Воспоминания о Ленине. Т. 3.— М., Изд-во политической литературы, 1984.— сс. 20—28. ← О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900—1922 годы. М., 1963, с. 316—324.

Осень 1917 — лето 1918 г.

В. И. Ленин — военный руководитель в период становления Советской власти

Кто опубликовал: | 21.04.2020

Свержением Временного правительства, взятием Зимнего дворца и арестом министров правительства Керенского борьба не окончилась. Она лишь вступила в новую фазу.

Не была исключена возможность, что Керенский с помощью контрреволюционной Ставки Верховного главнокомандующего в Могилеве откроет Северный фронт и пропустит кайзеровские войска на Петроград. Нельзя было также исключить и то, что Керенский попытается поднять юнкеров в Петрограде против Советской власти.

Вооружённое восстание в Москве ещё не было завершено, и уличные бои во второй столице носили ожесточённый характер.

Такова была обстановка в первые дни после установления Советской власти.

Председатель Совета Народных Комиссаров В. И. Ленин не только повседневно контролировал всю военную деятельность Петроградского ВРК, но и лично вызывал к себе военных работников на совещания для выработки мероприятий по обороне Петрограда и направлял их на тот или другой участок для защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции.

Приведу несколько фактов деятельности В. И. Ленина, которые хорошо помню, так как лично принимал участие в событиях тех дней.

Мероприятия по обороне Петрограда

27 октября, вечером, в Смольном, в кабинете Владимира Ильича Ленина, состоялось совещание с участием офицеров пехоты, артиллерии и моряков для обсуждения представленного революционным командованием Петроградского военного округа плана обороны Петрограда. Это совещание под председательством В. И. Ленина продолжалось ночью с 27 на 28 октября в штабе округа. Проект плана обороны столицы с суши не вызывал возражений и был утверждён В. И. Лениным. Не повезло проекту плана обороны Петрограда с моря. Владимир Ильич внимательно прочитал этот проект и спросил у присутствовавших на совещании моряков о дальности полёта снарядов из орудий на военных кораблях, защищавших подступы к столице с моря. Моряки сообщили эти данные. Владимир Ильич взял циркуль, произвёл измерения по карте и указал морякам, что при предложенной ими расстановке военных кораблей некоторые пункты нашей обороны при нападении неприятеля с моря окажутся недостаточно защищёнными артиллерийским огнём. Владимир Ильич показал, куда, по его мнению, следует передвинуть наши военные корабли, чтобы они вместе с береговой артиллерией могли взять под перекрёстный артиллерийский огонь неприятельские суда. Моряки были поражены замечаниями Владимира Ильича и признали свою ошибку. Поправки Владимира Ильича были внесены в план морской обороны Петрограда.

Вооружённое восстание московских рабочих и верных революции солдат московского гарнизона, как известно, протекало в более сложной обстановке, чем в Петрограде. В помощь москвичам Владимир Ильич Ленин предложил отправить из Петрограда большой отряд моряков с артиллерией, пулемётными командами и бронепоездом. Готового бронепоезда не было. Владимир Ильич поручил Путиловскому заводу срочно достроить один из бронепоездов для отправки его в Москву. Этому же заводу ранее было дано задание достроить бронепоезд для отрядов, действовавших на Пулковских высотах под Петроградом против контрреволюционных войск Керенского и Краснова. Путиловцы не выдержали срок, строго установленный Лениным. Владимир Ильич отправился на завод лично, чтобы на месте проверить положение дел и ускорить выпуск бронепоездов. Это было в ночь с 28 на 29 октября.

Завком путиловцев обещал Владимиру Ильичу вместо бронепоезда для пулковских отрядов 29 октября оборудовать полуоткрытые бронеплатформы для артиллерийских орудий и бронеплощадки под артиллерийские снаряды при тяге обычного паровоза. Что же касается бронепоезда для отправки в помощь москвичам, то завком обещал достроить его только через несколько дней. Бронеплатформы и бронеплощадки для артиллерийских орудий и снарядов действительно были готовы вечером 29 октября и утром 30 октября были уже на Пулковских высотах. Так как боевая помощь требовалась москвичам срочно, 29 октября из Петрограда отправили 500 кронштадтских матросов, вооружённых винтовками и пулемётами, но без бронепоезда. Отряд прибыл в Москву вечером 30 октября 1.

Наступление войск Керенского и генерала Краснова на Петроград началось 27 октября. В этот день после боя они заняли Гатчину, а 28 октября — Царское Село. В ночь с 28 на 29 октября юнкера Владимирского и Павловского военных училищ выступили с оружием в руках против Советской власти.

Владимир Ильич Ленин, став Председателем Совета Народных Комиссаров, продолжал руководить Петроградским военно-революционным комитетом, давал указания штабу о военных операциях. Мятеж был ликвидирован днём 29 октября.

Одной из характернейших черт Владимира Ильича была его большая гуманность, проявлявшаяся, в частности, и в отношении поверженного врага. Дав указание быстро и решительно ликвидировать мятеж юнкеров, Владимир Ильич обратил наше внимание на то, что следует немедленно пресекать возможные попытки самосуда над побеждёнными мятежниками.

— Если юнкера прекратят сопротивление,— сказал он,— то сохраните им жизнь.

Юнкера-мятежники, сложившие оружие, были арестованы, и никаких эксцессов по отношению к ним не было допущено.

29 октября, вечером, после ликвидации мятежа, я был вызван к В. И. Ленину в Смольный.

Направляясь к приёмной В. И. Ленина, я встретил знакомого подпоручика Я. X. Эглита, большевика, который рассказал мне следующее: для ликвидации наступления на Петроград контрреволюционных войск Керенского и Краснова В. И. Ленин дал указание использовать надёжные революционные латышские национальные стрелковые полки, которые были расположены на Северном фронте, для удара по контрреволюционным войскам с тыла. Командование решило использовать два латышских стрелковых полка, для чего 29 октября с одобрения В. И. Ленина Я. X. Эглит был направлен на Северный фронт в качестве чрезвычайного комиссара этих полков.

Когда я вошёл в кабинет В. И. Ленина, там находился Н. И. Подвойский. Владимир Ильич сообщил, что операции против войск Керенского и генерала Краснова на Пулковских высотах и на других подступах к Петрограду замедлились. Я получил задание срочно выяснить причины этого замедления (в частности, замедления действий Пулковского отряда, который действовал на решающем участке фронта) и сообщить Ленину, какие срочные меры необходимо принять. Владимир Ильич отдал распоряжение Н. И. Подвойскому выдать мне мандат комиссара штаба Пулковского отряда 2.

Я выехал немедленно в Пулковский отряд (его составляли моряки, Красная гвардия и полки петроградского гарнизона) и установил, что там недостаточно пулемётов, орудий и боеприпасов. Мало того, подполковник Муравьев, назначенный командующим войсками Петроградского военного округа, левый эсер, посылал снаряды, не соответствовавшие калибрам артиллерийских орудий. Снабжение продовольствием не было налажено. Действовавшие на Пулковских высотах подразделения почти голодали.

Рано утром следующего дня, то есть 30 октября, на рассвете, я вернулся в Петроград и доложил Владимиру Ильичу, который ещё бодрствовал, о том, что обнаружил на Пулковских высотах. Владимир Ильич дал распоряжение срочно направить туда артиллерийские батареи, дополнительные пулемётные команды, обеспечить орудия боеприпасами соответствующих калибров, послать большое количество патронов в обоймах для винтовок. Снабжение отряда продовольствием Владимир Ильич поручил, насколько мне помнится, Д. 3. Мануильскому. При этом Владимир Ильич дал указание помимо сухих продуктов отправить на Пулковские высоты походные кухни, заложив в котлы мясо и другие продукты, с тем чтобы к моменту прибытия их на позиции для бойцов была готова горячая пища.

Все распоряжения Владимира Ильича были выполнены. В результате уже к полудню наши войска на Пулковских высотах были обеспечены в достаточной мере необходимым оружием и боеприпасами, а бойцы накормлены. В два часа дня началась вражеская артиллерийская канонада, а вслед за нею противник перешёл в наступление. Наши войска, отбив атаки войск Керенского и Краснова, перешли в контрнаступление и вскоре ликвидировали силы контрреволюции на подступах к Петрограду.

Создание революционного верховного главного командования

9 ноября В. И. Ленин сообщил нам, что генерал Духонин, исполнявший тогда обязанности Верховного главнокомандующего, отказался подчиняться Советскому правительству. Мы получили задание взять Ставку генерала Духонина в Могилеве. На должность Верховного главнокомандующего был назначен Н. В. Крыленко.

Для взятия Ставки Владимир Ильич предложил следующий план: с севера из Петрограда через Оршу должен был выступить отряд под командованием Н. В. Крыленко, а с юга через станцию Жлобин должны были двинуться отряды Западного фронта. Для организации отрядов Западного фронта и руководства их операциями против Ставки Ленин направил меня 3.

Владимир Ильич дал мне указание приложить максимум усилий для нейтрализации гарнизона Могилева, с тем чтобы при взятии Ставки было как можно меньше кровопролития. В частности, с этой целью Владимир Ильич посоветовал послать нелегально проверенных солдат-агитаторов в войсковые части могилёвского гарнизона с заданием рассказать солдатам о свержении Временного правительства, об образовании рабоче-крестьянского правительства под руководством большевиков, о Декретах о мире, о земле, а также о других мероприятиях Советской власти.

В. И. Ленин наметил тогда же план наших дальнейших действий на фронтах после взятия Ставки генерала Духонина. Он предложил Н. В. Крыленко начать подготовку демобилизации старой армии, постепенно эвакуировать в глубокий тыл материальную часть: запасы оружия, боеприпасов, обмундирования и продовольствия — для будущей Красной Армии. Что же касается организации борьбы с контрреволюционными выступлениями внутри страны, то Владимир Ильич предложил создать Революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией, подчинив этот штаб народному комиссару по внутренней обороне В. А. Антонову-Овсеенко.

По мысли В. И. Ленина, Революционный полевой штаб должен был формировать из наиболее сознательных солдат демобилизуемой старой армии добровольческие революционные полки, которые совместно с красногвардейскими отрядами, созданными в промышленных центрах страны, с моряками Балтийского флота, а также с революционными полками старой армии, перешедшими на сторону Советской власти, должны были составить, в частности, на первом этане существования Советской республики наши основные вооружённые силы в борьбе против контрреволюционных выступлений.

Ленинский план взятия Ставки в Могилёве и указания В. И. Ленина, данные в связи с реализацией этого плана, были точно выполнены. Основные части гарнизона Могилёва были нейтрализованы. 20 ноября 1917 года наши войска взяли Могилёв и Ставку бывшего Верховного главнокомандующего генерала Духонина.

23 ноября 1917 года во исполнение указания В. И. Ленина был создан Революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией с местопребыванием в Могилёве при Ставке в составе М. К. Тер-Арутюнянца (начальник штаба), подполковника В. В. Каменщикова и других. 13 декабря состав Полевого штаба пополнился полковником И. И. Вацетисом (начальник оперативного отдела), Турчаном (начальник административного отдела) и другими.

Вскоре после создания Революционного полевого штаба в Могилев прибыл В. А. Антонов-Овсеенко и заявил нам, что он остаётся главкомом только одного из внутренних фронтов.

Перед нами встал вопрос: кому докладывать о своих действиях? От кого получать директивы? С этими вопросами по приезде в Петроград я обратился к Владимиру Ильичу, а он улыбнулся и ответил:

— По всем этим вопросам обращайтесь непосредственно ко мне.

Таким образом, на этом этапе В. И. Ленин фактически взял на себя верховное командование всеми вооружёнными силами Советского государства против внутренней контрреволюции.

С тех пор начальник Революционного полевого штаба еженедельно писал В. И. Ленину обстоятельные доклады о положении на фронтах, о формировании добровольческих полков, о нуждах штаба. Кроме того, о делах, требовавших безотлагательного решения, приходилось докладывать Владимиру Ильичу по прямому проводу; и каждый раз Ленин давал исчерпывающий ответ.

В декабре 1917 года развернулись боевые операции против контрреволюционных мятежей Каледина на Дону, Дутова — на Урале, а 25 декабря — против буржуазной Центральной рады в Киеве. Рада возглавляла контрреволюционные вооружённые выступления против Советской власти на Украине, дезорганизовала Юго-Западный фронт, активно содействовала продвижению контрреволюционных казачьих полков с Юго-Западного фронта на Дон в помощь белогвардейцу генералу Каледину.

15 января 1918 года в одном из очередных докладов В. И. Ленину я поставил вопрос о необходимости увеличить наши силы, действовавшие против Центральной рады, отрядами Красной гвардии и моряков. Владимир Ильич собственноручно написал два предписания — в Морской революционный комитет о немедленном предоставлении в распоряжение начальника Революционного полевого штаба 2000 матросов 4 и в Главный штаб Красной гвардии о срочном направлении в его же распоряжение отряда Красной гвардии в 1000 человек. Кроме того, Владимир Ильич предписал Наркомфину о выдаче миллиона рублей для нужд Полевого штаба 5.

Через несколько дней отряды матросов и красногвардейцев прибыли в Могилёв. Революционный полевой штаб направил отряд кронштадтских моряков в 1200 человек в распоряжение Р. И. Берзина для усиления его войсковой группы, действовавшей против Рады, а отряд ревельских матросов в 800 человек под командой Л. Я. Угрюмова и петроградский красногвардейский отряд в 1000 человек для пополнения войск, борющихся с польским корпусом Довбор-Мусницкого 6.

В борьбе с польским корпусом был широко использован также испытанный метод политического воздействия на рядовых солдат противника. В. И. Ленин направил в Могилев группу поляков — членов большевистской партии, опытных пропагандистов и агитаторов во главе с И. С. Уншлихтом и небольшую походную типографию с польским шрифтом. Листовки на польском языке, обращённые к рядовым легионерам корпуса, разбрасывались в большом количестве с наших самолётов в районах, где расположились подразделения польского корпуса. Вскоре рядовые легионеры группами стали переходить к нам.

Все эти мероприятия, а также революционный энтузиазм, исключительный героизм красных бойцов, командиров и политработников предопределили наши победы: 8 февраля 1918 года был освобождён Киев, господство буржуазной Центральной рады на Украине кончилось.

Отмена ошибочного приказа Троцкого

После заключения Брестского мира была создана «Западная завеса» для охраны западных границ. Основу завесы составляли войска, действовавшие до заключения Брестского мира против наступавших германских войск.

В процессе создания «Западной завесы» произошёл один эпизод, о котором следует рассказать. Председатель Высшего военного совета Республики Троцкий назначил в качестве военных руководителей в войсках «Западной завесы» несколько бывших генералов, которые в дни Февральской революции едва спаслись от расправы солдат на фронте; как рассказывали впоследствии подчинённые им солдаты, эти генералы были не только махровыми монархистами, но, по их определению, «лютыми зверьми» в отношениях с солдатами. Многие из этих солдат служили теперь в войсках «Западной завесы» и, узнав о назначении бывших генералов, возмутились и потребовали их немедленного изгнания из Красной Армии, грозя в противном случае учинить над ними расправу. Р. И. Берзину, одному из командующих войсками «Западной завесы», и политработникам стоило больших усилий, чтобы успокоить бойцов. Были созваны митинги, солдатам обещали обо всём доложить В. И. Ленину. Р. И. Берзин срочно выехал с этой целью в Москву.

Р. И. Берзин подробно информировал меня о происшествиях в полках «Западной завесы», и мы пошли в гостиницу «Националь», где в то время жил Ленин. Было под вечер. Я позвонил по телефону сестре В. И. Ленина Марии Ильиничне и просил передать Владимиру Ильичу просьбу принять нас по срочному военному делу. Мария Ильинична сказала, что вечером будет заседание Совнаркома. Владимир Ильич только что лёг отдохнуть до заседания. Она обещала передать нашу просьбу, как только он проснётся, а пока посоветовала нам зайти к И. В. Сталину, который вскоре принял нас.

Сталин согласился, что этих генералов необходимо удалить из Красной Армии, но прибавил:

— Я ничего не могу сделать, ведь я занимаюсь национальными делами. Всеми военными вопросами занимается сам «Старик» 7.

В эту минуту раздался стук в дверь и вошёл Владимир Ильич. Впоследствии Мария Ильинична рассказала мне, что, когда она говорила со мной по телефону, Владимир Ильич ещё не уснул, сквозь дремоту он услышал разговор и спросил, в чём дело. Мария Ильинична передала ему содержание нашего разговора.

Берзин рассказал Владимиру Ильичу обо всём, что происходило в полках «Западной завесы». Владимир Ильич возмутился и сказал, что такими назначениями Троцкий разложит армию.

— Сегодня вечером заседание Совнаркома,— сказал он.— Я сегодня же заставлю Троцкого дать приказ об увольнении этих бывших генералов из армии и вручить вам завтра заверенные копии этого приказа.

Действительно, на следующее утро мы получили заверенные копии приказа Троцкого об увольнении генералов из армии. Берзин, забрав с собой копии приказа, уехал в полки «Западной завесы» в то же утро. На митингах полков Берзин и политработники рассказали солдатам о распоряжении В. И. Ленина уволить из Красной Армии генералов и прочитали приказ. Солдаты выслушали приказ с большим удовлетворением.

Военная помощь бакинской коммуне

Летом 1918 года, начиная с июня месяца, в Баку сложилась очень трудная обстановка: германское командование, пользуясь предательством грузинских меньшевиков и их сепаратизмом, направило турецкие войска, поддержанные немецкими частями, для захвата Баку и бакинских нефтяных промыслов, чтобы выкачать нефть для Германии. К захвату Баку стремилось и командование английских войск, расположенных в Персии (Иране). В Баку образовался сильный антисоветский блок в лице азербайджанской буржуазно-помещичьей партии «Мусават», правых эсеров и армянской буржуазно-националистической партии «Дашнакцутюн». В такой обстановке Бакинская коммуна, руководимая С. Г. Шаумяном, чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа, нуждалась в военной поддержке из Центральной России. Поэтому С. Г. Шаумян в письмах к В. И. Ленину, давая оценку положения в Баку и вообще в Закавказье, просил о помощи главным образом военного характера. Владимир Ильич дал мне задание организовать максимальную военную помощь Баку.

Руководствуясь ленинскими директивами, я принял все меры, чтобы обеспечить Бакинскую коммуну достаточным количеством артиллерийских орудий, пулемётов, винтовок, броневиков, боеприпасов и обмундирования. Кроме того, из Кронштадта через Мариинскую систему и Волгу в Каспийское море были направлены миноносец и несколько небольших военных кораблей.

В письме в Комиссариат по морским делам в июле 1918 года я просил кроме миноносца срочно доставить в Каспийское море и на реку Куру в распоряжение военно-морского отдела Бакинского Совнаркома 8—10 судов с моторными двигателями типа катеров «Никсон» или охранных катеров типа «Стационар». Для ускорения дела В. И. Ленин на моём письме написал записку в Народный комиссариат по морским делам.

«13 июля 1918

Очень прошу принять все меры для ускорения доставки в Каспийское море военных морских судов всех подходящих типов.

Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)» 8.

Для оказания военной помощи Баку приходилось преодолевать много препятствий. Дело в том, что в Главном артиллерийском управлении, Главном инженерном управлении и в других управлениях ещё не была налажена работа. Туда были посланы комиссары, но возглавляли эти учреждения старые военные специалисты; многие из них всякими правдами и неправдами тормозили выполнение наших предписаний.

Владимир Ильич требовал, чтобы я ежедневно в определённые часы по телефону докладывал ему о помощи Баку, а в необходимых случаях приезжал к нему и лично докладывал о препятствиях, тормозивших выполнение его указаний.

Помню, был такой случай: я доложил Владимиру Ильичу, что начальник Главного артиллерийского управления затягивает под разными предлогами срочную отправку в Баку оружия и боеприпасов. Владимир Ильич по телефону потребовал от него объяснений; они не удовлетворили Владимира Ильича, и он сказал:

— Если к завтрашнему дню требуемое оружие не будет отправлено в Баку в распоряжение С. Г. Шаумяна, то я вас пошлю на Лубянку к Ф. Э. Дзержинскому.

Это оказало своё действие: оружие и боеприпасы были отправлены в Баку на следующий день.

В стиль работы Владимира Ильича входил обязательный контроль за исполнением. Ленин всегда находил время, чтобы лично проверить, выполняются ли распоряжения и как именно выполняются…

Примечания:

  1. См.: Подготовка и победа Октябрьской революции в Москве. Документы и материалы. М., 1957, с. 441. Ред.
  2. Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 146, оп. 1, ед. хр. 127, л. 114 (далее: ЦПА ИМЛ), а также Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР, ф. 1318, оп. 1, д. 73, л. 181 (далее: ЦГАОР). М. Т.-А.
  3. ЦПА ИМЛ, ф. 146, оп. 1, ед. хр. 127, л. 114. М. Т.-А.
  4. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 31. Ред.
  5. См. там же. Ред.
  6. Юзеф (Иосиф Романович) Довбор-Мусницкий — генерал-лейтенант, один из организаторов контрреволюции в России, с августа 1917 г. командовал 1‑м Польским корпусом легионеров (сформирован Временным правительством в июле 1917 г.). В корпус входило до 25 тыс. человек — 3 пех. дивизии, конница, тяжёлая артиллерия. Ред.
  7. В. И. Ленин. Ред.
  8. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 121. Ред.

Добавить комментарий