;

Telegram from A. Mikoyan to the CPSU Central Committee

18.09.1956

Беседа Мао Цзэдуна с А. И. Микояном

Кто опубликовал: | 14.01.2020

Телеграмма А. Микояна в ЦК КПСС, 19 сентября 1956 г.

Сегодня, 18 сентября, состоялась беседа с китайскими товарищами, продолжавшаяся с 18 до 22 часов. На беседе присутствовали наша делегация и товарищи Мао Цзэдун, Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Пэн Дэхуэй, Дэн Сяопин и Ван Цзясян. Беседа шла главным образом по вопросу о положении в Трудовой партии Кореи.

Мы сказали, что ЦК КПСС поручил нам обменяться мнениями с ЦК Компартии Китая относительно положения в Трудовой партии Кореи. Мы не имеем полной информации об этом положении, но факты, которые нам известны, свидетельствуют о нездоровой обстановке и нарушении ленинских норм партийной жизни в ТПК. При этом мы информировали о тех советах, которые были даны Ким Ир Сену во время его последнего пребывания в Москве. Как известно, Ким Ир Сен обещал учесть замечания Президиума ЦК КПСС, исправить положение в партии. Однако факты показывают, что Ким Ир Сен поступает наоборот, о чём особенно наглядно свидетельствует 3-й пленум ЦК ТПК, где был исключён из партии ряд членов ЦК, выступивших с критикой имеющихся недостатков.

После пленума Ким Ир Сен информировал советского посла в Пхеньяне, что после исключения нескольких членов ЦК из партии положение в партии нормализировалось и единство партии укрепилось. Мы ещё не имеем своего окончательного мнения, которое составим после ознакомления с положением на месте.

Тов. Мао Цзэдун информировал о том, что имеется у них по этому вопросу. Их данные совпадают с нашими. Дополнительно тов. Мао Цзэдун сообщил, что в Корее арестовано много коммунистов, вся вина которых состоит в том, что они критикуют недостатки в партии. Уже давно находится под арестом Пак Ир У, который известен китайским товарищам как хороший коммунист и честный человек. 1

После взаимной информации мы сказали, что обеим нашим партиям следовало бы оказать помощь руководству ТПК в исправлении ошибок, сказав при этом, что мы доверяем Ким Ир Сену, но не можем одобрительно относиться к недопустимым методам в работе руководства ТПК. Мы предложили послать совместную делегацию от КПСС и КПК в Пхеньян, заявив, что с нашей стороны могли бы поехать товарищи Микоян, Мухитдинов, Пономарёв.

Мао Цзэдун согласился о нашим предложением. Полусерьёзно, полушутя он сказал, что в результате всех действий Ким Ир Сена создалась напряжённость в отношениях между СССР и КНР, с одной стороны, и руководством ТПК, с другой стороны. У Ким Ир Сена, сказал тов. Мао Цзэдун, есть чувство неприязни к нашим партиям. Он думает, что наши партии сейчас действуют по отношению к ТПК так же, как в своё время вы действовали по отношению к Югославии. В ответ на это мы сказали, что тогда были допущены ошибки в отношении Югославии. Сейчас обе наши партии действуют правильно. Мы не можем безразлично относиться к судьбам ТПК и считаем своим интернациональным долгом помочь исправить положение в ней.

Тов. Мао Цзэдун, согласившись с этим, заметил, что Ким Ир Сен понял, что мы не хотим его свергнуть, а хотим ему помочь. Надо дать понять Ким Ир Сену, что без исправления ошибок он всё равно не сможет удержаться у руководства. Но надо, сказал Мао Цзэдун, быть готовыми к крайним шагам со стороны Ким Ир Сена. Он даже может поставить вопрос о выводе китайских добровольцев из Кореи. Китайские части, конечно, хотят вернуться на родину, но мы знаем, что американцы усиливают свои позиции в Южной Корее, и считаем необходимым оставить своих добровольцев в Корее.

Мы сказали, что исключаем такую постановку вопроса со стороны Ким Ир Сена.

Тов. Мао Цзэдун заявил, что наше предложение о поездке в Пхеньян представителей ЦК КПСС и ЦК КПК для переговоров с руководством ТПК является удачным и единственно правильным.

От ЦК КПК могут поехать Пэн Дэхуэй, Нэ Юнчжень и ещё третий товарищ. Во встрече с корейскими товарищами следует такие принять участие послам СССР и КНР в КНДР, чтобы они были в курсе дела и, оставаясь после отъезда делегации из Кореи, могли проследить за исполнением того, о чём делегация договорится с руководством ТПК.

Тов. Мао Цзэдун предложил, чтобы ЦК ТПК принял во время пребывания делегации в Пхеньяне хотя бы краткое постановление, которое следует опубликовать в печати. Иначе может случиться, сказал он, что Ким Ир Сен даст обещание исправить ошибки, но всё останется по-старому. Мы с ним согласились.

Обсудили вопрос о том, где удобнее — на президиуме или на пленуме ЦК ТПК — рассмотреть создавшееся положение. Пришли к следующему выводу. Сначала наша совместная делегация откровенно переговорит с Ким Ир Сеном, заявив ему, что мы имеем в виду оказать ему поддержку и помощь, примирить спорящие стороны в партии и сплотить вокруг него. Но это возможно лишь при исправлении допущенных ошибок и соблюдении ленинских норм партийной жизни.

Вначале тов. Мао Цзэдун сказал, что следовало бы предложить вернуть в КНДР и восстановить в партии убежавших из Кореи членов ЦК ТПК. Но, когда мы заметили, что это поставило бы сейчас Ким Ир Сена и пленум ЦК в трудное положение, и он из-за престижа может не согласиться с этим, тем более, что он связал членов ЦК принятым постановлением об исключении из партии этих членов ЦК,— то Мао Цзэдун согласился с этим.

Условились, что делегация заявит Ким Ир Сену, что наши партии примут меры к тому, чтобы корейские коммунисты, отказавшиеся вернуться в КНДР, не вели работу против руководства ТПК.

Неправильно, было бы, оказал Мао Цзэдун, чтобы сейчас, в Корее одна группа свергала другую, так как свергнутая группа снова начнёт борьбу, что приведёт к тяжёлому кризису в КНДР. Тов. Мао Цзэдун высказал сомнение в том, что Ким Ир Сен может согласиться созвать пленум ЦК. На это мы ответили, что у Ким Ир Сена нет политических мотивов для такого отказа.

По всему видно, что для китайских товарищей вопрос об отношениях с ТПК является наболевшим вопросом. Во время беседы тт. Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Пэн Дэхуэй не раз делали замечания, свидетельствующие о их критическом отношении к Ким Ир Сену и о том, что этот вопрос они обсуждали недавно и информированы о всех деталях положения в ЦК ТПК.

Пэн Дэхуэй спросил, что мы будем отвечать на вопросы членов ЦК ТПК (а такие найдутся) о деле Пак Хен Ёна. 2

Мы ответили, что нам нет смысла сейчас ворошить это дело. Надо не заниматься старыми делами, а обсудить вопрос об исправлении имеющихся недостатков в ТПК и об установлении нормального режима в работе её руководящих органов.

Мы предложили, чтобы о поездке нашей делегаций в Пхеньян уведомил Ким Ир Сена руководитель делегации ТПК на Ⅷ съезде КПК тов. Цой Ен Ген 3 и чтобы последний поехал вместе с нами в Пхеньян. Тов. Мао Цзэдун согласился с этим. Он сказал, что сейчас же пригласит к себе Цой Ен Гена, переговорит с ним и направит его к нам.

Мы высказались за то, чтобы закончить работу в Пхеньяне в два-три дня. Пэн Дэхуэй сказал, что придётся затратить неделю.

Мао Цзэдун полагает, что на это уйдёт пять дней. Условились срок сегодня не определять, с тем, чтобы на месте вести необходимую работу, не затягивая дело.

В заключение беседы Мао Цзэдун сказал, что успех дела зависит от делегации КПСС, так как корейцы не слушают советов Компартии Китая. В связи с этим мы сказали, что, как известно, Ким Ир Сен согласился с советами ЦК КПСС, а действует иначе.

На это Мао Цзэдун заметил, что руководство ТПК не слушает советов КПК на сто процентов, вас же не слушает на 30 процентов. Мы сказали, что постараемся принять все меры к тому, чтобы провести в Пхеньяне совместно с корейскими товарищами те меры, о которых договорились сейчас.

Вылетаем в Пхеньян 19 августа в 7 час. утра вместе с китайскими и корейскими товарищами.

Примечания:

  1. Константин Асмолов рассказывает: «В конце войны Ким Ир Сен отдалил от власти… заметного лидера „китайской группировки“ — министра внутренних дел Пак Ир У. По мнению Ланькова, непосредственной причиной падения этого видного политика, доверенного лица Мао в Корее, стали его резкие критические высказывания в адрес Ким Ир Сена, однако американский военный историк Уильям Стьюк отмечает, что, формально будучи представителем КНА в штабе китайских добровольцев, Пак вёл себя так, будто он был личным представителем Мао Цзедуна, и активно лез за пределы своих полномочий».— Маоизм.ру.
  2. Пак Хон Ён, видный деятель корейского коммунистического движения и первый министр иностранных дел КНДР. В 1953 году снят с должности и 3 августа арестован. Приговорён к смертной казни 15 декабря 1955 г.— Маоизм.ру.
  3. Он же Чхве Ён Гон.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий