Максим Лебський. Товарищ Ибрагим: турецкое поколение 1968 года

30.09.2016

Краткая биография и взгляды Ибрагима Кайпаккая

Кто опубликовал: | 15.01.2019

В 1948 году в семье крестьян-бедняков из села Каракая ила (области) Чорум родился мальчик, получивший имя Ибрахим (в русском языке это имя чаще произносится как Ибрагим). Турецкие крестьяне, как и во многих других странах не спешили регистрировать своих детей — именно поэтому официально годом рождения Ибрагима был записан 1949 год. Точная дата рождения неизвестна до сих пор. В течение шести лет он учился в школе-интернате для будущих учителей (в прошлом сельский институт Хасанойлан).

Сельские институты начали формироваться турецким правительством в начале 1940-х годов. Они представляли собой средние школы, в которых сельским детям давали разностороннее и хорошее образование. В эти школы постоянно приезжали известные музыканты, поэты и писатели Турции, проводя с детьми уроки музыки и литературы. Многие турецкие педагоги с энтузиазмом восприняли идею просвещения села, пытаясь культивировать среди своих учеников идеалы свободомыслия и прогресса. Совместное обучение мальчиков и девочек, политизация школ в сторону симпатий к социализму — всё это стало объектом острой критики со стороны традиционалистов. По замыслу отцов-основателей И. Тонгуча и X. Юджеля, сельские институты должны были выпустить значительное число педагогов, способных преобразовать лицо турецкой деревни. Это подрывало традиционную власть духовенства и местных помещиков. Их интересы выражала Демократическая партия, закрывшая все сельские институты как «рассадники коммунизма» после победы на выборах в 1950 году. Однако, несмотря на краткий срок существования, из стен сельских институтов вышла целая плеяда турецкой интеллигенции, составив в будущем цвет турецкой культуры.

Несмотря на формальное закрытие сельских институтов в 1950 году, Ибрагим видимо смог усвоить дух свободомыслия, витавший когда-то в стенах школы. За успехи в учёбе Ибрагима отправили в высшую школу учителей. После года обучения в подготовительном классе он поступает в Высшую техническую школу Стамбула, и в то же время, на факультет физики Стамбульского университета, где активно включается в революционное движение.

В марте 1968 году Ибрагим основывает отделение Федерации клубов идей, председателем которого и становится. Эта организация была студенческой ассоциацией, объединяющей молодых социалистов из разных университетов страны. Через несколько месяцев после организации филиала ФКИ в Стамбульском Университете, руководство университета отчисляет Кайпаккая за распространение листовок, выражающих протест против прибытия в Стамбул Шестого флота США. Но деятельность Кайпаккая не ограничивалась стенами университета — он вёл активную работу среди турецких крестьян во Фракии, помогая им отвоёвывать часть помещичьих земель. Исмаила (один из псевдонимов Ибрагима Кайпаккая) можно было увидеть на многих предприятиях Стамбула, на которых он просвещал и организовывал рабочих. В историю рабочего движения Турции навсегда вошли июньские дни 1970 году, когда рабочие Стамбула парализовали весь город, протестуя против принятия нового антирабочего закона. Турецкие левые назвали эту забастовку «великим сопротивлением». Именно пассивное поведение TİİKP 1 в дни июньской забастовки подтолкнули Ибрагима к критическому переосмыслению позиций партии и своего места в ней.

В 1960-е году самой крупной и известной левой организацией в стране была Рабочая партия Турции. После выборов 1965 года РПТ получила 15 мест в Верховном национальном собрании. В своих программных заявлениях лидер РПТ Айбар отстаивал необходимость осуществления социалистической революции — но исключительно мирным, парламентским путём. Федерация клубов идей была молодёжным крылом РПТ, и первоначально находилась под большим влиянием этой партии. Однако, со временем, к концу 1960-х годов, часть наиболее активной молодёжи уходит из РПТ, создав Федерацию революционной молодёжи (Dev-Genç). Основной причиной, которая привела к расколу в левом движении Турции, стало выделение двух политических концепций: реформистской (социал-демократической) в лице РПТ и концепции национально-демократической революции (Millî Demokratik Devrim) в лице Dev-Genç и Михри Белли.

Сторонников революции также можно упрощённо разделить на три ветви (на деле, их было больше):

  1. путчисты, надеявшиеся на военный переворот (М. Белли);
  2. просоветские активисты, вдохновлённые опытом СССР и латиноамериканской герильей (М. Чаян, Д. Гезмиш);
  3. маоисты (Д. Перинчек, И. Кайпаккая).

В нашей статье речь пойдёт о последнем направлении, которое первоначально было представлено журналом «Пролетарское революционное просвещение». Основными теоретическими постулатами «просветителей» стала резкая критика СССР за социал-империализм и призывы к началу народной партизанской войны по учебникам великого кормчего. Со временем в лагере маоистов возникли серьёзные разногласия — группа Перинчека на словах признавала вооружённую борьбу, но на деле больше занималась теорией и выпуском пропагандистской литературы, в то время как сторонники Кайпаккая настаивали на необходимости ведения активной подготовки к началу партизанской войны в сельской местности.

В ходе полемики с руководством TİİKP, Кайпаккая написал пять основных текстов:

  • «Национальный вопрос в Турции» (декабрь 1971 г.),
  • «Давайте правильно понимать доктрину председателя Мао о Красной власти» (январь 1972 г.),
  • «Критика проекта программы TİİKP» (январь 1972 г.),
  • «Ревизионистские тезисы „Зари“ (Şafak) относительно кемалистского движения, периода правления кемалистов в военные годы, послевоенное время и 27 мая (военный переворот 1960 г.)» (январь 1972 г.),
  • «Возникновение и развитие наших разногласий с ревизионизмом „Зари“ (Şafak): Общая критика ревизионизма TİİKP» (июнь 1972 г.).

Согласно точке зрения Кайпаккая, вооружённую борьбу необходимо начать на юго-востоке страны, где для герильи существуют очень благоприятные социальные и природные условия. В связи с этим Кайпаккая выдвинул на первый план два вопроса: аграрный и национальный. Он полагал, что революционеры должны бороться за радикальные аграрные преобразования, которые на корню уничтожат остатки феодализма в турецкой деревне. Также, по мнению Кайпаккая, важнейшей составной частью революционной стратегии должно стать решение национального вопроса. Курды имеют право на национальное самоопределение в виде создания отдельного государства. Только признав это, считал Кайпаккая, можно создать братский союз между курдским и турецким народами.

Особое место стоит уделить позиции Кайпаккая в отношении кемализма. Сложно переоценить влияние, которое оказал кемализм на левое движение Турции. Во многом это объяснялось той огромной ролью, которую сыграл Ататюрк в истории создания современного турецкого государства. Многие левые в 1960-е годы воспринимали современную борьбу за социализм как «Вторую войну за независимость». Основными носителями такой точки зрения стали журналы «Yön» и «Devrim». Кемализм был крайне противоречивым и эклектичным явлением, который выражал интересы очень разных социальных сил — от офицеров-националистов до зарождающейся турецкой буржуазии.

Турецкие левые стремились подчёркивать только позитивные моменты в деятельности Ататюрка, закрывая глаза на жестокие репрессии против курдов и коммунистов. Социалисты стремились возродить «подлинный кемализм», в отличие от «формального кемализма», который был на вооружении у НРП 2. Даже самые выдающиеся турецкие революционеры не смогли до конца избавиться от влияния кемалистской идеологии. Махир Чаян писал:

«Кемализм — это самая радикальная, самая левая часть мелкой буржуазии, стоящая на антиимпериалистической позиции, на базе национализма. Вот почему кемализм это левая [идеология], [выступающая] за национальное освобождение. На этапе авангардной войны, вместе с мелкобуржуазной интеллигенцией, другим союзником THKP-C могут быть только кемалисты» 3.

Кайпаккая уделил в своих теоретических работах большое внимание классовой сущности кемализма, проследив основные этапы его развития 4. Товарищ Ибрагим рассматривал кемализм в годы Войны за независимость (1919—1923 гг.) как политическое движение, возглавляемое блоком, состоящим из компрадорской торговой буржуазии, крупных чиновников, помещиков, военных высшего и среднего звена. В отличие от большинства турецких левых, Кайпаккая указывал на «момент перерождения» национальной революции ещё в годы «освободительной войны», а не в период, последующий после смерти Ататюрка. Ещё до заключения Лозанского мирного договора, Турция вела переговоры с Антантой за спиной Советского Союза, пытаясь использовать в свою пользу антисоветскую риторику.

Турецкая торговая буржуазия была тесными узами связана с империалистическим капиталом, но уничтожение национальной государственности подрывало её экономические позиции, что и подталкивало к участию в национально-освободительное войне. Классовые интересы буржуазии ограничивали это участие рамками борьбы за независимость от внешнего врага, но никак не касались вопросов политических свобод, социальной справедливости внутри самой Турции. Согласно точке зрения Кайпаккая, после завершения войны кемалисты установили жёсткую военную диктатуру, которая, прежде всего, была направлена против рабочих и крестьян.

Со временем кемализм трансформировался в фашистский режим 5. Можно оспаривать тезис о наличии турецкого фашизма в 1920-е г., ведь фашистские системы в Германии и Италии стали результатом развития западного монополистического капитализма. Справедливо ли в таком плане говорить о существовании фашистской системы в «полуколониальной», «полуфеодальной» (данные формулировки даны самим Ибрагимом) Турции? В любом случае важно понимать, что данную оценку наследия Ататюрка Кайпаккая резко противопоставил той политической идеологии, которая господствовала в Турции на протяжении последних 50 лет. Именно поэтому теоретические работы Кайпаккая на тему кемализма, несмотря на свои крайние выводы, стали событием в истории социалистической мысли Турции.

8 января 1972 года, в ходе конференции регионального комитета восточной Анатолии TİİKP, сторонники Кайпаккая приняли решение о начале в ближайшем будущем партизанской борьбы. Это не на шутку напугало высшее партийное начальство в лице Догу Перинчека и стало причиной для окончательно разрыва группы Кайпаккая с «просветителями». В апреле 1972 году сторонниками Кайпаккая была сформирована Коммунистическая партия Турции (марксистско-ленинская) (TKP/ML) и её военное крыло — Турецкая Рабоче-крестьянская Освободительная Армия (TIKKO). Безусловной заслугой Капаккая стало создание одной из первых боевых организаций коммунистов, которая готовилась в будущем взять власть. Многие турецкие левые в 1960-е годы продолжали верить в революционный потенциал армии, полагая, что именно она станет боевым тараном будущей революции. Такая ошибочная позиция предопределила пассивность в сфере организаторской работы: они полагали, что их главная задача — убедить армию начать радикальные социальные преобразования. Работа по созданию собственных вооружённых сил, проведённая Кайпаккая, означала радикальный разрыв с иллюзорными надеждами на авангардную роль «военной интеллигенции».

Стратегия TKP/ML выразилась в следующих одиннадцати тезисах:

  1. Деятельность в сельской местности (крестьянские регионы) имеет основное значение, в городах — вспомогательное.

  2. Вооружённая борьба является основой, другие методы борьбы — вторичны.

  3. Подпольная деятельность является основой, легальная деятельность — вторична.

  4. Пока противник остаётся сильнее нас по всей стране, основой является стратегическая оборона.

  5. В рамках стратегической обороны тактические атаки — первостепенны, тактическая оборона — второстепенна.

  6. На этом этапе, с точки зрения вооружённой борьбы, партизанская война является основной формой борьбы, другие — второстепенны.

  7. В городах (крупные города), в период стратегической обороны, накопление сил и ожидание благоприятной возможности является основой, организация восстаний — второстепенны.

  8. В перспективе организации партийная организация является основой, другие формы организации — вторичны.

  9. С точки зрения других форм организации, организации вооружённой борьбы являются основными.

  10. Опора на собственные силы — основа, опора на союзников — второстепенна.

  11. В настоящее время в нашей стране существуют условия для вооружённой борьбы. 6

В своих планах организации партизанской борьбы, Кайпаккая, в первую очередь, опирался на военно-политическую стратегию «народной войны» Мао Цзэдуна. В конце 1920-х годов Мао писал, что для существования и успешного развития партизанских районов необходимы пять условий:

  1. Красная власть может существовать только в полуколониальных странах, находящихся под косвенным господством империалистов. Важным дополнением к этому является раскол среди правящих классов, выливающийся в открытую вооружённую борьбу (после Второй Мировой войны Мао считал, что успешные революции возможны и в полностью колониальных странах).

  2. Существование районов, в которых ранее развивалось массовое народное движение.

  3. Развитие революции в национальном масштабе.

  4. Наличие достаточно сильной регулярной Красной Армии.

  5. Сильная коммунистическая партия с правильной политикой. 7

Кайпаккая соглашался в целом с вышеуказанным планом, но оспаривал ряд тезисов Мао Цзэдуна применительно к турецкой ситуации. Одним из ключевых лозунгов Кайпаккая следует считать слова: «Можно научиться сражаться лишь в ходе самого сражения». Это означает: да, у нас нет ни крепкой партии, ни Красной армии, но всё это должно возникнуть уже в ходе самой партизанской борьбы 8. Кайпаккая писал, что не нужно путать необходимые условия для создания партизанских районов и условия для начала партизанской борьбы. Для герильи в Турции сформировалась очень благоприятная ситуация, и нужно как можно скорее её начинать 9.

По мнению Кайпаккая, Турция являлась полуколониальной страной, её социально-экономическое развитие носит крайне неравномерный характер: современные крупные города на западе соседствуют с полуфеодальной деревней на юго-востоке страны. Поэтому на повестке дня у турецких революционеров стоит национально-демократическая революция, которая, прежде всего, включает в себя два вопроса: аграрный и национальный. Курдский юго-восток является самым слабым звеном общей цепи — именно с него, по мысли Кайпаккая, нужно начинать революцию. Он пишет:

«Существует две причины, почему революция в полуфеодальных и полуколониальных странах как наша развивается из сельской местности в направлении городов. Во-первых, факт, что демократическая революция в своей сущности революция аграрная, и, во-вторых, факт, что империализм, реакционеры и их лакеи полностью контролируют города и развитые регионы. Так как мы являемся полуколонией империализма, империалистический гнёт делает необходимым развитие революции путём создания баз в сельской местности и их развитие в направлении городов (демократическая и национальная революции слиты в одно целое)» 10.

Кайпаккая полагал, что без наличия острой революционной ситуации в масштабах всей Турции партизанский очаг, сформированный на юго-востоке, сможет выстоять и успешно развиваться. Он писал о Дерсимском восстании 1937 года:

«Крестьяне под руководством феодалов исключительно своими собственными силами контролировали регион в течение трёх лет. Если бы кланы не противостояли друг другу, если бы там было правильное руководство в лице коммунистической партии, Дерсимское восстание никогда бы не было подавлено» 11.

Турецкий революционер неслучайно упомянул область Дерсим, которая после жестокого подавления восстания в 1938 года была разделена на несколько илов, одним из которых стал Тунджели. Тунджели заселён курдами-алевитами, которые составляют здесь большинство местного населения. Дерсимские алевиты имеют лишь номинальную связь с исламом — по сути, это уникальная этно-конфессиональная община, сформировавшаяся на стыке разных религий — ислама, христианства, зороастризма. В системе ценностей алевитов центральное место занимает труд и знание. Поэтому неслучайно ил Тунджели всегда лидировал по количеству школ и студентов среди всей Турции. Местное население, привыкшее к постоянным репрессиям, традиционно симпатизировало социалистическим идеям.

Именно здесь в начале 1973 года Ибрагим Кайпаккая с товарищами попытался создать партизанскую базу. 24 января того же года Кайпаккая попал в засаду возле села Вартиник и был тяжело ранен, его товарищ Али Хейдар Йылдыз погиб. В дальнейшем судьба Ибрагима сложилась крайне трагично. После ранения он скрылся в ближайшей деревне, где его приютил местный учитель. Он оказался доносчиком, и, закрыв Кайпаккая в доме, тут же побежал в полицию. После ареста начались последние четыре героических месяца жизни Ибрагима. В течение этого времени турецкого революционера изуверски пытали, требуя выдать его товарищей. Чтобы хорошо представлять, что из себя представляют застенки печально известной тюрьмы Диярбакыра, нужно описать те пытки, которым подвергался Ибрагим. Под дулом винтовки босиком его выгоняли зимой на улицу, чтобы он совершал многокилометровые «прогулки». В ходе них Кайпаккая отморозил пальцы обеих ног, почти все их пришлось ампутировать. Мучения Ибрагима закончились 18 мая, когда тюремщики, не добившись от него никакой информации, решили убить его. После многомесячных поисков своего сына, родители Кайпаккая получили его искромсанное и обезглавленное тело 12. Официальной причиной смерти было названо самоубийство.

Статья осталась бы незавершённой, если бы мы не попытались проанализировать те ошибки, которые привели Ибрагима Кайпаккая и его соратников к гибели. Важно понимать, что мы говорим об этих ошибках в силу объективной необходимости, сохраняя глубокое уважение к подвигу турецкого революционера. Как уже говорилось, к концу 1960-х годов от РПТ откололась значительная часть молодых активистов, недовольных реформистским курсом этой партии. В течение ряда лет они создавали подпольные организации, которые начали в начале 1970-х годов вооружённую борьбу против турецких властей. Кайпаккая создавал свою партию около двух лет. Очевидно, что это слишком короткий срок для создания сильной боевой организации, готовой к вооружённой борьбе с государством. Важно понимать, что буржуазная армия — это машина, в которой тянут лямку тысячи исполнителей-обывателей, движимые обычным конформизмом. Победить такую организацию может только другая машина, превзойдя первую по уровню структуры и принципам своей деятельности. Кайпаккая ошибался, когда полагал, что крепкая партия и её боевое крыло сформируется уже в ходе самой борьбы. Силы борющихся сторон были слишком неравны для этого. Эта ошибка, свойственная не только Кайпаккая, но и другим турецким революционерам. Они сильно переоценивали субъективный фактор в деле создания и развития революционной ситуации. Это стало ответной реакцией на реформизм РПТ, против которого резко выступали лидеры революционного движения Турции.

Также стоит отметить чисто тактическую ошибку Ибрагима. Центром своей деятельности он выбрал ил Тунджели, который, несмотря на благоприятный рельеф и поддержку населения, не подходил для роли партизанской базы. Этот ил находился в центральной части юго-восточного региона страны и был окружён сетью дорог и коммуникаций. В случае начала вооружённого сопротивления этот район достаточно легко полностью блокировался турецкой армией. Когда в 1990-х годах РПК попыталась открыть партизанский фронт в Тунджели, ил был полностью блокирован, и турецкая армия провела в нём настоящую зачистку.

Но говорит ли это о том, что борьба Кайпаккая и других турецких революционеров была бесполезной и напрасной? Конечно же, нет. Как без народников не было бы большевиков, так без турецкого поколения 1968 года не было бы РПК. Абдулла Оджалан не раз подчёркивал, что он сделал для себя очень важные выводы из поражения в Кызылдыри. Для курдского лидера стало ясно, что партизанская организация не создаётся в течение нескольких лет. Группа Оджалана готовилась к вооружённой борьбе в течение 11 лет, в ходе которых закладывались основы будущей партизанской армии. В этом деле курдские революционеры опирались на опыт Кайпаккая, который справедливо полагал, что ахиллесовой пятой турецкого государства является курдский юго-восток. Оджалан учёл тактическую ошибку Капаккаи, создав надёжную партизанскую базу за пределами Турции, в Сирии, а потом и в северном Ираке. Начиная вооружённую борьбу в 1984 году, РПК прежде всего ударила по приграничным илам Хаккяри и Сирт. С этой территории легко можно было уходить в Ирак или Сирию, что исключало возможность окружения турецкой армией.

Жизнь Ибрагима Кайпаккая является примером преданности идеалам революционной борьбы. За свои 24 года он успел сделать столько, сколько многие не успевают сделать за свою жизнь, и лучшим завершением этой статьи может быть стихотворение самого Ибрагима, которое он посвятил поколению 1968 года.

Примечания:

  1. Революционная рабоче-крестьянская партия Турции (TİİKP) — маоистская партия, возникшая в 1969 г. на базе журнала «Пролетарское революционное просвещение».
  2. Özgür Mutlu Ulus. The Army and the Radical Left in Turkey: Military Coups, Socialist Revolution and Kemalism. Front Cover. I.B. Tauris, 2011. P. 235.
  3. His Name is our Pride, his Party is our Honor, his Doctrine is our Guide.
  4. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 91–94.
  5. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 92.
  6. His Name is our Pride, his Party is our Honor, his Doctrine is our Guide.
  7. Мао Цзэдун. Почему в Китае может существовать Красная власть?
  8. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 55.
  9. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 56–57.
  10. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 64–65.
  11. The Selected Works of Ibrahim Kaypakkaya. Nisan Publishing, 2014. P. 61–62.
  12. Who is Ibrahim Kaypakkaya?

Добавить комментарий