Пер. с англ.— Верченко В. Н.

Генри Киссинджер. О Китае.— М., АСТ, 2017. ← Henry Kissinger. On China (New York: Penguin Press, 2011)

2011 г.

О последних встречах с Мао Цзэдуном (отрывок из книги)

Кто опубликовал: | 18.06.2019

…Соединённые Штаты оставались приверженцами стратегии, начатой администрацией Никсона, какими бы ни были колебания внутренней политики в Китае и США. Если бы Советы напали на Китай, оба президента, с кем мне выпала честь работать, Ричард Никсон и Джеральд Форд, всеми силами поддержали бы Китай и сделали бы всё от них зависящее, лишь бы разрушить подобного рода советскую авантюру. Нас также переполняла решимость отстаивать баланс сил в мире. Но мы считали диалог с обоими коммунистическими гигантами в американских национальных интересах и в интересах всеобщего мира. Чтобы быть ближе к каждому из них, чем они сами друг к другу, нам следовало проявлять максимум дипломатической гибкости. ‹…›

В такой международной и внутренней обстановке прошли мои две последние встречи с Мао Цзэдуном в октябре 1 и декабре 2 1975 года. Поводом стал первый визит президента Форда в Китай. Целью первой встречи являлась подготовка встречи в верхах между двумя руководителями, вторая касалась содержания их беседы. Эти встречи не только дали возможность получить обобщённый отчёт последних воззрений умирающего Председателя, но и продемонстрировали огромную силу воли Мао Цзэдуна. Он плохо себя чувствовал, когда принимал Никсона. Сейчас он был страшно болен. Две медсестры находились рядом с ним, чтобы приподнимать его в кресле. После удара он едва мог говорить. Китайский язык имеет тона, поэтому переводчице приходилось записывать свистящие и хрипящие звуки, вылетающие из его разрушающегося тела. Она показывала ему запись, и Мао либо кивал в знак согласия, либо махал в знак несогласия головой, после чего она делала перевод. Но дряхлость Мао не помешала ему провести обе беседы, рассуждая чрезвычайно здраво.

Ещё более примечательным было то, как эти беседы на краю могилы проявили внутреннее бунтарство самого Мао Цзэдуна. Саркастический и проницательный, язвительный и готовый к сотрудничеству, Мао в нашем общении продемонстрировал сохранившуюся до конца его дней революционную убеждённость в сочетании с пониманием сложных стратегических целей. …Абстрактные высказывания по поводу доброй воли ничего не значили для проповедника перманентной революции. Он по-прежнему находился в поиске общей стратегии и, будучи стратегом, понимал значение приоритетов даже с учётом принесения в жертву на какое-то время исторических целей Китая. ‹…› По своей старой привычке Мао Цзэдун довёл то, что считал необходимым, до крайности, использовав характерный для него набор эксцентричности, холодного терпения и явной угрозы, временами облачая всё это в неуловимые по своей сути, если не сказать недоступные пониманию, фразы.

Добавить комментарий