Сказка и ребёнок. Педологический сборник под редакцией Н. Рыбникова.— РСФСР, Москва — Ленинград, Государственное издательство, 1928.

1928 г.

Элементы сказки в сочинении К. Чуковского «Приключения Крокодила Крокодиловича» и реакции дошкольников

Кто опубликовал: | 22.08.2017

В переживаемое нами время, с его запросами, исканиями, бесспорно велика потребность в такого рода изданиях, как, например, «Библиотека Собирателя», выпущенная в 1925 г. Этнологической Секцией Русского Географического Общества в Иркутске, давшей нам в 3-м выпуске «Детский фольклор и быт» с соответствующей программой наблюдений. 1

Часто мы проходим мимо явления, не замечая его или не отдавая себе в нём отчёта. Между тем, определённая установка и известная техника позволяют воспринять то, что иначе осталось бы скрытым, особенно для неопытного наблюдателя.

Без определённой установки и без соответствующей техники, мы затруднились бы ответить на вопрос: что создаёт исключительный успех детских книжек К. Чуковского, особенно — его «Приключений Крокодила Крокодиловича».

Эта поэма для маленьких детей — слишком громоздка вследствие сложности самого сюжета. Чего только в ней нет! Тут и приключения главного героя крокодила, и выступления другого героя — Вани Васильчикова, и приключения девочки Ляли. Тут и уличная сутолока Петрограда, и неведомая страна Африка, семья крокодила, неведомые заморские звери, их поход на Петроград и предваряющая этот поход утомительная повесть о зверинце. Тут и подлаживание под детскую психику (изобилие лакомств, полёт аэроплана, шалости Тотошеньки, Лелешеньки, Кокошеньки).

К тому же, в поэму вплетены чуждые современности мотивы: царь и повелитель зверей, рождественская ёлка, городовой…

Несомненно, поэма эта антипедагогична 2, а между тем её звучный стих, её юмор и какие-то другие достоинства пленяют ребят, находят сторонников среди педагогов и дают некоторое объяснение тому, что отдельные места наперерыв цитируются наизусть, отдельные эпизоды вызывают взрывы смеха и восторженные восклицания.

Разобраться в получающемся противоречии можно было только с помощью обстоятельного исследования, ставящего во главу угла конкретное обследование.

Правда, пока нам не удалось собрать большого материала, но и произведённая единолично небольшая работа достаточно продуктивна как в смысле усовершенствования методики подобного изучения, так и по существу полученных данных.

Эти данные получают свою оценку, прежде всего, в зависимости от методики, с помощью которой они собраны. Вот одно из оснований, чтобы познакомить читателя с произведённой работой.

Второе же основание заключается в том, что упомянутая методика имеет значение не только ad hoc, для данного случая, но может быть применима вообще к изучению реакций ребят на рассказывание и чтение.

Наряду с различными методами изучения читательских интересов, каковы, например, методы собирания библиотечных записей, детских отзывов и рецензий и проч., заслуживают бесспорного внимания методы фиксирования наиболее непосредственных и объективно выраженных реакций слушателей во время чтения и после него.

Произведённое обследование исходило из наблюдений во время чтения, коллективно протоколируемых наблюдателями непосредственно вслед за чтением (на основании черновых записей).

В процессе постановки опытов момент этот получил особенно тщательную разработку, и центр тяжести обследования передвинулся с обработки протокола на фиксацию записей.

К ней предъявлены следующие требования:

  1. На каждого наблюдателя должно приходиться не более 6—9 ребят или объектов наблюдения, а потому необходимо распределить слушателей между наблюдателями небольшими группами; слушатели сидят во время чтения в одном и том же месте, и их регистрируют до начала чтения в заранее заготовленной ведомости.

  2. Подмеченные во время чтения реакции — в виде замечаний, возгласов, мимики — фиксируются условными знаками в определённом месте регистрационной клеточки, соответствующей реагирующему ребёнку и объекту читаемого произведения, вызвавшему реакцию.

  3. Для этой цели регистрационная ведомость, разграфлённая на клеточки, должна быть снабжена, в вертикальном направлении, списком объектов, последовательно выдвигаемых читаемым произведением, или же перечнем эпизодов, составляющих произведение, а в горизонтальном направлении — списком слушателей, чтобы можно было учесть реакции на любой объект каждого из слушателей.

  4. Привожу включённый в ведомость список объектов из «Приключений Крокодила Крокодиловича».

    1. Крокодил
    2. Народ
    3. Малыш
    4. Барбос
    5. Трамвай
    6. Городовой
    7. Ваня
    8. Торжество
    9. Сласти
    10. Аэроплан
    11. Нил, Африка
    12. Жена Крокодила
    13. Дети Крокодила
    14. Звери
    15. Ёлка
    16. Плясовая
    17. Царь-гиппопотам
    18. Повесть о зверинце
    19. Поход зверей
    20. Лялечка
    21. Обезьяна
    22. Мир.

    Регистрируемые во время чтения реакции отмечаются обыкновенным чёрным карандашом в левом верхнем углу индивидуальной клеточки. Положительные реакции — выражающие удовольствие — фиксируются знаком плюс, отрицательные — выражающие скуку, утомление, отсутствие интереса — знаком минус; выражающие негодование и постольку свидетельствующие, тем не менее, об интересе — вертикальной чертой.

  5. Во время чтения, по возможности, делаются на отдельном листке беглые заметки о характере и содержании реакций.

  6. Реакции — сопровождающие введённое в процессе постановки опытов последовательное показывание непосредственно вслед за чтением всех картинок книги — фиксируются также в верхней части той же клеточки красным карандашом.

  7. Все повторные реакции на тот же объект, в обоих случаях (и при чтении и при показывании картинок), отмечаются одной добавочной чёрточкой (горизонтальной или вертикальной — безразлично: />,  = 3 реакциям на тот же объект).

После чтения рекомендуется зарегистрировать в клетках, оставленных для этой цели на той же ведомости: пол, возраст, социальное происхождение, прежнее знакомство с произведением, одарённость, степень эмоциональности (в смысле обычного количества и обычной интенсивности реакций), а также уменье владеть карандашом (которое важно учесть в целях последующей оценки реакций в виде графического изображения, рисунка). Высшую степень последних из перечисленных свойств рекомендуется отметить плюсом, низшую — минусом, среднюю — оставить без отметки. Важно также отметить индивидуальный опыт (если таковой имеется) по объектам, вызвавшим реакции, и зафиксировать его чернильным знаком плюса в правом верхнем углу клетки.

Высокая степень одарённости и эмоциональности должна до некоторой степени подрывать объективное значение регистрируемых реакций. Низшая степень того и другого и особенно эмоциональности — должна повышать объективное значение наблюдаемых реакций.

(В произведённом обследовании эти данные не были собраны повсеместно.)

Перехожу ко второму моменту обследования — коллективной обработке наблюдателями протокола как чтения так, равным образом, и показывания картинок. В произведённом обследовании этот момент непосредственно примыкал к 1-му.

В протоколе давались ответы на следующие вопросы:

  1. Освещался вопрос об опыте, имеющемся применительно к отдельным объектам и ко всей области, затрагиваемой произведением, у всего детского коллектива (экскурсии, беседы, чтения на эту тему).

  2. Детализировалась обстановка опыта (как именно он ставился, как шло чтение и сколько продолжалось времени, как изменялось внимание, не было ли отклонений и побочных происшествий.

  3. Обобщались сделанные во время чтения заметки.

3-й момент обследования происходил на другой день и заключался 1) в индивидуальной фиксации каждым членом детского коллектива полученных впечатлений от чтения; 2) в индивидуальном опросе об этих впечатлениях каждого дошкольника, сдававшего исполненный им рисунок, и называвшего каждый из зарисованных объектов.

Опрос производился по следующей программе:

  1. Знал ли ты раньше книжку, которую вчера читали?

  2. Откуда?

  3. Понравилась ли тебе эта книжка или нет?

  4. Почему?

  5. Что в этой книжке тебе понравилось больше всего?

  6. Почему именно это?

  7. А что тебе не нравится в этой книжке?

  8. Почему не нравится?

  9. А картинки тебе понравились или нет?

  10. Почему?

  11. Какая картинка тебе больше всего понравилась?

  12. Почему именно эта?

4-й момент обследования, как переходный к стадии обработки материала, заключается в объединении всех полученных данных.

  1. Регистрационные ведомости всех наблюдателей по одному детскому коллективу склеивались вместе, давая одну общую картину реакций.

  2. В нижней части клетки фиксировались, в виде плюса, красным карандашом реакции, выраженные в рисунке (иначе говоря — изображения тех или других объектов), и чёрным карандашом — реакции применительно к отдельным объектам произведения, вызванные опросом.

  3. В правом нижнем углу ставился синим карандашом знак минус в том случае, если символизируемая им реакция на соответствующий клетке объект носила при опросе отрицательный характер (т. е. объект не понравился по заявлению опрашиваемого).

  4. В графу против имени дошкольника, давшего в своём заявлении отрицательную реакцию, вносилось ещё разъяснение — почему именно объект ему не понравился (например, Крокодил — глотает людей; обезьяна — злая, Лялю утащила, и т. д.).

  5. На объединённой ведомости производился подсчёт всех реакций, по каждому виду в отдельности (черных и красных крестиков — верхних и нижних и т. д.) на каждый объект — для выяснения общего количества реакций в коллективе. Кроме того, выяснялось количество объектов, на которые реагировал каждый отдельный член коллектива, и количество всех зарегистрированных у него реакций, включая повторные.

Таким образом, объединённая ведомость представляла довольно богатый сырой материал, подлежавший обработке.

Таких ведомостей по чтению «Приключения Крокодила Крокодиловича» заполнено 6 (от 6 старших групп 5 дошкольных учреждений).

Опыту подверглись 100 дошкольников обоего пола (43 мальчика и 57 девочек) в возрасте от 6 до 8 лет включительно.

Постановка опыта должна быть признана удачной и более или менее одинаковой во всех учреждениях. Везде чтение доведено до конца. Везде имело успех. Выли, правда, 2—3 побочных эпизода, не нарушивших, однако, впечатления от чтения, а лишь несколько повлиявших на него. Так, например, полёт аэроплана в действительности, перед глазами ребят, во время чтения, по-видимому, усилил их интерес к тому аэроплану, на котором Крокодил совершает свой перелёт в Африку, и увеличил число реакций.

Другой эпизод — один из дошкольников младшей группы упал со скамейки — привлёк к себе внимание доброй половины слушателей. Они побежали к пострадавшему и больше не возвращались. Зато оставшиеся 13 человек обнаружили до конца чтения сосредоточенное внимание и глубокий интерес. Эпизод этот произвёл естественный отбор между слушателями: менее серьёзные отпали, более квалифицированные оставались до конца.

Группа эта дала:

  1. очень большое персональное воспроизведение объектов в рисунке (количеством до 10), в то время как другие коллективы представили в среднем на человека по 5, 4, 3, и даже 2 объекта в рисунке. В этом случае влияли, по-видимому, большая зрелость и возраст. Наименьшее количество объектов в рисунке дала группа 6-леток.

  2. Данная группа из 13 более квалифицированных слушателей дала наиболее равномерное распределение реакций на объекты, а именно зафиксировала в рисунке 5—6 реакций на каждый из объектов, помещённых в списке. Другие же группы выделяли одни объекты преимущественно перед другими. Так, например, одна из групп, незадолго до опыта побывавшая в зоологическом саду, особенно сильно реагировала на повесть о «зверинце», другие — на «народ», на украшение города и «торжество», на «ёлочку».

Кроме возраста и среды, окружающей каждую данную группу, на количестве реакций и выборе объектов реагирования сказался и пол: группа, в которой было особенно много девочек, сильнее других реагировала на девочку Лялю и направленные против неё происки обезьяны.

Таковы выводы, которые наметились из беглого сопоставления собранных данных ещё до детальной обработки этих последних.

В качестве центрального вопроса обработки мной поставлено выяснение количества реакций, как критерий для педологической оценки произведения, и градация реакций с количественной точки зрения, в целях определения доминирующих интересов дошкольника в отношении к данному произведению.

В обрабатываемом материале мной различались две группы реакций: 1) единичные реакции, т. е. принадлежащие к какому-нибудь одному моменту обследования (чтению, показыванию картинок, рисунку, опросу); 2) удвоенные реакции, утроенные и т. д., т. е. вызванные одним и тем же объектом и в чтении, и в показывании картинок или при опросе и т. д.

Единичные реакции были, конечно, лишены той убедительности, которая отличала учетверённые и даже утроенные и удвоенные реакции. Можно было всегда допустить, что единичная реакция обязана своим возникновением каким-нибудь случайным обстоятельствам и влияниям, а также действию заразительного примера реагирующих товарищей.

Ещё менее доказательно отсутствие реакции. Например, в отношении рисунка, может оказаться, что это отсутствие должно быть поставлено за счёт простого неумения рисовать; в других случаях объясняется случайным невниманием, и т. д.

Если же объект вызывает реакции последовательно в разные моменты обследования,— этот факт указывает, что объект привлекает внимание и интерес обследуемого.

Вместе с тем, количество единичных реакций в соединении с группой бесспорных реакций всё-таки очень показательно своей численностью.

На основании вышеизложенного, подсчёт применён к двум указанным группам совместно и к каждой из них в отдельности.

Кроме центрального вопроса о количестве реакций и их градации, вскрыты половые различия и поставлен вопрос о влиянии социального происхождения и одарённости.

Получилась нижеследующая таблица процентных соотношений.

В процентах:
Бесспорные реакции (удвоенные и пр.) Спорные реакции (единичные) Оба вида реакций (вместе)
Мальч. Дев. Мальч. Дев. Мальч. Дев. Оба пола
Крокодил 56 63 34,65 29,8 90,15 92,8 92
Ваня 44 33 18,6 19,29 62,6 52,23 57
Дети Крокодила 9,3 35 14 12 23,3 4.7 37
Ляля 2,3 36,8 18,5 12 20,8 48,8 37
Звери 25,5 17,5 37 38,5 62,5 56 59
Обезьяна 9,3 24,5 14 12 23,3 36,5 31
Торжество и мир 9,3 17,5 14 8,77 23,3 26,27 25
Аэроплан 23,25 3,5 23,25 35 46,5 38,5 42
Народ 11,6 10,5 16,27 14 27,87 24,5 26

Привожу градацию бесспорных реакций в виде диаграммы, в которой одновременно выявлены половые различия.

Таблица и диаграмма явились результатом сводки всего материала.

Количество бесспорных реакций (в процентах)у мальчиков и девочек102030405060%123456789КрокодилВаняДетиКрок.ЛяляЗвериОбезьянаМир иторжествоАэропланНарод60%38%24%22%21%18%14%12%11%м.д.

Кроме этой общей сводки произведена более детальная сводка материала — с учётом не только пола и возраста, но также ещё и следующих данных: происхождения, предварительного знакомства с произведением, интенсивности реагирования и общей одарённости.

На основании этого учёта выяснилось, что социальное происхождение не отразилось на количестве реакций; предварительное знакомство с произведением отразилось лишь отчасти (в положительную сторону — усиления реакций). Главным же образом отразились: одарённость и обычная повышенность реагирования (также в сторону усиления реакций) и особенно — пол. Мальчики оказались менее эмоциональными, дающими меньшее количество реакций, вызванных к тому же определённым подбором объектов (см. таблицу: бесспорные реакции).

И мальчики и девочки сильно (т. е. много) реагируют на выступления Крокодила. Мальчики, преимущественно перед девочками, реагируют на появление зверей и подвиги Вани Васильчикова. Подавляющее же количество реакций, сравнительно с девочками, мальчики дают на аэроплан. Зато девочки значительно превосходят мальчиков в реакциях на детей Крокодила, девочку Лялю и утащившую её обезьяну.

Очень интересен иллюстративный материал к реакциям в рисунке. Как применение чисто объективного метода исследования, он содержит ценные данные для интересующего нас вывода о причине успеха «Крокодила» у обследованных дошкольников.

Успех вне всякого сомнения: о нём свидетельствуют обилие и повторность реакций, говорящие о заинтересованности ребят. Как показывает вышеприведённая таблица, получено более 50 % бесспорных реакций на главного героя произведения, как раздражителя, и почти 100 % реакций обоего вида на тот же раздражитель.

Перехожу к произведённой мною обработке реакций, полученных в рисунке.

Кроме включения их в общую ведомость, на основании которой составлены вышеуказанные таблицы и диаграмма,— мной произведена группировка этих реакций по объектам, их выявившим, независимо от пола, возраста, одарённости, социального происхождения и принадлежности реагирующих ребят к тому или другому дошкольному учреждению.

По числу вообще вызванных реакций и в частности реакций в рисунке — на первом месте стоит Крокодил. Посмотрим, каковы моменты, в которых он нашёл своё отражение.

Ребятами изображены в рисунке

  1. те моменты, в которые Крокодил ведёт человеческое существование;
  2. эпизоды, возбуждающие страх и трепет.

В подтверждение первой из высказанных мной мыслей я сошлюсь на изображение Крокодила. Менее искусные рисовальщики — шестилетки — не проводят разницы между человеком и Крокодилом и изображают последнего такими же схематическими штрихами. 7- и 8-летки уже рисуют его зверем, с его характерной вытянутой мордой и непременно с хвостом — но в человеческом одеянии, в человеческой обстановке и с человеческими действиями.

Вот перечень изображений на эту тему:

  1. Крокодил нарядно одет в брюки, пиджак, из-под которого торчит кверху загнутый хвост, с элегантной мужской шляпой — котелком на голове.

  2. Для обслуживания Крокодила в его передвижениях имеется аэроплан, и Крокодил летит на нём к себе, в жаркую страну.

  3. Садясь в аэроплан, Крокодил тащит с собой в руках и на хвосте сундуки с гостинцами.

  4. Крокодил курит папироску: так и клубится дым вокруг него.

Наряду с этими изображениями, радужного характера, есть и другие, говорящие о некотором страхе:

  1. Народ выскакивает из трамвая и бежит от Крокодила, так как Крокодил проглотил барбоса.

  2. Крокодил глотает человека.

  3. Малыш показал ему шиш, и Крокодил глотает малыша (фантазия автора рисунка).

На втором месте по количеству и выразительности стоит Ваня Васильчиков:

  1. 6-летки отмечают его значение в рассказе тем, что просто изображают его рядом с Крокодилом.

  2. 7- и 8-летки снабжают уже Ваню пистолетом, выстрелами из которого он разгоняет зверей.

  3. Дают ему в руки меч и ставят перед Крокодилом, которого он побеждает.

  4. Наконец, Ваня является героем, освобождающим зверей из клеток, дающим им волю.

На третьем месте в реакциях — дети Крокодила. 6-летки удовлетворяются тем, что просто изображают их в образе человеческом и стараются, по-видимому, никого не пропустить: ни Кокошеньку, ни Лелёшеньку, ни Тотошеньку. 7- и 8-летки уже придают им звериный образ «крокодильчиков» и изощряются в изображении шалости Кокоши, глотающего самовар, и последствий этой шалости. Сильное впечатление произвела на ребят лягушка, положенная ему аптекарем на живот (несколько изображений).

Ляля, занимающая четвёртое место, изображена, главным образом, вместе с хватающей её обезьяной (получившей шестое место).

На пятом месте — звери. Тут и поход их на Петроград, и их томление в тюрьмах, т. е. клетках, и весёлые «прибежали обезьяны — что забили в барабаны».

Седьмое место занимают реакции на последствия произведённых по рассказу действий широкого общественного значения. Эти реакции вызваны:

  1. торжеством в Петрограде, украшенном флагами после победы над Крокодилом Вани Васильчикова, и
  2. миром, водворившимся под влиянием Вани между людьми и животными. Картина мира получила очень яркое конкретное воплощение: неуклюжий, косолапый Мишка раздаёт деткам конфеты.

Аэроплан, занимающий восьмое место, а отдельно в реакциях мальчиков — четвёртое, видимо с любовью изображён ребятами, о чем свидетельствует тщательность отделки, причём изображение не только повторяется в рисунке одного автора, но у другого даже утраивается.

Изображения народа (на 9-м месте) очень разнообразны и во многих случаях состоят из 3—4, а у некоторых шестилеток — даже 2 лиц (установить, что это народ,— можно только благодаря надписи к рисунку, сделанной при опросе), но у старших дошкольников встречается и сложная композиция «народа» — в виде толпы. Во всех рисунках с народом, как непременное условие, фигурирует и Крокодил.

В девятую группу реакций в рисунке мной собраны те объекты, которые не собрали большинства и встречаются или в единичном виде, или в очень незначительном количестве. Таковы: крокодилица, ёлочка, сласти, барбос, трамвай, малыш, городовой.

Теперь, проследив градации в группировках реакций, посмотрим,— что именно обеспечивает наибольшую численность первым по счету группировкам.

Думаю, что не ошибусь, если выдвину в качестве причины элементы сказки в данном сочинении Чуковского. Делаю это на основании произведённого анализа детских реакций в рисунке.

В самом деле, разве не сказочные герои — и Крокодил, и Ваня Васильчиков?

В сказках мы обыкновенно видим очеловечение зверей, и то, что Крокодил ведёт человеческий образ жизни — разгуливает с папироской по улицам, одевается щёголем, пьёт из самовара чай, летит на аэроплане — это-то и нравится ребятам.

В этой поэме встречаются и другие сказочные чудеса: Крокодил глотает барбоса и человека, а потом по требованию Вани, возвращает их из своей утробы невредимыми. К тому же, многим сказкам свойственно возбуждать чувство страха развитием своей фабулы или введением каких-нибудь страшных образов-чудовищ, и ребята любят переживать возбуждаемое в них всем этим волнение.

Такое лёгкое волнение или замирание испытывают они при чтении данного произведения: недаром этот момент запечатлелся в их нервной системе и нашёл своё отражение в рисунке.

Крокодил, глотающий людей, и особенно — обезьяна, схватившая Лялю, являются для них теми таинственными чудищами, которыми так изобилует сказка и которые оставляют в слушателях неизгладимый след. Вот почему девочки так усиленно реагируют на приключения Ляли, схваченной чудищем-обезьяной.

Остаётся указать на благоприятный исход этих приключений, тоже маловероятного, сказочного характера.

Второй, по количеству вызванных реакций, герой поэмы — Ваня Васильчиков — уже настоящий герой сказки, «добрый молодец».

В своих отзывах о нем ребята подчёркивают его храбрость. Иллюстрации всюду отводят ему место, как мы видели, рядом с Крокодилом. Авторы иллюстраций не видят несообразности в победе маленького Вани с игрушечной саблей над грозным неприятелем — Крокодилом. Они дают ему в руки меч, вооружают пистолетом, верят в его несокрушимую силу. Окружают его, далее, ореолом освободителя угнетённых узников, томящихся в тюрьмах. Поистине, это — сказочный добрый молодец, спасающий население от какого-нибудь Змея-Горыныча.

Ляля, похищаемая обезьяной, тоже сказочная героиня, и её приключения дают слушателям пережить сильные ощущения — ужаса и страха за её судьбу.

Следующие по порядку объекты, собравшие в иллюстративных и пр. реакциях большинство, обязаны этим уже не элементам сказки, а другим стимулам, тоже оказавшимся в высшей степени привлекательными для ребят.

Здесь приходится упомянуть о восторге, вызываемом в ребятах шалостями Тотошеньки, Кокошеньки, Лелёшеньки, как одним из видов активности, вполне понятным и более или менее доступным самим слушателям.

Таково же значение активности, борьбы, победы, носителем которых является Ваня Васильчиков.

Остаётся ещё вспомнить о нежности ребят к друзьям — животным (особенно таким занимательным, как обезьяна); об интересе не только к близкому, но и дальнему (к заморским зверям); о пристрастии к технике (аэроплан); о достаточном развитии у наших ребят общественности (поскольку она сказалась и в реакциях на народ, и в реакциях на мир и торжество).

Но первое место всё-таки осталось за элементами сказки.

Таковы выводы, к которым привело меня обследование реакций дошкольников на «Приключения Крокодила Крокодиловича» К. Чуковского.

Примечания:

  1. Георгий Виноградов. Детский фольклор и быт, 1925 г. (Библиотека Собирателя, вып. 3.)
  2. Крупская, Н. К. О «Крокодиле» Чуковского / «Книга детям», № 2, 1928.

Добавить комментарий