Бумбараш № 4 (5), 1992 г.

1992 г.

Что и как делают «левые» на Западе?

Кто опубликовал: | 29.11.2017

В начале этого небольшого очерка я хотел бы заметить, что это не попытка, в духе лучших традиций демпрессы, повосторгавшись западным опытом, порекомендовать его нам. Опыт этот, по большей части, невоспроизводим в наших условиях. Это лишь попытка бытоописательского обзора.

Jugendwiderstand

Итак, что делает рядовой член левой политической организации: во-первых, он платит взносы, что для наших левых довольно непривычно (кроме бывших коммунистов); во-вторых, как и левак в Союзе, он посещает собрания и манифестации, организуемые его группой; в-третьих, что тоже довольно необычно, он должен определенное время продавать газеты своей организации, прочем не только на митингах. Продажа газет в будний день — уже считается акцией левой группы. Листовки машинописного формата никто не клеит — их только раздают на улице. Вместо них на стенах либо афиши — большие цветные плакаты формата А-1 или А-2, у которых есть шанс не затеряться в обилии капиталистической рекламы, либо небольшие фабричного производства наклейки-стикоры. Текста минимум: 1—2 лозунга и броская картинка. Часто левые лозунги пишут на стенах домов баллончиком с краской или толстым спиртовым фломастером — хрен смоешь. Но выписывать баллончиком длинные лозунги на стене дело долгое и неблагодарное. Если поймают за этим занятием, то тебя ждет крупный штраф. А когда полиция поймёт, что ты писал на стене не название любимой рок-группы, тут и вовсе снисхождения ждать нечего. Поэтому левые вырезают трафарет с картинкой и подписью. Приложил трафарет к стене, мгновенно пшикнул краской из баллончика и сматывайся. Трафареты для простых рисунков, например, серп и молот, вырезаются из картона. Более сложные, например, портрет известного революционера, вырезаются по увеличенной ретушированной фотографии из тонкой кисти или прозрачной пластиковой плёнки. В Союзе левые, как правило, зацикливаются на рабочем движении, мечтая привнести в него свою идеологию. На Западе леваки, помимо рабочих и профсоюзов, занимаются: феминизмом (борьба за эмансипацию женщин и право на аборт), антифашистскими акциями (особенно в Германии), то есть, узнав о митинге фашистов, приезжают на него и бьют фашистов и полицию; акциями солидарности с национально-освободительными движениями и террористами, сидящими в тюрьме (басками, палестинцами, РАФ, ИРА. Аксьон Директ); борьбой за права гомосексуалистов и лесбиянок, чего у нас левые боятся как огня, предоставив эту экстравагантную тематику Жене Дебрянской и Роме Калинину. Особо модная в этом году тема в связи с 500-летием открытия Америки — борьба за право индейцев (как правило, в странах, где индейцев в глаза не видели). Экологией, и в первую очередь борьбой с атомными станциями, занимаются не только зеленые и анархи, но также и марксистские группы. И в каждой стране есть свой конёк, своя особая проблема, объединяющая на борьбу всех левых: в Испании — это борьба против Барселонской Олимпиады (перед Олимпиадой Барселону чистили от потенциальных террористов и сквоттеров, как Москву в 80-м от диссидентов), во Франции — борьба против Евродиснейленда (экспансии американского образа жизни в детское сознание).

Теперь о демонстрациях. Если предстоит какая-либо многолюдная демонстрация, то организация, как правило, арендует микроавтобус со звукоусилительной установкой. В Париже на демонстрации 1 мая в машине, арендованной анархо-синдикалистами из CNT, сидела даже панковская рок-группа и играла что-то забойное. В мегафон произносятся только короткие часто зарифмованные речёвки, а большие речи говорит человек, укрывшийся в автобусе. Это особенно важно в Германии, где существует запрет на профессии, и если человека сфотографируют выступающим на левом митинге, то он может лишиться работы. Экспромтов, как правило не допускают, речи читают на бумажке, но не от неумения говорить, а согласовав предварительно с товарищами по группе, действует внутриорганизационная демократия. Во время больших демонстраций леворадикальная молодежь специально создает группы стритфайтеров (уличных борцов). Они часто устраивают драки с полицией, громят и поджигают респектабельные магазины или дорогие марки машин, встреченные демонстрацией по пути. На демонстрацию они выходят в чёрных масках и в одинаковых чёрных костюмах, чтобы на отснятом полицией видеоматериале в суде не могли определить, кто где и что делает. Иногда для защиты от полицейских дубинок на голову надевают мотоциклетный шлем, а на руки — хоккейные щитки.

В Германии я общался в основном с антиавторитарными левыми. Их можно разделить на два поколения. Первое — это молодёжь. Их называют «автономы», или «хаоты». Это они дерутся в чёрных масках на улицах с фашистами и с полицией, и причём дерутся так, что в Берлине фашисты не смеют провести ни одной демонстрации, а

в провинции 20—30 автономов-антифашистов разгоняют сотню фашистов или скинхэдов. Автономы — это субкультура, вроде хиппи или панков, со своим стилем одежды, своими рок-группами, своими журналами, но это резко политизированная субкультура, прославляющая левый радикализм, террористов, национально-освободительные движения и использующая анархистскую и марксистскую символику. Автономы сейчас очень популярны среди немецкой молодёжи: в одном Берлине их 20—30 тысяч. Основной вид их деятельности это сквоты — оккупация пустующих домов. Сквот — это не бомжатник. Помимо квартир, которые сквоттеры занимают под жильё, на первом этаже они, как правило, делают автономистское кафе, в котором, помимо еды, можно получить информацию о ближайших акциях, и леворадикальный книжный магазин. Автономы, как правило, ремонтируют дома, которые им достаются не в лучшем виде, а стены покрывают монументальными картинами в стиле Диего Риверы или политическими карикатурами размеров во всю стену дома. На одном уже легализованном автономами сквоте в Берлине я видел даже солнечную электростанцию.

Более взрослое поколение людей, которым уже не с руки драться с полицией, но которые остаются левыми и сохранили подозрительное отношение ко всяким политическим структурам, занимаются альтернативными проектами. Как правило, это социальная работа, то есть помогают адаптироваться людям, вышедшим из тюрьмы, безработным, создают некоммерческие производственные и ремонтные кооперативы, конструкторские бюро, разрабатывающие проекты альтернативных источников энергии.

Каждая левая организация или политическое движение имеет свой книжный магазин, где продаются не только труды классиков и текущая публицистика, но и атрибутика, открытки, романы, комиксы, научная фантастика, в той или иной мере соответствующая данному политическому направлению.

Добавить комментарий