Выступления и статьи Мао Цзэдуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск шестой.— М., Издательство «Прогресс», 1976. ← Mao intern. Herausgegeben von Helmut Martin. München, 1974, S. 69—74. (Гельмут Мартин (ред.). Малоизвестный Мао. См. раздел «Вопросы внешней политики». Данная беседа приведена под заголовком «У американцев болит голова».

23.06.1964

Беседа во время приёма делегации представителей чилийской прессы

Кто опубликовал: | 01.12.2021

Председатель. Вы прежде никогда не бывали в Китае?

Силва. Здесь, в Китае, мы все впервые.

Председатель. Но после этого первого визита вы можете приехать вновь! То, что журналисты и народы наших двух стран завязывают друг с другом отношения, хорошее дело. Правительства наших государств ещё не установили отношений между собой. Для вашего правительства это, вероятно, будет сопряжено с трудностями. Возможно, что ваше правительство тоже не в таком уж восторге от нас.

Силва. Нет отнюдь ничего такого, что бы ему не нравилось. Совсем недавно чилийское правительство организовало продажу Китаю меди и селитры, вот вам и доказательство этого.

Председатель. Следовательно, мы заключаем деловые сделки?

Силва. Да.

Председатель. Ну что ж, это ведь хорошо.

Силва. Недавно в Сантьяго проходила китайская экономическая выставка, она вызвала чрезвычайно большой интерес у чилийского народа. Её осмотрело большое число рабочих, студентов и служащих. Они видели множество машин и других изделий, которые, как они прежде думали, Китай не может производить.

Председатель. Впервые слышу от вас, что Китай устраивал в Сантьяго экономическую выставку. Похоже, что я глубоко увяз в бюрократизме…

Силва. Китай жаждет мира и не хочет войны. Мы видели и получили доказательства того, что китайский народ стремится строить Китай на мирной основе.

Председатель. Война не имела бы для нас смысла, мы хотим развивать строительство. Если бы началась война, было бы разрушено то, чего мы уже достигли. Гоминьдан вёл с нами гражданскую войну многие годы, потом мы ещё восемь лет воевали с Японией. Не мы принесли войну в Японию, это Япония вторглась в Китай силами своей армии. Если вернуться к прошлому, то ведь это заграница всегда приносила в Китай войну, а не наоборот. В своё время Китай вёл много войн против Англии, например опиумную войну в 1840 году в Гуандуне. Кроме того, была ещё война против «объединённых вооружённых сил восьми держав». Восемь государств заняли Тяньцзинь и пробились до Пекина. Китайско-японская война была в 1894 году в районе Порт-Артура и Дальнего в заливе Бохай. Позже Япония оккупировала нашу Маньчжурию. А перед этим царская Россия и Япония вели войну на китайской территории в районе Порт-Артура, Ляояна и Шэньяна. В последний раз в годы второй мировой войны Япония напала на Китай и оккупировала его почти весь. Ни в одном из этих случаев мы не наносили первого удара по иностранцам, всегда иностранцы приносили войну в Китай. Китайцы выступали против других стран — такое было в древности. Китайские императоры вели войну во Вьетнаме и в Корее. Позже Япония оккупировала Корею, а Франция — Вьетнам. В 1911 году мы свергли императора из маньчжурской династии, и после этого всевозможные военачальники вели яростные войны. В то время в Китае вообще не было коммунистической партии. Когда появилась коммунистическая партия, началась революционная война, но и её мы не хотели, её хотели империалисты и гоминьдан.

До сегодняшнего дня у нас было для строительства всего 15 лет. Китай хочет мира. Каждый, кто выступает за мир, находит у нас поддержку. Мы против войны. Впрочем, войну угнетённых народов против империализма мы поддерживаем. Кубу мы поддерживаем, и Алжир с его революционной войной мы тоже поддерживаем. И войну южновьетнамского народа против американского империализма мы тоже поддерживаем. Начали эти революции они сами. Не мы призвали Кастро совершить революцию, он сам поднялся, чтобы совершить революцию. Вас это убеждает? Америка призвала его совершить революцию, американские цепные псы призвали его к мятежу. Что, это мы призвали Бен Беллу делать революцию? Прежде мы этого человека вообще не знали, до сих пор мы с ним ещё не встретились. Они сами поднимались на революцию. Когда они создали временное правительство, мы его признали. Если им нужна была помощь, мы её оказывали. Когда империалисты утверждают, будто мы «агрессоры» и «поджигатели войны», то в известном смысле это не такое уж искажение истины, потому что мы поддерживаем Кастро, Бен Беллу и южновьетнамский народ в их войне против США. В другой раз, в 1950—1953 годах, США напали как агрессор на Корею, и мы поддержали войну корейского народа против американского империализма. Этот курс мы провозгласили открыто, и мы от него не откажемся. Мы будем поддерживать войну любого народа против империализма, если бы мы её не поддержали, это было бы нашей ошибкой, мы не были бы тогда коммунистами. Вы знаете, что председатель Арабского [социалистического] союза Насер не коммунист, но он поддержал алжирскую революцию. Они не коммунисты и всё-таки не могли не поддержать Алжир. Так можем ли мы, коммунисты, не поддержать Алжир? Более 170 лет тому назад, когда Вашингтон выступил против Англии, Франция его поддержала. Разве французы были тогда коммунистами? Франция в то время была уже республикой. Когда бишь победила американская революция против Англии? В каком году?

Баскес. В 1789.

Председатель. 4 июля 1789 года — это был день восстания или победы?

Баскес. Это был день восстания 1.

Председатель. В то время в Китае ещё не было коммунистической партии, её не было ещё нигде в мире. Возникла коммунистическая партия в ⅩⅨ веке. Вероятно, в дальнейшем нас ещё будут называть «поджигателями войны» и «агрессорами».

Важным пунктом были, кроме того, наши внутренние проблемы. Мы прогнали цепную собаку США, Чан Кайши, вместе с вооружёнными силами Соединённых Штатов. Поэтому США и не в таком уж восторге от нас. Я имею в виду не американский народ, а американских капиталистов. В Пекине есть несколько американцев, которые связаны с нами узами дружбы. А вы не связаны с американскими капиталистами?

Баскес. Вовсе нет.

Председатель. Америка хотела бы превратить Латинскую Америку в свою колонию.

Силва. Этого они никогда не добьются. Правда, в экономическом отношении это, пожалуй, возможно.

Председатель. Я хочу сказать, что в очень многих случаях «экономически» означает и «политически». Возьмите, например, бывшего президента Бразилии Гуларта. Я с ним встречался. Его партия была рабочая партия, не коммунистическая партия. Американцы его вообще терпеть не могли, и они его свергли. Когда Нго Динь Дьем проявил капельку самостоятельности, американцы даже его просто прикончили. В самих Соединённых Штатах тоже дела идут не очень-то мирно. Не прошло и несколько месяцев после того, как американское правительство Кеннеди прикончило братьев Нго, как сам Кеннеди предстал перед господом богом. Неизвестно, кто его убил. Коммунист это был или кто другой? США не говорят, что это сделала коммунистическая партия, но они и не говорят, кто же это был. Тут до сих пор нет ясности. США утверждают, что мы «агрессоры», мы называем агрессорами их: они говорят, что мы «поджигатели войны», мы утверждаем, что крупные капиталисты, сидящие в американском правительстве,— поджигатели войны. Кто же фактически является поджигателем войны, об этом пусть судят народы всего мира. Вокруг нас полно американских военных баз. Мы никогда не занимали никаких американских островов, а США напали на китайский Тайвань и оккупировали его. Вы, чилийцы, не совершили против нас никакой агрессии, точно так же как и мы не совершили агрессии против Чили или против какой-нибудь другой латиноамериканской или африканской страны. Мы оккупировали как агрессоры только одну страну в Азии — Китай. (Все смеются.) Мы боролись против империализма несколько десятилетий, и мы его прогнали. Эти дела очень мало воодушевляли США, да и другие империалистические государства. Но теперь они уже не могут здесь ничего изменить: в конце концов, нельзя же нас прогнать с земного шара, точно так же как нельзя прогнать с земного шара вас. Они задумали прогнать Кубу, но даже и это не вышло. Даже и самые маленькие государства нельзя прогнать, например Албанию…

У нас ещё есть кое-какие разложившиеся элементы, мы их критиковали. Это мы называем «исправлением». Достичь такого положения, чтобы сотрудники правительственных учреждений не поддавались коррупции,— нелёгкое дело. Мы рассматриваем это как противоречия внутри народа и действуем соответственно. Методами воспитания мы перетягиваем меньшинство на свою сторону, а вообще-то мы всегда убеждены в том, что большинство людей — это люди хорошие. Независимо от того, о каком народе идёт речь, те, кто занимается плохими делами, всегда в меньшинстве, и, кроме того, те, кто делает плохие вещи, могут перемениться…

Но нельзя применять насилие, нужно подталкивать людей к тому, чтобы они сами опомнились, нельзя использовать принуждение и нажим. Американцы говорят, что мы занимаемся «промыванием мозгов». Как можно промыть мозги, этого я до сих пор так и не знаю. Но мои мозги уже промыты. Прежде я верил в такие учения, как учения Конфуция и Канта, позже они меня уже не убеждали, и тогда я поверил в марксизм! В этом мне помогли империализм и Чан Кайши. Они промыли мне мозги. Они истребляли китайский народ, пуская в ход свои винтовки. Япония, например, истребила в Китае бог знает сколько людей и оккупировала большую часть Китая, а позже Америка и Чан Кайши опять раздули войну против нас на национальном уровне. Это все люди, которые промывали мозги другим, пока китайский народ не сплотился для борьбы с ними; духовный мир китайского народа в связи с этим изменился. Вот и скажите, кто это осуществляет промывание мозгов — может быть, Кастро? (Смех.)

Силва. Что касается промывания мозгов, то я лично хотел бы сказать председателю: вы не только вымыли из наших мозгов американскую ложь, но и открыли нам глаза, чтобы мы смотрели на Китай реалистически.

Председатель. Вы, конечно, не имели прежде такого ясного представления о Китае? Когда видишь что-нибудь собственными глазами, всё становится ясным. Вам следовало приезжать сюда каждые пять лет, чтобы понять, делаем ли мы успехи.

Силва. Председатель, вы — верховный вождь марксизма-ленинизма, это должно вас чрезвычайно удовлетворять и радовать; есть такая страна, где весь народ соблюдает порядок и напряжённо работает, в Китае изо всех сил ведётся строительство. За эти 15 лет уже покончено с бедностью, угнетением и разграблением, которое терпели в течение многих столетий. Вы уже достигли чрезвычайно больших успехов, и я думаю, что в будущем ваши успехи будут ещё больше.

Председатель. Не следует оценивать [результаты] слишком высоко, я не так уж доволен нашей работой. Успехи, которых добились наша промышленность, сельское хозяйство, культура, образование и наука, ещё не соответствуют нашим условиям; если сравнить их с нашим гигантским населением, это факт. Мы можем только сказать, что по сравнению с теми временами, когда господствовали гоминьдан и Чан Кайши, сделан шаг вперёд. Тут есть ещё один факт: американцы говорят, что, если в этом году наше правительство не падёт, оно падёт в будущем году; боюсь, что такое событие не так уж неизбежно. Я считаю, что в этом году мы не падём, в будущем году тоже, и через год, я полагаю, мы тоже не падём. Если они хотят свергнуть наше правительство, тогда США и Чан Кайши должны прийти сюда, чтобы разбить нас на суше. Но если бы они и пришли, они не обязательно достигли бы своей цели. В своё время они приходили, но проиграли. Население Южного Вьетнама сейчас всего 14 миллионов, однако для Америки там невыгодно ни продвигаться дальше, ни отступать, она попала в трясину. Из-за Латинской Америки у США тоже начались головные боли, в этом пункте мы оптимистичны. Народы всего мира в любом случае поднимутся, чтобы стать хозяевами в своём доме и не позволить капиталистам корчить из себя хозяев дома. Из-за того что в этом пункте мы имеем твёрдые убеждения, капиталисты и не питают к нам слишком добрых чувств. Но почему же так много капиталистов — если не считать США,— которые ведут с нами торговлю? Как раз потому, что мы не вмешиваемся в их внутреннюю политику. Американцы хотят завязать с нами деловые отношения — мы ни на что не идём, они хотят послать сюда журналистов — из этого ничего не выходит. Мы полагаем, что не нужно торопиться решать эти мелкие вопросы и другие отдельные вопросы, пока не решены крупные проблемы. Поэтому журналисты из Чили могут приезжать в Китай, а для журналистов Америки это невозможно. Разумеется, в один прекрасный день они приедут, разумеется, придёт день, когда отношения между нашими двумя странами нормализуются. Я думаю, что для этого понадобится ещё 15 лет, поскольку уже прошло 15 лет, спустя ещё 15 лет это будет в целом 30 лет. Если этого окажется недостаточно, мы срок продлим…

Силва. То, что мы могли сегодня увидеть председателя, было для нас исключительно большой честью и счастьем. Побывать в Китае и не увидеть председателя всё равно, что не побывать в Китае.

Председатель. Если вы захотите со мной повидаться, я вас приму. Желаю вам счастливого пути.

Примечания:

  1. Тут перепутаны даты двух событий: победы Французской революции (1789) и провозглашения независимости США (4 июля 1776 года).— Прим. ред.

Добавить комментарий