Пер. с англ. — Владислав Стародубцев

Kobad Ghandy: A Sceptre is Haunting the World

06.06.2020

Призрак бродит по миру

Кто опубликовал: | 20.06.2020

«Риск новой, более опасной Великой Депрессии растет с каждым днём»

Нуриэль Рубини

«Это может перерасти в финансовый кризис. Скоро мы увидим увеличение доли дефолтов и провалы бизнеса. Этот кризис может быть таким же, как в 1930‑е»

Кармен Рейнхарт (профессор экономики и финансов в Школе управления им. Джона Ф. Кеннеди)

«Худший финансовый кризис со времён Великой Депрессии 1929 г.»

Аналитик-ветеран «Си-эн-би-си»

Джим Ричардс, бывший советник ЦРУ и Пентагона, а также Федеральной резервной системы (ФРС), предупреждает о пятиступенчатом эффекте домино на экономику США (которое произойдёт в скором будущем, по его словам):

  1. Депрессия будет вести к массовой безработице, когда больше чем 50 % работающих будут под угрозой потери работы. В связи с тем, что все сейчас сидят дома, в связи с отсутствием покупательной возможности по причине безработицы и самоизоляции, спрос на товары будет низким. И с карантином мы впервые в истории имеем кризис спроса и производства 1. Так как кризис начался не с финансового коллапса (как в 1930‑м и 2009‑м), снижение процентных ставок и вливание денег в экономику не будут иметь длительной эффективности для восстановления экономики.
  2. Следующим домино будут массовые банкротства, так как будет отсутствовать спрос на товары, соответственно — никаких продаж.
  3. Экономическая болезнь распространится на рынок недвижимости, так как люди не смогут выплатить свои ипотечные кредиты. Рынок в 16 триллионов долларов потерпит коллапс.
  4. Четвёртым домино будет коллапс банковской индустрии и кредитный кризис, в связи с коллапсом кредитования населения и банкротством в индустрии.
  5. Полный коллапс нашего общества и верховенства права. Уже происходят секретные переговоры в армии про введение военного положения.

Это может быть наихудший сценарий, но факты точно двигают нас в этом направлении. На деле, два призрака бродят по миру. Ковид‑19 и экономическая катастрофа. Ковид — это только продолжение бесчисленного ряда вирусов, что поразили мир в последнее время. Другой призрак возрождает воспоминания о ужасах Великой Депрессии в 1930‑х и массовой нищеты, что пришла вместе с ней. Какой из двух будет более смертельным, сейчас сложно сказать, но мы уже видим в Индии миллионы мигрантов, которые не имеют ни еды, ни транспорта чтобы добраться обратно в свои деревни; а также страдания миллионов других, кто сейчас закрыт в своих домах (обычно 10 на 10 метров со всей семьей), лишившись источников заработка. Будущее максимально неопределенно; возможно коктейль из этих двух (экономической депрессии и вируса) опустошит целые регионы в мире, будучи в разы хуже Великой депрессии.

Реальность в том, что большинство ведущих экономик мира двигались к серьезному кризису с конца прошлого года, более ужасному, чем Великая рецессия 2008—2009 гг.; двигаясь по пути схожему (или хуже) тому, что был в 1930‑х. Коллапс кажется неотвратимым, с или без Ковида. Карантин, конечно, усугубил положение вдесятеро.

Несколько вопросов всплывает в этом двойном сценарии. Во-первых, по какому пути пошли бы мировые экономики, если бы не было эпидемии/карантина? Во-вторых, почему последние несколько десятилетий продолжают появляться целый ряд всё более и более смертельных вирусов? В-третьих, были ли такие радикальные меры как «социальное дистанцирование» и «карантин» единственным способ справится с вирусом, или могли быть приняты более эффективные меры, без ущерба экономики и жизням людей? В-четвёртых, какой источник этого вируса (или более ранних); почему было необходимо для 62 стран, включая Индию, принимать резолюцию во Всемирной Ассамблее Здравоохранения (руководящий орган ВОЗ), чтобы идентифицировать болезнь как «зооноозную» и после просить о «беспристрастной, независимой и всесторонней оценке» мер, принятых ВОЗ для противостояния Ковид‑19 (которая главным образом была основанием для введения по всему миру принятого метода — социального дистанцирования и карантина)? По иронии судьбы, почему-то две самые подозреваемые страны — США и Китай — отказываются подписывать эту резолюцию. Зоонозные болезни — это такие болезни, что передаются от животных/насекомых к людям, как птичий и свинной грипп, Нипах, Эбола, лихорадка Денге и множество других, таких как малярия.

Эти вопросы и много других остаются без ответа, пока мировые СМИ сосредотачиваются только на определённых вещах, люди не знают, чему верить, так как некоторые вопросы не поддаются логике; естественным образом множество теорий набирает популярность. И всё же давайте попробуем найти самостоятельно некоторую правду в этом лабиринте только экономического фронта, и начнём с состояния экономики до карантина, который начался в конце марта 2020 г., после решения ВОЗ объявить пандемию 11 марта 2020 г.

Состояние мировой экономики до пандемии

Все развитые страны — Европа, США и Япония — уже были в состоянии серьёзного упадка до начала пандемии. Давайте посмотрим сначала на США, самую большую экономику мира. Даже до начала эпидемии экономика США уменьшилась на целых 4,8 % в первом квартале 2020 г., что было наибольшим сокращением с 2008 г. 2; в США постоянно уменьшалась процентная ставка с 2,5 % до 1,25 %, а потом, 15 марта 2020 г., до 0 %. США также выпустили пакет стандартного количественного смягчения в размере 700 млрд долларов, впоследствии поднимая до 3 триллионов долларов, на самую высокую сумму за всю историю. Количественное смягчение (по сути печатание обязательств, т. е. займы) и низкая процентная ставка всегда были двумя стандартами монетарной панацеи для экономик в кризисе.

Япония, третья экономика мира, была в стагнации годами, и в последнем квартале 2019 г., уменьшилась на огромные 7,1 %. В отчаянной надежде прорваться через [экономический] шторм, Япония приняла несколько пакетов для стимулирования экономики и утвердила самый большой в своей истории пакет размером в 530 млрд долларов, позже постепенно подняв его до гигантских 2 триллионов. Процентная ставка в Японии была ниже нуля долгое время.

Если посмотреть на Европу, то мы видим, что в первом квартале 2020 г. (январь — март), экономика Германии уменьшилась на 2 %, Франции на 5,8 %, Италии на 4,7 %, Испании на исторические 5,2 %, что намного превосходит прошлый рекорд в 2,6 % в 2009 г. Экономика Великобритании уменьшилась на 2 %, в остальных странах Европы ситуация ещё хуже. Что касается Великобритании, то «Гардиан» сообщает (15 мая 2020 г.), что экономика замедлялась уже в феврале, и в марте она сократилась на 6 %, самый худший показатель с начала подсчётов в 1997 г. Как и все остальные страны, Великобритания вливает огромные суммы денег в экономику, чтобы держать её на плаву. Банк Англии предсказывает что рецессия будет наихудшей за последние 300 лет.

Экономика Евросоюза в целом уменьшилась на 3,5 % в первом квартале 2020 г., худший показатель за всё время с 1995 г., когда ЕС начал собирать эту информацию. Процентные ставки в Европе в марте 2020 г. были все около 0 %, тогда как в Великобритании 0,1 %, в Дании −0,6 % и в Швейцарии −0,75 %. С появляющимися признаками экономической слабости, Европейский центральный банк опустил процентную ставку ниже нуля в сентябре 2019 г., до −0,5 %. Швеция, Швейцария и Дания тоже застряли в «красных» процентных ставках (ниже нуля), как и Япония. И всё это — задолго до карантина.

Китайская экономика, вторая экономика в мире, уменьшилась на 6,8 % в первых трёх месяцах с 2020 г., по сравнению с тем же периодом год назад — это самое большое падение за почти что три десятилетия, так как промышленное производство и расходы внутри страны застопорились посреди беспрецедентного шока коронавирусной эпидемии. Конечно, это было после того, как вирус ударил по Китаю.

Не только это, но цены на товары начали резко падать в конце февраля. Цена на американскую нефть уменьшилась вдвое менее чем за две недели во второй половине февраля, рухнув до 24,5 долларов за баррель, наименьший показатель с 2003 г.

Эти цифры требуют понимания. В 2017 г. я написал из тюрьмы 3, что «со всеми показателями, идущими вниз, журнал „Экономист“ предупреждает, что по закону Сода 4 рано или поздно политики столкнутся с очередным спадом. И, добавляет журнал, израсходовав весь свой арсенал (а именно монетаристских манипуляций с количественным смягчением и процентной ставкой) правительства и центральные банки не будут иметь никакой амуниции для продолжения борьбы со следующей рецессией».

Ранее в той же статье я предупреждал, что:

«Несмотря на такие отчаянные меры, как гигантское количественное смягчение и почти нулевая и даже негативная процентная ставка, экономический подъём кажется делом далекого будущего, и падение экономики продолжается. В последние пять лет до конца 2016 г., прибыль транснациональных корпораций упала на 25 %. Прибыль с инвестиций уменьшились до минимального показателя за последние два десятилетия. Большинство гигантов имели рекордно вялый рост за два десятилетия. Согласно докладу ЮНКТАД 5, рост экономики Европы и Японии стагнирует с почти нулевыми темпами роста, тогда как в США рост замедлился до 1,6 % в 2016 г. (на самом деле, в США рост в первом квартале 2017 г. был наименьшим за три года с 0,7 %). ЮНКТАД в своём докладе пишет, что рост мировой торговли замедлился ещё более драматично до 1,6 % в 2016 г., что на целый процент меньше, чем мировое производство».

Далее я добавил в той статье, что даже до кризиса, согласно Томасу Пикетти, в течении всего периода глобализации, только верхний 1 % получил феноменальное богатство, тогда как остальные максимально его потеряли. После 2008 г. условия ещё больше ухудшились из-за мер жёсткой экономии разных правительств. Деньги на социальное обеспечение были направлены на спасение банков. Например, Великобритания приняла меры экономии на невиданном ранее уровне, урезая расходы на социальные выплаты, пенсии и государственные услуги. Те, кто работают, зарабатывали на 15 % меньше, чем десять лет назад (учитывая, что десять лет назад заработок и так сильно уменьшился после многих лет глобализации) и студенты выпускались из университетов, обременённые долгами в 40 000 долларов (30 лакхов рупий) 6.

Учитывая всё сказанное выше, ясно, что после Великой рецессии 2008—2009 гг. серьёзный кризис был в процессе рождения, так как [страны] не смогли восстановиться [от кризиса 2008 г.]; и, несмотря, на отчаянные меры, они справились только с тем, чтобы держать экономику на плаву. Хоть с конца второй мировой войны в экономике США, как и в мировой, были постоянно кризисные циклы (1957‑й, 1960‑й, 1973‑й, 1980‑й и коллапс Доткома в 2001 г.), ни один из них не был настолько сильным, как кризис в 2009 г., который чуть ли не принял форму Великой депрессии 1930‑х годов. Но даже тогда, ВВП уменьшилось на 4,3 % в ходе рецессии длиною 18 месяцев, тогда как безработица на её пике составила 10 %, что незначительно по сравнению с сегодняшним днём.

В других странах мира ситуация была ещё хуже. Экономический кризис 1990‑х, который ударил по бывшим республикам Советского Союза, был почти вдвое сильнее, чем тот, что был во времена Великой депрессии в Европе и США в 1930‑е гг. Средний уровень жизни катастрофически упал в начале 1990‑х гг. в большинство стран бывшего восточного блока, но наиболее заметно — в постсоветских странах. Даже до финансового кризиса 1998 г. ВВП России составлял половину её ВВП в начале 1990‑х. Население некоторых стран сегодня всё ещё беднее, чем оно было в 1989 г. (например, Украина, Молдова, Сербия, Центральная Азия, Кавказ). Коллапс советской плановой экономики и переход к рыночной привел к катастрофическому падению ВВП на примерно 45 % с 1990 по 1996 г., а бедность увеличилась более чем в десять раз.

Именно в рамках этого продолжающегося сценария мировых экономических кризисов (за исключением Китая) мы должны рассматривать огромный спад до коронавирусного карантина. С данными факторами, даже в ситуации отсутствия карантина, экономический кризис скорее всего достиг бы уровня Великой депрессии; теперь он будет намного хуже. Тем не менее, СМИ не говорят ни слова о состоянии экономики до карантина, и пандемия совпала по времени с экономическим коллапсом. И когда они говорят об экономическом коллапсе, они всё винят в этом пандемию, что очень удобно. Это искажает полноту картины и показывает только полуправду.

Давайте теперь рассмотрим влияние карантина на экономику.

Воздействие карантина на экономику

30 января 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила Ковид‑19 «чрезвычайной ситуацией в общественном здравоохранении международной важности». До этого количество смертей за пределами Китая было менее 170, а подозрений было 7736. Не похоже на то, что могло быть названным «чрезвычайной ситуацией в общественном здравоохранении международной важности». Потом, 11 марта, ВОЗ объявляет это пандемией после того, как количество смертей, «приписанных» Ковид‑19 Университетом Джона Хопкинса, выросло до 4300 по всему миру. Слово «приписанные» тут важно, ибо оно не говорит о том, что эти смерти прямо были следствием Ковид‑19. Другими словами, даже эти «смерти» были спекулятивными и предполагаемыми, а не определёнными; но даже так была объявлена пандемия при 4300 смертей по всему миру. Странно, как минимум!

Оставляя в стороне то, был ли карантин лучшим вариантом в то время, даже по умеренным прогнозам складывается впечатление, что карантин, при и так падающей экономике, будет ошеломляющим (для неё); намного хуже не только Великой рецессии 2008—2009 гг., но даже и Великой депрессии 1930‑х. Мы уже видели, что в первом квартале (т. е. до введения полного карантина) большинство экономик уже было в состоянии тяжёлой рецессии; наибольшей за последнее время.

Для сравнения, во время Великой депрессии общемировой ВВП упал на 26,7 % за 43 месяца между 1929 и 1933 гг.— падение примерно на 6,5 % каждый год. Во времена Великой рецессии ВВП США упал на 4,3 % и не восстановился до 2011 года. Занятость упала на 8,6 миллионов. Если мы возьмём сегодняшние цифры для сравнения, то увидим, что Голдман Сакс предсказали падение ВВП в США на 26—40 %, и, до конца апреля, 26 миллионов безработных. В этот раз США выделили самые большие стимулирующие пакеты в истории размеров в 3 трлн долларов и процентные ставки были уменьшены до нуля за одну ночь.

Если посмотреть на другие экономики, то МВФ предсказывает падение на 8 % в 2020 г. для ЕС, в то время как экономика Великобритании сокращается на 30 % в первой половине года, а экономика Италии на 18 % во втором квартале.

Коронавирусная (Ковид‑19) пандемия влияет на экономики Латинской Америки и Карибского региона через внутренние и внешние факторы, совокупное воздействие которых ведет к самому худшему падению [экономики], через которое этот регион когда-либо проходил, превышая падения в 1914‑м и 1930‑м годах. По последним подсчетам, прогнозируется сокращение в 5,3 % в 2020 г., указывает Экономическая комиссия стран Латинской Америки, выпуская свой новый отчёт.

Аналитики, опрошенные «Рейтерс», ожидают сокращения экономики Японии на 22 % в период с апреля до июня, что будет наибольшим известным спадом. Японское правительство уже анонсировало рекордные 2 трлн долларов стимулирующего пакета, что составляет более 40 % ВВП Японии, и банк Японии расширяет меры поддержки экономики второй месяц подряд в апреле.

МВФ консервативно предсказывал сокращение мировой экономики на 3 %, ожидается, что промышленное производство сократится на 9 трлн долларов (что в три раза больше, чем ВВП Индии) по всему миру. Цифры скорее будет в разы больше, так как карантин продолжается

Такие пандемии сами по себе — результат сегодняшней экономической политики, которая уничтожает нашу окружающую среду, тем самым ослабляя иммунную систему не только человека, но и животных, что приводит к взрыву зоонических болезней. ВОЗ в своём отчёте сообщает:

«21 столетие уже было отмечено большими эпидемиями. Старые болезни — холера, чума и желтая лихорадка — вернулись, и появились новые — ТОРС (SARS), пандемический грипп, MERS, Эбола и Зика… Болезни, о которых идёт речь: вирус Эболы, лихорадка Ласса, геморрагическая лихорадка Крым-Конго, желтая лихорадка, Зика, чикунгунья, авиан и другие зоонические гриппы, ТОРС, холера, обезьянья оспа, чума, лептоспироз и менингококковый менингит».

Почему всё это возымело такой скачковый рост за последние два десятилетия? Исследования показывают, что это результат изнасилования природы, не только девелоперами, но и тем, что Вандана Шива называет «отравляющим картелем». И если добавить к этому всему массовое уничтожение почвы, местных семян, массовое использование удобрений, пестицидов, гормонов и других химикатов в нашей пищевой цепочке, мы не только получаем рост подобных болезней, но ещё и рак, отказ почек и переносчиков новых болезней. Летальность в предшествующих эпидемиях, таких как азиатский грипп 1957—1958 гг. (1,1 миллиона жертв) и гонконгский грипп 1968 г. (2 миллиона жертв) и даже в пандемии 2009 г., была огромной. В настоящее время число смертей от Ковид‑19 за три месяца составило 314 687. Одно из наиболее полных исследований по пандемии, проведённое Имперским колледжем Лондона, показывает, что «коэффициент летальности» или летальность среди заражённых Ковид‑19 составляет 0,9 %.

По сути, общая причина и пандемии и экономического кризиса — современная паразитическая капиталистическая/финансовая система, в которой рентабельность капитала в промышленности продолжает уменьшаться, и всё время нужно открывать новые сферы извлечения прибыли, неважно, какое влияние на здоровье людей или окружающую среду они оказывают. И в цифровой эре, эта система становится всё больше и больше паразитической, процветая на финансах, спекуляции и торговле, и, что хуже всего, на болезнях, вместо того, чтобы развивать производство. «Глубинное государство» это больше не военно-промышленный комплекс, а военно-промышленно-цифрово-фармацевтический комплекс, который правит миром. Как говорит Вандана Шива, три компании доминируют в «отравляющем картеле», которые, соединяясь, образуют большую тройку: «Монсанто — Байер», «Дау — Дюпон» и «Сингента — Кем-Чайна». Это те компании, что производили убивающий газ для Гитлера, а также для вьетнамской войны. Сейчас они производят семена (генетические), удобрение, пестициды и т. д., которые являются источником большинства современных болезней; также они готовят лекарства от рака.

Теперь давайте посмотрим на состояние экономики сейчас и на то, какими могут быть последствия от коллапса, а также возможную альтернативу.

Карантин и после

Сначала давайте посмотрим на США, которые подозревают в том, что они главный источник вируса (вместе с Китаем). Между 18 марта и 19 мая капитал 600+ миллиардеров в США увеличился на 434 млрд долларов, или на 15 %, согласно анализу «Эй-ти-эф» (Американцы за налоговую справедливость) на основе статистики «Форбс». Пять самых богатых миллиардеров США — Джефф Безос, Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Уоррен Баффет и Ларри Эллисон — увеличили свои накопления на 75 млрд долларов или на 19 %. В марте в списках «Форбс» было 614 миллиардеров, тогда как два месяца спустя их стало 630, включая Канье Уэста с 1,3 млрд долларов. Суммарный капитал миллиардеров вырос с 2,948 триллиона до 3,382 триллиона долларов за это время. «Вместе, пять самых богатых миллиардеров ответственны за 21 % роста капитала всех 600+ миллиардеров за два последние месяца. Накопления Безоса и Цукерберга вместе выросли на 60 млрд долларов, или же на 14 % от всего роста в 434 млрд долларов», говорится в отчете «Эй-ти-эф» и Института политических исследований неравенства. За это же время более 38 миллионов американцев потеряли работу, около 1,5 млн были заражены вирусом и 90 000 умерли от него.

С другой стороны, рабочие пережили ужасные потери. 2,7 миллиардов рабочих пострадали от карантинных мер, а это 81 % от 3,3 миллиарда рабочих в мире, и теперь они сталкиваются с огромным сокращением своих доходов и занятости. В любом подсчёте, который мы имеем от МВФ, Всемирного банка, ОЭСР и частных аналитиков, всюду прогноз падения в размере около 5 % мирового ВВП в этом году, падение в разы больше, чем в ходе рецессии 2008 г. Состояние мигрантов в Индии никогда не было столь плачевным со времен британского правления. Миллионы нищих практически вынуждены выпрашивать кусок еды в городах, которые они помогали строить. Но это только верхушка айсберга, другие потеряли свою занятость и большая часть среднего класса и самозанятых были доведены до состояния беспомощности нехваткой средств и психологическими проблемами. Полиция и общество параноидально преследуют пожилых людей, будто все они имеют подозрение на корону.

К тому же, как мы видели, даже перед карантином экономики мира двигались в сторону худшего кризиса за всё время. Это в любом случае бы привело к всевозможным трудностям, которые открыли бы возможность для многочисленных восстаний по всему миру. Капиталистическая система была бы полностью дискредитирована в глазах большинства. Это был бы «конец истории», но для капитализма, а не, как Фукуяма предсказывал, для коммунизма.

В 1930‑х, чтобы справиться с голодом и недовольством, к власти пришли фашистские партии, которые убили миллионы и пытались направить недовольство людей в антисемитизм, используя тактику «разделяй и властвуй». Так как ситуация, скорее всего, будет в разы хуже, мировым лидерам была нужна причина, чтобы сдержать ситуацию. Что могло быть лучше, чем эта пандемия… то, что было по сути кризисом капиталистической системы, теперь рассматривается как кризис, вызванный пандемией. Создавая массовую истерию и страх, они добились заточения всего населения под домашний арест… Беспрецедентный случай в истории, и, де-факто, с социальным согласием, люди сами заставляли себя [пойти под домашний арест] из страха перед распространением вируса. В стране за страной всё государство отдавалось под управление полиции, которой одной разрешалось свободно ходить (никакого Ковид для них) и наводить свой порядок железным кулаком против всех, кто посмеет выйти из дома. Любое разрешение должно проходить с полицейским согласием, а не таковым от отдела здравоохранения. Также все инструкции издаются МВД, тогда как этим должны заниматься министерства здравоохранения. Другими словами, всё это — полицейские действия, а не медицинские. Если бы внимание было более сосредоточено на медицине, возможно, больше внимания было бы уделено улучшению иммунитета, чем сейчас занимаются отдельные лица и неправительственные организации, такие как Раджив Баджай (управляющий и генеральный директор «Баджай ауто»), а не правительство.

Сейчас для того, чтобы выйти из экономического кризиса, правительства располагают двумя стандартными монетарными инструментами: это увеличение долга путем печатания денег (количественное смягчение) и резкое уменьшение процентных ставок. Но эти страны стоят перед дилеммой; в связи с продолжающейся стагнацией их экономик, они уже увеличили долг и уменьшили процентную ставку до нуля и меньше. Они уже сделали это, что им делать теперь? Иронично, но они не имеют других вариантов, кроме как принять те же решения, что США, Япония и страны ЕС, которые вкладывают рекордное количество денег, чтобы спасти экономики и уменьшают, везде где возможно, процентные ставки ещё больше. Это огромная авантюра, так как она в лучшем может играть роль амортизатора, но приведет к ещё большему краху в будущем.

Согласно ОЭСР, производство в большинстве секторов экономики упадет на 25 % или более, и карантин прямо повлияет на сектора, которые составляют треть ВВП основных экономик мира. Каждый месяц карантина потеря роста ВВП будет составлять 2 %. Говоря кратко, это может превысить любой коллапс производства, что мы видели за последние 150 лет! Даже хуже, чем Великая депрессия 1930‑х. МВФ прогнозирует, что более 170 стран переживут отрицательный рост доходов на душу населения в этом году. Вот насколько плоха ситуация.

Миллионы рабочих мест исчезли по всему миру, заявляет Международная организация труда (МОТ). Ожидается сокращение на 6,7 % рабочих часов в мире во второй четверти 2020 г.;— это эквивалентно 195&nbspмиллионам работников, занятых полный рабочий день. Потеря трудовых доходов составит 3,5 трлн долларов (максимум) в 2020 г. Исходя из этого, огромное количество людей будет выброшено обратно в бедность. Согласно «Оксфам», в худшем сценарии — 20 % сокращение доходов — количество людей, живущих в бедности, увеличится с 434 миллионов до 932 по всему миру. По тому же сценарию, количество людей, живущих менее чем на 5,5 доллара США в день, увеличится с 548 миллионов до 4 миллиардов. Даже на более опасном уровне, мы приближаемся к той ситуации, когда миллионы людей просто голодны, умирают с голоду, чего не должно происходить в 21 веке. В Индии мы уже видим, как это происходит.

Как подчёркивает Майкл Робертс («Долговая дилемма»), рост общемирового долга уменьшает возможность для капиталистических экономик избегать резких спадов и находить возможности для быстрого восстановления.

Сейчас, в коронакризис, спад сопровождается большим общемировым долгом, как государственным, так и корпоративным, и бытовым. Институт международных финансов, торговый орган, сообщает, что общемировой долг, государственный и частный, на конец 2019 г. превысил 255 трлн долларов. Это на 87 трлн долларов больше, чем вначале кризиса 2008 г. и эти числа, бесспорно, будут в разы больше в результате пандемии. Как пишет Роберт Армстронг из «Файненшл таймс»:

«Пандемия представляет большую опасность для компаний с высокой долей займов, а это большая часть корпоративного мира. Но сейчас единственным адекватным кратковременным решением будет взять ещё больше долга, до тех пора, пока кризис не пройдёт. Результат: компании столкнутся со следующим кризисом с ещё большей грудой долгов».

В США нефинансовый корпоративный долг достигал около 10 трлн долларов в начале кризиса. При 47 % ВВП, он никогда не был больше. В нормальных условиях это не было бы проблемой, потому что рекордно низкие процентные ставки облегчают долг. Корпоративные боссы, увеличивая долг, только следовали за стимулами, предоставленными им. Долг дешёвый и не облагается налогами, так что его использование увеличивает прибыль. Но в кризис, какой бы ни была цена, долг становится радиоактивным. Так как доходы упали, платежи по процентам вырисовываются большими. Долговые выплаты становятся смертельной угрозой. Вероятность дефолтов возрастает и система скрипит.

Тем не менее, все развитые страны, которые уже глубоко в долговом кризисе, сегодня используют те же механизмы, чтобы избежать сегодняшнего кризиса, из которого, как им кажется, нет другого выхода, даже зная, как это катастрофически может сказаться в будущем.

Фактически, с середины 1980‑х гг., экономика США была охвачена серией циклов, каждый цикл в определённой степени включал безрассудные заимствования и спекуляции активами, что приводило к финансовому кризису, дефляционному давлению и длительной экономической слабости. Другими словами, вместо того, чтобы инвестировать в производственные активы, корпорации перешли к слияниям и финансовым спекуляциям, так что большая часть их прибыли всё больше приходилась на прирост капитала, а не на прибыль от производства.

Мы имеем нефтяной кризис 1973 г., рецессию 1982—83 гг., которая привела к реформам Рейгана/Тэтчер, потом коллапс Дотком и Великую рецессию 2008—2009 гг.

Глубокий спад 1980—1982 гг. уничтожил производственный сектор на глобальном Севере и ослабил профсоюзы на поколения. Был создан базис для т. н. неолиберальной политики увеличения прибыльности капитала путем увеличения уровня эксплуатации. И это послужило основой для перевода капитала из производительных секторов на «глобальном Севере» на «глобальный Юг» и в фиктивный капитал финансового сектора. Поступление прибыли и заёмных средств в облигации и акции привело к снижению процентных ставок и росту прибыли от капитала и цен на акции. Компании запустили бесконечную программу выкупа собственных акций и займов, чтобы повысить цены на акции.

Это создало базис для массовой финансизации экономики, которая достигла гигантских пропорций сегодня со всё увеличивающейся концентрацией денег в руках всего лишь нескольких людей. Как Вандана Шива сказала в Женеве 14 марта 2019 г., в марте 2016 г. шестеро самых богатых человека владели 343 млрд долларов, год спустя их состояние увеличилось до 402 млрд. И большая часть этого богатства теперь организована ФУА (фонды управления активами), которых не было до либерализации. Самые большие ФУА в августе 2019 г. контролировали богатства размером в 74 трлн долларов (для сравнения, весь ВВП Индии — 2,5 трлн долларов). Их активная экспансия происходила после кризиса 2008—2009 гг. К примеру, два самых больших ФУА в мире, «Блэкстоун» и «Вангард», имели 1 триллион долларов каждый в 2008 г. В 2019 г. у «Блэкстоун» было 7 трлн долларов, а у «Вангард» — 5,6 млрд долларов. «Ю-би-эс» была [третьей] с 3,4 трлн долларов. Большинство этих гигантов зарегистрированы в «налоговых убежищах», так что практически не платят налогов. Для сравнения, капитал «Голдман сакс» в 2019 г. составлял 1 триллион. Большая часть богатства, созданная этими ФУА, происходит за счет прироста капитала, а не прибыли. Таким образом, хотя валовая прибыль «Блэкстоун» в 2019 г. составила 7,4 млрд долларов, прибыль «Голдман сакс» составила 34 млрд долларов.

Пока эти конгломерации зарабатывают огромное количество денег, рентабельность производства чрезвычайно мала, и это предполагает, что они не в состоянии бороться с коллапсами в здравоохранении и экономике. Если мы посмотрим на корпоративные прибыли, а не только на прибыль на инвестиции, то мы увидим, что возрастание общего объёма прибыли больших экономик остановилось, когда началась пандемия. Как мы видели, мировая экономика уже была готова уйти в падение, но, естественно, пандемия ещё сильнее ухудшила это.

Частью проблемы с преодолением низкой рентабельности было то, что компании всё больше брали кредиты, увеличивали свой долг, брали займы от банков и старались держаться на плаву. Это особенно верно для малых компаний, которые были вынуждены брать большие долги по сравнению с теми продажами, которые у них были, для того, чтобы продолжать двигаться вперёд. И это увеличивало нагрузку на них. Если что-то пойдёт не так, то они останутся с огромным долгом. Они должны его выплатить, а если они объявят дефолт, не только компании будут иметь проблемы, но и их кредиторы. Даже развивающиеся рынки переживают сильное увеличение долга, тогда как рост замедляется.

Даже во время пандемии сейчас большая часть «стимулов» идёт банкам и финансовым инструментам, тем самым поддерживая фондовые рынки и богатство больших бизнесов. Федеральная резервная система США вмешалась для того, чтобы влить колоссальное количество кредитов, покупая облигации и используя финансовые инструменты, чтобы банки могли держать свои головы над водой. Но сработает ли такое лекарство в этот раз, пока предложение не растет, спрашивает Джим Ричардс. Конечно, для того чтобы сделать это и облегчить часть страданий тех, кого оставили без работы, правительства стран Запада, в отличии от Индии, также дали деньги и пострадавшим.

Карантин в Индии и наше будущее

В Индии тоже ситуация была ненадёжной задолго до карантина. Хоть правительство и перестало публиковать большое количество статистики, чтобы факты не выходили на поверхность, но сам бюджет говорил о довольно мрачной реальности. В бюджете говорилось: в финансовом году 2019—2020 реальный рост ВВП составил 5 %, это самый низкий показатель со времени кризиса 2008—2009 гг. Рост производства составил 2 %, самый низкий показатель за 13 лет, рост инвестиций составил менее 1 %, самый низкий показатель за 15 лет. К тому же, рупия достигла исторического минимума с курсом в 76 рупий за доллар, также ожидается её дальнейшее падение. Сначала рушились банки публичного сектора из-за убыточных активов, потом падение переместились к органам финансирования, затем к Кооперативному банку, и теперь даже к банкам частного сектора с крахом огромного банка «Йес». Падение пошло дальше на паевые инвестиционные фонды (ПИФ), гигантский американский «Франклин темплтон» был вынужден 23 апреля закрыть шесть своих фондов. Такого никогда не происходило в Индии в прошлом. Деньги инвесторов, которые застряли в этих фондах, составляют примерно 25 000 кроров рупий 7, и все они от среднего класса. Газеты предсказали, что болезнь распространиться на другие ПИФы. В дополнение к этому, рынок акций с начала января и до марта упал на 35 %.

А теперь, если мы посмотрим на послекарантинную ситуацию в Индии, то журнал «Экономист» (22 мая 2020 г.) пишет: «Голдман сакс» предсказывает сокращение экономики на 45 % в этом квартале (с апреля до июня 2020 г.) в годовом исчислении и на 5 % за весь год, предполагая большой отскок во второй половине года. Экспорт Индии упал на 35 % в марте и на 60 % в апреле. Сейчас Индия заявляет, что фрукты и овощи гниют, так как нет транспорта или рабочих, чтобы собрать их и отправить в манди 8. Сектор транспорта и логистики размером в 15 лакхов кроров 9 был парализован после 24 марта, 1,5 млн грузовиков застряли в дороге (из 7,5 млн) из-за неожиданности объявления [карантина].

Судя по цифрам индекса деловой активности (PMI) от «Ай-эйч-эс Маркит», промышленное производство Индии подверглось беспрецедентному сокращению в апреле, когда карантин привёл к падению спроса и к массовым сбоям цепочки поставок. В апреле, с учетом сезонных колебаний, индекс деловой активности в производственном секторе упал с 51,8 в марте до 27,4. «Последние данные указывают на самое резкое ухудшение условий ведения бизнеса во всём секторе с момента начала сбора данных 15 лет назад. Падение условий эксплуатации было частично обусловлено беспрецедентным сокращением производства»,— сообщает «Ай-эйч-эс Маркит». В марте объём выпускаемой продукции упал на 16,7 %.

Компания «Транс-юнион СИБИЛ» сообщила, что кредиты микро-, малых и средних предприятий на сумму 232 000 кроров рупий 10 подвержены высокому риску стать убыточными активами. СИБИЛ заявляет, что количество таких активов для малых и средних предприятий увеличивались в последние несколько лет до 12,6 % в декабре 2019 г. «Количество предприятий микро-, малого и среднего бизнеса, попадающих в группу наивысшего риска, имеет гигантский непогашенный кредитный баланс в размере 232 000 кроров рупий, что повышает риск попадания в убыточные активы»,— заявляет СИБИЛ.

Неудивительно что тот же «Экономист» пишет, что:

«Национальный совет по прикладным экономическим исследованиям, исследовательский центр в Дели, прогнозирует сокращение на 12,5 % в этом финансовом году, если не будет существенного стимула».

И когда этот большой стимул был объявлен Моди 11, то, как пишет «Экономист»:

«Но вместо повышения спроса, в частности, вместо денежной помощи бедным, г‑н Моди предоставляет нам блюдо из инвестиций в увеличение предложения и инъекций, таких как кредитные гарантии, вместе с реформами, эффект от которых будет ощущаться, самое раннее, только в среднесрочное перспективе».

Большинство стимулов были либо ранее анонсированными, либо попыткой Центробанка стимулировать кредитование. Оценки фактических новых бюджетных обязательств правительства Моди варьируются от незначительных 0,7 % ВВП до 1,3 %, что далеко от рекламируемых 10 %.

Газеты сравнивают сегодняшнюю ситуацию с испанкой, которая была принесена в Индию солдатом, возвращающимся с полей первой мировой войны (подарок от британцев), что крайне нелепо, ибо во времена испанки 18 миллионов жителей Индии ушли в иной мир, тогда как до сегодняшнего дня за два месяца карантина по официальной статистике умерли 4000 человек по всей стране. Заражённых больше одного лакха 12, но смертность мала. Это известный факт, что уровень смертности составляет меньше 1 %, и большинство смертей происходит из-за других заболеваний. Фактически, паника была излишне спровоцирована Индийским советом по медицинским исследованиям (ИСМИ) ещё 27 февраля, когда ещё не было ни одного случая. Используя «математические модели», они предсказали 1,5 миллиона заражённых в Дели и 5 лакхов  13 в Мумбаи, Калькутте и Бангалоре. В худшем возможном сценарии они предполагали 10 миллионов заражённых в Дели и по 4 миллиона в Мумбаи, Калькутте и Бангалоре с пиком в марте. Сравнивая эти предсказания с количеством заражённых в Индии на 24 мая в 13 200, нет буквально никакой связи с предсказаниями ИСМИ, хоть это высший медицинский орган в стране. Но ни газеты, ни ИСМИ не будут извиняться перед людьми за распространение страха и паники. И, вероятно, само правительство действовало в панике, видя прогнозы ИСМИ ночью 24 марта.

Неслыханное сокращение индийской экономики на 12 % и огромное давление на мигрантов и средний класс — это только начало того, что будет. Конечно, пока мы на карантине и миллионы голодают, корпорация «Рилайанс» уже подписала четыре мега-сделки (никакого карантина для неё) и её акции достигли исторического максимума, увеличившись на 45 %. Анил Агарвал, основатель «Веданта рисусез», воспользовался падением стоимости акций, чтобы выкупить 49 % акций по низким ценам. Помимо этого, интернет компании и электронная коммерция занимаются бурным и плодотворным бизнесом с «Амазон», «Уолмарт», «Гугл» и т. д., чьи акции достигают высочайших уровней на фондовой бирже США. И это в том сценарии, когда фондовые индексы резко упали, как в США, так и в Индии.

Экономика Индии, будучи столь зависимой от экономики Запада, как мы видим, оказалась крайне сильно подвержена текущему кризису. Уже сейчас верхний 1 % владеет более чем 50 % всего богатства Индии, тогда как 10 % принадлежит почти 80 % его. Количество людей, живущих в трущобах, превышает 100 миллионов, что значительно больше, чем в других странах Южной и Юго-Восточной Азии. Это то население, которое подвергается наибольшей опасности во время любой эпидемии, ибо не может себе позволить социальное дистанцирование в этих трущобах или однокомнатных квартирах, в которых большинство живёт. В Мумбаи мы видим, что большинство случаев заболевания короной отмечено в трущобах. Согласно [экономисту Томасу] Пикетти, неравенство в Индии растёт быстрее всего в мире. Верхний дециль увеличил свой доход с 33 % в 1980 г. до 55 % в 2018 г. в Индии, тогда как в Европе он вырос с 28 % до 34 %, в России с 26 % до 45 %, в США с 35 % до 48 % и в Китае с 26 % до 41 %. Кроме того, мы не берём в расчёт «беспрецедентное использование неприкасаемости 14, что делает Индию самой неравной, самой позорной, самой бессердечной и самой токсичной страной в мире».

С таким сценарием худшее ещё только предстоит, и не только от вируса, но и экономически и политически. Также, как голод Великой депрессии сопровождался террором со стороны фашистов и коммуналистов 15. Миллионы были убиты, и ещё больше умерло от мук голода. Письмена на стенах уже по всему миру 16 и уже в экстремальной форме в Индии. Газеты сообщают, что малый и средний бизнес с большой вероятностью не выполнит свои обязательства по кредитам, жилью и т. д. Это оказывает огромное давление на банки, и банки могут столкнуться с потерей уверенности в сохранении своих вкладов. Остальные схемы для сбережения средств уже находятся под давлением, такие, как ПИФы. Если будет их коллапс, то с большой вероятностью заработанные тяжёлым трудом сбережения людей исчезнут. Кризис ударит не только по труду мигрантов и самоустроенных, но и по среднему классу. С ростом экономической нестабильности в десятки раз, потерей возможности пользоваться сферой развлечений, усложнением социальных взаимодействий ожидается, что количество психических расстройств, вместе с суицидами, не ограничится только фермерами, но и распространится на средний класс. Кризис здесь скорее всего будет сильнее, чем на Западе, из-за уязвимости экономики и и так уже ужасающего уровня бедности.

С другой стороны, власть большого капитала и нескольких семей на Западе, а также их коллег в Индии, многократно увеличится, и связь между ними и политическим классом только укрепится. Они будут править железной рукой и «страхом» перед вирусом, который может держать людей взаперти на неопределённый срок, давая возможность только полиции и госслужащим спокойно перемещаться. Уже такие приложения, как «Арогья сету» 17 будут обязательными для любых поездок, и это даже до прекращения карантина. «Несущественные» поездки будут ограничены, а что существенно или нет, будет решаться полицией и правительством. С такими технологиями Большой Брат будет следить за тобой 24 часа в сутки.

Это настоящая возможность, варьирующаяся в разных частях мира, а не идиллические выдумки отдельных людей. 1984‑й год и Оруэлл смеются с того света. Пока финансовая власть остаётся в руках немногих и политическая власть переплетается с ней, дела могут идти только от плохого к худшему — будь то сфера пандемии или экономики.

Без сомнений, эта экономическая система нежизнеспособна, и скорее всего будет идти от кризиса к кризису, но она не падёт сама по себе. Кроме того, нужна экономическая и политическая альтернатива, способная утвердить себя.

Эта альтернатива может быть связана с разрушением сверхбольших финансовых/спекулятивных капиталов вместе с кучкой правящих домов и появлением экологичной, кооперативной экономики, где технологии используются для защиты (а не уничтожения) окружающей среды, человека и животных. Альтернатива в духе подлинного свадеши 18.

Политически, с уничтожением власти горсти политической элиты/миллиардеров и их политических лакеев, нужно кирпичик за кирпичиком построить подлинно демократическую альтернативу, чтобы поддерживать и развивать новую экономическую модель. Целью этой альтернативы должно быть достижение счастья для большинства путём достижения экономической стабильности, социального равенства, демократии и свободы с самого нижнего уровня, вместе с утверждением идеалов любви, гармонии и кооперации против всех форм ненависти, отчуждения, господства и высокомерия во всех сферах жизни  19.

Но это в долгосрочной перспективе, в краткосрочной люди должны защищать свои интересы и выживать, объединяясь между собой в духе кооперации, чтобы защитить себя, свои заработанные тяжёлым трудом сбережения и сопротивляясь сволочам. В конечном счёте, у правителей Европы долгая историю геноцида: они уничтожали целые коренные народы в Америках, их интересы по добыче ресурсов убили до 40 миллионов человек в Африке, [не говоря уже про] две мировые войны с массовыми убийствами и бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, про Индокитай, а потом Ближний Восток; про смерть около 30 миллионов человек за два столетия британского правления в Индии. Всё возможно в грядущий период сильного кризиса.

Супер-богатые уже защитили себя, переведя все свои деньги в «налоговые убежища», средний класс и бедные должны действовать, пока не слишком поздно. Великая депрессия длилась десять лет и закончилась второй мировой войной… чем закончится теперешний кризис?

Примечания:

  1. Англ. demand and Supply shock — прим.
  2. В первой половине 2020 г. уже началась пандемия, и была некоторая паника и перебои, в первую очередь в Китае, что в условиях глобализма влияло и на США, но подобные перебои и близко не могут быть причиной падения на 4,8 %.
  3. В статье «Индия и развивающийся мировой порядок» в номере журнала «Мейнстрим» за 18 сентября 2017 г.
  4. Закон Сода — аналогичный закону Мерфи, только для Британии: «если что-то может пойти не так, оно пойдёт» — прим. перев.
  5. Конференция ООН по торговле и развитию — прим. перев.
  6. 1 лакх равен 100 000, т. е. 30 лакхов это 3 млн рупий — прим. ред.
  7. 250 млрд, 1 крор равен 10 млн — прим. ред.
  8. Рынок — прим. ред.
  9. 15 трлн, 1 лакх равен 100 тыс.— прим. ред.
  10. 2,32 трлн — прим. ред.
  11. Премьер-министр Индии — прим. перев.
  12. Больше ста тысячи — прим. перев.
  13. 500 000 — прим. перев.
  14. Т. е. кастовых запретов; неприкасаемые или далиты являются самой угнетённой кастой — прим. ред.
  15. Т. е. террором по кастовому признаку — прим. ред.
  16. Идиома в английском языке, что значит, что уже просматривается нечто плохое, зловещее предзнаменование и т. д.— прим. перев.
  17. Приложение, сделанное правительством Индии для борьбы с Ковид‑19 — прим. ред.
  18. Самостоятельое производство, один из лозунгов М. Ганди — прим. ред.
  19. Подробнее об этом см. в серии статей К. Ганди «Вопросы свободы и народной эмансипации» — прим. ред.

Добавить комментарий