Шанхайский кружок революционной массовой критики. Проповедовать буржуазную литературу и искусство значит реставрировать капитализм. Отповедь реакционной теории Чжоу Яна, восхваляющей «Возрождение», «Просвещение» и «критический реализм» буржуазии.— Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1971.

1971 г.

Проповедовать буржуазную литературу и искусство значит реставрировать капитализм. Отповедь реакционной теории Чжоу Яна, восхваляющей «Возрождение», «Просвещение» и «критический реализм» буржуазии

Кто опубликовал: | 17.07.2015

Развёртывать критику ревизионизма — одна из важнейших задач, стоящих перед нами на идеологическом фронте.

Мао Цзэдун

30 лет тому назад, подводя итоги борьбы на идейно-культурном фронте со времени движения «4 мая» 1, великий вождь Председатель Мао Цзэдун писал: «Всё новое выковывается в тяжёлой борьбе. Это относится и к новой культуре, которая за двадцать лет своего развития совершила три поворота, описав зигзаг и выявив всё, что в ней есть хорошего и плохого» («О новой демократии»). Именно в результате этой 20-летней борьбы родился эпохальный документ марксистского идейно-культурного движения — Выступления Председателя Мао Цзэдуна на Совещании по вопросам литературы и искусства в Яньани.

В течение последующих 30 лет зигзагообразно шла ещё более ожесточённая борьба между двумя классами — пролетариатом и буржуазией, между двумя культурами — пролетарской и буржуазной. Исход этой борьбы ещё яснее доказал, что пролетарская революционная линия Председателя Мао Цзэдуна в области литературы и искусства является единственно правильной линией для движения за пролетарскую революционную литературу и искусство.

Агенты изменника, провокатора и штрейкбрехера Лю Шаоци в кругах литературы и искусства — «четыре молодчика» — Чжоу Ян, Ся Янь, Тянь Хань и Ян Ханьшэн упрямо насаждали в области литературы и искусства чёрную контрреволюционную ревизионистскую линию, противостоящую пролетарской революционной линии Председателя Мао Цзэдуна. Эта чёрная линия использовала проповедь теорий и произведений буржуазной, ревизионистской литературы и искусства как одно из средств реставрации капитализма. С точки зрения Чжоу Яна западная буржуазная литература и искусство эпохи Возрождения (ⅩⅣ—ⅩⅥ вв.), эпохи Просвещения {ⅩⅧ в.) и критического реализма (ⅩⅨ в.) «достигли вершин как в идейном, так и в художественном отношениях» 2 и на этих «вершинах» стоит и такой-то «мастер», и такой-то «-ский», «всех их, дескать, не перечтёшь» 3. А поэтому пролетариату Китая вовсе-де не нужно заниматься революцией в области литературы и искусства, достаточно лишь, взяв за «цель борьбы» 4 буржуазную классическую литературу и искусство Запада, добиться «Ренессанса литературы и искусства на Востоке» 5. За последние десятки лет Чжоу Ян, рьяно проповедуя «Возрождение», «Просвещение» и «критический реализм» буржуазии, последовательно выступал с целым рядом реакционных положений, которые являлись ядовитыми стрелами, направленными против пролетарской революционной линии Председателя Мао Цзэдуна в области литературы и искусства. Эти реакционные положения нужно подвергнуть исчерпывающей критике.

Взять за «цель борьбы» буржуазную литературу и искусство или же вести пролетарскую революцию в области литературы и искусства?

Для чего были нужны Возрождение, Просвещение и критический реализм буржуазии? Они существовали для обработки общественного мнения в целях развития капитализма, установления и упрочения диктатуры буржуазии и спасения капитализма от гибели. В эпоху Возрождения буржуазия только-только вступила на политическую арену, в эпоху же Просвещения она захватила власть у феодалов и постепенно установила господство капитализма. Но в ⅩⅨ веке, когда породилась критическо-реалистическая литература и искусство, капиталистический строй уже в полной мере выявил присущие ему противоречия, пролетариат вступил на политическую арену в качестве могильщика буржуазии. Разве история периода от Возрождения, Просвещения и до критического реализма не отражает весь ход зарождения, развития и упадка буржуазии во всемирном масштабе? Председатель Мао Цзэдун с глубокой проницательностью указывает: «За исключением лишь замены первобытно-общинного строя рабовладельческим, когда на смену неэксплуататорскому строю пришёл эксплуататорский строй, все остальные революции в прошлом кончались сменой одного эксплуататорского строя другим». «Только наша революция, революция широких народных масс, руководимая пролетариатом и Коммунистической партией, ставит своей целью окончательное уничтожение всей и всякой эксплуатации и всех и всяких классов» (Примечания к «Материалам о контрреволюционной клике Ху Фэна»). Чтобы достичь этой цели, пролетариат в ходе продолжения социалистической революции после захвата власти должен взять на себя важную задачу — подвергнуть уничтожающей критике все буржуазные реакционные идеологические системы, все идеологические системы, служащие эксплуататорским классам и эксплуататорскому строю. Он ни в коем случае не должен брать буржуазную литературу и искусство за пример или «цель борьбы», ибо поступать иначе означало бы реставрацию капиталистического строя.

Допустимо ли в условиях диктатуры пролетариата брать буржуазное Возрождение за «цель борьбы»? Представители Возрождения изо всей мочи проповедовали «гуманизм», то есть «человечность», говоря, что никто до них не «открывал» и не «утверждал» «человека». Однако класс феодалов, состоявший также из своего рода «людей», проповедовал не «человечность», а «божественность»,— здесь «божество» являлось не кем иным, как обожествленным правителем-феодалом. Буржуазия противопоставляла «человечность» «божественности», проповедуемой классом феодалов, причём «человек», о котором она говорила, был не кем иным, как самим буржуа. Что же касается многомиллионных трудящихся — творцов мировой истории, то представители Возрождения их совсем не «открыли», не говоря уже об их «утверждении». «Гуманисты» проповедовали, что земное счастье превыше всего. На самом же деле они противопоставляли открытую невоздержанность буржуазии аскетизму, или скрытой невоздержанности класса феодалов. Они провозглашали: «Я сам есть единственный объект моего мышления». Таким образом они изображали буржуазный эгоизм, эпикуреизм и необузданную страсть к обладанию как «общечеловеческие» качества, дарованные «природой». Если всё это будет «возрождено», то где уж найдётся место для трудящихся, место для красной власти пролетариата?!

Допустимо ли в условиях диктатуры пролетариата брать буржуазное просветительство за «цель борьбы»? В широко проповедовавшемся Чжоу Яном «просвещении масс научной истиной» 6 находит полное отражение реакционный взгляд буржуазии, считающей себя «спасителем», а массы — «толпой». Истина носит классовый характер. Что такое «научная истина»? В истории человечества только марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи есть подлинная научная истина, которая ведёт человечество к окончательному освобождению. Откуда появился марксизм? Он был создан Марксом и Энгельсом на базе обобщения ими практического опыта революционного движения пролетариата всех стран. Это и есть то, о чём говорит Председатель Мао Цзэдун — «черпать у масс». Передовые элементы пролетариата неустанно ведут пропаганду марксистской истины среди трудящихся и воспитывают их в духе этой истины, и эти «правильные, представляющие передовой класс идеи — как только ими овладевают массы — становятся материальной силой, которая преобразует общество, преобразует мир» (Мао Цзэдун, «Откуда у человека правильные идеи?»). Это и есть то, что подразумевает Председатель Мао Цзэдун, говоря: «нести в массы». Развитие марксизма происходит именно по линии: «черпать у масс и нести в массы», «— и так без конца. С каждым разом эти идеи будут становиться всё более правильными, более жизненными, более полноценными» (Мао Цзэдун, «К вопросу о методах руководства»). Марксизм, ленинизм и маоцзэдунъидеи — это три этапа развития марксизма. Однако «просвещение» в устах тех буржуазных революционеров-демократов, которые не только принимают вид спасителя, но и обманывают массы буржуазной ложью, вроде «свободы, равенства и братства», служит становлению или укреплению диктатуры буржуазии. Для пролетариата же это так называемое «просвещение» означает «одурачение»! Рассматривать литературу и искусство эпохи Просвещения как «цель борьбы» значит создавать контрреволюционное общественное мнение в пользу буржуазной реакционной линии Лю Шаоци. Вот посмотрите: в фильме «Степной пожар», состряпанном приверженцами чжоуяновской чёрной линии в области литературы и искусства по указке Лю Шаоци и с целью воспевания его, этого изменника, есть ведь тип по имени Лэй Хуаньцзюе. Это имя означает «пробудить сознание». Этот штрейкбрехер представлен «спасителем», призванным «пробудить сознание» масс. В течение многих лет изменник, провокатор и штрейкбрехер Лю Шаоци проводил буржуазную реакционную линию, которая обманывала и подавляла рабоче-крестьянские массы, давая буржуазии возможность эксплуатировать и угнетать трудящихся и лишая рабоче-крестьянские массы возможности подняться на революцию.

Допустимо ли в условиях диктатуры пролетариата брать буржуазную литературу и искусство критического реализма за «цель борьбы»? Критикуя буржуазию, пролетариат ставит своей целью окончательное уничтожение буржуазии. «Критикуя» капитализм, буржуазные же писатели не только не смеют порицать его эксплуататорскую сущность и затрагивать такой коренной вопрос, как диктатура буржуазии, а, наоборот, ставят своей целью укрепление диктатуры буржуазии, тщетно пытаясь найти рецепт для спасения обречённого на гибель капиталистического строя. Их критика капиталистического общества никогда не выходила, да и не могла выходить, из рамок, дозволенных капиталистическим строем. Современные ревизионисты, представляемые кликой советских ревизионистов-ренегатов, так рьяно трубят о критическом реализме именно потому, что они также являются выразителями воли пришедшей в упадок буржуазии и хотят таким образом сохранить их буржуазное реакционное господство. Позаимствовав у клики советских ревизионистов-ренегатов это буржуазное течение в литературе и искусстве и введя его в социалистический, новый Китай, Чжоу Ян и ему подобные создали такие видоизменения, как теории «писать правду», «углублять реализм» и «широкую дорогу реализму» 7. Они открыто подстрекали буржуазную интеллигенцию «смело вскрывать правду жизни» 8 и «вскрывать тёмные стороны социалистического строя» 9 и тем самым разлагать и подрывать диктатуру пролетариата. Следовательно, чтобы дальше укрепить и усилить диктатуру пролетариата в идеологическом и культурном отношениях, нам необходимо критиковать буржуазный критический реализм в свете пролетарского мировоззрения.

А ведь в своё время буржуазия, выдвинув лозунг «Возрождения» в литературе и искусстве, использовала его лишь как средство и отнюдь не ставила его себе целью. Действительно ли буржуазия хотела возрождения древнегреческой и древнеримской культуры, культуры рабовладельческой? Нет. Председатель Мао Цзэдун указывает: «Каждая данная культура является отражением политики и экономики данного общества в идеологии» («О новой демократии»). «Идеализированным царством» буржуазии того времени являлось капиталистическое общество, а отнюдь не рабовладельческое общество, которое оказалось бы шагом назад. Развёртывая наступление на феодальное господство, буржуазия выступила под флагом «Возрождения» потому, что она хотела этим поднять свой боевой дух, а главное, скрыть узость содержания буржуазной революции с тем, чтобы обманывать и вводить в заблуждение широкие массы. Отсюда видно, что «Возрождение», выдвинутое буржуазией в начальный период её развития, было направлено на осуществление буржуазных политических требований, имевших более или менее прогрессивное значение, а именно: замены старого эксплуататорского строя новым и эволюции от феодального общества к капиталистическому. Пытаясь взять буржуазное «Возрождение» за «цель борьбы» в условиях диктатуры пролетариата, Чжоу Ян и ему подобные выступали представителями свергнутой буржуазии и шли навстречу её контрреволюционным нуждам в реставрации капитализма. Другими словами, они стремились путём «возрождения» старой идеологии и старой культуры буржуазии реставрировать старую политику и старую экономику, реставрировать старый эксплуататорский строй, повернуть вспять социалистическое общество к капиталистическому обществу и превратить Китай из нового, социалистического в старый, полуколониальный и полуфеодальный.

Сопротивление реакционных классов законам истории только ускоряет их гибель. Энгельс говорил: «Это — эпоха, начинающаяся со второй половины ⅩⅤ века… в то время как горожане и дворянство ещё продолжали между собой драку, немецкая Крестьянская война пророчески указала на грядущие классовые битвы, ибо в ней на арену выступили не только восставшие крестьяне,— в этом уже не было ничего нового,— но за ними показались предшественники современного пролетариата с красным знаменем в руках и с требованием общности имущества на устах» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Изб. произв., изд. на кит. яз., т. 3, стр. 492).

Если в эпоху буржуазного Возрождения и Просвещения предшественники современного пролетариата уже безо всяких компромиссов бросили буржуазии вызов, требуя «общности имущества», то сегодня, когда марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи широко распространяются по всему миру, когда империализм идёт к всеобщему краху, а социализм — к победе во всём мире, тщетные попытки Чжоу Яна и ему подобных копировать старье буржуазии и воскресить капитализм так отвратительны и смехотворны, как тщетные попытки повернуть колесо истории вспять.

Отповедь национальному предательству в области культуры

Трубя о буржуазной литературе и искусстве, Чжоу Ян особо подчеркнул: «Зарубежные друзья весьма надеются увидеть Ренессанс на Востоке» 10. Что из себя представляют «зарубежные друзья» изменника и спецагента Чжоу Яна? Не что иное, как горстку империалистов и социал-империалистов. Каковы могут быть «надежды» этих людей для социалистического, нового Китая? «Империалистические оракулы, основываясь на изменениях в Советском Союзе, рассчитывают, что и в Китае „мирная эволюция“ произойдёт при третьем или четвёртом поколении коммунистов» («Выдержки из произведений Председателя Мао Цзэдуна», изд. на кит. яз., стр. 240). Чжоу Ян — один из предателей Родины, лояльно осуществлявших в Китае контрреволюционные «надежды» империалистических «оракулов».

Для проведения в жизнь этой предательской линии в области литературы и искусства Чжоу Ян сфабриковал ряд контрреволюционных теорий.

Так называемая теория «полного соответствия»

Чжоу Ян считает, что в начальный период своего развития буржуазия «имеет общность интересов со всем трудовым народом» и, следовательно, в эпоху Возрождения и эпоху Просвещения буржуазная литература и искусство «внесли огромный вклад в дело человечества» 11. Хотя в ⅩⅨ веке буржуазия уже разлагалась и пришла в упадок, но писатели — критические реалисты, как «представители буржуазии», по мнению Чжоу Яна, стали «блудными сыновьями», изменившими своему классу, и «не одобряют капитализм» 12, поэтому такого рода литература и искусство опять-таки стали «гордостью всего цивилизированного человечества» 13. Одним словом, на его взгляд вся буржуазная литература и искусство «полностью соответствуют» интересам трудового народа!

Это стопроцентное классовое капитулянтство в области культуры.

Правда, буржуазия всегда пыталась и пытается выдать себя за выразительницу интересов «всего человечества». Однако даже в то время, когда буржуазия начала наступление на класс феодалов, она ничуть не прекращала жестокой эксплуатации и угнетения трудящихся, причём её наступление на класс феодалов имело целью захватить власть, чтобы господствовать над трудящимися и эксплуатировать их. Поэтому, как только власть оказывалась в её руках, она сплошь и рядом немедленно объединялась с классом феодалов на жестокое подавление трудящихся, которые стремились к продолжению революции. Разве мало подобных кровавых уроков оставлено нам новой всемирной историей?

Председатель Мао Цзэдун дал глубоко продуманное обобщение: «Всё то, чем руководит буржуазия, чуждо народным массам» («Выступления на Совещании по вопросам литературы и искусства в Яньани»). Эти слова бьют не в бровь, а в глаз, разоблачая всякую распространяемую буржуазией и ревизионистами ложь о «всенародной литературе и искусстве», о «литературе и искусстве всего человечества». Это объясняется тем, что всё то, чем руководит буржуазия, преобразовано ею согласно её эксплуататорской сущности. Вся буржуазная культура, которой «гордятся» Чжоу Ян и ему подобные, строится на жёсткой выжимке крови и пота из трудового народа и ставится на службу политическим интересам буржуазии. Таковы были литература и искусство в эпоху Возрождения и в эпоху Просвещения, таковы были и литература и искусство критического реализма в ⅩⅨ веке. Разница лишь в том, что в первый период буржуазия ещё переживала свой «золотой век» и поэтому появился Робинзон Крузо из-под пера Дефо — образ «покорителя», то есть образ колонизатора с алчными устремлениями; а в последний период буржуазия уже «еле дышала и доживала свои последние дни», поэтому-то и появились, начиная с Бальзака и кончая Львом Толстым, писатели критического реализма, создавшие образы «лишнего человека». Но разве они действительно «не одобряют капитализм»? Нет! Они всеми силами пытались спасти прогнившее реакционное господство своего класса от крушения и гибели. Марксисты никак не могут воспевать защитников буржуазного господства как выразителей воли трудового народа, они должны подвергнуть их произведения классовому анализу, помочь людям правильно понять эти произведения, освободиться от всякого рода лжи, распространяемой буржуазией, и ниспровергнуть капиталистический строй и всю его надстройку путём насильственной революции.

Так называемая теория «непревзойдённости»

Чжоу Ян вовсю трубил о том, что-де буржуазное Возрождение, просветительство и критический реализм являются «вершинами как в идейном, так и в художественном отношениях», и наказывал, что, мол, нечего стараться их превзойти, да и «нет надобности превзойти» 14, ибо их «не превзойдёшь», и даже «сравниться» с ними не по силам, что китайскому пролетариату сперва надо поплестись в хвосте у западной буржуазии «несколько сотен лет» и только после этого сможет он «сравниться» с ней.

Марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи не признают, что для конкретных вещей и явлений в мире существует предел, который невозможно превзойти. Хотя представители буржуазии, исходя из буржуазной точки зрения, неизменно объявляли, что их система идеализма, метафизики,— «непревзойдённая», «конечная теория», однако развитие марксизма и революции давно уже окончательно разоблачило эту ложь, которую они распространяют в целях саботирования пролетарской революции и сохранения реакционного господства буржуазии. На деле же теория «непревзойдённости», проповедовавшаяся Чжоу Яном, рекламирует не что иное, как «непревзойдённость» капиталистического строя.

Пролетарская культура, служащая рабочим, крестьянам и солдатам, является самой великой культурой в истории человечества. Куда равняться с ней буржуазной культуре, которая целиком служит лишь эксплуататорским классам! Сопоставим типичные образы в творчестве. Стоит только полистать произведения эпохи Возрождения и эпохи Просвещения или произведения критического реализма, и нетрудно заметить, что образы, которые они описывают, воспевают и приукрашивают,— почти без исключения образы представителей эксплуататорских классов и их интеллигенции и что изредка встречающиеся образы из среды рабоче-крестьянских масс искажены и превращены либо в головорезов, либо в холуев. Эксплуататоры и кровопийцы всех мастей представлены как герои произведений литературы и искусства и свирепствуют на сцене, экране, в прозе и стихотворениях. Таким образом историческая правда и сущность исторического процесса были поставлены с ног на голову. Чжоу Ян, конечно, ни за что не признает этого. По его мнению, буржуазия не только создала множество «живых типичных образов» 15, но и типы «новых людей» «грядущего социалистического общества» 16. Он постоянно трубит о том, что русский буржуазный писатель Чернышевский в романе «Что делать?» не только нарисовал несказанно прекрасную «картину социалистического общества» 17, но и к тому же создал целую плеяду типов «новых людей». Имя одной из этих «новых людей» — Вера. Что в ней «нового»? «Новое» в ней заключается в том, что к её ярко выраженному отвратительному «своекорыстию» прикреплен ярлык «рациональности», что она, явно будучи капиталисткой, владелицей фабрики, умышленно создала рабочим иллюзию, будто они «хозяева» этой фабрики, и таким образом занималась «культурной эксплуатацией». По словам первого мужа Веры, он всё это давно уже «видел в Америке» 18. Таких воспеваемых Чжоу Яном «новых людей», которые делают рабочих якобы хозяевами, наш рабочий класс в Шанхае видывал до освобождения. Их так называемая «культурная эксплуатация» фактически сводится к тому, что владелец фабрики берёт самую малость из своих излишков, чтобы подкупить штрейкбрехеров и обмануть рабочих. Этот приём, как и разглагольствования Никсона и Брежнева о государстве благоденствия, применяется ради укрепления капиталистического строя. Но достаточно было приукрасить капиталиста, наклеив на него ярлык социализма, чтобы он в глазах Чжоу Яна тотчас же стал типом «нового человека» «грядущего социалистического общества». Вот что представляет собой так называемая непревзойдённая «вершина как в идейном, так и в художественном отношениях»!

«Все в вечность канули. Чтобы найти настоящих людей, загляни в нынешний день». История давно доказала, что только пролетариат, овладевший марксизмом-ленинизмом-маоцзэдунъидеями, способен создавать блестящие типичные образы подлинных революционных героев пролетариата. Революционные образцовые спектакли, тщательно выпестованные товарищем Цзян Цин в соответствии с пролетарской революционной линией Председателя Мао Цзэдуна, поистине являются такими произведениями, с которыми никакие произведения буржуазной литературы и искусства не могут сравниться. До чего же мелки и жалки образы представителей эксплуататорских классов в произведениях буржуазной литературы и искусства, если сопоставлять их с образами Ли Юйхэ, Ян Цзыжун, Фан Хайчжэнь, Го Цзяньгуана, У Цинхуа, Хун Чанцина и других пролетарских революционеров! Чжоу Ян с тревогой заявил: «Стараться во всём превзойти — беды не миновать» 19. Вот это здорово — «беды не миновать»! Разве эти ненароком вырвавшиеся слова не выдали с головой страх буржуазии перед лицом великих побед пролетарской революции в области литературы и искусства?!

Великий вождь Председатель Мао Цзэдун давно указал: «Великая победоносная Народно-освободительная война и великая народная революция в Китае возродили и продолжают возрождать великую культуру китайского народа. По своему духовному содержанию эта культура уже превзошла культуру всего капиталистического мира. Возьмём, например, государственного секретаря США Ачесона и ему подобных. По уровню понимания современного Китая и современного мира они стоят ниже рядового бойца Народно-освободительной армии Китая» («Банкротство идеалистического понимания истории»). Надо обратить внимание на то, что «эта культура уже превзошла культуру всего капиталистического мира».

Это и есть самое исчерпывающее опровержение распространяемой Чжоу Яном теории «непревзойдённости», самый сильный ответ на неё!

Так называемая теория «сплошной европеизации»

Чжоу Ян трубил о необходимости «протянуть руку к наследию Запада» 20 и «сохранить идеологию старых времён как систему в нынешней литературе и искусстве» 21. «Сохранить» и «старое», и «систему» — это ли ещё не «сплошная европеизация»?! Он также утверждал, что, мол, «во всех отраслях искусства» нашей страны «традиции художественного мастерства слабы», «художественное же мастерство Запада», «разумеется, намного прогрессивнее и научнее, чем старое художественное мастерство Китая», следовательно, «воспринимать побольше — всегда хорошо, и чем больше, тем лучше» 22. Он поистине, как говорится, забыл своих предков. Какой он бессовестный! Где же у него национальное достоинство? Его нет и в помине. Есть только рабское преклонение перед западной буржуазией!

Китайский народ — великий, трудолюбивый и мужественный народ. Китайская нация — великая нация, обладающая высокой культурой. В Китае ещё во время движения «4 мая» народилась под руководством КПК во главе с Председателем Мао Цзэдуном новая, свежая культурная сила и новое направление в культуре, представителем которых является Лу Синь, что положило конец старой, буржуазно-демократической культуре в Китае.

Сегодня мы создаём самую великую и самую революционную в истории человечества пролетарскую культуру. Курс, которого мы неуклонно придерживаемся,— «ставить древнее на службу современности, а зарубежное — на службу Китаю», «отбрасывать устаревшее и открывать новое». Древнее и зарубежное искусство по своему идейному содержанию выражает политические чаяния, мысли и чувства эксплуататорских классов в древности и за рубежом, поэтому требуется исчерпывающая критика всего этого и окончательный разрыв с ним. Что касается кое-каких аспектов художественной формы некоторых произведений древности и зарубежных стран, то их можно поставить на службу созданию пролетарской литературы и искусства лишь после того, как они будут подвергнуты критике и преобразованы оружием маоцзэдунъидей, согласно принципу «отбрасывать устаревшее и открывать новое». Председатель Мао Цзэдун указывает: «Без разрушения нет созидания. Разрушение — это критика, это революция. Разрушение требует выяснения истины, а выяснение истины и есть созидание. Прежде всего разрушение, а в самом разрушении заложено созидание». Прежде чем использовать, нужно подвергнуть критике. Иначе нельзя использовать, а тем более нечего и говорить об отбрасывании капиталистического старого и открытии социалистического нового. Революционные образцовые спектакли, созданные революционными работниками литературы и искусства под водительством товарища Цзян Цин, служат светлым примером претворения в жизнь великого курса Председателя Мао Цзэдуна — «ставить древнее на службу современности, а зарубежное — на службу Китаю», «отбрасывать устаревшее и открывать новое». Они оказывают всё более глубокое и далеко идущее влияние на практическое разрешение вопроса о том, как относиться к культурному наследию.

Но глаза Чжоу Яна видят лишь зарубежное и древнее, не видя китайского и современного, видят лишь буржуазию Запада, не видя пролетариата Востока. Если, подобно Чжоу Яну, позволишь буржуазной литературе и искусству водить себя за нос, то не иначе как сыграешь реакционную роль, способствуя осуществлению национального предательства Лю Шаоци и ему подобными, и «чем больше» будешь способствовать, «тем лучше» для них.

Председатель Мао Цзэдун со всей проницательностью указывает: «Классовое капитулянтство фактически является резервом капитулянтства национального» («Обстановка и задачи в войне Сопротивления японским захватчикам после падения Шанхая и Тайюаня»). Трубя сначала о «полном соответствии», затем о «непревзойдённости» и наконец о «сплошной европеизации», Чжоу Ян тащился за Лю Шаоци и постепенно вполз на путь измены партии и Родине.

Выросшая на полуколониальной и полуфеодальной почве, китайская буржуазия была слабой и отсталой как в политическом, так и в культурном отношениях, тогда как компрадорская буржуазия, составлявшая её правое крыло, совсем продавшись буржуазии Запада, только и знала, что занималась национальным предательством. Чжоу Ян является представителем буржуазии, совершившей измену Родине в области культуры, конечно, не единственным её представителем. В истории современной культуры Китая Ху Ши является предшественником Чжоу Яна. Ху Ши и ему подобные говорят, что-де в Америке луна и та ярче. Чжоу Ян говорит: буржуазная культура Запада — самая «передовая», самая «научная» и «превосходная», так что мы можем только восхищаться ею, сознавая, что нам до неё далеко. Один говорит, другой вторит,— вот уж действительно два сапога — пара. Существуют ли между ними какая-либо разница? Существует. Ху Ши — компрадор от культуры, специализирующийся на американском товаре, а Чжоу Ян — компрадор от культуры, торгующий всякой всячиной. Только и всего!

Довести до конца революцию на идейно-культурном фронте

«Нет разрушения, нет и созидания; нет затора, нет и течения; нет остановки, нет и движения» (Мао Цзэдун, «О новой демократии»). Чтобы развернуть вглубь нынешнее массовое движение за борьбу, критику и преобразования на фронте литературы и искусства, необходимо окончательно похоронить реакционную теорию Чжоу Яна, воспевающую буржуазную литературу и искусство.

Следует разрешить вопрос о том, как правильно подходить к классической литературе и искусству Запада. Произведения так называемых Возрождения, Просвещения и критического реализма относятся к буржуазной классической литературе и искусству. С точки зрения исторического материализма буржуазная модернистская литература и искусство составляют последний этап — этап крушения буржуазной литературы и искусства точно так же, как империализм и социал-империализм являются высшей стадией капитализма. Однако ревизионисты в нашей стране и за её пределами издавна противопоставляют буржуазную классическую литературу и искусство буржуазной модернистской литературе и искусству, будто классическая литература и искусство не буржуазная, а «всенародная литература и искусство», лучше которых и быть не может, и модернизм испортил их репутацию. Это обман. Буржуазная классическая литература и искусство и буржуазная модернистская литература и искусство действительно несколько различны между собой в художественной форме. Первая может в какой-то мере послужить нам подспорьем, тогда как вторая для нас вовсе непригодна. Однако по своей классовой сущности обе они совершенно одинаковы, причём вторая есть злокачественное развитие первой и естественный результат неизбежного политического и экономического кризиса буржуазии в ⅩⅩ веке, в эпоху империализма и пролетарской революции.

В условиях диктатуры пролетариата буржуазия, ведя наступление на пролетариат в идеологическом и культурном отношениях, не только открыто копирует модернистскую литературу и искусство, но и использует так называемую классическую литературу и искусство. Это потому, что цель, которую буржуазия преследует в классической литературе и искусстве, есть рай, который она потеряла и всячески пытается возвратить, а также потому, что многие в обществе, в особенности молодёжь, зачастую недопонимают классовую сущность классических произведений и легко попадают к ним в плен. Следовательно, пролетариат должен в свете марксизма подвергать исчерпывающей критике буржуазную классическую литературу и искусство. И, видите ли, стоит нам только чуть-чуть задеть «мастеров» буржуазной классической литературы и искусства, и клика советских ревизионистов-ренегатов приходит в неистовство, что является своего рода доказательством необходимости такой критики. Советская ревизионистская литература и искусство, обожествляющие «мастеров» и всяких «-ских» буржуазной классической литературы и искусства, ныне завалены джазом, твистом и всяким западным модернистским хламом, как самым ходким и самым модным! Отсюда видно, что ревизионисты не только намерены развивать насквозь прогнивший «модернизм», ставя его себе на службу, но и норовят использовать репутацию этих «классиков» — мертвецов для осуществления диктатуры над пролетариатом и реставрации капитализма. Такова контрреволюционная двойная тактика, которую они применяют в области культуры. Между ними возникают и споры, иногда даже довольно шумные: одни ратуют за модернизм, другие считают его никуда не годным, третьи кричат о «святости» варварских агрессивных замыслов старых царей, а четвёртые трубят о том, как «цивилизована» упадочная культура американского империализма. В сущности же они спорят об одном: каким ножом лучше резать народ. Подобные уроки истории весьма поучительны.

В течение длительного времени Чжоу Ян и ему подобные, рядясь в тогу марксистов-ленинцев и ссылаясь на «мастеров» и «-ских», распространяли много яда в области литературы, общественных и естественных наук. Мы должны провести генеральную уборку в области идеологии, чтобы сбить спесь с западной буржуазии, поднимать дух китайского пролетариата и стимулировать развитие социалистической науки и культуры. Это — революционная задача, требующая длительного времени для её разрешения, задача, за которую нужно крепко взяться и выполнить до конца во что бы то ни стало.

Великая пролетарская культурная революция одержала великую победу. Революционные образцовые спектакли, рождённые в ходе революции в области пекинской оперы, балета и симфонической музыки, горят всё ярче и оказывают всё большее и большее влияние, воодушевляя нас на революцию и творчество во всех отраслях литературы и искусства на основе идей Председателя Мао Цзэдуна относительно литературы и искусства. Хотя контрреволюционная ревизионистская линия Чжоу Яна в области литературы и искусства потерпела крах, борьба двух классов, двух линий на идейно-культурном фронте отнюдь не заканчивается. Старая идеология, старая культура ещё будут упорствовать. Ядовитые травы, которые появятся в будущем, чтобы помериться силами с пролетариатом, могут быть такими произведениями буржуазного модернизма, как «рокк энд ролл», или же той или иной буржуазной классикой, но все они будут направлены на подрыв диктатуры пролетариата. Поэтому нам необходимо, руководствуясь пролетарской революционной линией Председателя Мао Цзэдуна в области литературы и искусства, продолжать борьбу, развернуть в ещё более широком масштабе движение за революционную массовую критику, критиковать контрреволюционную ревизионистскую линию Лю Шаоци как в области политики, так и в области литературы и искусства, критиковать четырёх буржуазных «молодчиков» — Чжоу Яна, Ся Яня, Тянь Ханя и Ян Ханьшэна, критиковать «мастеров» и «-ских», которых они превозносили до небес, критиковать и представителей идеологии эксплуататорских классов от Конфуция до Ху Ши, критиковать буржуазные реакционные идеи всех мастей и добиваться в ходе массовой критики закалки и перевоспитания широких масс революционных работников литературы и искусства. Мы надеемся, что товарищи на всех фронтах со всей серьёзностью отнесутся к движению революционной массовой критики и примут участие в нём с тем, чтобы довести до конца классовую борьбу в области идеологии, довести до конца борьбу за создание и укрепление всесторонней диктатуры пролетариата в области надстройки, включая все отрасли культуры. Встретим же новый подъём пролетарской революции в области литературы и искусства активной борьбой, высоко держа великое красное знамя марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей!

Примечания:

  1. Движение «4 мая» — антиимпериалистическое и антифеодальное революционное движение, вспыхнувшее 4 мая 1919 года. В первой половине 1919 года представители империалистических стран-победительниц в первой мировой войне — Англии, Франции, США, Японии, Италии и др.— собрались в Париже на конференцию для дележа добычи. По решению конференции все привилегии, которыми Германия пользовалась в провинции Шаньдун (Китай), переходили к Японии. 4 мая пекинские студенты первыми устроили митинг и демонстрацию в знак решительного протеста. Правительство северных милитаристов ответило репрессиями, арестовав более тридцати студентов. Пекинские студенты в знак протеста объявили забастовку, на которую откликнулись студенты всей страны. С 3 июня правительство северных милитаристов усилило репрессии в Пекине, и только в первые два дня было арестовано около тысячи студентов. «События 3 июня» вызвали ещё большее возмущение народа всей страны. С 5 июня в Шанхае и многих других городах начались забастовки рабочих и торговцев. Таким образом патриотическое движение, в котором до этого главным образом участвовала интеллигенция, вскоре вылилось в общенациональное патриотическое движение, охватившее пролетариат, мелкую буржуазию и буржуазию. По мере развития патриотического движения «4 мая» начавшееся до него движение за новую культуру, направленное против феодализма и выступавшее за науку и демократию, превратилось в могучее движение за революционную культуру, главным содержанием которого стала пропаганда марксизма-ленинизма.
  2. Второе выступление Чжоу Яна на Совещании по вопросам работы в области литературы и искусства (16 июня 1961 года).
  3. Выступление Чжоу Яна на Всекитайском совещании по вопросам работы в области культуры (24 декабря 1959 года); «Создать марксистскую эстетику» (лекция Чжоу Яна в Пекинском университете 22 ноября 1958 года).
  4. Выступление Чжоу Яна на Симпозиуме драматургов (июль 1963 года).
  5. Выступление Чжоу Яна на Совещании по вопросам творческой работы (20 февраля 1959 года).
  6. «Создать марксистскую эстетику».
  7. Теория «писать правду», теория «углублять реализм» и теория «широкую дорогу реализму» — контрреволюционные ревизионистские теории в области литературы и искусства, выдвинутые Чжоу Яном и другими агентами изменника, провокатора и штрейкбрехера Лю Шаоци в кругах литературы и искусства. Проповедники этих теорий пытались отрицать принцип партийности пролетарской литературы и искусства, выступали против того, чтобы литература и искусство служили рабочим, крестьянам и солдатам, служили пролетарской политике. Сущность этих абсурдных теорий заключается в сопротивлении воспеванию революционного героизма пролетариата и трудового народа, сопротивлении созданию героических образов рабочих, крестьян и солдат, в подкапывании под диктатуру пролетариата и расчищении пути для реставрации капитализма. Так, например, теория «писать правду» открыто подстрекает реакционных буржуазных писателей «смело вскрывать правду жизни», то есть отыскивать тёмные закоулки социалистической действительности, имея целью очернить светлое социалистическое общество.
    Теория «углублять реализм», трубя об отображении всего «старого», встречающегося в народных массах, требует от писателей, чтобы они создавали образы «средних героев» со сложным характером, описывали противоречия в духовном мире «средних героев», то есть отсталых персонажей. По мнению Чжоу Яна и Ко, создание подобных вредных произведений «углубляет» реализм. Вся суть пропаганды подобных реакционных теорий состоит в том, чтобы изливать и распространять сомнения в отношении социалистического строя и недовольство им и тем самым подрывать социалистическую революцию и социалистическое строительство.
    Теория «широкую дорогу реализму» утверждает, что путь служения рабочим, крестьянам и солдатам, этот наиболее правильный и наиболее широкий путь, слишком-де узок, что он-де «раз и навсегда проложенная узкая тропинка». Поборники этой теории ратуют за то, чтобы писатели в зависимости от «пройденного ими жизненного пути, воспитания, духовного склада, художественной индивидуальности и т. д.» писали то, что им нравится. Так они тщетно пытаются сбить писателей с курса на служение рабочим, крестьянам и солдатам, направить их на поиски каких-то «безгранично широких просторов для развития творчества».
    Это и разоблачает злостные намерения Чжоу Яна и Ко подорвать диктатуру пролетариата и реставрировать капитализм.
  8. «За создание большего количества хороших произведений литературы и искусства» (Статья Чжоу Яна, опубликованная в журнале «Вэньи бао», № 19 за 1953 год).
  9. Выступление Чжоу Яна на созванном Союзом писателей Совещании по вопросам редактирования периодических литературных изданий (декабрь 1956 года).
  10. Выступление Чжоу Яна на Совещании по вопросам творческой работы (20 февраля 1959 года).
  11. «Путь социалистической литературы и искусства нашей страны» (Доклад Чжоу Яна на Ⅲ Всекитайском съезде работников литературы и искусства 22 июля 1960 года).
  12. Выступление Чжоу Яна на Всекитайском совещании по созданию художественных фильмов (23 июня 1961 года).
  13. Приветственная речь Чжоу Яна на Ⅱ Всесоюзном съезде писателей (журнал «Вэньи бао», № 23 и 24 за 1954 год).
  14. Второе выступление Чжоу Яна на Совещании по вопросам работы в области литературы и искусства (16 июня 1961 года).
  15. «Пробные заметки о реализме» (Статья Чжоу Яна, опубликованная в журнале «Вэньсюэ», том 6, № 1, 1936 год).
  16. «О Чернышевском и его эстетике» (см. Чжоу Ян, «Жизнь и эстетика», изд. 1957 года).
  17. Там же.
  18. «Что делать?» (на кит. яз.), изд-во «Шидай чубаньшэ», 1951 год, стр. 762.
  19. Второе выступление Чжоу Яна на Совещании по вопросам работы в области литературы и искусства (16 июня 1961 года).
  20. «О реформе художественного образования» (см. Чжоу Ян, «Эпоха изображения новых людей», изд. 1949 года).
  21. Доклад Чжоу Яна на собрании принимающих участие в движении «четырёх чисток» кадровых работников культурных учреждений центрального подчинения (24 ноября 1964 года).
  22. «О реформе художественного образования» (см. Чжоу Ян, «Эпоха изображения новых людей», изд. 1949 года).

Добавить комментарий