; ; ;

Пер. с англ.— О. Торбасов

“Memorandum of Conversation between Mao Zedong and Gerald R. Ford,” December 02, 1975, History and Public Policy Program Digital Archive, Gerald R. Ford Presidential Library, Kissinger Reports on USSR, China and Middle East Discussions (Box 3 - December 1-5, 1975 - President Ford’s Visit to Peking (1).

02.12.1975

Меморандум беседы между Мао Цзэдуном и Джеральдом Р. Фордом (2 декабря 1975 г.)

Кто опубликовал: | 12.02.2019

Президент Форд и секретарь Киссинджер встретились с Председателем Мао и говорили о китайско-американских отношениях, японско-американских отношениях, китайских внешних отношениях с Японией и западными странами, НАТО, Синайском соглашении и советских попытках расширить влияние в Африке.

Участники
КНР США

Председатель Мао Цзэдун

Вице-премьер Дэн Сяопин

Вице-премьер Ли Сяньнянь

Министр иностранных дел Цяо Гуаньхуа

Посол Хуан Чжэнь, глава офиса КНР по связям

Заместитель министра иностранных дел Ван Хайжун

Чжан Ханьчжи, переводчик, заместитель директора МИД

Дан Вэншэнь, переводчик, заместитель директора МИД

Сиделка/переводчик

Президент Джеральд Р. Форд

Госсекретарь Генри А. Киссинджер

Посол Джордж Буш, глава офиса по связям США

Г‑н Брент Скоукрофт, помощник президента

Г‑н Уинстон Лорд, директор, Группа планирования и координации политики Госдепартамента

Резиденция Председателя Мао в Пекине (КНР), 16:10—18:00


Мао Цзэдун и Генри Киссинджер. На заднем плане — Джеральд Форд и его дочь Сьюзан. 2 декабря 1975 г.

(Примерно в 15:00 китайцы проинформировали сторону США, что Председатель Мао желает встретиться с президентом Фордом. Президент, его жена и дочь, и другие члены стороны США отбыли с президентской виллы в 16:00 и приехали в резиденцию Председателя Мао через передние врата комплекса Запретного города. У входа в резиденцию их приветствовали вице-премьер Дэн и другие китайские официальные лица, проводившие их в обиталище Председателя. Председатель встал, приветствуя американских гостей. Пока фотографы делали снимки, он пожал руки и обменялся приветствиями с каждым из следующих: президент Форд, г-жа Форд, Сьюзан Форд, секретарь Киссинджер, посол Буш, г‑н Скоукрофт, заместитель министра Сиско, помощник секретаря Хабиб, г‑н Лорд и г‑н Соломон. После этого комнату покинули все американские гости, кроме президента Форда, секретаря Киссинджера, посла Буша, г‑н Скоукрофта и г‑на Лорда. Присутствовавшие китайские официальные лица были теми, кто перечислен выше. Группа расселась полукругом в больших креслах и начала беседу.)


Председатель Мао: Как ваши дела?

Президент Форд: Хорошо. Надеюсь, у вас тоже всё в порядке.

Председатель Мао: Не очень хорошо, я болен.

Президент Форд: Но вы хорошо выглядите.

Председатель Мао: Выгляжу ещё не совсем плохо. А как дела у г‑на Госсекретаря?

Секретарь Киссинджер: Очень хорошо. Я очень рад быть здесь.

Председатель Мао: А как дела у остальных наших американских друзей?

Президент Форд: Они все вполне здоровы. У нас была очень хорошая дискуссия этим утром, г‑н Председатель.

Председатель Мао: Что же вы обсуждали?

Президент Форд: Мы обсудили наши проблемы с Советским Союзом и необходимость действовать параллельно, учитывая общие обстоятельства на международной сцене, потребности наших двух стран работать параллельно для достижения того, что хорошо для обеих.

Председатель Мао: Мы не многое можем, разве что стрелять холостыми 1.

Президент Форд: Я в это не верю, г‑н Председатель.

Председатель Мао: Что касается брани, мы в этом деле кое-что можем.

Президент Форд: Мы тоже.

Председатель Мао: И вы? Тогда мы достигнем некоторого согласия.

Президент Форд: Кроме того, мы можем применить силу против страны, которая причиняет много проблем.

Председатель Мао: Это неплохо. Тогда мы достигли ещё одного соглашения.

Президент Форд: Мы были очень конкретны этим утром, обсуждая, о ком мы говорили.

Председатель Мао: Это не может быть никто иной, как социал-империалисты.

Президент Форд: Этим утром были использованы некоторые энергичные выражения, г‑н Председатель.

Председатель Мао: (Указывая на Дэна.) То есть вы критиковали его.

Президент Форд: Мы резко критиковали другую страну.

Председатель Мао: Ту, что на севере.

Президент Форд: Да.

Председатель Мао: Ваш Госсекретарь вмешивался в мои внутренние дела.

Президент Форд: Расскажите об этом.

Председатель Мао: Он не позволяет мне пойти встретиться с богом, даже велел мне не повиноваться приказу, отданному богом. Бог отправил мне приглашение, а он говорит, не ходи, мол.

Секретарь Киссинджер: Это был бы слишком могущественный союз, если бы они встретились.

Председатель Мао: Он атеист, противостоит богу да ещё подрывает мои отношения с богом. Но он очень суров и у меня нет иного выхода, как починиться его приказу.

Секретарь Киссинджер: Мы очень рады этому.

Председатель Мао: Вот так вот, у меня нет другого выхода, нет никакого другого выхода. Он приказал и всё.

Президент Форд: Богу?

Председатель Мао: Нет, мне.

(Обращается к послу Хуану по-китайски.) Как идут дела, г‑н Хуан Чжэнь? Вы ещё собираетесь обратно [в Соединённые Штаты]?

Посол Хуан: Я подчиняюсь указаниям Председателя.

Председатель Мао: Г‑н президент, хотите его обратно?

Президент Форд: Конечно, хотим. У нас превосходные отношения. Это важно, чтобы посол вернулся, а г‑н Буш был здесь, в Пекине.

Председатель Мао (послу Бушу): Вы остаётесь?

Посол Буш: Только на несколько дней.

Председатель Мао: Вы получили повышение.

Президент Форд: Да, он повышен. 2 Мы собираемся предложить замену в течение месяца.

Председатель Мао: Мы очень не хотим его отпускать.

Президент Форд: Он выдающаяся личность, поэтому я и попросил его вернуться в Соединённые Штаты. Но мы заменим его столь же хорошим человеком.

Председатель Мао: Было бы хорошо. И мне кажется, будет лучше и Хуан Чжэню вернуться в Соединённые Штаты.

Посол Хуан: Я строго выполню указания Председателя. Я хочу вернуться (в Китай), потому что слишком долго был за рубежом. Но я сделаю, как скажет Председатель.

Председатель Мао: Вы должны остаться там ещё на год-два.

Посол Хуан: Хорошо, я непременно вернусь и строго выполню указания Председателя. 3

Председатель Мао: У некоторых молодых людей есть некоторая критика в его (посла Хуана) адрес. А у этих двоих (Ван и Дэна) есть также некоторая критика в адрес лорда Цяо 4. А с этими людьми шутить нельзя, а то пострадаете от их рук, от гражданской войны. Сейчас выпущено много дацзыбао. Вы, верно, можете посмотреть их в Университете Цинхуа и Пекинском Университете.

Президент Форд: Я не пойму иероглифов.

Надеюсь, ваше указание послу остаться ещё на два года означает, что мы продолжим развивать хорошие отношения между нашими двумя странами, г‑н Председатель.

Председатель Мао: Да. Да, отношения между нашими странами должны продолжать развиваться. Мне кажется, в настоящее время между нашими странами нет ничего такого. Возможно в этом году и через год-два между нашими странами не случится ничего значительного. Возможно, положение немного улучшится после этого.

Президент Форд: Между тем, г‑н Председатель, я думаю, мы должны постараться добиться лучшей координации на международной сцене, с упором на вызовы от некоторых стран вроде Советского Союза.

Председатель Мао: Да. Как бы то ни было, у нас нет доверия к Советскому Союзу. И Дэн Сяопину Советский Союз не нравится.

Президент Форд: У нас подобные чувства в отношении их общих расчётов на экспансию во всемирном масштабе — территориальную, экономическую и вообще какую бы то ни было. Но мы собираемся принять этот вызов.

Председатель Мао: Хорошо. Мы также собираемся принять их вызов.

Президент Форд: Мы ожидаем, г‑н Председатель, улучшения наших отношений на двусторонней основе со следующего года. Мы думаем, что настало время, когда может быть достигнут реальный прогресс на двусторонней основе.

Председатель Мао: В смысле, между нами?

Президент Форд: Да.

Председатель Мао: Это было бы хорошо.

Президент Форд: Тем временем, г‑н Председатель, если ваша страна и моя постараются принять вызов от Советского Союза на Востоке и Западе, в Соединённых Штатах разовьётся поддержка продолжающегося прогресса в нормализации отношений между Соединёнными Штатами и [Китайской] Народной Республикой.

Председатель Мао: Хорошо. Как бы то ни было, это просто разговоры. А как Советский Союз будет действовать на самом деле — нам ещё нужно подождать и посмотреть.

Президент Форд: Г‑н Председатель, тем временем мы должны будем убедить Советский Союз, что от Соединённых Штатов и Народной Республики исходят не просто слова, за ними стоят действия. Мы продолжим оказывать на него давление. Надеюсь, давление с Востока будет таким же сильным, как наши действия на своей стороне.

Председатель Мао: Просто пальба холостыми, брань.

Президент Форд: Мы сделаем больше этого, г‑н Председатель, как уже делали в прошлом. И американский народ ждёт, что его президент будет твёрд. Мы такими были и такими останемся. За нами — больше, чем просто слова, и больше, чем холостые заряды.

Председатель Мао: Так ваши орудия готовы к бою?

Президент Форд: Да, и мы будем держать порох сухим, если только они не попытаются бросить нам вызов, а тогда он не останется сухим.

Председатель Мао: Это всё правильно. Это будет неплохо. Да, вы теперь мирно сосуществуете.

Президент Форд: Но это не значит, что мы не принимаем вызова какой-либо экспансионистской страны. Фактически мы приняли этот вызов и продолжим так поступать.

Председатель Мао: Это хорошо. Достигнем ли мы соглашения?

Президент Форд (согласно кивая): Это возможно, раз мы стремимся к одному и тому же результату. Вы окажете давление с Востока, а мы окажем давление с Запада.

Председатель Мао: Да. Джентльменское соглашение.

Президент Форд: Это лучший способ добиться успеха против того, кто не джентльмен.

Председатель Мао: Они не джентльмены.

Президент Форд: Это более мягкие слова, чем мы использовали этим утром.

Председатель Мао: Я очень благодарен г‑ну президенту за то, что он прибыл повидаться со мной. Надеюсь, в будущем наши две страны будут дружественны друг к другу.

Президент Форд: Г‑н Председатель, это великая надежда американского народа и моя лично. Я хочу ясного понимания, что исторические шаги, предпринятые за последние три года вашей страной и моей страной, полностью поддерживаются американским народом. Он, как и мы, понимает, что должна быть сила, чтобы предотвратить действия экспансионистских стран, таких как Советский Союз. Мы будем поддерживать свою военную мощь и будем готовы применить её. По нашему мнению, это лучший способ удержать мир в стабильном и лучшем положении.

Председатель Мао: Хорошо. Значит, у нас нет никаких конфликтов.

Президент Форд: Это верно. А если конфликты есть, мы можем сесть, обсудить их, понять их и, можно надеяться, устранить их.

Председатель Мао: Действительно. Да, конфликты будут неизбежно, поскольку у наших стран — Китая и Соединённых Штатов — разные общественные системы и разные идеологии.

Президент Форд: Но это не должно мешать нашей способности смотреть на широкую международную сцену, работать параллельно и упорно работать ради тех результатов, которые наилучшим образом соответствуют обеим странам и всем людям.

Председатель Мао (после приступа кашля): Например, у нас не было таких дискуссий, бесед с Советским Союзом, как с вами. Я ездил в Москву дважды, а Хрущёв трижды ездил в Пекин 5. Ни в одном из этих случаев переговоры не проходили действительно хорошо.

Президент Форд: Г‑н Председатель, я дважды встречался с г‑ном Брежневым. Иногда переговоры шли хорошо, иногда плохо. Я думаю, это показатель нашей непоколебимости, потому что мы не согласны на всё, что они предлагают, и не согласимся. Мы собираемся быть твёрдыми и иметь надёжную военную мощь. Они это понимают, и я думаю, это наилучшим образом соответствует интересам вашей страны и нашей страны, если мы будем тверды, как намереваемся.

Председатель Мао: Хорошо.

Каковы сейчас ваши отношения с Японией? Лучше, чем прежде?

Президент Форд: Да, лучше. Как вы знаете, г‑н Председатель, я посетил Японию около года назад. Это был первый случай, когда её посетил действующий президент. Около месяца назад император и императрица прибыли в Соединённые Штаты, первый случай, когда их величества прибыли в нашу страну. Мы чувствуем, что отношения с Японией сейчас лучше, чем когда-либо после Второй мировой войны.

Председатель Мао: Японии также угрожает Советский Союз.

Президент Форд: Я бы согласился, и поэтому, г‑н Председатель, я думаю, это важно, чтобы у Китая и Японии отношения становились лучше и лучше — как у Японии и США они становятся лучше, фактически наилучшие отношения, какие были.

Председатель Мао: А для Японии её отношения с вами первичны, а отношения с нами вторичны.

Президент Форд: Ваши отношения с Японией очень хорошие?

Председатель Мао: Они неплохие, но не столь хорошие. 6

Президент Форд: Вы хотите, чтобы они были лучше, не так ли?

Председатель Мао: Да. У них есть просоветская фракция, которая против того, чтобы говорить о гегемонии.

Секретарь Киссинджер: Или просто боится.

Председатель Мао: Да, действительно.

Президент Форд: Какие у вас отношения с западноевропейскими странами, г‑н Председатель?

Председатель Мао: Они лучше; лучше, чем наши отношения с Японией.

Президент Форд: Важно, чтобы наши отношения с Западной Европой, как и у вас, были хорошими, чтобы встретить вызов любой советской экспансии в Западной Европе.

Председатель Мао: Да. Да, и по этому вопросу у нас общий пункт. У нас нет конфликта интересов в Европе.

Президент Форд: На самом деле, г‑н Председатель, некоторые из нас считают, что Китай делает больше для западноевропейского единства и усиления НАТО, чем некоторые из этих стран делают для себя сами.

Председатель Мао: Они слишком разрозненны.

Президент Форд: Некоторые из них не так сильны и искренни, как следовало бы.

Председатель Мао: По-моему, шведы неплохи. Западные немцы неплохи. Югославия также хороша, а бельгийцы немного отстают.

Президент Форд: Верно. А Советский Союз старается использовать некоторые слабости в Португалии и Италии. Мы должны предотвратить это и мы стараемся.

Председатель Мао: Да, а сейчас Португалия кажется более стабильной. Она, кажется, стала лучше.

Президент Форд: Да, в последние сорок восемь часов она стала очень обнадёживать. Те, кого мы поддерживаем, пришли в движение с великой силой и предприняли действия, необходимые для стабилизации положения. 7

Мы согласны с вами, что Югославия важна и сильна в своём сопротивлении Советскому Союзу, но мы обеспокоены, что может случиться после Тито.

Председатель Мао: Да, возможно, после Тито будет Кардель. 8

Секретарь Киссинджер: Но нас беспокоит внешнее давление и внутри страны, и сейчас мы работаем с этим. С внешними группами работают разные фракции.

Председатель Мао: Да, в этой стране много провинций, она создана из многих бывших государств.

Президент Форд: Этим летом, г‑н Председатель, у меня была очень интересная поездка в Румынию, и меня впечатлила сила и независимость президента Чаушеску.

Председатель Мао: Хорошо.

Президент Форд: Также мы очень озабочены положением в Испании, г‑н Председатель. Короля мы поддерживаем. Мы надеемся, он сможет управиться с элементами, подрывающими его режим. И мы будем работать с ним в стремлении обеспечить необходимый контроль над положением в течение этого переходного периода.

Председатель Мао: Да. И, как бы то ни было, мы думаем, это было бы хорошо, если бы Европейский Общий Рынок принял их. Почему ЕЭС не хочет Испанию и Португалию?

Президент Форд: Г‑н Председатель, мы убеждали блок НАТО быть более дружественным к Испании даже при Франко. И мы надеемся, что с новым королём 9 Испания будет более приемлема для блока НАТО. Кроме того, мы чувствуем, что ЕЭС должно быть отзывчивым к движению испанского правительства к единству с Западной Европой как целому. Мы будем изо всех сил работать в обоих направлениях.

Секретарь Киссинджер: Они недостаточно радикальны для европейцев.

Председатель Мао: Это так? Да, в прошлом они сражались друг с другом. Да, и в прошлом вы не ругали Франко.

Президент Форд: Да. И мы поддерживаем нового короля потому что всё южное подбрюшье Западной Европы должно оставаться сильным — Португалия, Испания, Италия, Греция, Турция, Югославия. Все они должны быть усилены, если нам предстоит столкнуться с какими-либо экспансионистскими усилиями Советского Союза.

Председатель Мао: Хорошо. Да, и мы думаем, положение в Греции должно стать лучше.

Президент Форд: Да, они прошли трудные времена, но новое правительство, как нам кажется, движется в правильном направлении, и мы будем помогать им. И мы надеемся, они вернутся в НАТО как полноправный партнёр. 10

Председатель Мао: Это было бы хорошо.

Президент Форд: В Греции, конечно, есть радикальные элементы, которые не были бы предпочтительны с нашей точки зрения, склонные к ослаблению НАТО и поощрению Советского Союза. 11

Председатель Мао: Э?

Президент Форд: Двигаясь дальше на восток в Средиземноморье, г‑н Председатель, мы думаем, что Синайское соглашение 12 помогло сократить советское влияние, но мы понимаем, что в достижении более широкого мира не может быть никакого застоя. Как только в США состоятся очередные выборы, мы ожидаем энергичных усилий, направленных на достижение широкого, справедливого и непрерывного мира в этом регионе.

Председатель Мао: Непрерывного мира будет трудно достичь.

Президент Форд: Да, у них его там не было веками. Но усилия по его достижению, успешное усилие, исключило бы великую проблему советского влияния в этой области мира. Застой здесь даёт Советскому Союзу возможность вызывать неприятности. Поэтому мы убеждены, что здесь должно быть постоянное движение. И Синайское соглашение помогло нам развить хорошие отношения с Египтом. И если мы двинемся вперёд после следующих выборов и поможем движению остальных к более широкому миру, это будет иметь значительное воздействие на избавления от влияния Советского Союза в этой части мира.

Председатель Мао: Я не против этого.

Президент Форд: Двигаясь вглубь субконтинента, мы ожидаем иметь там влияние посредством нашей базы в Диего-Гарсия. Конечно, мы продолжаем улучшать свои отношения с Пакистаном. Мы сняли свой запрет на вооружения, так что они могут помочь себе и развить достаточную военную мощь, чтобы убедить Индия, что, если она предпримет какую-либо военную операцию, это не будет успешным предприятием.

Председатель Мао: Это было бы хорошо.

Президент Форд: Какова ваша оценка, г‑н Председатель, положения в Бангладеш? 13

Председатель Мао: Положение там теперь лучше, но ещё нестабильно. И мы готовы отправить туда посла. Возможно, ему потребуется некоторое время, чтобы добраться туда.

Президент Форд: Заботит ли вас, что Индия подготовит и предпримет какое-либо военное действие против Бангладеш, чтобы получить выгоду из текущего положения?

Председатель Мао: Есть такая опасность, и мы должны быть настороже.

Президент Форд: Индия известна, г‑н Председатель, такими неразумными вещами, предпринятыми против других наций. Я бы надеялся, что они не сделают этого здесь (в Бангладеш).

Председатель Мао: Действительно. Если они предпримут такую акцию в этой области, мы будем противостоять им.

Президент Форд: Мы работаем с Пакистаном и Ираном для предотвращения всякой подобной акции, и мы осудим всякое подобное действие Индии.

Председатель Мао: Да. Мы достигли ещё одного соглашения.

Президент Форд: Я уверен, что вы, как и мы, озабочены Советским Союзом в Индийском океане и, конечно, их усилиями на восточной стороне Африки. Мы энергично противостоим такому ходу событий. Я имею в виду, конечно, Анголу, где мы предпринимаем искренние действия, чтобы предотвратить получение Советским Союзом цитадели в этой части этого великого континента.

Председатель Мао: Кажется, у вас немного средств. И у нас тоже.

Президент Форд: Я думаю, обе стороны могли бы добиться лучшего, г‑н Председатель.

Председатель Мао: Я за то, чтобы выгнать Советский Союз.

Президент Форд: Если обе стороны предпримут хорошее усилие, мы сможем.

Председатель Мао: Через Конго — Киншаса, Заир. 14

Вице-премьер Дэн (говорит Председателю по-китайски): Усложняющий фактор здесь — это Южная Африка, вовлечение Южной Африки. Это оскорбило всю чёрную Африку. Это усложняет весь вопрос. 15

Председатель Мао: У Южной Африки не очень хорошая репутация.

Президент Форд: Но они борются, чтобы удержать Советский Союз от расширения, и мы думаем, это замечательно. Мы вкладываем значительные деньги через Замбию и Заир 16. Мы думаем, если тут будет широкая деятельность, ведомая нами, Народной Республикой и другими, мы можем предотвратить получение Советским Союзом очень важного военно-морского объекта и контроля над существенными ресурсами в Анголе. И мы яростно противостоим существенному участию Кубы. У них сейчас пять-шесть тысяч солдат в Анголе. 17 Мы думаем, это нездоровая вещь; а ещё и Советский Союз.

Вице-премьер Дэн: Вы хотите сказать, что восхищаетесь Южной Африкой?

Президент Форд: Нет. Они заняли энергичную позицию против Советского Союза. И они делают это полностью сами по себе, без какой-либо стимуляции со стороны Соединённых Штатов.

Вице-премьер Дэн: В Анголе.

Президент Форд: Южная Африка против МПЛА.

Председатель Мао: Это вопрос, требующий изучения.

Президент Форд: Время имеет существенное значение.

Председатель Мао: Мне кажется, что МПЛА не преуспеет. 18

Президент Форд: Мы именно и надеемся, что нет.

Секретарь Киссинджер: Если две другие силы станут достаточно дисциплинированны и мы сможем снабдить их оборудованием, мы можем помешать им (МПЛА) преуспеть. Им (ФНЛА и УНИТА) нужно обучение со стороны тех, кто понимает партизанскую войну. Мы можем дать им оборудование, если кто-то ещё обеспечит их обучением.

Председатель Мао: Мы поддерживали их в прошлом через Танзанию 19, но у Танзании в руках некоторые вещи, которые, как предполагалось, должны пройти. Возможно, сейчас нам следовало бы работать через Заир.

Вице-премьер Дэн: Возможно, через Заир лучше.

Секретарь Киссинджер: Через Заир. И китайская сторона могла бы, возможно, использовать своё влияние посредством Мозамбика. В Африке имело бы моральное значение, если бы Мозамбик не поддерживал советскую группу, МПЛА.

(Дискуссия среди китайцев.)

Председатель Мао: Но, знаете ли, Мозамбик поддерживает МПЛА. Это, возможно, будет трудно.

Вице-премьер Дэн: Невозможно.

Секретарь Киссинджер: Я знаю. Они могут не понимать, что делают, потому что они также внимательно смотрят на Китай.

Председатель Мао: Мы можем попытаться…

Секретарь Киссинджер: Я не думаю, что Мозамбик понимает проблему в Анголе. Им нужен совет и они прислушиваются к Китаю больше, чем к нам.

Председатель Мао: Мы можем попытаться.

Вице-премьер Дэн: Мы можем попытаться, но это не обязательно может оказаться действенным.

Секретарь Киссинджер: Это верно.

Председатель Мао: Заир, возможно, более надёжен.

Секретарь Киссинджер: Заир должен быть базой для активной помощи. Мы не можем получить помощь от Мозамбика, но, может быть, он останется в стороне. Мы не можем получить помощь от Мозамбика, но, может быть, он хотя бы будет оставаться нейтральным.

Председатель Мао: Мы можем попытаться.

Президент Форд: Я ещё раз говорю, что время имеет существенное значение, поскольку двум другим силам нужно поощрение. До последнего времени дела у них шли хорошо. В настоящий момент там патовая ситуация. Будет трагично, если МПЛА возобладает после тех усилий, которые приложили и мы, и вы, и прочие.

Председатель Мао: Это нелегко сказать.

Как думаете, это всё?

Президент Форд: Что до Анголы, я могу сказать, что как раз перед отбытием из Вашингтона я одобрил выделение ещё 35 млн долларов на помощь двум другим силам. Это верный признак, что мы принимаем вызов Советского Союза и нанесём поражение МПЛА.

Председатель Мао: Хорошо.

(Китайские фотографы входят в комнату и снимают.)

Президент Форд: Я хочу поблагодарить вас, г‑н Председатель, за возможность обсудить мировое положение и обозначить наше желание расширить наши двусторонние отношения и работать параллельно по многим-многим вопросам на глобальной сцене.

Председатель Мао: Да, в некоторых газетах сейчас есть сообщения, которые описывают отношения между нами как очень плохие. Возможно, Возможно, вам следует немного рассказать об этой истории и, может быть, проинформировать их.

Секретарь Киссинджер: С обеих сторон. Они слышали кое-что такое в Пекине.

Председатель Мао: Но не от нас. Тот брифинг дают те иностранцы.

Президент Форд: Мы не верим всему, что читаем в наших газетах, г‑н Председатель. (Фотографы покидают комнату.) Я думаю, жизненно важно, чтобы обе страны создавали на всемирном уровне впечатление, что наши отношения хороши. Когда я вернусь в Соединённые Штаты, я сообщу, что они хороши, и, надеюсь, ваши люди сделают то же самое. Важно не только иметь хорошие отношения, но и чтобы мир считал, что они хороши.

Председатель Мао: Мы можем пойти на это постепенно.

Президент Форд: Мы также будем работать над этим.

Председатель Мао: Так.


(Группа поднялась и американские гости пожали руку и попрощались с председателем, что снимали фотографы. Председатель заметил, что он хотел бы сопровождать президента во внешнюю комнату. При помощи сиделки он прошёл с президентом во внешнюю комнату, где американские гости снова попрощались с Председателем, когда были сделаны фотографии. Президент Форд поблагодарил Председателя и сказал, что он думает, что беседа была взаимно полезной. Секретарь Киссинджер сказал, что он рад, что Председатель выполнил его указы, т. е. не ушёл на небеса. Президент Форд сказал, что он надеется исправить Секретаря, чтобы Председатель мог отправиться на небеса, но он и Секретарь добавили, что надеются, что это случится нескоро. Председатель Мао отметил, что он не может уйти, так как находится под действием приказа Секретаря. Секретарь Киссинджер сказал, что он поддержит этот приказ. Остальные американцы поблагодарили Председателя и попрощались. Группа была выведена наружу вице-премьером Дэном и китайскими официальными лицами. Американцы сели в свои автомобили и отъехали прочь.)

Примечания:

  1. Кит. 放空炮 (фан кун пао) — «стрелять из пушки холостыми»; трепаться, болтать языком, вешать лапшу на уши. Австралийский китаевед Рональд Кейт (Ronald C. Keith) отмечает в книге «Дэн Сяопин и китайская внешняя политика» (Deng Xiaoping and China’s Foreign Policy), что Мао был так уклончив, что Форд уехал из Пекина «с пустыми руками», а затем «дипломатия нормализации столкнулась с отставкой Дэна в апреле 1976-го».
  2. Джордж Буш-старший, будущий президент США (1989—1993) был тогда неофициальным (поскольку США ещё не установили с КНР дипотношений) послом в КНР. 30 января 1976 г. он был назначен директором ЦРУ.
  3. Хуан Чжэнь находился на дипломатической работе с 1950 г., в основном за рубежом. В 1971 г. был направлен в США и в 1973 г. был назначен руководителем отдел связи взаимодействия КНР в США. Он действительно остался на этой должности на два года, а в 1977 г. был возвращён в Китай и назначен министром культуры.
  4. Цяо Гуаньхуа в годы Культурной революции считался правым. В должности министра иностранных дел (1973—1976) поддерживал дэнистскую политику сближения КНР и США, однако, внезапно, стал союзником «банды четырёх» и после её ареста был вынужден уйти в отставку.
  5. Мао бывал в Москве в 1949/1950-м и 1957 годах, а Хрущёв в Пекине — в 1954, 1958 и 1959 гг.
  6. Дипломатические отношения с Японией были, в отличие от США, уже установлены в 1972 году, и страны двигались к заключению в 1978 году Китайско-японского договора о мире и дружбе.
  7. Очевидно, имеется в виду стабилизация после поражения левого вооружённого выступления 21—28 ноября 1975 г.
  8. Эдвард Кардель скончался в 1979 г., за год до Иосипа Броз Тито. Единоличного преемника у последнего не было.
  9. Хуан Карлос Ⅰ, назначенный Франко, взошёл на престол после его кончины, 22 ноября 1975 г.
  10. В Греции годом ранее, в 1974 г., пал режим «чёрных полковников». Тогда Греция вышла из НАТО, но вернулась туда в 1981 г., при социалистах ПАСОК.
  11. Очевидно, имеется в виду блок «Объединённая левая» с участием Компартии Греции, получивший на выборах 1974 г. 9,5 процентов.
  12. Имеется в виду второе Синайское соглашение, заключённое Египтом и Израилем в сентябре 1975 ᴦ. с подачи США. Арабский мир расценил подписание Египтом этого соглашения как прямое предательство общеарабских интересов.
  13. После длившейся несколько месяцев волны насилия и переворотов президентом Бангладеш в ноябре 1975 г. стал Абу Садат Мухаммед Сайем.
  14. Демократическая Республика Конго называлась Заиром в 1971—1997 гг. Президентом страны с 1965 г. был Мобуту Сесе Секо, убийца конголезского маоиста Пьера Мулеле.
  15. Белое расистское правление держалось в ЮАР до 1994 г.
  16. Что любопытно, и Мобуту и замбийский диктатор Каунда продвигали политику национализации и госрегулирования. Не очень успешно.
  17. Кубинские войска оставались в Анголе до 1991 г.
  18. Мао ошибся. После Лиссабонских мирных соглашений 1991 г. МПЛА выиграла выборы. УНИТА отказалась признавать результаты, но была в общем добита в последующее десятилетие. Впрочем, от социализма МПЛА к тому времени совсем ничего не осталось. О событиях в Конго и Анголе читайте статью Дмитрия Костенко «Погиб-убит герой Патрис Лумумба».
  19. В Танзании правил левый режим президента Джулиуса Ньерере. Как раз в 1970—1975 гг. при поддержке Китая была построена Танзанийско-замбийская железная дорога, устранившая зависимость не имеющей выхода к морю Замбии от расистских Родезии и ЮАР.

Добавить комментарий