Е. Л. Беспрозванных. «Сальва Джудум» — орудие борьбы индийского правительства с наксалитами // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2009 г.

2009 г.

«Сальва Джудум» — орудие борьбы индийского правительства с наксалитами

Кто опубликовал: | 02.10.2019

Аннотация

Статья посвящена рассмотрению проблемы, мало известной за пределами Индии: проблеме борьбы индийского правительства с маоистским движением. Эта борьба ведётся в ряде штатов и носит вооружённый характер. Члены Коммунистической партии Индии (маоистской), именуемые в Индии наксалитами, привлекают в свои отряды людей из отсталых местных племён. Правительство, помимо специальных войск и полиции, использует людей из тех же племён для вооружённого отпора маоистам. Индийские правозащитники считают такие действия правительства неконституционными и ведущими к гражданской войне. Автор вполне разделяет эту точку зрения.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам

  • Михалёв Александр Сергеевич, 2010 г. Движение «Сальва Джудум» в Индии в 2005—2008 годы.

  • Матвиенко Валентин Викторович, 2014 г. Информационная платформа гражданской журналистики племён адиваси.

  • Пластун Владимир, 2008 г. Центрально-Азиатский регион: в поисках стабильности.

  • Иванько Андрей Игоревич, 2006 г. Некоторые аспекты пограничной политики Китая в отношении Индии.

  • Матвиенко Валентин Викторович, 2012 г. Английский язык в медиапространстве Индии как элемент проводимой языковой политики.

Современная Индия представляется многим людям стабильным и быстро развивающимся демократическим государством. Индия на протяжении многих лет являлась руководителем и активным участником движения неприсоединения, не входила ни в западные, ни в восточные блоки, но в то же время провозглашала «позитивный нейтралитет», что подразумевало определённую помощь странам, боровшимся за освобождение от колониальной зависимости. Такая позиция индийского руководства вызывала положительную реакцию во всём мире, и даже пограничные войны Индии с Пакистаном и Китаем не могли существенно подорвать этот имидж Индийского Союза.

Между тем внутреннее положение Индии начиная с 1980-х годов стало осложняться. Возникла проблема сепаратизма в ряде индийских штатов (Пенджаб, штаты на северо-востоке Индии), которая потребовала от индийского правительства огромных усилий и средств.

Другой внутрииндийской проблемой стало возникновение в Индии маоизма.

Коммунистическая партия Индии (КПИ), прошедшая с момента получения независимости сложный путь развития в связи с идейными разногласиями между СССР и КНР, раскололась в 1964 г. на КПИ и КПИ (марксистскую) [КПИ(м)] — две легальные партии, придерживавшиеся сугубо парламентских методов борьбы. В 1967 г. коалиция под предводительством КПИ(м) победила на выборах в штате Западный Бенгал, лишив партию ИНК (Индийский национальный конгресс) многолетней монополии на власть. Став правящей партией в штате, КПИ(м) в то же время не сумела сохранить единство своих рядов: хотя население считало её «прокитайской», но внутри партии существовала группа сторонников «жёсткой» линии во главе с Чару Мазумдаром и Кану Саньялом.

Группа «жёсткой» линии, не верившая в парламентскую демократию, поддержала в 1967 г. крестьянское восстание в Наксалбари. Наксалбари — это район, включавший в себя около 60 деревень в дистрикте Дарджилинг в Западном Бенгале, населённый племенами санталов, мунда и др. Безземельные крестьяне, поддержанные коммунистами, захватили помещичью землю; при этом были жертвы с обеих сторон. Восстание проходило под лозунгом «Землю — земледельцу». Правительство штата, руководимое КПИ(м), отправило войска и силой подавило восстание. Именно этот момент можно считать временем появления индийского маоизма (наксализма).

«Левое правительство осудило восстание как „левый авантюризм“, тогда как сторонники „жёсткой“ линии отзывались о политике левого правительства как об „измене марксистской идеологии“. Даже если „восстание в Наксалбари“ было поражением, оно отметило начало насилия со стороны левоэкстремистского движения в Индии, и родились термины „наксализм“ и „наксалиты“» 1.

После восстания в Наксалбари пути маоистов и двух легальных коммунистических партий окончательно разошлись. 22 апреля 1969 г. была сформирована Коммунистическая партия Индии (марксистско-ленинская) [КПИ(мл)], которая сразу же вступила в вооружённые схватки с правительственными войсками. В 1972 г. полиция арестовала руководителя КПИ(мл) Ч. Мазумдара, который в том же году погиб в тюрьме. Партия, потеряв своего идеолога, прошла через серию расколов и слияний, которые продолжались вплоть до начала ⅩⅩⅠ в. Возникло множество мелких маоистских групп, безуспешно сражавшихся как с правительственными войсками, так и друг с другом. Среди этих групп особо выделялись две группы, контролировавшие крупные территории и имевшие много вооружённых кадров: Маоистский коммунистический центр и КПИ(мл) «Народная война». Первая группа преобладала в штате Бихар и частично — в Западном Бенгале; вторая группа — в штатах Андхра Прадеш, Чхаттисгархе, Джаркханде, Ориссе, Мадхья Прадеше.

В сентябре 2004 г. эти две крупные группировки объединились, создав новую партию — КПИ(м). Объединение двух сильнейших групп в единую организацию не было чисто механическим слиянием: новая партия не только выросла в количественном отношении, но и усилилась качественно. Более чёткой стала внутренняя структура, объединению предшествовали теоретические дискуссии, позволившие сгладить идеологические разногласия и нестыковки, были разработаны планы деятельности партии на перспективу.

Согласно учению Мао Цзэдуна о «народной войне» партизаны должны создавать так называемые «освобождённые районы», где прежняя власть государства должна быть ликвидирована и введены органы новой, народной власти. Именно такой «освобождённый район», называемый Особой зоной Дандакаранья, возник в обширном лесном районе на границах четырёх штатов: Андхра Прадеша, Чхаттисгарха, Махараштры и Ориссы. Этот район населён племенами (гонди и др.— всего около 12 млн человек), которых в целом принято именовать термином «адиваси», что подразумевает не только их территориальную близость, но и сходство хозяйственной и культурной жизни этих людей.

Хозяйственная жизнь адиваси чрезвычайно примитивна. Эти люди совмещают собирательство малой лесной продукции (листьев тенду, употребляемых для скручивания сигарет, лекарственных и пищевых растений, вроде цветов махуа) с примитивным земледелием. Районы расселения адиваси — это зона муссонов, приносящих многодневные дожди. Кроме того, на их территории много водных источников, рек и озёр, но адиваси не знают никаких приёмов ирригации и не умеют ни собирать воду, ни сохранять её, ни направлять её на свои поля. Некоторые племена не знают плуга и взрыхляют землю для посева острым предметом. Владея домашним скотом, адиваси не умеют использовать его для сельскохозяйственных работ 2.

Эта примитивная экономика зависит не только от природных условий, но и от внешних факторов: изменения цен на малую лесную продукцию на местных рынках, наплыва мигрантов из более развитых районов Индии, которые прибирают к рукам землю адиваси, грабежа лесных богатств крупными компаниями, произвола со стороны полиции и чиновников лесного департамента, наконец, от политики правительства, которое может объявить любой лесной район национальным парком (заповедником) и тем самым лишить адиваси права на сбор лесных продуктов. В последние годы всё бо́льшую опасность для жизни и хозяйствования адиваси представляют крупные проекты по добыче полезных ископаемых в районах их проживания.

Вторая по степени важности освобождённая зона — это горные и лесные районы штата Джаркханд, которая тянется на север до соседнего штата Бихар.

Именно в это отсталое и примитивное племенное общество и внедрились наксалиты, принеся с собой не только «идеи Мао Цзэдуна», но и «классовую борьбу» и собственные порядки. Маоистам нужны были люди для пополнения их военных структур (даламов), причём люди молодые. Остальные должны были проникнуться идеями маоизма о необходимости свержения правительства и создания в Индии новой демократии, беспрекословно подчиняться и поддерживать наксалитов морально и материально (кормить боевые подразделения маоистов, участвовать в собраниях и забастовках).

Таким образом, деятельность наксалитов в районах, попавших под их контроль, имела двойственный характер: во-первых, вооружённая борьба с индийским государством, которое пыталось восстановить свою власть над «освобождёнными районами», во-вторых, создание собственных структур на месте уничтоженных государственных институтов.

Т. Дасгупта отмечает, что «в большей части партизанских зон в Дандакаранье и Джаркханде народные комитеты деревенского уровня возникли как зародышевая форма альтернативной политической структуры. В Дандакаранье, в частности, как было заявлено, кооперативы, кредитные общества, рисовые банки, медицинские клиники, школы, команды взаимопомощи и библиотеки функционировали под руководством партии. Была также перераспределена собственность лендлордов, было запрещено ростовщичество и были сформированы деревенские комитеты развития для осуществления ирригации и местных проектов дорожного строительства. Предприняты также усилия для диверсификации и улучшения сельскохозяйственной продукции, посадки фруктовых деревьев, выращивания рыбы и улучшения различного скота» 3.

В рамках «классовой борьбы» маоистами был произведён передел земли: так называемые «лендлорды» 4 убивались или изгонялись. На маоистском жаргоне это были «жестокие землевладельцы», которые были «сожжены революционным огнём народной борьбы» или «умерли собачьей смертью от рук народа» 5. Были повышены закупочные цены на малую лесную продукцию: маоисты умели «убеждать» скупщиков этой продукции.

В некоторых деревнях были организованы простейшие кооперативы для обработки земли: земля обрабатывалась совместно при помощи плуга с быками, но урожай делился согласно размерам собственной земли. В других местах часть общинной земли была отделена для коллективной обработки; урожай с такой земли делился на две части: одна часть сохранялась для питания бойцов партизанских взводов (даламов), другая часть распределялась среди крестьян 6.

На первых порах, когда маоисты ещё не закрепились в «освобождённых районах», они старались завоевать доверие населения, убивая наиболее корыстных чиновников и полицейских и насаждая сеть своих информаторов. После ухода из этих зон полиции и лесных чиновников была создана новая власть — Джанатана Саркар (народно-революционные комитеты). Народная власть включала в себя Крестьянско-рабочий союз (Дандакаранья Адива-си Кисан Маздур Сангатхан) и Революционный женский союз (Крантикари Адиваси Махила Сангатхан), отделения которых на деревенском уровне именовались термином «сангам». В каждый деревенский сангам входило 10—12 человек; в некоторых деревнях сангамы свергали традиционную власть деревенских старейшин и священнослужителей (грам панчаят), а в других — эти две низовые власти существовали параллельно. Традиционные деревенские власти ведали вопросами ритуала, сельских праздников; сангамы же занимались хозяйственными и политическими вопросами, собираясь на свои собрания два-три раза в месяц. Сангамы ведали образованием, здравоохранением, следили за расценками на лесную и сельскохозяйственную продукцию, устраивали забастовки — в случае необходимости. Сангамы Революционного женского союза занимались компенсациями и пособиями для женщин, вопросами семьи и брака.

Закрепившись в «освобождённой зоне» Дандакаранья, маоисты начали ужесточать свои порядки на местах: стали облагать крестьян «революционным» налогом, насильно забирать крестьянскую молодёжь (в том числе и девушек) в партизанские даламы или народную милицию (Грам ракша дал, Ареа ракша дал). Народные суды (Джан адалат) всё чаще выносили смертные приговоры крестьянам, выражавшим недовольство, практиковались также пытки и избиения.

Постепенно складывается целый слой недовольного населения — от «раскулаченных» землевладельцев или бывшей деревенской верхушки до людей, имевших личные обиды на наксалитскую власть. Для правительства, которое не могло справиться с наксалитским движением, было большим искушением использовать этих недовольных наксализмом людей в своих целях. Крайне выгодным в политическом плане было представить антинаксалитское движение как «спонтанное» и народное, идущее якобы из самых низов адиваси. Подобные прецеденты уже имели место в индийской истории: со второй половины 1990-х годов стали возникать так называемые группы «бдительных» («Зелёные тигры», «Нарса кобры», «Красные тигры» и пр.). В ряде мест, например, в Андхра Прадеше, они занимались запугиваниями, убийствами и похищениями людей, которые, как они полагали, причастны были к наксалитскому движению 7. Власти, разумеется, не находили преступников.

4 июня 2005 г. в Райпуре, столице штата Чхаттисгарх, произошло ралли (многолюдная демонстрация, имеющая, как правило, политический характер) и состоялся митинг. В этом ралли участвовали главный министр штата Раман Сингх, лидер оппозиции в Законодательной ассамблее штата Махендра Карма и другие политические деятели. Р. Сингх заявил, что на митинге было принято решение об основании антинаксалитского движения против насилия, террора и анархии, что это движение — спонтанная реакция населения на более чем 30-летнее наксалитское насилие. М. Карма отметил, что движение постепенно будет трансформироваться в общенациональную кампанию против наксалитов 8.

Целью настоящей статьи является рассмотрение антинаксалитского движения с момента его возникновения и по сегодняшний день; географические рамки этого движения ограничены штатом Чхаттисгарх, точнее, дистриктом Дантевада. Мы попытаемся также представить мнения независимых индийских исследователей о сущности и легитимности кампании «Сальва Джудум».

Возникшее движение получило название «Сальва Джудум», что на диалекте гонди означает «Очистительная охота», правда, правительственные чиновники и пресса предпочитали называть его «мирной инициативой». Индийская пресса стала писать о «беспрецедентной и уникальной мобилизации народа против наксалитского насилия» 9. Главный министр Чхаттисгарха назвал движение «Священной битвой, начатой лесными людьми Чхаттисгарха против левого экстремизма» 10. Р. Сингх добавил:

«Ультра берут свою силу из народа. Если мы хотим покончить с этой проблемой, крестьяне сами должны подняться на борьбу с ними» 11.

Впрочем, довольно скоро обнаружилось, что создание и поддержка «местных групп сопротивления» — это одна из стратегических мер индийского правительства, которая с небольшими вариациями повторялась в ежегодных докладах Министерства внутренних дел Индии за 2003—2004, 2004—2005, 2005—2006 гг. 12 На низовом уровне конкретной разработкой планов по созданию «стихийного» народного движения занимались правительства штатов, «затронутых наксализмом» (последнее выражение — официальный термин, встречающийся во всех правительственных документах). Так, в 2005 г. администратор дистрикта Дантевада в штате Чхаттисгарх разработал «народный противоповстанческий план», куда входила идея о «дружественных» и «враждебных» деревнях, переселение людей из «дружественных» деревень поближе к полицейским участкам, распределение среди адиваси «дружественных» деревень луков и стрел — их традиционного оружия и т. п. Он писал:

«На каждом групповом уровне должен быть сформирован деревенский оборонительный взвод. Если мы посмотрим на наксалитскую организацию, они имеют один далам, или взвод, на каждые 75—80 деревень. Наксалиты воздвигли свою структуру после 25 лет опыта. Мы должны учиться на этом. Если мы хотим разрушить наксалитов в целом, мы должны принять их стратегию, или мы не добьёмся успеха. Однако, получив немало полицейских сил, мы обнаружили, что и они неадекватны… Откуда нам взять столько полицейских сил, чтобы мы могли поставить их в каждой деревне или группе? В крайнем случае мы должны будем прибегнуть к помощи крестьян. Мы должны также подумать, как вовлечь деревенскую молодёжь и деревенских старшин в это мероприятие. Для этого СПО (специальные полицейские офицеры) и доверенные люди из деревенских комитетов должны получить лицензии и оружие. Такой взвод из 15—20 вооружённых крестьян и 50—60 крестьян с луками и стрелами будут патрулировать деревни в своих районах, в общей сложности по три-четыре месяца. Им должны быть даны передатчики, чтобы всё время общаться с полицией. Им следует дать также некоторую полицейскую власть» 13.

Судя по тому, как строилась организация «Сальва Джудум» и как развивалась вся эта «миротворческая» кампания, план, разработанный правительством штата, был взят за основу. По сути дела, прежняя борьба правительства Индии против наксалитов, которая проводилась при помощи полиции, специальных противоповстанческих формирований и т. п., стала превращаться в гражданскую войну, так как против адиваси-маоистов стали выступать адиваси из «Сальвы Джудум». Нередко члены одной семьи оказывались в разных лагерях, что, как известно, случается в период гражданских войн.

Формальным руководителем антинаксалитского движения стал уже упоминавшийся Махендра Карма, выходец из адиваси, один из богатейших людей округа Дантевада и лидер оппозиции в Ассамблее штата Чхаттисгарх. Этот человек дважды пробовал объединить адиваси дистрикта Дантевада против наксалитов (в 1990 и 1996 гг.), объявляя Кампанию народного пробуждения (Джан Джагаран Абхиян), но эти попытки успеха не имели.

Для того чтобы лишить маоистов людской и продовольственной базы, руководители «Сальвы Джудум» использовали метод создания «стратегических деревень», в своё время применявшийся американцами в Южном Вьетнаме. Нужен был лишь повод для реализации этого плана.

14 июня 2005 г. наксалиты атаковали деревню Котрапал близ Бхайрамгарха, где было убито восемь крестьян. И уже на другой день главный министр штата Чхаттисгарх заверил адиваси, что правительство штата будет поддерживать людей, борющихся с наксалитами. Был создан специальный комитет для оказания прямой поддержки (военной, финансовой, материально-технической) «Сальвы Джудум».

По сообщению Азиатского центра по правам человека, «правительство штата приняло два блока — Биджапур и Бхайрамгарх, включающие в себя 240 деревень в дистрикте Дантевада, — как пилотный проект для „Сальвы Джудум“. Грам Ракша Самити (Деревенские оборонительные комитеты) были сформированы в 130 деревнях дистриктов Биджапур и Дантевада на экспериментальной основе. ДОКи опирались на полицейские группы, каждая охватывала четыре-пять деревень. К 4 марта 2006 г. 644 деревни дистрикта Дантевада были взяты под охрану „Сальвы Джудум“» 14.

Но деревенские оборонительные комитеты и патрулирование окрестных деревень самими адиваси не решило проблему изгнания наксалитов с освоенных ими территорий. Вскоре началось переселение крестьян из их деревень в так называемые «лагеря отдыха», созданные властями на скорую руку по обочинам скоростных дорог и вблизи военных блокпостов. Поначалу власти штата делали вид, что крестьяне сами бежали из своих деревень в лагеря, потому что «они настолько были терроризированы наксалитами, что предпочли жить беженцами в лагерях, чем в своих деревенских домах» 15.

Однако довольно скоро выяснилось, что переселение крестьян в лагеря было отнюдь не добровольным: вооружённые боевики «Сальвы Джудум» при поддержке полиции и полувоенных сил окружали деревни и заставляли жителей под страхом смерти переселяться в правительственные лагеря. Переселенцам обещали предоставить хорошее питание, работу, нормальное жилье и главное — безопасность от наксалитов. Если же население проявляло колебания, деревни сжигались, домашний скот и птица истреблялись, люди подвергались избиениям. Если же жители конкретной деревни подозревались в связях с маоистами, то жители угонялись насильно, деревня уничтожалась; при этом отряды «Сальвы Джудум» и полиции насиловали женщин, убивали детей и т. п. Индийская пресса переполнена подобными примерами 16. Как отмечается в одном из аналитических обзоров, идея правительства ясна:

«Джунгли должны быть очищены от всякого жилья, а обитатели переведены в лагеря, расположенные в патрулируемых местах, которые позднее будут заменяться колониями. Такими способами маоисты должны быть отрезаны от поддержки их народом и лишены пищи и убежища. Изолированные таким образом, они будут принуждены сдаться, покинуть область или снова вступить в самоубийственную битву с полувоенными силами. Главный министр открыто заявил, что „те, кто в лагерях,— с правительством, а те, кто в лесах,— с маоистами“» 17.

Что же представляют собой правительственные «лагеря отдыха», где проживают насильно согнанные адиваси?

Согласно петиции адвоката Пратапа Агравала, поданной им на имя президента Индии, начиная с июня 2006 г. около 60 000 адиваси были размещены в 16 временных лагерях; здесь проживают мужчины и женщины, дети и старики. Эти адиваси — выходцы из 680 деревень, которые были либо заброшены, либо уничтожены. Кроме того, 50 000 человек из тех деревень исчезли без следа: вероятно, часть убита, а часть ушла в другие, более спокойные места. П. Агравал пишет:

«Около 60 000 людей племён, притесняемых наксалитами, были размещены штатом в лагерях близ дорог; они были вынуждены покинуть свои жилища, сельскохозяйственные участки, скот и другие ценности в своих деревнях. Правительство обещало предоставить им альтернативное убежище, пищу, одежду и защитить их жизнь. Государство оказалось не в состоянии предпринять необходимые усилия для защиты их жизни и собственности в деревнях» 18.

П. Агравал добавляет, что правительство штата взяло на себя обязательство обеспечивать этих перемещённых лиц пищей бесплатно, а затем предоставить им работу по программе «Продовольствие за работу».

Лагеря отнюдь не стали безопасными местами для проживания адиваси: наксалиты устраивают налёты на «лагеря отдыха» и убивают тех, кто официально связан с «Сальвой Джудум».

В качестве оценки эффективности системы лагерей звучит замечание П. Агравала:

«Миллионы в день расходуются на эти лагеря, но результата нет даже на 5 %» 19.

Исследователь А. Саха отмечает, что «у детей в лагерях существует массовое недоедание. Медицинское обслуживание в реальности не существует, и государство остановило все мероприятия по здравоохранению в деревнях, которые не подвластны „Сальве Джудум“». Согласно группе врачей, которые недавно посетили лагеря, «люди, живущие в лагерях, страдают от серьёзных нелеченных болезней и, видимо, получают только периодическую или случайную медицинскую помощь». Автор вполне логично именует правительственные лагеря «геттоизированными» и утверждает, что многие крестьяне предпочли уйти, куда глаза глядят, чем вести жалкое существование в этих «лагерях отдыха».

«Эти лагеря, которые должны быть очень эффективны благодаря предоставленным им громадным фондам, стали местами порока. Женщины адиваси здесь находятся в наименьшей безопасности. Стандарты питания и медицинского обслуживания в большинстве лагерей ужасны. Обязательно нужно расследовать, как значительные суммы помощи растеклись прочь. Единственный источник занятости в этих лагерях — труд в качестве рабочего контрактника с подённой оплатой или регистрация в качестве СПО (специального полицейского офицера). Хотя большинство адиваси были заняты в земледелии и в сборе малой лесной продукции, ныне они стали не кем иным, как кули» 20.

Международные правозащитные организации, как, например, Азиатский центр по правам человека, подтверждают сказанное индийскими журналистами и юристами:

«Условия в лагерях, размещающих 43 740 человек, являются плачевными и нечеловеческими. Перемещённые лица продолжают исключительно рисовой мукой и далом (съедобное растение). Медицинские и образовательные службы не существуют» 21.

Однако безвыходное положение адиваси, согнанных в правительственные лагеря, очень выгодно руководителям кампании «Сальва Джудум»: мужчины-адиваси, а также подростки обоего пола, стремясь получить хоть какой-то заработок, записываются на полицейскую службу в качестве СПО, то есть временных, не состоящих в штате, своего рода добровольцев. Им полагается жалованье в 1 500 рупий в месяц (для адиваси — очень большие деньги), выдаётся питание и современное оружие, и в перспективе есть возможность стать кадровым полицейским. В число СПО входят даже несовершеннолетние девушки-адиваси 22. Числясь на полицейской службе, эти люди стали самыми активными помощниками отрядов «Сальвы Джудум».

Н. Сундар дополняет причины поступления молодёжи на службу в качестве СПО:

«Каковы бы ни были правительственные планы, многие из молодёжи согласились стать „специальными полицейскими офицерами“, думая, что это „просто другая правительственная работа“, или даже просто потому, что „принимали всех“. Нередко можно было обнаружить одного брата с маоистами, а другого с „Сальва Джудум“ или в СПО… Для многих юношей из СПО, редко совершеннолетних, получение доступа к оружию было важным, и лагерные вечера проводились при сравнении „мужских историй“ о том, как много людей убил каждый из СПО. В то же время эти служившие в качестве СПО являлись пушечным мясом для правительства, не имея уверенности, что станут регулярными полицейскими или получат сопоставимое жалованье. Будучи вынуждены выполнять роль проводников или охранников внешнего периметра лагерей, они были лёгкими жертвами маоистских контратак» 23.

Кампания «Сальва Джудум», начатая в 2005 г., продолжается и в настоящее время. За это время различные политические силы Индии высказали своё мнение об этой кампании: причинах её возникновения, её сути, её роли в многолетней гражданской войне и т. д. Вероятно, было бы правильным обратить внимание на то, как оценивают и объясняют эту кампанию те, против кого она, собственно, и направлена: наксалиты.

Главный печатный орган маоистов — «Народный поход» 24 — писал в июле 2007 г. следующее:

«5 июня этого года геноцидной кампании „Сальва Джудум“ (дословно „Очистительная охота“) исполнилось два года… С того дня и поныне гангстеры из „Сальвы Джудум“, опираясь на вооружённый полицейский персонал, осуществляют массовые убийства и разрушения по всему дистрикту Дантевада, терроризируя народ, сжигая сотни деревень и выгоняя тысячи крестьян из их деревень» 25.

Далее автор статьи предъявляет руководителям «Сальвы Джудум» список из девяти обвинений, которые могут быть признаны убедительными, поскольку фигурируют и в других индийских изданиях. Однако особо интересен вопрос, поставленный в данной маоистской статье: почему государство продолжает и поддерживает кампанию «Сальва Джудум», хотя она осуждается не только маоистами, но и многими политически не ангажированными наблюдателями? Ответ даётся такой: старые угнетательские классы и слои потеряли свою власть и доходы в тех районах, которые стали контролироваться наксалитами. Надеясь вернуть утраченную власть, прежние эксплуататоры готовы бесконечно продолжать кампанию «Сальва Джудум»:

«Даже самое фашистское правительство не может осуществлять свою власть только через политику грубого подавления. Хорошо известно, что оно использует также и другие методы, чтобы склонить народ на свою сторону. Поэтому центральное правительство и правительства штатов развернули большую и лживую пропагандистскую кампанию в том духе, что „Сальва Джудум“ была начата в виде массового движения адиваси Бастара, которых раздражала антинародная деятельность наксалитов и которые хотят их выдворить. Государство смогло убедить, по меньшей мере, часть населения этой пропагандой, так как оно намерено продолжать „Сальву Джудум“ или нечто подобное, особенно если учесть, что это движение не народное, а спонсируемое государством. Для его поддержки центральное правительство может двинуть дополнительные войска, даже армию. Оно всегда прикрывает правительство штата, щедро обеспечивая его деньгами, новейшим оружием, вертолётами и т. п. Центр делает из случая с „Сальвой Джудум“ показательный образец для всех штатов, столкнувшихся с „проблемой наксалитов“, чтобы можно было следовать ему» 26.

Естественно, что необходимо выслушать и сторону-антагониста. Наиболее чётко противоположное мнение выражает руководитель кампании «Сальва Джудум» Махендра Карма. Он говорит в интервью от 26 марта 2007 г. о наксалитах:

«Это люди, которые против Конституции и демократической системы в целом. Мы со своей стороны — часть этой демократической системы, и у нас есть ответственность за спасение её от наксалитов… Что наксалиты сделали для народа? Усилили ли они простонародье каким-либо образом? Улучшился ли уровень жизни в деревнях, ими контролируемых? Почему вы не понимаете, что наксалиты хотят „революции“, они хотят изменить систему, и люди племён — наилучший материал. Но мы — те, кто сражается против наксалитов,— тоже племенные. В нас та же самая кровь… Если мы сможем вычистить наксализм из Дантевады, мы сможем вычистить его и из остальной части страны. И есть только одна вещь, которая может разгромить наксализм, она называется „Сальва Джудум“. Впервые появилось такое народное движение. Наксалиты ранее называли себя „Группой народной войны“. Но то, что они делали, было войной против народа!» 27.

Точки зрения маоистов и руководителей «Сальвы Джудум», как и следовало ожидать, являются диаметрально противоположными. Это и понятно: две стороны, решающие вооружённым путём вопрос о власти в районах, населённых адиваси, и не могут говорить иначе. Однако в Индии существует немало честных журналистов и исследователей, имеющих своё мнение и свои доводы относительно кампании «Сальва Джудум». Кроме того, в Индии, несмотря на тяжёлые условия, действует ряд правозащитных организаций, которые систематически высказываются по поводу антимаоистской кампании.

В конце 2005 г. так называемая «Всеиндийская команда», составленная из представителей крупных правозащитных организаций [Народного союза за гражданские свободы от штатов Чхаттисгарха и Джаркханда, Народного союза за демократические права (Дели), Ассоциации в защиту демократических прав от штата Западный Бенгал, Индийской ассоциации народных юристов], опубликовала результаты своего расследования.

Комиссия одной из первых в Индии отвергла вымысел о «спонтанности» кампании «Сальва Джудум». Эта кампания поддерживается, вооружается и оплачивается государством, а её основными кадрами служат СПО — безработная молодёжь адиваси из числа перемещённых лиц. Правительственные лагеря служат неиссякаемым источником «пушечного мяса»; комиссия осуждает это явление и требует прекратить «использование людей в качестве заслона» 28. Комиссия отмечает, что кадры «Сальвы Джудум» подменяют собой законную администрацию штата на местах, причём действуют с исключительной жестокостью. Интересен вывод комиссии о тех силах (помимо государственной власти), которые поддерживают «Сальву Джудум»: это местная племенная верхушка (адиваси), вытесненная маоистами, пришельцы-мигранты из других частей Индии и местные политиканы, вроде М. Кармы. Комиссия не одобряет деятельности маоистов, но требует от правительства в первую очередь прекратить кампанию «Сальва Джудум» и провести беспристрастное расследование.

В 2006 г. было опубликовано крупное исследование Н. Сундара, профессора социологии Делийского университета, который отметил, что в случае с «„Сальвой Джудум“ индийское государство не просто поддержало „бдительных“ 29 морально и материально, но и делегировало им часть своего суверенитета, иначе говоря, передало людям, не входящим в государственный аппарат или полицию, осуществлять функции государства, вплоть до массового перемещения граждан или смертной казни. „Сальва Джудум“ ныне служит моделью для „местных групп сопротивления“, которые будут скопированы в стране, если позволит местная ситуация» 30.

Значительное внимание автор уделяет системе государственных лагерей как составной части всей кампании:

«Есть печальное сходство в противомятежных усилиях по всему миру, будь то Гватемала, Сальвадор, Вьетнам или Филиппины: сожжённые деревни, насильственное переселение — сначала в транзитные лагеря, а затем в образцовые деревни или стратегические деревушки, создание и вооружение гражданских патрулей или добровольческих организаций самообороны, которые объявляются автономными отрядами крестьян, но полностью управляются армией или силами безопасности и охотятся за выжившими и партизанами, которые укрываются в лесах»  31.

Автор подчёркивает удивительное единство, проявленное партиями Индийский национальный конгресс и Бхаратия Джана, в замалчивании событий в штате Чхаттисгарх. Ни одна из комиссий, обязанных по конституции защищать права населения, не отреагировала на сообщения об убийствах и насилиях, связанных с «Сальвой Джудум».

В 2007 г. А. Сваруп, исследователь из Юридического университета Хайдерабада, опубликовал статью о государственной поддержке «Сальвы Джудум». Главная мысль, проводимая автором в статье, состоит в том, что конституционный долг государства — это защита своих граждан в случае внутреннего или внешнего конфликта. Государство изменяет своему долгу, если перекладывает обязанность защиты граждан на частную группу. Спонсируя одну группу граждан, борющихся против другой группы, государство тем самым нарушает принципы ООН и Конституцию Индии 32.

В том же году юристы и правозащитники перешли от критики кампании «Сальва Джудум» к более серьёзным мерам. Организация, именующая себя «Независимая гражданская инициатива», куда вошёл и уже упомянутый нами Н. Сундар, обратилась к премьер-министру Индии и главному министру правительства штата Чхаттисгарх с призывом:

  1. «Имея в виду громадное разрушение, уже причинённое, немедленно распустить „Сальву Джудум“.

  2. Помочь адиваси в лагерях отдыха вернуться в их деревни до наступления муссонов, чтобы они могли заняться своей сельскохозяйственной деятельностью.

  3. Провести независимое и добросовестное следствие по всем случаям насилия, осуществлённым любой организацией, будь то маоисты, местная полиция, полувоенные силы или „Сальва Джудум“, и принять строгие меры против тех, кто в этом замешан.

  4. Избегать насилия как части контр повстанческой стратегии и вместо этого признать крайнюю необходимость социально-экономических факторов, которые лежат в сердцевине проблем адиваси.

  5. Объявить о всестороннем создании мер по строительству доверия согласно Шедуле 5 Конституции и, соответственно, недвусмысленно признать право адиваси на натуральные ресурсы, вроде земли, леса, минералов и т. д.

  6. Восстановить хорошее управление в дистрикте замещением его старших функционеров такими, которые имеют хорошую репутацию, склонность и отзывчивость в отношении проблемы адиваси.

  7. Отменить Чхаттисгархский специальный акт об общественной безопасности от 2005 г.

  8. Объявить о безусловном прекращении огня и призвать маоистов к национальному диалогу по всем вопросам, которые касаются существования людей в общем и адиваси в частности. Поскольку и маоистская угроза, и племенные тревоги вышли за пределы политических границ Чхаттисгарха, есть необходимость, чтобы адресоваться к ним на национальном уровне, совместно правительствами Центра и штата» 33.

Ответа от правительства не последовало, а вот Генеральный секретарь ЦК КПИ(м) Ганапатхи 34, получивший от Независимой гражданской инициативы аналогичное обращение, ответил подробным письмом, изложив известные маоистские взгляды на «Сальву Джудум». Интересным моментом в письме Ганапатхи является утверждение, что в существовании «Сальвы Джудум» заинтересованы не только центральное правительство Индии и правительство штата Чхаттисгарх, но и правительства империалистических государств, в частности, тех, кто заинтересован в вывозе природных богатств Индии за рубеж. Глава «Сальвы Джудум» М. Карма и его соратники предстают в качестве современных компрадоров, прислужников империализма. Лагеря, из которых «Сальва Джудум» черпает людские ресурсы, Ганапатхи прямо именует «концентрационными» 35.

В том же 2006 г. адвокат П. Агравал из Бастара направил официальную жалобу президенту А. Каламу с требованием открыть уголовное дело «по статье 356 Индийской Конституции в связи с неудачей по поддержанию прав человека и неумением правительства Чхаттисгарха защитить жизнь и свободу людей племён» 36.

Адвокат считает, что «„Сальва Джудум“ является нелогичным мероприятием, которое отстаивается политиками, бюрократами и полицией для маскировки их неспособности обуздать наксализм»  37.

Перечислив известные факты, связанные с преступлениями «Сальвы Джудум» против людей из адиваси, адвокат делает вывод:

«Правительство Чхаттисгарха должно быть смещено за неумение исполнить свои конституционные обязательства по сохранению внутренней безопасности по статье 356 Индийской Конституции» 38.

Поскольку правительство штата Чхаттисгарх действовало в соответствии с указаниями из Центра, ему не страшны были иски местного адвоката. Вероятнее всего, центральные власти не снизошли до ответа П. Агравалу.

В марте 2008 г. В. Мойли, председатель Комиссии по административной реформе в Индии, заявил, что «Сальва Джудум» должна быть запрещена. При этом он использовал юридические аргументы, уже высказанные ранее Н. Сундаром и A. Сварупом 39.

Одновременно Верховный суд Индии рассмотрел петицию правозащитников о незаконности создания «Сальвы Джудум» правительством Чхаттисгарха. Суд не вынес однозначного решения, но постановил провести независимое расследование событий, связанных с «Сальвой Джудум» и её деятельностью, а также оценить состояние лагерей для перемещённых лиц 40.

Кампания «Сальва Джудум» длится уже четыре года. Хотя она не перекинулась на другие районы, охваченные маоистским движением (как планировали власти), и даже не принесла победы правительственным войскам в штате Чхаттисгарх, она всё же не прекратилась. Свидетельством тому служат различные материалы и документы, в частности, заявления правозащитных организаций 41.

Таким образом, кампания «Сальва Джудум», которая возникла при помощи и поддержке индийского государства, привела к четырёхлетней гражданской войне, хотя и на ограниченной территории. Нет сомнения, что за этот срок индийское правительство вполне могло убедиться в затратности и неэффективности данной кампании и отменить её. Однако кампания всё ещё длится, хотя различные исследователи давно уже доказали, что правительство не имеет права продолжать это противозаконное мероприятие. Чем же вызывается такая позиция индийских властей? Ответов может быть несколько, но все они требуют специального исследования.

Примечания:

  1. Vedula, Vamsee Kiran. Government Response to Left Wing Extremism / Vamsee Kiran Vedula // Security Research Reviw. — V. 1(4).
  2. Tugge. Dandakaranya development: two paths / Tugge // People’s March. Voice of the Indian Revolution. V 8. — Dec. (№ 12). — 2007. — P. 3.— р. 3
  3. Dasgupta, T. Whither the Naxal comrades? / Т. Dasgupta // Himal Southasian. — 2005. — Sept.-Oct.
  4. Помещики.— Маоизм.ру.
  5. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  6. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  7. The Vigilance groups: Of the Tigers and Cobras.
  8. Anti-naxalite movement gains momentum in Chhattisgarh.
  9. Tripathi, Purnima S. People’s War // V23, Issue 05. March 11-24, 2006 / Purnima S. Tripathi.
  10. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  11. Tripathi, Purnima S. The Backlash / Purnima S. Tripathi.
  12. Government of India. Ministry of Home Affairs. Annual Report 2003-04.
  13. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  14. The Salva Judum cadres / ACHR / Naxal Conflict Monitor.
  15. Tripathi, Purnima S. The Backlash / Purnima S. Tripathi.
  16. Saha, Anup. The Miths of Salva Judum / Anup Saha.
  17. Balagopal, K.  / К. Balagopal // Economic and Political Weekly. — 2006. — June 3. — 2183-2186 p..
  18. Dr. Pratap Agraval, Advocate, to Dr. Abdul Kalam, President of India.
  19. Там же.
  20. Saha, Anup. The Miths of Salva Judum / Anup Saha.
  21. 749 killed in 2006 in the Maoist’ conflict in India // ACHR Press Release. — 2007. — 10 Jan.
  22. 749 killed in 2006 in the Maoist’ conflict in India // ACHR Press Release. — 2007. — 10 Jan.
  23. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  24. «Пиплз марш» (англ. Peoples Marsh).— Маоизм.ру.
  25. Sadhana. Why the Ruling Classes wants to continue their genocidal Salva Judum campaign at any cost? / Sadhana // People’s March. — V. 8. — July (№7).- 2007. — P. 2.
  26. Sadhana. Why the Ruling Classes wants to continue their genocidal Salva Judum campaign at any cost? / Sadhana // People’s March. — V. 8. — July (№7).- 2007. — P. 2.
  27. Interview with killer Mahendra Karma // Maoist Resistance.
  28. Fact Finding Report on Salva Judum.
  29. Вероятно, отсылка к явлению вигилантизма (от исп. vigilante «бдительный»), попросту — самосуда; самыми известными представителями являются линчеватели, например, Ку-клукс-клан, и латиноамериканские «эскадроны смерти».— Маоизм.ру.
  30. Sundar, Nandini. The Immoral Economy of Counter Insurgency in India / Nandini Sundar.
  31. Там же.
  32. Swarup, Aditya. State sponsored armed conflict: the Salwa Judum and the State of Chattisgarh / Aditya Swarup.
  33. Independent Citizen Initiative: Appeal to Govеrnment.
  34. Более традиционно — Ганапати, таково же одно из имён слоноголового бога Ганеши.— Маоизм.ру.
  35. Maoist reply to Independent Citizen Initiative on Dantewada // Naxal Revolution Archives.
  36. Dr. Pratap Agraval, Advocate, to Dr. Abdul Kalam, President of India.
  37. Там же.
  38. Dr. Pratap Agraval, Advocate, to Dr. Abdul Kalam, President of India.
  39. Ban Salwa Judum — Moily.
  40. SC questions Chattisgarh over people’s anti-naxal movement.
  41. India should take action against state-backed vigilantes active in the central state of Chhattisgarh, Human Rights Watch (HRW) says // Marxist-Leninist-Stalinist-Maoist Media.

Добавить комментарий