Чем вызваны разногласия? — Ответ М. Торезу и другим товарищам. Передовая статья газеты «Жэньминь жибао» (27 февраля 1963 года) — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1963.

27.02.1963

Чем вызваны разногласия? — Ответ М. Торезу и другим товарищам

Кто опубликовал: | 09.04.2018

В развернувшейся кампании нападок на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии — в этом регрессивном течении, подрывающем сплочённость международного коммунистического движения,— весьма заметную роль играют Генеральный секретарь Французской коммунистической партии М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП.

Начиная с последней декады ноября 1962 года, М. Торез и другие товарищи стали усиленно выступать с нападками на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии и публиковать массу соответствующих документов внутреннего пользования. Ниже приводятся наиболее важные из этих документов:

  • Выступление М. Тореза 14 декабря 1962 года на пленуме ЦК ФКП;
  • Доклад члена Политбюро ЦК ФКП Р. Гюйо о международном положении и о сплочённости международного коммунистического и рабочего движения, сделанный на пленуме ЦК ФКП 14 декабря 1962 года;
  • Резолюция пленума ЦК ФКП о международном положении и о сплочённости международного коммунистического и рабочего движения, принятая 14 декабря 1962 года;
  • Передовая статья органа ЦК ФКП газеты «Юманите» от 9 января 1963 года, написанная Р. Гюйо;
  • Статья «Война, мир и догматизм», опубликованная в тот же день в органе ЦК ФКП еженедельнике «Франс Нувель»;
  • Десять статей с открытыми нападками на КПК, публиковавшиеся подряд в «Юманите» с 5 по 16 января 1963 года;
  • Статья «В какую эпоху мы живём?», опубликованная в органе ЦК ФКП еженедельнике «Франс Нувель» 16 января 1963 года;
  • Брошюра «Проблемы международного коммунистического движения», изданная ЦК ФКП в январе 1963 года (сборник из 15 документов, содержащих нападки некоторых руководителей ФКП на Коммунистическую партию Китая за последние три года. Среди этих документов выступление М. Тореза на Московском совещании братских партий в ноябре 1960 года и его доклад об этом Совещании пленуму ЦК ФКП);
  • Статья Р. Гюйо, напечатанная в «Юманите» 15 февраля 1963 года.

24 февраля наша газета опубликовала выдержки, отражающие основное содержание этих нападок на Коммунистическую партию Китая. Из этих выдержек можно видеть, что М. Торез и другие товарищи, участвуя в возникшем за последнее время антикитайском хоре, в соревновании по нападкам на Коммунистическую партию Китая, проявляют особое усердие и уже оставили позади себя многих товарищей из других братских партий, нападающих на нас.

М. Торез и другие товарищи не только нападают на Коммунистическую партию Китая, но и выступают со злобными выпадами против Албанской партии труда и осуждают братские партии Кореи, Бирмы, Малайи, Таиланда, Индонезии, Вьетнама и Японии. Вместе с тем они даже позволяют себе нападать на героическое национально-освободительное движение, направленное против империализма и колониализма. Они клеветнически заявляют, что «сектантская, авантюристическая» позиция, якобы занятая КПК, «нашла отклик в некоторых коммунистических партиях, особенно в Азии, и в националистических движениях», «даёт пищу „левизне“, которая иногда наблюдается в этих партиях и движениях» и т. д. Такое отношение некоторых товарищей из ФКП к революционному делу угнетённых наций поистине вызывает удивление. Они зашли слишком далеко, подрывая сплочённость международного коммунистического движения.

Коммунистическая партия Китая всегда считала и считает, что разногласия между братскими партиями необходимо и должно разрешать на основе принципов Московской Декларации и Московского Заявления путём равноправных товарищеских всесторонних обсуждений и консультаций внутри своих рядов. Мы никогда не выступали первыми с открытой критикой в адрес какой-либо братской партии, никогда не начинали первыми открытую дискуссию. Однако просчитаются те, кто, воспользовавшись этой нашей правильной позицией, продиктованной интересами сплочения во имя борьбы с врагами, хочет произвольно и открыто нападать на Коммунистическую партию Китая и надеется избежать заслуженного отпора.

Товарищи, обрушивающиеся с нападками на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии, мы хотели бы вам напомнить: в своих взаимоотношениях братские партии равноправны, раз вы открыто обрушиваетесь с нападками на Коммунистическую партию Китая, то вы не имеете права требовать, чтобы мы отказались от открытого ответа. Точно так же, раз вы открыто выступаете со злобными нападками на Албанскую партию труда, то албанские товарищи имеют полное и равное право дать вам открытый ответ. В настоящее время товарищи из некоторых братских партий, с одной стороны, говорят о необходимости прекратить открытую полемику, но с другой стороны, продолжают свои нападки на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии. Такое двурушничество фактически означает, что только вам можно нападать на других, а другим нельзя отвечать на ваши нападки. Но этому никогда не бывать! Древние китайские изречения гласят: «вежливость требует взаимности», «невежливо оставлять что-либо без ответа». Нам кажется, что настала необходимость со всей серьёзностью обратить на это внимание тех товарищей, которые нападают на КПК.

Нападая на Коммунистическую партию Китая, М. Торез и другие товарищи затрагивают такие вопросы, как характер нашей эпохи, подход к империализму, война и мир, мирное сосуществование, мирный переход и т. д. Однако всякий, кто внимательно ознакомится с их высказываниями, может увидеть, что они лишь повторяют положения, давно высказанные другими. Здесь нет надобности вновь возвращаться к обсуждению этих вопросов, ибо мы уже дали ответ на их ошибочные взгляды по этим вопросам в четырёх статьях: в передовых статьях нашей газеты — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь, боритесь против нашего общего врага», «Разногласия товарища Тольятти с нами», «Сплотимся на основе Московской Декларации и Московского Заявления» и в передовице журнала «Хунци» — «Ленинизм и современный ревизионизм».

Следует отметить, что М. Торез и другие товарищи, в своих выступлениях, докладах и статьях отводя огромное место искажению фактов и извращению истины, вводят людей в заблуждение, пытаясь тем самым свалить на Коммунистическую партию Китая ответственность за подрыв единства международного коммунистического движения и создание раскола. Они неустанно твердят о том, что разногласия в международном коммунистическом движении «были, в частности, делом рук китайских товарищей» и что разногласия вызваны тем, что китайские товарищи «по существу ещё не признали положений ⅩⅩ съезда КПСС». Они также говорят, что чем дальше отодвигаются от нас первое и второе Московские совещания братских партий, тем дальше позиция китайских товарищей «отходит от тех положений, которые они сами одобрили и за которые голосовали».

Раз М. Торез и другие товарищи подняли вопрос об ответственности за разногласия, возникшие в международном коммунистическом движении, то давайте остановимся на этом вопросе.

Чем же всё-таки вызваны разногласия в международном коммунистическом движении?

М. Торез и другие товарищи заявляют, что разногласия в международном коммунистическом движении вызваны тем, что Коммунистическая партия Китая не признала положений ⅩⅩ съезда КПСС. Такая постановка вопроса со стороны М. Тореза и других товарищей сама по себе является нарушением норм взаимоотношений между братскими партиями, установленных в Московской Декларации и Московском Заявлении. Согласно этим двум совместно разработанным документам, братские партии в своих взаимоотношениях равноправны и независимы. Никто не имеет права требовать, чтобы все братские партии признавали положения, выдвинутые какой-то одной партией. Решения любого съезда какой-либо партии не могут служить общей линией международного коммунистического движения и не имеют обязательной силы для других братских партий. Если М. Торез и другие товарищи с такой охотой признают положения и решения другой братской партии, то это их дело. Что же касается нас, Коммунистической партии Китая, то мы считали и считаем, что общими нормами действий, обязательными для нас и всех братских партий, могут служить только марксизм-ленинизм, только единогласно принятые братскими партиями документы, а не решения съезда какой-либо одной братской партии или что-либо другое.

Что касается ⅩⅩ съезда КПСС, то он имеет как положительную, так и отрицательную сторону. В своё время мы выступили в поддержку его положительной стороны. Но вместе с тем мы всегда придерживались и придерживаемся своего мнения относительно его отрицательной стороны — его ошибочных взглядов по некоторым важнейшим принципиальным вопросам международного коммунистического движения. Мы не скрывали нашу точку зрения и неоднократно со всей ясностью высказывали свои соображения как на встречах представителей КПК и КПСС, так и на совещаниях братских партий. Однако в интересах международного коммунистического движения мы никогда открыто не обсуждали этот вопрос и в этой статье не собираемся обсуждать его.

Факты со всей ясностью показывают, что разногласия, имеющие место в последние годы в международном коммунистическом движении, возникли исключительно вследствие того, что товарищи из братской партии нарушили Московскую Декларацию, единодушно принятую коммунистическими и рабочими партиями.

Как известно, на Московском совещании представителей коммунистических и рабочих партий 1957 года на основе марксизма-ленинизма, в результате товарищеских консультаций и коллективных усилий были устранены некоторые разногласия между братскими партиями, достигнуто единство взглядов по важнейшим актуальным вопросам международного коммунистического движения и разработана Московская Декларация. Эта Декларация является общей программой международного коммунистического движения, которую признали все братские партии.

Если бы все братские партии в своей практике строго придерживались этой Декларации, а не нарушали её, то единство международного коммунистического движения получило бы дальнейшее укрепление, а наша общая борьба — дальнейшее развитие.

В течение некоторого времени после Московского совещания 1957 года коммунистические и рабочие партии были сплочёнными в совместной борьбе и сравнительно успешно и эффективно боролись против общих врагов, в первую очередь против американского империализма, боролись против югославских ревизионистов — ренегатов марксизма-ленинизма.

Однако вследствие того, что некоторые товарищи из братской партии неоднократно пытались поставить решения своего съезда над Московской Декларацией, этой общей программой всех братских партий, возникновение разногласий внутри международного коммунистического движения стало неизбежным. В частности, накануне и после встречи в Кэмп Дэвиде, состоявшейся в сентябре 1959 года, товарищи из братской партии высказали по многим важнейшим вопросам международного положения и международного коммунистического движения целый ряд ошибочных взглядов, являющихся отходом от марксизма-ленинизма и идущих вразрез с Московской Декларацией.

Они нарушили научное положение Московской Декларации о том, что империализм есть источник современных войн и что «пока сохраняется империализм, будет оставаться и почва для агрессивных войн». Они начали неустанную проповедь о том, что в условиях существования в большей части земного шара империалистического строя и системы эксплуатации и угнетения человека человеком уже «создаётся реальная возможность окончательно и навсегда исключить войну из жизни общества» и можно создать «мир без оружия, без армий, без войн». Они тогда ещё предсказывали, что 1960 год «вошёл бы в историю, как год начала осуществления извечной мечты человечества о мире без оружия и армий, о мире без войн».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что для предотвращения мировой войны необходимо опираться на объединённую борьбу социалистического лагеря, национально-освободительного движения, международного рабочего класса и массового движения народов за мир. Они стали возлагать свои надежды в деле сохранения мира во всём мире на «мудрость» глав великих держав, считая, что исторические судьбы нашей эпохи решаются фактически отдельными «большими людьми» и их «разумом» и что встреча глав великих держав может определять и изменять ход развития истории. Они заявляли: «Мы уже не раз говорили, что наиболее сложные международные вопросы под силу решать только главам правительств, которые облечены большими полномочиями». Они называли встречу в Кэмп Дэвиде «новым этапом», «новой эрой» в международных отношениях и даже «поворотным пунктом в истории человечества».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что американский империализм становится «центром мировой реакции» и является «злейшим врагом народных масс». Они стали с особым усердием воспевать главу американского империализма Эйзенхауэра, утверждая, будто он «проявляет искреннее стремление к миру», «искренне хочет ликвидировать состояние „холодной войны“» и «тоже беспокоится об обеспечении мира, как это делаем и мы».

Они нарушили ленинский принцип мирного сосуществования двух общественных систем, изложенный в Московской Декларации. Они стали трактовать мирное сосуществование лишь как идеологическую борьбу и экономическое соревнование. Они говорят: «Надо сделать так, чтобы неизбежная борьба между ними 1 вылилась исключительно в борьбу между идеологиями и в мирное соревнование, в конкуренцию, если говорить на более понятном для капиталистов языке». Они даже распространяют мирное сосуществование между государствами с различным общественным строем на отношения между угнетающими и угнетёнными классами, угнетающими и угнетёнными нациями, утверждая, что мирное сосуществование якобы есть путь к социализму для различных стран. Таким образом, они полностью отошли от марксистско-ленинского положения о классовой борьбе и фактически под предлогом мирного сосуществования затушёвывают политическую борьбу против империализма, за оказание поддержки народам различных стран, борющимся за своё освобождение, затушёвывают классовую борьбу в мировом масштабе.

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что американский империализм стремится «в новой форме надеть колониальное ярмо на освободившиеся народы». Они стали проповедовать, что империализм якобы может оказать помощь слаборазвитым странам в достижении ими невиданного экономического подъёма, и фактически отрицают, что ограбление слаборазвитых стран свойственно природе империализма. Они заявляют: «Всеобщее полное разоружение создало бы также совершенно новые возможности для оказания помощи государствам, экономика которых в настоящее время ещё слабо развита и нуждается в содействии со стороны более развитых стран. Даже если бы на оказание помощи таким государствам была выделена небольшая часть средств, освобождённых в результате прекращения военных расходов великих держав, это могло бы открыть буквально новую эпоху в экономическом развитии Азии, Африки и Латинской Америки».

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что освободительное движение народов колоний и полуколоний и революционная борьба рабочего класса различных стран — это могучие силы современности, отстаивающие дело мира во всем мире. Они стали противопоставлять борьбу за мир во всем мире национально-освободительному движению и революционной борьбе народов различных стран. Хотя они иногда тоже признают необходимым поддерживать национально-освободительную войну и народно-революционную войну, они вместе с тем постоянно подчёркивают, что «война при теперешних условиях неизбежно стала бы мировой войной» и «даже небольшая искра могла бы вызвать мировой пожар», они постоянно подчёркивают, что необходимо «бороться против всякого рода войн». Это фактически означает, что они не проводят различия между справедливыми и несправедливыми войнами и под предлогом предотвращения мировой войны выступают против национально-освободительных и народно-революционных войн, против всех справедливых войн.

Они нарушили положение Московской Декларации о том, что существуют две возможности — мирного и немирного перехода от капитализма к социализму, и о том, что «господствующие классы добровольно власти не уступают». Они односторонне подчёркивают «всё более возрастающую реальную возможность» мирного перехода, утверждая, якобы мирный переход уже «стал реальной перспективой для ряда стран».

Из целого ряда приведенных выше ошибочных утверждений можно прийти только к такому выводу: природа империализма уже изменилась, различные непреодолимые противоречия, присущие империализму, перестали существовать, марксизм-ленинизм устарел и Московскую Декларацию следует отменить.

Однако каким бы предлогом ни пользовались те товарищи из братской партии, которые распространяют подобные ошибочные утверждения,— будь то «дипломатический язык» или «гибкость»,— им всё равно не скрыть фактов своего отступничества от марксизма-ленинизма, от принципов Московской Декларации 1957 года, не снять с себя ответственности за вызванные ими разногласия в международном коммунистическом движении.

Таково происхождение разногласий в международном коммунистическом движении за последние годы.

Но каким же, спрашивается, образом разногласия внутри международного коммунистического движения были преданы гласности перед врагами?

М. Торез и другие товарищи утверждают, что предание гласности этих разногласий якобы было начато «опубликованием на различных языках Коммунистической партией Китая брошюры „Да здравствует ленинизм!“ летом 1960 года». Как же обстояло дело в действительности?

Факты таковы, что оглашение разногласий между братскими партиями было начато не летом 1960 года, оно было начато ещё в сентябре 1959 года, накануне встречи в Кэмп Дэвиде, или, говоря точнее, 9 сентября 1959 года. В этот день одна социалистическая страна, невзирая на сделанные Китаем неоднократные разъяснения об истинном положении дел, невзирая на советы со стороны Китая, поспешно опубликовала через своё телеграфное агентство заявление по поводу инцидента на китайско-индийской границе. В этом заявлении не проводится грань между правдой и неправдой, выражается «сожаление» по поводу конфликта на китайско-индийской границе и фактически осуждается правильная позиция Китая. Они ещё говорят, будто это «печально», «глупо». Это поистине небывалый в истории прецедент: одна социалистическая страна подвергается вооружённой провокации со стороны капиталистической страны, а другая социалистическая страна не только не осуждает реакционеров, осуществляющих вооружённые провокации, но наоборот, осуждает эту братскую страну. Империалисты и реакционеры сразу же обнаружили наличие разногласий между социалистическими странами и использовали это ошибочное заявление в своих злостных целях вбить клин между социалистическими странами. Буржуазная пропагандистская машина стала широко пропагандировать, что это заявление представляет собой «дипломатическую ракету, запущенную в Китай» и что «тон заявления несколько напоминает тон сурового отца, строго поучающего своего ребёнка, чтобы он был послушным».

После встречи в Кэмп Дэвиде у некоторых товарищей просто закружилась голова, и они стали обрушивать всё больше и больше открытых нападок на внешнюю и внутреннюю политику Коммунистической партии Китая. Обливая грязью Коммунистическую партию Китая, они даже позволили себе утверждать, что КПК пытается «силой попробовать устойчивость капиталистического строя» и что она «стремится к войне, как петух к драке». Они обрушили нападки и на генеральную линию Коммунистической партии Китая в социалистическом строительстве, на большой скачок, на народные коммуны, клеветнически обвиняя Коммунистическую партию Китая в том, что она будто бы осуществляет «авантюристическую» политику в руководстве государством.

Эти товарищи в течение длительного периода времени увлекались пропагандой своих ошибочных взглядов и нападками на Коммунистическую партию Китая, предав полному забвению Московскую Декларацию. Это и вызвало разброд в рядах международного коммунистического движения и поставило народы всех стран перед опасностью дезориентации в борьбе против империализма. Товарищ Торез, по всей вероятности, ещё помнит, как орган ФКП «Юманите» в то время широко пропагандировал, что «Вашингтон и Москва нашли общий язык — язык мирного сосуществования» и что «Америка сделала поворот».

При таких обстоятельствах Коммунистическая партия Китая в целях отстаивания Московской Декларации и защиты марксизма-ленинизма, в целях ознакомления народов всего мира с её точкой зрения по вопросам современного международного положения опубликовала по случаю 90-й годовщины со дня рождения В. И. Ленина три статьи: «Да здравствует ленинизм!», «Вперёд по пути, указанному великим Лениным!» и «Сплотимся под революционным знаменем Ленина!». Хотя к тому времени мы уже больше полугода подвергались нападкам, однако в своих статьях, касаясь ошибочных взглядов, идущих вразрез с Московской Декларацией, мы, по-прежнему дорожа интересами сплочённости, направили остриё своей борьбы против империализма и югославского ревизионизма.

М. Торез и другие товарищи совершенно извратили факты, утверждая, что предание гласности разногласий в международном коммунистическом движении было начато с опубликования нами статьи «Да здравствует ленинизм!» и двух других статей.

В мае 1960 года американский шпионский самолёт У-2 совершил вторжение в воздушное пространство СССР, и Парижское совещание глав четырёх стран было сорвано. Собственно говоря, мы надеялись тогда, что те товарищи, которые всячески проповедовали «дух Кэмп Дэвида», извлекут урок из всего этого и пойдут на укрепление сплочённости между братскими партиями и между братскими странами, будут вести совместную борьбу против проводимой американским империализмом политики агрессии и войны. Однако, вопреки нашим ожиданиям, на пекинской сессии Генерального совета Всемирной федерации профсоюзов, состоявшейся в начале июня 1960 года, товарищи из некоторых братских партий даже не соглашались осудить Эйзенхауэра, более того, они распространяли многие ошибочные взгляды, выступали против правильных взглядов китайских товарищей. Особо серьёзным фактом является то, что на Бухарестской встрече братских партий, состоявшейся в последней декаде июня 1960 года, кое-кто, пустив в ход свой жезл, организовал путём внезапного нападения крупный поход против Коммунистической партии Китая. Этот акт явился грубым нарушением принципа разрешения общих вопросов между братскими партиями путём консультаций. Он служит крайне порочным прецедентом в международном коммунистическом движении.

М. Торез и другие товарищи говорят, что на Бухарестской встрече представитель Албанской партии труда «нападал на КПСС». Но все товарищи, участвовавшие в этой встрече, хорошо знают, что албанский товарищ ни на кого там не нападал, а лишь отстаивал свои взгляды, он не подчинился указке жезла, выразив своё несогласие с нападками на Китай. В глазах тех, кто рассматривает отношения между братскими партиями как отношения между «отцом и сыном», поистине является неслыханным бунтом и дерзким неповиновением то, что какая-то крошечная Албания осмелилась не подчиниться указке их жезла. И с тех пор они стали питать непримиримую вражду к албанским товарищам, стали прибегать к всевозможным порочным средствам, показав тем самым, что они не успокоятся до тех пор, пока не задушат албанских товарищей.

После Бухарестской встречи те товарищи, которые нападали и нападают на Коммунистическую партию Китая, поспешно предприняли целый ряд серьёзных шагов с целью оказать экономическое и политическое давление. Они дошли даже до того, что, нарушив общепринятые нормы в международных отношениях, вероломно и в одностороннем порядке порвали соглашения и контракты, заключённые ими с братской страной. Причём такие порванные ими соглашения и контракты исчисляются не единицами, не десятками, а сотнями. Такая их порочная практика распространения идеологических разногласий на область межгосударственных отношений целиком и полностью идёт вразрез с пролетарским интернационализмом и с нормами взаимоотношений между братскими, социалистическими странами, установленными в Московской Декларации. Эти товарищи, вместо того чтобы заняться самокритикой своих ошибок великодержавного шовинизма, упрекают Коммунистическую партию Китая в том, что она якобы допускает такие ошибки, как «действия в одиночку», «сектантство», «раскольничество», «национальный коммунизм» и т. д. Разве это соответствует нормам коммунистической морали? М. Торез и другие товарищи знают истинное положение дел, но они не решаются критиковать тех, кто действительно совершил ошибку — довёл политические и идеологические споры до подрыва межгосударственных отношений; напротив, они обвиняют китайских товарищей в том, что последние будто «смешивают государственные проблемы с идеологическими и политическими вопросами». Такая практика, когда не отличают правду от неправды и называют белое чёрным, действительно прискорбна.

Вышеприведённые факты со всей очевидностью показывают, что усугубление разногласий в международном коммунистическом движении, имевшее место после Московского совещания 1957 года, исключительно вызвано тем, что товарищи из некоторых братских партий по целому ряду важнейших вопросов стали всё дальше и дальше отходить от согласованной братскими партиями общей линии, стали всё более серьёзно нарушать нормы взаимоотношений между братскими партиями, между братскими странами.

Такая практика М. Тореза и других товарищей, как игнорирование фактов и извращение истины, находит своё яркое выражение также и в том, что М. Торез, представляя в искажённом виде ход работы Московского совещания 1960 года, обрушивается с нападками на Коммунистическую партию Китая, утверждая, будто она «не одобряла линию международного рабочего движения» и «создала трудное положение» для Совещания.

Исходя из интересов международного коммунистического движения, мы не хотим здесь затрагивать подробности Совещания братских партий, этого совещания внутреннего порядка, но мы готовы в надлежащий момент и в подходящем месте осветить истинное положение дел и внести ясность в вопрос. Однако необходимо отметить, что именно Коммунистическая партия Китая явилась инициатором созыва Совещания представителей коммунистических и рабочих партий всего мира в 1960 году. Мы всемерно способствовали созыву этого Совещания братских партий. На этом Совещании мы, отстаивая марксизм-ленинизм и Московскую Декларацию 1957 года, выступали против ошибочных взглядов товарищей из некоторых братских партий и вместе с тем шли на необходимые компромиссы по отдельным вопросам. Вместе с другими братскими партиями мы приложили свои усилия к преодолению всякого рода трудностей, вследствие чего Совещание достигло положительных результатов, пришло к единодушному соглашению и опубликовало Московское Заявление. Этих фактов вполне достаточно, чтобы опровергнуть ложь М. Тореза и других товарищей.

После Московского совещания 1960 года все братские партии должны были бы руководствоваться единогласно принятым Заявлением, укреплять сплочённость международного коммунистического движения и сосредоточить все свои силы на совместную борьбу против наших врагов. В Резолюции о Совещании представителей коммунистических и рабочих партий, принятой в январе 1961 года на Ⅸ пленуме ЦК КПК восьмого созыва, указывается: «Коммунистическая партия Китая, последовательно и неуклонно придерживаясь принципов марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма, будет защищать Заявление этого Совещания так же, как и Московскую Декларацию 1957 года, решительно и энергично бороться за осуществление общих задач, поставленных в этом документе». В течение последних двух с лишним лет Коммунистическая партия Китая со всей лояльностью претворяла в жизнь общие соглашения международного коммунистического движения и прилагала неустанные усилия к защите революционных принципов Московской Декларации и Московского Заявления.

Однако, вопреки всему этому, М. Торез и другие товарищи выступили с выпадами против Коммунистической партии Китая, заявив, будто она после Московского совещания 1960 года «продолжала выражать своё несогласие по основным аспектам политики, совместно разработанной всеми партиями» и что эта позиция китайских товарищей «наносит ущерб интересам всего движения».

Кто же, на самом деле, после Московского совещания 1960 года стал всё более и более серьёзно нарушать Московскую Декларацию и Московское Заявление по целому ряду вопросов?

Вскоре после Московского совещания ещё больше ухудшились отношения между СССР и Албанией. Товарищ Торез пытался свалить на Коммунистическую партию Китая ответственность за ухудшение советско-албанских отношений. Он обвиняет Китай в том, что последний не «употребил своё влияние для того, чтобы привести руководителей Албанской партии труда к более правильному пониманию своих обязанностей».

Факты таковы: Коммунистическая партия Китая последовательно выступает за решение вопросов взаимоотношений между братскими партиями и братскими странами на основе предусмотренных Московской Декларацией и Московским Заявлением принципов независимости, равноправия, выработки единых взглядов путём консультаций. Такой же позиции мы неизменно придерживаемся и в вопросе советско-албанских отношений. Мы искренне надеялись на улучшение советско-албанских отношений и выполняли свой интернациональный долг. Мы неоднократно обращались к советским товарищам с советами: в деле улучшения отношений между Советским Союзом и Албанией инициатива должна исходить со стороны большой партии, большой страны, разногласия следует устранять путём внутренних равноправных консультаций; если даже некоторые разногласия одно время не могут быть разрешены, необходимо всё же проявлять терпение и ждать, а не предпринимать каких-либо шагов, которые могли бы привести к дальнейшему ухудшению этих отношений. С этой целью ЦК КПК направил письмо ЦК КПСС, в котором выразил пожелание, чтобы вопрос советско-албанских отношений был разрешён путём консультаций.

Но эти наши искренние усилия не встретили должного внимания. Затем произошёл целый ряд событий — вывод флота из военно-морской базы во Влоре, отзыв специалистов из Албании, прекращение помощи Албании, вмешательство во внутренние дела Албании и т. д. и т. п.

Коммунистическая партия Китая весьма огорчена подобным грубым нарушением норм взаимоотношений между братскими странами. Накануне ⅩⅩⅡ съезда КПСС руководители Коммунистической партии Китая вновь обратились к советским товарищам с товарищеским советом улучшить советско-албанские отношения. Но, вопреки нашим ожиданиям, на ⅩⅩⅡ съезде КПСС имело место серьёзное событие — открытые нападки на Албанскую партию труда, тем самым было положено начало порочной практике использования трибуны съезда одной братской партии для открытых нападок на другую братскую партию. Руководствуясь интересами отстаивания норм взаимоотношений между братскими партиями, предусмотренных Московской Декларацией и Московским Заявлением, и исходя из интересов общей борьбы против врагов, делегация Коммунистической партии Китая на этом съезде со всей ясностью выразила своё несогласие с такой практикой, которая может лишь огорчать друзей и радовать недругов.

К сожалению, наша твёрдая и справедливая позиция, как это ни странно, подверглась осуждению. Нашёлся товарищ, который даже заявил: «Если китайские товарищи желают приложить свои усилия для нормализации отношений Албанской партии труда с братскими партиями, то вряд ли кто-либо может содействовать решению этой задачи лучше, чем Коммунистическая партия Китая». Что следует подразумевать под этими словами? Если они означают, что китайские товарищи должны нести ответственность за ухудшение советско-албанских отношений, то это значит снять с себя ответственность и перенести вину на других. Если они выражают надежду на то, чтобы китайские товарищи содействовали улучшению советско-албанских отношений, то мы хотели бы отметить, что некоторые товарищи не только полностью игнорировали наши многократные советы, упорно настаивали на ухудшении советско-албанских отношений, но и даже открыто призывали сменить партийное и государственное руководство Албании, тем самым фактически лишив другие братские партии возможности приложить эффективные усилия к улучшению советско-албанских отношений. После ⅩⅩⅡ съезда КПСС эти товарищи, не считаясь ни с чем, пошли на разрыв дипломатических отношений между СССР и братской социалистической страной — Албанией. Разве это не служит убедительным доказательством того, что эти товарищи вовсе не хотят улучшить советско-албанские отношения?

М. Торез и другие товарищи обвиняют китайские газеты в «распространении ошибочных положений албанских руководителей». Необходимо отметить, что Коммунистическая партия Китая всегда выступала против предания гласности наших внутренних разногласий, однако некоторые товарищи из братской партии упорно настаивали на предании их гласности и считали, что поступать иначе не соответствовало бы марксистско-ленинской позиции. Когда же советско-албанские разногласия были преданы гласности, мы опубликовали одновременно некоторые материалы обеих спорящих сторон с тем, чтобы китайский народ ознакомился с истинным положением вещей. Разве можно считать нормальным такое положение, когда товарищи из братской партии позволяют себе вновь и вновь произвольно обвинять другую братскую партию в том, что её руководство-де является антиленинским, что оно-де рассчитывает заслужить себе право на подачки империалистов — тридцать сребреников, что оно-де состоит из палачей с обагрёнными кровью руками и т. д. и т. п., но вместе с тем не позволяют этой братской партии защищаться и не позволяют другим братским партиям публиковать одновременно соответствующие материалы обеих спорящих сторон? Те, кто считают себя «совершенно непогрешимыми», публикуют массу статей с нападками на Албанию, но вместе с тем смертельно боятся ответных статей албанских товарищей. У них не хватает смелости публиковать их, и в то же время они боятся, как бы другие не опубликовали их. Это говорит лишь о их неправоте и малодушии.

М. Торез и другие товарищи обвиняют Коммунистическую партию Китая ещё и в том, что она якобы «перенесла в массовое движение разногласия, которые могут иметь место или могут возникнуть между коммунистами», что она, в частности, на Стокгольмской сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся в декабре 1961 года, «противопоставила борьбу за национальное освобождение борьбе за разоружение и за мир».

Факты же говорят как раз об обратном: разногласия между братскими партиями были перенесены в международные демократические организации не китайскими товарищами, а товарищами из братской партии, которые неоднократно делают попытки навязать международным демократическим организациям свою ошибочную линию, идущую вразрез с Московской Декларацией и Московским Заявлением. Эти товарищи, противопоставляя борьбу за национальное освобождение борьбе за мир во всём мире, не считаясь с тем, что широкие массы, представляемые этими международными демократическими организациями, настоятельно требуют борьбы против империализма и колониализма, за завоевание и отстаивание национальной независимости, упорно навязывают данным организациям как задачу задач претворение в жизнь лозунга «всё во имя разоружения», и при этом они на все лады проповедуют ошибочную идею о возможности создания «мира без оружия, без армий, без войн» в условиях существования империализма и системы эксплуатации. Это и вызывало постоянно острые споры в этих организациях. Подобные споры также имели место на Стокгольмской сессии Всемирного Совета Мира в декабре 1961 года. На этой сессии некоторые люди потребовали от народов колоний и полуколоний, живущих под штыками империалистов и колонизаторов, дожидаться того момента, когда империалисты и колонизаторы согласятся со всеобщим и полным разоружением, откажутся от применения вооружённой силы для подавления движения за национальную независимость и направят высвободившиеся в результате разоружения средства на оказание помощи слаборазвитым странам. Эти люди фактически требуют от всех угнетённых наций, чтобы они до осуществления всего этого отказались от борьбы против империализма и колониализма, не сопротивлялись вооружённому подавлению со стороны колониальных правителей, иначе, мол, возникнет мировая война, которая привела бы к гибели сотен миллионов людей. Именно исходя из такой абсурдной «теории», они позволили себе цинично назвать движение за национальную независимость «движением трупов». Именно эти люди, а не китайские товарищи нарушили Московскую Декларацию и Московское Заявление.

Кризис в Карибском море и китайско-индийский пограничный конфликт — два больших события в международной жизни за последнее время. Позиция, занятая Коммунистической партией Китая в ходе этих событий, является полностью марксистско-ленинской, она полностью соответствует Московской Декларации и Московскому Заявлению. Но и здесь М. Торез и другие товарищи позволили себе выступить со злостными нападками на Коммунистическую партию Китая.

Касаясь кризиса в Карибском море, М. Торез и другие товарищи обвинили Китай в том, будто он стремился «вызвать войну между СССР и США и тем самым ввергнуть мир в термоядерную катастрофу». Так ли обстояло дело, как изображают М. Торез и другие товарищи? Что же всё-таки предпринял китайский народ во время кризиса в Карибском море? Китайский народ решительно осудил агрессивные действия американского империализма, решительно выступил в поддержку пяти требований кубинского народа, направленных на защиту независимости и суверенитета Кубы, решительно выступил против навязывания Кубе ради беспринципного компромисса «международной инспекции». Какую же ошибку, спрашивается, совершили мы, поступив таким образом? Разве ФКП в своём коммюнике от 23 октября 1962 года не призывала также «энергично выступить против воинственных и провокационных действий американского империализма»? Разве «Юманите» от того же числа не осуждала также «неприкрытую явную агрессию, которую США давно готовили против Кубы» и не выступала с обращением к народам о том, что «им крайне необходимо укрепить солидарность с Кубой и усилить свою борьбу»? Позволительно спросить товарища Тореза: не хотели ли вы также ввергнуть мир в термоядерную катастрофу своей такой поддержкой кубинскому народу против американской агрессии? Почему такие действия считались правильными, когда в своё время их предпринимали вы, а когда Китай настаивал на том же, то это стало расцениваться как преступление? Откровенно говоря, это объясняется тем, что вы поворачиваетесь по указке жезла: вы вдруг изменили позицию, начали разглагольствовать о необходимости «разумных уступок» и «разумных компромиссов» перед лицом агрессивных действий США. Именно по этой причине вы, вместо того чтобы бороться против американских гангстеров, направили остриё борьбы на братские партии, которые твёрдо стоят на правильной позиции.

Хуже того, некоторые товарищи из ФКП клевещут на всех, кто решительно выступает против американских агрессоров, называя их «героями революционных фраз» и утверждая при этом, что они «за слова не платят» и «спекулируют на восхищении, вполне законно вызванном у народов всех стран мужеством кубинского народа». Эти же товарищи заявляют также, что-де «для борьбы против водородной бомбы одной лишь храбрости не хватит», что нужно «остерегаться подставлять грудь кубинцев в качестве жертвы на алтарь революционных фраз». На что это похоже?! На кого направлены эти упреки? Если на героический кубинский народ, то это просто стыд и срам. Если на китайский народ и народы всех стран, выступающие против американских разбойников и поддерживающие Кубу, то разве это не разоблачает вашу так называемую поддержку кубинскому народу как чистейший обман? По мнению М. Тореза и некоторых других товарищей из ФКП, все те, у кого нет водородной бомбы, оказывая поддержку Кубе, «за слова не платят» и «спекулируют», а кубинскому же народу, не имеющему водородной бомбы, остаётся только изъявить свою покорность государствам, имеющим водородную бомбу, продать свой государственный суверенитет, согласиться на «международную инспекцию» и оказаться на алтаре агрессии американского империализма. Ведь это не что иное, как стопроцентная политика силы, не что иное, как чистейший фетишизм ядерного оружия; такие речи совсем не к лицу коммунистам.

Мы хотели бы сказать вам, М. Торез и другие товарищи: у народов всего мира зоркие глаза; не мы, а вы допустили ошибку в связи с кризисом в Карибском море. Ибо вы пытаетесь выручить правительство Кеннеди, спровоцировавшее карибский кризис, всячески убеждая людей поверить в так называемую гарантию США о невторжении на Кубу, в гарантию, которая не признаётся даже самим правительством Кеннеди; ибо вы оправдываете тех товарищей, которые допустили и авантюристическую, и капитулянтскую ошибку, оправдываете посягательство на суверенитет братской страны; ибо вы на первый план выдвинули не борьбу против американского империализма, а борьбу против Коммунистической партии Китая и других марксистско-ленинских партий.

В вопросе о китайско-индийской границе М. Торез и другие товарищи утверждают, что у Китая отсутствует «минимум доброй воли» в разрешении пограничного спора между Китаем и Индией. Такой упрёк является вздорным.

Мы уже много говорили о позиции, которую занимает Китайское правительство, неизменно настаивающее на мирном разрешении вопроса о китайско-индийской границе, и о тех усилиях, которые в этих целях оно прилагало на протяжении многих лет. В результате тяжёлого поражения, понесённого индийскими войсками во время предпринятого ими широкого наступления, и благодаря тому, что китайские войска, дав им в целях самозащиты успешный отпор, по собственной инициативе прекратили огонь и осуществили отход, положение на китайско-индийской границе в настоящее время уже начало смягчаться. Весь ход событий, развернувшихся за последние три с лишним года в связи с пограничным конфликтом между Китаем и Индией, убедительно доказывает, что Китайское правительство, которое вело необходимую борьбу против реакционной политики индийского правительства Неру, поступало совершенно правильно.

Поистине странно, что некоторые люди, называющие себя марксистами-ленинцами, в нарушение принципов пролетарского интернационализма, заняли так называемую «нейтральную» позицию тогда, когда правительство Неру занималось провокациями и повело наступление на социалистическую, братскую страну. В действительности же они стали не только оказывать политическую поддержку правительству Неру в проведении антикитайской политики, но и снабжать его военными материалами. М. Торез и другие товарищи не только не осуждают подобную ошибочную практику, но наоборот, называют её «разумной политикой». Куда же, спрашивается, девались у вас марксизм-ленинизм и пролетарский интернационализм?

Товарищ Торез не раз осуждал политику, проводимую Китаем в отношении Индии, как выгодную империализму. Ещё в 1960 году он заявил, что Коммунистическая партия Китая «дала Эйзенхауэру возможность быть так тепло встреченным в Индии, как его не встретили бы при иных обстоятельствах». Вплоть до настоящего времени подобные упрёки всё ещё непрерывно повторяются некоторыми товарищами из ФКП.

Здесь нет надобности подробно останавливаться на этом вопросе, ибо всякий сколько-нибудь политически грамотный человек понимает, что одна из целей, которые преследует правительство Неру, провоцируя пограничный конфликт между Китаем и Индией, заключается в том, чтобы угодить американскому империализму и добиться ещё большей помощи от США. Мы хотим задать товарищу Торезу и некоторым другим товарищам из ФКП лишь такой вопрос: неужели вы забыли, что в то время Эйзенхауэр не только был тепло встречен в Индии, но и нашёл горячий приём во Франции? В связи с тем, что часть коммунистов-депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — не присутствовала на приёме, устроенном в честь Эйзенхауэра во время его пребывания в Париже в сентябре 1959 года, товарищ Торез подверг их резкой критике на пленуме ЦК ФКП. Он заявил:

«Мы считаем, что допустили ошибку тем, что не присутствовали в полном составе на приёме в честь Эйзенхауэра в Отель-де-виль, вопреки постановлению Политбюро, требовавшего от всех депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — присутствовать на этом приёме. Такая позиция была ошибочной. Я также критиковал её после своего возвращения 2. Я хочу повторить, что Политбюро приняло правильное решение, но оно не сумело обеспечить его осуществление» (см. «Юманите» от 11 ноября 1959 года).

Позволительно спросить товарища Тореза: если Неру приветствовал Эйзенхауэра якобы по вине Коммунистической партии Китая, то по чьей же вине товарищ Торез требовал от всех коммунистов-депутатов парижского района — членов муниципальных и генеральных советов — приветствовать Эйзенхауэра? Если подходить к вопросу с марксистско-ленинской, классовой точки зрения, то нет ничего удивительного в том, что Эйзенхауэр встретил тёплый приём со стороны Неру. А вот поистине крайне удивительно то, что руководитель коммунистической партии с таким рвением стремился приветствовать главаря американского империализма и подверг такой суровой критике тех товарищей, которые не пошли приветствовать Эйзенхауэра.

Как карибский кризис, так и события на китайско-индийской границе ещё раз наглядно продемонстрировали, что линия и политика тех, кто считают себя «совершенно непогрешимыми», идут вразрез с марксизмом-ленинизмом, с Московской Декларацией и Московским Заявлением. Однако они всё ещё не извлекли должного урока, всё ещё не хотят по-настоящему исправить свои ошибки и вернуться на путь марксизма-ленинизма, на путь Московской Декларации и Московского Заявления. Наоборот, страдая от уязвлённого самолюбия, они в своём гневе идут всё дальше и дальше по ошибочному пути. Для того чтобы отвлечь внимание и прикрыть свои ошибки, они развернули новую, ещё более широкую кампанию против Коммунистической партии Китая и других братских партий,— это регрессивное течение, подрывающее сплочённость международного коммунистического движения.

В период с ноября 1962 года по январь 1963 года проходили съезды ряда братских партий европейских стран. На этих съездах в результате тщательной подготовки имело место такое порочное явление, как массовые и систематические, открытые и поимённые нападки на Коммунистическую партию Китая и другие братские партии. Это регрессивное течение, направленное против Коммунистической партии Китая и других братских партий, на подрыв сплочённости международного коммунистического движения, достигло новой высоты, в частности, на состоявшемся недавно съезде Социалистической единой партии Германии. На этом съезде некоторые товарищи, с одной стороны, говорили о необходимости прекратить нападки, а с другой, продолжали делать грубые выпады против Коммунистической партии Китая и других братских партий; более того, они открыто занялись реабилитацией титовской клики ренегатов. Разве удастся этим товарищам обмануть кого-либо своим двурушничеством? Разумеется, нет. Такое двурушничество лишь показывает отсутствие у них искреннего желания прекратить споры и восстановить сплочённость.

Следует особо подчеркнуть, что вопрос об отношении к титовской клике — это вопрос большой принципиальной важности. Это — вопрос не о том, как толковать Московское Заявление, а о том, отстаивать или разорвать это Заявление; вопрос не о том, как следует относиться к братской партии, а о том, как следует относиться к ренегатам дела коммунизма; вопрос не о том, как помочь товарищам, допустившим ошибки, исправить их, а о том, как разоблачать и осуждать врагов марксизма-ленинизма. Верная марксизму-ленинизму и Московскому Заявлению, Коммунистическая партия Китая никогда не позволит произвольно ревизовать и порвать совместные соглашения всех братских партий, никогда не позволит протащить в наши ряды ренегатов, никогда не согласится торговать принципами марксизма-ленинизма, никогда не согласится поступиться интересами международного коммунистического движения.

Вышеприведённые факты ясно показывают, что не мы, а товарищи из некоторых братских партий всё более и более серьёзно нарушают Московскую Декларацию и Московское Заявление по целому ряду вопросов; не мы, а товарищи из некоторых братских партий не устраняют на основе этих двух общих документов разногласия между братскими партиями и, наоборот, усугубляют эти разногласия; не мы, а товарищи из некоторых братских партий всё более открыто выставляют перед лицом врагов разногласия между братскими партиями, выступают с всё более грубыми, открытыми и поимёнными нападками на братские партии; не мы, а товарищи из некоторых братских партий противопоставляют свою ошибочную линию общей линии международного коммунистического движения, ставя социалистический лагерь и международное коммунистическое движение под всё более серьёзную угрозу раскола.

Вышеприведённые факты ясно показывают также, с какой поразительной безответственностью М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП относятся к серьёзной дискуссии в современном международном коммунистическом движении. Прибегая к демагогическим приёмам и осуществляя политику блокады, они скрывают истинное положение вещей, искажают точку зрения Коммунистической партии Китая, с тем чтобы им было удобнее обрушивать на неё свои разнузданные нападки. Всё это никак нельзя расценивать как правильный метод ведения дискуссии, как ответственное отношение к коммунистам и рабочему классу Франции. Если М. Торез и другие товарищи смеют смотреть в глаза фактам и верят в свою правоту, то им следовало бы опубликовать материалы, в которых Коммунистическая партия Китая излагает свои взгляды, в том числе и соответствующие статьи, опубликованные нами в последнее время, чтобы все коммунисты и рабочий класс Франции знали истинное положение вещей и сами определили, где правда и где неправда. Товарищ Торез и другие товарищи, мы уже опубликовали ваши выступления, в которых вы осуждаете нас. Сможете ли вы поступить так же? Хватит ли у вас на это размаха политического деятеля? Хватит ли у вас на это мужества?

Просто поразительно, до какой степени М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП искажают факты, называя белое чёрным! Тем не менее, они всё же именуют себя какими-то «марксистами-ленинцами творческого духа». Ну что ж, давайте посмотрим, что это за «творчество».

Мы ещё помним, что до 1959 года М. Торез и другие товарищи правильно указывали, что американский империализм является главарём агрессивных сил, и осуждали политику агрессии и войны, проводимую правительством США. Однако накануне встречи в Кэмп Дэвиде, в связи с тем, что кое-кто заявил, что Эйзенхауэр стремится к «устранению напряжённости между государствами», М. Торез и другие товарищи сразу же стали наперебой восхвалять Эйзенхауэра. Они решили, что французские коммунисты — члены муниципальных и генеральных советов должны приветствовать этого «посланца мира». Таков крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что в сентябре 1959 года, после того как де Голль сделал заявление о так называемом «самоопределении» Алжира, в корне отрицающее независимость и суверенитет этой страны, Политбюро ЦК ФКП выступило с заявлением, в котором правильно разоблачило заявление де Голля как «демагогический манёвр чистейшей воды». Тогда и сам товарищ Торез говорил, что это всего лишь «политический манёвр». Однако месяц с небольшим спустя, когда один товарищ из другой страны указал, что заявление де Голля играет «важную роль», товарищ Торез сразу же подверг суровой критике Политбюро ЦК ФКП за то, что оно «допустило ошибочную оценку», и объявил, что заявление Политбюро было сделано «слишком поспешно и торопливо». Вот вам ещё один крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что М. Торез и другие товарищи правильно осуждали ревизионистскую программу югославской титовской клики. Они говорили, что титовская клика «принимает субсидии от американских капиталистов» и что «последние предоставляют их, конечно, не для того, чтобы облегчить строительство социализма». Однако в последнее время кое-кто стал говорить, что надо «помочь» титовской клике «занять достойное место в семье всех братских партий»; и тут же М. Торез и другие товарищи стали твердить, что надо «помочь Союзу коммунистов Югославии вновь занять своё место в большой семье коммунистов». Вот вам и ещё один крутой поворот на 180 градусов, сделанный по указке жезла.

Мы также помним, что год с лишним тому назад, когда Коммунистическая партия Китая выступила против открытых нападок на съезде одной братской партии в адрес другой братской партии, кое-кто осудил нашу эту позицию как «немарксистско-ленинскую позицию». Товарищ Торез тут же заявил, что позиция китайских товарищей «необоснованна», «неправильна». В последнее время кое-кто, с одной стороны, говорит, что следует прекратить открытую полемику, а с другой, продолжает нападки на других; и некоторые товарищи из ФКП сразу же последовали этому примеру, причём заявили, что это «разумно, по-ленински». Вот вам ещё один поворот, сделанный по указке жезла.

И таких примеров можно было бы привести бесчисленное множество. Когда люди беспрекословно делают повороты по указке жезла, то это никак нельзя рассматривать как независимые, равноправные и нормальные взаимоотношения, которые должны иметь место между братскими партиями. Это — крайне ненормальные, феодальные патриархальные отношения. По-видимому, некоторые товарищи считают, что можно полностью игнорировать интересы пролетариата и народа своей страны, можно также полностью игнорировать интересы международного пролетариата и народов всего мира и что достаточно идти по чужим стопам. А куда следует идти — на восток или на запад, вперёд или назад,— это им совершенно безразлично. Они повторяют чужие слова и ходят по пятам других. Здесь больше попугайства, чем марксистско-ленинской принципиальности. И чем же могут похвалиться подобные приверженцы «творческого марксизма-ленинизма»?

Сколько бы злобных нападок и клеветы ни обрушивали М. Торез и некоторые другие товарищи из ФКП на КПК, им никогда не удастся ни на йоту умалить славу великой Коммунистической партии Китая. Действия этих товарищей идут вразрез с желаниями коммунистов всех стран, требующих устранения разногласий и укрепления сплочённости, они не отвечают также славным традициям рабочего класса Франции и Французской коммунистической партии.

Рабочий класс и трудящиеся Франции имеют многолетние и славные революционные традиции. Своим героическим почином — Парижской Коммуной рабочий класс Франции показал блестящий пример пролетарской революции пролетариям всех стран. «Интернационал», эта бессмертная боевая песня пролетариата, созданная выдающимся бойцом и талантливым певцом рабочего класса Франции, служит громким призывом, вдохновляющим народы всего мира вести борьбу за освобождение и довести революцию до конца. Французская коммунистическая партия, созданная под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции, объединила в своих рядах многочисленных лучших сынов и дочерей французского народа, которые вели упорную борьбу вместе с рабочим классом и трудящимися Франции. В антифашистском движении Сопротивления французский народ, руководимый Французской коммунистической партией, развивая революционные традиции рабочего класса Франции, проявил бесстрашие и героизм. В послевоенный период коммунисты Франции сыграли важную роль в борьбе за сохранение мира во всем мире, за сохранение демократических прав, за улучшение жизненных условий трудящихся, в борьбе против монополистического капитала. Коммунистическая партия Китая и китайский народ всегда питают исключительно большое уважение к Коммунистической партии и рабочему классу Франции.

М. Торез и другие товарищи неоднократно подчёркивают, что китайским товарищам нужно исправить ошибки. Однако на самом деле исправлять ошибки должны не мы, а М. Торез и другие товарищи. Хотя мы и вынуждены в этой статье вести дискуссию с товарищем Торезом и некоторыми другими товарищами из ФКП, но мы всё же искренне надеемся, что они отнесутся с уважением к истории своей партии и будут дорожить историей своей борьбы за дело коммунизма. Мы надеемся, что они, дорожа коренными интересами международного коммунистического движения, исправят свои ошибки, несовместимые с революционными традициями пролетариата Франции, несовместимые со славными традициями Французской коммунистической партии, несовместимые с данной ими клятвой посвятить себя делу коммунизма, и вернутся под знамя марксизма-ленинизма, вернутся к революционным принципам Московской Декларации и Московского Заявления.

Коммунистическая партия Китая неизменно и последовательно отстаивает сплочённость социалистического лагеря, сплочённость международного коммунистического движения, сплочённость революционных народов всех стран и выступает против любых высказываний и действий, наносящих ущерб этой сплочённости. Мы неизменно и последовательно отстаиваем марксизм-ленинизм, революционные принципы Московской Декларации и Московского Заявления, выступаем против любых высказываний и действий, идущих вразрез с этими революционными принципами.

Разумеется, трудно избежать возникновения тех или иных разногласий в международном коммунистическом движении. В тех случаях, когда возникают разногласия, и особенно разногласия относительно линии международного коммунистического движения, необходимо исходить из стремления к сплочению, со всей серьёзностью вести дискуссию, устранять разногласия на основе марксизма-ленинизма,— только таким путём можно укрепить сплочённость международного коммунистического движения. Дело не в том, нужно ли вести дискуссию, а в том, каким путём и какими методами её вести. Мы всегда выступали и выступаем за то, чтобы такая дискуссия велась между братскими партиями во внутреннем порядке, а не открыто. Хотя эта наша позиция безупречна, она всё же подверглась нападкам товарищей из некоторых братских партий. Теперь же эти товарищи после открытых нападок на нас и на другие братские партии, продолжавшихся в течение более одного года, сменив тон, заговорили о прекращении открытой полемики. Мы хотели бы спросить: считаете ли вы сейчас, что вы допустили ошибку, открыто нападая на братские партии? Готовы ли вы признать эту свою ошибку и извиниться перед теми братскими партиями, на которые вы нападали? Действительно ли и искренне ли вы готовы вернуться в русло внутренних равноправных консультаций?

В целях устранения разногласий и укрепления сплочённости Коммунистическая партия Китая неоднократно предлагала и сейчас по-прежнему предлагает созвать совещание представителей всех коммунистических и рабочих партий. Наряду с этим она готова предпринять вместе со всеми братскими партиями необходимые шаги, направленные на создание условий для созыва такого совещания.

Одним из шагов в подготовке совещания братских партий является прекращение всё ещё продолжающейся открытой полемики. Такое предложение давно выдвигалось Коммунистической партией Китая. Мы считаем, что прекращение открытой полемики должно осуществляться не на словах, а на деле, оно должно быть взаимным и всеобщим. Находятся люди, которые, с одной стороны, говорят о прекращении полемики, а с другой, продолжают нападки. Фактически они хотят ударить тебя и не дать тебе ответить на удар. Это, конечно, недопустимо. Необходимо прекратить нападки не только на Коммунистическую партию Китая, но и на Албанскую партию труда и другие братские партии. Вместе с тем, абсолютно недопустимо под предлогом прекращения полемики запрещать разоблачение и критику югославского ревизионизма, ибо это есть нарушение Московского Заявления, в котором ставится задача дальнейшего разоблачения руководителей югославских ревизионистов. Сейчас находятся люди, которые, с одной стороны, стремятся исключить братскую Албанскую партию труда из рядов международного коммунистического движения, а с другой, пытаются втянуть в ряды этого движения титовскую клику ренегатов. Мы хотели бы со всей прямотой сказать этим людям: этому никогда не бывать!

Проведение двухсторонних или многосторонних встреч между братскими партиями есть необходимый шаг для подготовки совещания братских партий. Это предложение было выдвинуто Коммунистической партией Китая ещё десять месяцев тому назад. Мы всегда хотели и хотим проводить встречи со всеми братскими партиями, имеющими такое же желание, с целью устранения разногласий и укрепления сплочённости. И на деле мы уже провели такие встречи со многими братскими партиями. Мы никогда не отказывались от проведения двухсторонних встреч с какой-либо братской партией. Тем не менее, в заявлении Исполнительного комитета Коммунистической партии Великобритании от 12 января говорится, что Коммунистическая партия Китая не приняла предложение Коммунистической партии Советского Союза о «проведении совместных обсуждений». Говорят, что об этом им сообщила какая-то другая партия. Но здесь мы должны со всей серьёзностью отметить, что такое утверждение ничем не обосновано и является чистейшим вымыслом. Мы хотели бы ещё раз заявить, что готовы провести встречи с любой братской партией или несколькими братскими партиями и обменяться с ними мнениями с целью содействия созыву совещания представителей всех коммунистических партий.

В настоящее время империализм, и в особенности американский империализм, усиленно проводит политику агрессии и войны, ведёт бешеную борьбу против коммунистических партий, против социалистического лагеря, жестоко подавляет национально-освободительное движение в Азии, Африке и Латинской Америке и революционную борьбу народов различных стран. В такой момент в интересах борьбы против нашего общего врага коммунистические партии всех стран, пролетариат и народы всего мира как никогда требуют укрепления сплочённости социалистического лагеря, укрепления сплочённости рядов международного коммунистического движения, укрепления сплочённости народов всего мира. Давайте же на основе марксизма-ленинизма, на основе Московской Декларации и Московского Заявления устраним разногласия и укрепим сплочённость! Давайте усилим совместную борьбу против империализма, за приближение победы дела мира, национального освобождения, демократии и социализма, за осуществление великой цели — коммунизма!

Примечания:

  1. Двумя системами — прим. ред.
  2. Тогда товарищ Торез только что вернулся из-за границы.— Прим. ред.

Добавить комментарий