Мао Цзэдун. Избранные произведения, т. 5.— Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1977.

31.03.1955

Заключительное слово на Всекитайской конференции КПК

Кто опубликовал: | 26.10.2020

Товарищи!

Прения уже закончились. Мне хотелось бы вкратце остановиться на следующих вопросах: на оценке настоящей конференции, пятилетнем плане, деле Гао Гана — Жао Шуши, современной обстановке и Ⅷ съезде.

Об оценке настоящей конференции

Подавляющее большинство товарищей считает, что наша конференция прошла весьма успешно, что она представляет собой новое совещание по упорядочению стиля после движения за упорядочение стиля в Яньани и что, протекая в атмосфере широкой демократии и развёрнутой критики и самокритики, она помогла нам достичь лучшего взаимопонимания, ещё большего идейного единства и единодушия во мнениях. У нас и прежде было единодушие, но по некоторым вопросам наши мнения всё же расходились, а благодаря конференции мы достигли единства взглядов. На этой основе, на основе нашего общего понимания идеологических и политических вопросов, а также многих политических установок можно ещё теснее сплотить нашу партию. Если, как сказал товарищ Чжоу Эньлай, Ⅶ съезд и предшествовавшее ему идеологическое и политическое упорядочение всей партии заложили основу для её идейного единства и обеспечили на этой основе победу демократической революции, направленной против империализма, феодализма и бюрократического капитализма, то настоящая конференция приведёт нас к победе социализма.

Настоящая конференция показала, что уровень нашей партии намного повысился, что она сделала большой шаг вперёд не только по сравнению с периодом Ⅶ съезда, созванного десять лет тому назад, но и по сравнению с периодом второго и третьего пленумов ЦК, проходивших соответственно в 1949 и 1950 годах. Обстановка отрадная, и конференция продемонстрировала наш прогресс.

Мы вступили в новый исторический период, в такой период, когда мы вершим, обдумываем и вникаем в дело социалистической индустриализации, социалистических преобразований, модернизации национальной обороны, а также начинаем исследовать атомную энергию. Из партийных товарищей одни вникают в своё дело глубоко, а другие — поверхностно, то же самое следует сказать и о присутствующих здесь товарищах. Получается как у врачей, из которых одни могут оперировать, а другие нет. Одни могут делать внутривенные инъекции, а другие не могут и делают только подкожные уколы. Иные же боятся делать даже подкожные уколы и пробавляются лишь «накожными». Хотя некоторые товарищи ещё не вникли в своё дело, но большинство взялось за его освоение, судя по всему, многие ушли в него с головой и уже стали немного специалистами. Такое положение наблюдается и на нашей конференции. Это замечательно. Ибо перед нами встают сейчас новые проблемы: социалистическая индустриализация, социалистические преобразования, создание новой национальной обороны и новая работа в других областях. Вникать в дело сообразно новой обстановке и становиться его знатоками — наша задача. Поэтому необходимо вести воспитательную работу среди всех не вникающих в дело и скользящих по поверхности, чтобы помочь им стать хозяевами дела.

Борьба против антипартийного блока Гао Гана — Жао Шуши значительно продвинет нашу партию вперёд.

Мы должны вести пропаганду диалектического материализма среди 5‑миллионной интеллигенции коммунистов и некоммунистов — и кадровых работников всех ступеней и вооружать их этим оружием для борьбы против идеализма. Мы создадим таким образом могучую армию теоретических кадров, которая нам крайне необходима, и это тоже будет весьма отрадно.

Нам нужно разработать план создания такой могучей армии теоретических кадров, нужно, чтобы несколько миллионов людей село за изучение теоретических основ марксизма, то есть за изучение диалектического и исторического материализма, и вело борьбу против всякого рода идеализма и механистического материализма. У нас сейчас немало кадров занимается теоретической работой, но армия теоретических кадров, а тем более могучая армия, ещё не сформирована. А без такой армии дело нашей партии, дело социалистической индустриализации страны, социалистического преобразования, модернизации национальной обороны, исследования атомной энергии не пойдёт на лад, станет неосуществимым. Поэтому я советую, товарищи, заняться философией. Довольно много людей не интересуется философией и не выработало привычки к её изучению. Для интереса можно начать с чтения брошюр и небольших статей, затем перейти к книгам в 70—80 тысяч иероглифов, а потом — в несколько сот тысяч иероглифов. Марксизм состоит из нескольких отраслей научного знания: марксистской философии, марксистской политэкономии и марксистского социализма — учения о классовой борьбе, причём основой является марксистская философия. Не усвоив её, мы не найдём общего языка и общего метода, не придём к ясному пониманию вещей, сколько бы ни спорили. Овладев диалектико-материалистическим воззрением, мы избавимся от лишних хлопот, избежим многих ошибок.

О первом пятилетием плане

Товарищи считают, что при обсуждении первого пятилетнего плана большинство ораторов выступило очень хорошо. Их выступления вызвали общее удовлетворение. Особо выделяется ряд выступлений, в которых насквозь освещена суть вопроса и чувствуется деловая хватка специалистов. Но часть выступлений от центральных ведомств довольно посредственна по содержанию, страдает недостаточным анализом и критикой. То же можно сказать и о выступлениях ряда товарищей, работающих на местах. Надо бы ещё указать на то обстоятельство, что часть товарищей в своих выступлениях ограничивалась вскрытием фактов серьёзного расточительства и других ошибок, но ничего не сказала о мерах по их устранению. Этими выступлениями некоторые товарищи остались недовольны, и, как мне думается, их недовольство обоснованно.

Надеюсь, что все секретари провинциальных, городских и окружных комитетов партии, а также ответственные товарищи из центральных ведомств будут прилагать неустанные усилия к тому, чтобы на основе повышения своей марксистско-ленинской подготовки стать специалистами, хорошо знающими и политическую, и хозяйственную работу. Необходимо поставить на должную высоту как идейно-политическую работу, так и экономическое строительство. Мы должны научиться со знанием дела вести экономическое строительство.

На нашей конференции представители с мест высказывали пожелания, чтобы ЦК помог им разрешить многие вопросы. Те вопросы, по которым ЦК уже вынес постановления, надо активно разрешать. По остальным вопросам секретариату конференции поручается совместно с товарищами, выдвинувшими эти вопросы, наметить соответствующие меры и представить их на рассмотрение в ЦК.

У центральных ведомств тоже немало дел, требующих содействия со стороны мест. Желательно, чтобы местные комитеты партии контролировали учреждения и предприятия центрального подчинения на местах и оказывали им помощь, особенно в области идейно-политической работы. Местные парткомы обязаны помогать этим учреждениям и предприятиям в выполнении возложенных на них задач. Таким образом, не только местам есть о чем просить центр, но и у центра есть за чем обращаться к местам. Лишь совместными усилиями при разделении труда и сотрудничестве центральных ведомств и местных парткомов можно будет с полным успехом реализовать первый пятилетний план.

Об антипартийном блоке Гао Гана — Жао Шуши

  1. Кое-кто спрашивает: существует ли вообще этот блок? Или это не блок, а два «независимых государства», два «единоличных хозяйства»? Отдельные товарищи говорят, что не видели уличающих документов, а раз это блок, то как-никак должно быть соглашение, причём оформленное письменно. Письменного соглашения тут действительно нет, его не найти. Но мы тем не менее утверждаем, что Гао Ган и Жао Шуши составляют блок. Из чего это видно? Во-первых, из согласованной деятельности Гао Гана и Жао Шуши во время совещания по вопросам финансово-экономической работы. Во-вторых, из антипартийной деятельности, которую вёл Жао Шуши вкупе с Чжан Сюшанем во время совещания по вопросам организационной работы. В-третьих, из слов Жао Шуши. Он говорил, что «впредь ядром орготдела ЦК должен быть Го Фэн». Заведующим орготделом был тогда Жао Шуши, а ядром его должен был стать Го Фэн, доверенное лицо Гао Гана. Ну что ж, прекрасно! Сплочение весьма тесное! В-четвёртых, из того, что Гао Ган и Жао Шуши повсюду разглашали подготовленный Ань Цзывэнем в частном порядке список кандидатур в члены Политбюро, из-за которого Ань Цзывэню был вынесен выговор. Гао Ган, Жао Шуши и другие ознакомили с этим списком всех участников оргсовещания и, кроме того, сделали его известным в южных провинциях. С каким умыслом, спрашивается, они разгласили его столь широко? В-пятых, это видно из того, что Гао Ган дважды заступался передо мной за Жао Шуши, а Жао Шуши до последнего момента стремился защитить Гао Гана. Гао Ган говорил, что Жао Шуши находится в нетерпимой обстановке, и просил меня вмешаться. «Почему вы, спросил я у него,— говорите от имени Жао Шуши? Я же в Пекине, и Жао Шуши тоже. Зачем ему понадобилось ваше посредничество, когда он может прямо обратиться ко мне? Из Тибета и то можно телеграфировать. А тут в самом Пекине, к тому же он не без ног». Второй раз Гао Ган пытался выгородить Жао Шуши уже за день до своего разоблачения. Жао Шуши, в свою очередь, до последнего момента старался оправдать Гао Гана и снять с него якобы несправедливое обвинение. На расширенном заседании Политбюро ЦК, разоблачившем Гао Гана, я говорил, что в Пекине есть два штаба: один — во главе со мной, он посылает чистый ветер и чистый огонь; второй — во главе с другими командующими, он посылает нечистый ветер и нечистый огонь, из него выбивается подземное течение. Итак, политика, в конце концов, должна выходить из одной или из нескольких дверей? Из целого ряда вышеприведнных фактов видно, что Гао Ган и Жао Шуши представляют собой антипартийный блок, а не два отдельных «независимых государства» и не два «единоличных хозяйства».

    Что касается товарищей, которые из-за отсутствия документально оформленного соглашения сомневаются в существовании этого блока, то они просто уподобляют созданный заговорщиками антипартийный блок обычным открытым и официальным политическим или экономическим союзам, смешивая одно с другим. Но Гао Ган и Жао Шуши — интриганы! Зачем им, интриганам, письменное соглашение? Если утверждать, что без письменного соглашения не может быть блока, то как же рассматривать каждую в отдельности антипартийные группировки Гао Гана и Жао Шуши? Ведь Гао Ган тоже не заключал договора с Чжан Сюшанем, Чжан Минюанем, Чжао Дэцзунем, Ма Хуном и Го Фэном! А мы тоже не видели их письменного соглашения! Так, пожалуй, станешь отрицать и само наличие этой антипартийной группировки! Далее, мы не видели и договора Жао Шуши с Сян Мином и Ян Фанем! Поэтому неверно утверждение о том, что без оформленного соглашения не может быть блока.

  2. Какую позицию должны занять товарищи, попавшие под влияние Гао Гана и Жао Шуши, и товарищи, не попавшие под их влияние? Среди товарищей, поддавшихся влиянию, одни оказались под меньшим, а другие под большим влиянием. С некоторыми дело обстоит не столь серьёзно, поскольку они задеты лишь краем. Но несколько товарищей подпало под более сильное влияние: они переговаривались с Гао и Жао по многим вопросам, занимались закулисной деятельностью и служили им рупором. Эти две категории людей отличаются друг от друга. Однако значительное большинство из этих товарищей независимо от того, насколько они попали под влияние Гао и Жао, уже выступили на нашей конференции с заявлением о своей позиции. Некоторые из них выступили очень хорошо и встретили одобрение всех присутствующих. Другие выступили сносно и встретили одобрение большинства товарищей, но в их выступлениях есть недостатки. Третьи высказались не совсем полно и сегодня сделали дополнение. Наконец, кое-кто выступил в целом неплохо, но по отдельным вопросам говорил не так, как следует. Но, как бы то ни было, все они в общем высказались и всех их без исключения мы должны приветствовать, поскольку они как-никак заявили о своей позиции! Из попросивших слово отдельные товарищи не успели выступить, они могут доложить в ЦК письменно. Кроме того, есть невыступившие, которые замешаны несерьёзно, то есть были задеты лишь краем, кое-что знают, но промолчали. Может быть, среди выступивших тоже есть такие, кто рассказал не всё? Так что давайте сейчас договоримся: все выступления и доклады, будь то о пятилетнем плане или об антипартийном блоке Гао — Жао, могут быть взяты обратно для внесения поправок, для того чтобы, взвесив каждое слово и каждую фразу, в течение пяти дней пополнить их недосказанным или исправить неподходящие места. Не надо придираться из-за промашки в выступлении на нашей конференции и не давать спуска. Вам позволяется пересмотреть свои выступления, и окончательным будет считаться исправленный текст.

    К вышеупомянутым товарищам мы должны относиться следующим образом. Мы должны желать им исправить свои ошибки, причём не только смотреть, но и помогать. Иначе говоря, не только смотреть, исправляются они или нет, но и помогать им исправиться. Человек вообще нуждается в помощи. Как ни прекрасен цветок лотоса, и ему нужна поддержка зелёных листьев. Без трёх кольев изгородь не поставишь, без трёх помощников удальцу не развернуться. Действовать в одиночку плохо, всегда нужна помощь со стороны. А тут она тем более необходима. Смотреть, конечно, нужно, надо смотреть, исправляются ли они. Но только смотреть значит проявлять пассивность, необходимо ещё оказывать и помощь. Мы будем приветствовать всех без исключения людей, подпавших под влияние Гао и Жао, независимо от степени этого влияния, если они возьмутся за исправление ошибок, будем не только смотреть, но и помогать. Таков активный подход к совершившим ошибку товарищам.

    Товарищам, не поддавшимся влиянию, нельзя зазнаваться, им нужно остерегаться «заболеваний». Это крайне важно. Товарищам же, о которых речь шла выше и одни из которых были, возможно, просто обмануты, а другие увязли довольно глубоко, допущенные ими ошибки могут служить предостережением от повторения подобных ошибок в будущем. Переболевший приобретает иммунитет. А прививка против оспы имеет профилактическое значение. Но разовая прививка не даёт гарантии на всю жизнь, и оспой всё же можно заболеть. Вот почему желательно через три-пять лет сделать повторную прививку, то есть провести совещание вроде нашей конференции. Что касается остальных товарищей, то им не следует зазнаваться, чтобы уберечь себя от ошибок. Почему Гао Ган и Жао Шуши оставили их в стороне? Здесь есть несколько причин. Одних они считали своими врагами и, разумеется, не находили нужным агитировать. На других они смотрели свысока, как на мелкую сошку, и потому тоже не находили пока нужным агитировать, полагая, что, когда «в поднебесной всё встанет на своё место», эти люди сами присоединятся к ним. К третьим они не посмели сунуться, вероятно, из-за наличия у этих товарищей довольно сильного иммунитета, из-за того, что они с первого взгляда увидели, что с этими товарищами каши не сваришь, и потому обошли их стороной, хотя и не считали своими врагами и не уподобляли мелкой сошке. На четвёртых же у них не хватило времени. Чтобы эта «чума» распространилась, надо время, и если бы её обнаружили на год позднее, то неизвестно, что произошло бы с некоторыми людьми. Поэтому не нужно строить из себя героя: смотрите, они вот замарались, а я остался чистым! Ещё год, и многие наверняка попали бы под влияние Гао и Жао.

    Таковы, по-моему, те моменты, на которые должны обратить внимание как товарищи, оказавшиеся под влиянием Гао Гана и Жао Шуши, так и товарищи, не подпавшие под их влияние.

  3. Если высказывания и поступки тех или иных товарищей по принципиальным вопросам идут вразрез с партийными принципами, нужно быть начеку и сохранять известную дистанцию. Не следует быть с ними заодно в тех вопросах и в тех случаях, когда их слова и дела противоречат принципам партии и вызывают неприязнь. Если их слова и дела в других вопросах соответствуют партийным принципам, соответствуют, скажем, требованиям пятилетнего плана, постановлению и докладу об антипартийном блоке Гао — Жао, а также правильным политическим установкам и правильным нормам внутрипартийной жизни, то, само собой разумеется, их нужно активно поддерживать и быть с ними заодно. От всего, что не соответствует партийным принципам, нужно держаться на известной дистанции, иначе говоря, нужно отмежёвываться и сразу же давать отпор. Нельзя не сохранять эту дистанцию из-за того, что они твои старые друзья, старые начальники или подчинённые, старые сослуживцы, однокашники или земляки. И нынешнее антипартийное дело Гао Гана — Жао Шуши, и прежняя борьба двух линий внутри партии на многочисленных примерах показывают: стоит тебе счесть из-за слишком старых и глубоких личных связей неудобным откровенно высказаться, держаться на известной дистанции, дать отпор и чётко отмежеваться, чтобы ты все глубже стал увязать в болоте и сидящий в них чёрт попутал тебя. Следовательно, необходимо высказывать своё отношение и твёрдо отстаивать принципы.

    Некоторые товарищи говорят, что «знали о кое-каких неприглядных делах Гао Гана и Жао Шуши, но не приметили их интриганства». Тут, на мой взгляд, нужно провести следующее различие. Те, кто слышал от Гао Гана и Жао Шуши много такого, что не соответствует партийным принципам, и с кем Гао Ган и Жао Шуши обсуждали те или иные вопросы своей антипартийной деятельности, должны были заметить. А тех, кто знал о неприглядных делах Гао Гана и Жао Шуши только понаслышке и не разглядел их интриганства, винить нечего, так как его действительно трудно было разглядеть. Сам ЦК и то лишь в 1953 году обнаружил их антипартийный заговор. Их неестественность была замечена во время совещаний по вопросам финансово-экономической и организационной работы, а также в связи с рядом обстоятельств, имевших место ещё до финансово-экономического совещания. Поскольку во время совещания по вопросам финансово-экономической работы всякий раз, когда обнаруживалась их ненормальная деятельность, им тотчас давалась отповедь, они впоследствии полностью законспирировались. Этот заговор, этих заговорщиков и заговорщическую группировку мы обнаружили лишь осенью — зимой 1953 года. Долгое время мы не видели в Гао Гане и Жао Шуши вредных элементов. Подобное бывало и в прошлом. В цзинганшаньский период выявилось несколько изменников, а нам никогда и в голову не приходило, что они могут изменить революции. С вами, вероятно, случалось то же самое.

    Итак, мы должны извлечь урок, то есть не давать ложной видимости вводить нас в заблуждение. Некоторые же наши товарищи легко поддаются обману ложной видимостью. Всем предметам присуще противоречие между их сущностью и её внешним выражением. Сущность предметов может быть познана только путём анализа и изучения форм её выражения, а для этого требуется наука. И наоборот, если сущность постижима через простое созерцание, то к чему тогда наука? К чему изучение? Изучение именно потому и нужно, что существует противоречие между сущностью и формой её проявления. Но ложная видимость отличается от обычной формы проявления сущности потому, что она ложная. Отсюда и вытекает урок по мере возможности не давать ложной видимости вводить нас в заблуждение.

  4. Об опасности зазнайства. Не надо строить из себя героев. Наше дело вершится большинством людей, роль же меньшинства имеет свои пределы. Необходимо признавать роль меньшинства, то есть роль руководителей, кадровых работников. Но их роль не является чем-то необычайным, необычайную роль играют не они, а массы. Правильные взаимоотношения между кадровыми работниками и массами означают, что без кадровых работников, конечно, не обойтись, но дело вершится широкими массами, что кадровые работники выполняют роль руководителей, но преувеличивать их роль нельзя. Неужели случится что-нибудь ужасное, если не будет тебя? История, различные факты подтверждают, что без тебя тоже можно обойтись. Произошло ли что-нибудь ужасное, скажем, без Гао Гана и Жао Шуши? Нет, и без них обошлось! Обошлось также без Троцкого, Чжан Готао и Чэнь Дусю. Все они подлые люди. Уже давно нет Конфуция, а у нас в Китае появилась Коммунистическая партия, которая, конечно, мудрее Конфуция. Как видите, без Конфуция дела идут даже ещё лучше! Пусть ты человек положительный, но и без тебя тоже можно обойтись. Неужели земной шар перестанет вращаться без тебя? Земной шар по-прежнему будет вращаться, наше дело по-прежнему будет развиваться и, пожалуй, развиваться ещё лучше.

    Есть две группы людей: люди с большим революционным стажем, а таких немало среди присутствующих, и новые, растущие силы, молодёжь. Кто из них подаёт больше надежд? Конечно, новые, растущие силы, как об этом сказал сегодня товарищ Чжоу Эньлай. Некоторые товарищи зазнались из-за того, что они старые революционеры, это очень досадно. Уж если кому и дозволено зазнаваться, то скорее всего молодёжи. Люди, перевалившие за 40—50 лет, с годами становясь всё опытнее, тем более должны быть скромными. Пусть молодёжь сама уверится в нашем опыте и скажет: «Старая гвардия действительно имеет кое-какой опыт, нельзя пренебрегать ею, а посмотрите, как она скромна». На что будет похоже, если человек в возрасте 40—50 лет, накопивший богатый опыт, начнёт зазнаваться? Тогда молодёжь скажет: «Ваш опыт равен нулю, и сами вы точно малые дети». Детям как-никак ещё простительно немного зазнаваться. А пожилым людям с большим опытом зазнайство ни к чему, им незачем так высоко задирать нос. В народе говорят: «А ну, подожми хвост». У людей нет хвоста, почему же его всё-таки требуют поджать? Если вы наблюдали собак, то знаете, что они иногда задирают хвост, а иногда поджимают его. Поджимают они его, наверное, тогда, когда получат несколько ударов палкой, а задирают его, наверное, тогда, когда им многое удаётся. Я надеюсь, что все товарищи, и прежде всего старые, не будут задирать хвост, или, как говорится, будут ходить с опущенным хвостом. Нужно остерегаться зазнайства и кичливости и всегда быть скромным и целеустремленным.

  5. О предотвращении «левого» и правого уклона. Некоторые утверждают, что «левый» уклон лучше правого, и им вторят многие товарищи. На самом же деле многие про себя думают, что правый уклон лучше «левого», но открыто не говорят, и только честные заявляют об этом вслух. Таковы две точки зрения. Что называется «левым» уклоном? Перескакивание через эпоху, выход за рамки современной действительности, забегание вперёд в политике, конкретных установках и практических действиях, беспорядочное нанесение ударов при развёртывании борьбы и возникновении споров есть «левый» уклон, и он негоден. Отставание же от эпохи, отставание же от современной действительности, отсутствие боевитости есть правый уклон, и он тоже негоден. В нашей партии имеются не только поклонники «левого» уклона, но и немало поклонников правого уклона или центризма, тяготеющего вправо,— и то и другое плохо. Мы должны вести борьбу на два фронта, борьбу как против «левого», так и против правого уклона.

Вот те несколько моментов, на которых я хотел остановиться в связи с вопросом об антипартийном блоке Гао Гана — Жао Шуши.

О современной обстановке

Какова ныне обстановка на международной арене, внутри страны и внутри партии? Какая из сторон преобладает — светлая или тёмная? Надо со всей определённостью сказать, что и в международной, и во внутренней, и во внутрипартийной обстановке светлая сторона преобладает над тёмной. То же самое наблюдается и на нашей конференции. Не следует считать обстановку на ней мрачной из-за того, что многие выступили с самокритикой. Выступая, эти товарищи акцентировали на своих недостатках и ошибках, но ни словом не обмолвились о своих достоинствах, о том, с какого года участвуют в революции, в каких боях одержали победы, в какой работе добились успехов. Если судить лишь по их самокритике, то получается сплошная тьма. Фактически же это только одна сторона и причём у многих товарищей второстепенная. Напротив, к Гао Гану и Жао Шуши с их пятью вояками — Чжан Сюшанем, Чжан Минюанем, Чжао Дэцзунем, Ма Хуном и Го Фэном — неприменима оценка, констатирующая преобладание светлой стороны. Неужели у Гао Гана может доминировать светлая сторона? Нет, он весь воплощение мрака, того кромешного мрака, когда нет ни солнца, ни луны. У наших же товарищей положение иное, и те немногие тёмные пятна, которые у них есть, можно отмыть, если помыться несколько раз с мылом.

Почему нужно указать на необходимость подготовки ко всяким неожиданностям, подготовки на случай контрреволюционной реставрации, на случай повторного возникновения дела Гао Гана — Жао Шуши? Потому что, учтя наихудшую возможность, никогда не останешься внакладе. Любую работу мы должны обдумывать и планировать, исходя из наихудшей возможности. Самое худшее, что можно ожидать, так это развязывание империалистами новой мировой войны, новое воцарение Чан Кайши в Пекине или появление нового дела, аналогичного делу антипартийного блока Гао Гана — Жао Шуши, причём не одного, а десяти и даже сотни. Но сколько бы их ни было, нам нечего бояться, если мы заранее подготовимся. Пусть их будет десять, и то всего два раза по пяти, в этом нет ничего страшного, раз мы их предвидели. Атомные и водородные бомбы, которыми империалисты нас запугивают, тоже не страшны. Ибо в мире одно всегда одолевает другое, одно наступает, но появляется другое и побеждает его. Почитайте «Возведение в ранг богов» 1 и вы поймёте, что нет никаких «чудодейственных средств», которых нельзя было бы одолеть, раз их была одолена такая уйма. Мы уверены в том, что, опираясь на народные массы, мы сможем сокрушить любое «чудодейственное средство» на свете.

Борьба за успешный созыв Ⅷ Всекитайского съезда партии

ЦК постановил созвать Ⅷ Всекитайский съезд партии во второй половине 1956 ода. Повестка дня съезда включает три вопроса:

  1. отчётный доклад Центрального Комитета;
  2. изменения в Уставе партии;
  3. выборы нового Центрального Комитета.

К июлю месяцу будущего года нужно закончить выборы делегатов и работу по подготовке документов съезда. За этот более чем годичный срок необходимо сделать большой шаг вперёд во всех областях — в экономике, культуре и просвещении, военном деле, партийном строительстве, идейно-политической работе, работе массовых организаций, работе единого фронта, работе среди нацменьшинств.

Попутно мне хотелось бы остановиться на вопросе о работе среди нацменьшинств. Необходимо бороться против великоханьского шовинизма. Нельзя думать, что только ханьцы помогают национальным меньшинствам, ибо нацменьшинства, в свою очередь, тоже оказывают большую помощь ханьцам. Некоторые товарищи то и дело хвастаются оказанной нами помощью, но не видят того, что без нацменьшинств нам не обойтись. Кто проживает на территории, составляющей 50—60 процентов площади нашей страны? Ханьцы или кто-либо другой? Там проживают нацменьшинства. Их районы богаты природными ресурсами, многочисленными сокровищами. Сейчас наша помощь нацменьшинствам невелика, кое-где её пока ещё нет, тогда как они оказывают помощь ханьцам. Конечно, некоторые нацменьшинства смогут помогать нам лишь после полученной от нас помощи. Национальные меньшинства оказали ханьцам большую помощь в политическом отношении, их вступление в великую семью китайской нации и есть политическая помощь ханьцам. Весь наш народ рад тому, что нацменьшинства и ханьцы сплотились воедино. Стало быть, нацменьшинства оказали стране в целом и всей китайской нации большую помощь в политическом и экономическом отношении и в деле национальной обороны. Было бы ошибкой думать, что только ханьцы помогают нацменьшинствам, а нацменьшинства не оказывают помощи ханьцам, и кичиться оказанной им незначительной помощью.

Говоря о необходимости сделать в предстоящем году большой шаг вперёд во всех областях работы, мы имеем в виду, что надо исправить уже выявленные недостатки и ошибки. Не следует после данных на конференции обещаний встречать открытие Ⅷ съезда в будущем году с тем же нетронутым количеством недостатков и ошибок, которое имеется сейчас. Борьба за созыв Ⅷ съезда партии и призвана устранить недостатки и ошибки, устранить со всей серьёзностью и ответственностью такие явления, как излишества и расточительство, сооружение громоздких декоративных крыш и т. д. Не надо после сделанных обещаний растягиваться дома на кровати и погружаться в сладкий сон.

Некоторые предлагают созывать подобные конференции один раз в год или в два года в целях осуществления взаимного контроля между товарищами. Я считаю, что об этом стоит подумать. Кому же контролировать таких, как мы? Взаимный контроль — хорошее средство, он может способствовать быстрому прогрессу дела партии и государства. Именно быстрому, а не медленному прогрессу. Съезд партии не созывался уже десять лет. Конечно, в первые пять лет его не следовало созывать из-за бушевавшей в то время войны, к тому же Ⅶ съезд был уже созван, а в последние пять лет его можно было созвать, но он не был созван. Такая отсрочка имеет и свой плюс, поскольку Ⅷ съезд будет проходить в условиях, когда выяснен вопрос о Гао Гане — Жао Шуши, иначе они постарались бы всячески использовать съезд в своих целях. Кроме того, мы поставили на рельсы пятилетний план, определили генеральную линию в переходный период и в ходе конференции добились ещё большего единства взглядов, подготовив тем самым условия для созыва Ⅷ съезда партии. На предстоящем Ⅷ съезде партии не следует всем поголовно заниматься самобичеванием, но открытую самокритику и критику недостатков и ошибок в работе мы всё же должны развернуть. Нельзя не осуществлять этот марксистский принцип.

Критика должна быть острой. Но на этот раз, как мне кажется, она частично была не столь острой, чувствовалась боязнь обидеть людей. Если критика не столь остра, не задевает за живое, то критикуемый не почувствует боли и не примет её во внимание. Необходимо указывать имя и фамилию, называть организацию, о которой идёт речь. Раз ты не наладил работу, я вправе быть недовольным тобой, и если обидел, то ничего не поделаешь. Боязнь обидеть есть всего-навсего боязнь потерять голоса на выборах или не сработаться с критикуемым. Неужели из-за того, что ты не проголосуешь за меня, я останусь без пропитания? Ничего подобного. На самом же деле, только высказавшись и открыто поставив вопрос ребром, будет легче сработаться. Не надо сглаживать острые углы. Для чего у быка рога? Они нужны ему для борьбы, для защиты и нападения. Я часто спрашиваю товарищей: нет ли у вас на голове «рогов», как у быка? Вы, товарищи, пощупайте. У одних, на мой взгляд, «рога» имеются, у других, хотя они и есть, но не так остры, а у третьих их вообще нет. По-моему, вооружиться подобными «рогами» всё же лучше, ибо это соответствует марксизму, одним из принципов которого является критика и самокритика.

Итак, регулярный созыв конференции и развёртывание критики и самокритики — замечательное средство для осуществления взаимного контроля между товарищами, способствующее быстрому прогрессу дела партии и государства. Предлагаю товарищам из провинциальных и городских комитетов партии подумать, нельзя ли применить его и у себя. Вы учитесь у ЦК, не так ли? А этому, по-моему, и можно поучиться.

В заключение я обращаюсь к вам, товарищи, и ко всем партийным товарищам с призывом:

Боритесь за успешный созыв Ⅷ Всекитайского съезда партии в 1956 году!
Боритесь за успешное выполнение первого пятилетнего плана!

Примечания:

  1. «Возведение в ранг богов» — китайский фантастический роман, действие в котором развёртывается на историческом фоне борьбы между Инь (Шан) и Чжоу.

Добавить комментарий