Воспоминания о Ленине. Т. 5.— М., Изд-во политической литературы, 1985.— сс. 83—87. ← Пролетарская революция, 1924, № 4, с. 34—39.

Ноябрь 1915 — июнь 1917 г.

Участие Ленина в швейцарском рабочем движении

Кто опубликовал: | 26.04.2020

Эти строки написаны почти исключительно по памяти, без использования важнейших печатных свидетельств того времени (газет и журналов) и почти без сверки с живыми свидетелями оного времени.

М. Б.

Печатается вторая половина статьи, посвящённая непосредственно В. И. Ленину.

Ред.

После Кинтальской конференции Владимир Ильич переехал в Цюрих. Борьба в швейцарской партии шла уже полным ходом. В первую очередь шла борьба из-за признания резолюций Циммервальдской конференции, в которой участвовали из швейцарцев Гримм, Платтен, Нэн и Грабер.

Как известно, Швейцарская социал-демократическая партия в лице ЦК отказалась от участия в Циммервальдской конференции. И швейцарские товарищи принимали участие в ней как представители отдельных местных организаций. После Циммервальдской конференции правление партии в длинном публичном заявлении, подписанном восемью её членами во главе с Грейлихом, пробовало объяснить свой отказ от участия в Циммервальдской конференции. Одновременно с этим заявлением «восьми» появилось и заявление меньшинства-правления партии, подписанное тремя членами его (Платтен, Фогель и Студер), с критикой заявления восьмёрки и приветствующее Циммервальдскую конференцию.

Этими публичными заявлениями началась борьба внутри партии за и против Циммервальда, окончившаяся в первой стадии на съезде в Аарау (20—21 ноября 1915 года) победой, и довольно значительной, циммервальдистов, причём на этом съезде Гримм идёт всё ещё вместе со всеми циммервальдистами. Нужно прибавить, что на этом съезде тов. М. Харитонову удалось настолько заострить резолюцию о признании Циммервальда 1, что такие явные социал-патриоты, как Грейлих и Иоганн Сигг, готовые уже на словах признать Циммервальд, отказались от этого, когда прошла формулировка Харитонова о необходимости революционной борьбы рабочего класса.

После того как на конференции в Кинтале вполне выявилось центристское крыло и часть швейцарской делегации перешла к центру во главе с Гриммом, борьба в швейцарской партии значительно обострилась. Вопрос состоял ужо не только в том, чтобы декларативно, на словах признать платформу Циммервальда, отвергавшую социал-патриотизм, а чтобы на практике в швейцарской повседневной работе бороться с социал-патриотизмом швейцарских социал-националистов, не только тех из бывших грютлианцев, перешедших в партию вместе со своими организациями 2, которые проводили на практике и в законодательных учреждениях социал-патриотическую линию, но и тех социал-демократов, которые на словах отрекались от германских шейдемановцев, а фактически делали то же самое в швейцарской политике. Борьбу за проведение в жизнь резолюций Циммервальдской и Кинтальской конференций пришлось начать в самой Швейцарии сразу и против правого крыла, и против центра, т. е. Роберта Гримма и его приверженцев, которые прикрывали предательскую работу правого крыла социал-демократии.

Ещё на съезде в Аарау в ноябре 1915 года Гримм выступали совместно с Циммервальдской левой не только за признание peшений Циммервальда, но и за резолюцию тов. Харитонова, призывавшую к активной революционной борьбе. Но после Кинтальской конференции Гримм начинает возглавлять центристское направление в швейцарской партии, что особенно проявилось на Цюрихском съезде Социал-демократической партии Швейцарии при обсуждении вопросов о финансовой политике партии, а также вопроса о милитаризме.

Необходимость организации в швейцарской партии на базисе так называемой Циммервальдской левой — группы, которая повела бы борьбу и с центристскими элементами, сделалась насущной. В организации этой группы Владимир Ильич принял самое активное участие. В среде членов «Eintracht’a» 3 и Союза молодёжи было достаточно элементов, сознательно стоявших на точке зрения Циммервальдской левой. Правда, «Eintracht» доживал как самостоятельная организация свои последние дни, и в конце 1916 года ей пришлось рассосаться по городским районам. Это в значительной степени содействовало укреплению связи с районными организациями и послужило нам на пользу.

Наша группа левых циммервальдистов через своих товарищей из «Eintracht’a» связывалась, таким образом, со всеми партийными рабочими организациями города, с профсоюзами и организациями молодежи и женщин. В состав этой группы входили и руководители Союза молодежи, и организации женщин, и бывшие «Eintracht’овцы». Из них в моей памяти осталось несколько имен: Платтен, Мюнценберг, Шнепф Риэгг, Бухер, Элленбоген (из организации женщин), Моцный (руководитель союза кожевников), Тростель, рабочий Кауфман (швейцарец), которому очень обрадовался Владимир Ильич, а из русских товарищей, работавших активно в швейцарском рабочем движении, были тт. Харитонов, Харитонова, Радек и другие.

Собирались мы регулярно, один раз в неделю, в маленьком рабочем ресторане «Stüssihof», неподалеку от квартирки Владимира Ильича. Там обсуждались актуальные вопросы партийной политики, выступления наши на партийных собраниях, а также не в меньшей мере вопросы организационного характера. Мы провели за короткий сравнительно период времени (с осени 1916 по весну 1917 года) под руководством Владимира Ильича несколько политических крупных кампаний. Первая — это борьба «за власть» в городской организации на общегородском цюрихском партийном собрании, борьба за резолюцию по вопросу о «защите отечества» на кантональном съезде партии в Тёссе (под Винтертуром) и за созыв экстренного всешвейцарского партийного съезда, которому грозил срыв со стороны правых.

Группа наша начала издавать листовки под фирмой левых циммервальдистов. Первая такая листовка к рабочим, написанная популярно и агитационно Шнепфом, вышла и была распространена на гроши, собранные среди нас. Вторая листовка, так же как и первая, детально обсуждавшаяся, написана была тов. Радеком на тему о необходимости борьбы с центристами, к сожалению из-за финансовых соображений не появившаяся в печати 4.

Было несколько собраний, на которых обсуждались тезисы о милитаризме и платформе левых циммервальдистов и т. п.

Во всей работе Циммервальдской левой Швейцарии, как эта организация называлась, Владимир Ильич всегда вместе с Надеждой Константиновной принимали самое деятельное участие.

И вообще Владимир Ильич очень внимательно следил за швейцарским рабочим движением. Почти всегда приходил на общегородские партийные собрания как рядовой член швейцарской партии, но никогда не выступал, за одним исключением: в октябре 1916 года на Цюрихском съезде швейцарской социал-демократии Владимир Ильич произнёс приветственную речь от имени ЦК РСДРП на немецком языке, читая её по рукописи. Вероятно, только благодаря этому она целиком попала в протокол съезда 5.

Речь эта в значительной своей части даёт политическую оценку террористическому акту Фрица Адлера против австрийского министра Штюргка. Владимир Ильич, выступая на швейцарском съезде, даёт как бы указания австрийским рабочим, как нужно связывать террористические акты с массовым революционным движением, чтобы они не пропали даром.

По вопросу об оборончестве, при выработке резолюции о милитаризме, которую нужно было провести на Цюрихском кантональном съезде в Тёссе, Владимир Ильич написал свои примечания к проекту резолюции, выработанной при участии Платтена. Рукопись этих примечаний нашлась в моих бумагах 6. Было крайне важно провести нашу резолюцию на этом кантональном съезде, ибо раньше чем провести её на общешвейцарском съезде, пришлось бороться ещё за созыв такого съезда, на котором должен был обсуждаться вопрос о милитаризме.

8 января 1917 года правление партии опубликовало извещение о том, что ЦК партии постановил временно отложить созыв экстренного съезда для обсуждения вопроса о милитаризме, решение о созыве которого принял Цюрихский съезд в 1910 году. ЦК объяснял своё решение желанием дать высказаться кантональным съездам и обещал публиковать резолюции по этому вопросу на страницах печати.

В том же номере «Volksrecht’a», в котором было напечатано это извещение, помещена заметка рабочего с возмущением по поводу этого постановления. Заметка эта принадлежала перу члена нашей группы тов. Шнепфа, который, сам типограф, узнав о постановлении ЦК партии, тут же принял свои меры — в том же номере постарался поместить и свой протест против постановления.

Этим вопрос не решался: во-первых, нужно было мобилизовать партию на её кантональных съездах, а во-вторых — на собраниях рабочих. Съезд должен был состояться в феврале, а его откладывают, причём за отсрочку съезда голосовал Гримм. Этому вопросу посвящено и открытое письмо Владимира Ильича к Нэну как члену Международной социалистической комиссии в Берне. Не знаю, было ли это письмо где-либо опубликовано 7. Что это письмо подействовало, следует из того, что, когда, после назначения вторично срока созыва экстренного съезда на июнь 1917 года, появились голоса за вторичную отсрочку, выступил уже Гримм с брошюрой против отсрочки, в которой, однако, он уже явно отмежёвывался от программы левых циммервальдистов и резолюции, получившей большинство на съезде в Тёссе. Но это ему не помогло, ибо на состоявшемся съезде в Берне в июне 1917 года, на котором Гримм не присутствовал (он был тогда в Стокгольме и дожидался разрешения Милюкова на въезд в Россию), большинством голосов прошла резолюция левых, вызвавшая неслыханную оппозицию со стороны явных и скрытых социал-патриотов.

Это была большая победа группы левых швейцарских циммервальдистов, но крупного политического впечатления вне Швейцарии она уже не произвела. Конец монополии Швейцарии на свободное изъявление революционных мыслей был положен Февральской революцией в России. Владимира Ильича и значительной части русских большевиков уже тогда в Швейцарии не было. В апреле первая группа активных большевиков уехала в Россию 8.

Открыто было более широкое и более значительное поле для применения революционной мысли и революционной энергии Владимира Ильича, который и в маленькой Швейцарии, в… проблемах этой страны видел отражение и проявление крупных мировых задач и своим участием содействовал разрешению местных проблем в определённом направлении, в полном соответствии с основными задачами мировой революции.

Примечания:

  1. Дополнение Харитонова гласило: «Партия добивается мира на основе принципов, принятых на Циммервальдской конференции, и убеждена в том, что такой мир может быть достигнут не продолжением войны, а только революционной деятельностью рабочего класса». (См.: «Протокол съезда», с. 99). М. Б. (Protokoll über die Verhandlungen des Parteitages der Sozialdemokratischen Partei der Schweiz vom 20. und 21. November 1915, abgehalten im Saalbau in Aarau. Luzern, 1916, S. 99. Ред.)
  2. Часть неуклонных грютлианцев осталась вне объединённой партии при слиянии организаций, образуя чисто социал-национальную партию. М. Б.

    Грютлианцы — члены Грютли-союза, швейцарской мелкобуржуазной реформистской организации, основанной в 1838 г. в качестве просветительного союза ремесленников и рабочих; в 1901 г. Грютли-союз присоединился к швейцарской с.‑д. партии, в 1925 г. он окончательно слился с ней. С 1851 г. союз издавал в Цюрихе газету «Grütlianer»; в период первой мировой войны (1914—1918) она стояла на позициях социал-шовинизма. Ред.

  3. «Eintracht» («Verein Eintracht») — объединение левых социал-демократов, действовавшее в Цюрихе в составе Социал-демократической партии Швейцарии в годы первой мировой войны. Ред.
  4. Точное заглавие: «Warheit und Klarheit über die Lage in der Schweizerischen Sozialdemokratie» («Правда о положении дел в швейцарской социал-демократии»). Рукопись этой листовки нашлась у меня среди моих швейцарских бумаг. Но напечатанной первой листовки у меня не оказалось. М. Б.
  5. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 180—183. Ред.
  6. Автор, по-видимому, имеет в виду следующие документы: «Исправления, подчёркивания и пометки на проектах резолюции Ф. Платтена» (см.: Ленинский сб. ⅩⅦ, с. 56—65) и письмо М. Г. Бронскому, написанное в начале декабря 1916 г.; в письме В. И. Ленин сформулировал пять основных пунктов, которые, по его мнению, должны были войти в резолюцию левых по военному вопросу. (См.: Полн. собр. соч., т. 49, с. 337). Ред.
  7. Это письмо В. И. Ленина в момент написания данных воспоминаний опубликовано ещё не было; впервые оно было напечатано в журнале «Пролетарская революция» (1924, № 4, с. 243—250). (См.: Полн. собр. соч., т. 30, с. 286—295). Ред.
  8. Первая группа политэмигрантов во главе с В. И. Лениным выехала из Цюриха 9 апреля (27 марта) 1917 г. Ред.

Добавить комментарий