Глеб Таргонский. Сонгун — стратегия социализма ⅩⅩⅠ века // АПН Северо-Запад

15.04.2020

Сонгун — стратегия социализма ⅩⅩⅠ века

Кто опубликовал: | 01.09.2020

15 апреля 1912 года родился один из выдающихся лидеров мирового социалистического движения Ким Ир Сен. Значение его для истории было велико как при его жизни (образование Компартии Кореи, борьба с японскими оккупантами, установление народной демократии после 1945 года, отражение американской агрессии в Корейскую войну, восстановление и укрепление экономики КНДР и помощь многочисленным социалистическим странам и движениям), так и после его смерти.

Ведь разработанная им практика служит народу КНДР до сих пор и изучается сотнями тысяч активистов по всему земному шару. А вчера, 14 апреля, КНДР отметила грядущий праздник очередным запуском крылатых ракет, продемонстрировав свою решимость отстоять завоевания социализма. Гибель советских государств в СССР, Восточной Европе и т. д. в 80—90‑х гг. ⅩⅩ века стали результатом борьбы двух миров: капиталистического и социалистического. Борьба эта шла с 1917 года и велась на всех уровнях: экономическом, политическом, военном и идеологическом. Иногда дело доходило до прямых столкновений (интервенция в годы Гражданской войны, Вторая Мировая война), иногда шла в режиме экспансии и «холодной войны». Две системы использовали разные стратегии для победы в этом эпохальном противостоянии. Критерий истины — практика, критерий стратегии — победа или поражение. Выбор стратегии в позднем СССР и соцлагере был ошибочным, если не сказать предательским. Он привёл к катастрофическому положению, отбросил левые силы на десятилетия, если не столетия назад. Но не все советские страны ждала катастрофа. КНДР под руководством народа и народных вождей, представителей Трудовой партии Кореи товарища Ким Ир Сена и Ким Чен Ира выбрали стратегию, которая позволила: сохранить суверенитет своей страны, сохранить народный характер политического строя и экономики, выстоять в жёстком противостоянии с мировым империализмом, демонстрировать необычайно высокий рост экономики, науки, культуры, то есть прогресса.

Важнейшей составляющей этой кимирсеновской стратегии является революционное учение сонгун. Дословно этот термин можно перевести как «армия на первом месте», и, несмотря на то, что официальную силу он получил только после смерти Ким Ир Сена в 1995 году, тем не менее сущность его была сформулирована за пятьдесят лет до этого и именно по ней жил и боролся корейский народ, и не только он. Особенностью революционных стратегий во все эпохи было то, что они по сути являлись эссенцией народной практики освобождения. Подлинные революционные теоретики меньше всего похожи на классических кабинетных учёных. Маркс и Энгельс создавали свой «Манифест коммунистической партии» в вихре революции 1848 года 1. Маркс до этого имел обширную журналистскую практику, собирая материал о жизни беднейших немецких пролетариев, Энгельс и того больше стал боевым командиром революционного отряда города Эльберфельд. Ленин, Сталин и их соратники прошли революционный путь от подпольных конспиративных кружков до гражданской войны, прежде чем выковать основные принципы своих теорий. Че Гевара пришел к понятию «фокизма» во время партизанской войны в кубинской сельве. И все они развивали и подытоживали боевой опыт восставшего народа.

«Народные массы — это учитель во всём, творец всего», учил Ким Ир Сен и сам не был исключением. Он рос в семье с серьёзными национально-освободительными традициями. Его дед Ким Бо Хён организовал отпор американским пиратам. Его отец Ким Хен Чжик был активным организатором антияпонской борьбы. Именно он завещал сыну два пистолета и известный тезис «найди два пистолета и боевого товарища», тем самым передав сыну организационный принцип партизанской ячейки. Ким Ир Сен рано вступил в борьбу с японскими захватчиками, которые проводили в Корее две стратегии: «политику сабель» (когда все японские чиновники вплоть до школьных учителей носили мечи и сабли и готовы были пустить их в ход) и политику найсэн иттай, когда корейцев принуждали отказываться от своего имени, своей культуры и языка. Ким Ир Сен был один из организаторов компартии Кореи, ибо рано понял, что только социалистическая практика сможет освободить корейский народ как от гнёта иноземцев, так и гнёта своих помещиков и богатеев, среди которых большинство были отъявленными коллаборационистами.

В горах и лесах Манчжурии, в схватках с врагом выковалась стратегия партизанской войны, окончательно оформившаяся в период знаменитого Калуньского совещания: опираемся на народ, сражаемся за него, включаем его в борьбу. Но сам партизанский отряд отнюдь не был простой единицей: это была школа будущей жизни, школа социализма. В этом Ким Ир Сен и его товарищи были прилежными учениками как советских товарищей с их практикой РККА, так и китайской теории затяжной народной войны Мао Цзэдуна. Партизанский опыт Ким Ир Сена и его победы послужили серьёзной основой для укрепления авторитета коммунистов в корейском обществе. Это во многом повлияло на рост коммунистических настроений на Корейском полуострове после 1945 года. Первой задачей молодого правительства был переход от партизанских отрядов к современной регулярной армии, которую Ким Ир Сен и его товарищи решили, сохранив главную политическую функцию: функцию воспитания корейцев через армейский коллектив и советские идейные принципы. Армия, как и Трудовая партия Кореи превращалась в монолит, ибо, по выражению Ким Ир Сена, «дерево, пустившее в землю глубокие корни, устроит на любых сильных ветрах. Подобно этому, партия не боится никаких потрясений, когда её глубокие корни — в широких массах». Именно это обеспечило успехи КНА в период отражения американской агрессии в 1950—53 годах. Американские генералы и их союзники неоднократно отмечали высокий боевой дух, из расистских соображений списывая его на некий «азиатский менталитет». Конечно же, дело не в нём, учитывая, что всего за сорок лет до этого корейцы практически без сопротивления покорились Японии.

В Корейскую же войну американцы, например, применили против корейцев и их китайских товарищей столько взрывчатых веществ в бомбах и снарядах, сколько было израсходовано в период Второй Мировой войны. Но за десятилетия до этого корейские коммунисты сумели организовать массы, вооружившись идеей, что «если и есть на свете всемогущее существо, то это не что иное, как народные массы». Сплотив широкие массы корейских рабочих, крестьян и прогрессивной интеллигенции и удалось создать мощную армию и крепкий тыл. И потери компенсировались, ибо корейский народ не смогли тогда сломить, да и уничтожить, «вбомбить его в средневековье» тоже не получилось. «Силы отдельного человека имеют предел, но силы народных масс неисчерпаемы», учил Ким Ир Сен и на практике реализовал этот тезис. И в мирное время армия продолжала играть ведущую роль в корейском обществе, так же как РККА и Советская армия играла такую же роль в структуре Советской власти. Но вся разница была в том, что в КНА на корню уничтожили те силы, которые вели к «профессионализации», превращении армии в касту «служилых людей», в оплот карьеристов. Продолжая партизанские традиции воспитания и самовоспитания за сорок лет корейское руководство укрепило этот институт общества, что повлияло на то, что в КНДР не разрослись бациллы «перестроечного» предательства. Итак, по Ким Ир Сену армия не была только лишь утилитарным инструментом ведения войны. Она оставалась политической школой, пронизывая всё корейское общество. Кстати, тем, кто любит укорять КНДР в некой «диктаторской власти», неплохо бы узнать, что помимо КНА там действует Рабоче-крестьянская Красная гвардия — по сути ополчение, у которого в свободном доступе есть широкий арсенал: от стрелкового оружия до систем залпового огня. Любопытный парадокс, вы не находите: в стране «диктатуры» народ имеет доступ к оружию, в странах «демократии» этот доступ либо ограничен, либо сведён на нет, вплоть до создания профессиональной контрактной армии. Как писал Ким Ир Сен «глаза масс всё видят».

Многофункциональность армии позволила КНДР преодолеть тяжёлое последствие санкций, которые обрушились на страну за отказ провести у себя рыночные реформы в 1990‑е годы. Этот период получил название Трудный поход. Армия сыграла значительную роль в преодолении голода, в строительстве важнейших объектов народной экономики. И тут нет никакого противоречия: подлинно народная армия, что в партизанском, что в регулярном виде — это институт решения народных проблем: работа стамеской или отбойным молотком так же почётна, как работа автоматом и гаубицей. Краеугольным камнем сонгун является верность социализму. По словам Ким Ир Сена, под которыми подпишется каждый гражданин КНДР, «социализм принадлежит народу. Измена социализму — измена народу». И спустя двадцать шесть лет после его смерти граждане КНДР, крестьяне, рабочие, интеллигенция и военные подписываются под словами главы Госсовета Ким Чен Ына «Скорее солнце взойдет на западе, чем мы откажемся от социализма». В настоящее время учение сонгун, как я сказал выше, изучают активисты разных стран. Мы видим, что учение о народной армии, как одном из главных институтов социализма по прежнему актуально, причём не только в КНДР. Заложил его талантливый сын корейского народа, который не мыслил своей жизни без служения ему и посвятил этому достойному занятию всю свою жизнь. Он оформил результат коллективного народного творчества в перспективную теорию, которая, став практикой, овладела жизнью миллионов людей. Сонгун — это одна из самых актуальных стратегий антиимпериализма, антикапитализма и подлинно народной демократии. Как учил Ким Ир Сен, «мир движут не деньги или атомная бомба, а великие идеи».

Примечания:

  1. Не совсем так. «Манифест» был написан в декабре 1847 — январе 1848 г. и опубликован 21 февраля, когда революция только начиналась.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий