Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати (1950—1967). Выпуск третий: январь 1959 — сентябрь 1961 года— М., Издательство «Прогресс», 1976.

27.02.1959

Выступление на совещании в Чжэнчжоу. Ⅱ

Кто опубликовал: | 31.08.2020

В постановлении о народных коммунах выдвигается только одна идея — «распределение по труду», но вопрос о том, каким образом осуществлять распределение по труду, так и не нашёл полного разрешения. В чём заключается ответственность за производство? У Маркса упоминается об ответственности за производство, однако о том, что собой представляет такая ответственность, ничего не говорится. Вопрос, который надлежит обсудить нам в настоящее время, это вопрос о собственности коммун. Вопрос о собственности сводится к вопросу о том, необходим ли переходный период для создания собственности коммун или же она является такой коллективной собственностью, которая возникает сразу же после учреждения коммун.

В провинции Шаньдун я посетил коммуну Дунцзяо в предместье города Цзинань, объединяющую 21 тысячу дворов и 120 тысяч человек, в которой производственная бригада не имеет отношения к собственности коммуны и собственность коммуны фактически является собственностью её партийного комитета. Это никуда не годится! А вопрос именно в этом. Сейчас многие ещё не понимают, что означает стремление к предельной централизации, и не ради неё ли мы посылаем на низовую работу кадровых работников. Коммуна имеет трёхступенчатую структуру, и производственная бригада, как одна из ступеней, объединяет 700—800 дворов, а некоторые могут иметь свыше 1000 дворов. Предельная централизация означает не что иное, как направление всех усилий на создание чрезмерных накоплений. Под собственностью понимается, во-первых, земля и средства производства, во-вторых, рабочая сила и, в-третьих, продукты труда. Кому же в конце концов должно всё это принадлежать? Сейчас парткомы коммун, партийные комитеты уездов, округов и провинций и даже Центральный Комитет, мне кажется, слишком торопятся вступить в коммунизм, поэтому им и необходима предельная централизация.

В настоящее время положение рабочего и крестьянина неодинаково. Возьмём для примера Аньшаньский металлургический комбинат. Валовая продукция одного рабочего в стоимостном выражении составляет 18 000 юаней, за вычетом 7200 юаней остаётся 10 800 юаней, а доход рабочего составляет 800 юаней. Таким образом, потребление одного человека не составляет и двенадцатой части стоимости производимой им продукции. Но государственные накопления весьма малы, и мы думаем об их увеличении.

В провинции Хэнань накопления коммун, государственные налоги, управленческие расходы и общественные фонды повышения благосостояния в целом составляют 50 процентов стоимости всей продукции, на производственные издержки уходит ещё 20 процентов, и то, что фактически получают крестьяне, составляет 30 процентов произведённой продукции. Но крестьяне хотят жить, и они стремятся утаить ещё 15 процентов продукции, для чего существуют десятки способов. Это их законное право, и наша критика крестьян за их местнические настроения есть, собственно говоря, нарушение принципа оплаты по труду. В настоящее время собственность — это фактически собственность бригады. Средства производства и производительные силы относятся к собственности бригады, право собственности на произведённую продукцию также принадлежит бригаде. Крестьяне сейчас выставляют сторожей и дозоры для охраны произведённой ими продукции. Они ведут борьбу за плоды своего труда, а вы даёте им 30 процентов продукции, поэтому они тут же добавляют 15 процентов и фактически имеют 45 процентов производимой ими продукции.

В настоящее время между коммуной и производственными бригадами развернулась острая борьба по двум вопросам: первый — людские ресурсы, второй — продукты производства. Крестьяне не боятся, что у них отнимут землю, но опасаются оказаться без продуктов производства, поэтому бегут в город. В данное время финансовые отделы полностью аннулировали крестьянские ссуды, и это поставило народные коммуны в безвыходное положение. Это своего рода уклон, подрывающий производство и направленный против народных коммун. Все изъятые ссуды должны быть возвращены крестьянам. Если деньги за закупленную свинину и капусту не передаются коммунам, то капуста в больших количествах гниёт, а в городе, хоть умри, не найдёшь капусты; причина тут именно в этом, а не только в проблеме транспорта.

Сейчас отмечается столкновение мнений: с одной стороны, производственные бригады критикуют верхи за уравниловку, с другой — вышестоящие критикуют нижестоящих за их местнические настроения. Остриё нашей борьбы внутри партии должно быть направлено против правого уклона. Если производственные издержки и накопления составляют 70 процентов стоимости продукции, а на потребление идёт только 30 процентов, если накопления слишком велики, а все деньги за проданную свинину и другие товары передаются коммуне, то такого рода собственность коммуны нарушает производство. Подобная политика чревата опасностью. Не следует критиковать крестьян за утаивание сельскохозяйственной продукции, называя это местничеством, так как эта продукция, собственно говоря, принадлежит им. Если вы не даёте крестьянам полагающуюся им часть, им остаётся только утаивать продукцию для личных нужд.

Собственность претерпит изменения самое малое за 4 года, самое большое за 5—7 лет. Зажиточные бригады должны помогать бедным бригадам развёртывать производство, а последние должны постепенно равняться на зажиточные бригады. Не следует усиливать бедные бригады за счёт зажиточных бригад, ибо такой приём означает безвозмездное присвоение чужого труда. В отношении национальной буржуазии мы ещё пользуемся методом выкупа средств производства. Советский Союз выплавляет 55 миллионов тонн стали, мы же производим 11 миллионов тонн, и передать нам 20 миллионов тонн стали Советского Союза было бы несправедливо. Когда же часть крестьян безвозмездно получает продукцию другой части крестьян, то это почему-то называется не грабежом, а коммунистическим стилем. Так бедным не помогают. Мы много занимаемся развитием промышленности, вот почему так велики накопления. Почему финансовые и торговые организации аннулировали все сельскохозяйственные ссуды? Потому что все они направлены на развитие промышленности.

Центральный Комитет, провинции, округа, уезды, коммуны — все заняты развёртыванием промышленности, и активность работников всех ступеней в этом отношении, на мой взгляд, несколько чрезмерна. Их устремления заслуживают снисхождения, ибо они учитывают действительность, так как земля, рабочая сила, продукты производства — всё принадлежит крестьянам. Центральный Комитет, провинции, округа, уезды, коммуны, управленческие участки — все шесть ступеней воздействуют на производственные бригады и звенья, все шесть ступеней имеют власть, но ведь крестьян слишком много. Ну а как же с расстановкой сил на шахматной доске? Сейчас у нас ещё не всё в порядке: нормы при распределении слишком малы, не признаётся собственность производственных бригад, для личного потребления выдаётся только 30 процентов сельскохозяйственной продукции, проводится уравниловка при распределении. Всё это не позволяет назвать страну единой шахматной доской.

Право на переброску массовых контингентов рабочей силы, на чрезмерные накопления — это авантюризм. Только стремиться к коммунизму и не признавать местничества очень опасно; надо повышать накопления должным образом и развивать промышленность на реальной основе, а не такими бешеными темпами создавать накопления для развития промышленности. Надо стремиться к коммунизму и терпеть местничество. Нельзя думать только о коммунизме.

Крестьяне, которые утаивают часть произведённой продукции, заслуживают снисхождения: плоды их труда должны принадлежать им. Чрезмерные накопления, бесплатные ремонтные работы на железных и шоссейных дорогах, на водохранилищах, к которым крестьяне не имеют никакого отношения — эта часть безвозмездного труда очень велика. Увеличение накоплений, аннулирование крестьянских ссуд, не оплачиваемые непосредственно закупки продуктов, а также неоплачиваемые транспортные перевозки — всё это является причиной того, что крестьяне изыскивают способы сохранить плоды своего труда.

Ⅵ пленум Центрального Комитета КПК полностью не решил вопроса о накоплениях и вопроса о распределении, а без решения этих вопросов большой скачок не может иметь активного характера. В настоящее время необходимо обратиться к народу с разъяснениями. Сейчас в народных коммунах основу составляет коллективная собственность производственных бригад, а самой коммуне принадлежит только часть собственности. Коммуна и управленческий участок служат связующим звеном между двумя видами собственности — между общенародной собственностью и собственностью коллективной. Не выступить с разъяснениями перед народом опасно: [продовольственные] запасы в нынешнем году уменьшились, а производство не увеличилось. Чем больше мы будем бороться с местническими настроениями, тем значительнее сократится объём закупок. Такое положение наблюдается повсеместно. Почему осенний урожай прошлого года оказался столь неудачным и план по закупкам сельскохозяйственных товаров не был выполнен? Именно потому, что не был решён вопрос о системе распределения. Синьсянский окружной партийный комитет в провинции Хэнань ко времени сбора хурмы объявил о том, что, кто собирает хурму, тому она и принадлежит,— и хурмы не стало в одну ночь.

Необходимо признать утаивание сельскохозяйственной продукции крестьянами законным явлением. И Центральный Комитет, и партийные комитеты провинций должны убедить в этом партийные комитеты округов, уездов и коммун, а коммуны должны убедить объединённые ячейки управленческих участков. Мы прежде всего стоим за поддержку законных прав крестьянства, а также заявляем, что мы, разумеется, намерены заниматься индустриализацией. Заработная плата разнится по разрядам и начисляется по твёрдым разрядам, но с гибкой оценкой; оценка производится один раз в месяц, за больший труд начисляется бо́льшая плата; пересматривается заработная плата раз в год — в январе. Фонд заработной платы остаётся без изменений и предусматривает руководящим работникам твёрдые оклады, низовым работникам — сдельную оплату. Что же в конце концов подведомственно коммуне? Коммуна контролирует отчисления на государственные налоги, фонд общественных накоплений и общественный фонд повышения благосостояния. Контролю со стороны коммуны к тому же подлежат централизованные закупки, планирование, цены, образование. Чрезмерно увлекаться образованием не следует.

Вместе с тем мы слишком много занимаемся развитием промышленности. Этим заняты коммуны, уезды, округа, нас слишком много в провинциях промышленных предприятий, не предусмотренных государственным планом. Необходимо регламентировать этот вопрос: им нельзя не заниматься, но нельзя и заниматься чрезмерно. Центр, провинции, округа, уезды и коммуны (все пять ступеней) должны упорядочить работу в области промышленности. Недопустимо, чтобы каждой ступени было подведомственно слишком большое число промышленных предприятий. Сейчас в этом вопросе нужно продолжать лить холодную воду на слишком горячие головы.

Следует чётко разъяснить вопрос о собственности, провести сравнение политики Сталина с нашей политикой. Активность Сталина была чрезвычайно высокой, и крестьяне оказались в тяжёлом положении. Сейчас мы страдаем той же болезнью, и если причина её кроется в борьбе с консерватизмом, в борьбе с местничеством, то я поддерживаю эти «измы» и не считаю, что борьба с местничеством оправданна и превратилась в законное право. Я в известной мере поддерживаю утаивание сельскохозяйственной продукции для личных нужд, если оно вызвано не алчностью или не является вредительством, и считаю такое утаивание законным правом крестьян. При распределении следует увеличить долю потребления, необходимо развивать производство и постепенно подтягивать бедные бригады до уровня зажиточных бригад, не следует проводить уравниловку, не следует чрезмерно увлекаться развитием промышленности и таким путём делать накопления.

Необходимо ограничить увлечение строительством крупных промышленных предприятий, больших водохранилищ, шоссейных дорог и т. п. Нужно увеличить норму распределения на одного человека, добиваться перевыполнения заданий. Например, добиться, чтобы в будущем вес десяти свиней равнялся весу одиннадцати нынешних свиней. Некий охранник, уроженец провинции Хэбэй, однажды, навестив родной дом, зарезал свинью весом 60 цзиней 1. Зачем же надо было резать такую свинью?! Он, видите ли, не мог ждать, ему нужно было взять с собой свинину.

Я считаю, что необходимо принять решение, во главу угла которого поставить вопрос о собственности, а также вопрос о накоплениях и вопрос о распределении. Количество зерна, производимого каждой производственной бригадой, неодинаково, и норма потребления зерна в каждой производственной бригаде также должна быть различной. В некоторых бригадах она, возможно, уменьшится до 380 цзиней 2, и от этого никуда не уйдёшь. Больше произведёшь — больше и съешь. Так же и с заработной платой: больше произвёл — больше получил, необходимо сочетать гибкую оценку с твёрдыми разрядами и соблюдать основной принцип — распределение по труду. Всё это издержки строительства. Коммуны не должны иметь культбригад, не связанных с производством. Кадровых работников всех ступеней слишком много, их число следует значительно сократить. В решении необходимо посвятить целую статью соблюдению режима экономии в коммунах.

Что касается активности в развитии промышленности, то её надо, во-первых, одобрить, а во-вторых, ограничить. Центр, провинции, округа, уезды — все должны ограничивать активность. Необходимо провести упорядочение всех трёх промышленных предприятий, которые находятся в ведении уездов и коммун.

Я набросал несколько предложений.

  1. К вопросу о собственности. В течение нескольких лет, скажем, в течение 4—5 лет, постепенно закончить переход от собственности, принадлежащей в основном производственным бригадам, к собственности, принадлежащей в основном коммунам. В данный момент в коммунах налицо лишь частичная собственность коммун — накопления, общественный фонд и т. п. В отношении собственности на продукты производства нужно признать консерватизм и местнические настроения производственных бригад. Таким образом наши кадровые работники всех шести ступеней смогут слиться воедино с 600-миллионным народом. С одной стороны, нас критикуют за уравниловку, с другой стороны, мы критикуем крестьян за местнические настроения. До осени прошлого года было похоже, что крестьяне идут впереди рабочих, но осень прошла и обнаружилось утаивание сельскохозяйственной продукции на личные нужды. В этом сказался двойственный характер крестьянства, крестьянин остаётся крестьянином. Не возникает ли тут вопрос об уступке крестьянам? Нет, это не является вопросом уступки крестьянам, это относится к области постепенного перехода от распределения по труду к распределению по потребности. В некотором роде это уступка чрезмерной активности в развитии промышленности. Систему собственности коммун мы сможем осуществить полностью, только пройдя период в несколько лет, шаг за шагом ведя за собой крестьянство. Эту систему собственности нельзя в данный момент осуществить сразу, одним махом, её осуществление следует рассматривать как процесс. От возникновения бригад взаимопомощи до создания производственных кооперативов высшего типа прошло четыре года (1953—1956), и мы достигли этого в несколько этапов. Для превращения коллективной собственности кооперативов высшего типа в коллективную собственность коммун также, возможно, потребуется 4 года или больше времени, например, 5, 6, 7 лет. Надо избегать чрезмерной поспешности в этом деле. Проблема подъёма бедных бригад до уровня зажиточных бригад требует такого же процесса. Вследствие того что в коммунах много крупных бригад, процесс этот будет довольно длительным. В то же время это будет процесс механизации и электрификации сельского хозяйства, индустриализации коммун, индустриализации страны, процесс повышения социалистической и коммунистической сознательности народа, повышения его моральных качеств, процесс повышения культуры, просвещения и технического уровня народа. (Мы рассчитываем, что за 4 года сумеем получить 50 миллионов тонн стали — на будущий год увеличим выплавку стали на 1 миллион тонн, через два года — на 2 миллиона тонн, а через 3 года — на 3 миллиона тонн, то есть прирост составит 6 миллионов тонн стали или около того, что позволит нам обеспечить механизацию сельского хозяйства, а индустриализация коммун потребует 4, 5, 6, 7 лет или около того.) Конечно, это будет только первый этап, затем последуют второй, третий этапы повышения производства, и только тогда будет завершено строительство социализма (то есть через 15—20 лет или через несколько большее время). В ходе этого процесса будет господствовать социалистический принцип распределения по труду. Однако на первом этапе, то есть в течение 3, 4, 5, 6, 7 лет начиная с 1958 года, полностью осуществится принцип коллективной собственности народных коммун; кроме того, возможно, собственность части народных коммун или большинства народных коммун превратится в общенародную собственность. В 1958 году мы собрали богатый урожай зерна, хлопка, масличных, кунжута и других культур, но в последние 4 месяца (с ноября прошлого года по февраль текущего года) отмечались большие беспорядки, вызванные нехваткой зерна и жиров. Говорят, что ничего удивительного нет, всё это произошло неожиданно. На этом свете чего не бывает!

  2. С одной стороны, Центральный Комитет, партийные комитеты провинций, округов, уездов, коммун, управленческих участков — все шесть ступеней подвергли резкой критике производственные бригады и производственные звенья за их местнические настроения, то есть за так называемое утаивание сельскохозяйственной продукции для личных нужд. Ярлык тут один — местничество. С другой стороны, производственные бригады и производственные звенья, как по уговору, повсеместно прибегли к утаиванию производственной продукции для личных нужд, вплоть до сокрытия её в тайных хранилищах и выставления сторожей и дозоров для её охраны. И в свою очередь они подвергали критике коммуны и вышестоящие инстанции за уравниловку, принудительное обобществление имущества и т. д. Я считаю, что приём, к которому прибегли производственные бригады и производственные звенья, в принципе закономерен и законен, хотя отчасти и допускались неправильные и противозаконные действия, продиктованные алчностью, например заявления о невыполнимости (несмотря на наличие излишков) планов государственных налогов и закупок. В основном их действия нельзя назвать противозаконными и местническими: крестьяне осуществляли свои законные и справедливые права. Разве не они производят продукцию? А ведь Маркс ещё 100 лет назад говорил, что за большой труд — больше благ (ну, а он-то разбирался в марксизме). Вот они и поступали согласно этому принципу.

    Теперь следует выделить два вопроса. Первый вопрос — способ распределения, при котором уравниваются бедные и зажиточные бригады, при котором допускается уравниловка,— означает безвозмездное присвоение части плодов чужого труда и является нарушением принципа распределения по труду. Второй вопрос — государственные налоги в деревне составляют всего лишь около 7 процентов валовой продукции села в стоимостном выражении (например, в провинции Хэнань). Такой процент нельзя считать высоким, и крестьяне согласны с ним. Однако средства, которые изымают коммуны и уезды из общей суммы доходов производственных бригад в фонд накоплений, слишком велики. Например, в провинции Хэнань они составляют 26 процентов, а вместе с 7 процентами налогов это будет уже 33 процента. Если же ещё вычесть из общей суммы валовой продукции 20 процентов производственных издержек за 1959 год да добавить к ним средства, идущие в общественный фонд повышения благосостояния и на управленческие расходы коммун, то в общем итоге получится свыше 53 процентов. То, что получает лично член коммуны, составляет менее 47 процентов. Я считаю, что личная собственность слишком скудна, что это не соответствует принципу материального стимулирования. Конечно, нельзя без политики, но если на политику приходится семь десятых, а три десятых на материальные блага, то это слишком мало. Управленческие издержки включают в себя очень много излишних затрат, так как в управлении занято чрезмерно большое число людей. Так, в одной коммуне насчитывается 3 с лишним тысячи человек, которые не трудятся, а едят или работают вполсилы, а едят; в их число входит не занятая в производстве культбригада, состоящая из 180 с лишним человек. (Эта коммуна находится на юге провинции Шаньси.) Помимо этого, имеют место излишние затраты на украшение по торжественным случаям триумфальных арок и другие виды расточительства.

    С созданием коммун осенью 1958 года началось «поветрие обобществления имущества». Содержание этого уклона можно свести к нескольким пунктам: во-первых, нивелирование бедных и богатых (этот недостаток уже выправлен, хотя ещё имеются остаточные явления); во-вторых, чрезмерно увеличенный фонд накоплений; в-третьих, безвозмездная передача коммунам свиней, кур, уток (кое-где частично, кое-где поголовно), а также безвозмездная передача общественным столовым столов, стульев, скамеек, ножей, котлов, чашек, палочек для еды и прочей утвари; наконец, передача коммунам большей части земельных участков, находившихся в личном пользовании (передача некоторых участков была совершенно справедливой). Отдельные виды имущества следовало передать коммуне, кое-какие виды не подлежали передаче коммуне, но были обобществлены, и кое-какое имущество не было оценено. Таким образом, «поветрие обобществления имущества» пронеслось по всей стране, вызвав безвозмездное присвоение плодов чужого труда, что недопустимо.

    Если мы обратимся к нашей истории, то увидим, что к безвозмездной экспроприации средств производства мы прибегли только в отношении империалистов, феодалов и представителей бюрократического капитала. Наряду с этим мы в своё время отобрали избыточную часть средств существования у помещиков. Все эти средства были плодами труда трудящихся масс, и мы отнюдь не экспроприировали продукты труда империалистов, феодалов и представителей бюрократического капитала, а лишь вернули себе продукты своего собственного труда. В отношении национальной буржуазии мы прибегли к политике выкупа средств производства, так как в прошлом буржуазия была нашим союзником, она поддерживала наши преобразования. Мы собираемся привлечь её к труду и для других целей. И коль скоро всё это так, как же мы можем безвозмездно присваивать плоды труда наших крестьян?!

    В прошлом мы не смогли дать чётких разъяснений низовым кадровым работникам, и они уяснили лишь, что нужно провести обобществление имущества. Конечно, общественные накопления не могут служить средством потребления, но они и не являются результатом безвозмездного присвоения. Общественные накопления — это средства для расширенного воспроизводства. Государство тоже имеет такие средства, и это правильно. Не считаясь с вопросом собственности, плохо разбираясь в основном принципе, кое-кто фактически считает коммуну формой общенародной собственности, имея представление о крупной коллективной собственности и не представляя себе, что такое собственность производственных бригад.

  3. К вопросу о распределении труда. В настоящее время противоречие между крестьянами и нами состоит в том, что с одной стороны, [коммуны] своевольно распоряжаются продуктами производства, а с другой — по своему усмотрению распоряжаются рабочей силой. Сейчас земля, людские ресурсы и продукты производства номинально переданы в собственность коммуны, а фактически в основном по-прежнему находятся в собственности производственных бригад. На данном этапе только часть собственности находится в ведении коммуны, а именно: фонд накоплений коммуны, подсобные промышленные предприятия, постоянные и сезонные рабочие подсобных промышленных предприятий коммуны и, кроме того, некоторая часть общественного фонда повышения благосостояния. Так называемая собственность коммуны, таким образом, сводится только к этому. Хотя это и так, всё же наши взоры обращены именно к коммуне.

  4. Ежегодно увеличивая накопления, ежегодно расширяя подсобные промышленные предприятия, коммуны будут иметь большие и средние сельскохозяйственные машины, собственные электростанции, собственные школы и т. п. Через 3—5—7 лет можно будет в корне изменить теперешнее положение с собственностью коммуны, а именно от собственности, при которой основной является собственность производственных бригад, а частичной — собственность коммуны, перейти к собственности, при которой основной будет собственность коммуны, а частичной — собственность бригад. Конечно, нас ещё может тянуть назад груз личной собственности, например, приусадебный участок с насаждениями, домашняя птица, домашний скот, мелкие сельскохозяйственные орудия, инструмент, частные дома (они в будущем должны быть заменены большими общественными квартирами), так как всё это имеет потребительский характер и, конечно, находится в частном владении. Теперь крестьянин не опасается, что у него отберут землю, но боится перемещения людских ресурсов и потери производимого им продукта. Если проявить излишнюю активность, добиваясь людских ресурсов и денежных средств, сразу оказать давление на 500-миллионное крестьянство, поставив его в безвыходное положение, оно будет сопротивляться. В прошлом году крестьяне шли на всё, оказывая сопротивление, гноили сельскохозяйственную продукцию, даже уничтожали её. Это сопротивление сыграло положительную роль — оно заставило нас задуматься над этим вопросом.

Распределение рабочей силы в настоящее время чрезвычайно нерационально. В сельском хозяйстве (в земледелии, лесном хозяйстве, животноводстве, подсобных промыслах и рыбном хозяйстве) занято слишком мало людей, а людей, занятых в промышленности, административном аппарате и в сфере обслуживания, слишком много, и их число необходимо решительно сократить. За 8 лет после освобождения число рабочих увеличилось только на 8 миллионов, в это число ещё не входит 10 миллионов человек, ставших рабочими за прошлый год по всей стране (фактически рабочих стало 26 миллионов). С тех пор, как Чжан Чжидун основал первые промышленные предприятия в Китае, и до 1949 года было всего лишь 4 миллиона рабочих. После освобождения число рабочих в среднем ежегодно увеличивалось на 1 миллион человек, то есть за 8 лет число рабочих возросло на 8 миллионов, а в общей сложности их стало 12 миллионов. И за один только прошлый год число рабочих возросло до 26 миллионов; если добавить к этому числу 4 миллиона рабочих, кочующих из одной отрасли промышленности в другую, то в итоге число рабочих составит 30 миллионов. Резкое увеличение числа рабочих до 30 миллионов, с одной стороны, радует, с другой — огорчает. Наличие большого числа людей в вышеуказанных трёх сферах вызывает множество излишних затрат; поэтому необходимо решительно сократить это число, направив часть их на работу в деревню — для занятия земледелием, лесоводством, животноводством, подсобными промыслами, рыбоводством, в противном случае сложится опасная ситуация. Известно, что непроизводительные траты в промышленности составляют 20 процентов, поэтому следует часть людей вернуть в деревню. Сферу обслуживания надо значительно сократить. Допустимое число административных работников — не более нескольких десятых процента. Коммунам надо запретить содержать не связанные с производством культбригады. Борьба за людские ресурсы между производственными бригадами, с одной стороны, и коммунами, уездами, государством, с другой — серьёзный вопрос.

Вопросы распределения. Под распределением я имею в виду распределение доли продукта, идущего на личное потребление. Производственные бригады в общем делятся на три вида: бедные, средние и зажиточные. Нормы продовольствия и заработная плата членов этих бригад должны отличаться друг от друга. Питание также должно быть различным, как и заработная плата. Бригада бригаде рознь. После сдачи обязательных поставок вступает в силу принцип «больше получил — больше съел, меньше получил — меньше съел». Заработную плату следует начислять по твёрдым разрядам, применяя гибкую оценку; необходимо осуществить систему выплаты твёрдых окладов руководящим работникам и сдельной оплаты труда низовым работникам. Нужно определить систему сбора зерна, хранения его (в государственных хранилищах, в хранилищах коммун и производственных бригад) и распределения (необходимо установить твёрдые нормы). Распределение продовольствия должно быть правильно и тщательно рассчитанным. Богатый урожай прошлого года ослабил нашу бдительность, а ведь и через 10 лет мы не будем утверждать, что продовольственный вопрос уже решён. Даже если каждый человек ежегодно станет получать 3 тысячи цзиней 3 зерна, то всё равно нельзя будет говорить о том, что этот вопрос решён. Необходимо повсеместно развернуть борьбу с расточительством, ибо производство не сможет удовлетворить наши потребности, если не будет изжито расточительство. Стоит удовлетворить прежние потребности, как тут же возникают новые. В 1958 году мы несколько увлеклись накоплениями, хотя это и было вызвано благими намерениями. Учитывая это, необходимо открыто объявить народным массам, что накопления коммун в 1959 году не превысят 18 процентов и вместе с 7 процентами государственных налогов составят не более 25 процентов; это успокоит людей, повысит производственную активность и создаст благоприятные условия для проведения весенних полевых работ.

В заключение я хочу коротко остановиться на вопросе посылки кадровых работников на низовую работу в коммуны рядовыми членами. Частично кадровых работников всех ступеней следует ежегодно посылать поочерёдно на низовую работ в коммуны сроком минимум на 30 дней, максимум на 54 дней. Часть кадровых работников надо направлять на заводы и в шахты в качестве рабочих. Только таким путём мы сможем составить одно целое с широкими массами и в будущем сумеем избежать такого напряжённого положения, какое создалось у нас сейчас. До недавнего прошлого очерёдность наших задач была такова: во-первых, государство; во-вторых, народная коммуна; в-третьих, отдельная личность. Теперь очерёдность наших задач следует сформулировать иначе: во-первых, упорядочение жизни народа; во-вторых, накопления народных коммун и, в-третьих, государственные налоговые поступления.

Примечания:

  1. 30 кг. Это мало, должно быть не меньше пятидесяти.— Маоизм.ру.
  2. 190 кг.— Маоизм.ру.
  3. 1,5 т.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий