Пер. с англ.— Д. Жутаев

Брошюра РМП «Современный маоизм», выпуск 1

Август 1996 г.

Чего мы хотим, что мы считаем

Кто опубликовал: | 16.10.2018

Программа Маоистского интернационалистического движения принята в августе 1996 г.

  1. Мы хотим коммунизма.

    Мы считаем, что коммунизм — это уничтожение всяческого угнетения: власти одних групп над другими группами. Это включает в себя национальное угнетение, классовое угнетение и угнетение одного пола другим.

  2. Мы хотим социализма.

    Мы считаем, что социализм — это путь к коммунизму. Мы считаем, что существующая сейчас диктатура буржуазии угнетает большинство населения мира. Мы считаем, что социализм — диктатура пролетариата и крестьянства — является необходимым шагом к миру без неравенства и диктатуры — коммунистическому миру. Мы принимаем СССР при Ленине и Сталине (1917—1953) и Китай при Мао (1949—1976) в качестве образцов в этом отношении.

  3. Мы хотим революционной вооружённой борьбы.

    Мы считаем, что угнетатели не отдадут своей власти без боя. Положить конец угнетению возможно только путём формирования общественного мнения в пользу захвата власти путём вооружённой борьбы. Однако мы считаем, что вооружённая борьба в империалистических странах будет серьёзной стратегической ошибкой до тех пор, пока буржуазия не станет действительно беспомощной. Для Северной Америки революция станет реальностью тогда, когда военная мощь США станет чрезмерно распылённой в результате попыток правительства сохранять мировую гегемонию.

    «Мы — за уничтожение войны, нам война не нужна, но уничтожить войну можно только через войну. Если хочешь, чтобы винтовок не было,— берись за винтовку» 1

    Мао Цзэдун

  4. Мы хотим организации.

    Мы считаем, что демократический централизм, система унифицированного проведения в жизнь решений большинства, необходим для победы над угнетателями. Эта система включает в себя организацию, руководство, дисциплину и иерархию. Угнетатели применяют эти инструменты, и нам следует их тоже применять. Строя дисциплинированную революционную коммунистическую авангардную партию, мы следуем традиции товарищей Ленина, Мао и Хьюи Ньютона 2.

  5. Мы хотим независимых учреждений самих угнетённых масс и для угнетённых масс.

    Мы считаем, что угнетённым необходимы независимые средства массовой информации — для того, чтобы формировать общественное мнение в пользу социалистической революции. Мы считаем, что угнетённым необходимы независимые учреждения, обеспечивающие им землю, хлеб, жилье, образование, медицинское обслуживание, одежду, справедливость и мир. Мы считаем, что самое лучшее из всех независимых учреждений — это полагающееся на собственные силы социалистическое правительство.

  6. Мы хотим непрерывной революции.

    Мы считаем, что классовая борьба продолжается и при социализме. Мы считаем, что при социализме существует опасность возникновения новой буржуазии в рядах самой коммунистической партии. Мы считаем, что, если их не остановить, эти новые угнетатели реставрируют капитализм. Мы считаем, что буржуазия захватила власть в СССР после смерти Сталина в 1953 году, а в Китае это случилось после смерти Мао и свержения «банды четырёх» в 1976 году. Мы считаем, что Великая пролетарская культурная революция в Китае (1966—1976) — самое близкое приближение к коммунизму в истории человечества, так как она мобилизовала миллионы людей против реставрации капитализма.

  7. Мы хотим единого фронта против империализма.

    Мы считаем, что империалисты ведут сейчас горячую войну — Третью мировую войну — против угнетённых народов мира, включая внутренние колонии империи, именуемой США. Мы стремимся объединить всех тех, кто может быть объединён под пролетарским и феминистским руководством против империализма, капитализма и патриархии. Мы считаем, что рабочий класс империалистических стран в настоящее является прежде всего проимпериалистической рабочей аристократией. Мы также считаем, что граждане империалистических стран, биологически принадлежащие к женскому полу, являются прежде всего гендерной аристократией. Таким образом, если мы привлекаем отдельных личностей из этих и других реакционных групп для борьбы против интересов их собственного класса, нации или пола, мы не стремимся к стратегическому единству с этими группами. На самом деле мы считаем, что рабочий класс империалистических стран и часть их населения, биологически являющаяся женщинами, подобно буржуазии и мелкой буржуазии этих стран, находятся в долгу у мирового пролетариата и крестьянства. И поскольку это так, одним из первых стратегических шагов, которые MIM предпримет после завоевания государственной власти, будет открытие границ. Мы считаем, что социализм в империалистических странах будет предполагать диктатуру международного пролетариата, и рабочий класс империалистических стран будет не субъектом, а объектом этой диктатуры.

  8. Мы хотим новой демократии для угнетённых народов. Мы хотим, чтобы угнетённые народы обладали властью сами определять свою судьбу.

    Мы считаем, что угнетённые народы не будут свободны до тех пор, пока сами не смогут определять свою судьбу. Мы с нетерпением ждём дня, когда угнетённые народы будут жить без империалистического полицейского террора и научатся говорить то, что думают, без боязни последствий. Когда этот день наступит, можно будет провести действительно что-то значащие плебисциты, на которых народы сами решат, хотят ли они жить в отдельных государствах, или согласятся на какое-то другое решение вопроса.

  9. Мы хотим мировой революции.

    Мы считаем, что нашим долгом является поддерживать марксизм-ленинизм-маоизм повсюду, хотя наша основная задача — создавать общественное мнение и общественные учреждения, способствующие подготовке маоистской революции в Северной Америке. Империалисты мыслят и действуют в глобальном масштабе — мы должны поступать так же.

  10. Мы хотим, чтобы политика стала командной силой.

    Мы считаем, что правильная тактика проистекает из правильной стратегии, которая проистекает из правильной идеологической и политической линии. Мы считаем, что борьба против империализма, капитализма и патриархии идёт рука об руку с борьбой против ревизионизма, шовинизма и оппортунизма.

    «Правильность или неправильность идеологической и политической линии решают всё. Когда линия партии правильна, всё остальное приложится. Если нет последователей, последователи появятся; если нет винтовок, винтовки появятся; если партия не имеет политической власти, она сможет завоевать политическую власть» 3

    Мао Цзэдун

Примечания:

  1. Мао Цзэдун. Война и вопросы стратегии (6 ноября 1938 г.).— прим. Маоизм.ру.
  2. Хьюи Ньютон — один из лидеров Партии Чёрных пантер в США.— прим. Маоизм.ру.
  3. Мао Цзэдун, из протокола выступлений перед местными ответственными товарищами во время инспекционной поездки (середина августа — 12 сентября 1971 г.).— прим. Маоизм.ру.

Добавить комментарий