Пер. с англ.— red-w1ne

Компартия Филиппин о распаде Советского Союза Posted: January 11, 2014 ← Stand For Socialism, Against Modern Revisionism

15.01.1992

За социализм против современного ревизионизма

Кто опубликовал: | 11.06.2017

Ревизионизм есть систематическая ревизия и отклонение от марксизма, основных революционных принципов пролетариата, сформулированных Марксом и Энгельсом и развитых дальше рядом мыслителей и вождей в ходе социалистической революции и строительства социализма. Ревизионисты называют себя марксистами, даже утверждают, что они дополняют и творчески развивают его, но они делают это на самом деле для того, чтобы прикрыть буржуазные антипролетарские и антимарксистские идеи, которые они пропагандируют.

Классические ревизионисты, господствовавшие во Ⅱ Интернационале в 1912 г., состояли в социал-демократических партиях, которые плелись в хвосте буржуазных режимов и которые поддержали военные бюджеты капиталистических стран Европы. Они отрицали революционную сущность марксизма и необходимость пролетарской диктатуры, увлекались буржуазным реформизмом и пацифизмом и поддерживали колониализм и современный империализм. Ленин решительно выступал против классических ревизионистов, защищал марксизм и привёл большевиков к созданию первого социалистического государства в 1917 г.

Современные ревизионисты 1 состояли в правящих коммунистических партиях в Советском Союзе и Восточной Европе. Они систематически ревизовали основные принципы марксизма-ленинизма, отрицая продолжение существования эксплуататорских классов и классовой борьбы и пролетарский характер партии и государства в социалистическом обществе. Они уничтожили пролетарскую партию и социалистическое государство изнутри. Они маскировались под коммунистов даже тогда, когда они отказались от принципов марксизма-ленинизма. Они нападали на Сталина для того, чтобы заменить принципы Ленина давно дискредитированной софистикой его социал-демократических оппонентов и называли это «творческим применением» марксизма-ленинизма.

Полный крах правящих ревизионистских партий и режимов в Восточной Европе и Советском Союзе значительно упростил для марксистов-ленинцев задачу осмысления появления и развития социализма и мирной эволюции социализма в капитализм через современный ревизионизм. Необходимо проследить полностью историческую траекторию и сделать конкретные выводы перед лицом непрекращающихся попыток клеветников на марксизм-ленинизм внести идеологическую и политическую растерянность в ряды революционного движения.

Самые распространённые линии атаки таковы:

  • «настоящего» социализма никогда не существовало;
  • если социализм и существовал, то он был заражён или извращён «проклятием» «сталинизма», от которого так и не избавились его преемники, хотя они и отказались от Сталина, и поэтому Сталин несёт ответственность даже за антисталинские режимы после своей смерти;
  • социализм существовал до 1989 или 1991 гг. и никогда не был побеждён современным ревизионизмом, или
  • современного ревизионизма вообще не существовало и в 1989—1991 гг. погиб безнадёжно «ущербный» социализм.

Конечно, между сталинским и постсталинским периодами существуют элементы как преемственности, так и разрыва. Но согласно науке об обществе, исторический деятель должен отвечать в основном за период, в который он действовал. Ответственность Горбачёва за его собственное правление не следует перекладывать на Сталина, также как ответственность Маркоса 2, например, нельзя перекладывать на Кесона 3.

Необходимо проследить элементы преемственность между сталинским и постсталинскими режимами. Также необходимо установить элементы разрыва, в особенности по той причине, что постсталинские режимы были антисталинскими по своему характеру. На фоне усилий империалистов, ревизионистов и неперековавшихся мелких буржуа объяснить всё в антисталинских терминах и осудить основные принципы и всё учение марксизма-ленинизма, обязательно нужно подчеркнуть резкие различия между сталинским и постсталинскими режимами. Феномен современного ревизионизма заслуживает внимания, если мы собираемся объяснить откровенную реставрацию капитализма и буржуазной диктатуры в 1989—1991 гг.

После смерти Сталина его достижения (такие как строительство социализма, защита Советского Союза, высокие темпы роста советской экономики, социальные гарантии и т. д.) продолжали существовать продолжительное время. Также как и его ошибки, которые были подхвачены и усугублены его преемниками, которые довели дело до прекращения существования социализма. Под ошибками Сталина мы имеем в виду: отрицание существования и возрождения эксплуататорских классов и классовой борьбы в советском обществе; беспрепятственную пропаганду мелкобуржуазного образа мышления; и рост монополистически-бюрократической буржуазии, которая находилась во главе огромной мелкобуржуазной массы бюрократов.

Начиная с хрущёвского периода и на протяжении долгого правления Брежнева вплоть до Горбачёва главная идея ревизионистов состояла в том, что рабочий класс выполнил свои исторические задачи и теперь советским лидерами и экспертам в государственном аппарате и правящей партии пришло время отойти от пролетарских позиций. В бюрократизме и других бедах винили призрак Сталина. В действительности в этом были виноваты сами современные ревизионисты, которые действовали в интересах растущей бюрократической буржуазии. Новая интеллигенция и бюрократы были в большинстве заражены мелкобуржуазным мышлением и впоследствии они стали социальной базой для монополистически-бюрократической буржуазии.

В свете краха ревизионистских правящих партий и режимов нашей партии на самом деле следует радоваться тому, что её марксистско-ленинская, антиревизионистская линия оправдала себя. Верность этой линии была подтверждена тотальным банкротством и крахом ревизионистских правящих партий, в особенности Коммунистической партии Советского Союза, главного распространителя современного ревизионизма в мировом масштабе с 1956 года. Тем самым было доказано, что линия современного ревизионизма означает замаскированную реставрацию капитализма в течение длительного периода времени и в конце концов ведёт к открытой реставрации капитализма и буржуазной диктатуры. Надклассовая болтовня мелкой буржуазии на самом деле была прикрытием антипролетарских идей крупной буржуазии в советском государстве и партии 4.

На Филиппинах от краха ревизионистских правящих партий и режимов больше всего пострадала и была дискредитирована политическая группа Лавов и их преемников 5, но, конечно, не Коммунистическая партия Филиппин, восстановленная в 1968 году. Но империалисты, буржуазные СМИ и некоторые другие круги хотят запутать ситуацию и пытаются насмехаться над партией и пристыдить её, указывая на разрушение ревизионистских правящих партий и режимов. Они лают не на то дерево.

Есть элементы, которые были введены в заблуждение такими броскими лозунгами горбачёвской пропаганды как «обновление социализма», «перестройка», «гласность» и «новое мышление» и которые отказывались признать несомненный факт горбачёвской аферы даже после 1989 г., когда современный ревизионизм стал уступать место открытой и грубой реставрации капитализма и буржуазной диктатуры. Существуют отдельные элементы в нашей партии, которые продолжают следовать уже показавшему свою антикоммунистическую, антисоциалистическую и псевдодемократическую сущность примеру Горбачёва и которые критикуют тезис о том, что авангардом рабочего класса является коммунистическая партия и подвергают сомнению демократический централизм, основы революционного движения и социалистическое будущее филиппинского революционного движения. Их линия состоит ни в чем ином, как в отрицании основных принципов партии и, следовательно, ведёт к ликвидации партии 6.

Ⅰ. Партия выступает за марксизм-ленинизм против современного ревизионизма

Пролетарские революционные кадры партии, которые постоянно выступали за марксизм-ленинизм против современного ревизионизма и внимательно следили за развитием ситуации в Советском Союзе и Восточной Европе с начала 1960-х гг., вовсе не удивлены позорным антисоциалистическим и антидемократическим итогом, к которому он привёл.

Партия никогда не должна забывать, что основавшие её пролетарские революционеры работали вместе с остатками старой объединённой партии коммунистов и социалистов с начала 1963 г. только на определённых условиях:

  1. возобновление антиимпериалистической и антифеодальной массовой борьбы означает возобновление ново-демократической революции через путь революционной вооружённой борьбы;
  2. старая объединённая партия будет придерживаться революционной сущности марксизма-ленинизма и отвергнет как хрущёвскую ревизионистскую линию буржуазного популизма и пацифизма, так и хрущевизм без Хрущёва, сменивший её при режиме Брежнева.

Поэтому когда в апреле 1967 г. ревизионистские ренегаты — Лавы — нарушили это соглашение и стали игнорировать Исполнительный комитет, сформированный в 1963 г., было необходимо заложить основания для восстановления партии как пролетарской революционной партии. Каждый может обратиться к диаметрально противоположным декларациям пролетарских революционеров и ревизионистских ренегатов Лавов, которые распространялись на Филиппинах и были опубликованы соответственно в «Пекинском обозрении» 7 и в пражском информационном бюллетене в течение первой недели мая 1967 г.

Восстановление партии на теоретическом основании марксизма-ленинизма 26 декабря 1968 г. необходимо подразумевало критику и отказ от всех субъективистских и оппортунистических ошибок ревизионистской группы Лавов и от современного ревизионизма, который практиковала и пропагандировала эта группа внутри страны и одна советская правящая клика за другой за рубежом.

Отказ от современного ревизионизма и его критика являются фундаментальным компонентом восстановления и возрождения партии, о чём говорится в основном документе того периода, «Исправим ошибки и возродим партию» и в программе и уставе партии. Эти документы сохраняют своё значение и эффективность. Ни один руководящий орган КПФ никогда не имел полномочий и оснований для пересмотра или отказа от критики современного ревизионизма, утверждённой восстановительным конгрессом в 1968 г.

В конце 1970-х гг. партия решила расширить международные связи революционного движения в дополнение к уже существовавшим отношениям с марксистско-ленинскими партиями и организациями за рубежом. Международный представитель Национального демократического фронта 8 стал изучать возможность воспользоваться примером Организации освобождения Палестины, Африканского национального конгресса и других национальных освободительных движений в расширении дружественных и дипломатических отношений со всеми силами за рубежом, которые готовы оказать моральную и материальную поддержку филиппинской революционной борьбе по любому из важных вопросов и в любой степени. Эта линия в международных отношениях не противоречила марксистско-ленинской позиции партии и идее международного единого фронта против империализма.

В 1982 г. Центральный комитет получил конкретное предложение о том, что НДФ или одной из состоящих в нём организаций следует активно стремиться к установлению дружественных отношений с правящими партиями Советского Союза и Восточной Европы, а также с партиями и движениями, тесно связанными с КПСС. Тем не менее, это предложение не прошло, вместо него было принято контрпредложение: не НДФ, а непосредственно управление международных связей (УМС) Центрального комитета партии будет заниматься установлением «братских» отношений с правящими партиями Советского Союза и Восточной Европы и другими близкими им партиями.

Отклонение от антиревизионистской линии

При этом забыли о том, что ревизионистская группа Лавов уже заблокировала возможность установления «братских» отношений между нашей партией и ревизионистскими правящими партиями. И, что более важно, в этом контрпредложении не принималась всерьёз марксистско-ленинская позиция партии, осудившей современный ревизионизм.

Тем не менее, исходя из такой ошибочной и непринципиальной основы установления «дружественных» отношений с ревизионистскими правящими партиями и невзирая на то, что отказ от правильной антиревизионистской линии не обсуждался ни на каком съезде, руководящий орган партии в области международных отношений в 1984 г. составил и распространил документ под названием «Текущая ситуация в мире и генеральная линия КПФ в сфере международных отношений», в которой КПСС характеризовалась как марксистско-ленинская партия, Советский Союз как наиболее развитая социалистическая страна, придерживавшаяся принципов пролетарского интернационализма, а не социал-империалистическая 9, так как Советский Союз поддерживал освободительные движения в третьем мире и добился военного паритета с Соединёнными Штатами. Этот документ был зачитан на пленуме Центрального комитета в 1985 г. и позднее было решено продолжить изучение данного вопроса.

В 1986 г. Исполнительный комитет ЦК поручил провести исследование Советского Союза и восточноевропейских стран. Это исследование было поверхностным, так как оно исходило из заранее сделанного вывода о том, что эти страны были социалистическими, так как в их экономиках всё ещё доминировали государственные предприятия, эти предприятия ещё развивались и кроме того государство всё ещё предоставляло народу социальные гарантии. В исследовании был проигнорирован тот факт, что правящая партия, которая командовала экономикой, больше не была по-настоящему пролетарской и что государственные предприятия со времён Хрущёва уже превратились в дойных коров для коррумпированных бюрократов и частных предпринимателей, которые под разными предлогами поставляли их продукцию на свободный рынок.

Попытка отклониться от антиревизионистской линии партии была явно связана с ошибочным представлением о том, что окончательная победа филиппинской революции может быть приближена при помощи превращения нескольких тысяч бойцов ННА 10 в «регулярные» войска за счёт импорта тяжёлого вооружения и другого снаряжения из-за рубежа, что позволило бы перескочить через необходимые этапы развития народной войны и строительства народной армии, а также благодаря подготовке вооружённого восстания в городах в ожидании некоего внезапного «изменения ситуации», которое позволит начать восстание по всей стране.

Было такое мнение, что дальнейшее развитие народной армии и народной войны зависит от импорта тяжёлого вооружения и получения логистической поддержки из-за рубежа, и если его не будет, то это означает стагнацию или регресс для революционных сил, так как ННА не могла никаким иным образом преодолеть «блокпостную» войну 11, которую вёл противник и завоевать контроль над дорогами, кроме как при помощи сложного тяжёлого вооружения (противотанковых ракет и ракет с лазерным наведением), которые можно было получить только из-за рубежа.

Во второй половине 1986 г. с одобрения центрального руководства партии начались попытки установить «братские» отношения с КПСС и другими ревизионистскими партиями, как правящими, так и не правящими, но тесно связанными с КПСС. На этот проект было выделено значительное количество ресурсов.

В конце 1986 г. некоторые брежневцы в КПСС и некоторых других организациях предложили Коммунистической партии Филиппин объединиться с ревизионистской группой Лавов для того, чтобы установить «братские» отношения с КПСС. Но это предложение было тактично отклонено и было выдвинуто контрпредложение, согласно которому КПСС и другие ревизионистские правящие партии сохранят свои братские отношения с группой Лавов и одновременно установят дружественные отношения с КПФ. Таким образом, мы твёрдо стояли на ленинской точке зрения по поводу строительства пролетарской партии.

К 1987 г. некоторые элементы решили, что причиной неудач в установлении отношений с ревизионистскими правящими партиями является отказ нашей партии пересмотреть её антиревизионистскую линию. Этим элементам напомнили в легко понятных практических терминах, что если партия откажется от антиревизионистской линии, но ревизионистские правящие партии по-прежнему будут отказываться от нашего предложения установить «братские» или дружественные отношения с ними, то такой оппортунизм нанесёт партии огромный вред.

В 1987 г. партия поняла, что горбачёвский режим уже закладывает основание для кастрации ревизионистских правящих партий и замены их откровенно буржуазной государственной машиной в Советском Союзе и Восточной Европе, так как режим позволил своим советникам, сотрудникам Академии общественных наук и как официальным, так и независимым советским СМИ 12 продвигать проимпериалистические, антикоммунистические и антисоциалистические идеи под видом социал-демократии и «либерального» коммунизма. По случаю 70-летия Октябрьской революции сам Горбачёв выступил с речью, в которой он отказался от антиимпериалистической борьбы и заявил, что империализм утратил свой насильственный характер в новом общем мире, в котором Советский Союз и Соединённые Штаты и другие страны будут сотрудничать в интересах выживания человечества.

В 1987 г. председатель Центрального комитета партии дал обширное интервью по вопросу установления отношений с правящими партиями Советского Союза, Восточной Европы и других частей мира. Интервью было опубликовано в ответ на требование некоторых сил внутри партии, которые хотели, чтобы партия отказалась от своей линии против ревизионизма и извинилась перед КПСС за критику Советского Союза по поводу Камбоджи и Афганистана. В интервью было разъяснено, что партия может установить дружественные отношения с правящими партиями даже в том случае, если последние сохранят свои «братские» отношения с группой Лавов.

Провал попыток установления отношений

В июне 1988 г. появился документ «Международная ситуация и наша линия», который должен был заменить старый документ «Текущая ситуация в мире и генеральная линия КПФ в сфере международных отношений». Положительная сторона нового документа состояла в том, что в нём в качестве руководящих в международных отношениях партии были названы принципы национального единства, независимости, взаимного невмешательства, поддержки и взаимовыгодности; дипломатия партии должна была исходить из основных принципов социализма, антиимпериализма, пролетарского интернационализма и мирного сосуществования. Кроме того, документ отмечал наличие нездоровых тенденций цинизма, антикоммунизма, национализма, консьюмеризма, предрассудков, криминальности и т. п., уже широко распространившихся в странах под господством ревизионистских партий, и призывал быть на страже против таких тенденций.

Отрицательная сторона документа заключалась в некритическом отношении к броским лозунгам Горбачёва и их поддержке; в характеристике ревизионистских режимов как социалистических исходя из «пониженных» требований; и в дипломатичном избегании антиревизионистских терминов, принятых в партии.

В ходе попыток установить дружественные отношения с ревизионистскими правящими партиями в 1987 г. и позднее представители партии поняли, что в действительности Горбачёв и его последователи-ревизионисты занимались реорганизацией своих партий с целью их конечного ослабления и роспуска. Несмотря на заверения Горбачёва в том, что другие восточноевропейские правящие партии должны сами решать свои проблемы, советские агенты подталкивали эти партии к реорганизации через замену оставшихся на различных постах брежневцев на горбачёвцев, что в итоге вело к параличу партийных организаций. Тем не менее только в 1989 г. стало окончательно ясно, что все ревизионистские правящие партии и режимы находятся на пути к самоуничтожению, откровенной реставрации капитализма и буржуазной диктатуре под прикрытием лозунгов «многопартийной демократии» и «экономических реформ».

Попытка установить дружественные отношения с зарубежными партиями или движениями на почве антиимпериализма была сама по себе правильной. Но было ошибкой пытаться установить «братские» отношения с ними путём отказа от марксистско-ленинской позиции партии против современного ревизионизма.

В этом отношении мы должны самокритично признать свою ошибку, которая состояла в колебании или временном отклонении от антиревизионистской линии партии и увлечении этим бесплодным предприятием. К этой ошибке привело желание получить больше материальной и моральной поддержки для революционной борьбы филиппинского народа. Хотя это было хорошее намерение, оно может служить только смягчающим обстоятельством, но не полным оправданием уклонения от правильной линии. Ошибка была серьёзной, но её намного проще исправить (путём обучения), чем другие допущенные ошибки, если только идеологическому замешательству по поводу событий в Советском Союзе и Восточной Европе будет положен конец. Большая часть товарищей, которые были направлены на международную работу, просто следовали неправильной линии руководства.

Главный ущерб от так и не доведённого до конца и запоздалого флирта с ревизионистскими правящими партиями в Советском Союзе и Восточной Европе состоит не столько в напрасной трате усилий и ресурсов, сколько в распространении неверных идей, таких как представление о том, что эти партии были всё ещё социалистическими и что предоставление или непредоставление ими материальной помощи, в особенности тяжёлого вооружения, приведёт к развитию или стагнации и регрессу филиппинского революционного движения. Следует отметить, что группа Лавов всегда имела наилучшие отношения с этими партиями начиная с шестидесятых годов, но эта доморощенная ревизионистская группа так ничего и не добилась, оставаясь только не имеющей никакого влияния подпевалой советской внешней политики и режима Маркоса.

В настоящий момент центральное руководство и вся партия должны с новой решимостью вернуться к марксизму-ленинизму и антиревизионистской линии. Текущий период требует от нас глубокой и дальновидной убеждённости в победе новой демократической революции, также как социалистической революции. Наше время можно сравнить с той эпохой, когда развалились классические ревизионистские партии и казалось, что социализм стал тщетной мечтой, а мир превратился просто в беспомощный объект империалистского угнетения и эксплуатации — но именно эта эпоха была кануном социалистической революции.

Ⅱ. Наследие Ленина и Сталина

Красный флаг Советского Союза спущен. Флаг царской России теперь развевается над Кремлем. По-видимому, это только вопрос времени, когда тело великого Ленина уберут из его мавзолея на Красной площади, разве что новая буржуазия России оставит его в качестве прибыльного туристского аттракциона, чтобы получать твёрдую валюту от зарубежных визитёров.

Советские современные ревизионисты, от Хрущёва до Горбачёва, использовали имя Ленина для атаки на Сталина. Но на самом деле полное отрицание Сталина было только началом полного отрицания Ленина и ленинизма, социализма, Советского Союза и всей большевистской и советской истории. Буржуазия в бывшем Советском Союзе не хотела соглашаться ни на что меньшее, кроме как на открытую реставрацию капитализма и утверждение классовой диктатуры буржуазии.

Необходимо вернуться к наследию Ленина и Сталина в свете скоординированных попыток империалистов, современных ревизионистов, откровенных сторонников реставрации капитализма и антикоммунистической буржуазной интеллигенции оклеветать и дискредитировать его.

Величие Ленина состоит в том, что он дальше развил три компоненты марксизма: философию, политическую экономию и научный социализм. Ленин является великим учителем марксизма в эпоху современного империализма и пролетарской революции.

Он дальше развил диалектический материализм, указав на единство противоположностей как на самый фундаментальный закон объективной реальности и её трансформации и оставил обширную и глубокую критику так называемой «третьей силы», субъективистской философии (эмпириокритицизм).

Он изучил современный империализм и выдвинул теорию неравномерного развития, в которой осветил возможность социалистической революции в самом слабом звене мировой капиталистической системы. Он развил марксистскую теорию государства и революции. Он решительно отстаивал точку зрения пролетарской классовой борьбы и диктатуры пролетариата от классических ревизионистов и возглавил первую успешную социалистическую революцию.

Идеи Ленина прошли испытание в дебатах внутри Ⅱ Интернационала и Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Пролетарская революционная линия, которую отстаивали он и его товарищи-большевики, оказалась правильной и победила в борьбе с различными буржуазными идеями и организациями, которые соревновались друг с другом за гегемонию в борьбе против царского самодержавия.

Мы говорим, что социалистическая революция началась 7 ноября 1917 г., потому что в тот день народ под руководством пролетариата, которое осуществляла большевистская партия, захватил политическую власть у буржуазии. В тот момент была установлена диктатура пролетариата. Поэтому Ленин считается великим основателем советского социализма. Диктатура пролетариата является первым условием построения социализма. Без этой диктатуры социалистическая революция невозможна. Благодаря этой диктатуре Ленин смог провозгласить национализацию земли и капитала эксплуататорских классов и взять командные высоты экономики.

Диктатура пролетариата является формой государственной власти, необходимой для разрушения и замены государственной власти или классовой диктатуры буржуазии, проведения всесторонней социалистической революции и предотвращения захвата контроля над обществом со стороны контрреволюционеров.

Диктатура пролетариата — это одновременно и пролетарская демократия и демократия для всего народа, в особенности для трудящихся масс рабочих и крестьян. Без осуществления диктатуры над классовыми врагами, пролетариат и народ не могут сами пользоваться плодами демократии. Диктатура пролетариата есть результат высшей формы демократического действия — революционного процесса, который свергает диктатуру буржуазии. Это гарант демократии внутри народа против внутренних и внешних классовых врагов, местных эксплуататорских классов и империалистов.

Большевики победили, потому что они решительно установили и защищали классовую диктатуру пролетариата. Они хорошо выучили уроки поражения Парижской Коммуны 1871 г. и уроки реформизма и предательства социал-демократических партий Ⅱ Интернационала.

Осуществляя диктатуру пролетариата, большевики распустили в январе 1918 г. Учредительное собрание, которое было избрано после Октябрьской революции, но в котором господствовали социалисты-революционеры и меньшевики, потому что это собрание отказалось ратифицировать Декларацию прав трудящего и эксплуатируемого народа. Большевики затем запретили буржуазные партии, потому что это партии прибегли к контрреволюционному насилию, развязали гражданскую войну и сотрудничали с иностранными интервентами.

Ленин привёл советский пролетариат, народ, советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов к победе в гражданской войне и войне против интервентов, которая продолжалась с 1918 по 1921 гг. Он создал Советский Союз в качестве федерации социалистических республик и создал съезды советов и национальностей. Как пролетарский интернационалист, он основал Ⅲ Интернационал и выдвинул антиимпериалистическую линию мирового пролетариата и всех угнетённых наций и народов.

В 1921 г. он провозгласил новую экономическую политику как переходную меру для восстановления экономики от разрухи военного времени наиболее быстрым возможным образом и для исправления ошибок «военного коммунизма», который подразумевал реквизицию и рационирование в условиях войны, разрухи и дефицита. При этой новой политике мелким предпринимателям и богатым крестьянам было разрешено свободно развивать частное производство и поставлять свою продукцию на рынок.

Заслуги Сталина

Ленин умер в 1924 г. Он не дожил до начала полномасштабного строительства социалистической экономики. Эта задача была выполнена его преемником и верным последователем Сталиным. Он осуществил её в соответствии с наставлениями Маркса, Энгельса и Ленина: диктатура пролетариата и мобилизация масс, общественная собственность на средства производства, экономическое планирование, индустриализация, коллективизация и механизация сельского хозяйства, полная занятость и социальные гарантии, бесплатное образование на всех уровнях, расширение социальных услуг и повышение уровня жизни.

Но до начала строительства социалистической экономики в 1929 г., когда стартовал первый пятилетний план, Сталин продолжал ленинскую новую экономическую политику, боролся и победил левую оппозицию во главе с Троцким, который поддерживал ошибочную линию, состоявшую в том, что социализм в одной стране невозможен и что сначала должно победить вооружённое восстание рабочих Западной Европы (в особенности Германии) и что быструю индустриализацию следует проводить немедленно за счёт крестьянства.

Сталин и его линия социализма в одной стране и защиты союза рабочих и крестьян победили. Если бы Троцкий взял верх, то он бы уничтожил шансы советского социализма, спровоцировав капиталистические державы, разорвав союз рабочих и крестьян и распространив пессимизм по причине отсутствия каких-либо успешных вооружённых восстаний в Западной Европе.

Когда пришло время приступить к полномасштабному строительству социалистической экономики, появилась правая оппозиция во главе с Бухариным, который настаивал на продолжении новой экономической политики и выступал против индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Если бы взял верх Бухарин, то Советский Союз не смог бы построить социалистическое общество с соответствующей индустриальной базой, механизированным и коллективизированным сельским хозяйством и не смог бы повысить уровень жизни своего народа; буржуазия и буржуазные националисты в различных республиках укрепили бы свои позиции и Советский Союз стал бы лёгкой добычей нацистской Германии, лидер которой Гитлер не скрывал своих планов в отношении СССР.

Выполнение первого пятилетнего плана действительно сопровождалось серьёзными трудностями по следующим причинам: ограниченное количество промышленных предприятий в море крестьянских хозяйств; тяжёлые последствия войны; экономические и политические санкции, наложенные на Советский Союз капиталистическими державами; постоянная угроза иностранного военного вторжения; трудная роль первопроходца; и яростная реакция богатых крестьян, которые отказывались отдать свои фермы, инвентарь и скот в коллективные хозяйства, убивали скотину и организовывали сопротивление.

Но после завершения первого пятилетнего плана последовало всеобщее ликование по поводу создания тяжёлой индустрии и других отраслей промышленности. Участь крестьянства была облегчена существенной механизацией сельского хозяйства, в особенности благодаря машинно-тракторным станциям. Было существенное повышение уровня жизни.

В 1936 г. была обнародована новая конституция. В свете успехов экономического строительства, конфискации собственности буржуазии и кулаков и казавшегося полного исчезновения эксплуататорских классов (по экономическому определению), конституция провозгласила, что эксплуататорских классов больше нет и нет больше классовой борьбы, кроме как борьбы между советским народом и внешним врагом. Это заявление оказалось самой большой ошибкой Сталина. Оно способствовало распространению мелкобуржуазного образа мыслей среди новой интеллигенции и бюрократии даже тогда, когда диктатура пролетариата была чрезвычайно строга по отношению к старым силам и элементам контрреволюции. Эта ошибка имела двоякие последствия.

С одной стороны, она вела к неспособности различить противоречия внутри народа от противоречий между народом и врагом и к тенденции применять административные меры против тех, кого заносили в широкую категорию врагов народа. Тогда действительно были настоящие британские и германские шпионы и буржуазные националисты, которые прибегали к контрреволюционному насилию. Их нужно было выявить. Но это делалось в основном за счёт массовой системы доносов (опиравшейся на патриотизм), которая поставляла информацию спецслужбам. Принципу соблюдения правовых норм не всегда достаточно скрупулёзно следовали для того, чтобы сузить цели кампании против контрреволюционеров и наказать только немногих, которые действительно были виновны, чему были неопровержимые доказательства. В результате в период 1936—1938 гг. жертвами произвола стало огромное количество людей. Не уделялось достаточного внимания революционному классовому обучению при помощи массовой мобилизации под руководством партии, которое должно было обеспечить высокую политическую сознательность и бдительность.

С другой стороны, названная выше ошибка вела к распространению идеи о том, что строительство социализма заключается только в развитии производства, улучшении управленческого аппарата, внедрении технологий, когда кадры решают всё (хотя Сталин всегда выступал против бюрократизма) и предоставлении этим кадрам, экспертам и трудящимся массам всё бо́льших материальных благ. У новой интеллигенции, которую производила быстро развивающаяся советская система образования, всё более притуплялось пролетарское классовое сознание и распространялось представление о том, что для строительства социализма достаточно иметь знания, чтобы стать бюрократами и технократами. Старая и новая интеллигенция считались пролетарскими, постольку поскольку они оказывали бюрократические и профессиональные услуги. Не было понимания того факта, что буржуазные и другие антипролетарские идеи могут сохраняться и развиваться даже после конфискации буржуазной и кулацкой собственности.

Чтобы приступить к осуществлению социалистической революции и строительства социализма в стране с огромным населением из более чем 100 национальностей и гигантской территорией, с низким стартовым экономическим и технологическим уровнем, разорённой гражданской войной и постоянно находящейся под угрозой со стороны внутренних контрреволюционных сил и иностранных капиталистических держав, была необходима централизация политической воли, а также централизованное планирование использования ограниченных ресурсов. Но эта необходимость могла быть доведена до крайности буржуазией, которая вновь появилась в форме мелкой буржуазии и которая стала базисом для бюрократизма, ограничения демократии в процессе принятия решений. Мелкая буржуазия способствует развитию бюрократизма, который ведёт к появлению и консолидации более высоких уровней бюрократической буржуазии и к отчуждению партии и государства от народа. Демократический централизм может деградировать в бюрократический централизм благодаря действиям сил и элементов, которые выступают против интересов пролетариата и всего трудового народа.

На международной арене Сталин поощрял и поддерживал коммунистические партии и антиимпериалистические движения в капиталистических странах, колониях и полуколониях при помощи Ⅲ Интернационала. И начиная с 1935 г. он поддерживал антифашистскую политику Народного фронта. Только после того, как Великобритания и Франция отказались от его предложения об антифашистском союзе и продолжили побуждать Германию к нападению на Советский Союз, Сталин решил заключить пакт о ненападении с Германией в 1939 г. Это был дипломатический манёвр, призванный предупредить возможную нацистскую агрессию и дать Советскому Союзу время подготовиться к ней.

Сталин в полной мере использовал время до германского нападения в 1941 г. для укрепления Советского Союза в экономическом и военном отношении, а также в политическом при помощи патриотических призывов ко всему советскому народу и уступок консервативным институтам и организациям. Например, Русской православной церкви отдали обратно её здания и её привилегии. Это было существенной уступкой в пользу широкого антифашистского народного фронта.

Во время подготовки к фашистскому вторжению и в ходе Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. линия советского патриотизма ещё более заменила собой линию классовой борьбы в рядах старой и новой интеллигенции и всего народа. Советский народ объединился. Хотя они понесли колоссальные людские потери в количестве 20 миллионов человек и страна была разорена, в том числе был на 85 % разрушен промышленный потенциал, советский народ сыграл ключевую роль в разгроме нацистской Германии и мирового фашизма и способствовал появлению ряда социалистических стран в Восточной Европе и Азии и национально-освободительных движений в невиданном ранее масштабе.

После Второй мировой войны Сталин возглавил восстановление экономики Советского Союза. Он добился успеха в масштабной индустриализации с 1929 по 1941 гг. (всего лишь 12 лет), и вновь повторил этот успех с 1945 по 1953 гг. (только восемь лет), но на этот раз, по-видимому, не было серьёзного сопротивления со стороны контрреволюционеров. В годы социалистического строительства социализм доказал своё превосходство над капитализмом во всех отношениях.

В 1952 г. Сталин понял, что допустил ошибку, преждевременно заявив, что больше нет эксплуататорских классов и классовой борьбы в Советском Союзе, за исключением борьбы между народом и внешним врагом. Но было уже слишком поздно, советская партия и государство были уже засорены большим количеством бюрократов с исчезающим пролетарским революционным сознанием. Эти бюрократы и их бюрократизм стали базой для современного ревизионизма.

Когда Сталин умер в 1953 г., он оставил Советский Союз в политическом, экономическом, военном и культурном отношении могущественной социалистической страной. Он успешно объединил советский народ различных республик и национальностей и защитил Советский Союз от нацистской Германии. Он построил индустриальную экономику с высокими ежегодными темпами роста, с достаточным количеством выращенных в стране сельскохозяйственных продуктов и самым большим в мире объёмом производства нефти, угля, стали, золота, пшеницы, хлопка и т. д.

Когда он руководил Советским Союзом, в стране было подготовлено самое большое количество учёных, инженеров, врачей, художников, писателей и т. д. В сфере литературы и искусства процветал социалистический реализм и заботливо сохранялось всё культурное наследие Советского Союза.

В области внешней политики Сталин сдерживал агрессию США в Европе и Азии, поддерживал народы, борющиеся за национальное освобождение и социализм, лишил Соединённые Штаты монополии на ядерное оружие и непрестанно боролся за мир во всём мире, несмотря на то, что западный альянс во главе с США начал холодную войну и постоянно устраивал провокации.

Абсолютно необходимо правильно оценивать Сталина как лидера для того, чтобы избежать ловушки современного ревизионизма и дать отпор самым рьяным антикоммунистам, которые нападают на марксизм-ленинизм под видом антисталинизма. Мы должны знать его достоинства и недостатки. Мы должны уважать исторические факты и судить о нём в контексте того времени, 1924—1953 гг.

Ненаучно полностью отрицать Сталина как лидера в его собственный исторический период и сваливать на него вину даже за линию современных ревизионистов, их политику и конкретные действия, которые они приняли на вооружение и проводили в жизнь, громко проклиная имя Сталина и которые — сначала постепенно, а потом всё быстрее — привели к краху Советского Союза и реставрации капитализма. Лидеров следует судить в основном в рамках их периода ответственности, даже если мы стремимся проследить элементы преемственности и разрыва с прошлым от одного периода к другому.

Достоинства Сталина в тот период, когда он руководил Советским Союзом, являются первостепенными, а его недостатки второстепенными. Он стоял на правильной точке зрения и выиграл все великие битвы в защиту социализма против таких оппонентов, как: левая оппозиция во главе с Троцким; правая оппозиция во главе с Бухариным; взбунтовавшиеся богатые крестьяне; буржуазные националисты; и силы фашизма во главе с Гитлером. Он сумел объединить, консолидировать и развивать советское государство. После Второй мировой войны советская мощь уступала только американской. Сталин смог устоять против угроз американского империализма. Он был лидером, который представлял советский пролетариат и народ и вёл его от одной великой победы к другой.

Ⅲ. Процесс реставрации капитализма

Режимы Хрущёва, Брежнева и Горбачёва — это три последовательные стадии процесса реставрации капитализма в Советском Союзе, процесса подрыва и разрушения великих достижений советского пролетариата и народа под руководством Ленина и Сталина. Этот процесс также охватил Восточную Европу.

Режим Хрущёва заложил основание советского современного ревизионизма и сверг диктатуру пролетариата. Режим Брежнева полностью развил современный ревизионизм на протяжении гораздо большего периода времени и окончательно превратил социализм в бюрократически-монополистический капитализм. И режим Горбачёва достиг окончательной цели современного ревизионизма, ликвидировав все остатки социализма и полностью демонтировав социалистический фасад ревизионистских режимов Восточной Европы и Советского Союза. Он разрушил Советский Союз, который Ленин и Сталин построили и защищали.

Для того чтобы реставрировать капитализм, советским ревизионистам нужно было пересмотреть основные принципы социалистической революции и социалистического строительства и пройти через несколько этапов закамуфлированной контрреволюции, которая продолжалась 38 лет, с 1953 по 1991 гг. Настолько великими людьми были Ленин и Сталин, что потребовалась так много времени для того, чтобы разрушить их достижения за 36 лет социалистической революции и социалистического строительства. Сталин потратил 20 лет на строительство социализма. Ревизионистам-ренегатам потребовался намного более длительный период, чтобы реставрировать капитализм в Советском Союзе.

В тот же период ревизионистские режимы хитроумно использовали атаку на Сталина как предлог для наступления на основы теории и практики марксизма-ленинизма и в конце концов они осудили самого Ленина и всю советскую историю и окончательно разрушили Советский Союз. Ревизионистские ренегаты в своей продолжительной кампании по «десталинизации» осуждали Сталина за свои собственные ошибки и неудачи, которые не имели к нему никакого отношения. Например, они усугубили бюрократизм, который служил реставрации капитализма, но сами сваливали вину за это на давно умершего Сталина.

Тито в Югославии занимает уникальную позицию пионера современного ревизионизма. Выступая против Сталина, он в 1947 г. отклонился от базовых принципов социалистической революции и строительства социализма и стал получать политическую и материальную поддержку с Запада. Он отказался проводить аграрную реформу и коллективизацию. Он сохранил и поддерживал буржуазию в форме бюрократии и частных предприятий, в особенности частных кооперативов.

Он считал ключом к социализму не общественную собственность на средства производства, экономическое планирование и дальнейшее развитие производительных сил, а немедленную децентрализацию предприятий, т. н. рабочее самоуправление, которое в действительности сочетало бюрократизм и анархию производства, а также сохранение свободного рынка (включая импорт товаров из западных стран) при существующем и стагнирующем уровне производства. Неправильно интерпретировав ленинскую новую экономическую политику в качестве модели социалистического экономического развития, он был первым главой государства, который использовал имя Ленина против самого Ленина и против Сталина.

Первая стадия: режим Хрущёва, 1953—1964

Хрущёв выделяется тем, что он был пионером современного ревизионизма в Советском Союзе, первой социалистической стране в истории человечества и он же наиболее активно продвигал современный ревизионизм в международном масштабе.

Карьера Хрущёва как ревизиониста во власти началась в 1953 г. Во времена Сталина он бюрократом-подхалимом и активным участником репрессий. Чтобы стать первым секретарём КПСС и сосредоточить власть в своих руках, он противопоставлял сторонников Сталина друг другу и добился казни Берии после ускоренного процесса. Он опирался на новую буржуазию, которая сформировалась на основе бюрократии и новой интеллигенции.

В 1954 г. он уже реорганизовал КПСС для того, чтобы партия служила его идеологическим и политическим взглядам. В 1955 г. он поддержал Тито против Сталина, в особенности по вопросу о ревизионизме. В 1956 г. он выступил перед ⅩⅩ съездом партии с «секретной» речью против Сталина, полностью отвергнув его как кровожадного монстра и осудив «культ личности». Этот съезд был рубежом в свержении диктатуры пролетариата. В 1957 г. он использовал армию для того, чтобы отменить голосование о снятии его с должности в Политбюро и, следовательно, совершил переворот с целью дальнейшей консолидации своих позиций.

В 1956 г. его антисталинская обличительная речь вдохновила антикоммунистические силы в Польше и Венгрии на восстания. Венгерское восстание было более серьёзным и более кровавым. Хрущёв приказал советской армии подавить его, в основном потому, что венгерское партийное руководство стремилось разорвать свои политические и военные связи с Советским Союзом.

Но потом, как выяснилось, советская правящая критика дала добро режимам-сателлитам в Восточной Европе на проведение прокапиталистических реформ (частная инициатива в сельском хозяйстве, ремесле и сфере услуг, роспуск коллективных хозяйств даже там, где аграрная реформа была проведена в незначительном масштабе и, разумеется, введение свободного рынка) по образцу Югославии, исходя из антисталинской линии. Тем не менее ревизионистским режимам был отдан строгий приказ оставаться в Совете экономической взаимопомощи (СЭВ) и Варшавском договоре.

Неперевоспитанные социал-демократические и мелкобуржуазные группы в ревизионистских правящих партиях Восточной Европы стали убирать настоящих коммунистов с руководящих постов в государстве и партии по указаниям Хрущёва и под давлением со стороны антикоммунистических сил в обществе. Следует помнить, что эти так называемые пролетарские правящие партии были в действительности объединёнными партиями коммунистов и социал-демократов, которые привела к власти советская Красная Армия. В лучшем случае диктатура пролетариата и строительство социализма продолжались только несколько лет до того, как Хрущёв в 1956 г. начал навязывать свою ревизионистскую линию партиям и режимам, которые были сателлитами Советского Союза.

Полное отрицание Сталина было представлено Хрущёвым как исправление ошибок культа личности, бюрократизма и террора и как необходимое условие для расцвета демократии и культурности, быстрого экономического прогресса, который создаст материальную и технологическую базу коммунизма за двадцать лет; как условие мирной формы социальной революции, в ходе которой неэксплуататорская система сменит эксплуататорскую, в которую также входила разрядка в отношениях с Соединёнными Штатами, постепенная ликвидация ядерного оружия и мир во всём мире, мир без войн и вооружений.

Хрущёв на словах признавал диктатуру пролетариата и основные принципа социалистической революции и строительства социализма, но в то же время он ввёл ряд идей, которые подрывали их. Он прибегал к буржуазному популизму, провозгласив КПСС партией всего народа и советское государство — государством всего народа, исходя из антимарксистского положения о том, что задачи диктатуры пролетариата были выполнены. Он прибегал к буржуазному пацифизму, заявив, что для человечества возможен и предпочтителен мирный переход к социализму и мирное экономическое соревнование с капиталистическими державами, для того, чтобы избежать уничтожения человечества в ядерной войне; он превратил мирное сосуществование из дипломатического приёма в генеральную линию во внешней политике Советского Союза и КПСС; и он отрицал агрессивную природу империализма.

В сфере экономики он использовал имя Ленина против Ленина и Сталина, неверно интерпретируя ленинскую новую экономическую политику как путь к социализму, а не как переходный период перед началом строительства социализма. Он провёл децентрализацию до определённой степени, дал автономию государственным предприятиям и продвигал частную инициативу в сельском хозяйстве и свободный рынок. Автономные государственные предприятия теперь сами отвечали за свои издержки и прибыль и за увеличение зарплаты и бонусов работникам, исходя из полученной прибыли. Был увеличен размер участков земли в личной собственности и крупные участки (от 50 до 100 гектаров) были переданы в аренду группам лиц, чаще всего семьям. Многие машинно-тракторные станции колхозов были распущены и сельскохозяйственные машины были переданы частным предпринимателям. В сельском хозяйстве, промышленности и сфере услуг поощрялся свободный рынок 13.

Как ревизионистская риторика Хрущёва сосуществовала с марксистско-ленинской терминологией, так и социализм сосуществовал тогда с реставрацией капитализма. Социалистическая система некоторое время всё ещё доминировала в производстве и потреблении. Поэтому советская экономика при Хрущёве демонстрировала высокие темпы роста. Но режим считал наиболее важным высокие темпы роста в частном секторе, который пользовался дешёвой энергией, транспортом, инструментами и другими средствами, которые предоставлял ему общественный сектор и при этом частному сектору приписывалось производство товаров, на самом деле украденных у общественного сектора.

В ходе увеличения автономности государственных предприятий их директора получили возможность нанимать и увольнять рабочих, заключать сделки внутри Советского Союза и за рубежом, увеличивать размер своей собственной зарплаты, бонусов и других привилегий за счёт рабочих, сокращать размер средств, выделяемых для развития других сфер экономики; также стала развиваться бюрократическая коррупция, связанная со свободным рынком.

Что касается частного сектора в сельском хозяйстве, то пропаганда громко заявляла, что он был более продуктивным, чем государственные и коллективные фермы. Вновь появившиеся богатые крестьяне назывались образцом для подражания. В действительности же коррумпированные бюрократы, фермеры и частные торговцы совместно занимались воровством продуктов (при помощи мелких хищений и списания крупных партий товара как дефективных) у коллективных и государственных ферм, чтобы затем продать их на свободном рынке. В результате Советский Союз стал страдать от сильного дефицита сельскохозяйственных продуктов и был вынужден импортировать большие объёмы зерна.

Образовательная система продолжала развиваться, воспроизводя в больших масштабах новую интеллигенцию, которая теперь находилась под влиянием идей современного ревизионизма и смотрела на Запад как на образец эффективного менеджмента и качества потребительских товаров. В сфере искусства и литературы социалистический реализм подвергался осмеянию и в моду вошли универсальный гуманизм, пацифизм и мистицизм. Режим Хрущёва пользовался престижем за счёт достижений советской науки и техники, успехов в освоении космоса и продолжения экономического роста. Всё это было бы невозможным без предварительной работы и накопленного социального капитала под руководством Сталина. Хрущёв занимался ускоренным возведением домов и строительством офисов, которое радовало бюрократию.

КПСС и Коммунистическая партия Китая были главными участниками великой идеологической полемики. Несмотря на кратковременное примирение Хрущёва с Тито, в Московской декларации 1957 г. и Московском заявлении 1960 г. говорилось, что современный ревизионизм является главной опасностью в международном коммунистическом движении — это было результатом твёрдой и активной позиции китайской и других коммунистических партий.

Хрущёв довёл идеологическую полемику до разрыва в межгосударственных отношениях между Советским Союзом и Китаем. В ходе Карибского кризиса он устроил серьёзное противостояние с Кеннеди. Он сначала занял авантюрную позицию, а затем резко переменил её на капитулянтскую. Что касается Вьетнама, то он выступал против революционной вооружённой борьбы вьетнамского народа и неохотно предоставил им ограниченную поддержку.

Ухудшение ситуации в советской промышленности и кризис в сельском хозяйстве, промахи во внешней политики привели к устранению Хрущёва в ходе переворота, устроенного брежневской кликой. Брежнев стал генеральным секретарём КПСС, а Косыгин стал премьером. Первый впоследствии занял пост президента 14.

Вторая стадия: режим Брежнева, 1964—1982

В то время как Хрущёв рьяно выступал против Сталина, при Брежневе была осуществлена ограниченная и частичная «реабилитация» Сталина. Если мы примем во внимание новую централизацию бюрократии и государственных предприятий, которые ранее были децентрализованы, репрессивные меры против проимпериалистической и антикоммунистической оппозиции, которую поощрял Хрущёв, то может показаться, что Брежнев вернулся к сталинской политике.

В действительности же брежневский режим был в целом антисталинским, так как он продолжал линию Хрущёва на проведение прокапиталистических реформ в экономике и линию на развитие наступательного потенциала «для защиты Советского Союза за пределами его границ». Следовательно было бы неправильным сказать, что 18-летний брежневский период был перерывом в антисталинской линии, начатой Хрущёвым.

Впрочем, есть одна идеологическая ошибка, которая объединяет и Хрущёва, и Брежнева со Сталиным. Это преждевременное заявление о прекращении существования эксплуататорских классов и классовой борьбы, за исключением борьбы между народом и его врагами. Эта линия способствовала затемнению и отрицанию существования к тому времени уже значительной и растущей буржуазии внутри советского общества и оправданию репрессивных мер против тех, кого считали врагами советского народа за то, что они выступали против правящей клики.

Под руководством Брежнева хрущёвские прокапиталистические реформы были активно продолжены тандемом Брежнев — Косыгин. Социализм был полностью конвертирован в государственно-монополистический капитализм, в котором господствующие коррумпированные бюрократы не только увеличивали свои официальные доходы и привилегии, но также получали доходы от сотрудничества с частными предпринимателями и даже криминальными синдикатами в деле ограбления государственных предприятий. Во всё большем масштабе занижались цены на производимые государственными предприятиями товары, они расхищались или объявлялись дефективными с тем, чтобы их потом могли продать частные предприниматели на свободном рынке.

Контракты с зарубежными капиталистическими фирмами стали важным источником откатов для государственных служащих, которые хранили полученные деньги на тайных банковских вкладах за рубежом. Также процветал чёрный рынок по обмену валюты и продаже товаров, доставленных контрабандой с Запада в Восточную Европу, балтийские и южные республики СССР.

Коррупция бюрократов и частных капиталистов дискредитировала правящую ревизионистскую партию и режим на разных уровнях. К концу брежневского режима, по оценкам, в частном предпринимательстве участвовали около 30 миллионов человек. Среди них были члены семей государственных и партийных чиновников. Члены семьи самого Брежнева были тесно связаны с частными фирмами и криминальными синдикатами, участвуя в скандальных теневых сделках.

Государственные предприятия, необходимые для финансирования всё более расширяющейся центральной советской бюрократии и для гонки вооружений, были вновь централизованы. Военно-промышленный комплекс быстро рос и съедал ежегодно намного больше, чем 20 % советского бюджета (по консервативным оценкам). Брежневский режим был одержим обретением военного паритета со сверхдержавой-соперником, Соединёнными Штатами.

Огромное советское государство, которое могло бы создать дополнительный доход для инвестиций в более эффективную сферу производства потребительских товаров, тратило средства на импорт предметов роскоши для верхнего слоя из 5 % населения (новой буржуазии), на растущий объём импорта зерна, на военно-промышленный комплекс и гонку вооружений, на поддержание и снабжение полумиллионного воинского контингента в Восточной Европе и на другие военные обязательства в третьем мире.

Среди этих обязательств, вызванных соперничеством сверхдержав, была поддержка вьетнамского народа во вьетнамской войне, поддержка Кубы, Анголы и Никарагуа. Среди обязательств, вызванных исключительно авантюризмом советского социал-империализма, было введение большого количества советских войск и вооружения в Афганистан в то время, когда Советский Союз уже явно находился в тяжёлой экономической и финансовой ситуации.

Твёрдую валюту для импорта зерна и предметов роскоши получали за счёт продажи примерно 10 % от всего объёма производства нефти в СССР западным странам и доходов от продажи оружия производящим нефть странам Ближнего Востока.

Брежневский режим использовал «марксистско-ленинскую» фразеологию для того, чтобы замаскировать и легитимизировать рост капитализма внутри Советского Союза. Против оппонентов режима использовались репрессивные меры, в том числе заключение в психбольницы. Эти меры способствовали росту бюрократического монополистического капитализма и они представляли социал-фашизм.

Брежневский режим познакомил мир с извращённой интерпретацией диктатуры пролетариата и пролетарского интернационализма, провозгласив доктрину Брежнева или доктрину «ограниченного суверенитета» и сосредоточенную вокруг Советского Союза «международную диктатуру пролетариата» по случаю советского вторжения в Чехословакию в 1968 году. Тогда же Советский Союз впервые был назван социал-империалистическим, социалистическим на словах и империалистическим на деле. С той же самоуверенностью Брежнев разместил сотни тысяч советских солдат на китайско-советской границе.

Советский Союз при Брежневе старался держать в узде своих сателлитов в Восточной Европе в рамках Варшавского договора. Следовательно, ему нужно было тратить много ресурсов, как своих, так и своих сателлитов, на поддержание и снабжение полумиллиона советских солдат в Восточной Европе. Очевидно, что ревизионистские правящие партии и режимы не развивали живого участия пролетариата и народа в социалистическом прогрессе и их лояльности, но вместо этого держали их в рамках при помощи бюрократических и военных средств, прикрываясь именем социализма.

Советский Союз при Брежневе продвигал принцип «международного разделения труда» внутри СЭВ. Это означало навязывание неоколониальной специализации в некоторых сферах производства определённым странам-членам, кроме Советского Союза. Отношения между Советским Союзом и другими членами СЭВ не отличались от отношений между империализмом и полуколониями. Это тормозило всестороннее развитие национальных экономик большей части стран-членов, хотя некоторые базовые отрасли промышленности были там созданы и продолжали создаваться.

В конце концов Советский Союз стал чувствовать себя ущемлённым тем, что ему приходилось поставлять нефть по ценам ниже мировых и получать в обмен товары низкого качества. Поэтому он постоянно увеличивал цену поставок нефти своим клиентам в СЭВ. Одновременно среди восточноевропейских стран существовало давно возникшее недовольство по поводу некачественного оборудования и других товаров, которые они получали от Советского Союза по завышенным ценам.

До 1970-х гг. Советский Союз поощрял прокапиталистические реформы в восточноевропейских странах-сателлитах, но определённо не поощрял любые попытки этих сателлитов покинуть Варшавский договор. В начале 1970-х уже сам Советский Союз захотел разрядки в отношениях с США, окончательного договора о «режиме наибольшего благоприятствования» в торговле, доступа к новым технологиям и иностранных займов от Соединённых Штатов и других капиталистических стран. В ответ брежневский режим получил поправку Джексона — Вэника, которая отказала Советскому Союзу в режиме наибольшего благоприятствования из-за того, что он препятствовал эмиграции евреев. Режим затем стал ещё больше поощрять свои восточноевропейские сателлиты заключать экономические, финансовые и торговые соглашения с капиталистическими странами.

На протяжении большей части 1970-х гг. страны под властью ревизионистов сели на иглу западных инвестиций, займов и потребительских товаров. В начале 1980-х гг. в большей их части начались серьёзные экономические трудности, вызванные усугублением внутренних экономических проблем и осложнений в связи с долговым бременем, которое в расчёте на душу населения был даже больше, чем у Филиппин. Так как они несли ответственность за экономическую политику и бюрократическую коррупцию, ревизионистские правящие партии и режимы были дискредитированы в глазах широких масс народа и все более антисоветской и антикоммунистической интеллигенции.

Просоветские правящие партии в Восточной Европе всегда обвиняли в том, что они являются политическими марионетками, особенно часто с такими обвинениями выступали антикоммунистические сторонники национализма и религии, и это было их уязвимым местом. В 1970—1980-е гг. эти партии явно деградировали изнутри по всем пунктам, подвергнувшись буржуазному перерождению и став объектом всё более строгого публичного осуждения.

Соединённые Штаты продолжали размахивать как морковкой перед носом Советского Союза перспективой предоставления режима наибольшего благоприятствования и других экономических уступок. Каждый раз, когда Соединённые Штаты это делали, они получали что-нибудь от Советского Союза, например подписание им Хельсинкских соглашений (нужных для того, чтобы предоставить правовую защиту диссидентам внутри Советского Союза) и подписание договора об ограничении стратегических вооружений, но сами США никогда не делали тех уступок СССР, на которых он настаивал. США просто хотели продолжения холодной войны, чтобы заставить Советский Союз тратить ресурсы на гонку вооружений. Единственной существенной уступкой, которую Советский Союз получил, были закупки зерна и коммерческий кредит на эти цели.

Когда руководство КПФ приняло решение провести зондаж возможностей установления отношений с советской и восточноевропейскими правящими партиями в середине 1980-х гг., они исходили из ошибочного предположения о том, что преемники Брежнева будут следовать его антиимпериалистической линии в холодной войне двух сверхдержав. Поэтому посвящённый Советскому Союзу и Восточной Европе документ в преувеличенных терминах восхвалял брежневскую линию.

Хотя горбачёвский режим проводил ещё более ревизионистскую политику, чем его предшественник, он стал хорошим источником информации о принципиальном характере брежневского режима и его сущности по широкому кругу вопросов. Анализируя эту информацию с марксистско-ленинской точки зрения, мы можем без труда сделать выводы о режиме Брежнева и одновременно понять антисоциалистическую и антикоммунистическую направленность горбачёвского режима в 1985—1988 гг.

Третья и окончательная стадия: горбачёвский режим, 1985—1991

Горбачёвский режим 1985—1991 гг. представляет собой третью и окончательную стадию антимарксистской и антисоциалистической контрреволюции, устроенной ревизионистами с целью реставрировать капитализм и диктатуру буржуазии.

Её составными частями были ликвидация правящих ревизионистских партий и режимов в Восточной Европе, поглощение Восточной Германии Западной и, наконец, запрет КПСС и лишение её собственности, дезинтеграция Советского Союза (ни много ни мало!) после провала сомнительного путча, устроенного горбачёвскими назначенцами, которые занимали самые высокие государственные и партийные посты.

Контрреволюция была проведена относительно мирно. В конце концов, деградация от социализма к капитализму продолжалась 38 лет. В последние шесть лет коррумпированные бюрократы, замаскированные под коммунистов, были уже готовы сбросить маски, в один момент выйти из партии и объявить себя антикоммунистами, начать сотрудничать со старыми антикоммунистами из интеллигенции и предать широкие массы народа, установив откровенно буржуазные и антисоциалистические режимы.

Массовые восстания в Восточной Европе в 1989 г. нельзя просто и огульно характеризовать как демократические, так как ими манипулировали и их направляли крупная буржуазия и антикоммунистическая интеллигенция, но в то же время нельзя отрицать, что широкие массы народа, в том числе рабочий класс и интеллигенция, были действительно недовольны и поднялись против режима. Отметим, что ещё более массовые выступления, которые привели к власти Муссолини и Гитлера или банды погромщиков, по указке индонезийских фашистов вырезавшие коммунистов в 1965 г., не делают фашистское движение демократическим. Чтобы определить характер массового движения, мы должны принимать во внимание не только масштабы участия масс в нём, но и классовый характер руководства. В противном случае периодические предвыборные демонстрации буржуазных реакционных партий, которые исключают участие во власти рабочих и крестьян или даже массовое восстание ЭДСА вместе с военным путчем в 1986 г. 15 можно было бы назвать полностью демократическими, если игнорировать классовый характер руководства.

Ненасильственные массовые восстания могут возникнуть и победить в том случае, если в их цели не входит фундаментальное изменение эксплуататорского общественного строя; когда одна группа бюрократов просто сменяет другую и когда первая группа не особо возражает против этого. Кровь пролилась только в Румынии, так как там не была доведена до конца реорганизация, осуществлённая горбачёвцами в 1987—1989 гг. в Восточной Европе. Чаушеску сопротивлялся переменам, также как и Хонеккер, хотя последний в меньшей степени. При роспуске КПСС и Советского Союза антикоммунистический тандем Горбачёва и Ельцина ограничился указами и даже не позаботился сфабриковать какую-то видимость всенародной поддержки в форме массовых выступлений.

В качестве последнего ревизионистского лидера Советского Союза Горбачёв смог ускорить разрушение КПСС и Советского Союза благодаря предварительной работе, проведённой до него Хрущёвым и Брежневым. В ходе своего короткого правления он главным образом занимался систематической кампанией по дезинформации. Он заявлял, что его режим занимается обновлением социализма и одновременно поддерживал деятельность сил капиталистической реставрации, которая проводилась под лозунгами демократии и экономической реформы.

Время от времени он на словах восхвалял марксизм-ленинизм и социализм и регулярно заявлял, что является убеждённым коммунистом. В конце концов он открыто объявил себя антикоммунистом. В своём последнем выступлении в качестве президента Советского Союза 25 декабря 1991 г. он говорил на языке империалистов времён холодной войны, сказав, что его главным достижением было «предоставление свободы» народу от «тоталитаризма» и предоставление «цивилизации», как он подразумевал, «нецивилизованным» советскому государству и народу.

Закладывая идеологические основания своего режима, Горбачёв вернулся к ярому антисталинизму Хрущёва и описывал брежневский режим как перерыв в работе, начатой Хрущёвым. Он реабилитировал Бухарина и возвёл его в ранг гуру «экономических реформ».

У Горбачёва и его коллег на различных постах в КПСС и государстве вошло в моду называть себя «либеральными коммунистами» и нападать — утверждая, что они полностью против Сталина и что Сталин хуже Гитлера,— на всю советскую историю. Они использовали абстрактные надклассовые, универсалистские, гуманистические и внеисторические термины и многое заимствовали у социал-демократии и буржуазного либерализма, чтобы уклониться от марксистско-ленинской теории и пролетарской революционной точки зрения, принизить их значение и атаковать их.

Горбачёв и его коллеги систематически нанимали откровенно антикоммунистических «советников» и расставили антикоммунистов на различные посты в правительстве, Съезде народных депутатов, в академических институтах и СМИ, чтобы поставить на поток антикоммунистическую пропаганду. Сам Горбачёв подал пример осмеяния пролетарской революционной точки зрения как устаревшей и марксизма-ленинизма как не имеющего монополии на истину и тем самым завоевал восхищение официальных лиц, идеологов и публицистов в Соединённых Штатах и других капиталистических странах, так как он говорил на языке социал-демократии и буржуазного либерализма и в конце концов стал использовать американскую терминологию времён холодной войны.

Гласность

Главной и основной чертой «гласности» (открытости) было крещендо антикоммунистической пропаганды. Поле пропаганды было монополизировано антикоммунизмом. Он принимал разные формы: современного ревизионизма, социал-демократии, буржуазного либерализма, популизма, национализма, фашизма, религии, расизма и просто цинизма. Плюрализм антикоммунистических идей, в том числе самых антидемократических, подавался как демократия.

Ключевой идеей в этом сумбуре антикоммунистической пропаганды было восхваление капитализма и буржуазного либерализма. Горбачёв нападал на Сталина, нападая тем самым на Ленина, марксистско-ленинскую теорию и всю советскую историю. А его подручные делали всё это открыто на протяжении всего горбачёвского периода.

После изгнания из Политбюро последних брежневских кадров, что было сделано самым антидемократическим образом, когда они были в зарубежных поездках или путём понижения их в должности, Горбачёв играл роль посредника между «консерватором» Лигачёвым, который принимал «перестройку», но не «гласность», и «радикальным и прогрессивным» Ельциным, который горячо поддержал и «гласность», и «перестройку». Потом Горбачёв использовал Лигачёва, убрав Ельцина из Политбюро, только для того, чтобы использовать последнего для атаки на КПСС извне.

До 1989 г. антикоммунистические последователи Горбачёва выдумывали разного рода вранье про социалистический период советской истории и её великих пролетарских лидеров и требовали реабилитации контрреволюционеров и свободы для всякого рода монстров. Народ пичкали различными иллюзиями о лучшей жизни при капитализме.

В 1989 г. был созван Съезд народных депутатов, на котором доминировала антикоммунистическая интеллигенция, большая часть депутатов от которой сначала формально были коммунистами, но в конце концов они вышли из партии и даже объявили себя антикоммунистами. В составе съезда с самого начала были люди, давно известные как антикоммунисты.

В начале 1990 г. Горбачёв использовал съезд для того, чтобы лишить власти КПСС и получить автократические президентские полномочия. Осенью того же года он сделал вид, что принимает сторону «консерваторов» в КПСС и государственных структурах против «радикальных и прогрессивных» Яковлева и Шеварнадзе. Но в то же время он согласился поставить под вопрос суверенитет Советского Союза, назначив референдум по этому вопросу на начало 1991 г.

Большинство проголосовало за сохранение Советского Союза. Но Горбачёв снова пошёл на уступки националистическим силам в различных республиках, согласившись заключить новый «союзный договор», условия которого (например, отдельные армии и валюты и т. д.) означали разрушение Советского Союза. В период до так называемого путча Горбачёв провозгласил, что неправильно подчёркивать роль пролетариата и объявил, что он собирается распустить КПСС и основать социал-демократическую партию.

Хотя в так называемом путче, устроенном назначенцами Горбачёва 19—22 августа 1991 г., принимали участие (согласно самой природе путча) только немногие лица, Горбачёв и Ельцин совместно использовали его как предлог для роспуска всей КПСС и Съезда народных депутатов СССР. Хотя советская конституция и Советский Союз ещё продолжали существовать и президентский срок Горбачёва должен был закончиться только в 1995 г., он объявил о роспуске Советского Союза и подал в отставку с целью создания Содружества независимых государств (СНГ), которое тогда только планировалось. Таким образом, провозглашая лозунги демократии, антикоммунистический дуэт Горбачёва и Ельцина самовластно издавал указы, совершал самые антидемократические деяния и осуществил свой собственный путч против советского государства.

Как стало понятно впоследствии, «гласность» с самого начала была задумана бюрократической и монополистической буржуазией, чтобы проложить дорогу для открытого установления своей классовой диктатуры. Поднятый мелкой буржуазией гвалт по поводу «демократии» сходит на нет. В конце концов, этот шум был нужен для реставрации капитализма и классовой диктатуры буржуазии. Монополистическая бюрократическая буржуазия сохранила контроль над рычагами политической власти и экономики, в то время как мелкой буржуазии достались массовая безработица, разочарование и убожество.

Перестройка

В действительности перестройка означала капиталистическую реструктуризацию, дезорганизацию и развал производства, несмотря на все торжественные клятвы в обновлении социализма и целый ряд обещаний, например:

  • поднять уровень производства при помощи лучшего управления;
  • победить алкоголизм и решить проблему с отсутствием людей на работе;
  • увеличить заработную плату и доступность отечественных и импортных потребительских товаров;
  • увеличить прибыли частных предпринимателей;
  • расширить объёмы производства и обновить технологическую базу;
  • провести конверсию военных предприятий и приспособить их к гражданским целям.

Главной линией перестройки были приватизация и внедрение рыночных механизмом в экономику при помощи отечественных и зарубежных инвесторов. Рассматривался один план за другим (план «500 дней» Шаталина, план «Большая сделка» и т. д.) 16, все из которых подразумевали зависимость от иностранных прямых инвестиций и займов, так как внутренние сбережения таяли и реальные доходы населения падали из-за инфляции, вызванной запуском печатного станка и спекуляциями на свободном рынке. Предприниматели покупали дешёвые товары у государственных предприятий или воровали их и опустошали государственные магазины. Поэтому люди были вынуждены покупать товары на свободном рынке.

Наибольшей популярностью пользовались совместные предприятия (совместные акционерные общества) с участием иностранных инвесторов и частные кооперативы. Участвуя в совместных предприятиях вместе с иностранными инвесторами (в основном по импорту потребительских товаров и/или по их упаковке и сборке), высшая бюрократия в правящей партии и государственных структурах и члены их семей присваивали себе государственную собственность и расхищали иностранные займы; это, возможно, была одна из крупнейших коррупционных афер во всей истории капитализма. Эти совместные предприятия не отличаются от крупных компрадорских операций высшей бюрократии на Филиппинах и во многих других странах третьего мира.

Впрочем, самой распространённой формой бизнеса были частные кооперативы разных размеров в промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг. Они занимались перекачкой товаров и услуг из государства в частный сектор, малым и средним частным производством, частным экспортом различных советских товаров, в том числе нефти и оружия и импортом дорогих потребительских товаров типа машин, компьютеров, видеомагнитофонов и т. п. По меньшей мере 50 миллионов человек из 290 миллионов были зарегистрированы как члены малых, средних и крупных частных кооперативов. Многие вступали в эти частные кооперативы только для того, чтобы получить товары первой необходимости, которые исчезли из намного более дешёвых государственных магазинов.

Капиталистическая реструктуризация или экономические реформы не способствовали развитию производства, вместо этого они усугубили его развал и привели к дефициту самых необходимых товаров. Тем не менее, ревизионистская и империалистическая пропаганда винили в экономическом хаосе, вызванном перестройкой, давно умершего Сталина. Коррумпированные бюрократы, которые продолжали называть себя коммунистами, ещё более откровенно, чем раньше, потворствовали частным предпринимателям в грабеже экономики.

С 1988 по 1990 г. Горбачёв увеличил денежную массу более чем на 50 %, в то время как объёмы производства каждый год сокращались на 10—20 % и в 1991 г. он увеличил денежную массу более чем на 100 %, тогда как производство упало более чем на 20 %. Горбачёвский режим был вынужден продолжать печатать деньги, чтобы оплачивать центральный бюрократический аппарат и военных в обстановке инфляции, коррупции, отказа республик платить налоги центру, этнических конфликтов и забастовок рабочих (полностью оправданных).

В начале правления Горбачёва советский внешний долг составлял только 30 млрд долларов США. Его предшественники не могли занимать больше из-за соперничества США и СССР в холодной войне. Только за шесть лет горбачёвский режим умудрился поднять уровень долга до 81 млрд долларов (согласно докладу советского Государственного банка Международному валютному фонду) или 100 млрд долларов (согласно докладу советского Госбанка Группе семи). За последний, 1991 год Советский Союз занял 44 млрд долларов США.

В условиях развала производства иностранные займы использовались главным образом для импорта потребительских товаров и откровенного бюрократического разворовывания под вывеской совместных предприятий. Советский Союз практически превратился в неоколонию Германии, которая стала его главным кредитором и поставщиком. На Германию приходилась самая большая доля иностранных поставок и инвестиций (по меньшей мере 30 % в 1991 г.) в Советском Союзе и Восточной Европе. Гитлер был бы очень доволен таким успехом германской крупной буржуазии.

Началась цепная реакция закрытия государственных предприятий из-за недостатка топлива, запасных частей и сырья; перераспределения средств в пользу импорта зарубежной продукции; недостатка заказов; и частного присвоения государственных средств и фондов посредством настоящих или фиктивных совместных предприятий. Сельское хозяйство также страдало от недостатка инвестиций и транспорта. Конверсия военных предприятий была незначительной. Военно-промышленный комплекс продолжал забирать себе большое количество ресурсов. Как и в Восточной Европе, экономика в Советском Союзе развалилась по частям, причём каждая часть, отбросив имевшиеся в прошлом преимущества кооперации, стремилась заключить невыгодные для себя сделки иностранной буржуазией.

Возникла огромная безработица. Гиперинфляция перед развалом Советского Союза достигла более чем 200 % и ожидается, что она вырастет ещё больше после отпуска розничных цен, запланированного Ельциным на 2 января 1992 года. Более 100 миллионов советских людей находились ниже черты бедности. Больше всего пострадали пенсионеры, дети, молодёжь, женщины, безработные и люди с низкими доходами. Не хватало или вовсе не было самых необходимых товаров. В 1990 г. возглавлявшие реставрацию капитализма люди бесстыдно выпрашивали продовольственную помощь из-за рубежа на следующий год. В каждом случае передача продовольственной помощи сопровождалась коррупцией, так как продовольствие попадало на свободный рынок.

Новое мышление

Ключевым элементом в горбачёвском «новом мышлении» в международных отношениях была «деидеологизация», которая в действительности означала полный отказ от пролетарской классовой точки зрения и пролетарского интернационализма и капитуляцию перед империализмом под видом кооперации с ним. Горбачёв утверждал, что агрессивная природа империализма изменилась на мирную и что у человечества есть общие интересы и надклассовые заботы типа оружия массового поражения, экологии и т. д. Горбачёвская «деидеологизация» в действительности означала полный отказ от пролетарской классовой точки зрения и переход на буржуазную классовую точку зрения.

Все марксисты признаю́т наличие общечеловеческих интересов и прогресс человеческой цивилизации; в то же время в мире в целом и в отдельных странах господствуют империалисты и местные реакционные классы, и это всё ещё остаётся фактом. По сути, Горбачёв использовал абстрактные, универсалистские и надклассовые термины для того, чтобы затемнить исторический факт классовой борьбы и найти точку соприкосновения с империализмом.

Он призывал к завершению холодной войны, ускорению ядерного разоружения и сокращению обычных вооружений, роспуску НАТО и Варшавского договора. Соглашения о сокращении вооружений принимались чаще, чем в любой предшествующий период холодной войны. Горбачёвский режим занимался всем этим в тщетной надежде привлечь иностранные инвестиции и получить новые технологии, чтобы укрепить советскую экономику. Но Группа семи жёстко заявила, что они не будут тратить деньги зря и поддерживать всё более дряхлеющую и коррумпированную бюрократическую экономику.

Советский Союз под руководством Горбачёва сотрудничал с Соединёнными Штатами и другими странами в урегулировании т. н. региональных вооружённых конфликтов, в частности вокруг Ирана и Ирака, Афганистана, Анголы и Никарагуа. Советский Союз взял на себя обязательство в одностороннем порядке вывести войска из Восточной Европы и способствовать объединению Германии в обмен на экономическую помощь Запада в форме прямых инвестиций, займов, передачи технологий и торговых кредитов. По сравнению с другими капиталистическими державами, Германия оказала наибольшую помощь советским войскам, возвращающимся из Восточной Европы, в форме займов, поставок потребительских товаров и предоставления жилья. Но даже эти средства пострадали от советского бюрократизма и разворовывания.

Уже в 1987 г. Москва подталкивала ревизионистские правящие партии и режимы в Восточной Европе к проведению реорганизации и замене брежневцев на горбачёвцев. Также внутри этих партий и за их пределами распространялись слухи о том, что Советский Союз решил вывести свои войска из Восточной Европы и не вмешиваться в то, что происходит в регионе. Поэтому антикоммунистические силы уже заранее были готовы к тому, что они будут делать в новых условиях. Они могли сыграть на реальных проблемах народа и свергнуть уже сильно дискредитированные правящие партии и режимы.

Общественно-экономический и политический кризис ревизионистских режимов и всеобщее понимание того, что Советский Союз больше не заинтересован в сохранении Варшавского договора и рублёвой зоны СЭВ — всё это создало необходимую почву для активизации и роста антикоммунистических сил. В 1987—1989 гг. Советский Союз регулярно давал понять, что он не будет вмешиваться в случае каких-либо народных выступлений против местных режимов, что придало антикоммунистам уверенности в достижении своих целей по их свержению. И, что наиболее важно, подавляющее большинство ревизионистских бюрократов в правящих партиях и государственных структурах (за немногими исключениями типа Чаушеску, который был относительно независим от КПСС, и Хонеккера и Жижкова, которые были старыми брежневцами) были готовы с радостью сбросить коммунистические маски, сохранив свои привилегии, воспользоваться новыми возможностями и скрыться от гнева уже возмущённого народа.

Когда мы в ходе этой дискуссии критически отзываемся о горбачёвском режиме и его восточноевропейских сателлитах, следует иметь в виду, что мы хотели бы, чтобы политика была другой и события развивались по-другому. Мы сейчас просто описываем финальную стадию сбрасывания масок и саморазрушения ревизионистских партий и режимов.

Помимо разрушения КПСС и Советского Союза, режим Горбачёва оказал величайшую услугу капиталистическим державам тем, что передал им в руки Восточную Европу и разрушил Варшавский договор и СЭВ.

В последний год своего существования горбачёвский Советский Союз поддержал Соединённые Штаты в их агрессивной войне в регионе Персидского залива и в превращении в не имеющего соперников глобального полицейского.

Горбачёв полностью раскрыл карты в 1991 году. Разрушительные последствия его руководства для Советского Союза стали отчётливо видны. У революционеров нет никаких оснований хоть как-то оправдывать его и пытаться сделать из него героя. Тем, кто поверил в обман о том, что Горбачёв занимался обновлением социализма, следует как следует задуматься над очевидным фактом того, что Горбачёв завершил процесс реставрации капитализма, начатый Хрущёвым и руководил разрушением Советского Союза.

Официальные лица, идеологи и пропагандисты империализма и реакции продолжают восхвалять Горбачёва как одного из самых выдающихся людей ⅩⅩ века за то, что он принёс «демократию» Советскому Союзу и Восточной Европе. Да, у них есть основания для радости. Горбачёв осуществил откровенную реставрацию капитализма и диктатуры буржуазии. Народы бывшего Советского Союза и Восточной Европе теперь беззащитны перед капиталистической эксплуатацией и угнетением, они страдают от голода и утраты свободы перед лицом усугубления политической неразберихи, расширения гражданской войны и военного фашизма.

Содружество независимых государств

В Содружестве независимых государств (СНГ), пришедшем на смену Советскому Союзу, доминирует Россия, которая размахивает старым царским флагом великорусского шовинизма. Также СНГ страдает от серьёзных противоречий между Россией и другими республиками, между республиками с общими границами, между русскими анклавами и местными национальностями в нерусских республиках и между различными национальностями в каждой республике.

Эти противоречия ведут к целому ряду проблем, в том числе в политической, экономической, финансовой сферах, связанным с безопасностью, с этническими и пограничными конфликтами. Все так называемое содружество погружено в политический хаос. Уже появились серьёзные разногласия между Россией и Украиной по экономическим и финансовым вопросам, по вопросу о разделе советской армии, военно-морского флота и военно-воздушных сил, ядерного оружия и по вопросу о сухопутной и морской границах. Национальные меньшинства в России стремятся к независимости, в Грузии разгорается гражданская война и идёт война между Арменией и Азербайджаном.

Экономический хаос был усугублён либерализацией цен 2 января. Цены на многие товары первой необходимости выросли более чем в 20 раз. Государственные магазины опустели из-за незаконной передачи товаров на свободный рынок. Даже гуманитарная помощь из-за рубежа продавалась на рынке. Более половины населения опустились ниже черты бедности и им угрожает голод. Как ожидается, за чертой бедности окажется 90 % населения. В таких условиях начинаются уличные демонстрации и забастовки рабочих против открыто капиталистических режимов. Профсоюзы недовольны крайне репрессивными и эксплуататорскими условиями жизни и начинают организовывать забастовки в широком масштабе. «Союз за ленинизм и коммунистические идеалы» 17, «Единый фронт трудового народа» 18, Российская коммунистическая рабочая партия и Коммунистическая партия большевиков в Ленинграде (Санкт-Петербурге) 19 проявили себя наиболее активно в ходе организации массовых акций против российского буржуазного режима Ельцина.

В Советском Союзе более 90 % главных отраслей промышленности всё ещё принадлежат государству. Это верно и в случае восточноевропейских стран за исключением Польши, где приватизация проводилась быстрее всего, но и там государственные предприятия составляют около 65 %, согласно одному докладу. Это продолжающееся преобладание государственных предприятий не означает, что там сохраняется социализм. Эти предприятия давно приобрели капиталистический характер. Они попали под контроль бюрократических капиталистов и частных предпринимателей и стали служить их интересам, хотя они и остаются в государственной собственности. Продолжение приватизации этих государственных предприятий затрудняется отсутствием настоящего частного венчурного капитала, исчезновением сбережений людей и нежеланием иностранцев покупать устаревшие заводы и инвестировать в новые.

Экс-коммунистическая буржуазия и иностранные инвесторы больше всего заинтересованы в приобретении по скандально низким ценам тех государственных активов, которые дают быструю и большую прибыль. Неэффективные и устаревшие государственные предприятия сохраняются только постольку поскольку они ещё нужны в качестве дойных коров частных предпринимателей (например, в производстве стали и других металлов, в энергетике и добывающей промышленности, транспорте и т. д.) Закрытия предприятий и сокращение производства продолжаются все более быстрыми темпами. В ходе этого процесса теряют работу миллионы рабочих. Это процесс деиндустриализации, который отбрасывает бывший Советский Союз или республики так называемого СНГ и Восточную Европу в болото капитализма третьего мира.

У СНГ нет сильного политического и экономического центра. В то же время, есть сильный военный центр, поскольку единое командование бывших советских вооружённых сил ещё существует. Даже лидеры капиталистических стран беспокоятся о судьбе ядерного и другого стратегического оружия, настаивая на том, чтобы оно находилось под единым военным командованием. Тем не менее, политический и экономический хаос может заставить военных взять власть в свои руки, так как недовольство в армии и народе уже очень сильно.

Иностранные наблюдатели ещё гадают, будет ли социальный взрыв в соответствии с большевистской традицией (когда военные объединятся с организациями рабочих) или военно-фашистский переворот в масштабах всего так называемого содружества или ряда республик (как сейчас в Грузии). Большинство склоняется к тому, что новая буржуазия внутри вооружённых сил и за их пределами настолько сильна, что в настоящее время вероятность военно-фашистского переворота больше, чем вероятность возвращения к социалистическому выбору — если вообще произойдут какие-то внезапные изменения.

Ⅳ. Определённые уроки коллапса современного ревизионизма в Советском Союзе и Восточной Европе

Крайне важно дать точную характеристику правящим партиям и режимам в Советском Союзе и Восточной Европе, изучить кризис, в котором они явно находились с начала 1980-х гг. и последующий коллапс с 1989 по 1991 г. Эти правящие партии и режимы были ревизионистскими. Постигшие их кризис и коллапс были кризисом и коллапсом не социализма, а современного ревизионизма или реставрации капитализма, замаскированной под социализм. Открытая реставрация капитализма и классовой диктатуры буржуазии являются неоспоримым доказательством этого. Саморазоблачение ревизионистских систем и раскрытие правды о них разворачивалось перед нашими глазами в последние годы перед их коллапсом.

Если говорить о кризисе и коллапсе ревизионистских правящих партий и режимов как о кризисе и коллапсе социализма или сталинизма, а не современного ревизионизма, то это приведёт к идеологическому и политическому замешательству. Такая характеристика будет продолжать считать современный ревизионизм социализмом. Все марксисты-ленинцы должны ясно осознать факт того, что современный ревизионизм подорвал социализм и господствовал над ним задолго до того, как он сам вступил в состояние кризиса, за которым последовал коллапс ревизионистских правящих партий и режимов с 1989 по 1991 г.

Можно говорить о кризисе социализма только в том случае, если вы думаете, что современный ревизионизм — это социализм, и принимаете за его кризис кризис и коллапс правящих ревизионистских партий и режимов. Империалисты, сами ревизионисты и буржуазная интеллигенция упрощённо называют кризис и коллапс этих антисталинских партий и режимов «кризисом сталинизма» или «сталинистской модели социализма». Сталин умер 38 лет назад и процесс «десталинизации» продолжался все последние 35 лет.

Абсурдно винить Сталина, который давно умер, в том, что сделали или не сделали клеветавшие на него люди, которые все эти годы занимались продвижением современного ревизионизма и восстановлением капитализма. Это чистое мракобесие и культ личности наоборот! Достоинства и недостатки каждого лидера следует рассматривать только в тот период, за который он отвечает, если вы хотите сделать исторически обоснованные выводы, а не стремитесь его демонизировать и использовать в психологической войне против марксизма-ленинизма и социализма в свойственной буржуазии манере перехода на личности. Нельзя позволить современным ревизионистам отказаться от ответственности за период их правления. В действительности огромные заслуги Сталина в строительстве социализма и защите Советского Союза диаметрально противоположны осуществлённой современными ревизионистами реставрации капитализма и развалу Советского Союза.

Мы должны сделать конкретные выводы из предательства и саботажа социализма современными ревизионистами начиная с Хрущёва, включая Брежнева и до Горбачёва. Мы должны бороться с теми силами и элементами, которые стремятся разрушить партию и революционное движение, подражая Горбачёву и ему подобным и выступая против основополагающих революционных принципов партии.

Антиревизионистская линия

Пересмотр взглядов на ревизионистские правящие партии как марксистско-ленинские и на ревизионистские режимы как на социалистические с 1982 г. определёнными элементами внутри партии привёл к неправильному пониманию научного социализма и уклону от антиревизионистской линии партии. Это следует исправить перед лицом неоспоримого факта коллапса ревизионистских правящих партий и режимов и в связи с преувеличенным, ошибочным и тщетным мнением, что эти партии и режимы могут оказать содействие ускорению победы филиппинской революции.

В результате коллапса этих партий и режимов КПФ будет с ещё большей решимостью следовать теории и практике марксизма-ленинизма, проводить антиревизионистскую линию и продолжать вооружённую борьбу. Антикоммунисты, которые стремятся использовать коллапс современного ревизионизма для обесценивания и полного отрицания основных принципов марксизма-ленинизма, заслуживают только осуждения.

КПФ считает нужным подчеркнуть тот факт, что марксистско-ленинская теория направила пролетарских революционеров и более чем миллиард человек по верному пути к победе новодемократической революции, социалистической революции и строительству социализма. На Филиппинах рабочий класс является ведущим классом на новодемократическом и социалистическом этапах революции. Авангардом этого класса является КПФ. Без нашей партии в истории Филиппин не было бы возрождения революционного массового движения народа на антиимпериалистической и антифеодальной основе и с социалистической перспективой. Мелкобуржуазные группы, которые стремятся запутать, дискредитировать, ослабить и уничтожить КПФ служат интересам только угнетателей и эксплуататоров, тогда как партия и трудящиеся массы рабочих и крестьян продолжают двигать революцию вперёд с полной решимостью.

По мнению КПФ сегодня самой главной задачей в теоретической работе для всех пролетарских революционеров, в том числе филиппинских коммунистов, является изучение уроков долговременной и мирной реставрации капитализма в социалистических странах и поиск путей продолжения революции, борьбы с современным ревизионизмом и предотвращения реставрации капитализма в социалистическом обществе, а также борьбы за социализм там, где он был заменён капитализмом.

В тех странах, где современный ревизионизм победил и сумел реставрировать капитализм, главной задачей в теоретической и практической работе пролетарских революционеров является возвращение социализма и продвижение его на новый и более высокий уровень. Силы социализма смогут победить, вероятно, только пройдя через период капиталистического угнетения и эксплуатации и разрушив их путём революционного насилия. Пока нет исторических примеров того, чтобы неэксплуататорское общество заменило эксплуататорское классовое общество без революционного насилия, хотя есть много примеров того, что более высокая форма общества может деградировать в низшую форму путём мирной эволюции.

В ходе как ново-демократического, так и социалистического этапов революции на Филиппинах основные факторы контрреволюции (крупная буржуазия и класс помещиков) не будут полностью ликвидированы (особенно в сфере идеологии и социальной психологии) главными факторам революции (рабочим классом и крестьянством). Есть также другие факторы (городская мелкая буржуазия и национальная буржуазия), которые находятся между двумя полюсами революции и контрреволюции. Главные факторы революции могут победить факторы контрреволюции и в этом процессе завоевать на свою сторону другие факторы, которые в свою очередь будут оказывать как позитивное, так и негативное влияние на главные факторы революции.

В трудной борьбе на ново-демократическом и социалистическом этапах революции пролетарская партия должна сохранять свою революционную чистоту, придерживаясь марксистско-ленинской теории, от философии до стратегии и тактики; партия всегда должна давать конкретный анализ конкретной ситуации для того, чтобы вести широкие массы народа от победы к победе.

Марксизм-ленинизм включает в себя всё лучшее, что дала человеческая цивилизация, он бережно хранит наследие прошлого, использует всё прогрессивное, что дала современность, и всегда стремится к лучшему будущему. При этом неверно использовать такие идеалистические термины, как универсальный гуманизм, внеклассовый популизм, надклассовое государство, пацифизм и другие такие абстрактные термины, которые служат затуманиванию и отрицанию пролетарской классовой точки зрения и по сути дела способствуют гегемонии буржуазии и других реакционных сил в реальном мире.

Неверно преждевременно заявлять о прекращении существования эксплуататорских классов и классовой борьбы, так как в действительности они продолжают существовать как внутри страны, так и в международном масштабе на протяжении всей исторической эпохи социализма. Кажущееся исчезновение эксплуататорских классов (по их экономическому определению) не означает, что пролетарский характер правящей партии и государства больше не нужен и что интеллигенция автоматически стала пролетарской в социалистическом обществе. В действительности буржуазия сначала возрождается через бюрократию и в интеллектуальной сфере в форме мелкой буржуазии, а потом в общественной экономике в форме бюрократических капиталистов, сотрудничающих с частными капиталистами.

Неверно пропагандировать, используя идеалистические и метафизические термины, механистический материализм, в особенности в форме теории производительных сил, которая утверждает, что «производительные силы» могут сами по себе, автоматически привести к социализму. Революция в производственных отношениях, также как и в надстройке, должна вести за собой производство. В противном случае появится представление о том, что социализм на низком технологическом и экономическом уровне может развиваться только при помощи внутренних прокапиталистических реформ и через подчинение индустриальным капиталистическим странам.

Диктатура пролетариата

После завершения в основном новодемократической революции путём захвата политической власти на Филиппинах будет установлено народно-демократическое правительство. Это форма, которую принимает диктатура пролетариата, исходя из базового союза рабочих и крестьян под пролетарским руководством. После этого можно приступить к социалистической революции во всех сферах общества. Начинается строительство социалистического общества, а не «национально-демократического», даже если ещё принимаются переходные буржуазно-демократические меры.

Народно-демократическое правительство или социалистическое государство должно, разумеется, служить всему народу. Но оно не может быть действительно бесклассовым или надклассовым. Существует определённая гегемония одного класса, пролетариата или буржуазии. Для коммунистов колебаться по этому вопросу означает уступить инициативу буржуазии и её интеллектуальным и политическим агентам. Социалистическое государство по определению есть классовая диктатура пролетариата, которая нужна для предотвращения контрреволюции со стороны эксплуататорских классов и для того, чтобы немедленно сделать доступной всему народу существо и процесс демократии. Партия никогда не должна уступать своё руководство всем государством и народной армией и должна сохранять свои организации в них до тех пор, пока не придёт время для отмирания государства после целой исторической эпохи строительства социализма, победы над империализмом и неоколониализмом и подготовки перехода к коммунизму.

Современные ревизионисты-бюрократы систематически выступали против концепции диктатуры пролетариата под маской популизма и лозунгов «нет больше эксплуататорских классов и классовой борьбы» или «отмирания классовой борьбы», чтобы возродить буржуазию внутри бюрократии и в обществе посредством прокапиталистических реформ. Диктатура пролетариата должна в полной мере гарантировать национальную независимость от империализма; свободу эксплуатируемых от эксплуататоров; личную свободу от всегда сохраняющейся потенциальной угрозы отчуждения и злоупотреблений со стороны государственной власти.

Строительство социализма и диктатура пролетариата должны гарантировать гражданские права личности и права организаций, которые поддерживают социализм, пропагандируют общественное участие в государственных делах и служат сдержками против возможных злоупотреблений со стороны государства и чиновников. Эти сдержки включают в себя основные свободы, выборный процесс, право на отзыв выборных лиц, ограничения сроков нахождения в должности, возраста, личных доходов и привилегий — в любой форме, которая не исходит из личных заслуг.

Руководитель страны не будет избираться на период больше чем два пятилетних срока и все официальные лица будут уходить в отставку в добровольном порядке после достижения 65-летнего возраста и в обязательном после 70 лет. Любой индивид или организация будут иметь право высказывать своё мнение в соответствии с законом, будь то критика или конструктивное предложение, не опасаясь репрессий. Будет гарантировано должное судопроизводство. Будет действовать презумпция невиновности, пока не будет доказана вина обвиняемого в суде на основе доказательств и путём справедливого процесса. Таким образом в борьбе народа против контрреволюции будут сужены её цели и будет устранена опасность злоупотреблений.

Как уже было показано на примере коллапса ревизионистских правящих партий и режимов, неверно пропагандировать свободу личности вне контекста антиимпериализма (национальной свободы) и социализма (свободы от эксплуататорских классов). Свобода личности не должна служить индульгенцией для империализма, местной буржуазии и других реакционеров в борьбе с социализмом и за возвращение контроля над обществом.

На протяжении всей исторической эпохи социализма пролетариат должен следить за тем, чтобы его ведущая роль была отражена в конституции. Занимая подчинённую роль по отношению к демократическому коалиционному правительству, может существовать верхняя палата конгресса в качестве собрания представителей трудового народа под пролетарским руководством, и нижняя палата из числа представителей народа с мест. Ушедшие с должности, но ещё способные к работе революционные лидеры могут служить в качестве советников, обладающих высоким моральным авторитетом, которые очень полезны в моменты конституционных кризисов, которые могут угрожать революции.

Пролетарскую революционную партию никогда не следует рассматривать как обычную партию по типу многочисленных разрешённых партий в буржуазной политической системе, такой, какая сегодня существует на Филиппинах и в которой в действительности командуют политические фракции эксплуататорских классов. Пролетарская партия является революционной партией, которая стремится к радикальному разрыву с частной собственностью на средства производства и со всеми эксплуататорскими обществами, которые существовали в разных формах на протяжении тысячелетий, и осуществляет этот разрыв.

Несмотря на стремление к такому радикальному разрыву и на то, что рабочий класс должен выполнить свою миссию по строительству социализма на протяжении целой исторической эпохи, в партиях рабочего класса, которые приходят к власти, состоит только небольшая часть общества (обычно от 5 до 10 % от всего населения) и партия расширяет своё влияние при помощи массовых организаций и государственных структур. Понятно, что партия остаётся небольшой частью общества в ходе ожесточённой борьбы за захват власти из-за репрессий со стороны реакционного государства и опасностей, которые угрожают членам партии и что есть предел расширению членской базы вскоре после захвата политической власти, так как нельзя допустить в партию лавину внезапно ставших коммунистами лиц и оппортунистов. Но после консолидации политической власти и установления контроля пролетариата над всеми аспектами жизни общества, в особенности над образовательной системой и культурой, вполне можно будет расширить членскую базу партии до такой степени, что она будет включать в себя большую часть народа.

У партии теперь есть кадры и массовый характер. Так должно быть и после захвата политической власти. Кадры могут обеспечить высокое качество партии и её рядов — мощного демократического основания из числа рабочих и крестьян. Нельзя обеспечить высокое революционное качество партии, просто оставив её немногочисленной. С другой стороны, в ней может появиться чрезмерно высокий процент интеллигенции, в том числе фальшивых коммунистов. В обратном и худшем случае партия всё больше будет восприниматься как небольшая и привилегированная часть общества. Если партия останется небольшой, ей всегда может угрожать опасность со стороны любой политической группы или движения, у которых будет сравнимое или даже большее число членов; или со стороны традиционно влиятельной церкви, которая считает большинство или большую часть населения своими прихожанами и заявляет претензии на религиозную или моральную поддержку с их стороны.

Так как историческая миссия рабочего класса состоит в построении социализма, то представителям партии должна быть обеспечена по меньшей мере треть выборных должностей в государстве вместе с представителями массовых организаций трудового народа и других частей общества. Но люди внутри и вне партии должны иметь право выбирать кандидатов на каждый пост, выделенный основным компонентам общества, из избирательных списков в ходе выборного процесса.

Обладая массовой членской базой, партия может уверенно участвовать в сотрудничестве с другими партиями по линии единого фронта. Наихудшей моделью политической системы является однопартийная система, в которой в партию входит только небольшая часть общества. Социалистическое общество должно допускать существование и сотрудничество различных партий, которые выдвигают списки кандидатов исходя из консенсуса в социалистическом едином фронте, воли народа и конституционных рамок социалистической революции и строительства социализма.

Социалистическая революция и строительство социализма

После завершения в основном новодемократической революции путём захвата политической власти пролетариат и народ под руководством партии могут приступить к социалистической революции и строительству социализма. Средства производства и распределения, которые принадлежат империалистам, крупным компрадорам и помещикам, станут общественной собственностью. Стратегические предприятия и главные линии производства и распределения будут национализированы. Всё это составит начальную базу для строительства социализма. Потом социалистический государственный сектор производства может быть расширен при помощи дальнейших инвестиций национального капитала, доходов от экспорта и иностранных займов.

Также нужно будет ещё в качестве переходных мер провести буржуазно-демократические экономические реформы, такие как аграрная реформа и уступки всем крестьянским слоям, мелким и средним буржуазным товаропроизводителям. Эти реформы и уступки не означают строительства «национально-демократической экономики» вместо социалистической. Внедрение кооперативов и совместных частно-государственных предприятий в сельском хозяйстве и других сферах можно постепенно начинать одновременно со строительством социализма и дальнейшей индустриализацией.

Принимая во внимание тот факт, что до сих пор социалистические экономики создавались на основе низкого экономического и технологического уровня и после разрушительных войн, пролетарской революционной партии придётся принимать переходные меры. Насколько долговременными они будут, зависит от конкретных условий. В Советском Союзе Ленин принял новую экономическую политику. И Сталин впоследствии стал первопроходцем в составлении и воплощении пятилетних планов социалистического строительства. Он сумел построить социалистическую индустриальную экономику.

Уже после того, как социалистическая индустриальная экономика была построена, современные ревизионисты извратили ленинскую новую экономическую политику, представив её в качестве пути к социализму, а не простой переходной меры, какой она была. Так Хрущёв, Брежнев и Горбачёв использовали имя Ленина против самого Ленина 20. Они оправдывали откат к прокапиталистическим реформам, противопоставляя ленинскую переходную политику сталинской программе строительства находящейся в общественной собственности тяжёлой и других базовых отраслей промышленности и плановой коллективизации сельского хозяйства.

После того, как новая экономическая политика выполнила свою задачу, Сталин приступил к полномасштабному строительству социализма. Это было настоятельной и абсолютно необходимой мерой перед лицом роста капитализма, угрожавшего социалистической революции. Антисоциалистические критики осуждают чрезмерные инвестиции в тяжёлую и другие базовые отрасли промышленности, подавление бунтовавших богатых крестьян и эксплуатацию крестьянства. Но они забывают упомянуть, что упорная работа, борьба против контрреволюционеров и самопожертвование народа привели к росту производства и уровня жизни, механизации сельского хозяйства и росту городов в очень короткий период времени. Если бы Бухарин взял верх и продолжил НЭП, в Советском Союзе вышедшая из-под контроля буржуазия и широко распространённое богатое крестьянство имели бы перевес сил над пролетариатом, Советский Союз был бы экономически слабее и имел бы меньший оборонный потенциал и стал бы лёгкой добычей для Гитлера, раньше подвергнувшись нападению нацистской Германии.

После Второй мировой войны Китай под руководством Мао Цзэдуна и Коммунистической партии Китая смог показать, что возможен сбалансированный рост сельского хозяйства как основы экономики, тяжёлой промышленности как ведущего фактора и лёгкой промышленности как связующего звена между первыми двумя. Линия Мао заключалось в том, чтобы обеспечить как можно быстрее народ потребительскими товарами, в особенности крестьян. Но современные ревизионисты даже его несправедливо обвиняли в чрезмерных инвестициях в промышленность и преждевременное введение кооперативов. В любом случае, китайский пример под руководством Мао улучшил советский опыт под руководством Сталина в деле сбалансированного развития бедной страны, в которой осуществляется строительство социализма. Теория и практика научного социализма, таким образом, постоянно развиваются. Все современные ревизионисты заражены теорией «производительных сил» и экономизмом. Они болтают о законе стоимости, но в то же время затуманивают критическую Марксову теорию прибавочной стоимости и творческую линию использования того, что в ином случае является частной прибылью, как общественной прибыли и преобразования того, что в ином случае является анархическим и одновременно монополистическим производством для получения частной прибыли, в систему планового производства на пользу всего общества.

Марксисты всегда соглашались с Адамом Смитом и его последователями в том, что стоимость товара равна среднему общественно необходимому рабочему времени и что меновая стоимость (цена) реализуется на рынке. При социализме существует система зарплатных ставок в зависимости от количества и качества сделанной работы. В рамках системы, основанной на общественной собственности на средства производства и на экономическом планировании, создаваемая новая стоимость расходуется на зарплатный фонд для потребления; на реинвестиции в экономику, которые не только покрывают амортизацию, но также идут на расширение производства; на систему всеобщего социального обеспечения (образование, здравоохранение, инфраструктура и т. д.); на управление; и национальную оборону.

Помимо системы ставок, которая соответствует системе товарных стоимостей, произведённые стоимости включают в себя издержки на закупки с внутреннего или мирового рынка по определённым ценам, которые включаются в рыночную цену товаров. Также может быть проведено сравнение цен с ценами на подобные товары, производимые за рубежом.

Социалистическая система производства доказала свою эффективность в деле создания полной занятости, достижения высоких темпов роста экономики, обеспечения базовых нужд народа и предоставления социальных услуг, до тех пор, пока новая буржуазия не начала присваивать всё возрастающую долю прибавочного продукта и развивать в себе вкус к предметам роскоши благодаря закупкам их из-за рубежа.

Помимо высокого уровня потребления и чрезмерных привилегий новой буржуазии, другим источником ослабления советской экономики было перенаправление ресурсов на военные расходы, что было вызвано угрозой со стороны империализма. На самом деле, на это тратилось больше всего ресурсов Советского Союза и Восточной Европы на протяжении долгого правления Брежнева. Но этот факт затуманивается империалистической пропагандой, которая утверждает, что социализм сам по себе ущербен или что так называемая сталинистская модель, которой придерживались современные ревизионисты, провалилась. Втянувшись в гонку вооружений, брежневский режим отклонился от концепции народной обороны и всеобщей консолидации, которой придерживался Сталин в то время, когда Советский Союз был слабее в военном отношении и находился под большей угрозой со стороны капиталистических держав 21.

Неоспоримым фактом является то, что социалистические экономики развивались на протяжении ряда десятилетий и современным ревизионистам потребовалось ещё несколько десятилетий для того, чтобы осуществить регресс к капитализму под такими буржуазными предлогами, как стимулирование производства и улучшение его качества при помощи частных предприятий и свободного рынка.

Следовательно, использование прокапиталистических реформ с целью «дополнения» и «содействия» социалистическому экономическому развитию оправдывалось, исходя из неверных предпосылок. Буржуазия, коррумпированные бюрократы и богатые крестьяне вновь создаются для того, чтобы подорвать и уничтожить социализм изнутри. После определённого периода либерализации экономики буржуазные силы могут требовать дальнейшей приватизации и введения рыночных механизмов с большей настойчивостью и в конце концов они захватывают политическую власть, как это было в Восточной Европе и Советском Союзе.

Обычно в начале своих усилий по подрыву социалистической экономики, когда в стране ещё нет достаточного количества частных предпринимателей, они ведут кампанию по обучению «эффективному менеджменту» у капиталистических стран (игнорируя расточительные экономические циклы, войны и столетия эксплуатации пролетариата, колоний и сфер влияния), за расширение торговли с капиталистическими странами, получение иностранных инвестиций и займов и передачу технологий, за принятие закона об инвестициях, привлекательного как для мультинациональных фирм и банков, так и для национальной буржуазии, даже если он позволяет иностранной буржуазии свободно вкладывать деньги, приобретать активы и нанимать рабочую силу внутри страны.

Не нарушая или не отказываясь от базовых социалистических принципов и не увеличивая размеры частной собственности на средства производства в руках местной или иностранной буржуазии, можно использовать систему зарплатных ставок и бонусов для стимулирования увеличения количества и качества продукции, исходя из достоверной и точной информации о производственных мощностях и потребительском спросе и в соответствии с получающимся в результате экономическим планом, чтобы удовлетворить в первую очередь основные потребности народа и затем приступить к производству других товаров для повышения уровня жизни; чтобы улучшать жилищные условия одного поколения за другим (что будет служить стимулом на всю жизнь) и децентрализовать экономическую активность для достижения лучших результатов.

Производство как товаров первой необходимости, так и других потребительских товаров является дополнительным и зависит от состояния экономики. Когда основные нужды удовлетворены и растут частные сбережения, люди начинают думать, как бы их потратить, чтобы улучшить свою жизнь или сделать её более интересной. Какие-то предметы роскоши можно производить на месте. Другие можно импортировать, не угрожая приоритетам развития всей экономики и импорту необходимых для производства и потребления товаров.

В случае Советского Союза, перед тем, как стал возможен Горбачёв, был продолжительный брежневский период, в ходе которого внутри страны развивалась новая буржуазия, ресурсы тратились на гонку вооружений и на дорогостоящую поддержку союзников за рубежом, исходя из теории защиты Советского Союза, которая требовала развития стратегических наступательных сил и способности вести войны за рубежом.

Мы видим, таким образом, что концепция народной обороны или народной войны против агрессора, исходя из опоры на собственные силы народа, внутри своих национальных границ и без подрыва роста социалистической экономики, всё ещё является правильной политикой.

Советский Союз располагал самым большим в мире контингентом учёных, инженеров и технологов. Они добились огромных успехов в проведении исследований, экспериментов и создании опытных образцов. Но только те их достижения, которые удовлетворяли высоким технологическим требованиям гонки вооружений, использовались в широком масштабе. Из-за дезориентации и какого-то ложного желания экономить на гражданском производстве продолжало использоваться старое и устаревшее морально оборудование, так что эта крайне важная сфера экономики были лишена выгод использования высоких технологий.

В социалистической экономике плановики должны взять на вооружение рациональную оценку амортизационных отчислений на производственное оборудование, потребительские товары длительного пользования и на инфраструктуру, чтобы остались средства на инновации и оживление производства. Неверно, что нужна конкуренция между капиталистами, чтобы создавать новую и лучшую продукцию. Советский Союз мог повышать уровень своих военных и космических технологий плановым путём.

В ходе строительства социализма после переходного периода восстановления экономики от военных потерь и завершения буржуазно-демократических реформ мы должны придерживаться принципа введения социалистических производственных отношений, чтобы высвободить производительные силы и увеличить их рост; и после продвижения по социалистической линии и завершения определённых переходных мер, мы никогда не должны скатываться к ревизионистской линии использования прокапиталистических реформ для продвижения социализма вперёд.

Культурная революция

Для продолжения революции, борьбы с ревизионизмом и другими контрреволюционными силами и предотвращения реставрации капитализма в социалистическом обществе, должна быть проведена культурная революция, одновременно и во взаимодействии с политической и социально-экономической революцией.

Если мы хотим избежать ошибок, которые привели к неудаче великой пролетарской культурной революции в Китае, мы должны понять,

  • что культурная революция — это демократический процесс, нацеленный на убеждение, с марксистско-ленинской теорией во главе, который осуществляется в соответствии с генеральной линией народной революционной борьбы,
  • что это процесс продолжительный и что он во много раз более продолжительный, чем народная война или строительство социалистической экономики, и
  • что здесь не нужно спешить, чтобы не прибегать к преследованиям; и
  • что для предотвращения анархии институты типа партии, государства, народных организаций, система образования, СМИ и т. д. должны взять на себя ответственность за руководство культурным массовым движениям, соблюдение справедливого судопроизводства и обеспечение индивидуальных и групповых прав.

Культурная революция — это важный процесс поддержания высокой пролетарской революционной сознательности, духа альтруизма и служения народу. По мере того, как в ходе смены поколений от нас всё более отдаляются времена захвата политической власти у реакционеров и героические усилия по построению социалистического общества, находящиеся в бюрократии правящей партии, государственных структурах и даже в массовых организациях люди могут деградировать в новую буржуазию и принять на вооружение современный ревизионизм и другие ретроградские идеи и практики. Молодёжь и интеллигенция могут выработать мелкобуржуазную жизненную позицию, цинично относиться к власть имущим, скатиться к антикоммунистическим взглядам и рабски подражать идеям и привычкам национальной и международной буржуазии.

Даже сейчас, когда мы ещё участвуем в ново-демократической революции на Филиппинах, мы уже занимаемся проведением культурной революции в народе. Культурная революция, которую мы продвигаем, имеет национальный, демократический и научный характер. Ядром этого революционного массового феномена являются пролетарские революционные кадры, которые руководствуются теорией марксизма-ленинизма.

Наша культурная революция ново-демократического типа отлична от социалистической культурной революции и в то же время неразрывна с ней. Как и сейчас, мы продолжим сочетать партийное руководство, массовое движение и уважение к правам личности в антиимпериалистических и социалистических рамках. Мы не будем спешить, вне зависимости от того, сколько потребуется на это времени, в деле повышения революционной сознательности народа с одного уровня на другой при помощи формального и неформального обучения и культурных мероприятий и в деле изолирования и ликвидации идей, который враждебны социализму.

В социалистическом обществе мы будем проводить культурную революцию для продвижения пролетарской революционной точки зрения и духа служения народу. Культурная революция будет непрерывно подчёркивать первенство революционной политики (патриотической и пролетарской) и морального стимулирования по отношению к производству и другой общественной деятельности. Революция в надстройке будет дополнять революцию в способе производства и взаимодействовать с ней.

Когда буржуазия будет лишена её экономической и политической власти, она будет стремиться вернуться сначала в идеологической и культурной сферах. Когда она добьётся успеха в идеологической ревизии и отравлении культуры, тогда она может заняться изменением политической и экономической политики с целью реставрации капитализма. Буржуазия добивается наибольшего успеха, когда она может работать с неперевоспитанными и деградировавшими элементами внутри государственных структур и правящей партии. Следовательно, пролетарские революционеры всегда должны быть бдительны и решительны в поддержании правильной линии и активно проводить социалистическую культурную революцию.

Главным противоречием социалистического общества является противоречие между пролетариатом и буржуазией. Старый буржуазный класс и класс помещиков легко идентифицировать и люди бдительны по отношению к ним. Поэтому члены этих побеждённых классов будут скорее подстрекать интеллигенцию и бюрократию к переходу на мелкобуржуазный способ мышления и поведения. На этой основе буржуазия может вернуть себе утраченные позиции, в особенности в идеологической и культурной сферах. Когда пролетариат проигрывает борьбу в этих сферах, то уже оформившиеся буржуазные ревизионисты могут перейти к антипролетарским изменениям в политической и экономической сферах под предлогом выхода за рамки классов и классовой борьбы.

К тому времени буржуазия далеко продвинется по пути возвращения себе контроля над пролетариатом и народом и реставрации капитализма. Реставрация капитализма в Советском Союзе и Восточной Европе доказывает, что победа социализма не является окончательной в эпоху империализма и пролетарских революций. Все пролетарские революционеры должны выучить важные уроки того, как буржуазия вернула себе власть над пролетариатом в Советском Союзе и Восточной Европе при помощи мирной эволюции изнутри государства и партии и путём использования государства против партии, в особенности в сокращении рядов пролетарских революционеров в партии.

В ходе строительства социализма как долгосрочной подготовки коммунизма мы должны стремиться сократить разрыв и разрешить противоречия между пролетариатом и крестьянством, между умственным и физическим трудом и между городской и деревенской жизнью. Для этого мы должны мобилизовать возможности пролетариата и остального народа, применять науку и технологии и создавать социалистическую цивилизацию.

Мы в долгу у Мао за теорию продолжения революции, борьбы с современным ревизионизмом и предотвращения реставрации капитализма в социалистическом обществе; за применение этой теории в великой пролетарской культурной революции, которая успешно продолжалась на протяжении целого ряда лет, пока накопившиеся ошибки не привели к возвращению правых. Если взять позитивные аспекты и исправить негативные, тогда теория Мао и практика культурной революции могут послужить в качестве сокровищницы знаний о базовых принципах и методах продолжения революции в социалистическом обществе. Теоретическая разработка проблем культурной революции является широким открытым полем для изучения.

Поражение революции не означает её окончательного конца. Парижская коммуна в 1871 г. добилась успеха на короткое время и потерпела поражение. Но теория классовой борьбы и диктатуры пролетариата оставалась верной. Через 46 лет триумфально победила Великая Октябрьская социалистическая революция.

Потом силы фашизма уничтожили партии рабочего класса во многих европейских странах и в конце концов напали на Советский Союз. Но вскоре после Второй мировой войны, несколько социалистических стран появились в Восточной Европе и Азии.

Появился современный ревизионизм, который затронул ряд социалистических стран. В конце концов с 1989 по 1991 гг. мы стали свидетелями коллапса ревизионистских партий и режимов. Это подтверждает правильность марксистско-ленинской критики и отрицания современного ревизионизма; также было ликвидировано определённое число ревизионистских партий и режимов, которые вызвали теоретическое и политическое замешательство в социалистическом и антиимпериалистическом движении.

К сожалению, капиталистические державы стали более самоуверенными и жестокими после исчезновения Советского Союза в качестве сверхдержавы-соперника Соединённых Штатов. Но им угрожает кризис перепроизводства и растут противоречия между ними и между их государствами-клиентами в империалистических и неоколониальных рамках. В действительности, продолжающийся кризис в тех странах, где были в откровенной манере реставрированы капитализм и диктатура буржуазии, всегда был частью глобального кризиса капитализма. Бывшие советские республики и восточноевропейские страны стали рассадниками национализма, этнических конфликтов, милитаризма и гражданских войн и они в обнажённой форме показывают гнилость капиталистической системы.

По мере усугубления капиталистического угнетения и эксплуатации антиимпериалистическое и социалистическое движение неизбежно должно возродиться на новом и более высоком уровне. Высокие технологии в руках капиталистических держав уже углубили и усугубили кризис перепроизводства. Между капиталистическими державами после завершения двухполярной холодной войны разворачивается торговая война. Соединённые Штаты нарушают баланс между капиталистическими державами, стремясь возродить свои производственную мощь, расширить объёмы своей торговли и решить проблему огромного дефицита бюджета и долгов — всё это в условиях, когда другие капиталистические державы твёрдо держатся за свои производственные и торговые преимущества и все неоколониальные государства-клиенты (за исключением немногих, получающих прибыль от экспорта благодаря рыночным кредитам США) на Юге и Востоке давно находятся в депрессии и не могут избавиться от бюджетного дефицита, проблемы долгов и мер по сокращению расходов.

На некоторое время, несмотря на прекращение соперничества двух сверхдержав, волнения в обществе и политическое насилие будут возрастать по всему миру. Из них возродится антиимпериалистическое и социалистическое движение на новом и более высоком уровне. Возрастающие угнетение и эксплуатация народов мира могут привести только к появлению революционного движения. Само враждебное окружение, в котором существует это движение, является предпосылкой и возможностью для его возрождения.

Пролетарский интернационализм

Всё углубляющийся кризис системы власти на Филиппинах создаёт плодородную почву для продолжения и усиления революционного массового движения под руководством Коммунистической партии Филиппин. Но для того, чтобы добиться окончательной победы новодемократической революции и перейти к социалистической революции, партия должна в полной мере принять во внимание международную ситуацию и воспользоваться поддержкой мирового пролетариата и других прогрессивных сил за рубежом.

В международных отношениях мы должны в первую очередь руководствоваться принципом пролетарского интернационализма. В особенности в нынешней ситуации, когда мы должны объединиться и сомкнуть ряды с партиями рабочего класса и организациями, которые придерживаются марксизма-ленинизма и ведут революционную борьбу в своих странах.

Всё усугубляющийся кризис мировой системы капитализма и постоянно растущие угнетение и эксплуатация настоятельно требуют от пролетарских революционеров и народов в различных странах вернуться к теории и практике марксизма-ленинизма. Уже сегодня ясно, что текущее десятилетие будет десятилетием общественных беспорядков в мировой системе капитализма и народного сопротивления неоколониализму. Оно не будет десятилетием Pax Americana и капитуляции сил, выступающих за революционные изменения 22.

Более миллиарда человек (четверть человечества) продолжают жить и работать в обществах, которые считают себя социалистическими и под руководством партий, которые считают себя коммунистическими. Кризис мировой системы капитализма намного усугубится по сравнению с нынешним, прежде чем та степень или видимость социализма, которая сейчас существует в мире, может быть уничтожена.

Дезинтеграция ревизионистских правящих партий и режимов в Восточной Европе и Советском Союзе и их союзников за рубежом является частью кризиса мировой системы капитализма и в действительности представляет собой положительное изменение в том смысле, что оно служит предостережением для всех пролетарских революционеров, показывает глупость уклона от марксизма-ленинизма и от пути социализма и развеивает иллюзии, которые современные ревизионисты распространяли по всему миру на протяжении длительного времени.

В соответствии с принципом пролетарского интернационализма Коммунистическая партия Филиппин более чем когда-либо исполнена решимости использовать все возможные пути для развития взаимопонимания, братских связей и взаимной поддержки и сотрудничества со всеми партиями рабочего класса и пролетарскими революционерами в мире.

Партия благодарна всем братским пролетарским партиям за моральную и конкретную поддержку, которую они оказывают решительной революционной борьбе филиппинского народа и за признание ими нашей партии одним из передовых отрядов мирового пролетариата, который может внести вклад в восстановление сил мирового социалистического и антиимпериалистического движения в теории и на практике.

Как и сегодня, когда она искренне следует лозунгу «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и придаёт наибольшее значение мировому единству рабочих посредством межпартийных связей, партия будет придерживаться пролетарского интернационализма как высшего принципа и генеральной линии в международных отношениях после своего прихода к власти и будет придавать наибольшее значение мировому единству рабочих посредством межпартийных связей, а также через взаимоотношения социалистического государства с другими социалистическими государствами.

Верность пролетарскому интернационализму является необходимым критерием оценки, является ли партия марксистско-ленинской или нет и является ли государство социалистическим или нет. Она служит цели создания международных условий для победы социализма над капитализмом, рабочего класса над буржуазией и всеми силами реакции и создания пути к коммунизму; и, следовательно, для реализации взаимной поддержки и сотрудничества всех пролетарских революционных сил без ущемления какой-либо одной партией или государством независимости и равноправия других.

Мы видели, что партии и государства, которые начинали как пролетарские и революционные, впоследствии деградировали и стали ревизионистскими и поддерживали отношения с другими партиями и государствами только в том случае, если они становились подчинёнными им и служили инструментами их внешней политики. Они подчинили принцип пролетарского интернационализма дипломатическим и экономическим отношениям с буржуазными государствами. Они перестали упоминать пролетарский интернационализм как будто это была грязная фраза, по мере того, как космополитические отношения с транснациональными корпорациями и банками вышли на первый план.

Делая выводы из недавней истории, Коммунистическая партия Филиппин уверена, что в будущем внешняя политика новых Филиппин будет включать в себя отношения с другими социалистическими государствами, партиями рабочего класса, народами и революционными движениями и с государствами (вне зависимости от идеологии или общественного строя) именно в таком порядке важности, руководствуясь принципом пролетарского интернационализма и в соответствии с социалистическим характером государства и пролетарским революционным характером правящей партии.

Партия уверена, что всё усугубляющийся кризис мировой системы капитализма и возрождение социалистического и антиимпериалистического движения создаст благоприятные условия в мире для достижения окончательной победы в ново-демократической революции и установления социалистического общества, что требует того, чтобы пролетарская партия и государство подняли пролетарский интернационализм на новый и более высокий уровень.

Примечания:

  1. Современный ревизионизм — маоистский термин, восходящий к «великой полемике» КПСС и КПК.
  2. Фердинанд Маркос — президент Филиппин в 1965—1986 гг.
  3. Мануэль Кесон — президент Филиппин в 1935—1944 гг.
  4. Очевидно, под «надклассовой болтовнёй мелкой буржуазии» имеется в виду утверждение горбачёвских идеологов о том, что классовая борьба прекратилась и на первый план вышли общечеловеческие ценности — см. Горбачёв М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М., 1988.
  5. Хесус Лава и Хосе Лава — лидеры старой просоветской Коммунистической партии Филиппин, основанной в 1930 г. Впоследствии она объединилась с Социалистической партией. В годы Второй мировой войны объединённая партия вела партизанскую войну против японских захватчиков, а затем — войну с правительством Филиппин, которая завершилась поражением коммунистов в 1954 г. После этого она находилась в подполье и утратила прежнее влияние. В 1968 г. в старой партии произошёл раскол, когда группа молодых коммунистов во главе с Хосе Марией Сисоном провозгласила восстановление Коммунистической партии Филиппин и вскоре подняла восстание против режима Маркоса. Новая КПФ ориентировалась на Китай. Старая партия, напротив, сотрудничала с режимом Маркоса и оставалась просоветской. КПФ Сисона в последующие годы стала доминирующей силой в филиппинском комдвижении, поэтому сегодня она известна просто как КПФ, а старая партия, которая ещё продолжает существовать,— как КПФ-1930.
  6. Здесь имеется ввиду кризис в КПФ, возникший после революции 1986 г., свергнувшей диктатуру Маркоса и установившей демократическое правление. КПФ тогда отказалась от участия в выборах и продолжила народную войну, что привело к поражениям и значительному ослаблению её влияния. В результате в партии возник раскол. Для его преодоления была запущена «кампания по исправлению ошибок», призванная подтвердить революционную линию КПФ. Переведённый документ, является одним из главных полемических произведений этой кампании.
  7. Англ. Peking Review.
  8. Национальный демократический фронт (НДФ) — легальное представительство Коммунистической партии Филиппин.
  9. Согласно распространённой среди маоистов доктрине социал-империализма и Советский Союз, и США были империалистическими сверхдержавами.
  10. Новая народная армия (ННА) — вооружённое крыло Коммунистической партии Филиппин.
  11. Англ. blockhouse warfare.
  12. В 1987 г. в Советском Союзе не было никаких «независимых СМИ» либо они только-только начинали появляться (публикации т. н. неформалов).
  13. Здесь и ниже автор текста явно смешивает Хрущёва с Брежневым и Горбачёвым, а также практикой ряда восточноевропейских стран после 1956 г., в частности Польши и Венгрии, где действительно уже тогда существовал обширный частный сектор.
  14. Здесь нет никакой ошибки: председателя ВЦИК, ЦИК СССР, Президиума Верховного Совета СССР нередко неформально называли «советским президентом».
  15. Имеется ввиду филиппинская революция 1986 г., в ходе которой был свергнут режим президента Маркоса. ЭДСА — улица в Большой Маниле, где проходили массовые демонстрации. По своим характеристикам революция 1986 г. напоминала последующие «бархатные» революции в Восточной Европе и «цветные» революции 2000-х гг. и являлась их предшественником (и возможно прототипом). Подробнее см.: A Warning for Egyptian Revolutionaries: Courtesy of People Power in the Philippines. Posted Feb 15, 2011 by Michael Barker.
  16. Авторство плана «500 дней» приписывается как Явлинскому, так и Шаталину. План «Большая сделка» был впоследствии переименован в «Согласие на шанс», его разработкой руководили Явлинский и американский экономист Г.  Аллисон.
  17. «Единство — за ленинизм и коммунистические идеи», филиппинские товарищи перевели не совсем точно.
  18. По-видимому, «Трудовая Россия».
  19. Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) Н. А. Андреевой.
  20. Здесь опять смешение перестройки и более ранних периодов советской истории. В действительности при Хрущёве и Брежневе, несмотря на осуждение «перегибов» Сталина, никогда не ставились под сомнение индустриализация и коллективизация, которые рассматривались как «достижения коммунистической партии и советского народа» без упоминания о Сталине.
  21. Это началось ещё в предвоенный период в связи с принятием доктрины наступательной войны.
  22. Этот прогноз оказался чрезмерно оптимистическим, поскольку 1990-е гг. вошли в историю именно как период неоспоримого глобального доминирования США.

Добавить комментарий