Широкий союз народа // Выступления и статьи Мао Цзэдуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск шестой.— М., Издательство «Прогресс», 1976. ← «Сянцзян пинлунь» № 4

04.08.1919

Положение с китайским «широким союзом народа»

Кто опубликовал: | 10.02.2022

В прошлых двух номерах журнала уже было сказано, во-первых, о возможности и необходимости широкого союза народа и, во-вторых, о том, что первоосновой широкого союза народа являются узкие союзы народа. Теперь перейдём к разговору о том, осознали ли мы в конце концов, что такое широкий союз народа нашей страны? Есть ли побудительные мотивы к нему? Есть ли способности для этого? Сможем ли мы достичь успеха?

  1. Осознали ли мы в конце концов, что такое «широкий союз народа» нашей страны? Казалось бы, что Синьхайская революция явилась такого рода народным союзом, а на самом деле это не так. Синьхайская революция произошла потому, что обучавшиеся за границей студенты дали указания, «Гэлаохуэй» 1 поддержало, подняв свои знамёна и издав клич, а часть солдат из «Новой армии» 2 и караульных гарнизонов пришла в боевую готовность, натянув луки и обнажив мечи. Она никак не была связана с большинством нашего народа. Одобряя их принципы, мы не предприняли действий, да они и не нуждались в наших действиях. Однако у нас появилось некоторое понимание, мы узнали, что можно и свергнуть императора с его божественной мудростью и сверхъестественной доблестью и установить демократию с её «великим бунтарством и крамолой».

    Но если мы хотим что-то сказать или сделать, то рано или поздно слово будет сказано, а дело сделано. После «Синьхая» 3 наступил год «Бинчэнь» 4, когда мы опять свергли императора «Всеобщей законности» 5. Хотя и на сей раз к этому были причастны немногие, тем не менее мы вновь осознали, что, оказывается, можно свергнуть и бравого императора «Всеобщей законности». Всё стало совсем другим в последние годы, когда разразились война между югом и севером и мировая война. В результате войны между югом и севером появилось ещё больше железных доказательств тому, что чинуши, военщина и политиканы вредят нам, губят нас и обирают нас.

    В результате мировой войны народы разных стран, настрадавшись, внезапно предприняли ряд действий. В России свергли аристократов и прогнали богатеев, трудовой люд и крестьянство совместно учредили правительство, действующее по их полномочию, Краснознамённая армия, ведя огонь на востоке и нанося удар на западе, начисто уничтожила так много противников, что и Антанта запела на другой лад. Это потрясло весь мир. Поднялась Венгрия, и в Будапеште тоже появилось новое правительство тружеников и крестьян. К ним присоединились немцы, австрийцы и чехи, решительно вступив в схватку с враждебными кланами в своих странах.

    Яростный поток понёсся на запад, повернулся и устремился на восток. В Англии, Франции, Италии и Америке разразились крупные забастовки, а в Индии и в Корее произошло несколько крупных революционных выступлений. Отдельные выступления разношёрстного легиона, прокатившиеся по Китаю от Великой стены до Бохая, вылились в «движение 4 мая». Под этим знаменем движение устремилось на юг, форсировало Хуанхэ, достигло Янцзы, Вампу, Ухани и Ланьчжоу, не раз взбаламутило озеро Дунтинху и реку Миньцзян, вызвав ещё больший подъём. Тут пробудились небо и земля и подлецы отступились. О, мы знаем! Мы уразумели! Поднебесная — это наша Поднебесная. Государство — это наше государство. Общество — это наше общество. Если не мы, то кто скажет слово? Если не мы, то кто сделает дело? Мы должны активно осуществлять широкий союз народа, с которым нельзя медлить и секунды!

  2. Есть ли побудительные мотивы к широкому союзу народа нашей страны? На этот вопрос я отвечу прямо: «Есть». Если вы, господа, не верите, то послушайте меня.

    Чтобы проследить истоки возникновения союзов в нашей стране, следует вспомнить об учреждении Совещательных комитетов 6 в конце Цинов и о создании Революционной партии — Тунмэнхой 7. Появились совещательные комитеты — поднялась кампания, в ходе которой провинциальные совещательные комитеты обратились с совместной петицией за скорейшее открытие парламента. Появилась Революционная партия — началось движение, в ходе которого в стране и за рубежом призывали взяться за оружие и изгнать маньчжуров. Во время Синьхайской революции Революционная партия и Совещательные комитеты совместно «воздали по заслугам Жёлтому дракону» 8. Потом Революционная партия превратилась в партию Гоминьдан, а Совещательные комитеты — в Прогрессивную партию, что послужило толчком создания у нашей китайской нации политических партий.

    После этого была провозглашена республика, в центре был созван парламент, а в провинциях провинциальные собрания. Кроме того, в провинциях в то время было создано три вида организаций: провинциальный союз просвещения, провинциальный торговый союз и провинциальный крестьянский союз. (В некоторых провинциях были рабочие союзы. В некоторых провинциях, например в Хунани, они входят в крестьянский союз.) Одновременно в уездах тоже создавались уездные союзы просвещения, уездные торговые союзы уездные крестьянские союзы (в некоторых уездах они отсутствуют). Это своего рода весьма стабильные и мощные объединения.

    К другим организациям. которые созданы применительно к их ситуации и местоположению, например, относятся товарищества в учебных заведениях, землячества проживающих в иностранных портах, Ассоциация обучающихся за границей студентов и её отделения, Общество газеты «Шанхай жибао», Всемирный союз китайских студентов, Пекинский и Шанхайский союзы европейских и американских соучеников, Китайско-французское общество просвещения в Пекине.

    К ним же относятся разного рода научные общества (например, Ассоциация самоусиления, Гуандунское научное общество, Южная научная ассоциация, Общество возвышенных стремлений, Китайская ассоциация профессионального образования, Общество азиатской цивилизации и т. п.), гильдейские союзы (их несколько десятков: всевозможные гильдии и цеха в торгово-промышленных кругах, например банковское общество, рисоводческий союз и т. п.; научные кружки в учебных заведениях, например кружок живописи и философский кружок в Пекинском университете и т. п.), всякого рода клубы и т. д. И все они являются продуктом политического и идейного раскрепощения в последнее время; они были категорически запрещены и не могли бы появиться в эпоху тирании. Все вышеперечисленные организации, будучи весьма примитивными, соответствуют узким союзам, о которых говорилось в прошлом номере журнала. А в последнее время из-за политических беспорядков и внешнего давления усилилась сознательность, и в итоге возникли побудительные мотивы к широким союзам. К ним относятся: Всекитайская федерация союзов просвещения, Всекитайская федерация торговых союзов, Гуанчжоуский союз 72 гильдий и Шанхайская федерация 53 организаций, Объединённый союз при коммерческом вестнике «Шансюе гунбао», Всекитайская федерация журналистов, Всекитайский союз мирного исхода, Всекитайская мирная федерация, Пекинское китайско-французское общество, Национальное общество внешних связей, Хунаньское благотворительное общество (находится в Шанхае), Шаньдунское общество (находится в Шанхае), студенческие федерации в Пекине и Шанхае, в провинциях и в портовых городах, объединения разных социальных кругов, Всекитайская федерация студентов и т. д.

    Безусловно, в этих всевозможных союзах, агентствах, комитетах, обществах и федерациях не избежать наличия многих антинародных шэньши 9 и «политиканов» (например, парламент, провинциальные собрания, провинциальные союзы просвещения, провинциальные крестьянские союзы, Всекитайский союз мирного исхода и Всекитайская мирная федерация являются целиком и полностью союзами шэньши или союзами политиканов). А вот гильдейские и цеховые союзы, научные общества и исследовательские кружки представляют собой собрания простых людей и учёных. Что касается недавно возникших федераций студентов и других социальных кругов, то они тем более представляют собой широкий союз народа, возникший только для противодействия отечественным и иностранным властителям, и я считаю, что в этом и кроются побудительные мотивы к широкому союзу китайской нации.

  3. Способны ли мы осуществить «широкий союз народа» в нашей стране? Сможем ли достичь успеха?

    Если говорить о способности, то могут возникнуть сомнения в этом. Ведь наши соотечественники только и знали, что гонялись за самой никчёмной (при окончательном подсчёте) наживой. Те, кто торговал, не имели понятия о создании компаний, те, кто работал, не имели понятия о создании рабочей партии, те, кто приобщался к науке, знали только старый способ «делать телегу при закрытых дверях» 10, но не имели представления о совместных исследованиях. Наши соотечественники просто-напросто не могли вмешиваться в крупномасштабные дела. Нечего и говорить, они плохо занимались и административной политикой. Некоторые успехи в почтовом деле и в соляном промысле достигнуты благодаря опоре на иностранцев. Так, давно снят запрет с морских сношений 11, а всё ещё ни один пароходик не отплыл в Европу. Единственные на всю страну Китайское коммерческое пароходное общество и Ханьепинский металлургический комбинат ежегодно терпят убытки, а когда и это им не под силу, то они привлекают иностранных пайщиков. Все железные дороги, которыми ведают иностранцы, лучше в смысле чистоты, оборудования и обслуживания. Но едва железные дороги попадают в ведение министерства путей сообщения, как всё идёт прахом. Среди пассажиров, ездивших по Пекин-Ханькоуской, Тяньцзин-Пукоуской и Ухань-Чанчуньской железным дорогам, не было таких, кто не воротил бы носа и не скрежетал бы зубами! Всё это «одного поля ягоды» 12 или «тысяча страниц на один манер» 13, это напоминают и прочие дела, когда, например, плохо заведуют учебными заведениями, плохо используют самоуправление и плохо распоряжаются даже в своей семье или даже самим собой. Легко ли говорить о широком союзе народа? Легко ли противостоять прочно укоренившимся властителям?

    Несмотря на это, дело не в нашем абсолютном неумении. Наша неспособность имеет свою причину, которая состоит в том, что «мы не упражнялись» 14.

    Ведь китайская нация — это сотни миллионов людей, тысячи лет влачащих рабскую жизнь; рабом не был только один «Жёлтый император» (хотя можно сказать, что и император был рабом «Неба»), но когда император стоял во главе, нам запрещалось тренировать своё умение. Нам запрещалось мыслить, организовываться и упражняться всюду: в политике, науке, обществе.

    Другое дело теперь, когда пришло освобождение. И когда от пут освобождены и идеология, и политика, и экономика, и мужчины, и женщины, и просвещение, то все должны стремиться из кромешного и несправедливого ада разглядеть чистое небо. Ведь нашей китайской нации присущи великие способности!

    Чем тяжелее гнёт, тем сильнее противодействие, которое долго аккумулировалось, но эффект от которого будет немедленным. И я смею произнести «странные» слова: реформы которые в своё время проведёт китайская нация, будут последовательнее, чем реформы у других наций, а общество у китайской нации будет более блистательным, чем у других наций. Широкий союз китайской нации увенчается успехом быстрее, чем в других районах и у любых наций. Господа! Господа! Мы должны приложить усилия! Мы должны идти вперёд, не щадя жизни! Наш золотой мир, блестящий мир — впереди!

Примечания:

  1. «Гэлаохуэй» — одно из тайных обществ, которые были распространены среди населения в старом Китае.— Прим. ред.
  2. В конце маньчжурского правления в Китае появились части «Новой армии», обученные по-европейски. К 1 июля 1911 года «Новая армия» Цинской империи состояла из 11 дивизий и 25 отдельных смешанных бригад, насчитывавших 160 тысяч пехотинцев, 14 тысяч кавалеристов, тысячу орудий и 130 пулемётов. Основную массу «Новой армии» составляли молодые крестьяне и ремесленники.— Прим. ред.
  3. «Синьхай» — 48-й год циклического летосчисления по китайскому лунному календарю, в западной хронологии соответствует 30 января 1911 года — 17 февраля 1912 года.— Прим. ред.
  4. «Бинчэнь» — 53-й год китайского циклического летосчисления, соответствует 1916 году.— Прим. ред. (Сейчас, когда восточный гороскоп стал популярен на Западе и, в частности, у нас, можно уточнить, что год «синьхай» означает год белой Свиньи, а год «бинчэнь» — год красного Дракона.— Маоизм.ру.)
  5. Речь идёт о неудачном монархическом перевороте тогдашнего президента Юань Шикая, который заставил «избрать» себя императором, готовился вступить на престол 1 января 1916 года и назвал период своего правления Хунсянь («Всеобщая законность»).— Прим. ред.
  6. Совещательные комитеты — выборные органы, созданные в Китае по императорскому указу в 1909 году в угоду либеральной буржуазии и помещикам.— Прим. ред.
  7. Тунмэнхой («Объединённый союз») — буржуазно-революционная партия, созданная Сунь Ятсеном в 1905 году.— Прим. ред.
  8. Кит. выражение 痛饮黄龙 восходит к победам героя Юэ Фэня над чжурчжэнями, чья столица называлась Хуанлунфу, что означает «Управа жёлтого дракона».— Маоизм.ру.
  9. Шэньши — своеобразное сословие, сложившееся в феодальном Китае и составлявшее правящую верхушку старой китайской деревни. В него входила часть деревенских богатеев, которая владела землями, нередко обладала «учёными» званиями, полученными на особых государственных экзаменах, и занимала чиновничьи должности.— Прим. ред.
  10. Кит. поговорка 闭门造车 означает: быть оторванным от действительности, не принимать во внимание реального положения вещей, действовать в отрыве от жизни; вариться в собственном соку.— Маоизм.ру.
  11. «Морской запрет» был введён в ⅩⅣ веке в целях борьбы против прибрежного пиратства. После Первой опиумной войны, в 1842  году Китай был принуждён открыть ряд портов для торговли с иностранцами.— Маоизм.ру.
  12. Кит. 一丘之貉 — букв., еноты (енотовидные собаки, конечно же) с одного холма.— Маоизм.ру.
  13. Кит. 千篇一律.— Маоизм.ру.
  14. Кит. 我们没练习.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий