Воспоминания о Ленине. Т. 5.— М., Изд-во политической литературы, 1985.— сс. 256—263. ← Коммунистический Интернационал, 1939, № 1, с. 34—38.

Июнь — сентябрь 1920 г.

Встречи с В. И. Лениным

Кто опубликовал: | 11.05.2020

В феврале 1920 года Французская социалистическая партия (Объединённая социалистическая партия) на своём Страсбургском съезде огромным большинством (4330 мандатов против 337) приняла решение о выходе из Ⅱ Интернационала, тактика которого не соответствовала международной революционной ситуации. Съезд поручил секретарю партии Фpoccapу 1 и мне, главному редактору «Юманите», «немедленно начать переговоры с руководящими органами Коммунистического Интернационала» с целью сплочения всех рабочих партий, готовых к революционному действию.

Для выполнения этого поручения я и Фроссар поехали 1 июня 1920 года в страну пролетарской революции. Так как это было в разгар войны Польши против Советской России, мы вынуждены были добираться окружным путём через Балтику и приехали в Москву только 15 июня.

Во время нашего пребывания в Москве мы имели постоянную связь с пролетарской массой города, с руководством Коминтерна и с прибывшими уже на Ⅱ конгресс Коммунистического Интернационала делегатами из разных капиталистических стран. После наших неоднократных бесед с руководителями Ⅲ Интернационала члены Исполкома, и особенно Ленин, энергично настаивали на том, чтобы мы в качестве гостей остались на конгресс. Мы сообщили об этом нашей партии в Париж 23 июля и, получив разрешение, направились в Кремль, где в великолепном зале, в котором ранее происходила коронация императоров и императриц царской России, собрался Ⅱ конгресс Коммунистического Интернационала 2.


Прежде чем говорить об этом конгрессе, который так запечатлелся в памяти, надо вспомнить наши длительные переговоры в Москве об условиях вступления Французской социалистической партии в Ⅲ Интернационал.

Наша первая беседа с руководящими товарищами состоялась 16 июня 1920 года. После этой беседы мы условились, что мы сделаем наш доклад о положении во Французской социалистической партии на заседании Исполкома Коминтерна, которое было назначено на 19 июня.

На этом заседании присутствовали все руководители Ⅲ Интернационала во главе с Лениным.

В своём выступлении Владимир Ильич Ленин прежде всего выразил благодарность Французской социалистической партии и её двум представителям за их инициативу в установлении связи с Ⅲ Интернационалом. Он придавал приезду французской делегации очень большое значение, так как высоко ценил замечательные революционные традиции французского народа.

Далее, насколько я помню, Ленин говорил о том, что между оппортунистической тактикой нашей социалистической партии в тот период и между лозунгом диктатуры пролетариата Коммунистического Интернационала целая пропасть и необходимо, чтобы Французская социалистическая партия отдала себе в этом полный отчёт.

Это вовсе не означает, продолжал Ленин, что мы требуем от вас немедленно совершить революцию. Не может быть и речи о подобной постановке вопроса ни для французов, ни для итальянцев, ни для германских «независимцев» (последние тогда тоже вели переговоры о вхождении в Коммунистический Интернационал). Но что является самым существеннейшим и важнейшим условием совместных действий и постоянного сотрудничества с Коммунистическим Интернационалом — это разрыв с определёнными порочными методами работы. Вот, говорил Ленин, «Юманите», которую мы здесь читаем с величайшим вниманием (он держал в руках газету в развёрнутом виде). Читая эту газету, нельзя обнаружить никакого единства. Наоборот, противоречивые утверждения сталкиваются на её страницах, а зачастую на одной и той же странице. Одни, подобно вам, обращаясь к нам, сказал Владимир Ильич, берут пролетарскую революцию в России под свою защиту; другие открыто выступают против неё и всячески помогают империалистам своей страны уничтожить нашу революцию. Одни исповедуют самый открытый оппортунизм, другие пытаются бороться против этой вредной позиции. Как же вы хотите, чтобы рабочие легко разобрались в этих противоречивых утверждениях? Партийная газета должна вести работу по воспитанию, разъяснению, популяризации тех идей, которые поведут трудящихся к их освобождению. Но эти задачи должны быть ясно и чётко сформулированы, и пропаганда их может быть доверена лишь честным, преданным и передовым сынам рабочего класса. Читая «Юманите», сказал Ленин, я всегда смотрю с радостью на ваши подписные листы в пользу забастовщиков или по сбору средств на партийную работу. Вдохновляйтесь же этой волей к борьбе великолепного французского народа. Ваш первый долг — дать ему ясную, сплачивающую его силы программу, правильно анализирующую факты нашей эпохи, когда капиталистический строй с каждым днём всё больше и больше разлагается. Не доверяйте пропаганды в газете, а также и устной пропаганды никому, кроме товарищей, вооружённых марксистской теорией, проверенных, преданных делу пролетариата. Одним словом, если «Юманите» хочет выполнить свою задачу, она должна стать логичной и свободной от внутренних противоречий!

В партиях Коммунистического Интернационала все члены партии должны подчиняться строжайшей дисциплине. Руководство партиями должно быть построено по принципу демократического нейтрализма. Постановления центральных органов должны выполняться выборными и руководящими работниками во всех звеньях организации.

Империалистическая война и её последствия потрясли экономические основы во всех странах, вызвали крайнее обострение классовой борьбы и нарастание революционных событий на всём земном шаре. И нужно подготовить пролетариат встретить во всеоружии эту новую эпоху.

Было бы праздным делом задавать вопрос: придёт ли революция сейчас или позже? Наша единственная задача — воспитать пролетариат во всех странах так, чтобы события не застали его врасплох, и чтобы он мог, когда наступит время, взять в свои руки руководство этими событиями. Вы нам говорите, что вам не хватает людей! Нам тоже не хватает людей. Но мы идём вперёд, и люди вырастают из-под земли. Нужно только иметь безграничное доверие и веру в неисчерпаемые силы пролетариата. Не переносите же на массы слабости, недостатки или трусость оппортунистических руководителей, отступающих перед борьбой.

Вы, французы, должны хорошо понимать, говорил Ленин, нашу тактику, которая вдохновляется революциями, совершенными вашим народом в прошлом. Пусть же французские пролетарии следуют революционным традициям своих предшественников и своих предков, пусть они не останавливаются ни перед какими препятствиями. И пусть они верят в будущее!

«Независимцы» в Германии уже заявили о своём выходе из Ⅱ Интернационала и желании начать переговоры о вхождении в наш Интернационал. Мы им ответили, что их признание диктатуры пролетариата и Советской власти остаётся словесным и что Российская коммунистическая партия находит единственно правильным не соединяться с ними, «а выждать, пока революционные массы французских и немецких рабочих исправят слабость, ошибки, предрассудки, непоследовательность таких партий, как независимцы и лонгетисты» 3. Сделайте наш ответ популярным в вашей стране. Опубликуйте его во всех ваших газетах, сообщите об этом ответе всем вашим местным организациям, всем трудящимся Франции и трудящимся других стран. Затем созовите съезд для того, чтобы изложить ему нашу концепцию. Вы можете нам сказать: это будет трудно. И нам было трудно! Но мы боролись — и мы победили. В памяти у меня запечатлелись эти слова заключительной части исторического выступления Ленина 4.

Это заседание Исполкома Коммунистического Интернационала продолжалось более 5 часов, затем прения по вопросу об условиях приёма в Коминтерн были продолжены 25, 28 и 29 июня, а также 14, 18 и 22 июля. Это свидетельствует о том, насколько серьёзно и глубоко обсуждался вопрос.

С первого дня нашего приезда в Советскую Россию нам было ясно, что наши русские товарищи рассматривали инициативу Французской социалистической партии и других социалистических партий западных стран о присоединении к Коммунистическому Интернационалу как знаменательное событие. Единодушно было признано, что ответственные руководители Французской социалистической партии с самого начала оказывали постоянное содействие и принесли большую пользу в деле защиты Октябрьской социалистической революции.

После целого ряда заседаний, зачастую затягивавшихся до поздней ночи, перед нашим отъездом из России было принято решение, что делегаты Франции будут всеми силами бороться за вступление их партии в Коммунистический Интернационал. Со своей стороны русские товарищи, настаивая на необходимости точного и решительного выполнения условий приёма в Коммунистический Интернационал, заверили нас в своей полной поддержке и солидарности Коммунистического Интернационала, который в дальнейшем неизменно оказывал эту поддержку коммунистической партии Франции.


Хочется ещё сказать несколько слов о нашем коротком участии в работе Ⅱ конгресса Коммунистического Интернационала, где были продолжены прения об условиях приёма в Ⅲ Интернационал.

На первом заседании Ⅱ конгресса Коминтерна 19 июля, которое происходило в Петрограде, во Дворце имени Урицкого, Ленин сделал большой доклад о международном положении и основных задачах Коммунистического Интернационала 5. В своей речи Ленин говорил о неизбежном крахе капитализма и о роли пролетарской партии в победоносной революции. Пусть капитализм забрасывает грязью страну пролетарской революции, пусть он пытается истерзать её муками блокады, заставить её голодать и мёрзнуть,— капитализм не может победить большевизма, капитализм будет побеждён. До империалистической войны Ⅱ Интернационал объединял только пролетариат Европы и Америки. Но в Азии и Африке обречённые на рабство и нищету сотни миллионов мужчин и женщин тоже угнетаются империализмом. Коммунистический Интернационал должен прийти на помощь угнетённым народам и странам, и эта помощь нанесёт окончательный удар империализму — последнему этапу капитализма. Коммунистический Интернационал должен охватить весь мир. Он должен быть свободным от беспринципности, от анархии и разброда, свойственных Ⅱ Интернационалу.

Открытие Ⅱ конгресса Коммунистического Интернационала состоялось в Петрограде, в последующие дни конгресс продолжал свою работу в Москве, в Кремле, и закончил свою работу 7 августа. Наши русские товарищи пригласили на конгресс всех, кто с самого начала империалистической войны и в ходе войны пытался в своих странах вести решительную борьбу против войны и наступления капитала. Русские товарищи предлагали нам проанализировать, изучить и принять те методы борьбы, благодаря которым в Советском Союзе были разгромлены капиталисты и помещики.

Как известно, в решениях Ⅱ конгресса весьма тщательно определены конкретные условия приёма в Коммунистический Интернационал.

Результаты работы Ⅱ конгресса Коммунистического Интернационала были весьма значительными, ибо они позволили пролетариату четырёх стран: Германии, Италии, Франции и Чехословакии — выковать свои коммунистические партии, играющие большую роль в европейской и мировой политике.

Конгресс исправил ошибки некоторых коммунистов, которые «отрицали необходимость работать в буржуазных парламентах, в реакционных профсоюзах, всюду, где есть миллионы рабочих, которых ещё одурачивают капиталисты и их лакеи из рабочей среды…» 6.

Под давлением революционных рабочих масс крупнейшие партии Ⅱ Интернационала вышли из него, пролетарские массы повернулись лицом к Советской России и к русской революции. Во всех капиталистических странах трудящиеся с восхищением следили за героической борьбой народов Советской России. Они видели, что ни блокада, ни агрессия армии и флота интервентов не могли сломить героическое мужество русских большевиков. Власть, завоёванная рабочими и крестьянами, осталась незыблемой, интервенты были разбиты. Большевики показали всему миру, что рабочий класс является отныне самым могучим рычагом прогресса. Так самим фактом своего существования Советская власть укрепляла в пролетариях всех стран чувство их собственной силы. Это величайшая услуга, оказанная и оказываемая русским пролетариатом мировому пролетариату! И потому пролетарии всех стран протягивали свою руку Советской России, шли к Ⅲ, Коммунистическому Интернационалу.

Во время нашего пребывания в Советской России мы лучше поняли всё значение этого громадного исторического события. В июле 1920 года мы заявили Национальному совету Французской социалистической партии, собравшемуся в Булони, что мы без колебаний и искренно стоим за присоединение к новому, Коммунистическому Интернационалу.


Накануне нашего отъезда во Францию мы попросили у Ленина свидания для того, чтобы попрощаться и поделиться с ним нашими впечатлениями. Он принял нас 28 июля чрезвычайно приветливо в своём маленьком, невзрачном и простом кабинете в Кремле. Беседа наша продолжалась полтора часа.

Он прежде всего нас спросил о положении во Франции, которую он очень хорошо знал. Он повторил нам, что восторженно относится к прошлому нашей страны, к французскому, и в частности к парижскому, пролетариату. Он характеризовал коммунистов как современных якобинцев. Он был убеждён, что методы Коммунистического Интернационала будут иметь во Франции большое будущее, поскольку они являются продолжением её подлинно революционных традиций.

К тому времени, когда состоялась наша беседа с Лениным, победоносная Красная Армия заканчивала разгром польских банд, вторгшихся в пределы Украины. Тогда французские и английские империалисты, организовавшие польскую агрессию, приняли меры к тому, чтобы остановить победоносное наступление красных войск и спасти белую Польшу от разгрома. Империалисты обеих стран послали в Варшаву тщательно отобранные части, массу вооружения и самые последние образцы смертоносного оружия.

Во Франции портовые рабочие Дюнкерка отказались грузить пушки и пулемёты для Польши, и Ленин просил нас передать горячую благодарность французским рабочим. Между прочим, Ленин сказал, что если рабочие и крестьяне Польши сами захотят социализма и рады будут Красной Армии, то в этом случае можно будет осуществить наступление. Если нет, то надо будет предложить Польше мир на самых приемлемых условиях, более приемлемых, чем те, которые требовали для неё дипломаты английского империализма.

Ленин в конце своей беседы с нами сказал, что капиталистическая Европа, которая в течение трёх лет принимала все меры для того, чтобы уничтожить Советскую республику, не добилась успехов. Теперь мы будем иметь относительный мир; мы используем его для перестройки нашей истощённой страны и для того, чтобы сделать её непобедимой.

Он спросил нас о наших впечатлениях. Мы ответили ему, что воспоминание о Советской России, которое мы сохраним, будет неизгладимым. Мы сказали ему, что, несмотря на страшную разруху, причинённую войной, мы наблюдали по всей стране энтузиазм, веру в будущее и мужество, которые являются прочным залогом победы.

Ленин был чрезвычайно доволен нашим ответом. Он сказал нам о том, как он желает, чтобы Франция быстро создала свою большую коммунистическую партию, за жизнью которой он будет следить с самым напряжённым вниманием. И в заключение нашей беседы он выразил сожаление, что не мог беседовать с нами раньше и более продолжительное время.

Назавтра мы уехали в Париж, куда прибыли 11 августа.


Мы решили немедленно отчитаться перед пролетариатом Парижа о выполнении порученного нам задания, и секретариат партии организовал собрание в парижском цирке, самом большом в то время помещении столицы. На наше собрание пришло более 40 тысяч трудящихся. Мы с трудом пробились к трибуне, и надо сказать, что никогда в этом громадном городе не было такого потрясающего, такого горячего, такого волнующего собрания французского народа, который в течение многих часов выражал своё восхищение Октябрьской социалистической революцией, о которой мы привезли ему самые свежие и самые радостные вести.

Нужно ли напоминать, как в соответствии с нашими обещаниями мы начали на страницах «Юманите», по всей Франции вести пропаганду за вступление в Коммунистический Интернационал? С 15 августа до 25 сентября 1920 года мы объехали всю страну; мы информировали наш народ о всех документах, о всех решениях Ⅱ конгресса Коммунистического Интернационала. Решения конгресса обсуждались в течение более 4 месяцев по всей стране, вплоть до самых отдалённых деревень. Никогда ещё обсуждение не было столь активным и всесторонним. И когда на съезде Французской социалистической партии в Туре (декабрь 1920 г.) стал вопрос о вступлении в Коммунистический Интернационал, большинством в две трети голосов съезд высказался за полное и безоговорочное присоединение к тезисам Ленинa об основных задачах Ⅱ конгресса Коминтерна и к тактике, которые привели на территории бывшей царской России к победе Советов, самой могущественной и самой прогрессивной власти всех времён и народов.

Примечания:

  1. Фроссар Людовик Оскар (1889—1946) — французский социалист: принимал участие в основании Французской коммунистической партии. В 1923 г. порвал с коммунистами и перешёл на сторону реформизма. Выступал против коммунистического движения и Советского государства. Ред.
  2. Ⅱ конгресс Коммунистического Интернационала проходил с 19 июля по 7 августа 1929 г. Торжественное открытие состоялось 19 июля в Петрограде. С 23 июля работа конгресса проходила в Москве. Заседания Ⅱ, Ⅲ, Ⅳ конгрессов Коминтерна проходили в Андреевском зале Большого Кремлёвского дворца. Коронация на царство совершалась в Успенском соборе Кремля. Ред.
  3. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 61. Ред.
  4. См. там же, т. 41, с. 152. Ред.
  5. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 215 — 235. Ред.
  6. Там же, с. 275. Ред.

Добавить комментарий