Пер. с кит.

ИноКнига: Борьба с гегемонией СССР © РИА Новости, Константин Щепин. ← История Китайской Народной Республики. Том 3 (с 1966 по 1976 годы), издательство «Жэньминь» и «Дандай Чжунго», 2012 год, под редакцией Института изучения современного Китая (КНР). Глава 7. Масштабные прорывы на дипломатическом фронте. Часть 2. Борьба с гегемонией СССР.

Борьба с гегемонией СССР

Кто опубликовал: | 18.12.2018

Институт изучения современного Китая образован в 1990 году по постановлению ЦК КПК для изучения и публикации материалов по истории Китайской Народной Республики. Взгляды, изложенные в настоящей книге, фактически отражают официальную китайскую версию описываемых событий.

1. Военная угроза гегемонии СССР для Китая

После прихода Брежнева в октябре 1964 года на пост руководителя КПСС позиция СССР по Китаю осталась такой же, как и при Хрущёве, и в китайско-советских отношениях так и не наступило потепления. Брежнев уделял особое внимание наращиванию военных сил и усиливал военное соперничество с США. К концу 60-х — началу 70-х годов соотношение военной мощи СССР и США изменилось в пользу первого, и Советский Союз открыто встал на путь борьбы с США за мировое господство. В политике по отношению к Китаю Брежнев пошёл ещё дальше, чем Хрущёв. Опираясь на военную силу в восточном регионе СССР, он попытался оказать сильное военное давление на Китай с севера на юг — вдоль китайско-советской границы, и выстроить стратегическую блокаду Китая.

В июне 1969 года Брежнев выступил с инициативой сформировать «коллективную систему безопасности в Азии». После этого в Юго-Восточную Азию, Японию и другие страны, окружающие Китай, для проведения мероприятий было отправлено свыше 20-ти советских делегаций. Их целью было попробовать объединить дислокацию войск этих стран с юга и до северной части Китая, чтобы создать кольцо блокады вокруг Китая.

После 1964 года напряжение на китайско-советской границе продолжало нарастать. Военный контингент СССР на протяжении 7 600 километров китайско-советской границы постоянно возрастал. К концу 60-х — началу 70-х годов количество советских дивизий на границе постепенно возросло до 40 (с 10 во времена Хрущёва), а затем и до 50-ти дивизий общим числом в 1 миллион человек. В этот период военные силы СССР также подступали к китайско-монгольской границе, и в Монголии была построена ракетная база. Форпост военной угрозы находился всего лишь в нескольких сотнях километров от Пекина.

Военно-морской флот СССР заметно вырос при Брежневе. Тихоокеанский флот, базирующийся во Владивостоке, вместе с сухопутными войсками и ВВС на Дальнем Востоке стал опорой продвижения политики гегемонизма СССР в этом регионе, что стало серьёзной опасностью для Китая и всех азиатских стран.

В августе 1968 года советские войска вторглись в Чехословакию. В это же время возникли такие доктрины, как «ограниченный суверенитет», «мировая диктатура», «социалистическая семья», «связанные интересы», «особая ответственность крупных стран», которые получили название «брежневизмов». Все они стали основанием для произвольного вмешательства в дела других социалистических стран. Всё это ещё ярче высветило истинное лицо гегемонизма, нарушение Советским Союзом международных норм и попрание суверенитета других стран. Китайский народ по-настоящему ощутил, что СССР становится самой большой и реальной угрозой государственной безопасности Китая.

Руководство КНР не могло не задуматься о государственной безопасности, выдвинув её на исключительно важное место. На фоне такой международной обстановки Мао Цзэдун в 70-е годы внёс важные коррективы в дипломатическую стратегию Китая.

2. Оборона и контрнаступление под Чжэньбаодао 1 и подъём по всей стране волны по приведению в боевую готовность

После ухудшения китайско-советских отношений СССР начал непрерывно создавать инциденты на советско-китайской границе. С октября 1964 года по март 1969-го количество пограничных инцидентов, спровоцированных советской стороной, составило 4189 — в 2,5 раза больше, чем с 1960 года по октябрь 1969-го.

В условиях постоянной эскалации китайско-советских пограничных споров район Чжэньбаодао стал одной из главных точек конфликта. Остров Чжэньбаодао расположен на территории уезда Хулинь китайской провинции Хэйлунцзян с китайской стороны — от срединной линии главного фарватера пограничной между КНР и СССР реки Уссури, его площадь — менее 1 кв. км. На протяжении истории он являлся китайской территорией. Вслед за дальнейшим ухудшением китайско-советских отношений произошло обострение военных провокаций СССР в отношении района Чжэньбаодао. В целях защиты суверенитета и достоинства государства и обеспечения безопасности приграничных районов 24 января 1968 года Центральный военный совет (ЦВС) направил в соответствующие военные округа, включая Пекинский ВО и Шэньянский ВО, телеграмму об усилении мер по охране восточного участка китайско-советской границы, потребовав от пограничных войск в борьбе с провокациями строго придерживаться принципов встречного противостояния, не вступления первыми в бой, разумности, выгоды и экономии, а также определив конкретные оборонительные меры. 25 января 1969 года военный округ провинции Хэйлунцзян выдвинул план борьбы с агрессией в районе Чжэньбаодао, и ЦК КПК согласился выбрать Чжэньбаодао в качестве опорного пункта по обороне и контрнаступлению против Советского Союза.

2 марта в 8 часов 40 минут пограничные войска КНР направили две патрульные группы для осуществления патрулирования острова Чжэньбаодао. Когда командующий пограничным постом Сунь Юйго с первой группой, продвигаясь по китайской территории вдоль ледовой дороги, приблизился к Чжэньбаодао, СССР задействовал силы пограничных войск в количестве более 70 человек, 2-х БТРов и одного грузовика и командной машиной для вооружённого перехвата. Китайские пограничники были вынуждены ответить огнём для самообороны и в результате одночасового боя отбросили вторгшегося противника.

В тот же день китайское правительство немедленно направило ноту в посольство СССР в Китае, в которой выразило самый яростный протест в отношении вторжения советской армии на китайскую территорию, инициировавшего кровопролитие. С 4 по 12 марта в городах и сёлах по всему Китаю прошли демонстрации, в которых приняли участие более 400 млн военнослужащих и гражданских лиц, осудившие агрессию советских войск. 4 марта газеты «Жэньминь жибао» и «Цзефанцзюньбао»  2 опубликовали редакционные комментарии под заголовком «Разобьём нового царя» 3, раскрывшие агрессивную суть советских властей. Но советские пограничные войска продолжили осуществлять многократные вторжения на Чжэньбаодао и китайское русло с западной стороны острова с применением бронетранспортёров и личного состава. Китайские пограничные войска наносили ответные удары. В боях 2, 15 и 17 марта китайские военнослужащие и народ одержали важную победу в защите и контрнаступлении под Чжэньбаодао. ЦВС издал приказ о награждении всего командного и личного состава, участвовавших в боях, и присвоении 10 лицам, включая Сунь Юйго, званий героя боевых действий.

Инцидент под Чжэньбаодао привёл к крайней напряжённости в китайско-советских отношениях. Нейтрализация советской военной угрозы превратилась в важную отправную точку внутри- и внешнеполитического курса КНР. С марта 1969 года по всей стране по нарастающей проводились меры по повышению боеготовности.

15 марта 1969 года Мао Цзэдун, выслушав доклад о боях под Чжэньбаодао, указал на необходимость подготовительных мер в регионах Северо-Востока, Севера и Северо-Запада КНР. «Перед лицом крупного врага мобилизация и подготовительные меры будут на пользу. Мы исходим из необходимости отвечать, не нанося удар первыми». В июне и июле ЦВС созвала совещания по оперативной ситуации в трёх северных регионах, на которых был выработан план отражения советского вторжения.

13 августа советская армия вторглась в район оз. Жаланашколь в уезде Юйминь Синьцзян-уйгурского автономного района Китая с применением вертолётов, танков, БТР и личного состава численностью несколько сот человек, убив и ранив большое количество китайских пограничников, создав серьёзный кровопролитный инцидент. Одновременно СССР через американские СМИ стал распространять заявления о необходимости нанесения ядерного удара по Китаю. Это способствовало дальнейшему нагнетанию атмосферы войны.

28 числа ЦК КПК издал указ о полной готовности военнослужащих и граждан всей страны в любой момент уничтожить вторгшегося врага. ЦК принял решение учредить по всей стране руководящие группы гражданской противовоздушной обороны и начать работу по строительству бомбоубежищ. 17 сентября «Жэньминь жибао» опубликовало лозунги по случаю 20-летия создания КНР. Мао Цзэдун, получив номер газеты на проверку, добавил следующие слова: «Народы всего мира, объединяйтесь против агрессивной войны, развязываемой любыми силами империализма и социал-империализма, в особенности — против агрессивной войны с применением ядерного оружия! Если случится такая война, народы всего мира должны будут посредством революционной войны уничтожить агрессора, к этому нужно быть готовыми уже сейчас!».

В середине октября 1969 года, чтобы предотвратить вторжение СССР в Китай под прикрытием китайско-советских пограничных переговоров, которые должны были состояться в скором времени, Политбюро ЦК КПК приняло решение об отъезде несколькими группами из Пекина руководства ЦК и старых товарищей. Было решено разместить их в различных городах вдоль Пекинско-гуанчжоуской железной дороги. Канцелярия ЦВС переехала на западную окраину Пекина, в Генштабе была сформирована командная группа военного времени, которая приступила к боевым приготовлениям. Все армейские подразделения были приведены в первую степень боеготовности. Вся страна находилась в предвоенном состоянии. Во всех регионах прошла мобилизация и уроки боеготовности, в соответствии с требованиями военного времени командные органы всех уровней приступили к работе по эвакуации городского населения и материальных средств, по строительству подземных бомбоубежищ, организации народного ополчения, строительству военных автодорог, мостов, производству вооружений, складированию материалов, необходимых во время войны, созданию системы управления производством в военное время, системы тылового обеспечения в военное время и т. д. Помимо этого, с 1968 года ЦК КПК распорядилось о создании военизированных производственно-строительных бригад во Внутренней Монголии, Хэйлунцзяне, Синьцзяне, Гуандуне, каждая из которых подчинялась соответствующему военному округу.

Поднявшаяся по всей стране горячая волна по приведению в политическую и военную боеготовность, с одной стороны, позволила осуществить серьёзные и эффективные приготовления, направленные на предотвращение возможной агрессивной войны со стороны империализма и гегемонизма, показав всему миру, что китайский народ не боится любого военного вмешательства и полон решимости защищать территорию и суверенитет государства, и таким образом не позволила агрессивным силам осмелиться на легкомысленное развязывание войны, обеспечив безопасность государства и мир во всем мире посредством активный боевых приготовлений; в то же время в ходе боевых приготовлений удалось в определённой степени обуздать хаос анархии внутри страны, к которому привела «культурная революция». С другой стороны, в ходе волны военных приготовлений стала очевидна чрезмерная реакция на ухудшение международной обстановки и переоценена вероятность возникновения войны. В течение длительного времени самые разные мероприятия и работы внутри страны строились вокруг необходимости подготовки к войне, что в определённой степени повлияло на народно-хозяйственное строительство и жизнь населения.

3. Возобновление китайско-советских пограничных переговоров

После инцидента под Чжэньбаодао 21 марта 1969 года поступил звонок от председателя Совета министров СССР Косыгина с требованием переговорить с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем. На следующий день Мао Цзэдун принял решение ответить советскому посольству в форме меморандума, в котором говорилось, что в текущей ситуации китайско-советских отношений связь по телефону более не является приемлемой. Если у советского правительства есть что сказать, просьба в официальном порядке представить китайскому правительству по дипломатическим каналам. 29 марта правительство СССР опубликовало заявление по вопросу советско-китайской границы, в котором, с одной стороны, настаивало на прежней позиции, с другой стороны — выразило готовность «возобновить консультации по пограничным вопросам, начатые в 1964 году в Пекине».

24 мая китайское правительство передало советскому правительству заявление по китайско-советскому пограничному вопросу, в котором был дан ответ на советское заявление от 29 марта. Китайская сторона подтвердила неизменную позицию о разрешении вопросов посредством переговоров, а также о сохранении статус-кво на границе. В то же время было отмечено, что, если советское правительство сочтёт подход китайского правительства по разрешению пограничного вопроса мирным путём за слабость и готовность терпеть притеснения, позволяющим запугивать китайский народ с помощью ядерного шантажа и реализовывать претензии на китайскую территорию посредством войны, то этот расчёт совершенно неверен. Таким образом, вновь была продемонстрирована твёрдая решимость китайского правительства защищать государственный суверенитет и территориальную целостность и искреннее желание мирно разрешить пограничный вопрос. В ответ советское правительство 13 июня опубликовало заявление, в котором по-прежнему настаивало на «исторической принадлежности Советскому Союзу» огромных китайских территорий, отторгнутых царской Россией посредством неравноправных договоров. После этого в целях выхода на возобновление переговоров с 18 июня по 8 августа в Хабаровске (Боли) состоялось очередное 15-е заседание Китайско-советской совместной комиссии по судоходству на пограничных реках, в ходе которого стороны достигли соглашения по некоторым конкретным вопросам.

26 июля 1969 года первый заместитель министра иностранных дел СССР Кузнецов назначил встречу временному поверенному по делам Китая в СССР, в ходе которой лично вручил ему конфиденциальное заявление Совета министров СССР Правительству КНР с требованием провести китайско-советские переговоры на высоком уровне. 9 сентября председатель Совет министров СССР Косыгин по завершении участия в церемонии похорон председателя Трудовой партии Вьетнама Хо Ши Мина в Ханое через вьетнамскую сторону передал Китаю, что надеется встретиться с китайскими руководителями в ходе промежуточной остановки в Пекине. Из-за задержки с вьетнамской стороны Косыгин не получил ответа и 10 числа покинул Вьетнам. Аппарат временного поверенного в делах СССР в КНР в срочном порядке передал это пожелание в МИД КНР. Мао Цзэдун провёл заседание Политбюро ЦК, на котором было принято решение о встрече Чжоу Эньлая с Косыгиным в аэропорту Пекина. В первой половине дня 11 числа Косыгин прибыл в Пекин и провёл в аэропорту встречу с Чжоу Эньлаем.

Стороны провели переговоры по пограничному вопросу и достигли взаимопонимания. Во время переговоров Чжоу Эньлай выдвинул три предложения: о сохранении статус-кво на границе, избежании вооружённых столкновений и разъединении вооружённых сил сторон в спорных пограничных районах. Чжоу Эньлай обобщил результаты переговоров в четырёх пунктах, включавших три вышеуказанных предложения, а также разрешение возникающих разногласий посредством консультаций между пограничными ведомствами. Чжоу Эньлай спросил мнения советской стороны. Косыгин сказал, что он полностью согласен. Стороны также обменялись мнениями по вопросам состава делегаций и места проведения переговоров, возобновления отношений на уровне послов и договорились после того, как они доложат о достигнутых соглашениях каждый своему Центру, обменяться подтверждающими письмами. 18 сентября Чжоу Эньлай направил письмо Косыгину, в котором были изложены достигнутые договорённости и просьба к советской стороне подтвердить их. Одновременно сторонам было предложено взять на себя обязательства о неприменении военной силы друг против друга, включая неприменение ядерного оружия для нападения друг на друга. В отношении требования китайской стороны к советской стороне подтвердить достигнутые во время переговоров в аэропорту договорённости советская сторона лишь заявила, что отдала приказы пограничным войскам, ни словом не обмолвившись о достигнутых договорённостях.

1 октября Мао Цзэдун во время встречи с гостями из КНДР заявил, что китайско-советскому расколу рады в США. Он сказал: «Мы не хотим войны», чётко обозначив желание разрядить советско-китайский пограничный конфликт. 6 числа после обсуждения и внесения правок на совещании Политбюро ЦК и одобряющей резолюции Мао Цзэдуна Чжоу Эньлай направил Косыгину ответ, в котором подчеркнул, что после начала китайско-советских переговоров по границе необходимо в первую очередь достигнуть соглашения по пяти временным мерам. В документе также было отмечено, что разрядка обстановки на китайско-советской границе и проведение китайско-советских пограничных переговоров создадут благоприятные условия для решения других вопросов в двусторонних отношениях. 7 числа Чжоу Эньлай созвал первое совещание делегации китайского правительства на китайско-советских пограничных переговорах, на котором было объявлено о договорённости правительств КНР и СССР провести в Пекине двусторонние переговоры на уровне заместителей министров иностранных дел. Также был оглашён список членов китайской делегации во главе с Цяо Гуаньхуа.

18 числа с согласия Мао Цзэдуна Чжоу Эньлай утвердил принятие Заявления о предстоящем проведении правительствами КНР и СССР китайско-советских переговоров по границе. На следующий день делегация советского правительства под руководством Кузнецова прибыла в Пекин. 20 числа начались переговоры. Когда по указанию Чжоу Эньлая советской стороне был передан проект соглашения о временных мерах, основывавшийся на содержании письма Косыгину от 18 сентября, советская сторона отказалась обсуждать его и, более того, категорически отрицала взаимопонимание, достигнутое по итогам «аэропортовской встречи», требуя лишь незамедлительно приступить к пограничным переговорам. На вопросы китайской стороны по поводу такого изменения позиции советской стороны последняя ответила молчанием, и лишь на рабочем уровне её члены поведали китайской стороне, что это — решение, принятое советским правительством на самом верху.

В течение переговоров Чжоу Эньлай многократно давал конкретные указания касательно линии, тактики и методов переговоров, применяемых китайской стороной, а обо всех важных вопросах докладывал Мао Цзэдуну. Однако советская сторона во время переговоров не приняла пять тезисов, изложенных в документе, опубликованном 8 октября Министерством иностранных дел КНР, а именно:

  1. подтверждение того, что настоящие договоры о китайско-советской границе являются неравноправными договорами, навязанными Китаю царской Россией;
  2. на основе этих договоров посредством переговоров достичь всеобъемлющего решения китайско-советского пограничного вопроса без требования возврата китайской территории, отторгнутой царской Россией;
  3. на основе принципов равноправных консультаций и взаимных уступок провести необходимые корректировки в отношении данных участков границы;
  4. заключить новый равноправный китайско-советский договор о границе на замену старого неравноправного китайско-российского договора, провести демаркацию;
  5. до всеобъемлющего разрешения пограничного вопроса сохранять на границе статус-кво, избегать вооружённых столкновений, разъединить вооружённые силы сторон и вывести их из всех спорных пограничных районов.

СССР настаивал на непризнании наличия «спорных районов» на китайско-советской государственной границе, отрицал неравноправный характер договоров, навязанных царской Россией Китаю, равно как и не соглашался принять эти договоры в качестве единственной основы разрешения пограничного вопроса, создавал многочисленные препятствия, заведя переговоры в тупик.

В апреле 1970 года Кузнецов вернулся на родину, переговоры были прерваны. 1 мая Мао Цзэдун встретился в здании ворот Тяньаньмэнь с заместителем руководителя советской делегации на китайско-советских пограничных переговорах и сказав ему: «Нам надо хорошо вести переговоры, результатом которых стали бы отношения добрососедства и дружбы. Для этого необходимо терпение, нужно биться на словах, а не на мечах». Таким образом, был предложен подход, который предотвращал пограничные конфликты и вёл к нормализации двусторонних отношений. 4 мая Кузнецов вернулся в Пекин, китайско-советские переговоры возобновились. С 20 октября 1969 года по июнь 1978 года было проведено 15 раундов китайско-советских переговоров. Тот факт, что советское правительство всё время настаивало на прежней позиции, отказываясь принять разумные доводы китайского правительства, определил невозможность достижения каких-либо соглашений на этих переговорах, продолжавшихся 9 лет. Однако, по крайней мере, это позволило непрерывно поддерживать контакты между КНР и СССР и обеспечить отсутствие в дальнейшем крупномасштабных вооружённых столкновений на границе двух стран.

Примечания:

  1. О. Даманский — прим. перев.
  2. Печатные органы соответственно КПК и НОАК — прим. перев.
  3. Переводчик не в курсе, что статья «Долой новых царей!» сразу была переведена и издана на русском.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий