Бумбараш № 2 (42), февраль-март 1997 г.

15.03.1997

Восстать против измены. Интервью члена ЦК КПРФ, депутата Госдумы Т. Г. Авалини газете РКСМ(б) «Бумбараш»

Кто опубликовал: | 24.05.2018

Прислужничество фракции КПРФ в Госдуме буржуазному режиму и её отстранение от забастовочной борьбы продемонстрировало коммунистам, что руководство партии во главе с Зюгановым превратилось в опору буржуазного режима. Вместе с идейным и политическим разложением верхушки КПРФ всё больше становится ясной беспочвенность надежд на «выправление курса», превращение КПРФ «изнутри» в Коммунистическую партию.

Фактически прекращена деятельность в КПРФ Ленинской позиции, возглавляемой Р. Косолаповым. Коммунисты, участвовавшие в создании РКРП, которые перешли в КПРФ в надежде создать свободную от горбачёвщины марксистско-ленинскую партию, не смогли выполнить этой задачи (да и была ли она выполнима!). Настоящих коммунистов в КПРФ почти не видно и не слышно: они лишены организующего начала, их голоса крайне редки на партийных форумах, в проКПРФной печати. Позиции наших единомышленников в КПРФ много слабее, чем даже Инициативного движения коммунистов России в КПСС в 1990—91 гг.

Поддерживать все революционные, коммунистические силы, помогать нашим товарищам, марксистам-ленинцам в КПРФ, в их борьбе с «национально-государственным» оппортунизмом, с предательством интересов грудящихся,— долг членов РКРП. Исключённый за критику оппортунизма руководства КПРФ редактор газеты «Молодой коммунист» И. Губкин вступил в ряды РКРП. Готовится отмена ошибочного решения анпиловцев об исключении из РКРП Р. И. Косолапова 1.

Газета «Бумбараш» начинает серию публикаций о борьбе с оппортунизмом внутри КПРФ. Первый материал — интервью с первым секретарём Кемеровского обкома КПРФ, депутатом Госдумы Т. Г. Авалиани 2.

— Теймураз Георгиевич! Мы помним, как Вы выступали летом 1991 года на одном из ИСКРов — Инициативных Съездов коммунистов России — антигорбачёвского, антикапитализаторского движения в КПСС, предшествовавшего РКРП. Потом Вы вложили немало труда в создание КПРФ, надеясь создать массовую партию на базе бывших членов КПСС и придать этой партии последовательно коммунистический характер. Однако после утверждения думской фракцией КПРФ премьер-министром Черномырдина и госбюджета на 1997 год, после единодушного подтверждения на последнем Пленуме ЦК партийного лидерства Г. Зюганова настала пора критически подвести некоторые итоги деятельности «левого крыла» КПРФ.

— На Инициативном съезде мой доклад был о тенденциях, которые немногие тогда видели: прогнозировался распад Советского Союза, пересмотр результатов Второй Мировой войны, националистические воины между бывшими братскими республиками. Это сегодня для большинства очевидно, что Чечнёй и кризисом в отношениях с Украиной из-за Севастополя межнациональные проблемы не закончатся, многое, и худшее, ещё предстоит. Среди участников Инициативного съезда я встретил тогда полное взаимопонимание.

В ноябре 1991 года в Свердловске прошёл съезд, на котором была учреждена Российская Коммунистическая рабочая партия. До 1993 года не было другой партии, которая бы играла сколько-нибудь значительную роль организующей и мобилизующей силы коммунистов. Вокруг членов РКРП — вплоть до 1993 года — объединялись все те, кто оставался верен коммунистическим идеям, но желал восстановления КПСС.

— Вслед за августовским контрреволюционным переворотом партаппаратчики, попрятавшись по щелям после запрета Ельциным КПСС, пытались создать СПТ — некоммунистическую партию трудящихся. В то время вы участвовали в создании РКРП — компартии, которую рассматривали как возрождаемую КПСС. Что заставило Вас пойти в КПРФ, на что надеялись и оправдались ли Ваши ожидания?

— В 1993 году Конституционный суд принял половинчатое, «соломоново» решение по «делу КПСС», во всяком случае, запрет на деятельность КП РСФСР как Российской организации КПСС был как бы снят. Многие тогда испытывали эйфорию: теперь восстановится КПСС, и мы будем работать как прежде. Те из нас, кто участвовал в создании КПРФ, не хотели бросить эту часть коммунистов, оставаясь в сравнительно немногочисленной РКРП. Мы надеялись повернуть вновь создаваемую КПРФ к марксизму-ленинизму, так как видели опасность возрождения под маркой партии коммунистической социал-демократии неогорбачёвского толка.

Первая такая попытка провалилась, потому что её организаторы действовали неосторожно и быстро саморазоблачились. Когда в декабре 1991 года в Москве в ДК «Компрессор» с теперешним секретарём ЦК КПРФ В. Купцовым в президиуме проходил учредительный съезд СПТ; в ответ на мой вопрос об отношении к М. С. Горбачёву профессор Денисов из президиума прямо ответил, что партия будет вновь выдвигать его в президенты СССР… Горбачёвцы потерпели неудачу — коммунисты покинули это мероприятие, да и основные массы членов КПСС за ними не пошли. И тогда партаппаратчики активно оседлали процесс создания КПРФ, чтобы под маской коммунистичности сделать её партией социал-демократической.

— Оппортунизм, измена, предательство не есть чистые абстракции, их носителями являются люди, и весьма конкретные, определённого типа — лжекоммунисты. Честные защитники буржуазии или социал-демократы предпочтительнее, они не выдают себя за коммунистов, их легче распознать, чтобы бороться с ними. Разве не опаснее глубоко законспирированные оппортунисты, до последнего лгущие трудящимся и партийцам о своей «коммунистичности»?

— Хотя открытые социал-демократы типа Роя Медведева или профессора Денисова не участвовали в восстановительном съезде на Клязьме, тем не менее, их единомышленники Скляр, Вартазарова пытались навязать свою точку зрения на то, какой быть партии. Но их съезд отмёл, они были эмоционально подавлены всей массой делегатов. Было видно, что съезд хотел движения вперёд по пути коммунизма, а не социал-демократии. Правда, без Анпилова, Тюлькина и коммунистов из РКРП не произошло численного и идейного перевеса последовательных коммунистов. В КПРФ осталось меньше коммунистов, и больше людей другого типа. Тогда казалось, что основная масса хочет одного: восстановления Компартии и борьбы с режимом. Дальнейшие события заставили внимательнее задуматься над тем, кто и зачем пришёл участвовать в восстановлении КПРФ.

Когда начиналась «перестройка», Зюганов работал в идеологическом отделе ЦК КПСС под началом А. Н. Яковлева. Возмущался он тогда? Нет. Начал возмущаться позднее? Начал. В каком виде начал возмущаться? В виде слов о «русской национальной идее», а не о интересах рабочего класса, трудящихся. Что Зюганов делал, пока заседал вместе со Стерлиговым, казаками в разных фронтах национального спасения, русских национальных соборах и т. п.? Присматривался: коммунисты не погибли, есть движение, которое можно оседлать. Тогда достаёт из запасников фразеологию коммунистическую. И его избирают на Втором съезде Председателем. Ему удалось уловить эмоциональную линию съезда и подладиться под неё. Хотят выдвинуть в руководство «социалиста» Скляра — и зал вспыхивает возмущением, ревёт! Резко негативная оценка! Настрой был очевиден! Коммунисты боялись, что Купцов опять будет первым. Потому и за Зюганова голосовали. Но — за что боролись…

— Может, этот сценарий был заранее заготовлен. Напугали неприкрытым горбачёвцем Купцовым (который всю Компартию РСФСР, всю партийную собственность и документы осенью 1991 года Ельцину без боя сдал), и за Зюганова многие голосовали потому, что на фоне Купцова выглядел героем. Оппортунисты — они хитрые. Когда видят решимость коммунистов, сами тотчас становятся «коммунистами». Чтобы захватить руководство в компартии и подчинить её буржуазии. Могут и льстить коммунистам — психологическая подножка такая, карнегиевщина. Но когда оппортунисты укрепляются у власти в партии, они сбрасывают маски, и в открытую творят свои чёрные дела. Как Горбачёв вначале кричал: «Больше социализма!», а потом помним, что натворил.

— В 1995 году в Колонном зале на Третьем съезде КПРФ уже чувствовалась чопорность, во главе многих партийных организаций встали люди, для которых важна не коммунистическая идеология, а просто… власть. Это две разные вещи! Какая власть? Ради чего — власть? Но и тогда под нажимом большой части членов партии ещё стоял вопрос о смещении существующей власти, борьбы с режимом. Стала очевидной ещё одна тенденция. На Втором съезде, на Клязьме, когда решались вопросы Устава, Программы, было громадное количество чисто революционных предложений. И они принимались съездом, голосовались! Когда же появились документы, они оказались, мягко говоря, «причёсанными».

Сейчас, спустя четыре года, в партии складывается критическая обстановка, накалённая. Подберёзкин 3 из Российско-американского университета, используя Зюганова, влезает в партийные организации на местах, требует, чтобы создавали при парткомах отделения «Духовного наследия», молодёжные секции. Издаёт и рассылает (на какие деньги?) сотни изданий миллионными тиражами, распространяются они бесплатно… Заединщики Подберёзкина набирают людей, обрабатывают их, выполняют задачу, о которой говорит Подберёзкин: превратить КПРФ в другую, некоммунистическую партию, которая свой отсчёт ведёт не от КПСС, а с 1993 года.

Чёрная идея под красным кафтаном! Даже «больше социализма», как Горбачёв, не произносят. Считают уже не нужным маскироваться, думают, уже захватили в партии власть. Тихо душат коммунистическую оппозицию: выгнали… вернее, «не ввели» писателя-коммуниста В. Бушина в ЦК, сейчас стараются то же сделать в отношении Ричарда Косолапова. Они всё-таки дураки. Коммунистов не уничтожить.

— Оппортунисты теряют остатки приличия! Они контролируют «Советскую Россию» и «Правду», почти все местные газеты КПРФ и надеются, что никто не схватит их за руку, а если и схватит, то нигде не сможет обнародовать сенсационные разоблачения. Так, член ЦК КПРФ Р. И. Косолапов прямо обвинил партийное руководство в фальсификации документов съезда, но его критику замолчали!

— И поэтому «причёсывание» программы продолжается до сих пор, постепенно доходит до социал-демократизма в худшем понимании. Мы уже ничего не слышим о борьбе с режимом! Так, в программе Народно-патриотического союза России…

— Где КПРФ играет роль стержня, как РКРП — в «Трудовой России»…

— Да, там вообще отсутствует понятие борьбы с существующим режимом. И, по-видимому, оно будет отсутствовать и в материалах предстоящего Четвёртого съезда КПРФ. По-видимому, его будут искоренять и из партийной Программы. В «Правде Москвы» несколько человек выступают против Кара-Мурзы, ведущего атаку на марксизм. И в то же время те же самые люди говорят, что позиция Зюганова будто бы какая-то другая. Но ведь группа Зюганова протащила Кара-Мурзу в Программную комиссию!

— Разве Кара-Мурза — член КПРФ?

— Я почти точно знаю, что не член, но 14 декабря 1996 года Пленум ЦК КПРФ утвердил состав Программной комиссии, и там есть Кара-Мурза. Те, кто возмущаются его теоретическими пассажами, должны понимать, что он не враг Зюганову и другим…

— Старая школа двурушничества! Так при М. С. Горбачёве «демократы» Афанасьев и Попов выступали с трибуны Съезда народных депутатов СССР с клеветой на социализм, а Горбачёв, сам их взрастивший, делал вид, что не имеет к ним никакого отношения и даже формально критиковал… А по сути у них на языке было то, что у Горбачёва на уме. Та же ситуация, по-видимому, с Кара-Мурзой.

— Надо признать, что те люди, которые вошли в КПРФ, чтобы сохранить её классовую направленность на защиту интересов рабочего класса и коммунистический характер, постепенно теряют позиции. Но без нас КПРФ давно бы перестала быть коммунистической партией, стала бы партией Роя Медведева, Скляра, Денисова, Вартазаровой и Зюганова. Я конкретно выступаю против Зюганова потому, что он — не коммунист. Он отстаивает позицию, что мы — партия существующего режима, должны врастать в существующую систему. Но в 1993 году на Клязьминском съезде мы восстанавливали партию борьбы с этой системой — системой разрушения Советского государства, продажи капиталу Запада наших национальных ценностей! А сегодня мы входим в эту систему, которая абсолютно с тех пор не изменилась?! Это полный абсурд!

— И даже стремясь войти в систему, зюгановцы критикуют режим слабее, чем буржуазная внутрисистемная оппозиция — чем Лебедь, «Московский комсомолец». Палача защитников Дома Советов, министра обороны Павла Грачёва в общественном мнении уничтожила не столько «Советская Россия», сколько… «Московский комсомолец».

— А в Госдуме многие буржуазные законы по сути проталкиваются руководством КПРФ. Закон о приватизации — в первом чтении только двадцать депутатов проголосовали против (при полутора сотнях депутатах — членах КПРФ), на фракции его проталкивал, выступая четырежды, некто Савельев из «Духовного наследия». Убеждал, что на деле это закон не о приватизации, а о национализации, и потому надо за него голосовать… А ведь этот закон поможет окончательно узаконить всю «ваучерную» приватизацию!

— И, наверное, из этих двадцати часть были не члены КПРФ, а из других депутатских групп, фракций.

— Похожая история с принятием закона о разделе продукции. Так кто руководит партией на самом деле? Всё умно делается! Но что, фракция КПРФ не понимает этого, или умышленно сдаёт позиции? Одно из двух! Депутаты получили мою записку по закону о приватизации, нельзя сказать, что они были не информированы. И, тем не менее, только двадцать человек проголосовало против!

Новое законодательство лишает государство дохода даже по тем акциям, долей которых в общем пакете акционированных предприятий оно обладает. Государство сейчас вообще не получает прибыль! Можно ли, для удовлетворения требования бастующих по зарплате, сделать бюджет в семь раз больше, чем сейчас? Можно, но для этого нужно, чтобы предприятия всю прибыль отдавали государству. А для этого нужно их национализировать. Национализировать всю промышленность. Ввести монополию внешней торговли. Об этом никто не говорят. Шумят только о госмонополии на торговлю водкой — да и этого не делают.

Очень некрасиво вышло и с бюджетом на 1997 год. Вначале руководство КПРФ сыпало заявления, что бюджет плохой, и коммунисты ни за что не будут за него голосовать. Но уже перед первым чтением — непонятно резкий разворот на сто восемьдесят, под разными предлогами начались уговоры: надо принимать, иначе что же мы будем контролировать. Так бы с самого начала и сказали. На втором чтении Зюганов огласил пресловутые одиннадцать пунктов, без принятия которых фракция КПРФ не будет голосовать за бюджет. Но вот третье чтение — Зюганов уже не выходит на трибуну, а выходит Воронин и призывает голосовать за бюджет, какой предлагают. И на четвёртом чтении половина КПРФ голосует за этот бюджет, практически не изменённый, как он был, так и остался!

Это доказывает, что руководство КПРФ не просто лояльно относится к существующему режиму, но и помогает ему укрепляться! И хватает наглости ссылаться на факт участия большевиков в Думе при царе! Ленин говорил, что задача депутатов-большевиков была разоблачать действия царского правительства, использовать Думу как трибуну. Сегодня мы видим совсем другую ситуацию: Госдума в целом работает на это укрепление буржуазного режима.

— Для нас, членов РКРП, вопрос о том, куда ведёт КПРФ её руководство, совершенно ясен. Надо разъяснять это массам членов КПРФ. Встаёт другой вопрос — о тактике коммунистов внутри КПРФ. В конце 1980-х для многих членов КПСС стало ясно, что М. С. Горбачёв — не реформатор социализма, а его разрушитель, капитализатор, не творческий марксист, а ревизионист. И тогда возникает вопрос о тактике тех, кто это понял: а что им делать, чтобы разоблачить Горбачёва, свергнуть с партийных постов, изгнать из партии чёрное семя перерожденцев-оппортунистов, вернуть КПСС на путь коммунистического строительства? Смотрим в сегодняшний день. Если всё ясно с Зюгановым, с партийным руководством,— не только нам, в РКРП, но и вам, и многим партийцам в КПРФ, то встаёт вопрос: что делается для разоблачения зюгановщины в широких партийных массах, чтобы идейно и организационно сплотить коммунистов в вашей партии? Это вопрос о моральной ответственности людей, которые всё поняли, они должны вести борьбу.

— Ответственность каждый должен чувствовать лично. Происходит второй виток предательства партийным руководством своей партии. Такой же, как при Горбачёве. Помните апрельский Пленум ЦК КПСС 1991 года? На нём секретарь Кемеровского обкома КПСС Зайцев потребовал отставки Горбачёва с поста Генерального секретаря. Был скандал, перерыв, шумное обсуждение, но в итоге это назревшее требование поддержала всего два десятка членов ЦК. Остальные — за то, чтобы оставить, под разными предлогами: снимем, а что же будет, а кто же будет и т. п. Тысяча отговорок!

Но буквально через четыре месяца мы получили август, Горбачёв предал всех своих сторонников, кто шёл у него на поводу, и партию, свершился реакционный переворот. Подобное может произойти и сейчас! Но надежда на то, что вторым таким предательством будет ликвидирована Коммунистическая партия — беспочвенны. Идею не ликвидировать. И партия как носитель этой идеи всё равно будет. Как не погибнет идея восстановления СССР на основе идей социализма, Советской власти, а не на основе региональных «княжеств». Только рабочий класс как интернационалист кровно заинтересован в восстановлении СССР, и гражданская война 1918—1920 годов очень хорошо показала это.

Социал-демократизация КПРФ приводит к тому, что партия не ведёт борьбу с режимом, режим укрепляется морально и материально, и улучшает материальное положение встроенной в него верхушки КПРФ. Но ведь развал экономики и обнищание всего народа продолжаются! И при этом Зюганов как член руководства «Духовного наследия» говорит, что мы не претендуем на материальное положение, как шведы, Россия должна стать духовным лидером мирового развития! Всё это просто хреновина, неприкрытое вранье и обман народа.

— Вы очень точно подметили метод оппортунистов: зюгановцы стремятся погрузить коммунистов в летаргический сон. Это знакомая тактика! Выяснилось, что коммунизм не сломить штыком, силой оружия, и КПСС была разрушена «розовой плесенью», навязыванием ей реформаторства, лишением её революционного острия. Сегодня то же самое. Чтобы скинуть буржуазный ельцинский режим, а потом восстанавливать индустрию, потребуется очень большое напряжение сил, физических и интеллектуальных, нервных. Всякое значительное историческое действие совершается, лишь когда человек собран, мобилизован, страстен. А сон — это состояние умирающего сражённого организма. Страна умирает, нужно вдохнуть в сердца дух отваги, поднять на борьбу; а Зюганов, вместо этого вкалывает наркотик: умирайте безболезненно!

— Идут забастовки. Даже потрясающие воображения цифры, которые вы публикуете в «Бумбараше», не соответствуют действительности. Я проверял по конкретным территориям: рост забастовочной борьбы гораздо шире, чем сообщают официальные сводки или чем удаётся узнать по внутренним каналам. Пока просто говорят: отдай зарплату! Проклёвываются требования: долой Ельцина, долой правительство! А вот методы — как «долой» — не проклёвываются. Пока один крик. Местами начинаются перекрытия транспортных магистралей, захват зданий заводской и местной администрации. Но пока это единичные стихийные случаи, которые не спланированы ни методологически, ни организационно. В умах нет путей развития форм борьбы.

— В 1995—1996 годах из-за невыплат зарплаты произошла вспышка забастовочной борьбы. Но чисто стихийно эта борьба не поднимается выше экономических требований, не доходит до повсеместного выдвижения политических требований, и ведётся в основном чисто реформистскими, а не революционными методами: обращениями в суды и т. п. Это естественно: Маркс и Ленин писали, что без научного руководства со стороны своей партии, которая понимает этапы развития классовой борьбы, рабочие не смогут развить свою борьбу до её высших форм и победить.

По нашему мнению, настоящее преступление КПРФ перед бастующими и перед своими партийцами в том, что, обладая полутора сотнями депутатов в Госдуме, сотнями освобождённых помощников и работников аппарата, тысячами общественных помощников, всей необходимой оргтехникой (ксероксами, факсами, бесплатными междугородными и международными телефонными разговорами), бесплатными билетами на самолёты и поезда в любой конец России, КПРФ практически вообще не занимается организацией классовой борьбы рабочих и трудящихся в направлении политизации и революционизирования. А ведь Ельцин в октябре 1993 года, чуть позже буржуазные националисты-дудаевцы показали нам, какие аргументы надо приводить, чтобы заставить своего политического оппонента идти на уступки.

Руководство КПРФ в этом направлении ничего не делает — с ним всё ясно. Но вы, кто участвовал в создании РКРП, Макашов, Илюхин, Косолапов, Астраханкина 4 — люди, которых мы хорошо знаем и о которых самого лучшего мнения… Кажется, что внутри КПРФ вся острота критики остаётся на уровне индивидуальных бесед. Не выплёскивается ни в идейное течение, ни в организационные формы. Пример — последний Пленум ЦК КПРФ, на котором было Ваше смелое, по-настоящему коммунистическое выступление против зюгановщины. При голосовании по вопросу о доверии Зюганову вы оказались в одиночестве! Мы очень за Вас переживали.

Напрашивается печальная историческая параллель. В апреле 1991 года на Пленуме ЦК КПСС первый секретарь Кемеровского обкома Зайцев безрезультатно требует снятия Горбачёва, но его хоть поддержали два десятка членов ЦК. Шесть лет спустя, после чудовищного предательства Горбачёва и его окружения, вновь первый секретарь Кемеровского обкома, на этот раз Авалиани, требует снятия горбачёвца Зюганова, но его никто не поддерживает! Что это, деградация? Неужели члены ЦК КПРФ не только не извлекли уроки из краха КПСС, но и… поглупели, что ли, или же — все?! — стали сознательными приспособленцами? Что толку приводить аргументы «за» Зюганова — наверное, и в 1991-м «за» Горбачёва приводили не менее весомые.

— Я не отвечаю на эту параллель. Ничто не возникает сразу. Сегодня один человек выступил, завтра — десять, послезавтра — тридцать… К сожалению, это происходит не так быстро, как хотелось бы. Несмотря на то, что требование смены руководства КПРФ никто не поддержал при голосовании, внутренне многие члены ЦК были с ним согласны. Просто, видимо, моё выступление было неожиданным для многих. Некоторые струсили. Ещё часть, к сожалению, встроились в систему, боятся потерять, что сегодня имеют. Под красными кафтанами таится что-то другое. Это мы видели на примерах перевёртываний вновь избранных губернаторов, как они отрекаются от социалистических лозунгов, которые в период выборной кампании помогали им получить голоса избирателей. Даже тайком помогать коммунистам отказываются. Стесняются… Говорят: тебе лично — можем помочь.

Я, честно говоря, не лелеял особых надежд, выступая на Пленуме ЦК КПРФ, что зал единодушно проголосует моё требование. Но я рассчитывал на поддержку, по крайней мере, хоть какой-то части членов ЦК. В случившемся не хочу никого винить. Работа по разоблачению примиренческих и даже предательских позиций, объединению всех честных коммунистов, не убаюканных сладкими речами, тех, кто видит, куда нас ведут, должна вестись и дальше.

— Наша партия, РКРП, хоть это, быть может, показалось кому-то обидным, охарактеризовала КПРФ как некоммунистическую партию. Но коммунисты должны поддерживать всякое революционное движение, как об этом сказано ещё в ,a href=»http://maoism.ru/3065″>«Манифесте». Мы, молодые члены РКРП, комсомольцы, редакция «Бумбараша» понимаем, что сплочение марксистско-ленинских сил в рядах КПРФ и критика оппортунизма руководства дело нелёгкое — и в силу состава этой партии, и потому, что наиболее радикальные коммунисты сконцентрированы в нашей партии. Именно поэтому мы готовы сотрудничать со всеми настоящими коммунистами в рядах КПРФ, усиливать взаимодействие, помогать друг другу ради торжества общего дела — приближения социалистической революции, завоевания рабочим классом и трудящимися политической власти.

Среди фракции КПРФ в Госдуме мы знаем немало людей, не только остро переживающими оппортунизм партийной верхушки, но и готовых к действиям. До сих пор «Бумбараш», справедливо критикуя парламентский кретинизм, однако, не уделял должного внимания этой работе. Но мы критикуем не только кого-то, но, в первую очередь — себя, и готовы навёрстывать упущенное. Пропагандировать среди членов КПРФ коммунистические идеи, показывать, как работают на местах настоящие коммунисты, чтобы оттенять преступную бездеятельность зюгановского руководства — эту задачу мы ставим перед собой, и решить её в наших силах.

— Такие газеты должны расходиться по всем регионам России и нести на себе надпись: «Прочти и передай другому!». Как в годы войны на листовках. Должен быть штаб, аккумулировать адреса, на карте отметить точки распространения, стрелками — маршруты доставки газеты. В умы заложить, а умы направить.

Каждый коммунист должен думать, кем он окажется в историческом итоге: генералом Карбышевым или генералом Власовым. Особенно, когда буржуйская власть подсовывает тёплые депутатские кресла — а где-то рабочие голодают, вешаются, обливают себя бензином и поджигают, поднимаются на стачки… Как обязывает поступать коммуниста коммунистическая мораль? Мы должны ставить перед членами партии этот вопрос. Немного помочь товарищам. Разбередить их, пробудить, потормошить. Не все, конечно, откликнутся, многие попытаются уйти за пустые самооправдания. Но и это хорошо: разоблачат себя. И — кто-то обязательно проснётся!

— У нас приходится радоваться, когда люди хоть на что-то способны: газету распространить, морально тебя поддержать и так далее. Я стараюсь брать то, на что человек способен и потихонечку пытаться ему внушить, что он способен на большее.

— Ваше выступление на Пленуме ЦК КПРФ превратило вас в символ сопротивления неогорбачёвщине внутри КПРФ. В своё время, помнится, была Ленинская платформа в КПРФ под руководством Р. И. Косолапова, но потом она под давлением зюгановцев превратилась, в «Ленинскую позицию в коммунистическом движении» и сейчас, кроме научных разработок, никакой политической деятельности практически не ведёт. Была газета «Воля» под редакцией Ричарда Ивановича — увы, никакой «Воли» больше нет, а выходящие научные тома не могут заменить газету как коллективного организатора. И на последнем Пленуме Косолапов не поддержал Ваше справедливое требование отставки обанкротившегося партийного руководства. Как Плеханов — был когда-то марксист и листовки на рабочих митингах разбрасывал, а потом… После последнего Пленума ЦК КПРФ стало ясно, кто есть кто.

— Сегодня политическое действие оказывает на людей большее впечатление, чем печатные труды. К тому же, если поступки не расходятся с высказываниями.

Примечания:

  1. В 2012 года Ричард Косолапов избран в ЦК РКРП-КПСС.
  2. Теймураз Георгиевич Авалиани (р. 1932 г.) — депутат Госдумы в 1996—2000 гг. В 1998 году был исключён из КПРФ, вскоре восстановлен, но затем снова исключён.
  3. В 2000 году Алексей Подберёзкин выдвинулся в президенты России против Зюганова, получив 0,13 %. Позже работал в Счётной палате, возглавлял Партию социальной справедливости.
  4. Астраханкина ушла из КПРФ в 2004 г. в Всероссийскую Коммунистическую партиию будущего, затем — в партию «Патриоты России». После 2011 года исчезла на политической сцене. В том же году скончался Илюхин.

Добавить комментарий