И. А. Бушуев Уголовно-правовая борьба с контрреволюционными преступлениями в Китайской Народной Республике.— М., Высшая школа КГБ при Совете Министров СССР, Кафедра советского уголовного права, Редакционно-издательский отдел, 1959.

23.04.1959

Уголовно-правовая борьба с контрреволюционными преступлениями в Китайской Народной Республике

Кто опубликовал: | 14.05.2019

Издание подготовлено кандидатом юридических наук И. А. Бушуевым под редакцией доктора юридических наук А. Е. Лунева.

§ 1. Общая характеристика уголовного законодательства Китайской Народной Республики о борьбе с контрреволюционными преступлениями

1 октября 1949 года было создано новое народно-демократическое государство Азии — Китайская Народная Республика, государство рабочих и крестьян, успешно строящее социализм.

Победа китайской революции подтвердила правильность ленинского положения о том, что «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесёт своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни» 1.

Переходный период китайского общества от капитализма к социализму характеризуется классовой борьбой в различных её формах.

«До завершения социалистических преобразований,— говорил в своём докладе на Ⅷ съезде Коммунистической партии Китая товарищ Лю Шаоци,— по-прежнему продолжает существовать классовая борьба» 2.

Классовые враги — помещики, компрадоры и другие представители эксплуататорских классов — оказывали отчаянное противодействие строительству нового социалистического общества. Это сопротивление нередко выражалось в тягчайших контрреволюционных преступлениях: измене родине, шпионаже, подстрекательстве к вооружённому восстанию и других враждебных действиях. Антинародная подрывная деятельность классовых врагов всемерно поддерживается международным империализмом, засылавшим и засылающим в Китайскую Народную Республику своих агентов; шпионов, террористов, вредителей и диверсантов. Классовое сопротивление свергнутых помещиков и капиталистов переплетается с прямым вмешательством во внутренние дела Китая иностранных империалистов, стремящихся сорвать или хотя бы затормозить социалистическое строительство в Китайской Народной Республике.

Государство демократической диктатуры народа в целях охраны социалистического строительства вынуждено подавлять врагов революции, пресекать всякие попытки к подрыву народно-демократического строя.

«Первой функцией диктатуры,— указывает тов. Мао Цзэдун,— является подавление внутри страны реакционных классов, реакционеров и эксплуататоров, сопротивляющихся социалистической революции, подавление тех, кто подрывает социалистическое строительство… Диктатура имеет и вторую функцию, а именно: защиту государства от подрывной деятельности и возможной агрессии со стороны внешних врагов» 3.

Борьба с враждебной деятельностью свергнутых эксплуататорских классов и иностранных лазутчиков первое время после возникновения КНР осуществлялась самим революционным народом, накопившим определённый опыт борьбы с классовыми врагами.

В то время ещё не успела сложиться система нового, народно-демократического уголовного законодательства. Реакционное же гоминдановское законодательство после уничтожения и слома враждебного народу режима было отброшено, как непригодное и чуждое, национальному духу китайского народа 4.

Отсутствие на первых порах уголовно-правовых актов в масштабе всей страны, разумеется, не означало, что борьба с контрреволюционными и другими общественно-опасными действиями была лишена всякого правового основания.

Роль правовых актов в первые годы существования КНР играли партийные и государственные политические установки и программы, регулировавшие различные стороны общественной и государственной жизни страны.

На Ⅷ съезде Коммунистической партии Китая в связи с этим специально отмечалось, что «выдвинутые в прошлом нашей партией и государством различные политические установки и программы, выражающие интересы и требования подавляющего большинства народа, из-за объективных условий хотя и не могли быть сразу же закреплены в виде конкретных и совершенных законов, но фактически все они сыграли роль законов» 5.

В ходе революции была уничтожена старая и создана новая, социалистическая законность.

«Наша народно-демократическая законность,— говорил тов. Дун Биу на Ⅷ Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая,— сильна именно тем, что она родилась в борьбе за разрушение старых законов» 6.

Статья 17 Общей программы Народного политического консультативного совета Китая гласила:

«Ликвидируются все угнетающие-народ законы, указы и судебная система гоминдановского реакционного правительства и будут выработаны законы и изданы указы, защищающие интересы народа, а также установлена система народного правосудия» 7.

Новая законность явилась важным средством в борьбе за утверждение демократической диктатуры народа, за искоренение контрреволюции, за укрепление и развитие социализма в Китае. Она была мощным оружием народной власти в подавлении сопротивления свергнутых эксплуататорских классов и поддерживавших их агентов иностранных разведок.

Правовым основанием борьбы с контрреволюционерами в первые годы существования КНР служила норма права, содержавшаяся в ст. 7 Общей программы Народного политического консультативного совета Китая.

«Китайская Народная Республика,— говорилось в этой статье,— должна подавлять всякую контрреволюционную деятельность, строго наказывать всех гоминдановских контрреволюционных военных преступников и других закоренелых контрреволюционных главарей за связь с империалистами, измену Родине и борьбу против народной демократии. Рядовые же реакционные элементы, феодалы и помещики, представители бюрократического капитала, после их разоружения и ликвидации их особого влияния должны быть по закону лишены политических прав в течение периода, который будет сочтён необходимым» 8.

В соответствии с предписаниями Общей программы 23 июля 1950 года Государственный административный совет и Верховный народный суд Китайской Народной Республики дали совместные указания по вопросу о подавлении контрреволюционной деятельности, в которых говорилось:

  1. «Необходимо решительно подавлять и истреблять всех чанкайшистских бандитов, располагающих оружием и толкающих массы на мятежи. Зачинщики, руководители подобных заговоров, а также их активные участники, приговариваются в соответствии с законом к смертной казни.

  2. Лица, которые в контрреволюционных целях убивают государственных должностных лиц и отдельных граждан, разрушают заводы, шахты, склады, пути сообщения и другую общественную собственность, расхищают государственное и народное имущество, добывают для внешних и внутренних врагов сведения, составляющие государственную тайну, а также провоцируют отсталые элементы на всякую деятельность, направленную против народных правительств, должны задерживаться и подвергаться аресту. Организаторы подобной деятельности, а также её активные участники приговариваются в соответствии с законом к смертной казни или длительному тюремному заключению.

  3. Закоренелые агенты чанкайшистской разведки приговариваются в соответствии с законом к длительному тюремному заключению или смертной казни.

  4. Лица связанные с контрреволюционными элементами, указанными в трёх предыдущих пунктах, а также укрывающие эти контрреволюционные элементы, приговариваются в соответствии с законом, при наличии отягчающих обстоятельств, к длительному тюремному заключению или смертной казни» 9.

Эти указания легли в основу начавшегося в 1950 году массового социально-политического движения народа по борьбе с контрреволюцией. В эту кампанию включились миллионы трудящихся города и деревни, разоблачившие и передавшие в руки органов государства много контрреволюционных группировок, а также отдельных контрреволюционеров, выполнявших задания гоминдановской и иностранных капиталистических разведок 10.

По мере накопления опыта в борьбе с контрреволюционными преступлениями правительство Китайской Народной Республики издало ряд законодательных актов, регламентирующих деятельность государственных органов в области борьбы с контрреволюционерами.

20 февраля 1951 года Центральный правительственный совет КНР утвердил Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность 11, являющееся и поныне основным законодательным актом по борьбе с контрреволюционными преступлениями.

Сформулировав основные составы контрреволюционных преступлений, Положение предусматривает суровую ответственность за враждебную подрывную деятельность.

Большую роль в искоренении контрреволюционных элементов в Китайской Народной Республике играют также Временные правила надзора над контрреволюционными элементами, принятые Государственным административным советом 27 июня 1952 года 12. Эти правила были выработаны в целях подавления контрреволюции, укрепления демократической диктатуры народа, трудового и политического перевоспитания контрреволюционеров.

Среди законодательных актов, изданных в целях борьбы за искоренение контрреволюции в КНР, должны быть также названы постановления Государственного административного совета «О конфискации имущества военных преступников, предателей, представителей бюрократического капитала и контрреволюционеров» от 4 февраля 1951 года 13 и «О конфискации имущества лиц, совершивших контрреволюционные преступления» от 22 июня 1951 года 14.

Эти постановления Государственною административного совета КНР внесли единообразие в судебную практику применения конфискации имущества у лиц, совершивших контрреволюционные преступления.

19 апреля 1951 года Государственный административный совет принял Временное положение о наказаниях за подрыв государственной денежной системы 15. Этот акт был издан, как указывается в ст. 1 Положения, «в целях защиты государственных денежных знаков и укрепления государственного денежного обращения». Подрыв государственной денежной системы в контрреволюционных целях рассматривается в соответствии с этим Положением как контрреволюционное преступление.

Большую роль в борьбе со шпионажем, с подрывной деятельностью врага играет также Временное положение об охране государственной тайны от 1 июня 1951 года 16, призванное содействовать строгой охране государственной тайны в Китайской Народной Республике и препятствовать «внутренним и внешним шпионам, контрреволюционерам и подрывным элементам разведывать, выкрадывать или покупать материалы, содержащие государственную тайну» 17.

18 апреля 1952 года Центральный народный правительственный совет принял Положение о наказаниях за коррупцию в Китайской Народной Республике 18, играющее важную роль в борьбе с экономической контрреволюцией.

Названные законодательные акты имеют большое мобилизующее и воспитательное значение. Они направлены на повышение сознательности и политической бдительности китайского народа, на искоренение контрреволюции в стране 19.

Обобщив опыт борьбы с контрреволюционными элементами и определяя задачи этой борьбы в новых условиях социалистического строительства, Конституция Китайской Народной Республики, принятая в сентябре 1954 года, законодательно закрепляет необходимость суровой и решительной борьбы с врагами социалистического государства. В статье 19 Конституции КНР устанавливается, что «Китайская Народная Республика защищает строй народной демократии, подавляет всякую предательскую и контрреволюционную деятельность, наказывает всех предателей и контрреволюционеров».

Новая социалистическая законность в Китайской Народной Республике, направленная на укрепление и развитие новых общественных отношений, основывается на опыте борьбы трудящихся, приобретённом в ходе социалистической революции, она проникнута духом «линии масс».

«Линия масс» в борьбе с контрреволюцией предполагает активную поддержку и помощь со стороны трудящихся органам общественной безопасности КНР в борьбе с контрреволюционными преступлениями 20. «Линия масс», с другой стороны, означает контроль трудящихся масс над деятельностью органов государства, в частности над деятельностью органов общественной безопасности.

Товарищ Мао Цзэдун говорит:

«Нашей линией в работе по искоренению контрреволюционеров является линия масс. Но даже если применять линию масс, в работе также могут иметь место изъяны, однако этих изъянов будет сравнительно меньше, а ошибки можно будет исправлять значительно легче. Массы приобретают опыт в борьбе. Если мы поступаем правильно, то приобретаем опыт правильных действий, если совершаем ошибки, то извлекаем урок из совершенных ошибок» 21.

Эта «линия масс» закреплена в ряде законодательных актов, и прежде всего в Конституции КНР, статья 17 которой предусматривает, что «все государственные органы должны опираться на народные массы, постоянно поддерживать с ними тесные связи, прислушиваться к их мнению и находиться под их контролем».

Развивая творческую инициативу трудящихся масс в борьбе с контрреволюционными преступлениями, Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность предоставляет право любому лицу раскрыть контрреволюционное преступление и тайно сообщить о нём народному правительству 22. Однако при этом недопустимы ложные обвинения и клевета.

Опыт борьбы с контрреволюцией в Китайской Народной Республике свидетельствует об активном участии трудящихся в искоренении контрреволюционных элементов, об их большой помощи органам общественной безопасности в разоблачении враждебных лиц.

Так, по данным Бюро общественной безопасности Шанхая, 50 % всех дел за 1954—1955 годы было возбуждено по инициативе трудящихся. Только за 1955—1956 годы (период второго массового движения по подавлению контрреволюции) органами безопасности Шанхая получено 110 тысяч писем трудящихся, на основе которых было разоблачено 30 тысяч контрреволюционеров 23.

В целях мобилизации трудящихся масс на помощь народным правительствам для борьбы с предателями, шпионами, бандитами, для предотвращения пожаров и для подавления контрреволюционной деятельности в Китайской Народной Республике учреждены специальные комиссии по охране общественного порядка. Временное положение об организации комиссий по охране общественного порядка 24, утверждённое 27 июля 1952 года Государственным административным советом Центрального народного правительства, устанавливает, что эти комиссии являются массовыми организациями, работающими под руководством низовых органов власти и низовых органов общественной безопасности. В комиссию могут быть избраны лишь честные и стойкие представители трудящегося народа, умеющие держать связь с массами и являющиеся активными борцами за сохранение и укрепление общественного порядка.

В нашей литературе справедливо отмечается, что «в работе комиссий по охране общественного порядка проявляется проводимая КПК политика „линии масс“ применительно к работе органов общественной безопасности. „Линия масс“ в данном случае — это связь органов общественной безопасности с народом, опора в работе на народные массы, контроль народных масс над этими органами» 25.

Для успешного завершения строительства социализма в КНР необходимо вести в настоящее время активную борьбу с контрреволюцией. Ныне в Китайской Народной Республике существуют два эксплуататорских класса и два класса трудящихся.

Один эксплуататорский класс состоит из антисоциалистических буржуазных правых элементов, принадлежащих к низвергнутым классам помещиков и капиталистов. Как указывалось на 2-й сессии Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии, буржуазные правые элементы, пытающиеся подорвать социалистическое строительство в Китае, составляют враждебный трудящимся эксплуататорский класс, они по существу являются ныне агентами империалистов, феодально-компрадорских сил и чанкайшистского гоминдана 26.

Другой эксплуататорский класс составляет в настоящее время национальная буржуазия, которая колеблется между социалистическим и капиталистическим путями и находится в переходном состоянии 27.

К классам трудящихся принадлежат рабочие и крестьяне. Рабочий класс является передовым отрядом китайского общества, руководящей силой в строительстве социализма.

Эти четыре класса (буржуазные правые элементы, национальная буржуазия, рабочие, крестьяне), как отмечалось на 2-й сессии Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, претерпели серьёзные изменения в ходе движения за упорядочение стиля работы и борьбы против правых элементов.

Правые элементы в процессе этой борьбы были изолированы и разоблачены перед лицом трудящихся масс как их заклятые враги. Однако, как отмечалось на Ⅷ съезде КПК, необходимо быть готовыми к длительной борьбе с буржуазными правыми элементами, с различными контрреволюционерами и другими уголовными преступниками, нарушающими революционную законность и общественный порядок.

Главные силы контрреволюции в КНР в настоящее время уже разбиты, хотя контрреволюционеры всё ещё имеются. Нельзя недооценивать, как подчёркивает тов. Мао Цзэдун, подрывную деятельность контрреволюции:

«Если мы утратим бдительность, то мы можем попасть впросак и жестоко за это поплатиться. Всюду, где контрреволюционеры творят свои грязные дела, их необходимо решительно уничтожать» 28.

Вместе с тем нельзя и переоценивать роль и значение контрреволюционной деятельности в Китайской Народной Республике.

«Если говорить о всей стране в целом, то контрреволюционных элементов сейчас действительно уже немного» 29,— отмечает Мао Цзэдун.

Опираясь на закономерности борьбы с контрреволюцией, КПК с июня 1955 года развернула в масштабе всей страны движение за искоренение контрреволюционных элементов в государственных учреждениях, народных организациях, в Коммунистической партии и в различных демократических партиях. До октября 1957 года это успешно развернувшееся движение охватило свыше 18 миллионов рабочих и служащих. Движение за искоренение контрреволюционных элементов обогатило Коммунистическую партию опытом руководства борьбой с подрывной деятельностью внешних и внутренних врагов, ещё более закалило политически рабочий класс и его партию, упрочило демократическую диктатуру в стране 30.

Оценивая огромную роль борьбы с контрреволюцией в Китайской Народной Республике, Председатель Китайской Народной Республики Мао Цзэдун указывал:

«Возникновение венгерских событий вызвало некоторые колебания среди части интеллигентов в нашей стране, но не вызвало каких-либо беспорядков. Чем это объяснить? Следует сказать, что одна из причин состоит в том, что мы довольно основательно искоренили контрреволюционеров… Наши успехи в области искоренения контрреволюционеров несомненно являются одной из важных причин прочности нашего государства» 31.

Борьба с контрреволюционными преступлениями в КНР предполагает дальнейшее совершенствование законности, улучшение ныне действующих нормативных актов. На Ⅷ съезде Коммунистической партии Китая указывалось на необходимость создания нового уголовного кодекса, проект которого уже разработан. Некоторые законодательные акты, регулирующие вопросы борьбы с контрреволюционными преступлениями, по мнению китайских товарищей, нуждаются в серьёзных изменениях.

Тов. Дун Биу в выступлении на съезде отмечал, что хотя Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность и является острым оружием народно-демократической власти, однако с точки зрения сегодняшнего дня его нельзя признать «полностью совершенным». На съезде также указывалось, что в связи с изменением политической и экономической обстановки должны быть переработаны такие законы, как Временные правила надзора за контрреволюционными элементами, Положение о наказаниях за коррупцию и ряд других актов.

Дальнейшее совершенствование законов, укрепление социалистической законности во всех звеньях государственного аппарата рассматривается в КНР как необходимое условие развития народно-демократического государства.

§ 2. Общее понятие и виды контрреволюционных преступлений по уголовному законодательству Китайской Народной Республики

Выше уже отмечалось, что одним из основных законодательных актов, предусматривающих ответственность за контрреволюционные преступления, в КНР является Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность. Оно раскрывает классовую природу и политическое содержание уголовного законодательства КНР о борьбе с контрреволюционными преступлениями.

Наряду с конкретными составами контрреволюционных преступлений в Положении содержится определение общего понятия контрреволюционного преступления. В статье 2 Положения указывается, что лица, совершившие преступления с целью свержения народно-демократической власти и подрыва народной демократии, караются согласно настоящему Положению. Из этого указания следует, что контрреволюционным Положение признаёт всякое преступление, совершаемое с целью свержения народно-демократической власти и подрыва народной демократии.

В соответствии с общим понятием контрреволюционного преступления следует признать, что его объектом является демократическая диктатура народа, то есть демократическая диктатура трудящихся рабочих и крестьян. Указание на объект контрреволюционных преступлений содержится и в ст. 1 Положения. В этой статье подчёркивается, что данное Положение выработано на основании ст. 7 Общей программы Народного политического консультативного совета Китая для наказания за контрреволюционные преступления с целью подавления контрреволюционной деятельности и укрепления демократической диктатуры народа.

Всякое контрреволюционное посягательство на внешнюю безопасность Китайской Народной Республики, на основные политические, хозяйственные или национальные завоевания Китайской Народной Республики есть посягательство на демократическую диктатуру народа.

Внешняя безопасность Китайской Народной Республики непосредственно связана с военной мощью страны, с обеспечением государственной независимости Народного Китая.

Государственная независимость КНР выражается в исключительном праве китайского народа и его государства решать вопросы внутренней жизни своей страны, а также представлять интересы китайского народа за рубежом. Китайская Народная Республика решительно выступает против всяких посягательств на суверенные права своего народа, против провокационных действий американских империалистов, которые до последнего времени стремятся не допустить Китай в ООН и всячески пытаются помешать китайскому народу освободить свою территорию — острова Тайвань, Пэнхуледао, Цзиньмыньдао, Мацзудао и др. Китайский народ в его справедливой борьбе за независимость и территориальную целостность своей Родины находит поддержку со стороны всех социалистических государств, а также со стороны всех миролюбивых народов земного шара.

Территория Китайской Народной Республики (сухопутные границы, прибрежная 12-мильная 32 морская полоса открытых морей и океанов, воздушное пространство, находящееся в пределах сухопутных и водных границ) является священной и неприкосновенной.

Вооружённые силы Китайской Народной Республики дают решительный отпор всем посягательствам на территориальную целостность КНР. Пираты Чан Кайши, нарушающие границы Китайской Народной Республики 33, а также американские империалисты не раз испытали на себе силу и мощь Народно- освободительной армии Китая.

Таким образом, всякое посягательство на внешнюю безопасность КНР (её военную мощь, государственную независимость и неприкосновенность её территории) является контрреволюционным преступлением и согласно Положению о наказаниях за контрреволюционную деятельность влечёт за собой уголовную ответственность.

Уголовное законодательство Китайской Народной Республики охраняет также основные политические, хозяйственные и национальные завоевания Китайской революции.

Политические завоевания китайского народа связаны с утверждением народно-демократической власти.

«Вся власть в Китайской Народной Республике,— указывается в статье 2 Конституции КНР,— принадлежит народу в лице Всекитайского Собрания Народных Представителей и местных собраний народных представителей».

К основным хозяйственным завоеваниям Китайской Народной Республики относится прежде всего утверждение социалистической системы хозяйства как в промышленности, так и в других отраслях народного хозяйства страны.

Ведущим в народном хозяйстве КНР является социалистический сектор, основанный на общенародной собственности. Этот вид собственности включает недра, леса, воды, фабрики, заводы, шахты, рудники, целинные земли и другие ресурсы, принадлежащие всему народу.

Основные завоевания Китайской революции в области равноправия национальностей зафиксированы в ст. 3 Конституции КНР. Китайская Народная Республика представляет собой единое, многонациональное государство. Все национальности Китая равноправны. Закон запрещает дискриминацию и гнёт в отношении любой национальности, запрещает любые действия, направленные на подрыв сплочённости национальностей. Каждой национальности предоставляется право развить свой язык и письменность, право сохранять или изменять свои нравы и обычаи. Подрыв этих завоеваний Китайской Народной Республики в контрреволюционных целях рассматривается как тяжкое контрреволюционное преступление.

Таким образом, объектом контрреволюционного преступления в Китайской Народной Республике могут быть внешняя безопасность страны, основные политические, хозяйственные и национальные завоевания китайского народа.

Объективная сторона любого контрреволюционного преступления выражается в деянии, направленном на свержение народно-демократической власти и на подрыв государства народной демократии. При этом контрреволюционные преступления совершаются, как правило, в форме активного действия.

В конце 1953 года в Шанхае была раскрыта и привлечена к ответственности контрреволюционная банда, пытавшаяся активно противодействовать мероприятиям народной власти, в частности сорвать проведение выборов народных представителей. Как показало следствие, организатор банды Чэнь Фэнмин, в прошлом крупный помещик, а также четыре других главных участника банды совершили много тяжких преступлений против китайского народа. Они убили 25 революционеров и прогрессивных общественных деятелей в различных уездах провинции Цзянсу.

В октябре 1953 года, когда в Шанхае развернулась избирательная кампания, эти контрреволюционеры сфабриковали поддельные избирательные удостоверения и различными способами саботировали и срывали работу по проведению выборов.

Военный трибунал приговорил главных преступников Чэнь Фэнмина, Сун Кайвана, Инь Чансиня, Тань Люйхуэя и Лянь Хуайи к смертной казни, другие соучастники приговорены к лишению свободы на различные сроки.

Контрреволюционные преступления могут быть совершены не только в форме активного действия, но и путём преступного бездействия. В форме бездействия может быть совершено, например, такое опасное контрреволюционное преступление, как вредительство (ст. 9 Положения).

Некоторые контрреволюционные преступления предусматривают в качестве преступного результата наступление определённых вредных последствий (например, разрушение или расхищение военных сооружений, земледельческих хозяйств, заводов, лесов и т. п. при диверсионном акте). Составы других контрреволюционных преступлений сконструированы так, что оконченным преступлением признается уже сам факт совершения тех или иных действий, независимо от наступления или ненаступления преступного результата (например, при террористическом акте состав преступления будет оконченным с момента нападения с контрреволюционной целью на государственных служащих или отдельных граждан независимо от последствий такого нападения).

Субъектом контрреволюционных преступлений могут быть как граждане Китайской Народной Республики — враги трудящихся, так и иностранцы и лица без гражданства 34.

Контрреволюционные преступления в Китайской Народной Республике совершаются классовыми врагами трудящихся; бывшими помещиками, компрадорами и другими представителями свергнутых эксплуататорских классов. Иногда этим лицам удаётся склонить к совершению контрреволюционных преступлений и отдельных неустойчивых лиц из среды трудящихся. Подрывную деятельность против Народного Китая ведут также агенты империалистических государств, в первую очередь американские и чанкайшистские агенты, которые так же, как и внутренние враги, являются субъектами контрреволюционных преступлений.

Народный суд провинции Гуандун в январе 1955 года вынес приговор трём группам шпионов, заброшенных на американских самолётах на территорию провинции и захваченных органами общественной безопасности КНР с помощью местного населения.

Двое, входивших в первую группу, Хук Бинъюэ и Хэ Си, в прошлом офицеры чанкайшистокой армии, совершившие кровавые преступления против китайского народа, оказались членами чанкайшистской шпионской организации, находящейся в подчинении. Центрального разведывательного управления США. Оба шпиона прошли подготовку в американских шпионских школах. При аресте у них отобрано оружие, радиоаппаратура и золото. На них было возложено задание — провоцировать беспорядки, убивать бойцов и коммунистов Народно- освободительной армии Китая, собирать информацию политического и экономического характера и т. д. Вторая и третья группы шпионов в составе 52 человек были сброшены на парашютах в разных местах на острове Хайнань для организации вооружённых налётов. Однако диверсантам не удалось осуществить своих коварных планов. При поимке банды диверсантов, оказавших вооружённое сопротивление, 34 бандита были убиты, 16 захвачены в плен.

Верховный народный суд провинции Гуандун помиловал двоих добровольно сдавшихся в плен шпионов, 11 преступников приговорил к смертной казни, остальных — к различным срокам каторжных работ.

Суд Китайской Народной Республики не менее сурово карает и иностранных граждан, виновных в совершении контрреволюционных преступлений. Так, Военный трибунал Верховного народного суда КНР в конце 1954 года вынес приговор 22 американским шпионам, осуждённым за преступления, угрожавшие безопасности Китая. Четыре человека приговорены к смертной казни, остальные — к различным срокам тюремного заключения.

Осуждённые, из которых 13 были американцами и 9 — китайцами, входили в две шпионские группы. Одной из них руководил командующий американской «581-й авиабригадой снабжения и связи» полковник Джон Нокс Арнольд. В его подчинении находился начальник лётной и боевой подготовки 91-й эскадрильи стратегической разведки военно-воздушных сил США на Дальнем Востоке майор Уильям Хэрл Баумер. В другую шпионскую группу входили Джон Томас Дауни (он же Джек Дановен) и Ричард Джорж Фекто. Оба они были специальными агентами Центрального разведывательного управления США.

Дауни и Фекто были задержаны 29 ноября 1952 года, когда их самолёт сбили над Северо-Восточным Китаем, куда они были переброшены для установления связи с другими шпионами. Шпионы, заброшенные в Северо-Восточный Китай, должны были создавать базы для вооружённых агентов, площадки для приёма сброшенных с самолётов материалов, собирать шпионские сведения и организовывать остатки чанкайшистских банд для вооружённого восстания.

«581-й авиабригаде снабжения и связи», которой командовал Арнольд, проведение шпионской деятельности было поручено американским Центральным разведывательным управлением. Функции этой авиабригады состояли в том, чтобы забрасывать шпионов в Китай и в Советский Союз, снабжать их необходимыми материалами и поддерживать с ними связь.

12 января 1953 года самолёт, в котором летели Арнольд и Баумер, вторгся в воздушное пространство Китая, где был сбит над провинцией Ляонин. Разведчики были задержаны.

Военный трибунал Верховного Народного Суда КНР приговорил Дауни к пожизненному тюремному заключению, Фекто — к 20 годам, Арнольда —к 10 годам и Баумера — к 8 годам тюремного заключения 35.

В процессе борьбы за искоренение контрреволюции в КНР были выделены три категории контрреволюционных элементов.

К первой категории относятся лица, составляющие костяк контрреволюции. Они, как правило, выступают в роли организаторов и руководителей всякого рода контрреволюционных организаций и групп и являются наиболее опасными преступниками. Организаторы, руководители контрреволюционных организаций, так же, как и закоренелые контрреволюционеры, подлежат более суровому наказанию, чем другие лица, занимающиеся контрреволюционной деятельностью.

Так, например, как злостный контрреволюционер был осуждён Юань Хоусин. Он служил в гоминдановской армии, а после освобождения страны, оказавшись в Гонконге, вступил в шпионско-диверсионную организацию, именовавшую себя «Антикоммунистической армией спасения родины». Питая лютую ненависть к народному строю, он стремился, где только мог, показать своё рвение. Заправилы гоминдановской разведки оценили его усердие, назначив начальником диверсионного отряда. Не раз участвовал он в боях против пограничников Гуандуна, а в 1956 году был послан с важным заданием в Кантон. Во время ареста он сопротивлялся, после ареста отказался дать показания и не проявил никакого раскаяния. Этого врага, даже не пытавшегося скрыть свою ненависть к народной власти, суд приговорил к смертной казни 36.

Ко второй категории контрреволюционных элементов относятся лица, которые совершили не столь тяжкие преступления.

Это наиболее колеблющаяся часть контрреволюционных элементов: они занимаются враждебной деятельностью, но не являются такими убеждёнными врагами народа, как контрреволюционеры первой категории.

К третьей категории контрреволюционных элементов относятся лица, совершавшие контрреволюционные преступления по принуждению. Этих лиц заставили вступить в контрреволюционные организации и склонили к совершению отдельных контрреволюционных преступлений. Лица этой категории представляют меньшую общественную опасность, чем активные контрреволюционеры и лица, совершающие контрреволюционные преступления без какого бы то ни было принуждения. Это учитывается судом при назначении таким лицам наказания за совершенные ими контрреволюционные преступления. Иногда, в зависимости от обстоятельств дела, эти лица совсем не привлекаются к уголовной ответственности.

При решении вопроса о наказании лиц, совершивших контрреволюционные преступления, народно-демократическая власть придерживается принципа наказать меньшинство и перевоспитать большинство. Это означает, что суровому наказанию подлежат лишь контрреволюционеры, совершившие наиболее тяжкие преступления. Те же контрреволюционные элементы, которые совершили не очень опасные преступления и которые не являются убеждёнными врагами народа, вообще не подвергаются арестам. В каждом отдельном случае за ними может быть установлен надзор с одновременным привлечением этих лиц к общественно-полезному труду.

С субъективной стороны для состава контрреволюционного преступления по законодательству Китайской Народной Республики необходимо установить в действиях виновного наличие контрреволюционной цели. Поэтому контрреволюционное преступление с субъективной стороны может быть совершено только с прямым умыслом. Контрреволюционная цель, характеризующая эти преступления, специально оговаривается в статье 2 Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность: «лица, совершившие преступления с целью свержения Народно-демократической власти и подрыва народной демократии, караются согласно настоящему Положению».

Контрреволюционная цель предполагает сознание виновным, что совершаемые им действия направлены на свержение народно-демократической власти и подрыв народной демократии, и желание, чтобы эти последствия наступили.

Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность содержит, таким образом, указания на объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону контрреволюционного преступления.

В этом уголовно-правовом акте решаются также некоторые вопросы общей части уголовного трава применительно к контрреволюционным преступлениям.

Прежде всего необходимо отметить, что этот закон предусматривает возможность применения аналогии. В соответствии со статьёй 16 Положения лица, которые в контрреволюционных целях совершили другие, не предусмотренные настоящим Положением преступления, подлежат наказанию по аналогии с наиболее сходными преступлениями, предусмотренными настоящим Положением. Следует, однако, иметь в виду, что делегация китайских юристов на Ⅵ конгрессе Международной ассоциации юристов-демократов, состоявшемся в 1956 году, присоединилась к тому мнению, что «доктрина аналогии не должна составлять часть какого бы то ни было процесса и составы преступления должны быть чётко установлены» 37.

Укрывательство и пособничество лицам, совершившим контрреволюционные преступления, карается в КНР как самостоятельное преступление. Согласно ст. 13 Положения лица, укрывающие и оказывающие помощь контрреволюционным преступникам, караются тюремным заключением на срок до десяти лет, а при отягчающих обстоятельствах — тюремным заключением на срок от десяти лет и выше, пожизненным тюремным заключением или смертной казнью.

В Положении о наказаниях за контрреволюционную деятельность не упоминается о наказуемости приготовления и покушения на контрреволюционное преступление. Несмотря на отсутствие специальных указаний в законе, следует признать, что приготовление и покушение на контрреволюционное преступление караются на основании статей Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность 38, предусматривающих соответствующие преступления.

Такой вывод необходимо сделать из сопоставления Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность и Временного положения о наказаниях за подрыв государственной денежной системы.

Статья 7 Временного положения о наказаниях за подрыв государственной денежной системы специально указывает, что приготовление и покушение, совершенные с контрреволюционной целью наказываются в соответствии со статьями настоящего Положения.

Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность содержит специальные правила о действии этого закона во времени. Согласно ст. 18 Положения его правила распространяются и на контрреволюционные преступления, совершённые до введения его в действие.

Большая общественная опасность контрреволюционных преступлений, предусмотренных Положением о наказаниях за контрреволюционную деятельность, обусловила необходимость установления суровых мер наказания. Именно поэтому в большинстве случаев в качестве наказания за контрреволюционные преступления предусматривается смертная казнь, пожизненное заключение или длительное тюремное заключение.

Смертная казнь является исключительной мерой уголовного наказания. Она применяется лишь к особо опасным преступникам, совершившим наиболее тяжкие злодеяния против народа.

На Ⅷ съезде Коммунистической партии Китая специально обращалось внимание работников юстиции КНР на исключительный характер такой меры наказания, как смертная казнь.

«Центральный Комитет партии,— указывалось в отчётном докладе Ⅷ съезду,— считает, что, за исключением весьма незначительного числа лиц, совершивших вопиющие преступления и вызвавших ненависть народа, к которым нельзя не применить смертной казни, всем прочим преступникам не следует выносить смертного приговора, а также необходимо вполне гуманно относиться к ним во время отбывания ими срока наказания» 39.

Смертная казнь как мера уголовного наказания может назначаться и условно, с отсрочкой исполнения приговора 40. Условно осуждённые на смертную казнь содержатся в тюрьмах, где могут быть использованы на принудительных работах. Окончательное решение вопроса о приведении такого приговора в исполнение зависит от поведения осуждённого.

Все дела, по которым назначается смертная казнь, должны быть рассмотрены или утверждены Верховным народным судом. Максимальный срок тюремного заключения за контрреволюционные преступления в законодательстве КНР не установлен, однако в статье 15 Положения указывается, что срок тюремного заключения лиц, совершивших несколько преступлений, должен быть меньше общей суммы наказаний, но выше предела, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений 41.

Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность устанавливает обязательное применение к осуждённым за контрреволюционные преступления дополнительных мер наказания — лишение политических прав я полная или частичная конфискация имущества.

Конфискация имущества полная или частичная назначается в зависимости от степени общественной опасности осуждённого, причинённого им вреда и тяжести его преступления 42.

Строго карая злостных контрреволюционеров, народная власть вместе с тем великодушно относится к лицам, совершившим в прошлом не очень опасные преступления. Министр общественной безопасности КНР в связи с этим писал:

«По делам всех раскаявшихся, заслуживших и особо заслуживших людей выносятся великодушные решения. Что же касается контрреволюционеров и других вредных элементов, против которых имеются уличающие доказательства,— но которые упорно не признаются,— то к ним решительно применяется строгое наказание. Все контрреволюционеры, совершившие в прошлом незначительные преступления, если только они откровенно признаются и раскаиваются, от уголовного преследования освобождаются. Делается строгое разграничение между совершившими в прошлом преступления рядовыми контрреволюционерами и крупными контрреволюционерами, между контрреволюционной деятельностью в прошлом и контрреволюционной деятельностью в настоящее время, между контрреволюционерами вообще и контрреволюционным костяком. Эта политика разграничения контрреволюционеров по степени серьёзности их преступлений и дифференцированного к ним подхода эффективно стимулировала раскол и разложение контрреволюционных элементов» 43.

Политика снисходительного отношения к некоторым лицам, совершившим контрреволюционные преступления, нашла своё отражение и в Положении о наказаниях за контрреволюционную деятельность. Статья 14 Положения специально оговаривает, что к лицам, совершившим преступления, предусмотренные настоящим Положением, может быть проявлено снисхождение: наказание им может быть уменьшено или же они могут быть совсем освобождены от наказания при наличии смягчающих вину обстоятельств. К таким обстоятельствам относятся:

  1. Добровольная явка к народному правительству, признание своей вины и искреннее раскаяние в содеянных преступлениях.

    Так, агент чанкайшистской подрывной организации Юань Дефу в мае 1949 года взорвал лодки Управления речного транспорта гор. Тяньцзиня и ранил при этом 6 носильщиков. Впоследствии он проводил организационную работу по созданию подпольных вооружённых групп. В период движения по подавлению контрреволюции Юань Дефу явился в органы власти с повинной, сдал 20 цзиней (1 цзинь равен 0,6 кг) взрывчатых веществ и разоблачил главарей и соучастников по своему делу.

    Учитывая явку с повинной, чистосердечное раскаяние и разоблачение преступником своих соучастников, суд смягчил предусмотренную законом меру наказания, приговорив Юань Дефу к пяти годам тюремного заключения 44.

  2. Чистосердечное признание в совершенном преступлении и раскаяние в нём с искуплением вины своей последующей деятельностью.

  3. Совершение преступления не по собственному желанию, а в результате запугивания и обмана со стороны контрреволюционных элементов.

  4. Совершение до освобождения данной территории контрреволюционного преступления, не вызвавшего тяжёлых последствий, в случае, когда после освобождения этой территорий виновный искренне раскаялся в содеянном и порвал связь с контрреволюционными организациями.

Благодаря политике сурового наказания злостных контрреволюционеров и снисходительной политике в отношении лиц, совершивших менее опасные преступления, в Китайской Народной Республике достигнуты известные успехи в искоренения контрреволюционных элементов внутри организаций и учреждений, а также в подавлении контрреволюционеров в стране. Общее число контрреволюционных и других преступных элементов, явившихся с повинной, превысило по всей стране 370 тысяч человек 45. Большую роль в искоренении злостных контрреволюционеров и в перевоспитании некоторых из них играют Временные правила надзора над контрреволюционными элементами, принятые Государственным административным советом 27 июня 1952 года. Эти правила были выработаны, как отмечается в статье 1, в целях полного подавления контрреволюции, укрепления демократической диктатуры народа и усиления надзора над контрреволюционными элементами в соответствии со статьёй 7 Общей программы Народного политического консультативного совета Китая и с Положением о наказаниях за контрреволюционную деятельность. Цель надзора заключается в том, чтобы под наблюдением правительства и под контролем народных масс путём применения определённого наказания и идеологического воспитания добиться превращения контрреволюционеров в новых людей (ст. 2).

При этом следует иметь в виду, что под надзор местных органов государства берутся лишь те контрреволюционные элементы, которые не только совершили преступления в прошлом, но и после освобождения страны не раскаялись и продолжали свою подрывную контрреволюционную деятельность. Надзор над этими лицами устанавливается в том случае, если по степени тяжести совершенных ими преступлений они не подлежат уголовному наказанию и изоляции от общества. К числу этих лиц согласно ст. 3 Временных правил надзора над контрреволюционными элементами принадлежали:

  1. агенты контрреволюционной особой службы 46;
  2. основные кадры реакционных партий и организаций;
  3. главари реакционных религиозных сект;
  4. помещики, упорно стоящие на реакционных позициях;
  5. чанкайшистские военные и гражданские чиновники, упорно стоящие на реакционных позициях;
  6. прочие контрреволюционные элементы, подлежащие надзору.

Взятие под надзор влечёт за собой ограничение следующих прав:

  1. права избирать и быть избранным;
  2. права занимать руководящие должности в государственных учреждениях;
  3. права вступать в народные вооружённые силы и народные организации;
  4. свободы слова, печати, собраний, союзов, права переписки, выбора места жительства, переселения, участия в уличных шествиях и демонстрациях;
  5. права пользоваться народными почестями.

Срок надзора устанавливается до трёх лет и может быть продлён, если поднадзорный не исправился.

В случае возобновления контрреволюционной деятельности лицо, взятое под надзор, может быть заключено под стражу. Если поднадзорный исправился, надзор может быть полностью отменен или срок его сокращён. Это правило действует при наличии хотя бы одного из следующих условий:

  1. если находящийся под надзором добросовестно исполняет законы и распоряжения правительства и правила надзора, а также проявил себя с хорошей стороны в своих действиях;
  2. если он подчиняется контролю со стороны масс, активно участвует в труде на производстве и действительно исправился;
  3. если поднадзорный имеет заслуги перед народным правительством в активном выявлении контрреволюционных элементов;
  4. если он имеет другие искупающие вину заслуги или принёс особую пользу.

Временные правила надзора над контрреволюционными элементами специально подчёркивают, что надзор устанавливается только за данным лицом и не распространяется на членов его семьи и друзей. Право установления надзора принадлежит народным судебным органам, а также уездным, городским и вышестоящим органам общественной безопасности.

Наказание за контрреволюционные преступления отбывается осуждёнными, как правило, в тюрьмах либо в исправительно-трудовых лагерях. Тюрьмы и исправительно-трудовые лагеря, находящиеся в ведении органов общественной безопасности, ставят перед собой задачу наказания и перевоспитания контрреволюционеров. Это перевоспитание происходит в процессе производственно-трудовой деятельности и политико-воспитательной работы с осуждёнными 47.

Лица, которые отбыли наказание или к которым нет необходимости применять тюремное заключение, принимаются в сельскохозяйственные кооперативы в качестве членов или же кандидатов в члены кооператива. Они допускаются к участию в производственной деятельности кооператива при осуществлении надзора с учётом их прошлой деятельности и поведения. Такие же принципы лежат в основе воспитательной работы с контрреволюционными элементами, проживающими в городе 48.

Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность предусматривает следующую систему и виды контрреволюционных преступлений:

  1. измена родине (ст. 3);
  2. подстрекательство к вооружённому восстанию (ст. ст. 4 и 5);
  3. шпионаж (ст. 6);
  4. оказание помощи врагу (ст. 6);
  5. участие в контрреволюционных организациях (ст. ст. 7 и 8);
  6. диверсия (ст. 9);
  7. вредительство (ст. 9);
  8. террористический акт (ст. 9);
  9. контрреволюционная агитация и пропаганда (ст. 10);
  10. переход государственной границы в контрреволюционных целях (ст. 11);
  11. организация массовых побегов и массового освобождения заключённых из тюрем (ст. 12);
  12. укрывательство и пособничество контрреволюционным преступникам (ст. 13).

§ 3. Ответственность за отдельные виды контрреволюционных преступлении в Китайской Народной Республике

  1. Измена родине. Измена родине является наиболее тяжёлым контрреволюционным преступлением в Китайской Народной Республике.

    Статья 103 Конституции Китайской Народной Республики устанавливает, что «Защита Отечества является священной обязанностью каждого гражданина Китайской Народной Республики». Измена родине — предательство интересов своего народа, поддержание связи с империалистами и оказание им непосредственной помощи — представляет особо опасное преступление и карается, как тяжкое злодеяние. Это преступление предусмотрено статьёй 3 Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность, согласно которой караются как изменники родины лица, поддерживающие в контрреволюционных целях связь с империалистами и предающие свою родину.

    Объективная сторона измены родине в законе определена очень широко, поскольку изменой родине признаётся любое сотрудничество с империалистами в контрреволюционных целях: выполнение отдельных заданий врага, участие в различных антигосударственных организациях, созданных империалистами, и т. д.

    Предательская клика Чан Кайши и его сообщников, вступив в преступный союз с американскими империалистами, изменила интересам китайского народа, совершила тягчайшее контрреволюционное преступление.

    Органы общественной безопасности, руды и прокуратура КНР при активной помощи трудящихся успешно ведут борьбу с предателями родины, агентами иностранных разведок.

    Так, 3 июля 1958 года, ночью, американский самолёт проник в воздушное пространство над Циньбейским автономным уездом народности чжуан в провинции Гуандун. В самолёте находились три американо-чанкайшистских тайных агента, снабжённых оружием, радиостанцией и другим шпионским снаряжением.

    Они должны были проникнуть в эту местность, организовать в горном районе Шиваньдашань контрреволюционную группу и собирать шпионскую информацию.

    Империалистические агенты рассчитывали, что им удастся обосноваться в этом районе и тайно вести свою подрывную деятельность. Однако благодаря бдительности населения: учащихся, женщин, детей — через несколько дней вражеские лазутчики Лю Цзяньлун, Хуан Цзяли и Хуан Кэсян были арестованы и осуждены как изменники родины 49.

    Измена родине согласно ст. 3 Положения карается смертной казнью или пожизненным тюремным заключением.

  2. Подстрекательство к вооружённому восстанию. Ответственность за подстрекательство к вооружённому восстанию предусмотрена в ст. ст. 4 и 5 Положения.

    Вооружённое восстание является одной из наиболее опасных форм вражеской подрывной деятельности. Это преступление непосредственно направлено против основ существующего в Китае народно-демократического строя.

    Объективная сторона этого преступления может выразиться в попытке насильственного свержения народно-демократической власти путём подстрекательства или подкупа государственных служащих, солдат вооружённых сил или ополчения. Подстрекательство к вооружённому восстанию может осуществляться как в устной, так и в письменной форме, как открыто, так и завуалированно.

    Подкуп государственных служащих, а также солдат армии или ополчения тоже может иметь различные формы: передача денег или материальных ценностей, предоставление выгод имущественного или неимущественного характера и т. д.

    В конце 1954 года органы общественной безопасности провинции Хэбэй арестовали 220 участников (руководителей и рядовых членов) двух контрреволюционных организаций «Игуаньдао», возглавляемых гоминдановскими офицерами. Преступники вели подрывную работу против народной власти. Используя клевету, шантаж и подкуп, преступники призывали к вооружённым выступлениям против народного правительстве, к противодействию мероприятиям Коммунистической партии и Центрального народного правительства Китая.

    Во время следствия преступная деятельность этих групп была подтверждена свидетельскими показаниями и другими доказательствами. Народные суды городов Баодин, Шицзячжуан, уездов Цзиньфан, Маньчен и Шанду сурово наказали врагов китайского народа: 30 человек из этой банды были приговорены к расстрелу.

    Оконченным состав рассматриваемого преступления считается с момента подстрекательства указанных в законе лиц к вооружённому восстанию, независимо от того, удалось или не удалось виновным поднять вооружённый мятеж 50.

    Уголовный закон различает организаторов и руководителей восстания и других участников этого преступления. В зависимости от той роли, которую играло лицо в совершении этого преступления, и определяется тяжесть наказания.

    Согласно статье 4 Положения организаторы и руководители восстания, если они побуждали к этому государственных служащих, солдат вооружённых сил или ополчения, караются смертной казнью или пожизненным тюремным заключением.

    Другие участники этих преступлений караются тюремным заключением на срок до десяти лет, а при отягчающих обстоятельствах, как отмечается в законе, срок наказания соответственно удлиняется.

    Статья 5 Положения предусматривает для организаторов и руководителей, подстрекающих массы к вооружённому восстанию, смертную казнь.

    Активные соучастники этих преступлений караются тюремным заключением на срок от пяти лет и выше.

  3. Шпионаж. Шпионаж является одной из наиболее острых форм враждебной подрывной деятельности. В процессе борьбы за искоренение контрреволюции с июня 1955 года до октябрь 1957 года в КНР было выявлено более 3600 шпионов, действовавших под всевозможными прикрытиями.

    Ответственность за шпионаж в Китайской Народной Республике предусмотрена статьёй 6 Положения. Это преступление определяется как «похищение или выдача государственной тайны или снабжение секретной информацией внутренних и внешних врагов».

    Объективная сторона шпионажа указана в самом законе: похищение или выдача государственной тайны или снабжение секретной информацией внутренних и внешних врагов.

    Перечень сведений, составляющих государственную тайну, установлен Временным положением об охране государственной тайны, принятым Государственным административным советом 1 июня 1951 года 51.

    К этим сведениям относятся:

    1. Сведения, касающиеся всех планов государственной обороны и оборонного строительства.
    2. Секретные данные об организация и номерах воинских частей, их боеспособности, вооружении, дислокации, о передвижении частей, об их боевых порядках и о строительстве оборонных предприятий в тылу.
    3. Секретные материалы, относящиеся к внешним сношениям.
    4. Секретные материалы, относящиеся к общественной безопасности.
    5. Государственные финансовые планы, государственные бюджеты, сметы, материалы об исполнении смет и другого рода секретные финансовые данные.
    6. Государственные валютные планы, тортовые планы, планы таможен и секретные данные о валюте, торговле н таможнях.
    7. Секретные материалы о железных дорогах, коммуникациях, почте и телеграфе.
    8. Различного рода государственные экономические планы и секретные данные об экономических мероприятиях.
    9. Секретные данные о разведке естественных ресурсов, данные геологических разведок, сводки метеорологической службы, геодезические съёмки и пр.
    10. Научные изобретения и открытия, секретные материалы по вопросам культуры, образования, здравоохранения и фармакологии.
    11. Данные о законодательстве, юстиции, прокуратуре и секретные материалы следственных органов.
    12. Секретные материалы по делам национальностей и проживающих за границей китайцев.
    13. Секретные материалы Министерства внутренних дел и секретные сведения о кадрах.
    14. Архивные материалы, секретные шифры, печати и бланки, а также все данные, имеющие отношение к государственной секретной переписке, телеграммам, письмам, материалам, статистическим данным, картам и схемам, печатным изданиям и т. п.
    15. Секретные сведения об учреждениях, штатах, складах и местах работ.
    16. Все дела государственного значения, по которым ещё не принято постановлений или принятые постановления ещё не опубликованы.
    17. Все другие государственные дела, которые должны сохраняться в тайне.

    Похищение государственной тайны для передачи её внутренним и внешним врагам представляет собой оконченный состав шпионажа. Похищение сведений, составляющих государственную тайну, может быть осуществлено различными способами: путём похищения подлинников или копий документов, содержащих секретные сведения, а также путём временного изъятия и фотографирования этих документов. Для состава данного преступления не имеет решающего значения, каким образом были похищены документы — тайно или открыто, с применением насилия или без насилия над лицами, у которых находились документы, содержащие государственную тайну.

    Шпионаж может выразиться также в выдаче государственной тайны. Под выдачей государственной тайны следует понимать такие действия, когда государственная тайна передаётся лицами, которым эти сведения стали известны в силу их служебного или должностного положения.

    Шпионаж, наконец, может выражаться в снабжении секретной информацией внутренних и внешних врагов.

    Понятием «снабжение» охватываются различные формы сотрудничества с врагом в целях доставки ему секретной информации: посредничество в передаче этих сведений, хранение их для последующей передачи и т. п.

    Оконченным шпионаж считается с момента (похищения секретных сведений, их выдачи или снабжения секретной информацией внутренних и внешних врагов.

    Борьба со шпионажем является одной из важнейших задач органов общественной безопасности, суда и прокуратуры Китайской Народной Республики. И в борьбе с этим опасным преступлением государственные органы КНР опираются на активную помощь народа.

    В начале 1954 года с помощью населения шанхайские органы общественной безопасности раскрыли американо-чанкайшистскую шпионскую контрреволюционную организацию, которая именовала себя «Корпусом национального спасения и борьбы с коммунизмом». Всего было арестовано более 20 человек. У участников шайки при аресте были обнаружены списки членов этой организации, документы, свидетельствующие о переписке с американо-чанкайшистским разведывательным центром, черновики шпионских донесений, яд, оружие и другие вещественные доказательства их преступной деятельности. Арестованные признались в совершенных ими преступлениях и сообщили, что они поддерживали связь с чанкайшистскими агентами в Гонконге и передавали разведывательному органу в Гонконге, информацию военного, политического и экономического характера. По заданию этого разведывательного органа они занимались подрывной деятельностью: распространением контрреволюционных листовок и шпионажем.

    Шпионаж по законодательству КНР карается смертной казнью или пожизненным тюремным заключением, а при смягчающих обстоятельствах — тюремным заключением на определённый срок.

  4. Оказание помощи врагу. Статья 6 Положения наряду с ответственностью за шпионаж устанавливает и наказуемость содействия врагу.

    С объективной стороны это преступление выражается в указании самолётам и кораблям врага объектов для бомбардировки. Это указание может быть как тайным, так и открытым, как с использованием новейших радиотехнических средств, так и без такового. Для состава этого преступления не имеет решающего знамения, привело ли это указание к каким-либо вредным последствиям, то есть к фактическому уничтожению данных объектов, или нет. Разумеется, что это обстоятельство учитывается судом при назначении виновному наказания.

    Содействие врагу может выразиться также в снабжении внутренних и внешних врагов оружием (огнестрельным и холодным), боеприпасами или другими предметами военного снаряжения (военным обмундированием, средствами передвижения и пр.).

    Наказание — смертная казнь или пожизненное тюремное заключение, а при смягчающих обстоятельствах — тюремное заключение на определённый срок.

  5. Участие в контрреволюционных организациях. Участие в контрреволюционных организациях является наиболее опасной формой подрывной деятельности. Особая общественная опасность этого преступления выражается в том, что виновный является участником организованной, сплочённой группы, ставящей своей целью организованную борьбу с народно-демократической властью.

    Деятельность участников этой группы, как правило, глубоко законспирирована, что затрудняет её раскрытие и пресечение.

    Народное правительство Китая ведёт решительную борьбу с контрреволюционными организациями и группировками.

    В процессе борьбы за искоренение контрреволюционных элементов в КНР с 1955 года по 1957 год было разоблачено три тысячи мелких реакционных группировок, в отношении которых были вынесены соответствующие решения.

    Ответственности за участие в контрреволюционных организациях посвящены две статьи Положения — седьмая и восьмая.

    В статье 7 предусматривается ответственность участников контрреволюционных или шпионских организаций за следующие действия:

    1. Подпольная деятельность по поручению внутренних и внешних врагов.
    2. Организация контрреволюционных и шпионских групп или участие в них после освобождения данной местности.

    В первой половине 1955 года органы общественной безопасности раскрыли в провинциях Шэньси и Ганьсу крупную контрреволюционную организацию, возглавлявшуюся чанкайшистскими бандитами. Народный суд города Сиани, рассмотрев дело этой организации, насчитывавшей 219 членов, приговорил к смертной казни с немедленным приведением приговора в исполнение 41 человека. 22 человека приговорены к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора на два года, в течение которых преступникам дана возможность частично загладить свою вину и получить менее суровую меру наказания за свои преступления. 150 человек приговорены к каторжным работам на разные сроки, 6 человек, полностью признавшихся (в своих проступках, не носящих опасного характера, и чистосердечно раскаявшихся, от наказания освобождены. Население Сиани с одобрением встретило приговор народного суда.

  6. Организация или руководство контрреволюционными и шпионскими организациями и совершение других тяжких преступлений до освобождения данной местности, если после освобождения преступники не искупили своей вины.

    1. Участие до освобождения данной местности в контрреволюционных и шпионских организациях, если преступники после освобождения продолжают заниматься контрреволюционной деятельностью.
    2. Участие в контрреволюционной деятельности после добровольной явки с повинной и регистрации в народных правительствах.
    3. Связь с контрреволюционными и шпионскими организациями или участие в контрреволюционной деятельности после тою, как народное правительство занималось воспитанием преступников и выпустило их на свободу.

    В статье 8 Положения устанавливается ответственность лиц, использующих феодальные тайные организации для ведения контрреволюционной деятельности.

    С объективной стороны эти преступления выражаются в осуществлении хотя бы одного из перечисленных выше действий, причём совершение его представляет оконченный состав преступления. Согласно ст. 7 Положения наказание за перечисленные действия — смертная казнь или пожизненное тюремное заключение, а при смягчающих обстоятельствах тюремное заключение на срок от пяти лет и выше.

    Согласно ст. 8 лица, использующие феодальные тайные организации для (ведения контрреволюционной деятельности, караются смертной казнью или пожизненным тюремным заключением, а при смягчающих обстоятельствах — тюремным заключением на срок от трёх лет и выше.

  7. Диверсия. Ответственность за диверсию установлена в пп. 1 и 2 статьи 9 Положения. Это преступление определяется как:

    1. разрушение или расхищение военных сооружений, заводов, рудников, лесов, земледельческих хозяйств, плотин и дамб, путей сообщения и транспортного оборудования, банков, складов, оборудования для обеспечения безопасности и другого важного государственного или частною имущества;
    2. отравление ядами, распространение бактерий — возбудителей инфекционных заболеваний или причинение другими способами большого вреда людям, скоту, посевам.

    Объективная сторона этого преступления выражается в любых перечисленных в законе действиях: разрушении отдельных объектов социалистической собственности, отравлении ядами скота и т. п. Диверсионный акт признается оконченным не только тогда, когда объект социалистической собственности полностью уничтожен, но и когда социалистическое имущество в контрреволюционных целях частично повреждено.

    Следует отметить, что закон считает диверсионным актом как (разрушение перечисленных в Положении объектов социалистической собственности, так и их расхищение в контрреволюционных целях.

    5 июня 1957 года один из отрядов внутренней охраны Народно-освободительной Армии Китая, который находился тогда на передовой линии в провинции Фуцзянь, помог органам безопасности уезда Пучэн провинции Фуцзянь и народным массам задержать главаря контрреволюционной организации Чэнь Шишэна. Остальные пять членов этой организации были задержаны ещё в мае 1957 года. Эти контрреволюционеры, за период с конца февраля до начала мая тайно собирались пять раз и создали контрреволюционную организацию. Они выработали план контрреволюционной деятельности, который предусматривал наряду с другими преступлениями совершение диверсионных актов, в частности ограбление складов кооперативов. Разоблачённые контрреволюционеры понесли заслуженное наказание. 52

    Положение о наказаниях за контрреволюционную деятельность не случайно называет диверсионным актом распространение бактерий — возбудителей инфекционных заболеваний. Такое средство подрывной деятельности использовалось и используется американскими империалистами в борьбе против Народного Китая. В агрессивной войне в Корее американские агрессоры и их сообщники использовали бактериологическое оружие против корейскою народа к китайских народных добровольцев, чем заслужили всеобщую ненависть и вызвали возмущение мировой общественности. Оконченным состав преступления при диверсионном акте считается с момента разрушения или расхищения военных сооружений, заводов, рудников и т. д., а также с момента отравления ядом или причинения другими способами вреда людям, скоту, посевам. Если эти последствия не наступили, речь должна идти об ответственности за приготовление или покушение на диверсионный акт.

    Наказание за диверсию — смертная казнь или пожизненное тюремное заключение, а при смягчающих обстоятельствах — тюремное заключение на срок от 5 лет и выше.

  8. Вредительство. Ответственность за вредительство установлена в пп. 3 и 5 статьи 9 Положения.

    Это преступление определяется так:

    «…3) подрыв по указке внутренних и внешних врагов рынка или денежной системы…

    5) подделка для контрреволюционной деятельности официальных документов военных и правительственных учреждений, демократических партий и народных организаций».

    О вредительстве говорится и во Временном положении о наказаниях за подрыв государственной денежной системы, принятом Государственным административным советом 19 апреля 1951 года. 53

    Это Положение относит к вредительству подделку государственных денежных знаков, а также сбыт и использование их в контрреволюционных целях.

    Объектом вредительства являются экономические основы Китайской Народной Республики.

    Объективная сторона вредительства заключается в действиях, подрывающих социалистическую систему хозяйства в Китайской Народной Республике. В законе указывается прежде всего, что эти действия выражаются в подрыве рынка или денежной системы.

    Подрыв рынка может выразиться в заведомом затоваривании рынка или в выпуске на рынок недоброкачественной продукции в контрреволюционных целях. Подрыв денежной системы выражается в подделке или сбыте поддельных государственных денежных знаков. Подрыв рынка и денежной системы может совершаться с использованием должностного или служебного положения. Например, контрреволюционер, пробравшийся на работу в тортовое предприятие, использует своё служебное положение для подрыва рынка в контрреволюционных целях. Однако вредительское действие может быть совершено и без использования должностного или служебного положения. Например, фальшивомонетчики в контрреволюционных целях подделывают и используют фальшивые или поддельные государственные денежные знаки.

    К вредительству ст. 9 Положения относит также «подделку для контрреволюционной деятельности официальных документов военных и правительственных учреждений, демократических партий и народных организаций». Общественная опасность данного преступления заключается в том, что проведение подрывной деятельности в этом случае маскируется легальным прикрытием — документами военных и правительственных учреждений, демократических партий и народных организаций. Подделка документа может «выражаться или в изготовлении фальшивого документа, сходного с соответствующим законным документом, или в изменении содержания законного документа путём его подделки, подчистки, поправки и т. д.».

    Из опубликованных в печати материалов видно, что американские империалисты и клика Чан Кайши, засылая своих агентов на территорию Китая, нередко снабжают последних фальшивыми и поддельными документами государственных органов и общественных организаций Китайской Народной Республики.

    Перечень вредительских действий, данный в ст. 9 Положения, следует считать примерным, а не исчерпывающим, так как возможны и другие формы подрывной вредительской деятельности: срыв планов строительства отдельных объектов народного хозяйства, уменьшение добычи металла и других полезных ископаемых, заведомо неправильное использование транспорта и т. д.

    Вредительство может выразиться и в преступном извращении работы тех или иных государственных учреждений. Так, бывший начальник Управления общественной безопасности города Шанхая Ян Фань, бывшие заместители начальника Управления общественной безопасности города Кантона Бу Лу и Чэнь Кунь покрывали вражеских агентов и за спиной партии и народа занимались вредительской деятельностью, совершив огромное число преступлений и нанеся большой вред интересам государства и трудящихся

    Наказание за вредительство согласно ст. 9 Положения — смертная казнь или пожизненное тюремное заключение, а при смягчающих обстоятельствах — тюремное заключение на срок от пяти лет и выше.

  9. Террористический акт. Ответственность за террористический акт установлена в п. 4 статьи 9 Положения. Это преступление выражается в «нападении, убийстве или нанесении ран государственным служащим или отдельным гражданам».

    Террор является одной из наиболее острых ферм классовой борьбы, к которым прибегают в своём бессилии и злобе империалисты и их агентура. Народно-демократическая власть в Китайской Народной Республике ведёт решительную борьбу с террористическими действиями внутренних и внешних врагов. Так, сурово были осуждены помещик Ли Узинли 54 (уезд Цангая, Северо-Восточный Китай), который после конфискации у него земли создал банду и убил 13 бойцов Народно-освободительной армии и 14 членов крестьянского союза, а также помещик И Дэлин, организовавший убийство 8 сельских активистов.

    В конце 1953 года в провинции Хунань органами общественной безопасности при активной помощи населения была раскрыта и ликвидирована реакционная террористическая организация «Наньгундао», возглавлявшаяся бывшими офицерами гоминдановской армии Ли Сянланем, Хуан Чжэньхуа и другими. Организация вела подрывную деятельность, саботировала мероприятия органов народной власти, распространяла провокационные слухи, подготавливала террористические акты против руководящих правительственных работников и активистов из населения.

    Народный суд приговорил главарей «Наньгундао» к расстрелу, а участников этой реакционной террористической организации к различным срокам тюремного заключения.

    Как указывалось на Ⅷ Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая, враги трудящихся прибегают к террористическим актам и в настоящее время. Так, в городе Пекине контрреволюционер Ван Шутянь 29 июня 1956 года злодейски убил рабочего Сун Жуйхуа; контрреволюционер Чжуан Шиминь, который скрывался в больнице уезда Цитай в Синьцзяне, 28 июня 1956 года убил заместителя начальника Управления лесного хозяйства Синьцзяна Лю Дяньина, двух других товарищей и ранил одиннадцать человек 55.

    В начале 1956 года в Мукдене состоялся открытый суд по делу контрреволюционера Гуань Цзайи, который, скрыв своё контрреволюционное прошлое, сумел пробраться на работу в органы общественной безопасности. Опасаясь разоблачения, Гуань Цзайи застрелил одного из ответственных работников Мукденского городского управления общественной безопасности и пытался скрыться, но был задержан. Народный суд города Мукдена приговорил террориста Гуань Цзайи к смертной казни.

    Объектом террористического акта могут быть не только государственные деятели, но и представителя общественных организаций, а также передовики производства в городе и в деревне. В Китайской Народной Республике карается как террористический акт любое нападение на гражданина в контрреволюционных целях.

    По своим объективным свойствам террористический акт выражается в убийстве, причинении телесных повреждений и в иных насильственных действиях.

    Оконченным террористический акт считается с момента нападения, являющегося актом классовой расправы или мести.

    В ходе борьбы за искоренение контрреволюционных элементов в Китайской Народной Республике к осени 1957 года были выявлены убийцы руководящих деятелей, славных сынов Коммунистической партии — товарищей Ли Дачжао, Чэнь Таньцю, Мао Цземиня, Ли Чжаолиня, Ло Шивэня,— а также контрреволюционеры, совершившие расправу над товарищами Фан Чжилинем и Ван Фофэем 56.

    Виновные в совершении террористического акта караются смертной казнью или пожизненным тюремным заключением, а при смягчающих обстоятельствах — тюремным заключением от пяти лет и выше.

  10. Контрреволюционная агитация и пропаганда. Ответственность за это преступление установлена ст. 10 Положения. Контрреволюционная агитация или пропаганда в законе определяется как:

    «1) подстрекательство масс к оказанию сопротивления правительству в деле заготовки продовольствия и взимания налогов, к отказу от выполнения обязательных повинностей и несения военной службы, к вредительству и к отказу выполнять приказы народного правительства;

    2) насаждение розни и вражды между национальностями, демократическими классами, партиями, между народными организациями или подрыв единства народа с правительством;

    3) контрреволюционная агитация, фабрикация и распространение ложных слухов».

    По своим объективным признакам контрреволюционная пропаганда и агитация охватывает различные действия, направленные на подстрекательство масс к невыполнению мероприятий правительства, а также на разжигание расовой и национальной вражды и розни.

    Общественная опасность контрреволюционной агитации и пропаганды заключается в том, что она может привести к противодействию мероприятиям правительства, к дезорганизации общественной жизни в стране. Не случайно закон относит к контрреволюционной агитации и пропаганде насаждение розни и вражды между национальностями, демократическими классами, партиями, между народными организациями или подрыв единства народа с правительством.

    Дело в том, что характерной чертой Китая является наличие многочисленных крупных, мелких и мельчайших национальных групп. Хотя численность национальных меньшинств в КНР составляет немногим более 30 миллионов человек, то есть лишь 6 процентов всего населения, однако районы их проживания обширны и занимают около 60 процентов территории всей страны 57.

    Национальный вопрос разрешается в Китае на основе принципов марксизма-ленинизма. В борьбе с великоханьским (великокитайским) шовинизмом и местным национализмом Коммунистическая партия Китая сплотила братские национальности КНР в великую народно-демократическую семью. Насаждение розни и вражды между национальностями является тяжким контрреволюционным преступлением. В Едином народно-демократическом фронте Китая в настоящее время объединены представители широких демократических и патриотических слоёв 58. Подрыв единства народно-демократического фронта, единства народа и правительства, насаждение вражды между отдельными классами, партиями и организациями включаются в понятие контрреволюционной агитации и пропаганды. Такую подрывную пропагандистскую деятельность проводили правые элементы, оказавшиеся в демократических партиях и общественных организациях, а также в Коммунистической партии Китая. Контрреволюционная группа Ху Фына и его сообщников первоначально была разоблачена как проповедующая буржуазную идеологию в области литературы и искусства. Эта группа проводила контрреволюционную агитацию, выступая против партийного руководства литературой и искусством.

    Последующее разоблачение Ху Фына и его сторонников показало, что вражеская деятельность этих отщепенцев имела давнюю историю. Доказано, что Ху Фын и его группа выполняли прямые указания империалистической реакции и чанкайшистской клики. Ху Фын создал широко разветвлённую контрреволюционную организацию, члены которой старались пробраться на ответственные посты в государственные и общественные организации.

    Ху Фыну в течение ряда лет удавалось скрывать своё темное прошлое, свои преступные связи с империалистической агентурой и чанкайшистской кликой.

    Газета «Жэньминь жибао» 10 июня 1955 года опубликовала передовую статью, озаглавленную: «Необходимо извлечь серьёзные уроки из дела Ху Фына». В этой статье подробно описывалась предательская враждебная деятельность Ху Фына и его группы, указывалось на необходимость извлечь политические уроки из этого дела. Газета «Жэньминь жибао» подчёркивает, что дело борьбы с контрреволюционными элементами требует дальнейшего улучшения политико-воспитательной работы в широких народных массах, всемерного повышения революционной бдительности китайского народа.

    Контрреволюционная агитация и пропаганда может заключаться в распространении в контрреволюционных целях каких-либо ложных слухов, вызывающих тревогу среди населения и подрывающих доверие к государственной власти.

    Так, статья 5 Временного положения о наказаниях за подрыв государственной денежной системы предусматривает ответственность за особый вид контрреволюционной агитации — распространение слухов или применение в контрреволюционных целях других средств для подрыва доверяя к государственным денежным знакам. 59

    Если контрреволюционная агитация выражалась в названных действиях, то ответственность должна наступить в соответствии со статьёй 5 Временного положения о наказаниях за подрыв государственной денежной системы.

    Состав контрреволюционной агитации и пропаганды считается оконченным с момента совершения указанного в законе действия — подстрекательства масс, разжигания вражды и розни и т. п., независимо от того, удалось преступнику в действительности вызвать какие-либо антиправительственные действия или нет.

    Виновный в контрреволюционной агитация я пропаганде подлежит тюремному заключению на срок от трёх лет и выше, а при отягчающих обстоятельствах — смертной казни или пожизненному тюремному заключению.

  11. Переход государственной границы в контрреволюционных целях. Данное преступление предусмотрено ст. 11 Положения. Эта статья устанавливает, что «лица, в контрреволюционных целях тайно перешедшие государственную границу, караются тюремным заключением на срок от пяти лет и выше, пожизненным тюремным заключением или смертной казнью».

    Объективная сторона преступления выражается в тайном переходе государственной границы, то есть в таких действиях, которые нарушают установленный в Китайской Народной Республике порядок въезда в страну и выезда за границу.

    Основные правила въезда в страну и выезда за границу изложены в утверждённых Государственным административным советом КНР в августе 1954 года Временных правилах прописки иностранных резидентов и выдачи им видов на жительство, а также во Временных правилах о передвижении иностранных резидентов и Временных правилах выезда иностранных резидентов за границу 60.

    Нарушение этих правил, выразившееся в тайном переходе государственной границы с контрреволюционной целью, образует состав рассматриваемого преступления.

    При этом виновный сознает, что он тайно переходит государственную границу для проведения враждебной деятельности против народно-демократического государства. Ответственность, разумеется, исключается в тех случаях, когда лицо по ошибке или умышленно, но без контрреволюционной цели, нарушило границу и оказалось на территории Китайской Народной Республики или другого государства.

  12. Организация массового освобождения или массовых побегов заключённых из тюрем. Статья 12 Положения относит к контрреволюционным преступлениям организацию массового освобождения или массовых побегов заключённых из тюрем. Общественная опасность данного преступления заключается в том, что лицо, организующее массовое освобождение или массовые побеги заключённых из тюрем, причиняет ущерб карательной политике государства, делает бессмысленным судебный приговор и оставляет безнаказанным преступника. При этом следует иметь в виду, что в тюрьмах согласно законодательству КНР содержатся главным образом контрреволюционеры и другие уголовные преступники, совершившие тяжкие преступления и приговорённые условно к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора или к пожизненному заключению 61.

    Поскольку ст. 12 Положения предусматривает ответственность за массовое освобождение заключённых из тюрем, единичные случаи организации освобождения или побегов заключённых не охватываются составом этого преступления.

    Наказание для организаторов рассматриваемого преступления — смертная казнь или пожизненное тюремное заключение. Другие активные участники этого преступления караются тюремным заключением на срок от трёх лет н выше.

Список литературы

  1. В. И. Ленин, Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам, Сочинения, т. 31, стр. 122—128.
  2. В. И. Ленин, О китайской революции, Сочинения, т. 17, стр. 434—435.
  3. В. И. Ленин, Пробуждение Азин, Сочинения, т. 19, стр. 65—66.
  4. Н. С. Хрущёв, О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы. Доклад на внеочередном ⅩⅩⅠ съезде КПСС, раздел Ⅲ, М., Госполитиздат, 1959.
  5. Н. С. Хрущёв, Отчётный доклад Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза ⅩⅩ съезду партии, раздел Ⅵ, § 4. Изд. «Правда», 1956, стр. 20—24.
  6. Мао Цзэ-дун, О диктатуре народной демократии, М., Госполитиздат, 1949.
  7. Мао Цзэ-дун, К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа, М., Госполитиздат, 1957.
  8. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, М., Госполитиздат, 1956.
  9. Лю Шао-ци, Доклад на 2-й сессии Ⅷ Всекитайского съезда КПК 6 мая 1958 года. Вторая сессия Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, М., Госполитиздат, 1958.
  10. Декларация Китайского правительства о территориальных водах Китая, «Правда», 1958, 6 сент.
  11. Чжоу Энь-лай, Китайский народ имеет полное право не допускать никакого вмешательства в свои внутренние дела, «Правда», 1958, 7 сент.
  12. Чжоу Энь-лай, Речь на ⅩⅩⅠ съезде КПСС, «Правда», 1959, 29 янв.
  13. Ло Жуй-цин, Достижения и дальнейшие задачи в борьбе с контрреволюционерами в Китае, «Дружба», 1958, № 11, стр. 5—9.
  14. Сю Тэли, Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на Китайскую революцию, М., Госполитиздат, 1957.
  15. ? Мирное преобразование капиталистической промышленности и торговли и классовая борьба в Китае, М., Госполитиздат, 1957.
  16. Сюй Лицюнь, Основной дух политических установок Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. «Дружба», 1957, 8 янв.
  17. А. Е. Лунев, Правовое положение органов государственного управления Китайской Народной Республики, издание ВШ КГБ при СМ СССР, М., 1956.
  18. А. Е. Лунев, Органы общественной безопасности и внутренних дел Китайской Народной Республики, «Вестник Высшей школы КГБ при СМ СССР», выпуск Ⅲ, 1958.
  19. М. А. Гельфер, Уголовное законодательство Китайской Народной Республики, Учебное пособие для студентов ВЮЗИ, М., 1955.
  20. В. Ф. Кириченко, 3аконодательные акты КНР о борьбе с государственными преступлениями, «Советское государство и право», 1952, № 2.
  21. В. Я. Колдин, Некоторые вопросы уголовно-правовой политики Китайской Народной Республики, «Вестник Московского университета», 1958, № 4.
  22. В. А. Патюлин, О возникновении социалистического государства в Китае, «Советское государство и право», 1958, № 10.
  23. Л. М. Гудошников, Местные органы государственной власти Китайской Народной Республики, М., АН СССР, 1958.
  24. Н. А. Кокарев, Социалистические преобразования сельского хозяйства в Китае, М., Госполитиздат, 1958.
  25. В. А. Масленников, Экономический строй Китайской Народной Республики, М., АН СССР, 1958.
  26. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики, М., Изд. иностр. лит., 1955.

Примечания:

  1. В. И. Ленин, Сочинения, т. 23, стр. 58.
  2. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая.— М., Госполитиздат, 1956.— стр. 49.
  3. Мао Цзэ-дун. К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа.— М., Изд. «Правда», 1957.— стр. 6—7.
  4. Ещё в инструктивном приказе № 6 Народного правительства Северного Китая от 1 апреля 1949 года «Об отмене гоминдановских кодексов и всех реакционных законов» категорически запрещалось применение старых законов (см. Сборник № 1 законов Народного правительства Северного Китая, июль 1949 года). Впоследствии положения этого инструктивного приказа были распространены на всю территорию Китайской Народной Республики (см. М. А. Гельфер. Уголовное законодательство Китайской Народной Республики. Учебное пособие для студентов ВЮЗИ.— М., 1955.— стр. 10—11).
  5. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая.— М., Госполитиздат, 1956.— стр. 246.
  6. Там же, стр. 245.
  7. Законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1952.— стр. 55.
  8. Законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1952.— стр. 52.
  9. См. «Жэньминь жибао», 1950, 24 июля. Цит. по ст. В. Ф. Кириченко, «Законодательные акты КНР о борьбе с государственными преступлениями» / «Советское государство и право», 1952, № 2, стр. 67.
  10. За период с января по октябрь 1950 года в Китае было раскрыто 664 различных контрреволюционных организаций, в связи с чем было арестовано 13 812 шпионов и агентов специальной службы гоминдана и империалистических государств.
  11. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1955.— стр. 607—611.
  12. Там же, стр. 627—631.
  13. Законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1952.— стр. 362.
  14. Там же, стр. 364.
  15. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1955.— стр. 618—620.
  16. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1955.— стр. 612—618.
  17. Там же, стр. 612.
  18. Там же, стр. 621—626.
  19. Подробнее о Временном положении о наказаниях за подрыв государственной денежной системы, Временном положении об охране государственной тайны и Положении о наказаниях за коррупцию см. М. А. Гельфер, Уголовное законодательство Китайской Народной Республики. Учебное пособие для студентов ВЮЗИ.— М. 1955.— стр. 32—36.
  20. Государственным органом по борьбе с контрреволюционными элементами в КНР являются органы общественной безопасности во главе с Министерством общественной безопасности. Согласно Положению об организации отделений общественной безопасности, принятому 31 декабря 1954 года, низовым аппаратом общественной безопасности являются отделения общественной безопасности, создаваемые «в соответствии с размерами района, численностью населения, его общественным положением и потребностями работы». Эти отделения работают под непосредственным руководством городских или уездных бюро общественной безопасности. (См. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1955.— стр. 143—144).
  21. Мао Цзэдун. К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа.— М., Изд. «Правда», 1957.— стр. 20.
  22. Ст. 19 Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность.
  23. См. В. Я. Коддин, Некоторые вопросы уголовно-правовой политики Китайской Народной Республики // «Вестник Московского университета», 1958, № 4, стр. 160.
  24. См. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. лит., 1955.— стр. 138—142.
  25. А. Е. Лунев. Органы общественной безопасности и внутренних дел КНР // «Вестник ВШ КГБ при СМ СССР», вып. Ⅲ, стр. 64.
  26. См. Вторая сессия Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая.— М., Госполитиздат, 1955.— стр. 19.
  27. Социальную характеристику национальной буржуазии см. в работе Мао Цзэдуна «К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа».— М., Изд. «Правда», 1957.
  28. См. Мао Цзэдун. К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа.— М., Изд. «Правда», 1957.— стр. 21.
  29. Там же.
  30. Более подробно об особенностях и успехах этого движения см. Достижения и дальнейшие задачи в борьбе с контрреволюционерами в Китае // «Дружба», 1958, № 11, стр. 5—9.
  31. Мао Цзэдун. a href=»http://library.maoism.ru/on_the_correct_handling.htm»>К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа.– М., Изд. «Правда», 1957.— стр. 18—19.
  32. 1 морская миля = 1,853 км. 4 сентября 1958 года правительство Китайской Народной Республики объявило о 12-мильной ширине территориальных морских вод.
  33. Только с 1949 по 1954 год чанкайшисты напали на 581 судно, следовавшее в порты Народного Китая. Из них 470 принадлежали Китаю, 43 — Англии, 14 — Панаме, 2 — Польше.
  34. По законодательству КНР к уголовной ответственности может быть привлечено лицо, достигшее 13 лет (см. Положение о трудовом перевоспитании в Китайской Народной Республике от 26 августа 1954 года. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики.— М., Изд. иностр. Лит., 1955.— стр. 638).
  35. 31 июля 1955 года Военный трибунал Верховного народного суда досрочно освободил 11 американцев из числа осуждённых по этому делу. Учитывая их хорошее поведение в местах лишения свободы, исполнявшие приговор власти вошли с ходатайством в Военный трибунал Верховного народного суда о снисхождении к этим осуждённым. Военный трибунал принял решение о немедленном их освобождении и высылке с территории Китайской Народной Республики.
  36. См. «Новое время», 1957, № 13, стр. 21—22.
  37. «Социалистическая законность», 1966, № 8, стр. 64.
  38. Такой точки зрения придерживается и В. Ф. Кириченко в статье «Законодательные акты КНР о борьбе с государственными преступлениями» (см. «Советское государство и право», 1952, № 2, стр. 69).
  39. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая.— М., Госполитиздат, 1956.— стр. 57.
  40. В первой половине 1955 года народный суд города Скани, рассмотрев дело контрреволюционной организации, насчитывавшей 219 человек, приговорил 22 участника этой организации к смертной казни с отсрочкой приведения приговора в исполнение на 2 года, в течение которых преступникам предоставлялась возможность частично искупить свою вину и получить менее суровую меру наказания за совершенные преступления.
  41. Здесь имеются в виду случаи, когда лицо не подлежит смертной казни или пожизненному тюремному заключению.
  42. См. Постановление Государственного административного совета о конфискации имущества лиц, совершивших контрреволюционные преступления, от 22 июня 1951 года. Сб. «Законодательные акты Китайской Народной Республики».— М., Изд. иностр. лит., 1952.— стр. 364.
  43. «Дружба», 1958, № 11, стр. 7.
  44. См. В. Я. Колдин. Некоторые вопросы уголовно-правовой политики Китайской Народной Республики // «Вестник Московского университета», 1958, № 4, стр. 166.
  45. См. «Дружба», 1956, № 11, стр. 9.
  46. Гоминдановская контрразведка.
  47. См. ст. 4 Положения о трудовом перевоспитании в Китайской Народной Республике.
  48. См. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая.— М., Госполитиздат, 1956.— стр. 264. См. по этому вопросу также Дун Би-у. Некоторые вопросы политико-юридической работы // «Дружба», 1957, 4 апреля.
  49. См. «Дружба», 1958, № 38, стр. 26.
  50. Здесь, как и в дальнейшем, следует иметь в виду, что предварительная преступная деятельность (приготовление и покушение), как отмечалось выше, квалифицируется в КНР по той же статье Положения о наказаниях за контрреволюционную деятельность, что и оконченное преступление. Несомненно, однако, что степень подготовленности преступления и причины, по которым преступный результат не наступил, имеют значение для суда, в частности при назначении виновному наказания.
  51. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики, М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 612.
  52. «Дружба», 1957, 18 июня.
  53. См. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики, М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 618.
  54. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, М., Госполитиздат, 1956, стр. 273.
  55. Материалы Ⅷ Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая, М., Госполитиздат, 1956, стр. 274.
  56. См. «Дружба», 1958, № 11, стр. 6.
  57. См. Мао Цзэ-дун, К вопросу о правильном разрешении противоречий внутри народа, М., Изд. «Правда», 1957, стр. 30.
  58. См. Чжан Чжии, О некоторых вопросах Единого народно-демократического фронта, «Дружба», 1957, 6 июня.
  59. См. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики, М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 619.
  60. См. Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики, М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 145, 148, 151.
  61. Ст. 13 Положения о трудовой перевоспитании в Китайской Народной Республике.

Добавить комментарий