Выступления и статьи Мао Цзэдуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск шестой.— М., Издательство «Прогресс», 1976.← «Сборник важнейших документов великой культурной революции в коммунистическом Китае». Тайбэй, 1973, с. 220—223.

28.04.1969

Выступление на Ⅰ пленуме ЦК КПК девятого созыва

Кто опубликовал: | 23.12.2021

Речь пойдёт о том, что всем знакомо и в чём нет ничего нового, то есть не о чём другом, как о сплочении. Цель сплочения в том, чтобы добиться ещё больших побед.

Сейчас советские ревизионисты нападают на нас в различных радиопередачах ТАСС 1, материалах Ван Мина, многословных статьях «Коммуниста» говорится о том, что мы теперь не пролетарская партия, [они] нас называют «мелкобуржуазной партией». Говорится, что мы, проводя в жизнь централизацию, вернулись к периоду опорных баз, то есть движемся вспять. Что такое централизация? По их словам, это и есть военно-бюрократический режим. Японцы называют это режимом, Советский Союз — «военно-бюрократической диктатурой». Как только они увидели, что в нашем списке 2 немало военных, так сразу же назвали [наш режим] «военным», а ещё есть какие-то «бюрократы». Вероятно, это и я, и [Чжоу] Эньлай, и Кан Шэн, и Чэнь Бода, вот эта группа «бюрократов». В общем, все вы, присутствующие здесь, кто не военный, относитесь к «бюрократам». Поэтому и назвали «военно-бюрократической диктатурой». Я думаю, пусть говорят эти слова — как говорят, так и говорят. Но у них есть одна особенность: они не обзывают нас буржуазной партией, а называют «мелкобуржуазной партией». Мы же говорим, что у них диктатура буржуазии, восстановлена диктатура буржуазии.

Раз мы говорим о победах, то для достижения этих побед необходимо обеспечить сплочение широких народных масс всей страны под руководством пролетариата. Социалистическую революцию всё ещё надо продолжать. Эта революция ещё не выполнила некоторые задачи, и сейчас ещё надо продолжить работу, например борьбу, критику, преобразования. Возможно, что и через несколько лет снова надо будет проводить революцию.

Несколько наших старых товарищей какое-то время находились на заводах; надеюсь, что в дальнейшем у вас будет возможность и вы сможете побывать на заводах, сможете изучить возникшие там соответствующие вопросы. Как видно, великую пролетарскую культурную революцию нельзя было не проводить, ибо основа у нас непрочная. По моим наблюдениям, не на всех и не на подавляющем большинстве предприятий, но, боюсь, на довольно значительном их числе руководство не в руках подлинных марксистов, не в руках рабочих масс. Это не значит, что среди тех, кто руководил ранее промышленными предприятиями, не было хороших людей. Хорошие люди были. Они были и среди секретарей заместителей секретарей и членов парткомов, они были и среди секретарей партячеек, но они шли по той линии, которую проводил в своё время Лю Шаоци, и занимались не чем иным, как каким-то материальным стимулированием, выпячиванием прибыли в качестве командной силы, каким-то премированием и т. п., они не были сторонниками пролетарской политики. В настоящее время на некоторых заводах их реабилитировали и они участвуют в руководстве, которое действует на основе «соединения трёх сторон», а на некоторых заводах этого ещё нет. Однако на промышленных предприятиях действительно есть плохие люди. Например, завод «7 февраля», то есть паровозо-вагоноремонтный завод в Чансиньдяне,— крупный завод, он насчитывает восемь тысяч рабочих, а вместе с семьями несколько десятков тысяч человек. В прошлом на нём было девять партячеек гоминьдана, три организации «Союза молодёжи трёх народных принципов», кроме того, было восемь каких-то отделений охранки. Здесь, естественно, нужен анализ, поскольку в то время нельзя было не вступать в гоминьдан! Некоторые кадровые рабочие стали ветеранами. Неужели ветераны стали ненужными? Так говорить нельзя. Надо различать тяжесть [совершенных ими проступков]. Некоторые из них номинально числились членами гоминьдана, так как они не могли не вступить [в гоминьдан], с ними достаточно только побеседовать. Некоторые из них выполняли сравнительно ответственную работу, и есть небольшая часть людей, которые пустили глубокие корни в гоминьдане и занимались дурными делами. Надо подходить дифференцированно, принимать во внимание обстоятельства. К тем, кто занимался дурными делами, также надо подходить дифференцированно, к чистосердечно раскаивающимся надо быть снисходительным, а к сопротивляющимся — строгим. Если теперь они как следует проведут самокритику, то их всё же надо допустить к работе, конечно не к руководящей. Если этих людей не допустить к работе, то чем же они будут заниматься дома? Как быть с их детьми?

Кроме того, у ветеранов, как правило, есть квалификация, хотя в некоторых случаях это квалификация и не такая высокая.

Этот мой пример как раз и говорит о том, что революция не закончена. Поэтому, товарищи члены ЦК, в том числе и кандидаты в члены ЦК, прошу вас особо учесть, что работу надо выполнять тщательно. Надо быть скрупулёзным в подобных вопросах, небрежность здесь недопустима, она часто приводит к ошибкам. В некоторых местах схватили слишком много людей. Это нехорошо. Вы схватили слишком много людей, а зачем схватили? Они и не убивали, и не поджигали, и не отравляли, я хочу сказать, что если только нет этих нескольких условий, то хватать людей не надо. Что касается тех, кто ошибочно встал на капиталистический путь, то их тем более не надо хватать. Надо разрешать им работать на заводах, надо, чтобы они участвовали в массовых движениях. Люди совершили ошибки, но ведь они совершили их в прошлом: либо вступили в гоминьдан, либо занимались дурными делами, или же допустили ошибки в самое последнее время, то есть стали так называемыми идущими по капиталистическому пути,— так надо, чтобы они шли одним путём с массами. Если не разрешать им идти одним путём с массами, то это будет нехорошо. Некоторых людей держали в заключении два года, держали в «коровниках». Они совершенно не знают о событиях в мире, неправильно судят о том, что слышат по выходе из заключения, продолжают обсуждать события двухлетней давности. Они два года были оторваны от жизни. Этим людям надо помочь, надо организовать учебные группы, надо говорить с ними о прошлом, о ходе великой культурной революции за два года, чтобы они постепенно пришли в себя.

Сплачивайтесь ради одной цели, а именно ради укрепления диктатуры пролетариата. Надо добиться сплочения на каждом заводе и фабрике, в каждой деревне, в каждом учреждении и учебном заведении. Не надо с самого начала всесторонне развёртывать эту работу; её можно развёртывать, но не надо развёртывать без контроля. Нельзя допускать, чтобы в течение полугода или более длительного периода эту работу никто не контролировал. Надо на каждом отдельном промышленном предприятии, в каждом отдельном учебном заведении, в каждом отдельном учреждении обобщать опыт. Поэтому в докладе товарища Линь Бяо говорится, что надо заниматься этим на каждом отдельном предприятии, в каждом отдельном учебном заведении, в каждой отдельной коммуне, в каждой отдельной партийной ячейке, в каждой отдельной организации. Выдвигался также вопрос об упорядочении комсомольской работы в каждой отдельной комсомольской ячейке.

Кроме того, как я уже говорил раньше, надо готовиться воевать. Мы должны быть готовы воевать в любом году. Некоторые спрашивают: что делать, если он [враг. — Прим. Ред.] не придёт? Не важно, придёт он или нет, мы должны готовиться. Не надо при изготовлении ручных гранат полагаться на централизованное снабжение материалами. Ручные гранаты можно изготовлять везде, в каждой провинции. Всякие там винтовки, лёгкое оружие можно выпускать в каждой провинции. Это подготовка в материальном отношении, но главное — подготовка в моральном отношении. Подготовиться в моральном отношении — значит быть морально готовым воевать. Это касается не только членов нашего ЦК; надо, чтобы подавляющее большинство народа было морально подготовлено [воевать]. Мои слова не относятся к объектам диктатуры, к разного рода помещикам, кулакам, контрреволюционным элементам и вредителям, поскольку все эти люди будут очень рады, если империалисты и ревизионисты вторгнутся к нам. Они полагают, что в случае вторжения весь этот мир изменится и изменится их положение. Надо готовиться также и к этому; в процессе социалистической революции ещё надо вести революцию и против [такого поворота событий].

Если они вторгнутся, то мы, воюя, не будем выходить [за пределы страны]. Мы не намерены, воюя, выходить [за пределы страны]. Я говорю, что не надо поддаваться провокации, даже если вы попросите, мы все равно не пойдём. Но если вы вторгнетесь к нам с войной, то мы примем ответные меры. Всё зависит от масштабов, в каких они намерены вести сражения, малые или большие. Если малые, то мы будем сражаться на границе. Если большие, то я стою за то, чтобы уступить небольшую территорию. Китай — это немалая территория. Если их не поманить, то, по-моему, они и не войдут [в нашу страну]. Надо сделать так, чтобы весь мир увидел, что мы воюем за правое дело, за свои интересы. Если они войдут [в нашу страну], то, на мой взгляд, это будет выгодно [для нас], это будет не только справедливая война, но и война, выгодная и удобная [для нас]. В результате мы их поставим в положение окружённых всем народом. Что касается всяких там самолётов, танков, бронетранспортёров, то сейчас повсеместный опыт свидетельствует о том, что с ними можно справиться.

Чтобы победить, нужно побольше людей, не так ли? Людей самых разных категорий. Независимо от того, из какой они группировки или из какой провинции, с севера или с юга. Что лучше — побольше людей сплотить или поменьше? В общем, побольше людей сплотить — лучше. Мнения некоторых людей не обязательно совпадают с нашими, но это не означает, что тут такой тип отношений, который квалифицируется как отношения между нами и нашими врагами. Я не верю, например, говоря конкретно, что у Ян Дэчжи с Ван Сяоюем отношения, как между нами и нашими врагами. Отношения между вами двумя — это отношения между нами и нашими врагами или отношения внутри народа? На мой взгляд, это ссора внутри народа, ЦК также отнёсся несколько бюрократично, не занялся вами серьёзно, а вы не обратились в ЦК с предложением обсудить [ваш вопрос]. В такой большой провинции, как Шаньдун, существуют противоречия внутри народа, вот и используйте этот случай, чтобы побеседовать друг с другом, договорились? Я думаю, что в Восточном Китае также имеется эта проблема внутри народа. И в Шаньси также существуют противоречия внутри народа, одни поддерживают одну группировку, другие поддерживают другую, но к чему поднимать такой шум? Есть проблемы в Юньнани, Гуйчжоу, Сычуани. Везде в той или иной степени есть какие-то проблемы, и по сравнению с прошлым и позапрошлым годами дела обстоят лучше. Товарищ, тебя зовут не Сюй Шию? В позапрошлом году в течение трёх месяцев — июля, августа и сентября — нам было очень трудно в Шанхае. Сейчас, в общем, стало несколько легче! Я говорю об обстановке в целом. У тебя в Нанкине появилась какая-то организация «Хунцзун», в результате проделанной работы всё же добились сотрудничества, ведь сотрудничали же организации «Ба эрци» 3 и «Хунцзун».

Я считаю, что основной вопрос — всё же наша работа. Разве я не говорил раньше, что проблемы на местах зависят от армии, а проблемы армии — от работы и что дело не в кровной вражде. К чему она? Если говорить о личных обидах, то не стоит так долго подсчитывать их. Одним словом, мне кажется, что у нас нет ни прошлых обид, ни сегодняшней ненависти, столкнулись — и вот появились некоторые разногласия. Кто-то покритиковал тебя или выступил против тебя, ты нанёс контрудар, а в результате возникли противоречия. Люди, выступающие против тебя, не обязательно плохие. Одного из деятелей, которого в Пекине постоянно требуют свергнуть, зовут Се Фучжи. В последнее время он стал прибегать к такому методу: всякий раз, встречаясь с представителями организаций, которые требуют свергнуть его, он говорит: «Это не ваше дело». А кто поддерживает его, не обязательно все хорошие люди.

Поэтому я повторяю всё те же слова о том, что надо сплачиваться для завоевания ещё больших побед. Эти слова имеют конкретное содержание: что делать, в чём заключается конкретная победа, каковы методы сплочения.

Я верю некоторым старым товарищам, допустившим в прошлом ошибки. Первоначально был большой список в 30 с лишним человек, мы считали, что всех надо избрать в Политбюро и это будет хорошо. Потом кто-то предложил список из 10 с лишним человек, он показался слишком маленьким. Большинство занимает промежуточное положение (смех), они выступают и против этого большого списка и против маленького списка и настаивают на среднем списке из 20 с лишним человек и на том, чтобы избирались только делегаты. Остаётся только приступить к выборам. Нельзя говорить, что кандидаты в члены ЦК по своему политическому уровню, работоспособности и деловым качествам уступают официальным членам ЦК, вопрос вовсе не в этом. Здесь налицо несправедливость. Вы говорите, что очень справедливо, мне кажется, не совсем справедливо, не совсем честно.

Все должны быть осторожными и внимательными — и кандидат в члены ЦК, и член ЦК, и член Политбюро, все должны быть осторожными и внимательными. Не надо терять разума, когда загораешься какой-нибудь идеей. Со времён Маркса никогда не говорилось о том, что надо подсчитывать, чьи заслуги больше. Вы, коммунисты, сравнительно более сознательная часть людей среди народных масс, сравнительно более сознательная часть пролетариата. Поэтому я одобряю такой лозунг: «Во-первых, не бояться трудностей, во-вторых, не бояться смерти», но не одобряю лозунга «Нет выдающихся заслуг, но зато есть заслуги в преодолении лишений. Зато есть заслуги в усталости». (Смех.) Этот лозунг противоположен лозунгу «Во-первых, не бояться трудностей, во-вторых, не бояться смерти». Посмотрите, сколько у нас погибло людей в прошлом; нашим старым товарищам, живущим в настоящее время, повезло: они случайно остались в живых. Товарищ Пи Динцзюнь 4, сколько у тебя было в своё время людей в Хубэй — Хэнань — Аньхойском районе? А сколько их осталось? В то время их было много, а сейчас в живых осталось не так уж много. В то время в ходе войны были большие жертвы в советских районах Цзянси и Цзинганшань, на северо-востоке Цзянси, на западе Фуцзяни, на западе Хунани и Хубэя, на севере Шэньси, до старости дожили немногие, вот это и означает, «во-первых, не бояться трудностей, во-вторых, не бояться смерти». Многие годы у нас не было никакой заработной платы, не была установлена восьмиразрядная система заработной платы, а питание нормировалось: три цяня 5 масла, пять цяней соли, полтора цзиня риса — и этого было вполне достаточно. Что касается овощей, то разве можно достать овощи там, где прошла большая армия?

Теперь вступили в города. Вступление в города — это хорошее дело. Если бы мы не вступили в города, то Чан Кайши продолжал бы господствовать в этих районах. Вступление в города также и плохое дело, так как оно привело к тому, что наша партия перестала быть такой хорошей [как раньше]. Поэтому некоторые иностранцы и корреспонденты говорят, что наша партия перестраивается заново. Сейчас мы сами также выдвигаем лозунг «Упорядочение партии и строительство партии», перестройка на самом деле необходима. Каждая ячейка должна заново пройти упорядочение в массах. Следует пройти через массы, нужно, чтобы не только несколько членов партии, но и беспартийные массы принимали участие в совещаниях и в обсуждениях. Отдельным людям, которые действительно не годятся, надо посоветовать выйти [из партии]. По отношению к очень незначительному числу людей, возможно, надо применить дисциплинарные взыскания, утверждённые уставом партии, не так ли? Кроме того, надо, чтобы эти решения принимались общими собраниями партячеек и утверждались вышестоящими инстанциями. Одним словом, надо использовать осторожные методы. Если надо делать, то надо обязательно делать, но следует использовать осторожные методы.

Наш съезд прошёл как будто неплохо. По-моему, он стал съездом сплочения, съездом побед. Наш метод опубликования коммюнике в настоящее время лишает иностранцев возможности выуживать наши новости (смех), и потому они говорят, что мы созвали тайное совещание. Мы действуем и открыто, и тайно. Эти корреспонденты в Пекине, как мне кажется, тоже оказались в тяжёлом положении, мы как будто достаточно повычистили разных предателей и тайных агентов, пробравшихся в наши ряды. В прошлом сразу становилось известно о работе каждого совещания, сразу же печатались хунвэйбиновские листки. После того как Ван [Ли], Гуань [Фэн], Ци [Бэньюй], Ян [Чэнъу] 6, Юй [Лицзинь] и Чуань [Чунби] сошли со сцены, они не получают никакой информации из ЦК.

Сказанного достаточно, на этом заседание объявляю закрытым. (Продолжительные бурные аплодисменты.)

Примечания:

  1. Так в китайском тексте.— Прим. ред.
  2. Имеется в виду состав ЦК КПК девятого созыва.— Прим. ред.
  3. «Хунцзун» («Штаб хунвзйбинов») и «Ба эрци» («27 августа») — хунвэйбиновские организации в Нанкине.— Прим. ред.
  4. Пи Динцзюнь — секретарь парткома провинции Ганьсу, командующий Ланчжоуским военным округом, член ЦК КПК девятого и десятого созывов, член президиума 1-й сессии ВСНП четвёртого созыва.— Прим. ред.
  5. В то время 1 цянь равнялся 3,7 грамма.— Прим. ред.
  6. Ян Чэнъу в 1974 году был реабилитирован и назначен первым заместителем начальника генштаба НОАК.— Прим. ред.

Добавить комментарий