Архив автора: targonskiy

Венок Пуришкевича, или как заставить Ленина плакать?

Кто опубликовал: | 30.05.2022

30 мая 1918 года в Ялкалском санатории под Выборгом умирает Георгий Валентинович Плеханов — один из первых марксистов России, один из основателей РСДРП и газеты «Искра». 9 июня его тело предают земле на Волковском кладбище рядом с могилой Белинского. Перед этим открытый гроб пронесли по улицам Петрограда. Тысячи петроградцев вышли на траурное шествие, чтобы почтить память этого яркого политика и трибуна, люди всё прибывали и прибывали, на Невском остановилось движение.

Как известно, Плеханов был учителем и товарищем Ленина, но после Ⅱ съезда РСДРП Георгий Валентинович совсем недолго пробыл в лагере большевиков. Позже он стал одним из глав меньшевиков, одно время выступал за союз социал-демократов и кадетов, а в годы Первой Мировой войны превратился в «оборонца» и открыто выступал против тезиса Ленина о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Наконец, когда весной 1917 года почти одновременно с Лениным Плеханов вернулся в революционную Россию, то стал активным противником большевистской линии, а «Апрельские тезисы» Ленина просто называл бредом.

Октябрьскую революцию он встретил на своих меньшевистских позициях, прямо заявив, что «несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая заставит его отступить далеко назад от позиций, завоёванных в феврале и марте нынешнего года».

Как известно, Ленин, хотя он много раз критиковал позицию Плеханова, через всю жизнь пронес трепетное отношение к своему учителю. Каждый раз вступая в полемику с Плехановым, он испытывал досаду и горечь, о чём сохранились многочисленные свидетельства его товарищей и родных.

Между тем, на упомянутом выше траурном шествии прошла очень яркая акция, подготовленная самым известным реакционером думской эпохи, Владимиром Пуришкевичем. Кстати, Пуришкевич за активное участие в заговоре Каледина, за призывы «вешать» советских депутатов в конце 1917 года был арестован и… отпущен на свободу уже в мае. На похороны он, как одиозная фигура, не пошёл, но отправил двух своих молодых сторонников. Как вспоминает участник траурной церемонии А. С. Изгоев:

«На похоронах Г. В. Плеханова рядом со мной, нёсшим зелёный кадетский венок, шла маленькая депутация от Союза Михаила Архангела, обращавшая на себя всеобщее внимание. Двое юношей, сложив стулом кисти своих рук, несли небольшой крест, красиво перевитый зелёным плющом. На кресте надпись:

Русь диктовала б мир своим врагам в Берлине,
Когда б народ наш шёл путём, указанным тобой.

В. Пуришкевич».

Когда Ленину рассказывали об этой акции Пуришкевича, то он по ходу повествования «страшно бледнел», а когда ему процитировали строки Пуришкевича, то не выдержал и расплакался. Он не выдержал, что его учитель, человек так повлиявший на его жизненный выбор, оказался тем, кого хвалят самые страшные враги революции — черносотенцы.

Неизвестно, узнал ли Пуришкевич о том, что его акция привела к слезам Ленина. Автор не нашел никаких упоминаний об этом. Как бы то ни было, радоваться Пуришкевичу оставалось недолго. Он бежит на Дон, пытается воссоздать там свой «Союз», но безуспешно. Перед смертью от тифа в 24 января 1920 года он наблюдает как гибнут под ударами красных войск надежды и монархистов, и тех же меньшевиков, на смерти лидера которых он сделал самую яркую политическую акцию весны 1918 года.

Безумный «маузер» или Владикавказская дорога классовой ярости. Боевой эпизод 1919 года.

Кто опубликовал: | 18.05.2022

1919 год. Невинномысск. По важнейшей артерии региона — Владикавказской железной дороге — белые и красные двигают немногочисленные войска. Отряды ведут бои за отдельные станции, наступают, отступают, теряют бойцов в многочисленных контратаках.

Во время боёв за станцию Злодейск белые, воспользовавшись преимуществом в живой силе и технике, пошли в очередную атаку со стороны станции Курсавка. В составе их сил были два бронепоезда и несколько казачьих эскадронов. Это была более чем грозная сила, учитывая, что им противостояла поредевшая в боях красная пехота и одно шестидюймовое орудие. Правда, белые не знали, что в отряде присутствует сам Антон Васильевич Близнюк, у которого был «маузер», немного взрывчатки и мотоциклет, на котором было написано «Смерть гидре!»

Что произошло дальше сухо, но тем не менее необычайно красочно, описано в газете «Коммунист» № 106 от 26 июня 1919 года:

«Тов. Близнюк сбил одним выстрелом шестидюймовки белогвардейский паровоз, а когда увидал в подзорную трубу приближение других белогвардейских бронированных поездов, то один на мотоциклете пробрался к ним в тыл, пироксилиновыми шашками взорвал железнодорожный путь и, преследуемый белогвардейской кавалерией, успел вернуться к своим. Наши немедленно пошли в наступление и, благодаря подвигу тов. Близнюка, взяли два бронированных поезда, с 9 орудиями, 17 миномётами, 20 бомбомётами, 102 пулемётами, большим количеством винтовок, снарядов и другого военного имущества, а также захватили в плен 180 белых офицеров и 60 казаков».

Стоит также дополнить, что во время преследования казаками, Близнюк отстреливался из «маузера» и был несколько раз ранен. После этого боя он был отправлен в московский госпиталь, где и был награждён Орденом Красного Знамени и своим любимым оружием «маузером», но на этот раз именным.

Надо сказать, что Близнюк и до этого отличался на фронтах классовой войны. Еще в феврале 1917 года в Петрограде он, будучи солдатом, руководит рабочим отрядом и очищает Васильевский остров от засад полицейских. Затем быстро становится видным депутатом солдатского совета, поддерживает большевиков, становится их агитатором и инструктором рабочих ополченцев. Как агитатор большевиков, он объездил все Закавказье и Персию.

В начале 1918 года он вступает в Красную армию, воюет в составе знаменитых кочубеевских отрядов. В одном бою он прикрывает отход своих и несколько часов отстреливается из пулемета, не желая сдаваться. Когда заканчиваются ленты, он отстреливается из «маузера», затем долго бьётся с казаками его рукояткой. Казаки рубят его шашками, но Близнюк выживает, хотя и теряет глаз. Добравшись до своих, просит винтовку и, несмотря на раны, снова идёт в атаку. Не долечившись в госпитале, снова спешит в строй. В других боях под Моздоком он попадает в плен, его пытают и отправляют на расстрел, но он, оглушив конвоиров, скрывается и снова дерётся с белыми.

К сожалению, следы героя после госпиталя теряются. В ряде источников указывается, что он вернулся на фронт и погиб. В других — что он стал личным телохранителем Троцкого (не подтверждается). В третьих, что он благополучно пережил войну и вернулся к жизни крестьянина. Надеемся, что впоследствии удастся обнаружить следы деятельности этого удивительного человека.

Манолис Глезос: первый партизан умер непобеждённым

Кто опубликовал: | 07.09.2020

Манолис Глезос30 марта не стало великого гуманиста, коммуниста и большевика Манолиса Глезоса. Не стало прекрасного человека, но в вечности осталась личность, великая личность, которую выковала суровая эпоха. Личность, которая смогла повлиять на эту эпоху, личность, которую даже врагам не удается покрыть грязным слоем лжи и замалчивания. Ибо Манолис Глезос вписал своё имя в историю поступками настоящего бойца Коминтерна, каким он оставался до последних секунд своей жизни.

Один из самых известных греков современности, непримиримый борец за права трудящихся, за социализм против капитализма и империализма, бесстрашный воин, тонкий интеллектуал, блистательный организатор, политик, экономист, писатель, историк, геолог, лингвист… Список можно продолжать и продолжать. Глезос был бриллиантом, который своими гранями отражал величие прошлых веков: он и титан эпохи Возрождения, сочетающим теорию и практику в смелых экспериментах, и разносторонний энциклопедист, и талантливый конспиратор и партизан, и скрупулёзный ученый индустриальной эпохи, и красный трибун из когорты Третьего Интернационала.

Но несмотря на величие личности, он не был похож на «наполеонов» прошлых эпох, надменных, взметённых своим гением выше толпы, морали и истории. Нет, он был героем-Танталом, он не мог жить и бороться вне своего народа, вне рабочего класса, он питался его смыслами, он жил его борьбой. И он отдал этой борьбе всего себя без остатка и навеки останется в истории в пантеоне красных партизан.

Герой Акрополя

Он родился в 1922 году в бедной крестьянской семье на острове Наксос в Эгейском море на стыке Европы Азии. Нищая, разоренная после Первой Мировой и Греко-Турецкой войн страна вступала тогда в период экономического упадка, который усилился с Великой депрессией. Сотни крестьянских хозяйств разорялись и десятки тысяч «хорикос» бросали землю, в которой лежали их деды и прадеды. Кто-то уехал из страны как будущий миллиардер, хозяин танкеров, самолётов, «плавающих дворцов» и по совместительству муж Жаклин Кеннеди Аристотель Онассис. Кто-то, как семья Глезосов, тянется в Афины, чтобы пополнить армию промышленных рабочих и докеров.

Денег не хватало ни на что. Семья ютилась в маленькой комнатке в районе трущоб, еда в 20—30‑е гг. была более чем скромной. Манолис успешно заканчивает школу и поступает в Высшую школу экономических и коммерческих исследований, что удивительно: ведь кроме учёбы он работает то помощником аптекаря, то грузчиком.

В школе юноша становится идейным коммунистом, причём, как это часто бывает, благодаря антикоммунистической пропаганде. Учитель изъял у старшеклассников книги Маркса, Ленина, Сталина и устроил из них костёр, попутно излагая, какой ужасный и безбожный социализм всякие смутьяны хотят устроить в богоспасённой Элладе. На вопрос школьников, а кто же лучше, учитель объявил: конечно, фашизм. Дети переглянулись: в это время Додеканисские острова были оккупированы как раз итальянскими фашистами. Понятно, кто против кого…

Вообще, период юности нашего героя пришелся на восстановление в стране монархии и по сути на установление режима крайне правого премьер-министра Иоанниса Метаксаса. Это был крайне жёсткий правитель, которому, однако, не раз пришлось скрежетать зубами от бессильной ярости. Он ненавидел коммунистов, но был вынужден под угрозой провала выборов пойти им на уступки (например, объявил 8‑часовой рабочий день), повторял клич про Великую Грецию от Албании до Константинополя, а на деле, понадеявшись на британских союзников, довёл страну до немецкой и итальянской оккупации.

Глезос всегда презирал Метаксаса, высмеивал его в подпольной студенческой газете. В это время круг чтения юноши захватывает труды Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Он всё более склоняется к идее социалистической революции. Греция богата ресурсами, она выгодно расположена, её многотысячелетняя культура и история вдохновляли всё человечество. А какой трудолюбивый и талантливый народ! Но что же мешает ему выйти из вечного кризиса? Конечно, клика во главе с королем и его полномочным диктатором, которые готовы отдать чуть ли не всю Грецию на откуп англичанам.

В 1940‑м году итальянская армия вторгается в Грецию. Глезос прекрасно помнил стихийную демонстрацию в Афинах 28 октября 1940 года, когда он, в толпе рабочих и студентов кричал «Оружия!», «Мы будем воевать!». Сейчас этот день в Греции является национальным праздником «Охи!», что переводится как «Нет!»

Именно так Метаксас ответил на требования Италии отдать свою территорию. Но многие греки помнят, что также он ответил на призыв народа вооружить его. Метаксас никогда не доверял вооружённому народу. Он больше полагался на кадровых офицеров из буржуазных семей и английскую военную помощь. Глезос бросает учёбу и идёт в военкомат, прибавив себе лишний год. Но его, как и тысячи других добровольцев «бракуют» за ненадобностью и Глезос возвращается к книгам по экономике и политике. Впрочем, он замещает в порядке волонтёрства несколько экономистов из госучреждений, что даёт ему бесценный опыт в мире смет, учёта и статистики.

Но в 1941 году уже германская военная машина проходится катком по Пелопонесскому полуострову. Всего за каких-то двадцать четыре дня немцы вышвыривают из Греции небольшой английский корпус и победным маршем проходят по Афинам.

Глезос, как и сотни тысяч его соотечественников, видит, что простой народ теперь пожинает плоды политики чванных господ, которые, понадеявшись на оружие сильного союзника, не сделали ничего для создания своего оружия, армии. Правители предпочли позорно сдать страну врагу, чем вооружить народ.

Многих людей захватывает водоворот исторических лихолетий, часто против их воли. Что касается Глезоса, то он смело нырнул в него. До этого никому не известный Манолис вместе со своим бывшим одноклассником Апостолом Сантасом (подпольная кличка Лаки) решают, что раз взрослые и важные дяди решили покорно сдаться или сбежать, то кроме молодёжи некому дать отпор захватчикам. Сперва они делают «коктейли Молотова» и поджигают машины, обслуживающие немецкий аэродром. Как буднично вспоминал Глезос шестьдесят лет спустя: «Какие-то не загорались, какие-то горели».

Оккупировав Афины, немцы с помпой водрузили над древним Акрополем нацистский флаг. Ведомство Геббельса тщательно растиражировала этот ритуал установления южных границ Тысячелетнего рейха. Акрополь тщательно охраняли и тем не менее на рассвете 31 мая 1941 года флаг был сорван. Немцы объявили тревогу и устроили облавы, срочно повесили новый флаг, но было уже поздно: к полудню весь город знал об этом знаковом событии. Слухи просочились в посольства нейтральных стран, а из них в мировую прессу. Весь мир был поражён. Сам генерал де Голль объявил неизвестного, совершившего этот подвиг, «первым партизаном Второй Мировой войны». И кто бы мог подумать, что сделали это не суровые диверсанты и не опытные офицеры, а простые семнадцатилетние парни Манолис Глезос и Апостол Сантас? Манолис принёс флаг домой и показал матери, которая, несмотря на то, что немцы приговорили похитителей к расстрелу заочно, благословила его на борьбу. Всё только начиналось…

Немцы установили режим жёсткой оккупации, обложив народ всеми мыслимыми налогами и поборами. Греки должны были кормить немецкие и итальянские гарнизоны, саму Германию и даже экспедиционный корпус Роммеля в Африке. Народ зачастую восстаёт с вилами и серпами против пушек и танков. Манолис включается в подпольную работу, руководит саботажем и агитацией. Дважды попадает в лапы гестапо и итальянской контразведки и чудом избегает смерти, сумев прикинуться случайным человеком, попавшим под подозрение. Но тюрьма не проходит даром: Глезос заболевает туберкулезом. В это время он узнает страшную весть: за участие в Сопротивлении расстрелян его брат Никос.

В 1944 году, когда война клонится к завершению, Глезос вновь попадает в тюрьму. На этот раз он попадает в лапы греческих коллаборационистов, бежит от них, вновь включается в подпольную работу.

Тюремные университеты

Война закончилась, немцы изгнаны. В Грецию возвращаются старые хозяева. Они сходят с трапов судов и самолетов, любезно предоставленных Великобританией, также как и воинские контингенты. Здесь министры, переждавшие войну в безопасности, и их английские покровители спелись с бывшими прислужниками немцев и стали давить любое проявление народовластия.

Вновь поднимается народное сопротивление. Глезос планирует и осуществляет несколько диверсий. Так, однажды, он организует подрыв британского штаба, но в последний момент отменяет операцию, так как узнаёт, что в это время там будет присутствовать сам Уинстон Черчилль. Глезосу не хотелось причинить вреда участнику «ялтинской тройки», на тот момент соратнику Сталина по борьбе с фашизмом и нацизмом.

Глезос к тому времени стал главным редактором главного печатного органа КПГ «Ризоспастис» («Радикал»). Начинается Гражданская война, в которой жестоко подавляют всякую оппозицию и Глезоса арестовывают и в 1949 году приговаривают к смертной казни. Но народный и международный резонанс был столь велик («Казнить первого партизана Второй Мировой? А фашистов точно вышвырнули из Афин?»), что власти «милостиво» приговаривают его «всего лишь» к пожизненному заключению. И, удивительное дело, в 1951 году Глезоса, сидящего в тюрьме, выбирают депутатом парламента (власти позорно его аннулируют). По амнистии Глезоса освобождают, но в 1958 году его вновь арестовывают по обвинению в шпионаже в пользу СССР. И вновь он, находясь за решёткой, становится депутатом, и вновь власти аннулируют мандат!

Во время режима печально известных «чёрных полковников» Глезос вновь приговаривается к заключению. Его товарищ по подвигу на Акрополе Сантас также провел несколько лет в тюрьмах и лагерях, попросил политического убежища в Канаде, но вернулся на Родину в 1962 году. Умер в 2011‑м…

Тюрьма не сломила Глезоса. Он штудирует книги по истории, социологии, политике, геологии, астрономии, пишет статьи. Он в совершенстве выучивает английский, французский, итальянский языки. Знал русский настолько хорошо, что, находясь впоследствии в СССР, улизнув от соответствующих органов, свободно общался с советскими гражданами, которые принимали его за своего, только с небольшим южным акцентом. Для многих в мире он был символом сопротивления, борьбы за гражданские права и свободы. В СССР и странах соцлагеря его имя стояло в ряду мучеников Мартина Лютера Кинга, Альенде и Нельсона Манделы. В честь него выпускали марки, писались книги, выпускались фильмы (например, «Манолис Глезос. Сын Эллады» 1963 г.)

Глезос по прежнему, даже находясь в тюрьме, являлся нравственным ориентиров для греческого общества, красным партизаном на переднем крае борьбы.

«Эра демократии», наступившая в начале 80‑х гг.— это и его огромная заслуга.

Великий эксперимент на Наксосе

В восьмидесятые Глезос дважды становится депутатом парламента. В 1986 году — депутатом Европарламента. Глезос всегда выступал за единую Европу, но не скрывал, что видит её как минимум социал-демократической. Кстати, в свое время Хрущёв носился с предложением Глезоса о введении единой валюты для стран СЭВ. Наши советские аппаратчики её саботировали, а в 1990‑е её взяли на вооружение уже в Евросоюзе.

Глезос принял правила парламентской битвы и нельзя сказать, что он был в ней слабаком: его противники отмечают, что он умел и сколачивать коалиции, и лоббировать нужные инициативы и давить конкурентов и кулуарно и в прямых дебатах. На его счету десятки отклонённых инициатив неолиберальных «хозяйчиков», оптимизирующих всё и вся.

Коммунистов часто упрекают в том, что они не показывают положительного примера. Призывы отправить коммунистов строить СССР куда-нибудь на Новую Землю давно стали расхожим антикоммунистическим мемом.

Удивительно, но в 1986 году Глезос добровольно уходит из Европарламента, чтобы показать на своем примере, как коммунисты могут организовывать хозяйство. Он несколько раз избирается председателем общины деревни Апиранфос на родном Наксосе. Деревня в 1100 человек теперь управлялась коллективно, причём все жители принимали участие в обсуждении всех решений. Некоторые сравнивали этот эксперимент с общинами в духе Фурье, Оуэна и прочих утопических социалистов начала ⅩⅨ века. И были неправы: ведь здесь всё было положено ещё и на плановый расчёт и науку. Грамотное распределение труда и ресурсов позволили повысить эффективность сельского хозяйства. Кроме того Глезос, пользуясь глубокими знаниями в области геологии (он является за свои теоретические и практические работы членом нескольких академий) сумел создать систему, позволившую избежать наводнений.

В итоге маленькая захолустная деревушка не только решила основные коммунальные проблемы, но и перешла, как сейчас модно говорить, на новый — постиндустриальный уровень: в ней были созданы университет (sic!), метеостанция и четыре (sic!) музея — археологический, геологический, естественнонаучный и музей народного искусства. Враги Глезоса, не в силах смириться с конфузом, решили сработать грубо (втайне, очевидно, жалея, что сейчас не режим «чёрных полковников» или коллаборационистов). Они переподчинили деревню более крупной административной единице и пришлая власть закрыла несколько университетских корпусов и метеостанцию.

Но эксперимент Глезоса, пришедшийся на тяжёлые годы распада СССР, имел огромное стратегическое значение в социалистической пропаганде. Левые могут эффективно справляться с экономическими трудностями там, где капитализм бессилен. Партизан Глезос выиграл и этот бой.

Парламент — не место для предательства

Глезос продолжает бороться за любимую Грецию. Череда либеральных правительств довели страну до финансового краха. Евросоюз приговорил Грецию к роли сельскохозяйственного придатка и туристического центра. По сути, в угоду крупным монополистам из северной Германии был уничтожена сильнейшая отрасль экономики, славившаяся веками: судостроение.

Не в силах справиться с проблемами, правительства сменяли друг друга, не забывая брать и брать огромные кредиты, которые не могли быть ничем обеспечены. Грецию добивали по старым рецептам описанным ярко и конкретно в книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Глезос вновь на переднем крае. Несмотря на преклонный возраст, он сколачивает в единый кулак все силы, которые могут противостоять неолибералам. Он терпеливо уговаривает, сглаживает все споры между казалось бы непримиримыми силами: еврокоммунистами, сталинистами, троцкистами, маоистами, социал-демократами и т. д. Он участвует в уличных акциях. В 2010 году он вступается за молодого активиста, которого пытались задержать. И полицай посмел брызнуть в лицо герою Греции слезоточивым газом (пообещали ли ему за это квартиру, история умалчивает). С повреждением глаз Глезос попадает в реанимацию.

Он сыграл активную роль в создании блока радикально левых СИРИЗА, главной целью которого было противодействовать политике жёсткой экономии. И, как мы знаем, этот бой великий партизан проиграл. Лидер Алексис Ципрас после известной беседы с европейскими банкирами принял их условия. Греция будет платить по счетам и урежет «социалку»…

Но Глезос коммунист, и умеет отвечать за свои ошибки. Он публично извиняется перед избирателями за обман их ожиданий и начинает новый виток борьбы. Глезос сравнивает подчинение греческого бюджета немецким банком с оккупацией 1941—44 гг. Он утверждает, что немецкий порядок, который пытались насадить семьдесят лет назад, снова возвращается, только вместо танков и самолётов действуют банкиры и финансисты! Старый Глезос единственный призвал к силовой акции неповиновения.

После предательства Ципраса он выходит из Европарламента, где заседал от СИРИЗА. В последней речи на древнегреческом он цитировал монолог Тезея из трагедии Еврипида об Афринах, городе, которым должно управлять народное собрание, а не тираны (более чем актуально в нашу эпоху олигархий и ТНК). В Европарламенте он неизменно борется как неолибералами, так и с ультраправыми с антикоммунизмом в крови — депутатами от Польши и Прибалтики, критикует ЕС за введение санкций против России. До последнего дня Глезос, используя свой непререкаемый авторитет, работал над созданием нового левого блока.

Последний бой партизана

Его небольшой дом был по-спартански прост. Узенькая кровать, плед из шерсти ламы — подарок перуанских коммунистов. На стене — карта древней Эллады, а рядом — советский плакат «Ты записался добровольцем?». На полках книги, книги, книги… На почётном месте те, кого он знает наизусть,— Маркс, Энгельс, Ленин. Старенький компьютер и «кирпич» мобильного телефона родом из 80‑х гг.

Когда он не занимается политикой, то читает книги по разным вопросам: от химии и проблем искусственного интеллекта до философии и юриспруденции. Он и сам пишет книги, выпускает их по две в год! История Сопротивления, геология, греческая философия, что только не интересует его! 30 марта он уходит в свой последний бой. Как он встретил его? Смешны российские журналисты с их нелепыми заголовками типа «Первый партизан Второй мировой войны устал сопротивляться».

Глезос выиграл свой бой с вечностью: дело его продолжается. Греческие коммунисты не сложили оружия (пока что парламентского), в Греции по прежнему будет звучать поговорка «честен, как Глезос».

Мир будет помнить и его военные подвиги, и послевоенное мученичество, и великий эксперимент, и научные достижения. И в будущих боях за социализм партизан Глезос из когорты Коминтерна снова воплотится в великих героях, которые также будут сбивать свастику с Акрополей, если это понадобится.

«Звание свободного человека дороже всего» (Еврипид).

Латиноамериканские семинары

Кто опубликовал: | 05.09.2020

«…Мир съёживается, и в нём нет места ни для чего, кроме несправедливости»

Субкоманданте Маркос

Если полвека-век назад потомки Боливара, Хосе Марти или Эмилиано Сапаты с карандашом в руках жадно читали книги об Октябрьской революции 1917 г., то теперь интеллектуалы России и других стран, где неолиберализм фактически безнаказанно действует мечом и реформой, должны перенять опыт бойцов переднего края борьбы.

Не успел Вашингтон перевести дух от победы кандидата от левых Марсилио Фунеса в борьбе за пост президента многострадального Сальвадора 16 марта, как последовал новый красный удар, точнее его последствие. 19 марта президент Коста-Рики (считавшейся до этого одним из верных «авианосцев» США в регионе) Оскар Ариэс заявил, что его страна возобновляет связи с опальной Кубой, прерванные почти 50 лет назад. И это — всего лишь один маленький эпизод одного из самых важных противостояний начала века: за свободу Латинской Америки от «извечного» дамоклова меча со звёздно-полосатой рукояткой.

Латиноамериканский континент не первое десятилетие не перестает удивлять самодовольных скептиков из числа полупрофессуры, полуобывательщины. Трижды похороненный и оплёванный социализм, коему не потрудились хотя бы отвести приемлемое место в музее идей прошлого, выжил после страшных ударов, обрёл иммунитет, развился и по-прежнему ведёт на борьбу за социальную справедливость миллионы людей. Социалистические партии остались данностью мировой политики до сегодняшнего дня, и (что нам показывают латиноамериканские левые) ещё далеко не исчерпали своего исторического «Я».

Ныне говорить о едином социалистическом или коммунистическом фронте борьбы, увы, не представляется возможным. Тем не менее, это не снимает с российских коммунистов (и просто честных людей, бескорыстно интересующихся политикой) ответственности за изучение богатого опыта международного движения Сопротивления бичу ⅩⅩⅠ века — неолиберализму. Теперь, когда выражения «вотчина Америки», «мягкое подбрюшье США» всё более и более тускнеют в своей несостоятельности, когда Латинская Америка превращается в одну из основ «красного пояса» планеты, когда победы социалистических и коммунистических партий (как, например последняя, связанная с избранием Марсилио Фунеса) уже никак нельзя назвать забавным курьёзом, затушевать систему изменения политической основы континента,— теперь «пойти на выучку» к латиноамериканским социалистам и можно и нужно. Если полвека-век назад потомки Боливара, Хосе Марти или Эмилиано Сапаты с карандашом в руках жадно читали книги об Октябрьской революции 1917 г., то теперь интеллектуалы России и других стран, где неолиберализм фактически безнаказанно действует мечом и реформой должны перенять опыт бойцов переднего края борьбы за альтернативу вечной бойни.

А для изучения открывается богатейший материал, достойный сотни мощных и красочных романов. Здесь и ночные набеги головорезов из «ультрас», и священники, отложившие крест и выбравшие автомат и красное знамя, здесь и американские спецслужбы, и боевики-идеалисты из числа бывших студентов, здесь и неясные очертания странной реальности перуанского «Светоносного пути», чьи бойцы, словно в аляповатом боевике, метают динамитные шашки из пращи, и честные депутаты, под европейскими костюмами которых скрыты шрамы прошлых партизанских войн.

Почему коммунисты, вопреки всему спектру обстоятельств, действовавших против них, вопреки гибели СССР, без поддержки «сильных мира сего», преследуемые и зажатые на маленьких островках партизанских баз сельвы, в начале века стали одной из главных сил фронта освобождения Латинской Америки? Почему люди, пережившие волны гражданских войн, интервенции, террора белых хунт, выбирают красное знамя, которое, по мнению якобы «умников» от политики, устарело и выцвело? Несколько уроков от латиноамериканских левых явно прочистят мозги от постмодернистских блоговых шумов, благодаря реальной и четкой практике, которой наши левые зачастую избегают, замыкаясь в скорлупке метафизически окаменевших идей и блеска прошлого. Если хотите, эти латиноамериканские семинары — необходимый этап, который коммунисту следует пройти для получения аттестата революционной зрелости.

Урок первый: революцию не ограничить годом

Революционеры — и практики, и теоретики — в определённой степени идеалисты. Вера, даже если она основана на твёрдом научном знании предмета, является важнейшим мотором их душ. Оборотная сторона энтузиазма — непреодолимое стремление придать конкретным боям местного значения вселенский масштаб и значение. Проходят годы, десятилетия, а революционеры и их потомки продолжают совершенно искренне считать, что именно их революция — это вершина, эталон. К воззрениям, что у каждой страны свой революционный путь развития, который делать по слепкам, присланным из-за границы,— значит загубить всё дело, они относятся с недоверием.

1917 год, как одна из вех социалистического преобразования мира — первая серьёзная (если не считать подвига Парижской коммуны длиной в один месяц) попытка создать общество социальной справедливости вопреки кровавому молоху классовой войны. И на протяжении ⅩⅩ века многими латиноамериканскими коммунистами считалось, что СССР остаётся образцом для конструирования и установления нового общества. Но политическая практика и близость к массам дала стимул пылким юношам выйти из-за предела влюблённости в далёкую страну Советов и строить страну Советов здесь и сейчас, исходя из конкретных потребностей региона.

Урок для наших, вечно и безопасно ностальгирующих на клочки прошлого советистов такой: поменьше вспоминать, побольше помнить, например, афоризм Ленина: «Критика составляет долг революционера». А критика — это, прежде всего, действие не во имя воли к власти, а во имя народа и конкретного человека. Сюда голую ностальгию никак не пристроишь.

Урок второй: с кем на квадратном километре садиться

Левые в Латинской Америке активно участвуют в успешных блоках с социал-демократами и национальными либералами и имеют вполне реальный результат: на сегодняшний день на путь радикальных социальных преобразований уже встали Венесуэла, Никарагуа, Боливия, Эквадор, на путь отмежевания от стафилококка — экономики США и обретения действенной независимости — Аргентина, Бразилия, Уругвай, Чили, где к власти тоже пришла коалиция, где коммунисты занимают место главного инициатора.

Так, например, тот же сальвадорский ФНОФМ (Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти) образовался из пяти организаций, из которых коммунистической официально была только одна — Сальвадорская коммунистическая партия. Как мы видим, с момента создания первой социалистической республики региона — Кубы — прошло 50 лет, а идеи социализма не исчезли, а стали социальной практикой, и, по сути, единственной альтернативой сегодняшнему неоколониализму США. И открытость большинства левых региона к сотрудничеству стала одной из основных причин этому.

Объединение на основе общей борьбы (а что может быть прекрасней, чем борьба за независимость своей страны и за улучшение жизни ее граждан?) делает партии более нужными и полезными не только друг другу, но и стране. Ибо ни одна, даже самая искусная идеологическая конструкция не будет стоить ничего, если она не будет обеспечена практической реализацией. А реализация — путь борьбы, союзов и блоков.

Урок третий: если коммунист не идёт к монсеньору…

…То монсеньор придёт к коммунисту. И никак иначе. Современные коммунисты (что косяка таить?) активно заигрывают с церковью, пишут статьи, в которых с марксистских терминов странно стекает елей. Современная РПЦ, представляющая собой, в том числе и ЗАО, никогда не будет поддерживать серьёзно и официально коммунистов, а тем более их идеи изменения политической реальности. Вот с антикоммунистами блокироваться, с беззубыми, но очень крикливыми монархистами, это РПЦ может. Или властям помогать рисовать буколическое картины «про Россию, которую мы потеряли» да про кровавых богоборцев-большевиков, лишивших страну нравственности. Какой смысл метать перед сановниками в сане бисер, для меня представляется загадкой.

Вот, в Латинской Америке с этим дело обстоит совершенно иначе: священники не просто сочувствуют коммунистам, они их открыто и тайно (в зависимости от уровня накала классовой войны) поддерживают: «Священники для Латинской Америки» (Колумбия), «Священники для „третьего мира“» (Аргентина), «Христиане за социализм» (Чили), «Национальная независимая организация священников» (Перу), «Священники для народа» (Мексика) — вот лишь неполный список организаций — союзников коммунистов в их борьбе.

Конечно, не все священники поступают так. Хотя бы то, что церковь — активный землевладелец в регионе, мешает развитию процесса «социализации» в церкви. Как говорил герой романа Льва Никулина «Мёртвая зыбь»: «Бытие определяет сознание. Только у меня раньше между бытием и сознанием имение было…». Тем не менее, процесс этот идёт.

Серхио Мендес Арсео (епископ Мексики), автор «Теологии освобождения» (1986) говорил прямо и исчерпывающе: «Быть антикоммунистом — значит быть антихристианином». С ним был бы солидарен и Оскар Ромеро-и-Гальдамес, расстрелянный боевиками из «эскадронов смерти» во время богослужения в 1980‑м: «Зачастую те, кто называет себя серьёзными врагами коммунизма, не хотят сконцентрировать свое внимание на пороках капитализма, приведшую, в частности, наш народ к стольким жертвам».

Эрнесто Кардиналь, который был исключен из ордена иезуитов за отказ выйти из революционного правительства Никарагуа, писал: «Истинный революционер — всегда против насилия, он пацифист, он любит жизнь, а не смерть… но насилие совершенно оправдано, потому что это право на сопротивление, всегда признаваемое церковью за народами». Марксизм он именовал не иначе, как «плод Евангелия». Камилло Торрес — колумбийский священник, убитый в 1966 году в бою с правительственными войсками, также определял свою позицию к коммунистам честно: «Я… не могу быть антикоммунистом, ни как колумбиец, ни как христианин, ни как священник».

В итоге огромная масса священников стали союзниками коммунистов в борьбе за жизнь и свободу своих народов. Не случайно Шарль Антуан, внимательно изучавший в 50—60‑х годах парадигму развития взаимоотношения между священниками и левым движением в Латинской Америке так охарактеризовал отношение целого слоя священников к проамериканским режимам: «Если бы Иисус пересёк границу, он был бы арестован», «…Библия стала подрывной книгой, и в этом своём качестве, она на равных конкурирует с революционными книгами».

Коммунисты не заигрывают со священниками, они честно сражаются за лучший мир, и эта честность неизбежно привлекает честных людей, в том числе и в рясах. Весьма неплохой пример для диванных мечтателей о «союзе веры народной и марксизма».

Сонгун — стратегия социализма ⅩⅩⅠ века

Кто опубликовал: | 01.09.2020

15 апреля 1912 года родился один из выдающихся лидеров мирового социалистического движения Ким Ир Сен. Значение его для истории было велико как при его жизни (образование Компартии Кореи, борьба с японскими оккупантами, установление народной демократии после 1945 года, отражение американской агрессии в Корейскую войну, восстановление и укрепление экономики КНДР и помощь многочисленным социалистическим странам и движениям), так и после его смерти.

Ведь разработанная им практика служит народу КНДР до сих пор и изучается сотнями тысяч активистов по всему земному шару. А вчера, 14 апреля, КНДР отметила грядущий праздник очередным запуском крылатых ракет, продемонстрировав свою решимость отстоять завоевания социализма. Гибель советских государств в СССР, Восточной Европе и т. д. в 80—90‑х гг. ⅩⅩ века стали результатом борьбы двух миров: капиталистического и социалистического. Борьба эта шла с 1917 года и велась на всех уровнях: экономическом, политическом, военном и идеологическом. Иногда дело доходило до прямых столкновений (интервенция в годы Гражданской войны, Вторая Мировая война), иногда шла в режиме экспансии и «холодной войны». Две системы использовали разные стратегии для победы в этом эпохальном противостоянии. Критерий истины — практика, критерий стратегии — победа или поражение. Выбор стратегии в позднем СССР и соцлагере был ошибочным, если не сказать предательским. Он привёл к катастрофическому положению, отбросил левые силы на десятилетия, если не столетия назад. Но не все советские страны ждала катастрофа. КНДР под руководством народа и народных вождей, представителей Трудовой партии Кореи товарища Ким Ир Сена и Ким Чен Ира выбрали стратегию, которая позволила: сохранить суверенитет своей страны, сохранить народный характер политического строя и экономики, выстоять в жёстком противостоянии с мировым империализмом, демонстрировать необычайно высокий рост экономики, науки, культуры, то есть прогресса.

Важнейшей составляющей этой кимирсеновской стратегии является революционное учение сонгун. Дословно этот термин можно перевести как «армия на первом месте», и, несмотря на то, что официальную силу он получил только после смерти Ким Ир Сена в 1995 году, тем не менее сущность его была сформулирована за пятьдесят лет до этого и именно по ней жил и боролся корейский народ, и не только он. Особенностью революционных стратегий во все эпохи было то, что они по сути являлись эссенцией народной практики освобождения. Подлинные революционные теоретики меньше всего похожи на классических кабинетных учёных. Маркс и Энгельс создавали свой «Манифест коммунистической партии» в вихре революции 1848 года 1. Маркс до этого имел обширную журналистскую практику, собирая материал о жизни беднейших немецких пролетариев, Энгельс и того больше стал боевым командиром революционного отряда города Эльберфельд. Ленин, Сталин и их соратники прошли революционный путь от подпольных конспиративных кружков до гражданской войны, прежде чем выковать основные принципы своих теорий. Че Гевара пришел к понятию «фокизма» во время партизанской войны в кубинской сельве. И все они развивали и подытоживали боевой опыт восставшего народа.

«Народные массы — это учитель во всём, творец всего», учил Ким Ир Сен и сам не был исключением. Он рос в семье с серьёзными национально-освободительными традициями. Его дед Ким Бо Хён организовал отпор американским пиратам. Его отец Ким Хен Чжик был активным организатором антияпонской борьбы. Именно он завещал сыну два пистолета и известный тезис «найди два пистолета и боевого товарища», тем самым передав сыну организационный принцип партизанской ячейки. Ким Ир Сен рано вступил в борьбу с японскими захватчиками, которые проводили в Корее две стратегии: «политику сабель» (когда все японские чиновники вплоть до школьных учителей носили мечи и сабли и готовы были пустить их в ход) и политику найсэн иттай, когда корейцев принуждали отказываться от своего имени, своей культуры и языка. Ким Ир Сен был один из организаторов компартии Кореи, ибо рано понял, что только социалистическая практика сможет освободить корейский народ как от гнёта иноземцев, так и гнёта своих помещиков и богатеев, среди которых большинство были отъявленными коллаборационистами.

В горах и лесах Манчжурии, в схватках с врагом выковалась стратегия партизанской войны, окончательно оформившаяся в период знаменитого Калуньского совещания: опираемся на народ, сражаемся за него, включаем его в борьбу. Но сам партизанский отряд отнюдь не был простой единицей: это была школа будущей жизни, школа социализма. В этом Ким Ир Сен и его товарищи были прилежными учениками как советских товарищей с их практикой РККА, так и китайской теории затяжной народной войны Мао Цзэдуна. Партизанский опыт Ким Ир Сена и его победы послужили серьёзной основой для укрепления авторитета коммунистов в корейском обществе. Это во многом повлияло на рост коммунистических настроений на Корейском полуострове после 1945 года. Первой задачей молодого правительства был переход от партизанских отрядов к современной регулярной армии, которую Ким Ир Сен и его товарищи решили, сохранив главную политическую функцию: функцию воспитания корейцев через армейский коллектив и советские идейные принципы. Армия, как и Трудовая партия Кореи превращалась в монолит, ибо, по выражению Ким Ир Сена, «дерево, пустившее в землю глубокие корни, устроит на любых сильных ветрах. Подобно этому, партия не боится никаких потрясений, когда её глубокие корни — в широких массах». Именно это обеспечило успехи КНА в период отражения американской агрессии в 1950—53 годах. Американские генералы и их союзники неоднократно отмечали высокий боевой дух, из расистских соображений списывая его на некий «азиатский менталитет». Конечно же, дело не в нём, учитывая, что всего за сорок лет до этого корейцы практически без сопротивления покорились Японии.

В Корейскую же войну американцы, например, применили против корейцев и их китайских товарищей столько взрывчатых веществ в бомбах и снарядах, сколько было израсходовано в период Второй Мировой войны. Но за десятилетия до этого корейские коммунисты сумели организовать массы, вооружившись идеей, что «если и есть на свете всемогущее существо, то это не что иное, как народные массы». Сплотив широкие массы корейских рабочих, крестьян и прогрессивной интеллигенции и удалось создать мощную армию и крепкий тыл. И потери компенсировались, ибо корейский народ не смогли тогда сломить, да и уничтожить, «вбомбить его в средневековье» тоже не получилось. «Силы отдельного человека имеют предел, но силы народных масс неисчерпаемы», учил Ким Ир Сен и на практике реализовал этот тезис. И в мирное время армия продолжала играть ведущую роль в корейском обществе, так же как РККА и Советская армия играла такую же роль в структуре Советской власти. Но вся разница была в том, что в КНА на корню уничтожили те силы, которые вели к «профессионализации», превращении армии в касту «служилых людей», в оплот карьеристов. Продолжая партизанские традиции воспитания и самовоспитания за сорок лет корейское руководство укрепило этот институт общества, что повлияло на то, что в КНДР не разрослись бациллы «перестроечного» предательства. Итак, по Ким Ир Сену армия не была только лишь утилитарным инструментом ведения войны. Она оставалась политической школой, пронизывая всё корейское общество. Кстати, тем, кто любит укорять КНДР в некой «диктаторской власти», неплохо бы узнать, что помимо КНА там действует Рабоче-крестьянская Красная гвардия — по сути ополчение, у которого в свободном доступе есть широкий арсенал: от стрелкового оружия до систем залпового огня. Любопытный парадокс, вы не находите: в стране «диктатуры» народ имеет доступ к оружию, в странах «демократии» этот доступ либо ограничен, либо сведён на нет, вплоть до создания профессиональной контрактной армии. Как писал Ким Ир Сен «глаза масс всё видят».

Многофункциональность армии позволила КНДР преодолеть тяжёлое последствие санкций, которые обрушились на страну за отказ провести у себя рыночные реформы в 1990‑е годы. Этот период получил название Трудный поход. Армия сыграла значительную роль в преодолении голода, в строительстве важнейших объектов народной экономики. И тут нет никакого противоречия: подлинно народная армия, что в партизанском, что в регулярном виде — это институт решения народных проблем: работа стамеской или отбойным молотком так же почётна, как работа автоматом и гаубицей. Краеугольным камнем сонгун является верность социализму. По словам Ким Ир Сена, под которыми подпишется каждый гражданин КНДР, «социализм принадлежит народу. Измена социализму — измена народу». И спустя двадцать шесть лет после его смерти граждане КНДР, крестьяне, рабочие, интеллигенция и военные подписываются под словами главы Госсовета Ким Чен Ына «Скорее солнце взойдет на западе, чем мы откажемся от социализма». В настоящее время учение сонгун, как я сказал выше, изучают активисты разных стран. Мы видим, что учение о народной армии, как одном из главных институтов социализма по прежнему актуально, причём не только в КНДР. Заложил его талантливый сын корейского народа, который не мыслил своей жизни без служения ему и посвятил этому достойному занятию всю свою жизнь. Он оформил результат коллективного народного творчества в перспективную теорию, которая, став практикой, овладела жизнью миллионов людей. Сонгун — это одна из самых актуальных стратегий антиимпериализма, антикапитализма и подлинно народной демократии. Как учил Ким Ир Сен, «мир движут не деньги или атомная бомба, а великие идеи».

Примечания:

  1. Не совсем так. «Манифест» был написан в декабре 1847 — январе 1848 г. и опубликован 21 февраля, когда революция только начиналась.— Маоизм.ру.

«Комитеизм» — организатор фашистского переворота и раздела Боливии

Кто опубликовал: | 26.11.2019

El comiteísmo, operador del golpe fascista y de la división de Bolivia

Гражданский комитет Санта-Крус 1 является и исторически был инструментом олигархии Санта-Крус 2, то есть крупных землевладельцев, банкиров, владельцев ранчо и агропромышленного комплекса. Политически они представляют собой наиболее реакционную фракцию фашистских, расистских, дискриминационных и проимпериалистических сил.

С 1971 года, во время фашистского переворота Банзера 3, Фаланга МНР 4, Гражданский комитет Санта-Крус, в то время возглавляемый фалангистами, находился в прямых отношениях с посольством США и бразильскими и аргентинскими военными, которые помогли организовать переворот. Существовал второй вариант развития событий в случае возможного провала переворота. Санта-Крус-де-Боливия предполагалось отделить от страны путем аннексии со стороны Парагвая 5 для формирования нового государства, столицей которого будет Санта-Крус-де-ла-Сьерра.

Снова они продолжили свою борьбу во время государственного переворота в 2008 году 6. Затем под идеологическим руководством Серхио Антело 7 и политикой Рубена Костаса 8 и Гражданского комитета они попытались нарушить суверенитет Боливии и создать новое государство, «Медиа Луна» 9, отделить департаменты Санта-Крус, Бени, Пандо, Чукисака и Тариха от Боливии. Они даже направили письмо в Организацию Объединённых Наций, сообщая, что скоро в центре Южной Америки родится новое государство.

Побеждённые народной мобилизацией 10, они создали правую оппозицию правительству Эво Моралеса, они всегда были в сговоре с посольством США, ЦРУ, беглецами страны, жалкими червями «янки-кубинцами» 11 в Конгрессе и останками традиционных неолиберальных партий (ADN, MNR, UCS, MIR, NFR, FRI) и их эпигонов, таких как Podemos, UD и «Демократы» 12.

В подлых интригах и в тайных переговорах они изменили окончательное содержание новой политической конституции государства, разработанной и утверждённой в Сукре 13, включающей антидемократическое ограничение переизбрания президента, что лишает людей возможности голосовать за нужного им кандидата.

Теперь «пламенные» демократы утверждают, что демократическим принципом является чередование президентов. Но на самом деле и альтернативность, и преемственность — это суверенное решение народа, и никогда и никому не следует это право перечёркивать, это основополагающий принцип любой демократии, какой бы ограниченной в силу буржуазного строя она ни была.

Так десять лет назад заговор против самого демократического, популярного и антиимпериалистического правительства в истории Боливии.

Этот манёвр теперь позволяет тем, кто не знает, что означает слово «демократия», и тем более не знает, что значит слово «диктатура», свергнуть Эво Моралеса, законного и избранного президента страны.

Получается, что победивший кандидат и с перевесом в более чем 648 000 голосов 14 во втором туре является нелегитимным!

Утверждается, что его триумф является продуктом «огромного» мошенничества. Огромное мошенничество может быть легко продемонстрировано, и несомненно, что, если оно произошло, любой может доказать это, но доказательств нет.

Давайте вспомним, сколько голосов было отдано за президента Эво на прошлых выборах, 21 февраля и, наконец, на последних выборах.

  • На выборах 2005 года Эво Моралес победил с 53,7 %, то есть с абсолютным большинством голосов.

  • Наибольшее количество голосов было зарегистрировано на референдуме об отзыве голосов 2008 года, на котором он достиг 67,43 %, то есть превысил две трети от общего числа голосов, что является историческим рекордом Боливии.

  • На выборах 2009 года он победил с 64,2 %, получив более две трети мест в Национальном собрании.

  • На выборах 2014 года он получил 63,4 %, снова получив две трети мест в Законодательном собрании

  • На конституционном референдуме он получил 48,7 % против 51,3 %, проиграл с разницей в 2,6 %. Тогда никто не говорил о мошенничестве.

  • На последних выборах Эво Моралес победил с 47,07 % против 36,51 %, разница составляет 10,56 %, так что в соответствии с законом о выборах он являлся победителем в первом туре. Абсолютная разница составляет 648 180 голосов. Обратите внимание, что его результат уменьшился почти на 2 % по отношению к конституционному референдуму 2016 года. Почему тогда не было жалоб на мошенничество, а теперь есть, когда он получил незначительный перевес?

  • Наконец, мы все знаем, что абсолютно все предыдущие волеизъявления народа и с января 2019 года, дали Эво Моралесу победу с разницей от 8 % до 15 % и даже до 20 %.

Почему вы можете замалчиваете эти результаты? А потому, что этот переворот был подготовлен гораздо раньше выборов, задолго до них началась кампания по очернению и дискредитации Многонационального избирательного органа, между прочим, того же органа, который одобрил триумф оппозиции три года назад, и его не называли некомпетентным и предвзятым по отношению к правительству.

После победы на конституционном референдуме они 15 думали, что народная поддержка Эво будет резко сокращена, и по этой причине они молчаливо приняли конституционное решение о выборах, хотя и ставили под сомнение участие в них Моралеса. Очень скоро во время избирательной кампании они поняли, что Эво всё ещё пользуется большой поддержкой населения, и только тогда началось осуждение фальсификаций на выборах.

Вопреки своей собственной проповеди проигравший кандидат Карлос Меса 16 объявил в своих известных и громких заявлениях, что будет второй тур, не дожидаясь окончательных результатов. Как истинный демагог, он проигнорировал тот факт, что уже при предварительном подсчёте выяснилось, что Моралес победил.

Исторически на нескольких предыдущих выборах повторялось, что первые подсчёты показывали небольшой перевес в пользу правых кандидатов, но мало-помалу различия сокращались в пользу народных кандидатур, пока последние не превышали первые 17.

Неудивительно, что на этот раз произошло то же самое, хотя и не тогда, когда количество посчитанных бюллетеней достигло около 80 %. Преимущество Эво проявилось задолго до приостановки быстрого подсчёта, и, следовательно, после этого не было никаких изменений тенденции, наоборот, его победа оказалась закреплена.

Когда кандидат от оппозиции был побеждён вместе со всеми правыми кандидатами с реакционным и фашистскими программами, то они безо всякого стыда изменили позицию, сначала требуя второго тура, а затем, убедившись в том, что мошенничество они доказать сами не могут, попросили провести аудит, чтобы продемонстрировать мошенничество, а затем и вовсе потребовали отмены результатов выборов

Но кто может законно отменить выборы? Новый избирательный орган? Но кто выберет его? Когда?

На самом деле это заговор, реакционный переворот, осуществлённый фашисткими партиями при поддержке империализма янки и его чилийских агентов, которые намереваются установить реакционный, расистский, антинародный режим, чтобы снова отобрать наши природные ресурсы в пользу капиталистов. Транснациональные корпорации, особенно принадлежащие янки, ликвидируют начатую индустриализацию, или, если не получится, попробуют второй вариант, как в 1971 году, то есть попытаются расчленить Боливию.

Боливийский народ, его исконные народности, народные и профсоюзные организации, рабочие, крестьяне, кооперативы, торговцы вместе с революционными партиями предотвратят эту фашистско-империалистическую атаку своим единством, силой и патриотическим убеждением.

Мы, марксисты-ленинцы, маоисты, коммунисты, как всегда, будем с нашим героическим народом на переднем крае борьбы.

Смерть фашизму и его реакционным и антипатриотическим партиям!
Смерть предателям и диверсантам!
Да здравствуют народы нашей Многонациональной Боливии!

Политическая комиссия
Коммунистической партии Боливии
(марксистско-ленинско-маоистской)

Примечания:

  1. Гражданский комитет Санта-Крус (Comité Cívico de Santa Cruz) — политический блок, объединяющий около 23 организаций в городе Санта-Крус-де-ла-Сьерра — столице департамента Санта-Крус. Основан 30 октября 1950 года. С 2019 года президентом союза является Луис Фернандо Камачо — сын крупного бизнесмена, бывший вице-президент ультраправой военизированной организации Unión Juvenil Cruceñista (UJC). Комитет сыграл одну из решающих ролей в развитии беспорядков после всеобщих выборов.
  2. Санта-Крус — один из департаментов Боливии, центр сельскохозяйственной отрасли, добычи углеводородов, где расположены самые густонаселённые города страны. Считается экономическим центром Боливии.
  3. Банзер Суарес Уго (1926—2002) — бывший диктатор Боливии, организовавший в 1971 году государственный переворот. При нём жестоко подавлялись любые оппозиционные движения, а страна попала в финансовую независимость США. Имел прозвище «боливийский Сомоса». Свергнут в 1980 году собственным ставленником Хуаном Переда Асбуном.
  4. Фаланга МНР (Falange Socialista Boliviana (FSB)) — фалангистская организация, созданная в 1952 году. Известна также под названием «белые рубашки». Выступала за каудилизм, корпоративизм, совершила ряд террористических актов против левых и профсоюзных активистов. Распущена в 2003 году.
  5. Парагваем тогда руководил диктатор-антикоммунист Альфре́до Стре́сснер Матиауда.
  6. Имеются в виду беспорядки лета-осени 2008 года, организованные правыми партиями против курса Эво Моралеса. Под их прессингом власти были вынуждены провести 14 октября референдум об отзыве президента со своего поста. Тогда за Моралеса и его курс выступили 67 % избирателей и он остался на своем посту.
  7. Серхио Антело (Sergio Antelo Gutiérrez) (1941—2018) — боливийский писатель и архитектор. Позиционировал себя, как критик Моралеса «слева». При этом главной причиной отсталости Боливии в истории и современности считал малое влияние буржуазии («буржуазия — мобилизатор истории»).
  8. Рубен Костас (Rubén Costas) (род. в 1955 г.) — основатель и лидер Социал-демократического движения Боливии, второй по влиянию партии страны.
  9. Media Luna (дословно «полумесяц») — устоявшееся название восточных департаментов Боливии (Санта-Крус, Бени, Пандо, Тариха), в которых были сильны силы, возражавшие против национализации газовых месторождений, начатой Эво Моралесом.
  10. Имеются в виду многочисленные демонстрации в поддержку президентского курса и итоги референдума 2008 года.
  11. Имеются в виду кубинские эмигранты-антикоммунисты.
  12. Перечислены различные боливийские правые и праволиберальные партии.
  13. Столица Боливии.
  14. Для сравнения — население Боливии составляет около 11 млн человек.
  15. Т. е. оппозиция.
  16. Карлос Меса (Carlos Diego Mesa Gisbert) (род. 1953) — крупный медиамагнат, бывший президент Боливии в 2003—2005 гг. Довёл страну до экономического кризиса, сложил с себя полномочия после народных выступлений.
  17. Скорее всего, дело в том, что вначале оглашались результаты выборов в тех департаментах, где у правых было сильное влияние.