Архив автора: red_w1ne

Читайте Сталина и Мао!

Кто опубликовал: | 24.01.2021

Среди определенной части представителей левого движения в России бытует мнение, что работы И.В. Сталина и Мао Цзэдуна отличаются «примитивностью», «догматизмом» и даже «банальностью», и что читать и изучать их грамотному марксисту не стоит — только зря потратишь время. Особенно на это упирают троцкисты, сами, как правило, не читающие этих работ.

Такой взгляд в корне неверен. Почему? Потому что, в отличие от опусов Л.Д. Троцкого, работы Сталина и Мао написаны простым, ясным и понятным языком. Любой рабочий или крестьянин, читая их тексты, вполне может понять то, о чем они пишут. Собственно, и рассчитаны они на массового читателя. Даже не самого грамотного. Они демократичны.

А что же Троцкий? Троцкий — это  квинтэссенция интеллигентского высокоумия, софистики, пренебрежения к простому, малоподготовленному читателю. Троцкий, выступая в роли своеобразного «небожителя», поучает, наставляет читателя. Напротив, Сталин и Мао Цзэдун ведут с читателем дружескую, товарищескую беседу, часто объясняя на простых примерах весьма сложные вещи, например, законы диалектики или национально-колониальный вопрос с точки зрения марксизма-ленинизма. В этом смысле стиль их работ напоминает ленинский. Ленин тоже умел рассказывать просто о сложном.

Тексты Сталина и Мао отличаются стройностью, логичностью и непротиворечивостью, чего нельзя сказать о работах Троцкого. Работы Сталина и Мао построены на глубоком знании основ марксизма-ленинизма, его основных положений. И, самое главное — Сталин и Мао умели применять марксистский метод на практике, ведь как известно, именно практика — критерий истины. Часто их работы посвящены сугубо конкретным вопросам, например, социалистического строительства.

Актуальны ли в настоящее время работы Сталина и Мао? Без сомнения, да. Так, весьма современны лекции Сталина об основах ленинизма, прочитанных им в 1924 г. в стенах Свердловского университета. По сути, это — учебник, в котором в доступной форме излагаются основы марксизма (ленинизма) эпохи империализма и пролетарских революций. Существенное значение имеет и работа Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», опубликованная в 1952 г. незадолго до его смерти. В этой работе Сталин дает свое видение процесса перехода общества от социализма к коммунизму. Отметим, что наследники Сталина во многом отказались от стратегического плана перехода советского общества к коммунизму, изложенного в данной работе, что предопределило буржуазное перерождение СССР и его крах.

Если суммировать, то Сталин необходим как теоретик ленинизма. Из претендентов на теоретическое наследие Ильича его обобщение и развитие ленинизма оказалось наиболее близким взглядам самого Ленина и наиболее адекватным их развитием. Сталин развил в теории и осуществил на практике взгляды Ленина на строительство социализма, национальный вопрос, стратегию и тактику борьбы пролетариата.

Что касается Мао, то весьма актуальными в настоящий период являются его тексты о новой (народной) демократии как переходном этапе к социализму. Хотя пальма первенства в разработке теории народной демократии принадлежит Г.М. Димитрову, Мао внес существенный вклад, применив эту теорию к условиям Китая. Что такое новая или народная демократия? Исторический опыт показывает, что в эпоху империализма, в силу неравномерности и скачкообразности развития капитализма в мировом масштабе, весьма часто складывается ситуация, когда пролетариат в силу своей малочисленности не может сразу, без промедления, вести общество к социализму, и вынужден вступать в классовый союз с крестьянскими трудящимися массами, мелкой буржуазией и даже частью средней, национальной буржуазии на платформе антиимпериализма. Последний аспект особенно важен, если страна имеет полуколониальный, зависимый статус, при котором могут сохраняться пережитки феодализма, рабства или кастового строя.

При народно-демократическом режиме классовая гегемония принадлежит пролетариату как наиболее передовому классу. Народная демократия является разновидностью диктатуры пролетариата (в ленинизме, напомним, диктатура пролетариата – это классовый союз рабочих и крестьян). В то же время мы имеем пример РФ и других государств, образовавшихся на развалинах СССР, в которых за последние три десятка лет произошла массовая деиндустриализация, закрылись тысячи и тысячи заводов, а рабочий класс существенно уменьшился в численном отношении. Поэтому российскому пролетариату и пролетариату стран СНГ неизбежно придется привлекать полупролетарские, мелкобуржуазные слои и даже, возможно, отдельные прослойки национальной буржуазии на свою сторону, борясь за политическое преобладание в своих государствах, за народно-демократическую революцию и движение к социализму.

С теоретической точки зрения далеко не потеряли своей значимости работы Мао, касающиеся проблем марксистской диалектики, — «Относительно противоречия» — и соотношения революционной практики и теории — «Относительно практики». В первой из них Мао перерабатывает и творчески развивает марксистскую диалектику, а во второй — устанавливает соотношение между практикой и теорией, в том числе и в революционной борьбе, справедливо отдав пальму первенства практике, подтвердив правоту ленинского тезиса: «теория без практики мертва».

Ключевым в маоизме является вопрос о продолжении классовой борьбы при социализме, о культурной революции как методе предотвращения реставрации капитализма. Особенно актуально это для постсоветских стран, где сохраняется наследие брежневизма. Поэтому работы Мао периода культурной революции в Китае и документы КПК, такие как «великая полемика» и «шестнадцать пунктов», должны войти в идейный арсенал современного коммуниста.

Так что коммунисту читать работы Сталина и Мао просто необходимо. Ниже мы приводим список наиболее важных работ И.В. Сталина и Мао Цзэдуна, с которыми советуем ознакомиться.

Сталин

«Марксизм и национальный вопрос»

«Вопросы ленинизма» — сборник, в который включены важнейшие его работы, в первую очередь лекции «Об основах ленинизма»

«Экономические проблемы социализма в СССР»

Мао

«О классах китайского общества»

«Доклад об обследовании крестьянского движения в провинции Хунань»

«Почему в Китае может существовать красная власть?»

«Из искры может разгореться пожар»

«О тактике борьбы против японского империализма»

«Относительно практики»

«Относительно противоречия»

«Против либерализма»

«Вопросы стратегии партизанской войны против японских захватчиков»

«О затяжной войне»

«Вопросы войны и стратегии»

«К выходу первого номера журнала «Гунчаньданжэнь»

«О новой демократии»

«Перестроим нашу учебу»

«За правильный стиль в работе партии»

«Против шаблонных схем в партии»

«К вопросу о методах руководства»

«Юй-гун передвинул горы»

«Три основных правила дисциплины и памятка из восьми пунктов»

«Современная обстановка и наши задачи»

«О демократической диктатуре народа»

«О десяти важнейших взаимоотношениях»

«Некоторые аспекты исторического опыта нашей партии»

«К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа»

«Относительно работы «Экономические проблемы социализма в СССР»

Критические замечания по работе И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»

«Полемика о генеральной линии международного коммунистического движения» («великая полемика»)

«Постановление Центрального Комитета Коммунистической партии Китая о великой пролетарской культурной революции» (шестнадцать пунктов)

О троцкистах и других клеветниках

Кто опубликовал: | 11.01.2021

Хосе Мария Сисон

[Радиопрограмма] «Цикахан с Тито Джо» 1: О троцкистах и ​​социал-демократах, которые утверждают, что национал-демократы поддерживали и способствовали фашизму Дутерте.

Вопросы ведущего Ангело Годино, Анакбайян-Европа.

Ответы Хосе Марии Сисона, председателя-основателя «Кабатаанг Макабаян».

Прежде чем перейти к теме нашей недели, давайте попробуем определить некоторые термины, которые должны помочь зрителям понять, о чём мы говорим. Тито, что такое троцкизм и кем был Лев Троцкий? На Филиппинах национально-демократическое движение давно соприкасается с социал-демократами; кто эти национал-демократы и социал-демократы, как они возникли в политическом спектре Филиппин?

Троцкизм — это мелкобуржуазная антикоммунистическая идеология, которая маскируется как более левая, чем коммунистические партии, которые построили социалистические общества и привели антиимпериалистическую и демократическую борьбу масс к цели социализма. Лев Троцкий не понимал диалектического материализма, не имел пролетарской революционной позиции и перескакивал с ультралевого на правый оппортунизм и обратно. Он выступал против Ленина и большевиков по всем основным вопросам революции, таким как партия нового типа, диктатура пролетариата, союз рабочих и крестьян, перерастание демократической революции в социалистическую и так далее.

Брошюра для членов Коммунистической партии Филиппин (КПФ) под названием «Спецкурс по троцкизму» даёт следующее определение:

«Это идеологическое и политическое мелкобуржуазное течение, враждебное марксизму-ленинизму и международному коммунистическому движению. Свою оппортунистическую сущность он прикрывает радикальными левыми лозунгами. Троцкизм возник в Российской социал-демократической рабочей партии в начале ⅩⅩ века как форма меньшевизма. Он был назван в честь своего лидера Льва Троцкого (настоящее имя Лев Давидович Бронштейн, 1879—1940). Его донесли до ⅩⅩⅠ в. его приверженцы, известные как троцкисты».

Ленин охарактеризовал Троцкого следующими словами:

«Никогда ещё, ни по одному серьёзному вопросу марксизма Троцкий не имел прочных мнений, всегда „пролезая в щель“ тех или иных разногласий и перебегая от одной стороны к другой» 2.

Далее он пояснил:

«Троцкий был ярым „искровцем“, в 1901—1903 годах, и Рязанов назвал его роль на съезде 1903 года ролью „ленинской дубинки“. В конце 1903 года Троцкий — ярый меньшевик, т. е. от искровцев перебежавший к „экономистам“; он провозглашает, что „между старой и новой «Искрой» лежит пропасть“. В 1904—1905 году он отходит от меньшевиков и занимает колеблющееся положение, то сотрудничая с Мартыновым („экономистом“), то провозглашая несуразно-левую „перманентную революцию“» 3.

Троцкий окончательно пришёл к своему концу, когда большевики изгнали его после того, как он стал проповедовать невозможность построения социализма в одной стране, выступал против строительства социализма в Советском Союзе и участвовал в контрреволюционной деятельности. Он возглавлял так называемую левую оппозицию, Бухарин возглавлял правую оппозицию. Они атаковали социалистическую линию с двух флангов. Более крикливый Троцкий сделал антисталинизм своей торговой маркой.

Троцкий и его троцкистские последователи служили фашистам во время Второй мировой войны 4, США 5 и другим империалистическим державам до, во время и после холодной войны, распространяя ложь и клевету против коммунистических партий и революционных массовых движений, которые они упрощённо называют сталинистскими. Например, совсем недавно в своей обличительной речи против старой Коммунистической партии Филиппин 6 и новой Коммунистической партии Филиппин  7 троцкист Джозеф Скалис обвиняет старую Коммунистическую партию [Филиппин] в сталинизме даже после того, как лаваитские 8 остатки этой партии стали ревизионистскими и антисталинскими, как троцкисты, когда она [старая КПФ] встала на сторону КПСС после китайско-советского раскола в 1960‑х годах, и ещё больше, когда она сотрудничала с фашистским режимом Маркоса с 1972 по 1986 годы.

Уже несколько десятилетий прошло с тех пор, как троцкисты из США, Западной Европы, Японии и Австралии сформировали группы троцкистов на Филиппинах. Они пытались энтрироваться в Коммунистическую партию Филиппин и в революционное движение, но безуспешно. Эти группы ссорятся между собой, но они прямо и косвенно помогают реакционному правительству, особенно нынешнему террористическому режиму Дутерте, клеветать на КПФ и клеймить лидеров и членов патриотических и демократических сил национально-демократического движения.

Национально-демократическое движение — это массовое движение рабочих, крестьян, коренных народов, женщин, молодёжи, специалистов и представителей других слоёв общества на Филиппинах, которые борются за полную национальную независимость, демократию, социальную справедливость, экономическое развитие с помощью подлинной земельной реформы и индустриализации в интересах внутреннего рынка, культурного прогресса и международной солидарности со всеми народами против империализма и всякой реакции. Национально-демократическое движение вдохновляется филиппинской революцией 1896 года против испанского колониализма и всей революционной борьбой филиппинского народа против американского империализма и местных эксплуататорских классов.

После поражения вооружённого революционного движения в начале 1950‑х годов 9 Студенческая культурная ассоциация Университета Филиппин (SCAUP) стала отправной точкой для возрождения обновлённого национально-демократического движения. Потом она превратилась во всеобъемлющую молодёжную организацию «Кабатаанг Макабаян», в которую вошли студенты и молодые рабочие, крестьяне и специалисты. Вместе с профсоюзами и крестьянскими ассоциациями КМ стала самой сильной общенациональной базой для восстановления Коммунистической партии Филиппин в 1968 году.

Так называемые социал-демократы (соцдемы) на Филиппинах на самом деле не то же самое, что классические социал-демократы в Европе, которые облачили свой мелкобуржуазный либерализм и пацифизм в язык марксизма или буржуазного лейборизма рабочей аристократии. До 1960‑х годов их называли клерикал-фашистами из-за их религиозного сектантства и прославления феодальных институтов как образцов хорошего общества. Впоследствии они назвали себя социал-демократами, как марионетка США Нгуен Ван Тхьеу 10 во Вьетнаме, используя смесь религиозности, либерализма, социал-реформизма и антикоммунизма, которую они используют для нападения на антиимпериалистические и демократические силы в национально-демократическом движении.

Предшественником соцдемов было Христианское социальное движение, лидер которого Рауль Манглапус получил известность в стране как пропагандист поддерживаемого ЦРУ кандидата в президенты Рамона Магсайсая и занимал высокие посты в реакционном правительстве. Самым известным из соцдемов последнего времени является Норберто Гонсалес из Объединённой партии демократического социализма Филиппин (NPDSP), который стал советником по национальной безопасности, а затем министром обороны режима Арройо и отвечал за срыв мирных переговоров между правительством Филиппин и Национально-демократическим фронтом Филиппин (НДФФ), объединившись с генералом Эспероном для серии террористических кампаний под названием «Бантай Лайя» Ⅰ, Ⅱ и Ⅲ, и попросив правительство США объявить КПФ, Новую народную армию (ННА) и меня террористами.

На выборах 2016 года Дутерте заявлял, что в случае победы он станет первым президентом-социалистом на Филиппинах. Многие говорили, что из-за этого заявления и предполагаемой «поддержки и помощи», которые он оказал национально-демократическому движению, особенно на Минданао, коммунисты одобрили и поддержали его кандидатуру в президенты. Это правда? И является ли Дутерте социалистом по определению?

Троцкисты нагло лгут, когда заявляют, что КПФ поддержала кандидатуру Дутерте в президенты. КПФ запрещена и поэтому не может участвовать в электоральной кампании при реакционном правительстве, и в принципе КПФ ведет народно-демократическую революцию посредством народной войны и строит революционное правительство рабочих и крестьян на партизанских фронтах. «Байян Муна» и другие члены блока «Макабайян», известные как электоральные партии национально-демократического движения, поддержали кандидатуру Грейс По, а не Дутерте. В этом отношении троцкисты тоже нагло лгут. И отчаянно цепляясь за подобие доказательства поддержки Дутерте со стороны национал-демократов до и после президентских выборов 2016 года, они цитируют дипломатические и тактичные слова и жесты в адрес Дутерте, призванные побудить его участвовать в мирных переговорах и сотрудничать для реализации Народной повестки. До, во время и после президентских выборов 2016 года никто в здравом уме не верил Дутерте, когда он сказал, что он левый и социалист. Самые проницательные знали, что он был кандидатом больших компрадорско-помещичьих династий и бывших президентских грабителей, связанных с американским и китайским империализмом, особенно с семьями Маркос, Арройо и Эстрада. За всю свою политическую жизнь Дутерте никогда не объяснял, что он имел в виду, называя себя социалистом. Однозначно, он ни словом, ни делом не социалист ни в каком смысле.

Дутерте убил более 30 000 филиппинцев во время войны с наркотиками. Наша страна сейчас вторая самая смертоносная страна Азии для активистов. Один пользователь сайта World Socialist Web Site написал, что КПФ призвала революционные силы сотрудничать с Дутерте в «войне с наркотиками» и напечатала это в «Анг Байян» 11, назвав партию и всё национально-демократическое движение «соучастниками». Что вы можете сказать по этому поводу?

В принципе, до и после того, как Дутерте стал президентом, КПФ всегда выступала за то, чтобы решать проблему наркотиков как проблему здравоохранения и за подавление наркобаронов, особенно на высшем уровне нелегальных производителей, контрабандистов, губернаторов и генералов, которые были покровителями наркоторговли. КПФ всегда хотела, чтобы проблема наркотиков была решена так, как это сделал товарищ Мао в первые годы существования Китайской Народной Республики 12.

Как только стало ясно, что режим Дутерте записывает в наркоторговцы и убивает городскую бедноту как потребителей наркотиков, товарищ Орис в качестве пресс-секретаря КПФ и ННА осудил фиктивную войну Дутерте с наркотиками в июле 2016 года, в самый первый месяц президентства Дутерте. С тех пор КПФ самым активным образом осуждает Дутерте за использование фальшивой войны с наркотиками для запугивания людей и утверждения себя как верховного наркобарона. Троцкисты становятся соучастниками Дутерте в торговле наркотиками и в совершении им тяжких преступлений, пытаясь дискредитировать КПФ и помешать ей бороться с Дутерте по вопросу о незаконных наркотиках и внесудебных казнях.

В начале правления Дутерте казалось, что он действительно осуществляет изменения, которые обещал. Дутерте назначил в свой кабинет левых деятелей, таких как Ка Паенг Мариано, Лиза Маза, Джоэл Маглунсод и Джуди Тагуйвало. Из-за этого появились спекуляции среди левых, что поэтому коммунистическая партия — уже ревизионистская. Некоторые говорили, что национал-демократическое движение формирует коалиционное правительство с администрацией Дутерте. Вы подтверждаете это? Почему левые разрешили назначение этих личностей? Как это было полезно для людей, которым они служили?

Когда Дутерте публично заявил, что он хочет назначить коммунистов в свой кабинет и правительственные учреждения, я публично ответил ему, что он не может назначать людей в кабинет или на другие правительственные должности в качестве представителей КПФ или НДФФ, потому что мирные переговоры и народные война всё ещё продолжались 13. И я сказал ему публично, что он может назначать людей на должности на основе индивидуальных достоинств патриотизма, компетентности, честности и усердия.

Троцкисты и другие антикоммунисты лепят красный ярлык на людей, которых вы упомянули, настаивая на том, что они были назначены Дутерте на правительственную должность как коммунисты. Они притворяются бо́льшими революционерами, чем [настоящие] революционеры, распространяя ложь о том, что КПФ вступила в коалицию с Дутерте, позволив ему назначать патриотичных и прогрессивных людей в свой кабинет.

Скалис — большой лжец, когда он утверждает или намекает на то, что КПФ объединилась с режимом Дутерте и поддержала его. Народная война продолжалась и продолжается. Только лжец может сделать вид, будто вооружённый конфликт или гражданская война является формой коалиции или взаимной поддержки. Троцкисты и другие антикоммунисты в своих удобных бюрократических и академических креслах совершенно не в состоянии показать себя революционерами, бросая скандальную ложь и ложные обвинения против КПФ как раз в то время, когда режим Дутерте усиливает своё кровавое буйство против народа и его революционного движения против режима.

Будут ли левые открыты для создания коалиционного правительства с Дутерте или какой-либо другой администрации, в таком случае? Каким вы видите сейчас союз с либералами? И наоборот, если левые вступят в союз с либералами или сформируют коалиционное правительство, что это будет значить? Не будет ли это отклонением от принципов?

С мая 2017 года, когда Дутерте прервал пятый раунд мирных переговоров правительства Филиппин с НДФФ, он сделал всё, чтобы предотвратить серьёзные мирные переговоры. 23 ноября 2017 г. он официально их прекратил, а 5 декабря 2017 г. объявил КПФ и ННА «террористическими» организациями. Впоследствии он сформировал Национальную оперативную группу по ликвидации КПФ и вооружённой революции, и получил лицензию на участие в государственном терроризме во имя борьбы с терроризмом. Нет больше никакой основы для мирных переговоров и нет абсолютно никаких перспектив коалиции с режимом Дутерте.

Если под либералами вы имеете в виду Либеральную партию, преждевременно говорить о формировании с ними коалиционного правительства, даже если есть основа для обсуждения и формирования формального или неформального альянса против режима Дутерте. В то же время в окружении Робредо есть соцдемы, милитаристы и другие яростные антикоммунисты, настроенные противостоять такому союзу. США также культивируют её как преемницу Дутерте и уговаривают его уйти в отставку или просто закончить свой срок. Возможность создания коалиционного правительства с либералами может возникнуть только в том случае, если они возьмут власть у Дутерте под давлением массовых акций, а затем вовлекут НДФФ в мирные переговоры. Успех таких мирных переговоров может стать основой для коалиционного правительства. В противном случае нет никаких оснований для этого.

Джозеф Скалис, который утверждает, что он является филиппинским историком, написал, что КПФ придерживается «реакционной националистической идеологии Сталина и её маоистского варианта», и даже дошёл до того, что заявил, что социализм не стоит на повестке дня в таких странах, как Филиппины, которые являются «запоздало-капиталистическими». Что он имеет в виду под запоздалым капитализмом и действительно ли социализм снят с повестки дня?

Джозеф Скалис просто повторяет старую линию троцкизма, согласно которой коммунистические партии могут быть только националистическими в том случае, если они захватят власть в одной стране, потом в другой и т. д. и будут проводить социалистическую революцию и строительство, как это сделали Сталин и Мао. Троцкисты следуют сумасшедшей идее Троцкого о невозможности построения социализма в одной стране. Но Сталин и Мао построили социализм. Что он за историк, этот Скалис, если он отрицает великие исторические достижения Сталина и Мао?

Что касается угнетённых народов и наций, всё ещё борющихся за национальное освобождение и демократию против империализма и местных эксплуататорских классов в полуколониальных и полуфеодальных странах, троцкисты отрицают необходимость буржуазно-демократического и социалистического этапов революции, у них извращённое представление о том, что быть антиимпериалистом обязательно означает быть буржуазным националистом и привлекать на свою сторону национальную буржуазию, даже в качестве нестабильного и ненадёжного союзника по антиимпериалистическому союзу, обязательно сливаться с ней и даже подчиняться этому социальному слою. Троцкисты совершенно нечестно себя ведут, когда они представляют коммунистических революционеров в ложном свете, они затемняют и прикрывают империализм как врага пролетариата и народа.

Фактически, троцкисты и псевдосоциал-демократы на Филиппинах говорят, что Филиппины уже являются «капиталистическими» и больше не полуфеодальными, что социализм должен непосредственно стоять в революционной повестке дня и что КПФ поступает националистически, поскольку сначала участвует в народно-демократической революции. Но троцкисты противоречат сами себе, потому что им не нравится социализм в одной стране. А социал-демократы-реформисты хотят сохранить эксплуататорскую систему, улучшив при этом положение рабочих.

Эти идиоты не понимают, что полуфеодализм — это форма капитализма, в которой доминирует компрадорская крупная буржуазия в сочетании с классом помещиков, подчиняющимся иностранному монополистическому капитализму. Они также не понимают, что народно-демократическая революция с социалистической перспективой должна сначала победить силы иностранного и феодального господства, прежде чем пролетариат и народ смогут построить фундамент и обрести силу, чтобы начать на его основе социалистическую революцию и строительство.

Один из самых избитых аргументов троцкистов и либералов против национально-демократического движения — это сталинизм. По их мнению, нельзя превозносить Сталина или равняться на него, учитывая его печальную известность, и всё же национально-демократическое движение с уважением относится к этому человеку. Как мы должны реагировать на такие претензии? Почему левые извлекают уроки из опыта Сталина? Чему мы, филиппинские активисты, можем научиться у него?

Сталин как лидер большевистской партии участвовал в социалистической революции и дважды в строительстве социализма в Советском Союзе (сначала перед Второй мировой войной, затем снова после войны, когда социализм восстанавливался) и нанёс самый смертельный удар по фашизму во время Второй мировой войны. Рузвельт и Черчилль хвалили Сталина до тех пор, пока США и Великобритания не развязали холодную войну из опасений, что подъём ряда социалистических стран и национально-освободительных движений поставит под угрозу мировую капиталистическую систему. Во время Второй мировой войны троцкисты сотрудничали с фашистами в Германии, Испании, США, Советском Союзе, Индокитае, Латинской Америке и других странах.

Троцкисты и либералы против Сталина по самым подлым причинам. КПФ высоко ценит великие достижения Сталина в социалистической революции и строительстве, а также в разгроме нацистской Германии, но критически относится к нему за преждевременное провозглашение прекращения существования классов и классовой борьбы в социалистическом обществе в 1935 году 14. Как следствие, Сталин не смог правильно разрешить противоречия внутри народа и не смог предотвратить появление современного ревизионизма. Я много писал по этим вопросам. Вы и наши слушатели можете прочитать мою статью «За социализм против современного ревизионизма».

Тито, эти троцкисты, похоже, больше углубляются в свои атаки на филиппинских левых, вместо того, чтобы разоблачать тирана, которым является Дутерте, и выступать против него. Почему они это делают? Почему они, по-видимому, посвящают свое время попыткам уничтожить левое движение вместо того, чтобы объединиться против общего врага?

Троцкисты разоблачают себя как контрреволюционеры, концентрируя свои атаки на КПФ и революционном движении и лепя «красный» ярлык на законные силы национально-демократического движения, хотя последние сейчас находятся в авангарде борьбы за отстранение Дутерте от власти. Троцкисты — практически спецагенты террористического режима Дутерте.

Извращенным и абсурдным образом они возлагают ответственность за преступления Дутерте на самые решительные и последовательные силы, выступающие против Дутерте. Это тот случай, когда обвиняют жертву с целью минимизировать вину преступника и спасти его. Троцкисты практически поддерживают тотальную войну Дутерте против народа и революционного движения. Даже если иногда они проливают крокодиловы слезы над мучениками, убитыми Дутерте, троцкисты становятся соучастниками его кровавых преступлений и намекают, что мученики заслуживают смерти за то, что поддержали его.

Они похожи на своего кумира-сектанта Троцкого, который бежал из Советского Союза, чтобы напасть на большевиков и дело социализма. Он и его последователи специализировались на том, чтобы изображать из себя больших революционеров, чем [настоящие] революционеры, а затем атаковать последних, чтобы поддержать врагов народа. Троцкисты — предатели пролетариата и народа. Это неприкрытые мошенники, чья высшая цель — продавать информацию и аналитические материалы антикоммунистическим фондам, исследовательским группам и спецслужбам 15.

Скалис продолжил свою лекцию 26 августа, во время которой он показал то, что он назвал доказательством поддержки левых Дутерте. Были фотографии, даже цитаты Вас и  других левых деятелей. Чтобы прояснить это, действительно ли левые думали, что на Дутерте можно было надеяться? Что изменилось, если вы считали так в прошлом? Скалис — не единственный, кто использует прошлые интервью, фотографии и прочее в поддержку своих утверждений, многие антикоммунисты и троцкисты также используют это. Вам есть что сказать им? В какой степени левые должны поддерживать или одобрять позитивные решения Дутерте или, в данном случае, любых реакционных личностей?

НДФФ уже давно участвует в мирных переговорах, с 1992 года, когда Гаагская совместная декларация была взаимно одобрена руководителями НДФФ и правительства Филиппин, чтобы установить рамочные цель, повестку дня и методы мирных переговоров. Цель состоит в том, чтобы устранить корни вооружённого конфликта, прийти к всеобъемлющим соглашениям о социальных, экономических и политических реформах и тем самым заложить основу для справедливого и прочного мира. НДФФ придерживался своих революционных принципов и политики и никогда не капитулировал перед правительством Филиппин со времен президентства Рамоса до президентства Дутерте.

Вместе с КПФ, НДФФ и множеством защитников мира из числа религиозных и нерелигиозных организаций и массовых организаций я сделал заявления, чтобы побудить Дутерте участвовать в мирных переговорах, потому что он сам просил о мирных переговорах, обещал амнистировать и освободить всех политических заключенных; и он заявил, что готов к социальным, экономическим и политическим реформам.

Мирные переговоры между НДФФ и правительством Филиппин характеризовались дипломатическим диалогом и принципиальными возражениями НДФФ против неоднократных попыток правительства Филиппин загнать НДФФ в позицию капитуляции. НДФФ всегда давал отпор таким попыткам, и поэтому мирные переговоры столько раз прерывались противником. Совершенно глупо со стороны Скалиса выбирать дипломатические заявления и жесты со стороны НДФФ и меня и игнорировать твёрдую приверженность КПФ и НДФФ революционным принципам и продолжению народной войны. Дутерте никогда не прекращал своей тотальной войны против революционного движения, и оно никогда не прекращало народной войны. Только троцкист и лже-историк может отрицать такой очевидный факт.

Если, например, я бы с самого начала отверг призыв Дутерте к мирным переговорам, те же антикоммунистические троцкисты и либералы напали бы на меня как на догматика, неадекватного и воинственного. КПФ и НДФФ фактически подвергли Дутерте испытанию, чтобы доказать, был ли он за справедливый мир. И он был разоблачен как отказывающийся от справедливого мира, в то время как НДФФ смогла предать гласности свою программу социальных, экономических и политических реформ для достижения справедливого мира. Вы должны быть внутри мирного процесса и на стороне НДФФ, чтобы знать, как Дутерте вызывал недоверие ещё в октябре 2016 года, когда он отказался объявить амнистию и освободить всех политических заключённых.

Троцкисты говорят, что больше нет необходимости в затяжной народной войне — окружать города из сельской местности — это романтика устаревшей веры. Они даже говорят, что сейчас, как никогда, мир готов к стихийной, синхронной революции. Почему они были неправы несколько десятилетий назад и почему они не правы до сих пор? Разве это всё ещё так, даже в нынешних условиях филиппинского общества, где Дутерте крайне непопулярен?

Троцкисты выставляют себя контрреволюционными агентами американского империализма и филиппинских реакционеров, распространяя пропаганду о том, что в затяжной народной войне больше нет необходимости — что окружать города из сельской местности — это романтика устаревшей догмы.

И они повторяют старую гнилую линию Троцкого, что революция в любой стране бесполезна, если она не синхронизирована со стихийной и цельной мировой революцией. Это глупая идея иметь перманентную революцию, но не иметь революции нигде, если нет одновременных революций в мировом масштабе. В лучшем случае это догматизм желания достичь вершины горы без трудного восхождения, вместо этого ожидая, что волшебным образом появится канатная дорога. Это прямой отказ от любых серьёзных попыток совершить революцию.

Общественные условия на Филиппинах полуколониальные и полуфеодальные, и поэтому существует необходимость в народно-демократической революции с социалистической перспективой путём затяжной народной войны под руководством КПФ и теории марксизма-ленинизма-маоизма. КПФ использует революционную вооружённую борьбу как главное оружие и объединяет её с аграрной революцией и строительством массовой базы. Она также использует национальный единый фронт, опираясь главным образом на его основу — союз рабочих и крестьян, завоёвывая средние социальные слои и используя расколы среди реакционеров, чтобы изолировать и уничтожить врагов одного за другим.

Без народной армии на Филиппинах у филиппинского народа нет ничего. Народная война — это именно то, что вынудило правительство Филиппин вести переговоры с НДФФ. Участвуя в мирных переговорах, НДФФ преуспел в пропаганде народных требований национального и социального освобождения, даже несмотря на то, что правительство Филиппин и троцкистские спецагенты пытались исказить принципы и позицию НДФФ.

В чём сила КПФ и ННА, которых принижают и презирают троцкистские контрреволюционеры, желающие ликвидировать вооружённую революцию? Позвольте мне процитировать недавнее заявление ННА о её нынешней силе:

«ННА продолжает действовать более чем на 110 партизанских фронтах в 73 из 81 провинции страны. В ней состоит несколько тысяч партизан. Они вооружены мощным оружием и стрелковым оружием, захваченным у противника, сил безопасности и других источников. ННА использует гранаты и управляемые мины. Они также используют местные методы ведения войны, такие как мины-ловушки и палки панджи.

Подразделения ННА действуют под руководством 14 региональных оперативных командований, которые, в свою очередь, находятся под управлением Национального оперативного командования (НОК). ННА находится под полным руководством Коммунистической партии Филиппин, её Центрального комитета и Политбюро, а также Исполнительного комитета и Военной комиссии ЦК.

С 29 марта 2019 года по 29 марта 2020 года ННА смогла провести не менее 710 боевых действий различного масштаба. К ним относятся преследования, разоружение, снос, саперные и партизанские операции, карательные действия, рейды против вражеских отрядов и засады. Большинство этих действий не освещается в буржуазных СМИ. По меньшей мере 651 вражеский военнослужащий был убит, а более 465 получили ранения в бою, что эквивалентно примерно 30 взводам или двум батальонам вражеских войск. Все регионы страны смогли внести свой вклад в эти тактические наступления. Среди наиболее значительных победоносных тактических наступлений были атаки в Южном Тагалоге на о. Лусон, в провинциях Восточные Висайи и Негрос на Висайских островах, а также в Северо-Центральном и Северо-Восточном Минданао».

Некоторые критики отметили, что КПФ/ННА теряют свои позиции в трудящихся массах из-за увлечения милитаризмом, неуместности своих призывов и продолжительности войны, которую они ведут. Есть ли в этом правда? Массы уже нетерпеливы?

Как я уже объяснил, КПФ и ННА не увлекаются милитаризмом. Они руководствуются теорией марксизма-ленинизма-маоизма и осуществляют программу народно-демократической революции с социалистической перспективой. Они набрали силу и продвинулись в революционной борьбе, потому что заручились поддержкой миллионных масс филиппинского народа. ННА — это не только боевая сила для развития политической власти народа, но также организация для массовой работы и помощи народу и народному правительству в выполнении социальных, экономических, политических и культурных программ.

КПФ прекрасно построила себя идеологически, политически и организационно. Она глубоко укоренилась в массах и существует по всей стране. Она возглавляет различные типы массовых организаций рабочих, крестьян, коренных народов, женщин, молодёжи, специалистов и людей, принадлежащих к разным слоям общества. К этим массовым организациям принадлежат миллионы людей. В то же время ещё миллионы людей живут под управлением местных органов политической власти, которые составляют народно-демократическое правительство. Это правительство поддерживают различные массовые организации и различные типы союзов.

Революционное массовое движение под руководством КПФ родилось из уроков революционной истории филиппинского народа и конкретного анализа конкретных условий. КПФ и ННА до сих пор были крупнейшими и сильнейшими революционными силами в своем роде за всю историю филиппинского народа. Они создали народно-демократическое правительство, которое продолжает одерживать победы против реакционного правительства крупных компрадоров, помещиков и бюрократических капиталистов, служащих иностранному монополистическому капитализму.

Что делает труды Троцкого такими привлекательными, особенно для философов и активистов в Европе, особенно в странах, куда он был сослан? Например, он до сих пор очень популярен во Франции.

Чтобы развеять впечатление о том, что троцкисты популярны в Европе или где-либо ещё, позвольте мне сослаться на разоблачение Хо Ши Мином троцкистов как контрреволюционных агентов:

«Например, в Испании их зовут Рабочая партия марксистского единства (ПОУМ). Знаете ли вы, что именно они являются пристанищем шпионов в Мадриде, Барселоне и других местах на службе у Франко? Именно они организовали знаменитую „пятую колонну“ — агентство армейской разведки фашистских итальянцев и немцев. В Японии они называются Союзом Маркса — Энгельса — Ленина (MEL). Японские троцкисты привлекают молодых людей в свою лигу, а затем сообщают о них в полицию. Они стремятся проникнуть в Коммунистическую партию Японии, чтобы разрушить её изнутри. На мой взгляд, французские троцкисты, организованные теперь вокруг Пролетарской революционной группы, поставили перед собой цель саботировать Народный фронт. По этому поводу, я думаю, вы лучше осведомлены, чем я. В Индокитае троцкисты сгруппированы в такие формирования, как „Лютте“, „Война против японцев“, „Культура“ и „Красный флаг“».

В своё время, будучи молодым профсоюзным активистом на Филиппинах, в начале 1960‑х годов, я узнал о печально известном троцкисте Джее Лавстоне, которого филиппинские профсоюзные лидеры осуждали как давнего агента Центрального разведывательного управления (ЦРУ). Он был примером троцкиста, который проложил себе путь к коммунистическому руководству и руководству профсоюзов в США, чтобы впоследствии провести антикоммунистическую охоту на ведьм против предполагаемых членов коммунистической партии и профсоюзных активистов и отправлять разведывательные отчеты в ЦРУ. С тех пор я стал следить за вступлением или проникновением троцкистов в революционные организации. Я встречал троцкистов в США, Австралии, Японии, Франции, Нидерландах и других странах. Они используют самые разные названия партий и принимают различные обличья активистов и учёных. И мне всегда удавалось от них дистанцироваться.

Труды и историческая роль Троцкого нравятся лишь немногим с мелкобуржуазным складом ума. Троцкисты очень часто финансируются и используются империалистами для нападок на коммунистические партии из-за их антикоммунистической, антисталинской и антимаоистской пропаганды. Троцкистские организации невелики и легко раскалываются, когда кто-то из них начинает обвинять своих лидеров в «сталинизме» за попытки централизовать принятие решений и требовать дисциплины. Они враждебны основным принципам марксизма-ленинизма, таким как классовая диктатура пролетариата, авангардная роль коммунистической партии, опора на союз рабочих и крестьян, демократический централизм.

Когда троцкистская группа становится относительно большой, это происходит потому, что она принимает вводящее в заблуждение название и самоидентификацию и привлекает мелкобуржуазную молодежь. Но вскоре её раздирают фракционность и мелкобуржуазные ссоры. Большинство из тех, кто присоединяется к троцкистским группировкам, через короткое время бросают их из-за внутренних разногласий, отсутствия революционной массовой активности и отвращения к их резкой антикоммунистической позиции. Во всяком случае, я не видел, чтобы троцкистская партия побеждала в революции с тех пор, как Троцкий был исключён из партии большевиков как контрреволюционер почти столетие назад.

Троцкисты продолжают существовать как небольшие группы, выступающие против подлинно революционных партий пролетариата. Они давно были разоблачены как использующие ультралевые лозунги, а также ультралиберальные и антисталинские лозунги для маскировки своих контрреволюционных целей. Из-за своих антисталинских и антикоммунистических взглядов троцкистские группы являются излюбленным вербовочным пулом империалистов и реакционеров для пропагандистов и шпионов против коммунистических партий и революционных движений.

В прошлом партии трокистов были относительно сильны в Мексике и Шри-Ланке. Но они распались там из-за своей антикоммунистической идеологии и политической линии, анархизма и авантюризма, озабоченности клеветой и нападками на коммунистические партии. В определённые моменты троцкисты оказывались успешными, когда они сотрудничали с социал-демократическими институтами и группами, как во Франции, или с анархистскими группами в массовых выступлениях. Но в конце концов они развалились из-за своего культа Троцкого и сектантства.

Наконец, Тито, вопрос для наших зрителей из Европы. Один из наиболее частых вопросов, которые задают западные левые — есть ли на Филиппинах троцкисты. Есть ли они там и как их обнаружить? Почему нужно знать о троцкизме?

На Филиппинах есть небольшие троцкистские группы. Они были сформированы различными зарубежными троцкистскими группами, базирующимися в Западной Европе, Японии, Австралии и США. Они пытались проникнуть в КПФ, но в конечном итоге потерпели неудачу, потому что были разоблачены за выступление против марксизма-ленинизма-маоизма и генеральной линии народно-демократической революции с социалистической перспективой после того, как они притворились их сторонниками.

Все троцкистские группы просто болтают и больше всего заняты публикациями, в настоящее время особенно в Интернете. У них есть учёные и несколько профсоюзов. Но обмануть народ и интеллигенцию им не удалось. Подобно своему кумиру Троцкому, они не ведут серьёзной массовой работы и борются не против врага, а против революционеров.

Они изолировали себя своей антисталинистской одержимостью, своей оппозицией народно-демократической революции как якобы ненужной стадии филиппинской революции и своей озабоченностью антикоммунистическими атаками на настоящие коммунистические партии и революционные движения, где бы они ни находились. Они могут только ещё больше изолировать себя, присоединившись к Дутерте в атаке на коммунистических революционеров и патриотические и демократические силы, которые сейчас поднимаются.

Примечания:

  1. Тито Джо — это Хосе Мария Сисон. Тито на тагальском языке означает «дядя» (заимствование из испанского). А Джо — это первый слог в его имени (José) в английском прочтении.— Маоизм.ру.
  2. О праве наций на самоопределение.— здесь и далее — прим. переводчика.
  3. О нарушении единства, прикрываемом криками о единстве.
  4. Это не совсем так. Троцкисты как движение были против фашизма. С фашистскими спецслужбами сотрудничали отдельные ренегаты типа Торглера, которые использовали троцкистскую риторику в целях фашистской пропаганды. В этом случае характерный для троцкистов антисталинизм оказался очень удобен для фашистской пропагандистской машины. То же самое происходит и сегодня на Филиппинах: выступая против Сисона и его сторонников как «сталинистов», троцкисты фактически содействуют фашистскому режиму Дутерте, даже если они сами не являются его сторонниками.
  5. О сотрудничестве Л. Д. Троцкого с правительством США см. статью В. Сингха.
  6. Старая КП Филиппин — партия, основанная в 1930 г. Существует до сих пор, но не пользуется большим влиянием. Лидерами старой КП Филиппин долгое время были братья Хосе и Хесус Лава.
  7. Маоистский откол от старой КП Филиппин, была основана Хосе Марией Сисоном и его единомышленниками в декабре 1968 г.
  8. См. выше. Братья Лава были генеральными секретарями старой КП Филиппин.
  9. Во главе со старой КП Филиппин, которая тогда вела партизанскую войну против правительства, но была разгромлена.
  10. Президент Южного Вьетнама в 1967—1975 гг.
  11. Официальный орган КП Филиппин.
  12. См. статью «Как маоисты в Китае наркоманию искоренили».
  13. См. перевод заявления КПФ в мае 2016 г. после победы Р. Дутерте на президентских выборах.
  14. Точнее, в 1936 г. Сталин заявил о ликвидации в СССР эксплуататорских классов. О прекращении классовой борьбы при социализме Сталин не говорил, это придумали ревизионисты после его смерти. Однако, Сталин считал, что классовая борьба в социалистическом обществе — это борьба против агентуры зарубежных капиталистических государств, потому что в СССР после победы социализма не было буржуазии.
  15. В данном случае Сисон перегнул палку. Всех троцкистов, конечно, нельзя назвать агентами противника. Если говорить про филиппинских троцкистов, то их основная роль сводится к борьбе с КПФ, и в этом отношении они действительно играют на руку, вольно или невольно, президенту Р. Дутерте.

Активизм и баланс жизни/работы

Кто опубликовал: | 28.11.2020

Протесты на Филиппинах летом 2020 г. против «антитеррористического закона», направленного против Новой народной армии

Мы завалены напоминаниями о том, что нужно перестать всё время куда-то спешить, что нужно выбирать свои приоритеты и подумать о том, как наиболее эффективно использовать своё время, чтобы жить полноценной жизнью и одновременно повысить продуктивность своего труда. Нам говорят, что нужно стремиться к балансу между жизнью и работой, чтобы чувствовать себя хорошо, расширять свои возможности и приносить какую-то пользу обществу. Практикуйте целостный образ жизни. Взращивайте душевный покой. Любите себя.

Всё это идеальные цели и разумные максимы, которые могут расширить возможности людей. Мы становимся более зрелыми, постоянно оценивая свои поступки в прошлом, свой выбор. Мы учимся принимать лучшие решения с помощью самоанализа.

Однако самосовершенствование может превратиться в оковы, когда люди начинают влюбляться в своё отражение в зеркале, и их чувство социальной солидарности слабеет или совсем исчезает. Потенциал самосовершенствования сходит на нет, если оно строится так, чтобы подорвать коллективные узы в обществе.

Этот вид индивидуализма стал популярным не случайно. Его ребрендинг в современную мантру сопровождался методичным разрушением традиционных связей на рабочем месте. Упадок профсоюзов и объединений трудящихся заставил людей заботиться только о себе и относиться к другим, как к конкурентам. Это совпало с масштабным отказом от программ социального обеспечения и урезанием субсидий на самое необходимое.

Вместо того, чтобы осуждать макроэкономическую политику, которая подчинила все аспекты жизни невидимой руке свободного рынка, нам сказали, что надо быть более стойкими и ответственными. Непостоянная занятость стала реальностью для все большего числа работающих семей, но виноватыми оказались они же сами, как неспособные приобрести новые навыки в ⅩⅩⅠ веке.

Несмотря на обвалы рынков, спасение банков и лопнувшие мыльные пузыри на рынке недвижимости, нам продолжали говорить, что нам нужно изменить своё отношение к себе, вместо того, чтобы изменить политическую экономию.

Неолиберализм опровергли уже не один раз, но он по-прежнему остаётся господствующей экономической доктриной. Дружескую помощь ему оказали сектора высоких технологий и автоматизации, которые подорвали местную экономику и привели к сокращению многих рабочих мест.

Жизнь стала тяжелее, особенно для тех, кто выживал на минимальную зарплату. Работа предлагала всё меньше защиты и безопасности. Роль социальных агентств сильно уменьшилась.

Несмотря на то, что экономика находится на грани краха, рабочие продолжают выживать, довольствуясь минимумом, отчаянно пытаясь стать менее расходным материалом. От них ждут, что они будут приходить на работу и выполнять свои обязанности, как будто повседневные проблемы, с которыми они сталкиваются, можно легко игнорировать. Многие из них трудятся в ужасных условиях, а им предлагают для улучшения их тяжёлого положения — не повышение заработной платы или комплексный пакет льгот, а так называемый «баланс между жизнью и работой». По сути, это означает перекладывание ответственность за поддержание производительности труда с капиталистов на рабочих.

Поэтому неплохая идея, у которой есть реальный потенциал расширить возможности людей, снова оказывается подчинена стремлению выжать как можно больше прибыли за счёт труда. Сам по себе политический акт исследования ситуации своего «я» по отношению к более широкому сообществу оказывается отделён от вопросов власти, равенства и справедливости.

Забота о себе не должна быть конечной целью. Для чего это нужно? Para kanino 1?

Активизм может дать полезные сведения и практические советы о том, как лучше понять связь между личным и более широким набором социальных отношений. Он может заострить наше понимание динамики изменения своего «я» в связи с социальной трансформацией.

Активизм не просто обогащает наши знания о том, как работает общество. Скорее, он даёт нам освобождающую идею о том, что даже обычные люди способны построить новый мир, основанный на более прогрессивном наборе ценностей. Именно в процессе превращения невозможного в возможное, когда люди встречаются и работают с другими мечтателями и творцами перемен, они полностью осознают свой потенциал как человеческих существ. Освобождение своего «я» от ограничений, налагаемых традицией; индивид, погружённый в коллективную борьбу за добро.

Личное, ставшее политическим; политическое обучение, становящееся личным. Разрушение навязанных ограничений, поддерживающих деспотические структуры власти. Активизм как противоядие от соблазнительной привлекательности эгоистического индивидуализма.

Самосовершенствование сознательно делается частью политической борьбы. Нередко именно в разгаре борьбы активист учится находить правильный баланс жизни и работы. После того, как политические приоритеты определены, он или она не тратит время на продолжительную неуверенность в себе. Личные трудности преодолеваются с помощью других активистов. Возможно, некоторые проблемы сохранятся, но активистское «я» не позволит им ограничивать то, что он или она могут сделать в жизни, особенно если политическая цель уже поставлена.

«Я» находит смысл через совместную работу с другими. Работа становится актуальной, если она выполняется для большего дела. Другими словами, баланс между жизнью и работой лучше всего достигается через активизм.

Примечания:

  1. Для кого — прим. перев.

Интервью с Хосе Марией Сисоном (фрагмент)

Кто опубликовал: | 20.10.2020

Хосе Мария Сисон

За свою жизнь я видел как мир антиимпериалистической борьбы и пролетарской революции достиг своего расцвета в 1950‑е годы, когда одной третью человечества управляли коммунистические и рабочие партии, а национально-освободительные движения боролись с колониализмом, империализмом и неоколониализмом, после того, как фашистские державы потерпели неудачу в своей попытке разрушить Советский Союз и остановить китайскую революцию. Потом сам Советский Союз попал под власть ревизионистов в 1956 г., как и Китай в 1976 г. Обе страны стали капиталистическими, а Советский Союз развалился в 1991 г.

С 1991 г. до примерно 2008 г., США наслаждались преимуществами своей победы в холодной войне и ролью единственной сверхдержавы в так называемом однополярном мире, в то время как всё время ухудшающийся кризис перепроизводства и бесконечные агрессивные войны, которые вели США, ускорили их стратегический упадок. США и Китай стали главными партнёрами в пропаганде неолиберальной политики империалистической глобализации и соперничества. Реставрация капитализма как в Советском Союзе, так и в Китае, усугубила в большой и глубокой степени кризис мировой капиталистической системы.

Продвижение вперед антиимпериализма, демократии и социализма происходит кумулятивно, но не всегда по прямой линии. Есть повороты и зигзаги, подъемы и падения разных географических и временных масштабов. В целом в данный момент мы, пролетарские революционеры, видим обострение противоречий между империалистами и осуществление крайне антипролетарской и антинародной политики неолиберализма. Сегодня мы видим подъём антиимпериалистических и демократических движений по всему миру. И мы можем видеть условия для возрождения мировой пролетарской революции именно в силу обострения межимпериалистических конфликтов.

Революционные движения на Филиппинах, в Индии и в других странах гордятся тем фактом, что они всё это время служат маяками мировой пролетарской революции, несмотря на десятилетия поражений социалистического дела в глобальном масштабе и упадок определённых революционных движений, например в Перу или кооптацию [буржуазией] других революционных движений, например в Непале. Но условия для возрождения антиимпериалистической борьбы и мировой пролетарской революции появились вновь в очередной раз.

У революционных движений есть свои ошибки и слабости, но товарищ Мао дал нам принципы и методы движения по исправлению ошибок. Целые революционные движения могут оказаться в глубоком упадке, как движение в Перу, где первые десять лет вооружённой борьбы в 1980‑е годы были очень героическими и многообещающими. Но только пролетарские революционеры этой страны могут исправить ошибки и слабости своего движения. Это также верно в случае с Непалом, где против партии Прачанды, которая находится у власти, поднялись пролетарские революционеры, которые стремятся возобновить народную войну.

Революционные интеллектуалы и Советский Союз (фрагмент)

Кто опубликовал: | 03.10.2020

Почему надстройка не становится «социалистической», если базис уже предположительно стал таковым? Почему этого не происходит и тогда, когда развитие революции затруднено отсталостью, и тогда, когда отсталость уже преодолена?

Попытка ответить на этот вопрос может привести к интересным перспективам. Я ограничусь перечислением некоторых моментов в качестве первых набросков для более серьёзного исследования позднее. Во-первых, поражает тот факт, что в подавляющем большинстве случаев анализа деградации или трудностей или задержек (в зависимости от степени оптимизма тех, кто занимается этим анализом) в развитии социалистических обществ в качестве абсолютной истины принимается разграничение между экономической сферой, (социалистическим) базисом и сферой отношений между людьми или надстройкой (которая ещё не стала социалистической). Мы не будем останавливаться на первом противоречии, через которое быстро перепрыгивают все защитники этого тезиса: в конце концов, это именно надстройка (партия, революционный авангард) изменила базис в социалистическом направлении; и так как обычно считается, что государство и власть находятся теперь в руках этого авангарда, то логично было бы заключить, что в социалистических обществах надстройка одновременно и отстаёт от базиса и забегает вперёд. Даже если партия, государство, учреждения культуры, пресса, радио и т. д. являются «социалистическими» — как сказал бы любой коммунист — тогда есть только одна область, на которую эта социалистическая природа не распространяется: отношения между гражданином и государством, которая обычно называется отношениями между правителями и управляемыми. Следуя этой логике, следовало бы на самом деле говорить о разделении надстройки, а не об отставании надстройки. Коммунистические партии, тем не менее, считают, что именно несоответствие базиса и надстройки и частичное отставание надстройки не даёт перейти к прямой демократии и ведёт к «усилению государства до того момента, когда оно отомрёт» 1; довольно малопонятное, по меньшей мере, заявление, бывшее в моде с 1920‑х гг. и которое Микоян вновь невозмутимо повторил на ⅩⅩⅡ съезде КПСС, провозгласившем переход к коммунизму к 1980 г.

Но даже если принять такое видение общества, в котором есть социалистические и несоциалистические элементы, почему тогда в нём существует сопротивление продвижению к социалистической тотальности, откуда берутся «ещё не социалистические отношения» в политической сфере, какая у них социальная база? Троцкий, как мы видели, считал источником бюрократической, несоциалистической деградации советской власти не старые классы, а сам авангард, что привело к его смертельному кризису. Внутри большевистской партии это сопротивление сначала сводилось к продолжению существования интересов прежних классов. Но в 1936 г. Сталин выдвинул принципиальный тезис, что такой тип классовой борьбы исчерпал себя благодаря гегемонии социалистического сектора. И когда в 1952 г. он вернулся к проблеме классовых конфликтов, он старался свести её к выживанию остаточных и маргинальных элементов сопротивления, существовавшего в прошлом. Во время китайской культурной революции довольно долго говорили о сопротивлении, вызванном «старыми идеями», тем самым сводя надстройку к надстройке.

В результате такой интерпретации, которую ещё можно встретить в дискуссиях среди левых, социализм как общественно-историческая формация характеризуется явной несбалансированностью надстройки и базиса: первая всё ещё отстаёт на протяжении десятилетий, в виде сознания, которое больше не является выражением общественного бытия, но при этом обладает удивительной способностью воспроизводить саму себя. Поэтому предполагается, что легче ликвидировать капитализм, чем его проекцию на обычаи и отношения между людьми. И все это несмотря на тот факт, что большая часть надстройки — государство, законодательная власть, образовательные учреждения и пропаганда — находятся в руках авангарда, что считается гарантией «социализации» базиса. Неправдоподобность серии таких корреляций с точки зрения марксизма сразу бросается в глаза. Дело в том, что Маркса, которого активно используют при анализе механизмов капиталистических обществ, чаще всего отодвигают в сторону, когда речь заходит о переходных обществах: экономика рассматривается в классических, количественных или технических терминах, а политическая сфера при помощи своего рода социологии власти, которая в лучшем случае представляет из себя не более чем историю решений и идеологии руководящих группировок. «Краткий курс истории ВКП(б)» — не исключение из этого правила.

Теоретическая эклектика и утрата марксистской идентичности, характерная для дискуссии о социалистических обществах — вместе с парадоксами, о которых я кратко упомянула — являются результатом, по моему мнению, принимаемого всеми предположения, что базис является «социализированным» в момент захвата политической власти благодаря отмене частной собственности на средства производства.

Даже те люди — речь идёт о лидерах коммунистических партий — которые признали, что захват политической власти не есть «начальный» момент революции, неявно подразумевают, что преобразование отношений собственности по сути означает ликвидацию капитализма как способа производства. На самом деле существующее фактическое отождествление «базиса» и «собственности на средства производства» — это искажённое и редукционистское прочтение Маркса. Маркс говорил, что капитал — это не вещь, а отношение между людьми, опосредованное вещами; он писал — в знаменитом предисловии к «К критике политической экономии», которое стало источником столь большого количества ошибок в интерпретации отношений базиса и надстройки,— что базис состоит из «определённых, необходимых, от их воли не зависящих отношений», которые существуют между людьми и что именно «совокупность этих производственных отношений» составляет «экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания»; иными словами, он утверждал, что базис и надстройка есть два различных уровня отношений между людьми, первый из которых — тот, который формируется в «общественном производстве их жизни»,— является первоочередным. Но проблема в том, что обычно Маркса читали совсем не так. Базис свели к системе собственности на средства производства, капитализм к частной собственности на них и капиталистический способ производства к простому следствию из неё, которое было обречено исчезнуть или утратить значение с исчезновением данной формы собственности. В результате в послереволюционных обществах считалось, что социалистическая природа базиса гарантирована тем фактом, что он находится не под частным управлением, а под управлением рабочего класса через его политическое представительство — партии у Ленина и «советов» у люксембургианцев — при сохранении той же организационной и технической системы производства, созданной капитализмом и оставленной им в наследство (и, разумеется, тех же производительных сил). Вся дискуссия 1920‑х гг. в Советском Союзе, несмотря на некоторые важные указания Ленина о «государственном капитализме», по-видимому проходила в этих теоретических рамках.

Но капитализм как историческую формацию и как систему производства нельзя свести к существованию класса собственников. Это целая производственная цивилизация, рождённая на основе определённого типа накопления и воспроизводства, который породил самую сложную и одновременно самую извращённую сеть взаимоотношений, известную истории. Тот факт, что собственник капитала больше не является частным лицом и что — на практике — та часть прибыли, которая не идёт в фонд накопления, идет теперь на другие цели, не меняет сущности и механизмов производственной системы. У Маркса это довольно откровенно подразумевается, каким бы очевидным это не было на логическом уровне. Все интересы Маркса были сосредоточены именно на этой глобальной системе взаимоотношений, в которой частная собственность на средства производства (как и все отношения собственности в целом, ср. предисловие к «К критике политической экономии») является только одним аспектом. Необязательно особенно глубоко изучать «Капитал», чтобы это понять; достаточно прочесть самые известные страницы «Экономических рукописей 1857—1859 гг.», «Формы, предшествующие капиталистическому производству». В них Маркс прослеживает историю утраты и возвращения человеком его труда, продуктов его труда, а следовательно и самого себя, и там он подразумевает сложность этих отношений, которые характеризуют «производственную цивилизацию», введённую капиталом, капиталистический мир производства — крайне тесную взаимосвязь между материальным характером производственного факта, межличностными отношениями между производителем, наёмным работником и владельцем или управляющим капитала, «объективность» системы накопления и воспроизводства капитала, всю политическую и социальную историю, которая следует из этого. В результате задача «социалистической революции» очень сильно отличается от простого изменения формы собственности на средства производства, с более справедливым распределением прибыли в результате и без затрагивания всех других отношений товаров и форм собственности. Необходимо полное разрушение и построение заново отношений между людьми, между людьми и вещами, революционизация «общественного производства их жизни». Иными словами, это тенденция к прекращению существования современного образа рабочего, отчуждения, разделения между трудом и продуктами труда, существования и того, и другого в качестве товаров.

Без этого захват власти и ликвидация класса собственников представляет собой только предварительное и неполное условие для борьбы против капиталистического способа производства, который продолжает функционировать под другим руководством. Такой тип аргументации был давно отвергнут. Троцкий отверг его, когда он заявил, что бюрократия не является классом, так как она не владеет средствами производства и поэтому не может передать их следующему поколению. Более современные и интересные исследования социалистических обществ во многих случаях также отвергают его. Тем не менее, если перечитать (и обдумать) дискуссию, которая последовала за смертью Ленина, только такое объяснение имеет смысл при объяснении развития советского общества. Здесь я приведу только один пример: дискуссию о социалистическом накоплении, так как она ясно показала, что почти неизбежное сопротивление со стороны унаследованного от прошлого способа производства может быть преодолено, только если его предпосылки будут снова поставлены под вопрос. Читая самые откровенные страницы Преображенского — Преображенского, которого Сталин ликвидировал, восприняв его тезисы,— этот теоретический тупик становится очевиден. Накопление необходимо, говорил он, поскольку в ходе революции было утрачено огромное количество ресурсов. Но как этого добиться? Капитализм решает эту проблему тремя способами: путём обложения налогом труда рабочих в промышленности (прибавочная стоимость, прибавочный продукт), путём «жестокого грабежа» деревни, описанного Марксом, и ещё более жестокого грабежа всех производственных секторов колоний метрополиями. У молодой республики Советов не было колоний. Следовательно,— как утверждал Преображенский,— она была должна осуществлять накопление за счёт труда рабочих и за счёт деревни. «Источник этого накопления,— признавал он по отношению к предыдущему,— такой же, как при капитализме, это труд рабочего класса, чья заработная плата должна быть меньше, чем совокупная стоимость продуктов, которые они создают». С учетом «ряда очень важных отличий… в формах, в которых рабочая сила используется и оплачивается» (выделение моё), т. е., в рамках лимита, установленного на эксплуатацию с точки зрения физических условий и зарплаты. Теперь, так как они унаследовали промышленный сектор, который требовал полной реконструкции и был структурно отсталым, накопление нужно было производить в меньшей степени за счёт налога на труд рабочих, которого едва бы хватило на воссоздание ресурсов, и в большей степени за счёт огромного налога на деревню, которую Преображенский довольно многозначительно назвал «наши колонии». То, что называлось «жестоким грабежом», производимым капитализмом, было здесь также названо «перекачкой ресурсов из досоциалистического сектора в социалистический сектор»; процесс был один и тот же. Такая идеологическая предосторожность была чисто формальной: промышленность является «социалистическим» сектором, потому что в ней частная собственность на средства производства была ликвидирована; деревня ещё не является «социалистическим» сектором, потому что ещё существует собственность на землю и это оправдывает налог (который, как хорошо известно, производится и продолжает существовать во всех формах собственности на землю, хотя сегодня этот феномен менее важен из-за упорного сопротивления крестьян). В действительности речь шла о форме накопления, соответствующей модели развития производительных сил, сформировавшейся в ходе промышленной революции, исторической формы капиталистического производства, которая неразрывно с ним связана. Из неё не было выхода. Со всеми последствиями, которые она подразумевала: усугублением разрыва между городом и деревней, социального неравенства, низким уровнем социальной мобильности, углублением различий между различными регионами, избирательностью в культуре и социальных ролях, т. е. с воспроизводством структурного неравенства, характерного для капиталистического развития.

Теоретическая проблема, представленная здесь, очевидна. В самом деле, как может политическая революция, т. е. простой захват государственной власти и преобразование частной собственности в государственную, изменить уже сформировавшуюся организацию производительных сил, разрушение которых приведёт к голоду (а следовательно к быстрому поражению революции) и поддержание которых требует воспроизводства обязательных механизмов капиталистического производства? Иными словами, что может и что должна социалистическая революция уничтожить, что она может сохранить и на какой срок, какие механизмы она должна запустить, если она не хочет остаться в плену либо у разрушения, либо у сохранения капиталистического способа производства? Это важный вопрос, и он связан с неясностью, существующей в марксистской мысли, которая рассматривает революцию одновременно и как завершение, и как ниспровержение капиталистического развития. Мне кажется, что только сердце маоистской мысли китайской революции смогло ответить на этот вопрос, это был Мао в его речи 1956 г. «О десяти важнейших взаимоотношениях», в период «большого скачка» и в начале культурной революции. Единственной задачей этого маоизма является преодоление вызова производительных сил и их организации, унаследованной от капитализма и докапиталистических формаций и сделанной ими обязательной, одновременно отрицая все её внутренние последствия, выступая против её естественной логики, ломая её с целью создания черт другой экономической «рациональности», способной даже дать выход к концу модели развития, рождённой промышленной механизацией и способной сформулировать новые отношения между промышленностью и сельским хозяйством на производственном уровне.

Но с учётом сказанного — и на мой взгляд это главная теоретическая проблема социалистического строительства — бросается в глаза именно политический аспект. Если «социалистическое» накопление нужно проводить так, как оно проводилось на практике, через сохранение эксплуатации рабочего класса и «налога» на деревню в целом — две эти меры продиктованы желанием реорганизовать ресурсы, чтобы сделать возможным ускорение модели развития, характерной для самого развитого капитализма,— то его последствием должна быть государственная «централизация». Такие экономические приоритеты запрещают построение рабочего и крестьянского самоуправления, они ликвидируют его социальную базу: так можно объяснить невозможность выживания советов в 1920‑е гг. Никто не может сознательно председательствовать при ограблении самого себя. Мао Цзэдун понял этого очень хорошо, когда он отказался играть с ускоренной индустриализацией за счёт деревни; когда он выбрал сбалансированное развитие на уровне всей экономической жизни, одновременно с борьбой против самого механизма экономической рациональности, развитие, основанное на взаимоотношении, которое давало больше места сельскому хозяйству по сравнению с промышленностью, лёгкой промышленности по сравнению с тяжёлой промышленностью. Тем самым Мао избежал противопоставления одной части общества другой (промышленности сельскому хозяйству, тогда как суть конфликта заключалась в противостоянии класса против класса). И одновременно он позволил двум этим секторам (и прежде всего в деревне) сохранить часть власти, позволив им сделать шаг в сторону самоуправления (коммун), в которых первоочерёдность государственной централизации организована на другой базе. Всё это возможно постольку, поскольку основано на другой рациональности базиса. Неслучайно, что при такой ориентации культурная революция открыла в своём развитии нечто противоположное тому, что обычно утверждалось. В Китае или в СССР дело было не только в победе над «старыми идеями», но также над «капиталистическим путём», капиталистическим способом производства, который, сохраняясь и воспроизводя себя, также воспроизводит надстроечные формы буржуазного государства и тем самым ведёт к перманентному возвращению к проблеме диктатуры пролетариата.

С такой точки зрения, отсрочки, трудности и политическая деградация социалистических государств, их неспособность реализовать идеалы свободы и равенства, ради которых они создавались, сохранение подчинённого характера класса, оторванность от масс аппарата власти представляют собой необходимую проекцию базиса, который только частично социализирован. Нет несоответствия между базисом и надстройкой, есть как раз соответствие одного другому. Социалистическое общество является переходным обществом в полном смысле этого слова; это историческая форма, в которой элементы капитала продолжают существовать, перемешанные с другими элементами, и оказывать определённое давление на политическую сферу, на взаимоотношения между людьми, на взаимоотношения между правителями и управляемыми. В свою очередь, эти элементы прошлого (или настоящего) способа производства соответствуют производительным силам; социальная революция представляется как непрерывный процесс, который только начинается с политической революции, и который она необязательно гарантирует. История СССР доказывает это, так же как история Кубы и Китая — культурная революция является экстраординарным указанием на этот факт, с учётом достигнутого ею подъёма и испытанного затем отката.

Примечания:

  1. «Сильная и мощная диктатура пролетариата,— вот что нам нужно теперь для того, чтобы развеять в прах последние остатки умирающих классов и разбить их воровские махинации. Некоторые товарищи поняли тезис об уничтожении классов, создании бесклассового общества и отмирании государства как оправдание лени и благодушия, оправдание контрреволюционной теории потухания классовой борьбы и ослабления государственной власти. ‹…› Уничтожение классов достигается не путём потухания классовой борьбы, а путем её усиления. Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через её максимальное усиление, необходимое для того, чтобы добить остатки умирающих классов и организовать оборону против капиталистического окружения…» (И. В. Сталин. Доклад на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1933 г.).— Маоизм.ру.

Репортаж из Кривого Рога

Кто опубликовал: | 14.09.2020

3 сентября в одном из самых промышленных городов Украины горняки железорудной шахты «Октябрьская» начали протест. 36 человек отказались подниматься наверх после окончания смены, остановив работу предприятия. Причиной послужила невыплата заработной платы за август. Точнее, возник спор. У шахтёров была договорённость с шахтой о выплате повышенной заработной платы. В течение месяца горняки выполняли больший объём работы, в том числе пользуясь практически непригодным оборудованием. По окончании месяца шахтёрам выплатили даже меньше, чем обычно. После долгого ожидания увеличения заработной платы, которая просто необходима — люди работают за гроши на трудоёмкой и опасной работе, с вредными для здоровья условиями — они получили только голый тариф: вместо обещанных 28 тыс. гривен (~75 тыс. рублей) каждый член забойной группы получил около 10 тыс. гривен (~26 тыс. рублей). С оплатой труда у шахтёров и так проблемы. За тяжёлый труд они получают на руки 9—11 тыс. гривен, тогда как у женщин, зачастую, с зарплатами ситуация ещё более плачевна — 6—7 тыс. гривен (~16 тыс. рублей). Низкие зарплаты сопровождаются некачественными инструментами и игнорированием различных мер безопасности, а пенсии и другие социальные гарантии шахтёрам урезают.

Протест «Октябрьской» со временем поддержали и другие шахты: «Родина», «Терновская» и «Гвардейская». В пик забастовки под землей сидело до 400 людей. Борьба этих четырёх героических шахт не осталась только под землей, она вышли и на поверхность. Почти каждый день у ПАО «Кривбассжелезрудком» собираются люди в поддержку шахтёров. По городу проходят автопробеги, а спешащие на работу люди в машинах проявляют свою солидарность и поддержку, сигналя митингующим. Кажется, что весь город под впечатлением таких решительных действий шахтёров. Многие собирают деньги на воду, еду и медикаменты и отправляют в шахту, распространяют информацию по соцсетям и местным газетам, снимают видео и всячески освещают происходящие события. Протесты получили огромную поддержку среди жителей города, однако они практически не освещаются за пределами Кривого Рога.

Организация «Социальный рух» провела акцию перед администрацией президента, таким образом, нынешний президент Украины Владимир Зеленский, земляк криворожских шахтёров, точно знает, что происходит в его родном городе и намеренно играет против его жителей. Настоящая поддержка бастующим оказывается только снизу. Помимо акции «Социального руха», свою солидарность с рабочими высказали и активисты Днепропетровска.

На митингах в Кривом Роге звучали призывы к общегородской забастовке, рабочие-шахтеры сверху говорят о том, что поддержка нужна от всех. Недовольство по поводу оплаты и условий труда — общее для всех рабочих города и оно не ограничивается только шахтёрами. Некоторые аналитики также заявляют, что другие ГОКи (горно-обогатительные комплексы) могут подхватить протесты, в частности, рабочие ГОК «Сухая Балка» пребывают в колеблющемся состоянии, всё ещё не решившись полноценно поддержать забастовку.

Рабочие всех четырёх шахт предъявляют ряд требований:

  • повышение зарплаты хотя бы до 1000 евро;
  • сохранение социальных гарантий;
  • улучшение условий труда;
  • увольнение некомпетентного руководства.

Хоть для многих рабочих мысли о 1000 евро кажутся утопическими, тот факт, что металлургическая промышленность является одной из самых важных в Украине, экспорт металлургии и сырьевой промышленности составляет подавляющую часть украинской торговли, а количество денег, выведенных в офшоры, и несоизмеримое богатство владельцев металлургических предприятий показывают осуществимость и даже умеренность таких требований. Кривой Рог и его шахтёры своим трудом кормят большую часть украинской олигархии, получая от них взамен лишь крошки от своей же работы. Шахтеры могут получать 1000 евро и всё ещё доставлять украинским олигархам большие прибыли. Так что такое требование — не утопия, а минимум. Минимум, который заслуживает рабочий класс Кривого Рога — тот атлант, что держит на себе благополучие Украины. На сегодняшний день (13.09) 229 человек всё ещё под землей. Шахтёры отклонили унизительные предложения по повышению зарплат всего лишь на 10 % без дальнейших изменений и продолжают бастовать. Кривой Рог их поддерживает.

Мы заявляем о полной солидарности с шахтёрами Кривого Рога в их борьбе против олигархии за более справедливую заработную плату, достойное отношение к себе, улучшение условий труда и справедливость. Мы призываем распространять информацию о протестах в Кривом Роге и в других городах по всему миру, чтобы их борьба не осталась незамеченной. Мы призываем людей из других ГОКов и других профессий присоединиться к забастовке криворожских шахтеров. Только коллективной и массовой солидарностью можно добиться успехов. Сила — в единстве.

Комментарий об экономике и идеологии КНДР

Кто опубликовал: | 09.09.2020

В ходе внутрипартийной дискуссии с товарищами по поводу КНДР был написан следующий комментарий.

Возьмём для интереса данные о росте ВВП КНДР и Непала (другой бедной страны, где у власти как бы коммунисты). Понятно, что по КНДР источники ненадёжны.

По официальным данным, государственный бюджет КНДР рос на 5—10 % за 2007—2015 гг. По оценке северокорейского экономиста, в 2017 г. рост ВВП составил 3,7 %. Оценки Банка (Южной) Кореи разнятся год от года, так в 2016 г. они показывают рост ВВП на 3,9 %, а в 2017 г. они посчитали уже падение ВВП на 3,5 %. Ланьков не согласен с Банком Кореи и считает, что рост ВВП составляет 3—4 % ежегодно. КНДР душит не весь мир, конечно — у неё развитая торговля с Китаем, на который приходится 57 % её импорта и 42 % экспорта.

Теперь берём Непал. После революции рост ВВП уверенно держится на уровне 4—6 %. В 2016 г. нулевой рост, очевидно связанный с катастрофическим землетрясением в прошлом году. В 2017 г. рост на 8 % (восстановление), в 2018 г. опять 6 % 1.

Таким образом, по темпам экономического роста КНДР отстаёт от Непала либо с ними сопоставима. Наличие атомной и ракетной программы, которые Непалу и не снились (пока), и достаточно развитой промышленности, говорит в её пользу.

В целом КНДР сегодня экономически вполне благополучна. Об этом пишет даже Ланьков (который ненавидит Север). Конечно, о необычайно высоком росте экономики говорить не приходится. Его нет. На это есть объективные причины… Как борца с империализмом, КНДР конечно нужно поддерживать (это делаем не только мы, но и например Китай, которому совсем не нужно поражение Севера).

Вопрос в том, нужно ли поддерживать чучхе и сонгун и утверждать, что «сонгун — стратегия социализма ⅩⅩⅠ века». Я думаю, что мы сильно ошибемся, если поступим так. У многих антиимпериалистов были подобные идеологии, которые нередко окрашивались в марксистские тона, в этом отношении Ким Ир Сен не уникален — вспомним Каддафи, Чавеса, забытую сегодня партию БААС с Асадом-старшим и Хусейном, в Африке были подобные деятели. Для них всех был характерен левый национализм, упор на преодоление зависимости от империалистов, что в принципе хорошо, но это не коммунизм и это надо понимать. Есть принципиальное различие между буржуазными националистами и коммунистами. КНДР находится где-то между этим двумя полюсами. Она ближе к коммунизму, чем Чавес и тот же Лукашенко, но ей далеко до маоистского Китая, который открыто провозгласил борьбу классов и необходимость продолжения революции при социализме, уничтожения новой буржуазии.

Если мы будем утверждать обратное, что КНДР это образец социализма, к которому мы должны стремиться, то мы только введём людей в заблуждение. Мне понятны чувства искренних сторонников КНДР, которым нужно найти в современном мире хоть какой-то успешный образец социализма, чтобы не всё было так плохо. Но это неверно. Социализма сегодня нет. И для маоистов это принципиальное положение.

Примечания:

  1. Информация об экономике КНДР и Непала взята из английской Википедии.

Заявление Российской маоистской партии «За Беларусь без Лукашенко и капиталистов!»

Кто опубликовал: | 19.08.2020

Режим Александра Лукашенко не является ни «красным», ни прогрессивным. Объективно он выражает интересы государственно-монополистического капитала, связанного с российским империализмом и старающегося лавировать между ним и Западом. Надежды, которые на Лукашенко возлагались в середине 1990‑х, как на «человека из народа», не оправдались. Сегодня это режим типа путинского или назарбаевского. Он такой же либеральный в экономике (проводит приватизацию, ограничивает права работников, повышает пенсионный возраст) и такой же репрессивный и недемократический в политике (зачистил политическое поле как от либералов и националистов, так и от левых и настоящих, а не «ручных» коммунистов). Лукашенко делает реверансы в сторону советского прошлого, но от него в современной Беларуси осталась в лучшем случае внешняя оболочка при буржуазном содержании. А поддерживать кого-то из соображений ностальгии по СССР — большая ошибка.

Оппозиция режиму Лукашенко, на время объединённая фигурой Светланы Тихановской (понятно, только символической), представляет интересы части буржуазии, недовольной существующим режимом. Тихановская и беларуская оппозиция пользуются поддержкой Евросоюза и США, и ориентируются на них. У них также есть бизнес-связи с Россией, например один из претендентов на пост президента Беларуси, Виктор Бабарико, с 2000 по 2020 год возглавлял дочерний банк «Газпрома» — «Белгазпромбанк». По оценке местных коммунистов, основную массу протестующих на улицах сначала составляли студенты, школьники, мелкая и средняя буржуазия. По сообщениям СМИ, также начались митинги рабочих на промышленных предприятиях 1. Программа «единого кандидата в президенты» 2 — это программа неолиберальных реформ, которая прямо требует широкомасштабной приватизации, дерегуляции экономики, привлечения капитала ТНК, «оптимизации количества старых рабочих мест» (иными словами, массовых увольнений) и т. п. В программе «единого кандидата» и программе Тихановской также есть прогрессивные требования демократизации (ограничить полномочия президента и срок пребывания на этом посту и т. д.), проведения свободных выборов. При прочих равных конкурентные и открытые выборы лучше, но нельзя забывать, что «свобода» и «честность» при капитализме — это условности, имеющие значение в той мере, в которой они могут служить социалистическому движению в деле уничтожения эксплуатации и угнетения. С другой стороны, среди оппозиционеров есть и крайне правые силы, выступающие за декоммунизацию и т. п. Имеющимися силами и за считанные дни эту ситуацию переломить невозможно — это и ясно теоретически и наблюдается на практике.

Пролетариат и полупролетарские слои в беларуской политике почти не представлены, как и везде в бывших советских республиках. Их интересы стремится отстаивать т. н. левое движение, расколотое на множество мелких организаций.  Создание рабочих советов и победа народной демократии, как альтернативы лукашизму и либерально-националистической оппозиции, возможны только при наличии мощной авангардной коммунистической партии, опирающейся на пролетарские и полупролетарские массы трудящихся в городе и деревне. Такой структуры в Беларуси пока нет, в частности, в силу длительного господства хрущёвско-брежневского ревизионизма, а затем государственно-капиталистического режима, уничтожавшего институты буржуазной демократии и возможности для создания неподконтрольных политических структур, хотя наивно было бы надеяться, что либеральная демократия сама по себе автоматически откроет коммунистам пути для развития. Текущий момент может стать для беларуских коммунистов шансом для выхода из раздробленного состояния, если они смогут использовать общественный подъём для того, чтобы мобилизоваться, закрепить связь с трудящимися и сохраниться в легальном поле. Когда пролетариат снова станет политическим субъектом, тогда и только тогда буржуазно-либеральные силы больше не смогут использовать рабочих в своей политической игре в качестве пушечного мяса.

Задача определить стратегию и тактику пролетариата в современной Беларуси принадлежит беларуским коммунистам. Мы приветствуем их перспективную работу в этом направлении, в том числе участие в организации митингов и забастовок с требованиями, выражающими интересы рабочего класса и трудящихся масс. Мы, со своей стороны, осуждаем насилие со стороны нынешних беларуских властей и поддерживаем демократизацию политической системы, не связывая себя при этом поддержкой Тихановской и беларуской либеральной оппозиции, выступаем за национализацию вместо приватизации, против вмешательства в дела Беларусь со стороны империалистов, будь то российских или западных. Также мы должны развивать интернациональную пролетарскую солидарность и сотрудничество коммунистов в нашем общем деле пропаганды, организационного строительства и подготовки социализма.

Да здравствует беларуский народ!
Да здравствует независимая, демократическая и социалистическая Беларусь!

P. S. Пока мы работали над этим текстом, ситуация продолжала развиваться, и появилась информация о возможном вмешательстве России в кризис власти в Беларуси. 15 августа Лукашенко после переговоров с Владимиром Путиным заявил, что «при первом же нашем запросе будет оказана всесторонняя помощь по обеспечению безопасности Беларуси». Этого не исключают и в Кремле, намекая на «готовность оказать необходимое содействие в разрешении возникших проблем на основе принципов Договора о создании Союзного государства». Формулировки довольно туманные, потому что Россия ведёт осторожную игру, поддерживая Лукашенко, и в то же время оставляя возможность для договоренностей с оппозицией в случае её прихода к власти. В разговоре с канцлером ФРГ Ангелой Меркель 18 августа Путин заявил, что Россия против «любых попыток вмешательства извне во внутренние дела республики, ведущих к дальнейшей эскалации кризиса». Это можно трактовать и как предостережение Евросоюзу (который пока ограничивается угрозой санкций), и как обещание не вмешиваться самому. Разумеется, империалисты всегда лгут, они вмешиваются и будут вмешиваться в дела относительно слабых стран, диктуя им свою волю. В случае с Беларусью это особенно касается российского империализма, который доминирует в республике. Наивны надежды тех, кто верит, что когда «придёт Россия» или «мы будем в Евросоюзе», жизнь возьмёт и улучшится. Рабочие не без оснований опасаются, что разрыв с Россией приведёт к развалу промышленности и безработице, но не менее вероятен и другой сценарий — в случае уступок России она потребует высокую цену, приватизации беларуских государственных предприятий, на которые придут российские «эффективные менеджеры», которые на деле осуществят угрозу Лукашенко, который откровенно высказался про «избыточную численность» рабочих на заводах. Апеллировать нужно не к России или Евросоюзу, а к народным массам. Только они могут проявить настоящую солидарность и надавить на свои правительства, заставить их уважать независимость других стран.

Примечания:

  1. 16 августа в Минске состоялся также митинг сторонников Александра Лукашенко и противников либеральной оппозиции, а 17 августа Лукашенко приехал на Минский завод колёсных тягачей (МЗКТ) пообщаться с рабочими.
  2. Т. е. объединившихся Светланы Тихановской, Валерия Цепкало и Виктора Бабарико.

«Рабочий класс объединился со студентами». Интервью с американским товарищем

Кто опубликовал: | 12.08.2020

Все высказанные в статье оценки являются личным мнением интервьюируемого и не отражают официальной точки зрения названных организаций.

Маоизм.ру: расскажи о себе и своей организации. Какой политической линии вы придерживаетесь?

Чтобы ответить на этот вопрос, думаю, стоит кратко рассказать об истории возникновения ГСК и СОПМ — это студенческие организации, в которых я состоял. В этой истории есть несколько общих моментов с другими вопросами.

Наш первый марксистский кружок назывался Группа студентов-коммунистов 1 и он существует по сей день. Этот кружок образовался осенью 2017 г. в Нью-Йорке при относительно «прогрессивном» частном университете «Нью скул». Был момент ещё в начале 2017 г., когда этот кружок назывался Радикальный студенческий блок 2, но товарищи, которые тогда организовывали группу, решили её переименовать, исходя из того, что «радикальных» студенческих групп в США хоть пруд пруди, а вот коммунистических — нет вообще.

Я присоединился к ГСК в сентябре 2017 г., я тогда изучал философию, а из марксистской литературы на тот момент только прочел первый том «Капитала», что меня и занесло в эту группу довольно быстро. В кружке мы по очереди читали и обсуждали вслух Маркса, «Что делать?» Ленина и «Относительно практики» Мао Цзэдуна, а также тексты французских маоистов из СМЛКМ, которые образовались после майских событий 1968 г. в Париже, когда рабочий класс объединился со студентами (я считаю, что союз рабочих и студентов, особенно в развитых капиталистических странах, где почти отсутствует крестьянский класс, стоит учитывать многим коммунистическим организациям).

В один момент, кружок ГСК посещало примерно 15 постоянных участников, но к весеннему семестру 2018 г. их число сократилось. Ушли те студенты, которые либо хотели двигаться дальше по карьерной лестнице академизма, либо те, кто решил, что изучение марксизма и маоизма не в их приоритетах. Остались товарищи, которые в дальнейшем участвовали в первом опыте практической деятельности. Его организовали ГСК совместно с Маоистской коммунистической группой 3 (МКГ) 1 мая 2018 г.

В апреле 2018 г. пошли слухи, что администрация нашего университета, состоящая из финансистов и «прогрессивных» директоров, зарабатывающих в год в среднем по 500 тысяч долларов США, хочет уволить 50 рабочих университетской кафетерии и нанять новых, без медицинской страховки и прочих бонусов. Все это делалось якобы для улучшения качества обслуживания студентов, а профсоюз рабочих спокойно закрыл на это глаза, потому что сговорился с администраторской буржуазией нашего университета (если в начале ⅩⅩ в. тред-юнионы были составной частью многих рабочих движений в США, то в ⅩⅩⅠ веке они обманывают рабочих и принимают решения против их экономических и политических интересов: сговариваются с капиталистами и специально навязывают конфликты между рабочими). В нашем университете, администрация и профсоюз рабочих кафетерии старались противопоставить интересы студентов и рабочих. В итоге, после распространения листовок с агитацией и лозунгом «Всех или никого — за каждое рабочие место!», ГСК совместно c МКГ инициировали оккупацию университетской кафетерии, которая длилась 12 дней и в которой участвовали больше 150 студентов.

В ходе оккупации студенты организовали своего рода коммуну; там были комитеты по кухне, снабжению, чистке, коммуникации, безопасности и даже был кружок по самообороне. Всё работало по принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям»; у всех был свой график труда, два раза в день созывался совет, приглашались нуждающиеся бездомные люди после того, как мы сумели перетянуть наёмных охранников университета на нашу сторону. Стоит отметить, что у этих охранников были и свои забастовки годом ранее. В целом, характер организованности этой коммуны был изначально в какой-то степени централизованный, под руководством и по инициативе ГСК. Но со временем, он стал больше приобретать анархический характер, что с одной стороны привлекало многих студентов с мелкобуржуазными и леволиберальными взглядами, тем самым, успешно пополняя количество постоянных участников, но, с другой стороны, это мешало ГСК ввести свою агитацию и выполнять главную задачу оккупации.

Потом возникло много проблем с мелкобуржуазными студентами. Один пример: они осуждали ГСК за то, что якобы марксизм это расистская, шовинистическая, сексистская и анти-ЛГБТ теория на том основании, что все марксисты-революционеры были белыми гетеросексуальными мужчинами. Мы не погружались в их либеральную политику идентичности и не тратили на это силы, история и наука марксизма опровергают все эти аргументы; вместо этого мы наглядно ссылались на то, что введём оккупацию в интересах 50 рабочих, из которых большинство являлись женщинами афроамериканского и латинского происхождения. Нас также осуждала «Свободная пресса Новой школы» — газета нашего университета, за то, что мы введём антипрофсоюзную политику, хотя на самом деле профсоюз, который представлял рабочих кафетерии, сговаривался с администрацией школы и обманывал рабочих и, следовательно, наша антипрофсоюзная политика полностью себя оправдала. Оккупация сумела закалить пять — семь членов ГСК благодаря незаменимому практическому опыту; ГСК без передышки писали полемику, анализировали ситуацию и применяли теорию на практике. В итоге, оккупация, по мнению ГСК и МКГ, завершилась успехом, 31 рабочее место восстановили благодаря союзу рабочих и студентов. ГСК и МКГ доказали, что этот союз себя оправдал, без сплочения рабочих и студентов победа бы не состоялась. Именно солидарность между этими группами и сумела делать нашу оккупацию успешной, а мелкобуржуазная политика наглядно показала, что она всегда отчуждает интересы рабочих от студентов.

На вопрос «что делать?» ГСК ответила успешной оккупацией, но чтобы понять ответ на вопрос «что делать дальше?», ГСК пришлось потратить почти год. С одной стороны, можно было продолжать организовывать какой-нибудь МЛМ-кружок в нашем университете, но с другой стороны, надо было как-то двигаться дальше в плане организации. В духе нашей успешной оккупации нашей главной целью было создание союза между рабочими и студентами в Нью-Йорке с перспективой создания такого союза по всей стране. Поэтому мы взялись за изучение истории студенческих и рабочих движений в контексте Нью-Йорка с маленькой группой из студентов. Мы также изучили вопрос о роли высшего образования при капиталистическом строе. В первую очередь, образование при капитализме отчуждает умственный труд от физического труда, тем самым, разделяя общество на классы. Университет в обществе, где существует капиталистический способ производства, всегда остается инструментом идеологического господства класса капиталистов, а наука используется не ради блага общества, а ради увеличении прибыли капиталистов и угнетения рабочего класса. Следовательно, без борьбы за социализм бессмысленно говорить о реформах в сфере образования.

На такой платформе 1 мая 2019 г. была создана Студенческая организация «Первое Мая» 4. Мы создали новые отделения в Городском университете Нью-Йорка и Бруклинском колледже, где преобладают студенты из рабочего класса, в отличии от таких университетов, как «Нью скул», Нью-йоркский университет и Колумбийский университет, где студенчество мелкобуржуазное или даже буржуазное. Если спросить, какой линии или идеологии придерживается СОПМ, можно ответить, что в целом никакой по одной очень практичной причине. У СОПМ есть своя программа и она является основой единства членов СОПМ. Согласившись с нашей программой, любой человек может стать членом нашей студенческой организации. Этим СОПМ отличается отличается от многих коммунистических организаций, где в основу положено идейное единство. Оправдывается такой подход тем, что главная цель СОПМ — это объединение вокруг требования перемен в сфере образования, которые излагаются в пяти пунктах программы СОПМ. Именно такой подход и позволил СОПМ набрать обороты и репутацию за последний год. Если бы у СОПМ было идеологическое единство и от всех участников требовалась бы высокая идейная подготовка, не уверен, что она бы сумела набрать такой практический опыт, который есть сейчас. В то же самое время, это не означает, что марксизм для СОПМ не является наукой, с помощью которой объясняются объективные процессы, происходящие внутри капиталистического общества. СОПМ активно выступает против реформизма и мелкобуржуазных левых течений типа социал-демократов, Берни Сендерса и т. д. Она доказывает их недостаточность, выступает за социалистическую революцию и диктатуру рабочего класса и угнетённых масс над классом эксплуататоров.

Маоизм.ру: сейчас в России все обсуждают массовые протесты в США в связи с убийством Джорджа Флойда. Как ты относишься к этому движению? Есть ли у него лидеры, программа, какой у движения классовый характер? Участвует ли в нём ваша организация?

Массовые протесты, происходящие сейчас в США, превосходят масштабы всех протестов со времен Вьетнама. Это также происходит на фоне пандемии, растущего неравенства, и крайне нестабильной экономической ситуации. Нынешнее протесты приобрели такой масштаб не только из-за очередного безжалостного убийства полицейскими Миннеаполиса афроамериканца Джорджа Флойда, но и из-за пандемии и ряда других политических и экономических процессов. Масштаб этих движений можно воспринимать как следствие объективных противоречий в американском капиталистическом обществе, которые существуют в стране уже не одно столетие. Следовательно, восстание американского народа это прямое следствие таких объективных обстоятельств и на этом основании, думаю, это движение стоит приветствовать и поддерживать.

С другой стороны, также стоит учитывать недостатки этого движения. Безусловно, можно говорить о классовым характере, а также о разных оппортунистах и анархистах, которые, воспользовавшись ситуацией, создавали хаос и считали это самоцелью, а другие грабили магазины. Такие обстоятельства только увеличили дезорганизацию движения, которое изначально не имело никакой структуры. Как известно, это движение взяло на вооружение лозунг Black Lives Matter, который появился ещё в 2014 г. после убийства двух афроамериканцев, Майкла Брауна и Эрика Гарнера. Но из-за очень мало консолидированного характера этого движения, их требования рано или поздно поглощает истеблишмент демократов, состоящий из прогрессивных мэров и других лиц, которые сейчас настаивают на реформе полиции. Но реформы полиции недостаточно для искоренение проблемы, которой является само полицейское государство. Оно, в свою очередь, есть инструмент диктатуры американского правящего класса.

Главная задача любой организации в США сейчас, это показать недостатки реформизма и увеличить организованность масс, чем СОПМ активно занимается, публикуя анализ нынешней ситуации в своём блоге. В дальнейшем, безусловно, намечается много практических и организационных задач.

Маоизм.ру: как ты думаешь, можно ли считать негров отдельной нацией, или же они составляют одну нацию с WASP 5? Когда-то у Компартии США был план создания негритянской республики в ряде Штатов. Нужен ли он сейчас? Как нужно сегодня решать этот вопрос?

Думаю, афроамериканцев можно в какой-то степени считать отдельной нацией, но в контексте США, заставить белых американских рабочих требовать автономию для афроамериканцев, чего Маркс в своё время требовал от английских рабочих по поводу автономии Ирландии — довольно сложно. Это особенно сложно потому, что афроамериканцы живут почти на одной и той же территории, что и белые американцы. Я думаю, марксистам можно в какой-то степени поддерживать освободительную разновидность чёрного национализма, в том виде, как его проповедовали партия Чёрных Пантер и Малколм Икс, но только при условии, если такой национализм не перерастёт в шовинизм.

Для разрешения национального вопроса в США безусловно нужна рабочая партия, основанная на союзе американского, афроамериканского, латиноамериканского, пуэрториканского, и конечно же индейского народов; только потом можно будет говорить о правильном решении национального вопроса для всех выше перечисленных национальностей. Этот вопрос должен решатся американским народом, а также народами, которые подвергались эксплуатации на территориях, принадлежащих США. Но я также считаю, что для разрешения афроамериканского национального вопроса, а также других вопросов, связанных с ним, например — расизма, будет недостаточно только объединения чёрных с белыми в один рабочий класс. Думаю, если американскому рабочему классу действительно удастся взять власть в свои руки, то для полного искоренения расизма в США понадобятся несколько поколений и столько же культурных революций.

Маоизм.ру: есть ли перспективы для революции в США в связи с идущими сейчас протестами и в принципе?

Нынешняя волна протестов уже пошла на спад, но на этот раз те обстоятельства, которые способствуют появлению очередного очага восстаний, никуда не делись, а только увеличиваются. В США уже наблюдается вторая волна заражений Ковид-19, производство потерпело крушение ещё после первой волны, а запоздалая реакция финансовой системы на происходящий кризис ожидается впереди. Американский народ теперь в какой-то степени готов выйти на улицы, если произойдёт какой-нибудь поворот. Но также, думаю, стоит учитывать недостаточную готовность американского народа к революции. В США сейчас нет полноценной рабочей партии, а успешная революция, как показывает опыт рабочих движений, всегда нуждается в централизованной организации. На построение такой организации уйдут годы, но, надеюсь, какие-то уроки будут извлечены из опыта коммуны в Сиэтле и оккупации здания муниципалитета в Нью-Йорке. Но в целом, США ещё предстоит увидеть какой-нибудь социальный сдвиг, который хоть как-то может быть похож на неудачную революцию 1905 г. в России, не говоря уже о более успешных примерах в истории.

Маоизм.ру: расскажи о коммунистическом движении в США. Какую роль играет сейчас КП США? Как ты относишься к Б. Сандерсу и его движению? Какие существуют другие левые организации – марксистско-ленинские, троцкистские и т. д.? Велико ли влияние анархистов?

Рабочее движение в Соединённых Штатах существовало достаточно долго, многим ведь известно происхождение таких праздников, как Первое Мая и Международный женский день. Появились они в США, в стране, где бурно развивался капитализм и, следовательно, рабочее движение. Наверное, стоит рассказать об этой истории в основных этапах.

Начало социалистического движения в США

Бунт на Хеймаркет

Развитие социалистического движения началось ещё с утопических сообществ в начале ⅩⅨ в., таких как христианские Шейкеры и сторонники Шарля Фурье. Гражданская война 1860‑x разгромила рабовладельческий строй и обеспечила промышленной буржуазии доминирующее положение, открывая тем самым путь к развитию американского капитализма. Ряды рабочего класса росли и рабочие активисты, как правило иммигранты из Великобритании, Германии или евреи, основали Социалистическую рабочую партию Америки в 1877 г. и Социалистическую партию Америки в 1901 г. К тому времени анархизм также увеличивал своё присутствие по всей стране. Социалисты разных тенденций участвовали в разных профсоюзных организациях. Высшей точки это движение достигло в столкновениях на Хеймаркете в Чикаго в 1886 г., которые дали начало Дню международной солидарности трудящихся, сделав восьмичасовой рабочий день целью рабочего движения всего мира.

Также появились движения за равенство и свободу женщин, 8 марта 1909 г. работающие женщины Чикаго устроили забастовку и марш протеста, получив поддержку от женщин по всей стране. В следующем году, во время второго Международного конгресса женщин-социалисток, 8 марта был объявлен Международным женским днем.

Появление коммунистических организаций в США

Обострение классовых противоречий в США способствовало росту рабочего движения. В 1919 г. в общей сложности произошло 3577 забастовок с участием более 4 миллионов рабочих. Великие стальные бунты, длившиеся с сентября 1919 г. по январь 1920 г. с участием 365 тысяч рабочих, нанесли огромный удар по тяжёлой промышленности. Уильям Фостер был одним из выдающихся руководителей этого периода, особенно в период после Первой мировой войны. Под влиянием Октябрьской революции, в сентябре 1919 г. была сформирована КП США.

Уильям Фостер (1881–1961)

Она возникла из раскола с Социалистической партией и Вторым Интернационалом. Но поскольку её члены не могли договориться о единой программе, образовались две отдельные партии. Только благодаря решениям, принятым Коминтерном в 1920 г., а также совету В. И. Ленина, американцы были вынуждены объединиться в одну Коммунистическую партию Соединённых Штатов Америки. В это же время, анархисты — последователи Луиджи Галлеани, имевшие большое сходство с русскими народниками, с апреля по июнь 1919 г. организовали ряд терактов, а также взрыв на Уолл-стрит 16 сентября 1920 г. Эти взрывы стали одной из главных причин, которые привели к первой «красной угрозе», длившейся до 1924 г., во время которой были депортированы многие анархисты и социалисты, что не принесло никакой пользы рабочим и коммунистическим организациям.

Несмотря на первую «красную угрозу», в последующие годы КП США и революционное движение в целом продолжали развиваться. В марте 1930 г. партия возглавила исторически значимый общенациональный марш безработных, требовавших пособий по безработице. Это движение также поддержало требования афроамериканцев и способствовало борьбе с сокращением заработной платы. С 1929 по 1933 гг. в забастовках приняли участие 3,5 миллиона человек, а в 1934–1936 гг. рабочие выступили против рузвельтcкого «нового курса», с помощью которого он стремился избежать повторения Великой депрессии. Во время экономического кризиса 1937–1938 гг. и до Второй мировой войны, большое количество рабочих в США и широкие массы трудящихся выступали против монополистического капитала, империалистической войны и агрессии. Только в сентябре 1937 г. было 3000 забастовок с участием 1,5 миллиона человек.

В это же время, шли и определенные политические процессы внутри КП США. В целом, можно сказать, что правый оппортунизм всегда существовал в КП США и проявлялся он по-разному. В 1920‑х годах был оппортунизм Джея Лавстона, он был исключён, когда выявилось его двурушничество, но стоит также учитывать, что среди членов КП США всегда были агенты ФБР, что сильно влияло на потенциал партии. В 1930‑е гг. произошел раскол с троцкистами, которые покинули КП США и создали свою социалистическую рабочую партию. Дж. Д. Кэннон, руководивший этим расколом, был одним из главных доверенных лиц Троцкого. Потом был граф Браудер, в начале он написал много хороших партийных брошюр и был идеологически здоровым. Он был убеждённым сторонником Советского Союза, но к концу Второй мировой войны он принял теорию так называемой «американской исключительности». Эта концепция отделяла американских рабочих от рабочих в других странах и в конечном итоге привела к ликвидации КП США. Партия была официально распущена в 1944 г. и превратилась в Коммунистическую политическую ассоциацию. Браудер считал, как и некоторые лидеры КП США впоследствии, такие как Сэм Уэбб например, что капитализм и социализм могут «мирно сосуществовать» в конкурентном мире. На этом этапе связь КП США с коммунизмом была разорвана безвозвратно, несмотря на связи, которые продолжала иметь партия с СССР вплоть до прихода к власти М. С. Горбачёва.

«Новое коммунистическое движение» после краха КП США

После расколов, произошедших не только в США, но и среди многих коммунистических организаций в других странах мира после прихода Н. С. Хрущёва к власти, в США наступил застой в коммунистическом движении. С этим обстоятельством безусловно связана вторая «красная угроза» 1947–1958 гг., период, который также называют «маккартизмом». Ситуация начала меняться в 1960‑х гг., появились новые возможности для роста и возникло так называемое «новое коммунистическое движение», на которое оказали влияние мировые события того времени, в частности, кубинская революция 1959 г., китайская культурная революция 1966 г., «красный май» во Франции 1968 г., движение за права афроамериканцев, а также война во Вьетнаме.

В идеологическом отношении эта новая волна организаций отразила весь спектр марксистского «третьего мира». Многие — часто ветераны бригады «Венсеремос» — черпали своё основное вдохновение из Кубы. Некоторые отождествляли себя с освобождением Третьего мира, но сосредоточились главным образом на одной конкретной борьбе или проблеме в США. Даже среди тех, кто считал, что Коммунистическая партия Китая представила наиболее полезную основу для анализа нынешних реалий, были различия. Маоисты считали, что только КПК выражает современный ленинизм, в то время как большое число «мягких маоистов» — как бы они ни восхищались Мао — не были готовы сказать, что китайская компартия более революционна, чем кубинская или вьетнамская партии.

Коллапс 1990‑х и нынешняя ситуация

Десятки тысяч людей прошли через так называемое «новое коммунистическое движение» между концом 1960‑х и началом 1990‑х гг. Многие из них стали его кадровыми активистами и подчиняли почти каждый аспект своей жизни политическим приоритетам. Для некоторых, партийная организованность была на первом месте; для других — в основном это были люди, которые повернули влево в 1960‑е гг.— партийное строительство не играло роли в формировании политической идентичности. Из-за разных политических перемен, происходивших в социалистических странах за рубежом, а также из-за внутренней идеологической борьбы, многие организации либо распускались, либо раскалывались на менее значительные. К 1990‑м гг. основная масса организаций движения сменилась либо исчезла. Менее 1000 человек оставались в группах, существовавших в движении, причём большая часть из них были новобранцами. Подавляющее большинство активистов, которые построили движение в его расцвете, больше не были в него вовлечены. В разное время между 1979—1980 гг. и 1989—1990 гг. эти ветераны отошли от участия в своих организациях и вместо этого адаптировались к гражданской жизни.

Это обстоятельство объясняет нынешнюю ситуацию в США, где почти отсутствуют коммунистические организации, способные инициировать какие-либо политические действия. Отсутствует связь организаций с рабочим классом, а также доверие к ним с его стороны. Вместо этого, рабочий класс либо верит в профсоюзы, которые всегда сговариваются с классом капиталистов, либо, как это делает большинство, участвует в выборах каждые четыре года и выбирает президента, веря в то, что он хоть что-нибудь сделает в их интересах. В целом, американское население доверяет своей буржуазной демократии, а самые прогрессивные левые либералы, максимум, что могут сделать, это поддержать социал-демократов, таких как Берни Сандерс и Александрия Окасио-Кортес в Сенате. Но характер социал-демократов стал полностью ясен во время президентских выборов с участием Сандерса: социал-демократы мало чем отличаются от истеблишмента демократической партии. Сандерс теперь поддерживает Байдена в качестве кандидата в президенты и призывает всех американцев голосовать за него ради победы над Трампом. Сандерс также поддерживает империалистические интервенции в других странах в не меньшей степени, чем Байден.

Маоизм.ру: какие перспективы у коммуны в Сиэтле, какой классовый состав протестующих, актуальна ли такая форма протеста?

Как уже известно, «Автономная зона Капитолийского холма» в Сиэтле, которая была провозглашена 8 июня 2020 г., была окончательно зачищена полицией Сиэтла 1 июля, тем самым коммуна была ликвидирована. В целом, требования, которые провозгласила коммуна Сиэтла, были относительно прогрессивными и безусловно более конкретными, чем, скажем, требования протестов «Оккупай Уолл-стрит» в 2011 г. в Нью-Йорке. То, что в Сиэтле были созданы временные зоны без полицейских и на короткое время они были завоеваны в Миннеаполисе – несомненно хорошо. Но «Автономную зону Капитолийского холма» (она же КХАЗ) вряд ли можно считать подлинно автономной или освобождённой. Сами оккупанты даже не могли полностью договориться о том, называть ли её «Автономной зоной» или «Оккупационным протестом на Капитолийском холме» (КХОП). Создатели Зоны также не смогли договорится о базовом идеологическом согласии между участниками, что говорит о слабом идеологическом единстве самого движения. В итоге, КХАЗ или КХОП стал большим фестивальным пространством, а не перспективным политическим действием, несмотря на относительно радикальные требования, которые выдвинули организаторы автономной зоны. Из-за анархического характера этой автономной зоны, в неё также начали проникать разные оппортунистические элементы, в том числе и мелкобуржуазные, люди, выступавшие за всякие компромиссы с полицейскими, и даже некоторые группировки, которые занимались нелегальной деятельностью. Некоторые оппортунистические элементы коммуне удалось ликвидировать, а другие глубоко въелись в её характер.

Существование коммуны Сиэтла нужно также оценивать, как часть движения в целом, а не как один изолированный момент. Именно так можно объяснить анархический характер, которая приобрела сама коммуна в Сиэтле и ряд других провозглашённых автономных зон по всей стране. Несмотря на недостатки такой организации, произошёл в какой-то степени радикальный сдвиг в сознании американцев. Причины, способствовавшие такому радикальному сдвигу, являются скорее объективными, чем субъективными. Другими словами, массовые протесты в США, из которых и родилась сама коммуна Сиэтла, приобрели свой масштаб и характер из-за существующей объективной кризисной ситуации, а не из-за какого-то сдвига в понимании роли протестующих в капиталистическом обществе. Исходя из такого понимания нынешних протестов в США и объясняется анархический характер как самих протестов, так и коммуны Сиэтла.

С другой стороны, трудно представить, насколько бы успешней была коммуна Сиэтла, учитывая, что американский народ не объединён под руководством одной организации, которая смогла бы руководить не только одной коммуной в Сиэтле, но и коммунами по всей стране, так и протестами в целом. Американцы, к сожалению, не были достаточно подготовлены к задаче превращения коммуны в Сиэтле во что-то более успешное, хотя объективная ситуация была довольно благоприятная. Но зато, опыт коммуны Сиэтла безусловно очень важен и думаю, это заставит многих задуматься об ошибках этого опыта.

Несмотря на очень слабые объективные и субъективные предпосылки для революции в США, есть вероятность, что всё может поменяться довольно быстро, как это происходило не раз в мировой истории. А нынешние протесты радикализовали многих, правда, не только в левую сторону, но и в правую.

Маоизм.ру: Актуальна ли в наше время борьба за равноправие женщин и против патриархата? С какими проблемами сталкиваются женщины в США? Как отличается положение белых и цветных женщин?

Думаю, прежде всего стоит отметить, что есть разные течения феминизма, которые по-разному определяют патриархат: либеральный феминизм, радикальный феминизм, лесбийский феминизм, анархофеминизм, либеральный «интерсекциональный феминизм», марксистский феминизм и пролетарский феминизм. Наверное, не стоит здесь сильно углубляться во все их отличия, их прекрасно разбирает пролетарская феминистка и один из лидеров Коммунистической партии Индии (маоистской) Анурадха Ганди, чью работу «Философские тенденции в феминистском движении» я советую почитать всем коммунистам. Я считаю, что позиция А. Ганди является наиболее научной по так называемому «женскому вопросу» и феминизму.

Борьбу за равноправие женщин и против патриархата нельзя отделить от борьбы против капиталистического строя и борьбы за коммунизм. А при борьбе за коммунизм, очень часто забываются, или уходят на задний план важные вопросы касательно женщин. Сегодня также многие коммунисты страдают от неспособности сформулировать своё отношение к феминизму, которое являлось бы коммунистическим и научным (я имею ввиду с точки зрения научного социализма в целом, чьим объектом изучения является общество и его внутренние политико-экономические взаимодействия). Вместо этого коммунисты часто некритично применяют мешанину из множества антикоммунистических феминистских теорий и практик, которые отделяют феминистскую борьбу от борьбы за коммунизм, выделяя их как две разные вещи. Быть коммунистом означает в какой-то степени быть также феминисткой/феминистом, но мы также должны понимать разницу между феминизмом коммунистического типа и общим, туманным, не научным, а порой даже антикоммунистическим феминизмом. Точно так же, как нам нужно бороться с позицией, согласно которой феминизм так или иначе является антикоммунистическим, и что вся феминистская традиция является «мелкобуржуазной» или «реакционной», нам также необходимо бороться с некритическим феминизмом, который может привести к оппортунизму и параличу революции. Поэтому, отвечая на вопрос, актуальна ли борьба за равноправие женщин и против патриархата, можно сказать, что безусловно да, но также важен и правильный, коммунистический и научный подход к женскому вопросу и феминизму.

Участницы профсоюза в Нью-Йорке на демонстрации за 8‑часовой рабочий день в 1910 г.

Пояснив этот момент, можно перейти к проблемам, с которыми сталкиваются женщины в США. Женщины в США часто играли важную роль во многих важных социальных сдвигах, а в некоторых случаях даже основную роль. Объясняется это тем, что при капитализме и патриархате, женщины рабочего класса всегда угнетаются больше, чем мужчины того же класса. Такое положение женщин в американском капиталистическом обществе неизбежно толкало их к борьбе за свои политические права. В истории нередко борьба за формальные права и ряд других реформистских требований всегда следовали за подъёмом рабочего движения. Например, демонстрация за женское избирательное право 1913 г. в Вашингтоне, на котором присутствовали многие женщины, в том числе и мелкобуржуазного класса, произошёл как следствие забастовки чикагских работаниц 8 марта 1909 г., когда была провозглашена борьба женщин за право голосовать и занимать государственные должности. В итоге, женское избирательное право было принято Конгрессом 18 августа 1920 г., но на деле это мало как отразилось на жизни самих женщин, особенно женщин рабочего класса и уж тем более женщин афроамериканского происхождения.

Вопрос о противоречиях между женщинами разных классов почти никогда не проявлялся заметно в общественной дискуссии. По сей день, этот недостаток себя проявляет, например, буржуазная тенденция «CEO-феминизм» (Феминизм гендиректоров) основана на политике идентичности, которая выступает за избрание женщин в менеджеры компании, чтобы те «уполномочивали» (empower) женщин-работниц. То есть, классовое противоречие между женщиной-менеджером, которая также может владеть акциями компании, и женщиной-работницей, которая продаёт свой труд — вовсе не бросается многим в глаза. Сегодня в США также популярна борьба мелкобуржуазных течений феминизма, таких как «Ми-ту», которые выступают против сексуального домогательства и прочих проблем. Хоть это действительно проблемы, которые нужно искоренять из общества, феминистки данного течения надеются на то, что женщины добьются когда-нибудь справедливости, не понимая, что справедливости невозможно добиться без борьбы за социализм.

Что касается противоречий между белыми и цветными женщинами, то этот вопрос поднимается намного чаще, чем вопрос о классах. Но предлагаемые решения этих проблем всегда склоняются к либерализму и политике идентичности, которые никак не решат проблему расизма и экономического неравенства среди женщин разных рас и этносов в американском капиталистическом обществе. Сейчас идут попытки снижать дискриминацию по цвету кожи, например, при найме на работу, но данную проблему не разрешишь с помощью рынка. Из-за того, что американская экономика зависит от дешевого женского труда, в основном женщин-мигранток мексиканского происхождения, которые работают за зарплату ниже прожиточного минимума, многие эти социальные противоречия попросту не могут быть разрешены. Я уже не говорю, сколько дешёвого женского труда эксплуатируется США в странах третьего мира. Тут проблема эксплуатации цветных женщин неизбежно приобретает не только локальный характер, но и глобальный.

Маоизм.ру: вопрос о ЛГБТ давно будоражит российских коммунистов. Должны ли коммунисты бороться за права ЛГБТ и трансгендеров? Нет ли здесь риска впасть в политику идентичности?

Участники Стоунволлских бунтов в Нью-Йорке в 1969 г.

Как и вопрос относительно феминизма, коммунистический, научный и правильный подход к вопросу ЛГБТ есть, хотя этот вопрос безусловно нуждается в проработке с пролетарской точки зрения. Если сегодня многие коммунисты страдают от неспособности сформулировать свое отношение к феминизму, то по отношению к ЛГБТ, ситуация близко к безнадежной. Вопрос о ЛГБТ занимает то же самое место, что в истории марксизма в своё время занимали еврейский вопрос, национальный вопрос и женский вопрос. Все эти вопросы нуждались в какой-то степени креативности в их разрешении, но при разрешении этих вопросов не приносились в жертву научные принципы и основы марксизма, а наоборот, эти вопросы только совершенствовали саму науку марксизма и расширяли его кругозор. Такой же многосторонний подход нужен и в вопросе касательно ЛГБТ.

Вопрос о ЛГБТ безусловно сложный, и если брать параллели с другими названными вопросами, то это не означает оправдания ЛГБТ в той форме, в которой это течение себя проявляет сегодня, а наоборот, коммунистам нужно в начале разобрать, какое место это движение должно иметь в обществе вообще, и как это движение может использоваться в интересах пролетарской революции. В этом отношении коммунисты, которые относятся к ЛГБТ с презрением, сильно проигрывают, так как ЛГБТ используются в современном контексте как инструмент капитала и как оправдание либеральной политики идентичности, которая пагубна для любого революционного движения и даже многих членов самого ЛГБТ-сообщества. Если же коммунисты сумеют убедить членов ЛГБТ-сообщества о том, что никакая буржуазия им не даст полных прав и свобод, и в первую очередь, разумеется, когда они это сами поймут, то здесь безусловно есть огромный потенциал.

Несмотря на то, что классовый характер тоже очень важный элемент этого вопроса, как правило, члены ЛГБТ-сообщества чаще всего являются мишенью реакционных репрессий, особенно в странах периферии, где патриархальный строй общества трансформируется в интересах капитализм, для получения источника дешевого труда и капитала. В странах ядра, прослеживается обратная тенденция, когда прогрессивная либеральная буржуазия видит свои интересы в поддержке ЛГБТ-сообщества. Как и среди людей, поддерживающих феминизм, среди ЛГБТ-сообщества есть представители мелкобуржуазного класса и даже класса буржуазии. Но означает ли это, что стоит выступать за угнетение женщин и ЛГБТ-сообщества? Очевидно, что нет. Если углубится в проблему дальше, то мы придём к выводу, что не может существовать принципиального и обоснованного марксистского аргумента против поддержки ЛГБТ и их борьбы против их угнетения. Более того, я бы сказал, что некоторые ЛГБТ-сообщества многих империалистических стран имеют довольно радикальные взгляды по сравнению с другими группами. Многие члены ЛГБТ-сообщества также критично относятся к интересам капитала, которые проникли в ЛГБТ-движение.

Примечания:

  1. Англ. Communists Student Group.
  2. Англ. Radical Student Block.
  3. Англ. Maoist Communist Group.
  4. Англ. May Day Student Organization.
  5. Т. е. население английского происхождения, исповедующее протестантизм.— Маоизм.ру

О народно-демократической революции. Интервью Ангело Годино с Хосе Марией Сисоном

Кто опубликовал: | 12.07.2020

Хосе Мария Сисон

Каковы цели национально-демократической революции? Чем она отличается от других революций в истории Филиппин?

ХМС: Самая важная цель национально-демократической революции — это достижение полной независимости и народной демократии. Прошлая демократическая революция 1896 г. возглавлялась либеральной буржуазией и ставила своей целью постройку буржуазной демократической республики. В этот раз новая демократическая революция возглавляется рабочим классом и ставит своей целью переход в революцию социалистическую в соответствии с условиями эпохи современного империализма и мировой пролетарской революции.

Революционное руководство рабочего класса и его авангардная партия гарантируют, что новая демократическая революция имеет социалистическую перспективу, социалистическую направленность и сама является подготовкой для социалистической революции. Несомненно, с крестьянством как основной силой революции, главное содержание демократической революции воплощается с удовлетворением запроса крестьянства на аграрную революцию путём свободного перераспределения земли. Путь определён в сторону сельскохозяйственной кооперации и механизации в социалистическом обществе.

Почему для революции необходимо изучать различные классы филиппинского общества?

ХМС: Важно изучать различные классы в филиппинском обществе, чтобы различать кто враг, а кто друг революции.

Друзья революции — это рабочий класс, крестьянство, городская мелкая и средняя буржуазия. Они движущие силы революции.

Враги революции — это компрадорская буржуазия, землевладельческий класс и бюрократ-капиталисты. Они — силы контрреволюции, которые собираются увековечить господствующую систему угнетения и эксплуатации.

Пожалуйста, опишите различные классы на Филиппинах. Как определить, кто враг, а кто наши друзья в борьбе?

ХМС: В ходе длительной народно-демократической революции враждебными классами являются компрадорская буржуазия, землевладельцы и бюрократ-капиталисты.

Компрадорская буржуазия — главный финансовый и торговый агент США и других империалистических стран. Землевладельцы отстаивают частную собственность на землю и подвергают крестьян и сельскохозяйственных рабочих феодальной и полуфеодальной эксплуатации.

Бюрократ-капиталисты это политические агенты компрадорской буржуазии и землевладельцев, однако они стали самостоятельным классом благодаря накоплению власти и богатства, используя свою государственную власть. Они получили дурную славу как политические династии, которые хотят сохранить свою власть, чтобы накопить еще больше капитала и земли.

Компрадорские капиталисты, землевладельцы и бюрократ-капиталисты считаются классовыми врагами, ибо они эксплуатируют людей, особенно рабочих и крестьян, а также используют полуколониальное государство для того, чтобы угнетать народ и держать его в рамках правящей системы через насилие и обман.

В рамках политики и тактики широкого единого фронта, Коммунистическая партия Филиппин называет эти враждебные классы реакционными, чтобы сфокусировать термин «враг» на самой реакционной клике у власти.

Заострение этого термина нужно, чтобы использовать расколы между реакционерами и сузить мишень революции на правящей реакционной клике как на главном враге в данный период.

Ранее я объяснял, что друзья революции это:

  1. рабочий класс, как руководящий класс от стадии новой демократии до социалистической стадии филиппинской революции,
  2. крестьянство (главным образом бедное и среднее крестьянство и сезонные сельскохозяйственные рабочие) как основная сила или демократическое большинство народа, и
  3. средние социальные слои городской мелкой и средней буржуазии.

Они друзья революции, ибо они составляют народ и являются движущей силой революции. Их нужды и требования выражены в программе народно-демократической революции. Они участвуют в реализации указанной программы. Их участие в революции означает её рост и продвижение к победе.

Почему рабочих называют «руководящим классом революции»?

ХМС: Рабочий класс является руководящим классом революции потому, что он самая продвинутая производственная и политическая сила среди различных классов в филиппинском обществе и в мире.

Это тот класс, который может поддерживать и дальше развивать индустриализованную экономику, даже без буржуазии. Он незаменим для развития индустриальной социалистической экономики.

Это тот класс, который способен свергнуть государственную власть буржуазии и заменить её на государственную власть пролетариата, выполнив историческую миссию социалистической революции и социалистического строительства.

У рабочего класса есть наиболее развитая теория для революционных изменений, как и накопленная практика руководства успешными социалистическими революциями. Теория и практика марксизма-ленинизма-маоизма охватывает философию, политэкономию и социальные науки.

Рабочий класс создал Коммунистическую партию как авангардную партию, чтобы сосредоточиться на революционной теории и практике на основе революционного массового движения. Коммунистическая партия является инструментом рабочего класса для направления революции от стадии народной демократии и до социалистической стадии революции.

Почему крестьяне являются «пангунахинг пверса» 1. или другими словами основной силой?

ХМС: Крестьянский класс (в основном бедные и средние крестьяне и сезонные сельскохозяйственные рабочие) всё ещё самый многочисленный класс на Филиппинах и они составляют демократическое большинство народа. Удовлетворение их требования земли путём аграрной революции — это основная задача революции.

Народная война в новодемократической революции на Филиппинах возможна благодаря крестьянскому классу, который предоставляет народной армии социальное и физическое поле для манёвров против превосходящего её числом, вооружением и уровнем подготовки врага до того, как народная армия одержит верх, захватив оружие у врага.

Социальный и классовый анализ, проведённый КПФ, опровергает тезис врагов о том, что Филиппины уже индустриализированная страна, хоть и без возможности производить средства производства. Их уловка состоит в том, что они заявляют, что из 45 миллионов рабочей силы на Филиппинах 58 % являются рабочими в сфере обслуживания, а 19,1 % являются промышленными рабочими. Таким образом, рабочий класс составляет 77,1 %, тогда как крестьянство сократилось до 19,1 %, тем самым, необходимость в земельных реформах и национальной индустриализации отсутствует.

Цель врага состоит в том, чтобы заставить крестьянство прийти упадок и исчезнуть, чтобы создать иллюзию того, что индустриальное развитие убирает почву для народной войны. Статистическая уловка врага состоит в том, чтобы [отнести за счёт занятости в промышленности] занятость в раздутой неолиберальным финансированием и зависимой от импорта сфере услуг сельских и городских разнорабочих, которые трудятся в неформальной экономике и являются оттоками излишков сельского населения и всё ещё сохраняют связи со своими крестьянскими семьями, сезонно работая с ними в период сбора и посадки урожая.

Буржуазия может дальше заставлять крестьян «исчезать», записывая главу семьи как единственного крестьянина в семье, отрицая факт того, что каждый трудоспособный член крестьянского хозяйства участвует в сельскохозяйственных работах и не проводя различия между теми немногочисленными сельскохозяйственными рабочими, которые заняты круглый год на сельскохозяйственной технике в поместьях и на складах, и традиционными сезонными сельскохозяйственными рабочими, которые существовали с библейских времен.

Что представляет из себя Коммунистическая партия Филиппин и какую роль она играет в национально-демократической революции?

ХМС: Коммунистическая партия Филиппин это передовой отряд, или же авангард филиппинского рабочего класса. Это главный инструмент рабочего класса для руководства национально-демократической, а потом социалистической революцией. Роль КПФ состоит в том, чтобы стать идеологическим, политическим и организационным инструментом рабочего класса и реализовать руководство рабочего класса во всем революционном движении народа.

Как идеологический инструмент рабочего класса, КПФ опирается на марксизм-ленинизм-маоизм и применила эту теорию к истории, [конкретным] обстоятельствам и революционной практике пролетариата и народа.

Как политический инструмент, она сформулировала генеральную линию народно-демократической революции через затяжную народную войну и с социалистической перспективой, партия провела политическую работу, чтобы организовать себя, народную армию и революционные массовые организации, единый фронт и революционные органы демократической власти.

Как организационный инструмент, партия построила себя на принципах демократического централизма для принятия коллективных решений на основе демократии.

Почему ошибочно делать упор на массовую работу в городах, а не в сельской местности? Можете ли вы рассказать о важности и балансе организаторской работы в сельской местности и в городах?

ХМС: Как я знаю, КПФ никогда не проводила политику опоры на массовую работу в городах в ущерб сельской местности. Объективный факт заключается в том, что исторически и в настоящее время городское массовое движение являлось и является источником рабочих и образованной молодёжи, переводимых для массовой работы или назначения в народную армию в сельской местности.

Политика КПФ всегда заключалась в том, чтобы отправлять партийные кадры, членов и массовых активистов из городов в сельскую местность для работы по усилению КПФ, народной армии, массовых организаций, местных органов самоуправления и единого фронта.

Является ли вооружённая революция необходимой?

ХМС: История показывает что пролетариат никогда не выигрывал новодемократическую революцию и никогда не строил социализм без вооруженной революции. Не было ни одного случая, когда буржуазия отдавала свою государственную власть и свою собственность добровольно и мирно.

Необходимость вооруженной революции не в одностороннем желании пролетариата вести вооружённую революцию. Она возникает потому, что буржуазия использует свою классовую диктатуру или свою организованную государственную систему насилия для того, чтобы помешать пролетариату построить социализм.

Важно ли участие в парламентской борьбе?

ХМС: Всякий раз, когда есть возможность для участия в парламентской борьбе в рамках любой буржуазной правящей системы, коммунисты и другие прогрессивные силы используют это пространство, насколько это возможно, чтобы добиваться реформ и указывать на необходимость революционных изменений, не становясь реформистами.

Парламентская борьба имеет своё особое значение. Она способствует распространению программы борьбы за национальное и социальное освобождение. Она способствует пробуждению, мобилизации и организации людей для этой борьбы. Но настоящие коммунисты и революционеры всегда бдительны против контрреволюционной политики и действий реакционных классов.

Каковы три оружия революции и какая роль каждого из них?

ХМС: Три оружия филиппинской революции — это революционная авангардная партия пролетариата, революционная вооружённая борьба и единый фронт. Они воплощены в Коммунистической партии Филиппин, в Новой народной армии (ННА) и в Национально-демократическом фронте Филиппин (НДФФ), соответственно.

Как партия авангарда пролетариата, КПФ лучше всего понимает руководящую роль рабочего класса, создавая себя посредством идеологической, политической и организационной работы.

ННА объединяет революционную вооружённую борьбу с аграрной революцией и созданием массовой базы. Создание базы включает в себя создание массовых революционных организаций и местных органов политической власти.

НДФФ делает всё возможное, чтобы помочь создать союз рабочих и крестьян, для завоевания средних слоёв общества на свою сторону и для использования расколов среди реакционеров, чтобы изолировать, ослаблять и уничтожать одну вражескую клику за другой.

Пожалуйста, опишите задачи революции в следующих областях:

  1. политическое поле,
  2. экономика,
  3. военное дело,
  4. культура,
  5. международные отношения.

ХМС: Основные задачи революции в политическом поле: распространять и применять программу народно-демократической революции и делать всё возможное, чтобы пробуждать, организовывать и мобилизовать людей для усиления революционных сил и приближения полной победы революции.

Основные задачи революции в экономике являются: поддержка экономического суверенитета, защита национального достояния и требование земельной реформы вместе с индустриализацией. Когда революционные силы эффективны в сельской местности, они могут проводить земельную реформу с минимальной до максимальной программы и другие социально-экономические программы на благо людей.

Основными задачами революции в военном деле являются: борьба с врагом и создание народной армии в качестве главной боевой силы, народного ополчения в качестве региональной полиции и вспомогательной силы и подразделений самообороны массовых организаций как активных защитников своих людей и резервной силы для народной армии и народного ополчения.

Основными задачами революции в культурной сфере являются: развивать национальную культуру, науку, культуру масс и образование. Революционеры проводят все виды культурной работы, чтобы развить революционное сознание у людей, проводя занятия, публичные митинги, распространяя различные публикации, художественные работы и перформансы.

Основные задачи революции в международных отношениях заключаются в проведении информационных кампаний, организуя и мобилизуя филиппинцев за рубежом, вместе с другими людьми в различных странах для создания интернациональной солидарности и взаимовыгодной кооперации между всеми людьми в общем противостоянии империализму и реакции.

Национально-демократическая революция имеет социалистическую перспективу. Как обеспечить переход от народной демократии к социализму?

ХМС: Национально-демократическая революция является подготовкой к социалистической революции. Посредством национально-демократической революции, рабочий класс вместе с его передовой партией учится вести широкие массы людей в революции, создает социалистическую направленность революции и развивает силы, необходимые для постройки социализма.

Успешное руководство рабочего класса в национально-демократической революции и революционных силах гарантировало постройку социализма. В тоже время, должны быть некие переходные меры буржуазно-демократического характера, такие как завершение программы аграрной реформы и интеграция патриотической буржуазии в совместные частно-государственные предприятия.

Национально-демократическая революции в основном завершается после захвата политической власти у буржуазии и других реакционных классов, и, таким образом, социалистическая революция может немедленно начаться со строительством рабочим классом и его передовой партией политической системы, чтобы объединить и направлять народ, занимая все высоты управления экономикой, всю стратегическую индустрию, транспортные соединения, все источники энергии и ресурсов. Государство приступает к созданию социалистической промышленности, а также к коллективизации и механизации сельского хозяйства в ходе ряда пятилетних планов.

Каковы основные различия между народной демократией и социалистическим государством?

ХМС: Как и в историческом примере с Китаем, народная демократия основана на союзе рабочего и крестьянина и возможен широкий союз с демократическими силами. Но сущностью и ядром государственной власти уже должна быть классовая власть рабочего класса и должны быть социалистическими. Диктатура крупных компрадоров-помещиков-бюрократов должна быть уничтожена. Таким образом, государственная власть будет существовать и действовать, как классовая диктатура пролетариата.

Считаете ли вы, что марксизм-ленинизм-маоизм будет всё ещё актуален после победы национально-демократической революции? Если да, то как?

ХМС: Марксизм-ленинизм-маоизм станет ещё большей необходимостью и будет ещё более актуален как руководство для социалистической революции, последующей за национально-демократической. Революционные учения и успешная практика великих коммунистов в сфере философии, политэкономии и социальных науках будут проливать свет на то, что могут сделать революционный пролетариат и народ при должном уважении к истории и обстоятельствам в стране.

Пролетарские революционеры будут руководствоваться марксизмом-ленинизмом-маоизмом и творчески применять его в конкретных условиях Филиппин для осуществления социалистической революции и социалистического строительства, борьбы с империализмом, ревизионизмом и всеми видами реакции, предотвращения восстановления капиталистического режима и консолидации социализма при диктатуре пролетариата до тех пор, пока империализм не будет побеждён и не сможет больше препятствовать пути к коммунизму.

Примечания:

  1. На филипино — pangunahing pwersa.