Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати. Выпуск второй: июль 1957 — декабрь 1958 года.— М., издательство «Прогресс», 1975.

22.03.1958

Выступление на совещании в Чэнду

Кто опубликовал: | 11.09.2021

Без дела в храм не ходят. У меня возникли некоторые вопросы, вот я и хотел бы обменяться с вами мнениями.

В романе «Записки о западном флигеле» 1 есть эпизод, связанный с Чжан Шэном и Хуэй Мином. Старый тигр Сунь [со своим войском] осадил храм Всеобщего Спасения. Чжан Шэн хотел послать письмо своему другу генералу Бай Ма с просьбой прийти и снять осаду. Письмо не с кем было отправить. Он созвал народ и стал с ним советоваться, тогда Хуэй Мин вызвался доставить письмо. Эта история изображает Хуэй Мина смелым и решительным человеком. Надеюсь, что в Китае будет больше Хуэй Минов. Надо среди нескольких сотен тысяч работников, начиная от членов уездных комитетов партии и выше, развернуть движение за критику руководства с применением методов широкого и полного высказывания мнений и дацзыбао. Критика — характерный для пролетариата метод, характерная особенность коммунизма. Массы побранят вас, и им станет легче, они не будут снимать с вас голову, освобождать вас от должностей. В этом выражается активное, боевое настроение масс, высокий коммунистический стиль работы. В настоящее время борьба масс отличается очень хорошим стилем. Среди наших товарищей также следует пропагандировать такой стиль.

Товарищ Чэнь Бода написал мне письмо. Первоначально он никак не хотел заниматься изданием периодического органа (теоретического журнала). Сейчас он повернул на 180 градусов и согласен уже в текущем году взяться за издание такого органа 2. Это очень хорошо. У нашей партии раньше были такие журналы, как «Сяндао», «Доучжэн», «Шихуа», сейчас у нас есть газета «Жэньминь жибао», но нет теоретического журнала.

Сначала мы рассчитывали, что в центре и в Шанхае будет издаваться по одному журналу, чтобы создать борьбу противоположностей. А сейчас предлагают, чтобы каждая провинция издавала свой журнал. Это очень хорошо. Таким образом можно повысить теоретический уровень и оживить мысль. У каждого провинциального журнала должны быть свои особенности. В этих журналах можно в основном касаться положения дел в своей провинции, но можно рассказывать также и о всей стране, обо всём мире, о вселенной, вплоть до Солнца и Млечного пути.

Товарищи, работающие на местах, в будущем, безусловно, станут переходить на работу в центр. Человек, работающий в центре, в конечном итоге или умирает, или освобождается от работы. Хрущёв пришёл с периферии. Классовая борьба на периферии проходит острее, периферия ближе к производству, ближе к массам. В этом преимущество местных товарищей по сравнению с товарищами, работающими в центре.

Необходимо совершенствовать стиль работы, говорить правду, поднимать дух, действовать в сокрушительной манере — «подсчитав колена бамбука, одним ударом расколоть его»,— быстро и успешно решать вопросы. Чтобы добиться этого, необходимо разрешить главные противоречия между основными положениями марксистской теории и работой. Однако наши товарищи отнюдь не горят желанием неудержимо стремиться вперёд, среди них бывают случаи равнодушия. Это очень плохо, так как это пережитки рабской психологии, напоминающей психологию Цзя Гуя, который настолько привык стоять, что уже боялся сесть.

Надо с уважением относиться к произведениям классиков, но не надо обожествлять их. Сам марксизм создан творчески, и нельзя копировать классиков. В этом отношении неплохой пример подал Сталин. В заключении к «Краткому курсу истории ВКП(б)» говорится, что отдельные, не соответствующие новой исторической обстановке старые формулы марксизма можно отбросить. Например, старый вывод о невозможности победы социализма в одной стране. Китайские последователи Конфуция обожествляли Конфуция, не осмеливались называть его Кун Цю 3. Ли Хэ 4, живший в эпоху династии Тан, действовал иначе — он прямо по имени называл ханьского императора У-ди, называл его Лю Чэ 5, Лю Лан, называл вэйцев 6 вэйскими бабами. Предрассудки давят на наше сознание, мы не осмеливаемся выйти из их круга, задуматься над вопросами, изучать марксизм, мы лишены неудержимого стремления вперёд. Это очень опасно. Сталин также слыл неудержимым, но у него были неприглядные поступки. Его учение о языке и экономике, основы ленинизма сравнительно правильные или в основном правильные, но некоторые вопросы заслуживают изучения. Например, вопрос о том, какова роль закона стоимости на социалистическом этапе, учитывать ли при определении уровня заработной платы время, затраченное на подготовку к труду.

При социализме всё ещё существует личная собственность, всё ещё существуют мелкие группы, всё ещё существует семья. Семья появилась в конце периода первобытного коммунизма, и в будущем она исчезнет, у неё есть своё начало и свой конец. Об этом можно было прочесть ещё в книге Кан Ювэя «Великое единение». С тех пор как семья существует, она является производственной единицей, потребительской единицей, единицей, дающей поколение рабочей силы, единицей, воспитывающей детей. Сейчас семья рабочего не является производственной единицей; крестьяне в кооперативах также большей частью уже не те, что были прежде; крестьянская семья, как правило, является непроизводственной единицей и только частично занята подсобным хозяйством. Что касается семей служащих и военных, то они тем более ничего не производят и превратились в потребительские единицы, единицы, которые рождают резерв рабочей силы и выращивают детей. Главным органом в области просвещения являются учебные заведения. В общем, в будущем семья, возможно, превратится в фактор, неблагоприятно влияющий на развитие производительных сил. Сейчас система распределения предусматривает вознаграждение (распределение) по труду и семья ещё нужна. Когда мы подойдём к коммунистическому распределению, отношения изменятся и будут строиться по принципу «каждому по потребностям». Изменится вся идеология. Возможно, через несколько тысяч лет, самое меньшее через несколько сот лет, семья исчезнет. Многие наши товарищи не решаются даже строить предположения по этим многочисленным вопросам, их мышление очень ограниченно. Однако все эти вопросы уже освещены в произведениях классиков, как, например, вопрос об исчезновении классов, партии и т. д. Это говорит о высоком уровне стиля работы Маркса и Ленина и об очень низком нашем уровне.

Многие наши товарищи робеют перед профессорами. После прихода в города мы испытываем чувство робости, не игнорируем их, а испытываем беспредельный страх перед ними, смотрим на людей, обладающих большой учёностью, так, словно сами мы ни к чему не пригодны, словно марксисты боятся буржуазной интеллигенции. Империалистов не боятся, а профессоров боятся. Удивительно! На мой взгляд, подобное моральное состояние — также пережитки рабской идеологии, остатки раболепия перед хозяевами. По-моему, более нельзя мириться с этим. Конечно, отсюда не следует, что завтра же надо ударить по ним. Мы должны сближаться с ними, воспитывать их, подружиться с ними. Они, возможно, несколько больше приобрели знаний в области естественных наук, но едва ли у них есть большие знания в области социальных наук. Они больше нас изучали марксизм-ленинизм, но они не способны вникнуть в него, понять его. Например, У Цзинчао изучил очень много книг, но при первом же удобном случае он выступил против марксизма.

Не надо робеть до самоуничижения. Бернштейн, Каутский, а в последний период своей жизни и Плеханов, несмотря на то, что они были начитанны в марксизме-ленинизме больше нас, оказались несостоятельными и превратили Ⅱ Интернационал в прислужника буржуазии.

Сейчас положение начинает меняться, показатель этого — обладающие несокрушимой силой выступления товарища Чэнь Бода (относительно того, что надо делать больший упор на современность, а не на древность), его письмо (к председателю Мао) и его уведомление (готовится к рассылке), но есть ещё много товарищей, безразлично относящихся к борьбе на идеологическом фронте, что проявилось, например, в вопросах критики Ху Фэна 7, Лян Шумина 8, кинофильма «Биография У Сюня» 9, романа «Сон в Красном тереме» 10, Дин Лин 11 и т. д. По существу, основное положение об уничтожении буржуазии содержалось уже в решении Ⅱ пленума ЦК седьмого созыва. 12 В прошлом демократические революции всегда разделялись на два этапа, из которых первый этап подготавливал второй. Мы — сторонники теории перманентной революции, но многие товарищи не задумываются над тем, когда наступает время заниматься социалистической революцией, что делать после аграрной реформы, не замечают ростков социализма. А ростки социализма появились уже давно. Например, в Жуйцзине на опорных базах во время антияпонской войны уже появились группы взаимопомощи, которые и были ростками социализма.

Ван Мин и Чэнь Дусю были одного поля ягоды. Чэнь Дусю настаивал на том, чтобы после победы буржуазно-демократической революции позволить буржуазии взять в свои руки власть, а затем дать пролетариату вырасти и окрепнуть и уж тогда приступить к социалистической революции. Поэтому Чэнь Дусю был не марксистом-ленинцем, а буржуазным демократом радикального толка. Однако и сейчас, через 30 лет, всё ещё встречаются такие люди. Среди них есть плохие люди, подобные Дин Лин, Фэн Сюэфэну, и хорошие люди, как, например, N. Все они представляют собой буржуазных демократов указанного толка. Осуществляя политику «четырёх больших свобод» и заявляя, что крестьяне боятся «ярлыков», они встали в резкую оппозицию к нам. В провинции Хэнань зажиточные середняки не показывают кадровым работникам имеющиеся у них хорошие вещи, притворяются бедняками, покупают ткани у разносчиков товаров, когда никого нет. По-моему, это очень хорошо. Если зажиточные середняки боятся «ярлыков», значит, бедняки и низшие слои середняков очень сильны. Это говорит о больших перспективах социализма. Но кое-кто считает это крайностью, требует освободить людей от страха перед «ярлыками», широко пропагандирует и осуществляет «четыре большие свободы» и при этом не запрашивает инструкций и не проводит консультаций, что явно идёт вразрез с политическими установками Ⅱ пленума ПК. Они не были морально подготовлены к построению социализма. Сейчас это стало ясно, они активизировались.

Начиная с древних времён творцами новых идей и создателями новых философских школ были молодые люди, не блиставшие учёностью. Конфуцию, когда он начинал, было 23 года, а какие знания были у Иисуса? Шакьямуни в 19 лет заложил основы буддизма, а знания им были приобретены позже. Какие знания были у Сунь Ятсена в молодые годы? Всего лишь на уровне средней школы. Когда Маркс приступил к созданию диалектического материализма, он был очень молодым. Знания он также приобрёл позже. Когда Маркс написал «Манифест Коммунистической партии», ему было всего лишь около 30 лет 13, но он уже создал школу. Когда он начал писать свои произведения, ему было только 20 с небольшим лет 14. В то время Маркс подверг критике ряд современных ему буржуазных авторов, например Рикардо, Адама Смита, Гегеля и других. В истории люди менее образованные всегда свергали людей более образованных. Произведения, написанные Чжан Тайянем в молодые годы, отличаются живостью и бойкостью стиля, они наполнены духом демократической революции и ставили своей целью борьбу против маньчжур. Так же было и с Кан Ювэем. Когда Лю Шипэй 15 стал известным, ему было всего лишь 20 лет, а когда умер — только 30. Когда Ван Би 16 комментировал «Лао-цзы», ему было меньше 20 лет, в результате чрезмерного умственного напряжения он умер очень рано, в возрасте всего 20 с лишним лет 17. Когда умер Янь Чжан 18, ему было только 32 года. Ли Шиминь 19 в возрасте менее 20 лет поднял восстание, стал главнокомандующим, а в 24 года взошёл на трон и стал императором. Неважно, что вы молоды и что у вас не очень много знаний, вопрос в том, правильное ли у вас направление. Цинь Шубао тоже был молодым. Когда молодёжь овладевает истиной, она не знает преград, никто из стариков не может идти в сравнение с нею. Ло Чэну и Ван Бодану 20 было всего лишь по 20 с лишним лет. Лян Цичао в молодые годы также не знал никаких преград. А мы так беспомощны перед профессорами, боимся тягаться с ними в знаниях. Если наши печатные органы будут придерживаться правильного направления, то всё будет в порядке. Лэй Хайцзуну, хотя он и изучал основы марксизма-ленинизма, не сравниться с нами, ибо мы верим в марксизм-ленинизм, а он чем больше изучает его тем больше становится правым. Сейчас мы должны издавать печатные органы, должны одолеть буржуазную интеллигенцию. Нам следует изучить только с десяток книг — и мы сможем повергнуть её. Издание печатных органов заставит нас читать произведения классиков, думать над вопросами; кроме того, мы должны начать писать, так можно будет повысить идейный уровень народа. В настоящее время наше внимание сосредоточивается на издании большого числа печатных органов. Если не издавать печатные органы, то никто даже не будет читать книг, будут только говорить об отвлечённых вещах и не будут «красными».

Каждая провинция может издавать один печатный орган, создавать своего рода противоположность [центральному органу] и выполнять задачу по снабжению материалом центральный печатный орган, для которого от каждой провинции будет достаточно шести статей в год. В общем, вы должны организовать [присылку в центр] не более десяти статей. Так могут выявиться герои и выдающиеся личности.

Начиная с древних времён основателями новых философских школ и новых религиозных сект были молодые люди, не обладавшие широким кругом знаний. Увидев новую вещь (явление), они начинали воевать за неё с людьми старого склада, а приверженцы старого всегда выступали против них. Сколько людей выступало против Мартина Лютера, когда он основал новую религию 21, против дарвинизма, когда он только появился 22? Изобретателем снотворного был не врач и тем более не известный врач, а фармацевт. Сначала немцы не поверили в снотворное, французы же приняли его одобрительно. Так у нас появилось снотворное. Говорят, что пенициллин был изобретён на одной красильне работником, занимавшимся стиркой белья. 23 Электричество открыл американец Франклин, который мальчишкой работал продавцом газет, а позже стал мемуаристом, политиком, учёным. Горький учился только два года в начальной школе. Конечно, в учебных заведениях тоже можно научиться кое-чему и не надо закрывать все учебные заведения; я только говорю, что необязательно учиться в учебных заведениях. Всё зависит от того, правильно ли вы поставили себе цель и настойчиво ли её добиваетесь. Знания приобретаются настойчивостью. Молодёжь, которая с давних времён выступает создателем философских школ, познав правду, с презрением относится к людям старого склада — стоит ей открыть новое, как она начинает чувствовать, что эрудиты угнетают её. Разве не так бывало в истории? Когда мы начинали революцию, разве мы не были ещё юнцами в возрасте 20 с небольшим лет? 24 А ведь тогдашние правители Юань Шикай и Дуань Цижуй были уже людьми опытными и авторитетными. Если говорить о знаниях, то перевес был на их стороне, а если говорить о правде, то перевес был на нашей стороне.

Я очень рад, что в последнее время дацзыбао стали очень боевыми, критикуют остро, чётко, активно, полностью искоренили упаднический дух. А мы передвигаемся осторожно, как на сцене классического театра, действуем по пословице: «При встречах с людьми говори только одну треть того, что думаешь, не раскрывай своего сердца до конца», не желаем говорить чистосердечно.

На этом совещании, выступая второй раз, Ван смело критиковал догматизм, критика Пэна также прозвучала хорошо и убедительно. Но их выступлениям не хватает остроты, это не что иное, как, «нападая на других, утверждать себя». Диалектический метод состоит в том, чтобы, «нападая на других, утверждать себя», но не в том, чтобы в личных интересах нападая на других, утверждать себя. Чтобы нападать на ошибочные идеи, совершенно необходимо утверждать правильные идеи (конечно, среди ошибок есть также и твои ошибки). N тоже выступил хорошо, но недостаточно убедительно. Чтобы принять решение о строительстве такого множества железных дорог, надо привести соответствующие доводы, в противном случае можно напугать людей.

Чжан Сижо критикует нас за то, что мы «любим величие и увлекаемся подвигами, гоняемся за успехами и стремимся к выгоде, презираем прошлое и преклоняемся перед будущим». Пролетариат именно такой! Любой класс любит величие и увлекается подвигами. Если не «любить величие» и не «увлекаться подвигами», неужели «любить мало и увлекаться промахами»? Князь Юй дорожил временем, мы тоже дорожим каждой минутой. Конфуций «боялся на три дня остаться без государя». Конфуций «минуты не сидел на месте», Мо-цзы «плакал, когда не мог встретиться с народом». Всё это означало «гоняться за успехами, стремиться к выгоде». У нас именно такой метод — 300 миллионов населения широко включились в движение за ирригацию, упорядочение стиля, борьбу с правыми. Разве это не значит «любить величие и увлекаться подвигами»? Мы устанавливаем равные передовые нормы, разве это не значит «гоняться за успехами и стремиться к выгоде»? Что же нам делать, как не презирать старый режим, реакционные производственные отношения? Что же нам делать, как не преклоняться перед социализмом и коммунизмом?

У нас есть ошибки, есть также и субъективизм, но мы правильно поступаем, что «любим величие и увлекаемся подвигами, гоняемся за успехами и стремимся к выгоде, презираем прошлое и преклоняемся перед будущим». Хотя оба письма из Тяньцзиня и Нанкина направлены против меня, их дух достоин подражания, и это, по-моему, хорошо. Письмо из Тяньцзиня лучше, а нанкинское письмо говорит о подавленном настроении и вообще о слабохарактерности его авторов. Заслуживает подражания смелость, с какой высказываются эти четыре человека, включая Чэнь Цитуна. Среди них только Чэнь Си является правым элементом. Плохо, когда не говорят в лицо, а шушукаются за спиной. Надо стремиться к единству в общем, по крайней мере в основном; можно быть несколько резким, можно быть и более вежливым, но нельзя молчать. Иногда следует быть резким и прямым, во всяком случае, надо исходить из стремления оказания помощи сплочению. Резкая критика не может привести партию к расколу, она приведёт партию к сплочению. Очень опасно, если не говорят, когда есть что сказать. Конечно, нужно выбирать момент, когда можно сказать, тут нельзя игнорировать требования тактики. Например, во времена династии Мин выступавшие против Вэй Чжунсяня игнорировали требования тактики и в результате погубили себя. В то время один сычуанец по фамилии Ян Чжэньань был сослан в провинцию Юньнань за то, что вызвал неудовольствие императора. В истории, правдолюбцы, как, например, Би Гань, Цюй Юань, Чжу Юнь, Цзя И 25, не преследовали честолюбивых целей, а боролись за принципы. Люди не решаются говорить правду только потому, что, «во-первых, боятся прослыть оппортунистами, во-вторых, боятся потерять должность, в-третьих, боятся быть исключёнными из партии, в-четвёртых, боятся развода с женой (потерять честь), в-пятых, боятся тюрьмы, в-шестых, боятся лишиться головы». По-моему, если только морально подготовить себя ко всем этим страстям, видеть в них не более как мирскую суету, то ничего не будет страшно. Без моральной подготовки, естественно, не будет смелости высказываться. Неужели можно допустить, чтобы нам затыкали рот? Мы должны создать такие условия, чтобы люди смело говорили, раскрывали свою душу. В докладе на ⅩⅨ съезде КПСС говорилось, что надо создавать соответствующие условия. 26 Это правильно в отношении масс. Прогрессивные элементы не должны бояться этого, они должны быть сильными духом, должны, «не боясь плахи палача, сметь стащить императора с коня».

Мы должны руководить массами. Сейчас массы прогрессивнее нас, они смело вывешивают дацзыбао и критикуют нас. Конечно, данная критика отличается от критики Чу Аньпина. То нас ругал враг, а сейчас критикуют товарищи. Среди нас действительно есть товарищи, которые ведут себя неправильно, боятся говорить всё, говорят только треть того, что думают. Это объясняется тем, что они, во-первых, боятся пострадать, а во-вторых, боятся потерять голоса на выборах. Это мещанский стиль работы, и его надо изживать. Сейчас уже есть возможность изжить его.

В 1956 году сняли лозунг «больше, быстрее, лучше, экономнее», вопрос о сторонниках прогресса в производстве и «40 пунктов». Тогда же появились три типа людей и три психологических подхода. Одни сожалели об этом, другие относились безразлично, а третьи радовались: камень свалился с их плеч и они почувствовали себя спокойно. Сторонников двух крайних позиций было мало, а промежуточных элементов было много. В 1956 году встало много вопросов, и ко всем ним подходили с этих трёх позиций. В вопросах борьбы с японцами, борьбы с Чан Кайши, аграрной реформы мы были сравнительно единодушны. Но правильно ли, что к вопросу кооперирования должны существовать три подхода?

Данное совещание решило ряд вопросов, достигло согласованных решений, подготовило документ для Политбюро, но недостаток совещания в том, что на нём сравнительно мало говорили об идеологических вопросах. Не стоит ли уделить два-три дня для обсуждения идеологических вопросов, для откровенной беседы?

Товарищи говорят, нет ли противоречия в том, что мы, проводя совещание по упорядочению стиля работы, не касаемся на нём вопросов идеологии и практики. Мы, во-первых, не ведём борьбу, во-вторых, не размежёвываемся с правыми, прибегаем к методу «лёгкого ветерка и мелкого дождя», чтобы высказать то, что лежит у нас на душе. Я пытаюсь заставить людей смело говорить, вызвать у них подъём энтузиазма, неудержимое стремление вперёд, чтобы они, подобно Марксу и Лу Синю, смело говорили, отбросив сомнения; я хочу разрядить атмосферу среди примерно 10 тысяч секретарей местных парткомов и создать среди них новую атмосферу. Цзоу Жун 27 в 18—19 лет написал книгу «Революционная армия», в которой он прямо обругал императора. Чжан Тайянь написал статью, в которой с огромной энергией разоблачал Кан Ювэя. Чем больше возраст, тем меньше пользы, но не надо с неуважением относиться к самому себе, следует подбадривать себя. Конечно, пожилые люди тоже нужны, они тоже должны держать руль. В период Троецарствия как ни был плох Лю Бэй, он всё-таки был опытным командующим. Надо разрядить атмосферу уныния в партии.

Напечатали некоторые стихотворения, но все они написаны на старый лад. Не стоит ли заняться народными песнями? Прошу всех товарищей отнестись к этому ответственно и по возвращении на места заняться собиранием народных песен. Все слои населения, молодёжь, дети знают много народных песен. Попробуйте заняться сбором их, раздайте каждому человеку по 3—5 листов бумаги для записи народных песен. Те из трудящихся, кто не умеет писать, пусть найдут, кто за них напишет. За 10 дней можно собрать много новых народных песен, а в следующий раз соберёмся и напечатаем книгу.

Пути развития китайской поэзии — это, во-первых, народная песня; во-вторых, новые поэтические произведения, создаваемые главным образом на основе народной песни. Форма должна идти от народной песни, а содержание их должно представлять собой единство противоположностей — реализма и романтизма. Стихи нельзя писать слишком реалистично. Теперешние новые стихи бесформенны, и их никто не читает, меня, во всяком случае, ни за какие деньги не заставишь их читать.

В работе по сбору народных песен очень много сделано Пекинским университетом. Если мы активно займёмся, то сможем найти бесчисленное множество стихов и песен. Чтение народных песен не требует очень большого умственного напряжения; они читаются с бо́льшим удовольствием, чем стихи Ду Фу и Ли Бо 28.

Примечания:

  1. Классическая пьеса юаньского драматурга Ван Шифу. В советских театрах ставилась в переработке А. П. Глобы под названием «Пролитая чаша».— Маоизм.ру.
  2. Речь идёт о журнале «Хунци», который начал выходить с июля 1958 года. Главным редактором этого журнала был Чэнь Бода.— Прим. ред.
  3. Собственное имя Конфуция Кун Цю.— Прим. ред.
  4. Ли Хэ — поэт (Ⅸ в.).— Прим. ред.
  5. Лю Чэ — собственное имя, а Лю Лан — уменьшительно-ласкательное имя императора Ханьской династии У-ди (140—86 годы до н. э.). В Китае под страхом смерти запрещалось называть императоров другими именами, кроме официально установленного. Поэтому Ли Хэ проявлял большую смелость, называя императора неофициальным именем.— Прим. ред.
  6. Жители царства Вэй (220—264).— Прим. ред.
  7. В советском переводе — «Ху Фына». См., напр., предисловие к «Материалам о контрреволюционной клике Ху Фэна» (май 1955 г.).— Маоизм.ру.
  8. См. «Критику реакционных идей Лян Шумина» (16—18 сентября 1953 г.).— Маоизм.ру.
  9. См. «Серьёзно отнестись к обсуждению кинофильма „У Сюнь“» (20 мая 1951 г.).— Маоизм.ру.
  10. См., напр., письмо по поводу исследования романа «Сон в красном тереме» (15 октября 1954 г.).— Маоизм.ру.
  11. Про Дин Лин см. примечание к другому материалу.— Маоизм.ру.
  12. См., напр., доклад на втором пленуме Центрального комитета Коммунистической партии Китая седьмого созыва (5 марта 1949 г.). Заключительный доклад на этом пленуме, сделанный 13 марта, к сожалению, доступен только на китайском языке.— Маоизм.ру.
  13. Даже чуть меньше тридцати.— Маоизм.ру.
  14. В двадцать лет Маркс был ещё гегельянцем. Возможно, важнейшей вехой является его работа «К критике гегелевской философии права», написанная им в возрасте 25 лет.— Маоизм.ру.
  15. Лю Шипэй (1889—1919) — профессор литературы в Пекинском университете.— Прим. ред.
  16. Ван Би — философ, жил в Ⅲ в. автор «Комментариев к „Лао-цзы“» и «Комментариев к „Книге перемен“».— Прим. ред.
  17. В 23 года.— Маоизм.ру.
  18. Янь Чжан (Ян Хуэн) — любимый ученик Конфуция.— Прим. ред.
  19. Ли Шиминь — китайский император, храмовое имя Тай-цзун. В 618 году сверг династию Суй и посадил своего отца на трон, основав тем самым Танскую династию, которая существовала до 907 года. Сам Ли Шиминь был императором с 626 по 649 год.— Прим. ред.
  20. Цинь Шубао, Ло Чэн, Ван Бодан — полководцы Танской династии.— Прим. ред.
  21. Лютер, правда, был далеко не малообразованным юношей: в 29 лет он получил степень доктора теологии, а ко времени выступления со знаменитыми тезисами против продажи индульгенций ему было уже 34 года.— Маоизм.ру.
  22. Дарвин издал «Происхождение видов» в возрасте 50 лет, в молодости же он закончил Кембридж, а позднее несколько лет был секретарём Лондонского геологического общества.— Маоизм.ру.
  23. Весь этот отрывок, начиная с Дарвина, был почти дословно повторён Мао в выступлении на второй сессии Ⅷ съезда КПК 8 мая 1958 г. А про Франклина — в выступлении 20 мая, и снова, через несколько лет — в выступлении в Ханчжоу 21 декабря 1965 г. (см. также наше примечание к тому материалу).— Маоизм.ру.
  24. Когда Мао начал собственно коммунистическую деятельность, ему было всё-таки уже 26 лет. Вероятно, тут он имеет в виду более ранние времена, поскольку Юань Шикай умер за четыре года до того, в 1916 году. Мао тогда исполнилось 23 года, его первая публикация и первый кружок относятся к следующему, 1917 году.— Маоизм.ру.
  25. Би Гань — дядя иньского князя Чжоу Синя (1154—1122 годы до н. э.). Убеждал племянника прекратить разгульный образ жизни, но был им убит. Цюй Юань (340—278 годы до н. э.) — великий поэт Древнего Китая, патриот и государственный деятель Царства Чу. Оклеветанный завистниками, покончил жизнь самоубийством. Чжу Юнь — государственный деятель, учёный в период правления ханьского императора Чэн-ди (32—6 годы до н. э.). Цзя И — государственный деятель и писатель, Ⅱ в. до н. э.— Прим. ред.
  26. Очевидно, имеется в виду следующий отрывок из отчётного доклада Центрального Комитета ВКП(б) ⅩⅨ съезду партии, сделанного Г. М. Маленковым 5 октября 1952 г.: «Ошибочно думать, что критика снизу может развиваться сама по себе, в порядке самотёка. Критика снизу может нарастать и шириться только при том условии, когда каждый выступающий со здоровой критикой уверен, что он найдет в наших организациях поддержку, а указанные им недостатки будут на деле устраняться. Нужно, чтобы партийные организации и партийные работники, все наши руководители возглавляли это дело и показывали пример честного и добросовестного отношения к критике. Обязанность всех руководителей, особенно партийных работников, создавать такие условия, чтобы все честные советские люди могли смело и безбоязненно выступать с критикой недостатков в работе организаций и учреждений. Собрания, активы, пленумы, конференции во всех организациях должны на деле стать широкой трибуной смелой и острой критики недостатков».— Маоизм.ру.
  27. Цзоу Жун (1885—1905) — китайский буржуазный революционер. В 1903 году в Токио вышла в свет его книга «Революционная армия», в которой излагались принципы революционной борьбы против Маньчжурской династии. В 1904 году он был арестован в Шанхае и умер в тюрьме.— Прим. ред. (В этом примечании в советском издании были допущены две опечатки: год рождения Цзоу Жуна указан 1855‑й, а год издания его книги — 1902‑й.— Маоизм.ру.)
  28. Ду Фу (712—770), Ли Бо (705—762) — великие китайские поэты-классики.— Прим. ред.

Добавить комментарий