Мао Цзэдун. Избранные произведения. Том Ⅴ. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1977.

16—18 сентября 1953 г.

Критика реакционных идей Лян Шумина

Кто опубликовал: | 12.09.2021

Основная часть критики, сделанной товарищем Мао Цзэдуном в адрес Лян Шумина 1 на 27‑м заседании Центрального народного правительственного совета. Заседание проходило с 16 по 18 сентября 1953 года в Пекине с участием находившихся в столице членов Всекитайского Комитета Народного политического консультативного совета Китая.

  1. Лян Шумин, не позднее 1936 г.

    Является ли господин Лян Шумин «человеком твёрдой воли»? Какую роль он исполнял во время мирных переговоров?

    Господин Лян именует себя «человеком твёрдой воли», реакционная сянганская печать тоже называет господина Ляна «человеком самой твёрдой воли» на континенте. Расхваливает вас, господин Лян, и тайваньское радио. Есть ли, в конце концов, у вас «твёрдая воля»? Если есть, то расскажите всем о вашем прошлом, о том, как занимались антикоммунистической, антинародной деятельностью, как убивали людей с помощью пера и какую именно связь поддерживали с Хань Фуцюем, Чжан Дунсунем, Чэнь Лифу и Чжан Цюнем. Все они — ваши близкие друзья, у меня же нет стольких друзей. Вы весьма им по душе, они величают вас господином, а меня ругают «бандитом». Меня разбирают сомнения, к какой партии, к какой группировке вы принадлежите. И не только меня, но и многих.

    Из речи, произнесённой только что Премьером Чжоу Эньлаем, каждому видно, что в ответственные моменты двукратных наших мирных переговоров с гоминьданом господин Лян выступал с позиции всемерной поддержки Чан Кайши. Согласие Чан Кайши на мирные переговоры было притворным. Сегодня здесь присутствуют и те, кто в своё время приезжал в Пекин на мирные переговоры в качестве представителей; все они знают, каким был чанкайшистский «мир» — настоящим или мнимым.

    По правде говоря, Чан Кайши убивает с помощью винтовок, а Лян Шумин — с помощью пера. Убивают двояко: винтовкой и пером. Наиболее ловко замаскированным, не оставляющим следов крови является убийство пером. Вы именно такой убийца.

    Лян Шумин — реакционер до мозга костей, но он никак не признаётся в этом и изображает себя прекрасным человеком. Он не идёт в сравнение с господином Фу Цзои. Господин Фу Цзои открыто признает себя реакционным до мозга костей, однако у него есть заслуга перед народом в деле мирного освобождения Пекина. В чём же ваша заслуга, Лян Шумин? Что полезного вы сделали для народа за всю свою жизнь? Ничего, абсолютно ничего. Тем не менее вы расписываете себя человеком необыкновенной красоты, первым красавцем поднебесной, превзошедшим Си Ши и Ван Чжаоцзюнь и могущим соперничать с самой Ян Гуйфэй.

  2. Лян Шумин разглагольствует о так называемом «девятом рае и девятом аде», утверждая, будто «рабочие в девятом раю, а крестьяне в девятом аду», «у рабочих есть опора в лице профсоюзов, крестьянские же союзы ненадёжны, ненадёжны также Компартия, Союз молодёжи и Федерация женщин, они не годятся ни качественно, ни количественно, уступают даже Ассоциации промышленников и торговцев и вызывают неуверенность». Разве всё это «одобрение генеральной линии»? Нет! Это полностью и до конца реакционные воззрения, предложение реакционное, а не рациональное. Может ли Народное правительство принять такое предложение? Я думаю, не может.

  3. Господин Лян «требует большего ознакомления с содержанием планов». С этим я опять-таки не согласен. Нужно, наоборот, делать так, чтобы такой человек, как господин Лян, поменьше знал секретных сведений, и чем меньше, тем лучше.

    Вам, Лян Шумин, нельзя доверять. Других можно побольше знакомить с секретными сведениями, но вас — нельзя. Вас, Лян Шумин, не к чему допускать и на более узкие совещания представителей демократических партий.

  4. Господин Лян, помимо прочего, требует от нас не причислять его к категории непрогрессивных, он, мол, наоборот, из числа прогрессивных. Как же отнестись к его требованию? Я думаю, нужна осмотрительность, опрометчиво давать согласие нельзя, иначе попадёмся на удочку.

  5. Господин Лян создал себе прекрасный автопортрет, изображая дело так, будто несколько десятилетий тому назад он уже лелеял великую мечту о планомерном строительстве страны, мечту, по его словам, очень близкую к новой демократии или к социализму.

    Действительно ли он так прекрасен? Едва ли. Я довольно хорошо знаком с ним, и ни одна встреча не обходилась без моей критики его ошибочных взглядов. 2 Я говорил ему в лицо, что никогда не верил его вымыслам. Он утверждал, будто «в Китае нет классов», «проблема Китая есть проблема дисгармонии культуры», нужно «бесцветное прозрачное правительство» 3, «китайская революция имеет только внешние, но не внутренние причины», а на этот раз преподнёс нам такие перлы, как «девятый рай и девятый ад», «Компартия забросила крестьян», «Компартия менее надёжна, чем Ассоциация промышленников и торговцев» и т. д. и т. п. Могу ли я верить всему этому? Нет, не могу. Особенность Китая, говорил я ему, в том, что он полуколониальный и полуфеодальный, а своим непризнанием этого вы помогаете империализму и феодализму. Поэтому никто не верит в ваши концепции. Народ доверяет Коммунистической партии. Ваших книг никто не читает, вас никто не слушает, кроме реакционеров или путаников. Господин Лян Шумин, кажется, не выступает и против Чан Кайши. Высказывался ли он когда-нибудь открыто против Чан Кайши и его реакционного гоминьдана,— прошу всех присутствующих поинтересоваться, поскольку мне не пришлось ознакомиться со всеми его статьями и выступлениями.

    Вправе ли такой человек требовать от народного государства более широкого доступа к планам и секретным сведениям? По-моему, не вправе. Должны ли мы согласиться с его требованием? По-моему, нет.

  6. Господин Лян требует вдобавок, чтобы мы причисляли его к прогрессивным элементам или к революционерам, а не к непрогрессивным элементам или к реакционерам. Здесь затрагивается вопрос об «определении социальной принадлежности». Как же его решить? Можем ли мы, учитывая изложенные выше обстоятельства, причислять его к категории прогрессивных или революционеров? Чем он прогрессивен? Принимал ли он когда-нибудь участие в революции? Следовательно, и на это его требование нельзя опрометчиво соглашаться. Сначала посмотрим, а потом решим.

  7. В последние годы я получил немало писем от населения и слышал кое-какие разговоры. В них ставился вопрос: почему Компартия сотрудничает с реакционерами? Под реакционерами тут имеются в виду те, кто никогда не хотел в печати и вообще публично высказываться против империализма, феодализма и Чан Кайши с его реакционным гоминьданом и, следовательно, по своей позиции не отвечает элементарным требованиям, предъявляемым к государственным работникам. Эти люди особенно не желают выступать против Чан Кайши, вот почему тайваньское радио и сянганская печать необычайно расположены к ним, никогда их не ругают и, более того, называют «людьми самой твёрдой воли» на континенте, среди которых фигурирует и Лян Шумин. Наших же друзей они всячески обливают грязью. Тех, кого Тайвань не ругает или даже превозносит, конечно, мало, но они заслуживают серьёзного внимания.

    Некоторые люди хотя кое-как и высказываются против империализма, но вплоть до настоящего времени ни за что на свете не хотят поднять голос против Чан Кайши. На страницах газет и вообще в публичных выступлениях они побаиваются говорить о прошлом, сохраняя к нему известную привязанность. Таких людей, по-моему, не единицы.

    Имеется три вида патриотизма: подлинный, мнимый и колеблющийся, то есть наполовину подлинный, наполовину мнимый. Каждый знает себя, знает себя и Лян Шумин. Действительно порвавших с империализмом и тайваньской стороной мы приветствуем, какими бы отсталыми они ни были. Они — подлинные патриоты. Мнимые патриоты надевают на себя плотную маску, за которой скрывается их истинная физиономия. Есть ещё и колеблющиеся элементы наполовину подлинные, наполовину мнимые патриоты, которые лавируют в зависимости от обстоятельств. Если не начнётся третья мировая война и не вернётся Чан Кайши, они будут идти и дальше за Коммунистической партией. Если же вспыхнет третья мировая война, они примут другое решение. К какой категории относится большинство людей? Большинство — подлинные патриоты. В последние годы подлинных патриотов стало больше, наполовину подлинных, наполовину мнимых патриотов не так много, а мнимых патриотов хотя очень мало, но они всё же есть. Подумайте, пожалуйста, правилен ли такой анализ.

  8. Лян Шумину, как я считаю, нужно проделать одну работу. Эта работа должна состоять не в том, чтобы он «от имени крестьян» перед лицом Народного правительства «взывал к освобождению», а в том, чтобы он полностью изложил историю развития своих антинародных, реакционных воззрений. Только тогда, когда он расскажет, как в прошлом в качестве представителя помещиков он занимался антикоммунистической, антинародной деятельностью, когда он сумеет объяснить, причём убедительно, свою перемену, свой теперешний переход с позиции представителя помещиков на позицию «представителя крестьян»,— только тогда можно будет решить, к какой категории его причислить. Он производит на меня такое впечатление, что он никогда не думал изменять своей реакционной позиции. Тем не менее в целях «лечения и спасения больного» я предлагаю дать ему время на самоанализ, передать его дело в НПКСК и на этот раз не делать выводов.

  9. «Чувство стыда присуще всем людям» 4. Когда человек не знает стыда, с ним ничего не поделаешь. Кто поверит, что господин Лян в понимании крестьянского вопроса стоит выше Компартии? Это равносильно «хвастать уменьем владеть топором перед самим Лу Банем». Если бы я сказал, что Мао Цзэдун может петь в опере лучше господина Мэй Ланьфана, рыть туннели лучше народных добровольцев или управлять самолётом лучше лётчика-героя Чжао Баотуна, то неужели это не было бы верхом бесстыдства? Поэтому поставленный господином Ляном вопрос является и серьёзным и несерьёзным, он выглядит довольно комично. Разве не комично его заявление о том, что он представляет крестьян в большей степени, чем Компартия?

    «Представителей крестьян» развелось много. Но кого они на самом деле представляют? Крестьян? По-моему, не похоже. Так же думает и крестьянство. Они представляют помещичий класс и прислуживают ему. Среди них наиболее заметным, изощряющимся в красноречии и фактически помогающим врагам является Лян Шумин. Некоторые другие из-за путаницы в голове наговорили глупостей, но они всё-таки патриоты и душой за Китай,— это одна категория людей. Лян Шумин относится к другой. Есть ещё и такие, кто, мало чем отличаясь от Лян Шумина, тоже подделывается под «представителей крестьян». Такая подделка действительно имеет место, и сейчас мы с ней столкнулись. Вы все можете заметить у них лисьи хвосты. Царю обезьян Сунь Укуну в его 72 перевоплощениях мешал хвост, который трудно поддавался превращению. Когда Сунь Укун обернулся кумирней, он превратил хвост в шест для флага. Но Ян Эрлан всё-таки распознал его. По какой примете? Именно по хвосту. Фактически есть такая категория людей, которым, как бы они ни маскировались, своего хвоста не утаить.

    Лян Шумин — карьерист и ханжа. Его аполитичность, так же как и равнодушие к карьере, есть притворство. Он занимался «строительством в деревне», но что это за «строительство в деревне»? Это помещичье строительство, ведущее деревню к разрушению, а страну к гибели!

  10. С этим человеком нельзя вести дело всерьёз. С ним никогда и ничего не выяснишь, у него нет логики, он способен городить один вздор. Поэтому я предлагаю передать вопрос о нём в НПКСК для обсуждения на очередном двухнедельном собеседовании и вместе с тем хотел бы предупредить всех вас, что ни в коем случае нельзя надеяться на настоящее его разрешение. Разрешить его никак невозможно, и получится опять так, когда «обсуждают без вынесения решения, а если выносят, оно не принимается к исполнению, и все расходятся, не добившись результата». Несмотря на это, я всё же советую вам попробовать разрешить этот вопрос на вашем двухнедельном собеседовании,— так будет лучше, чем «посылать двух человек» для выслушивания его проповеди.

  11. Значит ли это, что мы хотим воспользоваться этим случаем и порвать с Лян Шумином, чтобы больше не общаться с ним? Тоже нет. Мы готовы общаться с ним, если только он сам пожелает этого. Я всё же надеюсь, что на второй сессии НПКСК его вновь изберут в члены Всекитайского Комитета. Причина в том, что часть людей, не распознав его, ещё охотно слушает его демагогию и он ещё не исчерпал роль живого учебного пособия, а потому имеет данные для переизбрания в члены комитета, если только ему не расхочется пользоваться трибуной НПКСК в целях распространения своих реакционных взглядов.

    Выше я уже говорил, что у Лян Шумина нет никаких заслуг, от него нет никакой пользы. Скажите, приносит ли он пользу наподобие промышленников и торговцев, поставляющих продукцию и выплачивающих подоходный налог? Нет. Приносит ли он пользу делу развития производства и процветания экономики? Нет. Восставал ли он в прошлом? Нет. Выступал ли он когда-нибудь против Чан Кайши и империализма? Нет. Оказывал ли он когда-нибудь содействие КПК в свержении империализма и феодализма? Нет. Стало быть, у него нет заслуг. Даже на такую великую борьбу, как сопротивление американской агрессии и оказание помощи Корее, он ответил не кивком, а мотанием головы. Так почему же он стал членом Всекитайского Комитета НПКСК? Почему КПК предложила избрать его в члены этого Комитета? Именно потому, что он может ещё обманывать часть людей, может ещё играть в известной степени роль обманщика. Свой мандат он заработал способностью обманывать, которая и отличает его.

    По Лян Шумину, кивнуть головой в знак признания его правоты — значит поступать «благородно», а не признавать его правоты — значит поступать «неблагородно». Такого «благородства» у нас, пожалуй, не будет. Но у нас есть то «благородство», что вы, Лян Шумин, можете и впредь оставаться членом Всекитайского Комитета НПКСК

  12. Недостаток Конфуция, на мой взгляд, состоит в отсутствии у него демократичности и самокритичности, чем он несколько напоминает господина Ляна. «С того дня,— говорит Конфуций,— как я обрёл Цзылу, до моих ушей перестала доноситься брань» 5; у Конфуция «аудитория трижды переполнялась и трижды пустела» 6, и он «во время трёхмесячного пребывания у власти казнил Шаочжэн Мао» 7. От всего этого сильно отдаёт деспотизмом и фашизмом. Я хотел бы, чтобы вы, друзья, и особенно господин Лян, на радость всем не подражали Конфуцию.

  13. Если действовать согласно программе господина Ляна, столь расхваленной им, в Китае не только невозможно будет построить социализм, но, более того, погибнут партии (Коммунистическая и другие), погибнет государство. Его линия — линия буржуазная. Ошибка Бо Ибо есть отражение буржуазной идеологии в партии. Но Бо Ибо лучше Лян Шумина.

    Лян Шумин говорит, что рабочие «в девятом раю», а крестьяне «в девятом аду». Каковы же факты? Разница, конечно, есть, рабочие получают несколько больше крестьян. Но после аграрной реформы у крестьянина есть земля, дом, его жизнь улучшается изо дня в день. Кое-кому из крестьян живётся даже лучше рабочих. Некоторым рабочим приходится всё ещё трудновато. Каким же путём добиться увеличения доходов крестьян? Что вы, Лян Шумин, предлагаете? По вашему мнению, «опасайся не недостатка, а неравномерного распределения» 8. Если действовать по-вашему, то есть увеличивать доходы крестьян не через их собственный производительный труд, а путём уравнения зарплаты рабочих с доходами крестьян и отчуждения известной её доли в пользу последних, то не приведёт ли это к ликвидации китайской промышленности? Такое отчуждение обречёт государство и партии на гибель. Не думайте, что тогда погибнет только Коммунистическая партия, такая же участь постигнет и демократические партии.

    Вы, Лян Шумин, говорите, что рабочие «в девятом раю», а в каком раю находитесь вы сами? Вы в десятом, одиннадцатом, двенадцатом, тринадцатом раю, ибо ваш оклад куда выше зарплаты рабочих! Вы предлагаете снизить прежде всего не свой оклад, а зарплату рабочих, и это, по-моему, несправедливо. Ради справедливости нужно было бы прежде всего снизить ваш оклад, раз вы находитесь гораздо выше «девятого рая»!

    Наша партия более 30 лет отстаивает союз рабочих и крестьян. Марксизм-ленинизм как раз и ратует за союз рабочих и крестьян, за их сотрудничество. Сейчас в Китае существуют два союза: союз рабочего класса с крестьянством и союз рабочего класса с капиталистами, профессурой вузов, высшим техническим персоналом, перешедшими на нашу сторону генералами, лидерами религиозных организаций, демократическими партиями и беспартийными демократическими деятелями. Оба эти союза нужны и должны существовать и впредь. Какой из этих союзов служит основой и является наиболее важным? Служит основой и является наиболее важным союз рабочего класса с крестьянством. По утверждению Лян Шумина, союз рабочих и крестьян подорван и строительство страны бесперспективно. Другими словами, если не внять совету Лян Шумина, то не будет надежды наладить рабоче-крестьянский союз и успешно вести строительство страны, не будет надежды на социализм. Тот «союз рабочих и крестьян», о котором разглагольствуете вы, Лян Шумин, действительно безнадёжен. Ваша линия — линия буржуазная. Осуществление вашей линии привело бы к гибели государства, возвращению Китая на старый, полуколониальный и полуфеодальный путь и устройству в Пекине торжеств в честь Чан Кайши и Эйзенхауэра. Я ещё раз заявляю: мы ни в коем случае не примем вашу линию!

    Лян Шумин говорит, что мы, вступив в город, «забыли» про деревню, деревня «опустела». Это провокация. В последние три года наши главные силы находились на работе в деревне. Только в нынешнем году значительное число ответственных кадров стало переключаться на работу в городе, но огромное большинство кадровых работников продолжает оставаться на работе в уездах, районах и волостях. Как же можно утверждать, что мы забыли про деревню!

    Лян Шумин, кроме того, нападает на нас за «отставание» работы в деревне и «нарушение законов и дисциплины» низовыми работниками. В настоящее время в сельских районах действительно имеются отсталые волости. Сколько же их? Только десять процентов. Почему они отсталые? Главным образом потому, что реакционеры, жандармы и шпионы, главари реакционных религиозных сект, хулиганствующие элементы, помещики и кулаки, пробравшись в наши ряды, стали кадровыми работниками и прибрали к своим рукам власть в деревнях, а иные проникли даже в Компартию. Они составляют 80—90 процентов кадровых работников, серьёзно нарушивших законы и дисциплину, в числе остальных есть и перерожденцы. Поэтому главным в отсталых волостях является нанесение удара по контрреволюционным элементам, но нужно также очищаться и от кадровых работников-перерожденцев. Сколько хороших и сравнительно хороших волостей по всей стране? 90 процентов. Мы должны отдавать себе ясный отчёт в этом и не попадаться на удочку Лян Шумина.

  14. Значит ли это, что мы отвергаем увещания и замазываем недостатки? Если подобные предложения господина Ляна можно назвать «увещаниями», то я заявляю: «Да, мы действительно „отвергаем увещания“». Но недостатки мы не замазываем. Мы отстаиваем руководство пролетариата всем и вся (рабочими, крестьянами, промышленниками и торговцами, всеми национальностями, всеми демократическими партиями и массовыми организациями, в промышленности, сельском хозяйстве, политике и военном деле, словом, всеми и во всём) и придерживаемся при этом принципа и сплочения и борьбы. Если хотите прощупать нас, то вот вам наша установка, причём коренная из коренных. Это не мелочь, не так ли?

  15. Вопрос о Лян Шумине имеет общегосударственное значение и должен, как и вопрос о Бо Ибо, обсуждаться всей партией и всей страной. Необходимо найти типичные примеры и развернуть критику и самокритику. Нужно провести обсуждение генеральной линии по всей стране.

    Критика бывает двух видов: самокритика и критика. Какой из них мы будем заниматься по отношению к вам, Лян Шумину? Самокритикой? Нет, критикой.

    Критика Лян Шумина есть не критика его как отдельной личности, а разоблачение в его лице тех реакционных воззрений, носителем которых он является. Лян Шумин реакционен, но мы всё же ставим вопрос о нём в рамках идеологического перевоспитания. Может ли он перевоспитаться — дело другое. Вполне вероятно, что он не поддастся перевоспитанию. Пусть будет даже так это неважно, дело всего лишь в одном человеке! Однако дискуссия с ним полезна, не думайте, что мы делаем из мухи слона и что с ним не стоит спорить. Дискуссия с ним поможет выяснить суть вопроса. Если от Лян Шумина и есть хоть какая-нибудь польза, то она именно в этом и состоит. По какому же вопросу идёт сейчас дискуссия? Разве не по вопросу о генеральной линии? Уяснение этого вопроса принесёт всем нам пользу.

Примечания:

  1. Лян Шумин (1893—1988) — известный философ-неоконфуцианец, член Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая. В 1953 году его перестали публиковать, но оставили в составе НПКСК. Во время Культурной революции и кампании критики Линь Бяо и Конфуция снова подвергался критике, но лично не пострадал, а после кончины Мао оказался в чести у ревизионистского руководства.— Маоизм.ру.
  2. Доступен краткий пересказ одной встречи, 12 марта 1950 года, когда Мао склонял Ляна участвовать в работе правительства.— Маоизм.ру.
  3. Говоря о так называемом «бесцветном прозрачном правительстве», Лян Шумин проповедует такое правительство, которое не имело бы партийного цвета, то есть было бы надклассовым «бесцветным прозрачным телом».
  4. «Мэн-цзы», глава Гао-цзы, ч. Ⅰ.
  5. Слова из древнекитайского историографического труда «Шицзи» («Исторические записки»). Цзылу был учеником и телохранителем Конфуция. После того как Конфуций обрёл Цзылу, до него перестали доходить критические замечания.
  6. Цитируется по книге учёного Ханьской эпохи Ван Чуна «Луньхэн» («Критические рассуждения»), глава «Цзянжуй». Конфуций читал лекции в княжестве Лу, где проповедовал необходимость защиты реакционного рабовладельческого строя. В это же время читал свои лекции и Шаочжэн Мао. В «Луньхэн» отмечается, что слушать его лекции приходили даже ученики Конфуция. В результате аудитория у Шаочжэн Мао была постоянно переполнена, а у Конфуция — то переполнялась, то пустела.
  7. Цитата из «Шицзи» («Исторические записки»). Конфуций был «дасы-коу» (министр юстиции) в княжестве Лу, а также в течение трёх месяцев исполнял там обязанности первого министра. В этот период он и казнил своего идейного противника Шаочжэн Мао.
  8. «Луньюй» («Беседы и суждения»), глава ⅩⅥ, Цзи-ши.

Добавить комментарий