Воспоминания о Ленине. Т. 3.— М., Изд-во политической литературы, 1984.— сс. 29—32. ← О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900—1922 годы, с. 295—298.

1917—1918 гг.

Памятные встречи с В. И. Лениным

Кто опубликовал: | 20.04.2020

В первый раз я увидел Владимира Ильича 25 октября 1917 года на заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. В ту пору я, рядовой солдат 176‑го пехотного запасного полка, был членом Петроградского Совета, членом президиума солдатской секции и членом Военно-революционного комитета. Историческое выступление Владимира Ильича подробно описано многими авторами воспоминаний. Со своей стороны я хочу лишь добавить, что все мы, участники собрания, выслушав его речь, почувствовали необычайное воодушевление. Бодрость, уверенность, энтузиазм выражали лица всех присутствующих.

27 октября Ⅱ Всероссийским съездом Советов В. И. Ленин был избран Председателем Совнаркома. Занимая этот высокий пост, Владимир Ильич оставался простым и доступным. Я не раз был свидетелем того, как Владимира Ильича останавливали в коридорах Смольного и осаждали различными вопросами рабочие, солдаты, моряки.

Владимир Ильич не уклонялся от вопросов, старался тут же ответить, а иногда, ввиду важности разговора, брал собеседника под руку, ходил с ним по коридору и давал исчерпывающие разъяснения.

Помню выступление Владимира Ильича по вопросу о печати на заседании ВЦИК 4 ноября 1917 года.

Левые эсеры ультимативно требовали полной свободы для буржуазной печати, угрожая, если не будет принято их предложение, отозвать своих представителей со всех ответственных постов. Такой ультиматум левых эсеров Владимира Ильича нисколько не испугал. «Тов. Карелин уверял нас, что тот путь, на который он становится, ведёт к социализму,— сказал Владимир Ильич.— Но идти так к социализму значит идти задом наперёд» 1.

Заодно Ленин отчитал и французского социалиста (фамилию его я не помню), который был приглашён левыми эсерами на заседание ВЦИК и соответственно ими обработан. Перевёл его речь левый эсер Гомберг. Французский социалист напомнил о принципах свободы, провозглашённых французской буржуазной революцией 1789 года 2.

Владимир Ильич отвечал ему по-французски, после чего француз удалился. Видимо, он понял, что вмешиваться в дела пролетарской революции со стороны не годится.

Резолюция большевиков о печати была принята ВЦИК большинством в 34 голоса против 24.

Вспоминаю, как по предложению В. И. Ленина Военно-революционный комитет образовал специальную комиссию по борьбе с винными погромами.

После того как буржуазия увидела, что восстание юнкеров, офицеров и других сторонников Временного правительства большевиками сломлено, она решила пойти на подлую хитрость. Агенты буржуазии сознательно организовали в Питере винные погромы, провокационно распространяя сведения о том, в каких подвалах имеются большие запасы спирта, водки и вина.

На третий или четвёртый день после захвата власти Советами в Петрограде, то есть 28 или 29 октября 1917 года, Владимир Ильич предложил Военно-революционному комитету создать под председательством В. Д. Бонч-Бруевича комиссию по борьбе с винными погромами.

Членами комиссии были назначены автор этих воспоминаний и левый эсер Фишман.

Комиссия создала во всех районах города тройки, которые с помощью красногвардейцев приняли меры к ликвидации винных погромов.

Вскоре для усиления комиссии в её состав были включены командующий Петроградским военным округом К. С. Еремеев и комендант Петропавловской крепости Г. Благонравов.

Провокация буржуазии была сравнительно быстро ликвидирована.

В. Д. Бонч-Бруевич работал в комиссии с утра до ночи. Когда мы поздно ночью в автомобиле отправлялись по домам, он подводил итоги работы, проделанной за день, и выделял те вопросы, о которых следовало немедленно доложить Владимиру Ильичу.

Наша комиссия проработала до 5 декабря 1917 года и прекратила свою деятельность в связи с организацией ВЧК. Дела комиссии были переданы лично Ф. Э. Дзержинскому.

В конце ноября 1917 года состоялась памятная для меня встреча с Владимиром Ильичом. Однажды В. Д. Бонч-Бруевич попросил меня позаботиться о том, чтобы вечером, от 9 до 10 часов, никого из посторонних в нашей комнате не было.

— Сегодня вечером,— сказал он,— к нам придёт мой брат, генерал Михаил Дмитриевич. Он приехал из Могилёва с поездом Верховного главнокомандующего, и я хочу представить его Владимиру Ильичу. Я не хочу вести брата в кабинет Владимира Ильича, а попрошу Владимира Ильича зайти к нам и поговорить с ним здесь 3.

В условленное время М. Д. Бонч-Бруевич приехал. Владимир Дмитриевич встретил его и ушёл к В. И. Ленину. Вскоре в нашу комнату вошёл Владимир Ильич. Он подошёл к М. Д. Бонч-Бруевичу и стоя вступил с ним в разговор.

Я отошёл от своего стола к входной двери и занял положение охраны.

Разумеется, сейчас трудно воспроизвести точно слова Владимира Ильича. Однако я хорошо помню следующее.

— Что вы хотите сказать? — спросил Владимир Ильич.— Я вас слушаю.

— Я, как вы знаете, военный,— сказал Михаил Дмитриевич.— Немцы скоро будут наступать. Родина в опасности. Долг военного повелевает мне предложить свои услуги правительству, которое организует отпор врагу.

Владимир Ильич прервал его:

— У нашей родины кроме внешних врагов есть ещё и внутренние. В частности, внутренними врагами являются многие контрреволюционные генералы. Может ли Совет Народных Комиссаров рассчитывать на то, что вы с беззаветной преданностью будете бороться как с внешними врагами, так и с внутренними?

Михаил Дмитриевич прямого ответа не дал. Он начал говорить о том, что в данное время перед военными русскими людьми надо ставить только одну задачу — задачу отпора немцам. Он лично безоговорочно согласен служить войне против немцев, что же касается борьбы с внутренними врагами, то он просит его к этому не принуждать.

После этих слов Владимир Ильич поспешил разговор закончить. Тоном, не допускавшим дальнейшей дискуссии, он заявил:

— В борьбе против немцев Советской власти предлагают свои услуги даже французы. В случае нужды мы могли бы согласиться на использование их, не ставя перед ними вопроса о том, будут ли они нам помогать в борьбе с внутренними врагами. Но от русского человека мы обязаны потребовать безоговорочного, честного и беззаветного служения революции, готовности защищать интересы трудящихся на всех фронтах, куда его направит Советское правительство.

После этих слов Владимир Ильич покинул нашу комнату.

Затем в комнату вернулся Владимир Дмитриевич, который уже знал содержание беседы и был явно недоволен своим братом.

Этот случай на меня произвёл неизгладимое впечатление.

Правильные выводы из этой встречи сделал и генерал М. Д. Бонч-Бруевич. В критический момент, когда немцы возобновили наступление в феврале 1918 года, он вновь прибыл в Смольный к В. И. Ленину с группой военных специалистов. Преодолев свои колебания, он твёрдо заявил о готовности безоговорочно работать с Советской властью.

Вспоминаю ещё одну памятную встречу в начале марта 1918 года. Известно, какое тяжёлое продовольственное положение было в Петрограде. Мы решили обсудить этот вопрос на заседании Исполкома Петроградского Совета с участием Владимира Ильича.

Как только мы позвонили и сообщили о том, что собрались, Владимир Ильич немедленно прибыл. Он сразу же взял слово:

— Наши силы растут. Октябрьская революция триумфально шествует по городам и сёлам России, но надеяться на скорое разрешение продовольственного вопроса не приходится.

Совет Народных Комиссаров приступил к созданию материальных фондов, чтобы наладить товарообмен с деревней и получить продовольствие для рабочих городов, однако это потребует немало времени.

Что нужно сделать сейчас, чтобы пережить создавшиеся трудности? Надо установить строжайшую экономию в расходовании продовольственных ресурсов, снять со снабжения все буржуазные, нетрудовые элементы и не выдавать им продовольственных карточек до тех пор, пока они не начнут работать. «Кто не трудится, тот не ест». Ещё апостол Павел «писал»: «Нетрудящийся — да не ест». Если отцы церкви так ставили вопрос, то почему мы, революционеры-марксисты, не можем осуществить этот принцип на пользу революции?

Эти конкретные указания Владимира Ильича помогли нам подорвать материальную базу буржуазных элементов, сломить их сопротивление, возвысить труд и добиться серьёзной экономии в расходах продовольствия, которое было так нужно рабочему классу, Красной гвардии, Красной Армии.

Примечания:

  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 53. Ред.
  2. Выступление на этом заседании ВЦИК французского социалиста в изданных протоколах ВЦИК не отражено. Ред.
  3. Об этой встрече пишет в воспоминаниях и М. Д. Бонч-Бруевич (см. настоящий том, с. 172—174). Ред. (Речь о «Знакомстве с В. И. Лениным».— Маоизм.ру.)

Добавить комментарий