров-технологов до сих пор продолжает стоять на старых позициях, давно отвергнутых практикой. В этом отношении особенно характерной своим консерватизмом является точка зрения главного технолога Ленинградского завода им. Я. Свердлова тов. Е. Зазерского, опубликованная в газете «Правда» от 27 января 1955 г. Этот старомодный технолог, выступая в печати с требованием: «настойчиво совершенствовать технологию производства в машиностроении», вместо вдумчивого разбора затронутого им вопроса пролил слезу по поводу того, что плановики неправильно определяют «объём и сроки работ по каждому этапу подготовки: конструирования изделия, технологической разработки, проектирования оснастки, её изготовления и т. д.». Причём беда, видите ли, состоит в том, что внимание всех, вплоть до главка министерства станкостроительной и инструментальной промышленности «сосредотачивается на сроках конструкторских работ» за счёт технологов. Если добиться удлиненных сроков на этапы проектирования техпроцесса, проектирования оснастки, изготовления оснастки, освоения оснастки и т. п., ликвидировать попутно «разобщённость в работе между технологами механических и заготовительных цехов», тогда-то, видимо, по мнению тов. Е. Зазерского, и наступит то благодатное время для спокойной и плодотворной работы технологов. Бесплодные надежды! Все эти рассуждения о гармоничном соответствии последовательно идущих ступенька за ступенькой проектных, технологических и производственных работ, никогда не давали и никогда не дадут сколько-нибудь ощутимых результатов по освоению новых машин в производстве и использованию резервов.

Практика артиллерийского производства давно показала, что машина Ф‑22 которая проектировалась последовательным поэтапным методом, успела морально устареть, пока был освоен технологический процесс. Новая машина Ф‑34, спроектированная скоростным методом, через 6,5 месяца от начала проектирования пошла в серийном производстве. Причем качество её чертежей было значительно выше, чем у её предшественницы, над которой конструкторы и технологи трудились больше трёх лет. Поэтому давно стало неоспоримой истиной, что задача конструкторов и технологов состоит не в том, чтобы растягивать время на проектирование, а сжимать его за счёт ликвидации последовательно-ступенчатого метода проектирования и подготовки производства. Значит противопоставлять конструкторов изделия технологам, выговаривать тем или иным способом время для своей работы и спокойной жизни — вредная практика. Наоборот, конструкторы и технологи должны совместными усилиями преодолеть разобщённость, сблизиться на деловой, конкретной основе, т. е. совместной разработке чертежа изделия и технологии, что обогатит их взаимно и создаст новый тип высококвалифицированных техников, способных по-настоящему двигать технику и производство вперёд.

Если брать всерьёз желание тов. Е. Зазерского улучшить всю систему машиностроительного производства, начиная от проектирования изделия, разработки технологического процесса, организации всего производственного процесса от заготовительных и механических цехов до сборки и выпуска машин, то следует прежде всего его устарелому методу проектирования противопоставить скоростной метод. Только скоростной метод проектирования, параллельная совместная и одновременная разработка рабочих чертежей машины, техпроцесса, оснастки и т. п. может обеспечить планомерный и ритмичный разворот производства и создаёт все необходимые предпосылки для изыскания и использования резервов в машиностроительной промышленности.

Творческое содружество конструкторов и технологов, исключающее бесконечные (присущие при последовательном методе) письменные согласования о технологичности детали — узла дает экономичную высококачественную конструкцию, и в самые сжатые сроки. Живая и прямая связь конструктора изделия и технолога непосредственно у рабочего щитка конструктора при участии производственников, их совместное решение всего комплекса технических задач, можно твёрдо сказать, всегда предопределят успех любого производства. Основная черта такого метода такова: конструктор, выбрав схему, наносит первые линии будущей детали; технолог, если он согласен с конструкцией, с точки зрения выбора наивыгоднейших баз для обработки, тут же, не дожидаясь выхода чертежа, намечает схему технологического процесса. Больше того, производственники получают эскиз на заготовку детали. Коррективы в зависимости от новых соображений конструктора вносятся без всяких проволочек, так как работа принимается главным конструктором не раздельно, а комплексно: чертеж, технология и инструментарий.

Если деталь или целый узел не укладываются в заданное главным конструктором время на изготовление, их конструкции заново перерабатываются. Технологи, производственники, литейщики, кузнецы, штамповщики и механики далеко до того времени, как технологический процесс в слитках поступит к ним в цех, знают его. Без согласия производственников, без учёта их замечаний, а часто резкой критики конструкции изделия, конструкции приспособлений и инструмента ни один техпроцесс не спускался в производство.

При скоростном методе проектирования должна найти своё исключительное место унификация деталей и узлов машины.

В нашей практике был такой случай. Заводу было дано спроектировать и изготовить новую машину. Времени было очень мало, что понудило конструкторов разработать новую конструкцию на базе существующей. Когда решался вопрос о постановке новой машины на валовое производство разгорелся спор о том, что новая машина — наполовину старая. Одни утверждали, что в новой машине 70 % деталей от старой машины, другие не соглашались, утверждая, что старых деталей всего лишь 60 %.

Тогда выступил товарищ Сталин. Он заявил, что важным является не то, что 60 или 70 процентов использовано деталей от существующей машины, а то, что создана новая более совершенная машина на базе существующей машины и что это свидетельствует о высокой культуре проектирования.

Унификация — это ускорение проектирования, изготовления опытного образца, испытания его, разработка технологии и инструментария, постановка машины на валовое производство при изучении и облегчении её веса и т. п.

Унификация — это высший принцип проектирования. В тех случаях, когда нельзя унифицировать детали, узлы при новом проектировании, конструктор должен стремиться создавать подобные детали тем, которые идут в производстве. Это облегчает работу технолога и производственника и позволяет в значительных размерах применить типовую технологию.

Совместная работа конструкторов, технологов и производственников обеспечивает резкое сокращение типоразмеров, стало быть, уменьшает потребное количество режущего и мерительного инструмента, сокращает количество применяемых марок сталей и цветных металлов на единицу изделия. На машину Ф‑22 расходовалось в прошлом 12 тыс. кг металла при чистом весе машины 1,7 тыс. кг. На новую же машину Ф‑34 расходовалось 3,5 тыс. кг при чистом весе 1,1 тыс. кг, что составляло соответственно на килограмм чистого веса:

  • по машине Ф‑22 — 7,06 кг;
  • по машине Ф‑34 — 3,18 кг.

Комплексная и одновременная, по единому плану работа конструкторов и технологов, которая охватывает все звенья техники предприятия, ставит плановые, снабженческие и другие органы в подчинённое положение техническому замыслу главного конструктора и главного технолога.

Скоростный метод проектирования повышает руководящую роль конструкторов и технологов как технических командиров во всей системе подготовки и организации производства на заводе.

Эта роль ещё больше возрастает при разработке и внедрении прогрессивной технологии, этого главного пути изыскания резервов в машиностроении. Практика показала, что при ступенчатом методе проектирования технолог вынужден начать проектирование техпроцесса спустя значительное время после окончания чертежа изделия и поэтому по причине сложившихся правил обращения с чертежом не может реализовать свои претензии к конструктору. Попытки согласовать действия конструкторов и технологов в виде строгого плана, приказа директора завода, как бы за них ни ратовали консерваторы, не могут дать экономичной и качественной машины, как это достигается при скоростном методе проектирования.

Трудно себе представить более выгодные условия для конструкторских и технологических работ, чем те, которые естественно складываются при одновременной работе конструкторов и технологов, когда всё взаимосвязано единым планом и движется со всех направлений к единой цели.

В практике конструкторских отделов и отделов главного технолога машиностроительных заводов при поэтапном методе проектирования, как правило, отсутствует сколько-нибудь удовлетворительное оперативное планирование всего комплекса работ и совсем отсутствует должный порядок в технической документации технологического процесса. Конструктор подписал чертёж, технолог запустил оригинал технологии в разработку инструментария, а там, как говорится, всё само придет и встанет на место.

Документация технологического процесса — один из больших вопросов подготовки планомерного и ритмичного производства.

При старом методе проектирования технология в оригинале поступала в сектор учета отдела главного технолога. Последний, даже в том случае, если техпроцесс не потребует ни одного приспособления, передаёт оригинал конструкторам по приспособлениям, те обязаны составить спецификацию по приспособлениям или просто передать оригинал конструкторам по инструменту. Последние передают технологию нормировщикам и т. д. и т. п. Чтобы технологии попасть в цех, она должна побывать в двадцати пяти пунктах! Если учесть отсутствие должного оперативного контроля, охватывающего все работы от начала проектирования техпроцесса и освоения его, то можно себе представить, как медленно протекает работа по подготовке производства. И хуже всего то, что технология приходила в цехи обезличенной. Трудно найти человека, отвечающего за неё, так как технолог не был полным хозяином её. Конструкторы по приспособлениям и инструменту оснащали технологию не по заказу технолога, а руководствуясь своими, часто разрушающими замысел технолога соображениями.

При скоростном методе проектирования всё коренным образом меняется. Все проектные работы записываются в план-график.

Технолог, составив оригинал техпроцесса, задаёт конструкторам технические требования на приспособления и инструмент. Выполнение графика учитывается и контролируется ежедневно. Руководитель проектных работ по особой учётной таблице может безошибочно определить темп работы, видеть передовые и отстающие участки не только в разработке процесса, но и изготовлении оснастки, освоении её и т. п. В наших условиях нам удалось сократить путь технологии от проектантов до цеха с двадцати пяти заходов до девяти.

Планирование, контроль и учёт проектных работ, вопреки утверждениям скептиков о невозможности планирования, творческий труд дали нам высококачественные чертежи изделий, стройность в разработке и внедрении технологии в кратчайший срок, обогатили нас точными знаниями по экономии металла, экономии рабочего времени на единицу изделия, а главное, дисциплинировали весь технологический процесс производства и внесли в него предельную ясность.

Чтобы понять неодолимую силу нового метода проектирования, надо признать простое и неоспоримое, что все удачи или неудачи производства заложены в конструкции изготовляемой заводом машины. Если машина конструктивно передовая и в производстве технологична, то нет и не может быть никакого сомнения — производство будет ритмичным. Если же конструкция сделана конструкторами без учета хотя бы небольшой части замечаний технологов, производство будет в лучшем случае спотыкаться на недоделках и топтаться на месте при встрече с «узкими местами».

После того, как машина запущена в производство и освоен запроектированный технологический процесс в главной и решающей своей части, конструкторы и технологи обязаны изучить конструкцию, ещё раз просмотреть чертежи и технологически упростить её.

Совместная работа конструкторов и технологов и в этом направлении в своё время дала нам несомненный успех. Достаточно сказать, что себестоимость была снижена: по Ф‑34 на 58 %, ЗИС‑З на 24 %, Ф‑22 на 43 %, чтобы убедиться, что конструкторы и технологи потрудились не зря.

После того, как уже достигнута высокая технологичность конструкции и новый модернизированный технологический процесс применительно к наличному оборудованию начинает успешно осваиваться, конструкторы и технологи обязаны поставить перед собой новую задачу — разработать и внедрить прогрессивную технологию под углом максимального наращивания всех мощностей завода.

Скоростный метод проектирования впервые в советской промышленности дал нам возможность решать и эту задачу. Обычно заводское руководство, получив задание от министерства на определённый выпуск продукции, как говорится, закладывает программу на мощности — на оборудование, затем испрашивает поставку новых станков, рабочей силы или наименование заводов, на которых можно разместить заказы по кооперированию. Во время войны, как известно, всё это исключалось, а потребность в поставке пушек фронту непрерывно возрастала. Тогда самые незначительные изменения в программе завода в сторону увеличения выпуска продукции, тем более после проведенных работ по технологическому упрощению конструкции, повышению съёма деталей с единицы оборудования, казались совершенно невозможными. Тем не менее отдел главного конструктора, руководствуясь скоростным методом, задал себе значительно повышенное число ежедневного выпуска пушек и, опираясь на это как исходный момент, приступил к разработке новой технологии.

Новая технология — это не просто процесс, рассчитанный на определённое типажное оборудование, как это обычно делается, а процесс, изменяющий коренным образом оборудование, придавая ему большую производительность.

Надо заметить, что конструкторский и технологический аппарат к этому времени был самым могучим и влиятельным на заводе, чем когда-либо.

Прежде всего, по рекомендации отдела главного конструктора, заводоуправление разукрупнило механические цехи, специализировало их. Наново, в соответствии с главной задачей было технологически перепланировано оборудование с тем, чтобы предельно чётко выпрямить поток движения деталей на сборку. За месяц было демонтировано и установлено по плану новой технологии, без ущерба производству 853 станка. В механических цехах в помощь мостовым кранам были спроектированы и изготовлены консольные краны, стрелы, тележки и т. п.

Однако не это было решающим. Главным звеном новой прогрессивной технологии была специализация и модернизация оборудования. Она сводись к следующему:

во-первых: повышению мощности сверлильных станков;

во-вторых: увеличению числа оборотов в два раза у расточных станков;

в-третьих: присвоению станкам новых функций, например, продольно-строгальные станки, часть которых новая технология высвобождала, были переделаны в шлифовальные и т. п.;

в-четвёртых: проектированию и изготовлению новых агрегатных и специальных станков.

Главная идея новой технологии — это всемерное сокращение установочного, подготовительного времени и максимальное использование машинного времени, сокращение ручного труда и создание непрерывного потока деталей, узлов машины на склад сборочного цеха.

В проектировании прогрессивной технологии по единому плану отдела главного конструктора участвовали все инженерные силы предприятия, рационализаторы и изобретатели, плановые работники, нормировщики и работники по подготовке кадров. Обстоятельства, сложившиеся на заводе, поставили во главе этого огромного движения технической и производственной мысли конструкторов и технологов. Все данные о проектировании технологии, изготовлении новых станков, перепланировке оборудования, изготовлении приспособлений стекались в отдел главного конструктора, им контролировались и регулировались с предельной ясностью, когда и что входит в строй действующего производства.

Характеризуя направление в разработке прогрессивной технологии и метода наращивания мощностей силами завода, причем в самый острый момент войны — наступления гитлеровских орд на Москву — необходимо сказать о разработке совершенно необычных по своему оформлению приспособлений, редукторов, головок и режущего инструмента. Приспособления, обеспечивающие одновременную обработку двух и более командных деталей на одном станке, многорезцовые блоки, специальные фрезерные головки, специальные протяжки, новые более стойкие резцы и т. п., спроектированные и изготовленные в интервале четырёх месяцев, при первых же подсчётах давали возможность заводу сэкономить до 50 % станко-часов от каждой машины, идущей в производстве.

Широкое внедрение фасонного литья, горячей штамповки, холодной штамповки (чеканки), позволившее заготовительным цехам полностью удовлетворить возраставшие потребности механических цехов, также объективно сказалось на экономии времени в механических цехах.

Конструкторы изделия, брошенные на это время в помощь небольшому конструкторскому бюро по проектированию новых станков, которых было спроектировано за шесть месяцев 12 типов, так же, как и на проектирование систем, при взаимной помощи технологов блестяще справились со своей задачей.

Поэтому, как указывалось выше, и не был случайным такой результат по выпуску заводом машин в первом полугодии 1942 года.

Смысл прогрессивной технологии ясен, хотя мы не говорим о деталях как, например, мы добились увеличения оборотов в 1,5 раза шпинделя на сверловочно-расточных станках фирмы «Заест», увеличения производительности на многих операциях от 6 до 11 раз, однако представление о ней всё же будет неполным, если не сказать о том, что конструкторы и технологи объединёнными силами добились создания на заводе мощной инструментальной базы, способной квалифицированно выполнить самую передовую по технологическому замыслу работу. Кроме того, следует иметь в виду то обстоятельство, что, как мы уже говорили, скоростной метод не ограничивается только проектированием, но он охватывает и изготовление машины. Практика показала, и мы это испытали на себе, заранее созданная лабораторная база, подчинённая главному конструктору, для технологических экспериментов, отладки приспособлений и опробования всех видов режущих инструментов является могучим орудием в руках конструкторов, и особенно технологов. Прежде всего работа этой лаборатории раскрывает глаза конструктора и технолога на их промахи, просчеты и т. п. Далее — общение конструкторов и технологов с работниками этой лаборатории, а иной раз прямое участие в их работе даёт им возможность ощущать ритм производственного пульса завода. И, наконец, всё вместе взятое вооружает технолога не бумажным проектом, докладными записками и т. д., а приспособлением, оснащённым высокопроизводительным инструментом, на практике опробованным, дающим немедленный эффект в валовом цехе. Всё это неизмеримо поднимает авторитет технолога и делает его подлинным техническим руководителем производства.

Мы уже не говорим о том, что прогрессивная технология резко повысила качество машины, снизила брак и дала дополнительно экономию чёрных и цветных металлов, она облегчила труд рабочих. Например, труд слесарей был сведён к простому складыванию машин из взаимозаменяемых деталей. Производство пушек на заводе стало поточным, а сборка была поставлена на конвейер.

Если говорить о поднятии производительности труда методом совершенствования технологии, методом наращивания резервов, а это вполне реально при современном насыщении инженерными кадрами наших машиностроительных предприятий, то следует прежде всего повести решительную борьбу с отсталым представлением о методе проектирования, о взаимосвязях конструкторов и технологов, имеющем распространение даже в ленинградском машиностроении.

Надо решительней и смелей переходить на скоростной метод проектирования и освоения машин, как прогрессивный метод, таящий в себе неисчерпаемые возможности не только полного использования технических ресурсов промышленности, но и увеличения их без особых затрат государства.

В. Грабин
05.03.1955 г.