Пролог Наксалбари. Текст восстановлен благодаря Михаилу Чекмареву.

Ранее 2008 г.

Пролог Наксалбари

Кто опубликовал: | 22.07.2016

Индийские революционеры-коммунисты называют предшественниками непрерывной вооружённой борьбы в своей стране, начавшейся с восстанием в деревне Наксалбари (Западная Бенгалия) в 1967 году, два других массовых движения — выступления крестьян в Бенгалии во второй половине 1940-х годов и восстание в Телингана в 1946—1951 годах.

Бенгальские огни: движения «тебхага», «тонк», восстание в Начоле — 1946—1950 годы

В 1946 году экономическое положение в колониальной Индии стремительно ухудшалось. Рабочие и крестьяне поднимались на массовую борьбу. Летом и осенью 1946 года крупные забастовки прошли на заводах Мадраса, Нагпура, Коимбатура, а также на Южно-Индийской и Северо-Западной железных дорогах. В сентябре — ноябре в Траванкуре была проведена всеобщая забастовка рабочих промышленности по переработке продуктов кокосовой пальмы. В её ходе в районах Пуннанара и Ваялар произошли вооружённые столкновения рабочих с полицией. Всего же в течение 1946 года произошло свыше двух тысяч одних только зарегистрированных стачек, в которых приняло участие около двух миллионов рабочих. Во всех провинциях начались стихийные выступления крестьян против феодальных пережитков в системе землевладения и землепользования.

Вторым по массовости и боевитости стало движение «тебхага». Оно было инициировано в сентябре 1946 года в провинции Бенгалия 1 организацией «Кишан сабха» 2. Название движение получило от главного требования участников — «тебхага», в переводе — «две трети». В то время крестьяне-арендаторы (баргадары и адхиары) отдавали землевладельцам половину выращенного тяжёлым трудом урожая. Крестьянский же союз выдвинул лозунг отдавать лишь треть, а две трети оставлять себе. Но для отсталых и забитых нуждой и феодальными предрассудками бенгальских крестьян даже такой весьма умеренный, по нашим современным понятиям, лозунг оказался очень мобилизующим. Землевладельцы (заминдары и джотедары), обалдевшие от бунта ещё недавно послушных крестьян, вызывали полицию. Та арестовывала заводил. Но, несмотря на аресты, движение «тебхага» быстро охватило 19 округов провинции, особенно Джалпаигури, Джессоре, Динаджпур, Кхулна, Маймансингх и Рангпур, в нём участвовало до пяти миллионов человек. В северном Маймансингхе «тебхага» слилась с начавшимся здесь под руководством низового актива Компартии Индии (КПИ) движением «тонк», получившим название из-за местного наименования арендной платы. Кстати, маймасингский руководитель КПИ выдвинулся как организатор 13-дневной успешной забастовки рабочих хлопкопрядильной фабрики, за что отсидел семь лет в тюрьме. Коммунисты, выходцы из городов и бедняцких предместий, пешком обходили деревни, призывая и убеждая крестьян присоединяться к движению. Одним из таких активистов был и тридцатилетний член КПИ Чару Мазумдар — будущий лидер наксалбарского восстания и основатель КПИ (марксистско-ленинской). Во многих районах Бенгалии акции крестьян, не стеснявшихся применять насилие по отношению к богатеям и их собственности, стали столь сильными, что местные землевладельцы сбежали из деревень. Такие районы крестьяне объявляли «тебхага элака» и выбирали на сходах собственные органы власти — «комитеты тебхага», которые объявляли о полной ликвидации помещичьего землевладения.

В провинции началась настоящая война между крестьянскими отрядами и карателями, которых поддерживали банды помещичьих наёмников (гунда). Среди видных деятелей движения хорошо известны женщины Рани Митра Дасгупта, Маникунтала Сен, Рену Чакравартти и Бимала Маджи. Первоначально их роль в движении была невелика, но, после полицейских репрессий, обрушившихся на бенгальскую секцию КПИ и ареста её лидеров, именно смелые крестьянки взяли на себя решающую инициативу. Был даже создан женский батальон «Нарибахини», а самым влиятельным организатором «тебхага» становится вдова Бимала Маджи. Однако полиция всё же выследила её и бросила за решётку. Бимале инкриминировалось совершение 140 «преступлений».

В результате тогдашнее правительство Бенгалии было вынуждено пойти на уступку и принять «баргадарский акт», который законодательно ограничил арендную плату землевладельцам одной третью урожая. Однако относительный успех движения был сильно смазан в восточной части провинции разделением Бенгалии между Индией и Пакистаном в 1947 году. В 1948—1950 годах уже в Восточном Пакистане поднялась новая волна вооружённых выступлений движений «тебхага» и «тонк». А в декабре 1949 года в округе Раджшахи, что на берегу Ганга, под руководством членов КПИ восстали крестьяне волости Начоле. Деревни Гхасура, Чандипур, Кендуа, Раутара, Джагдаи, Дхарол, Шйампура и Напитпара отказались платить аренду землевладельцам. Попытка полиции «навести порядок» закончилась убийством нескольких полицаев и джотедаров. Только прибывшие в начале 1950 года крупные карательные силы подавили восстание. Двадцать четыре его лидера были надолго брошены в тюрьму. Однако упорная борьба крестьян всё же привела к принятию Восточнобенгальского закона 1950 года, признавшего крестьян владельцами их земельных участков.

Вооружённая борьба в Телингана, 1946—1951

Наивысшего же уровня крестьянское движение Индии того времени достигло в Телингана. Это восточная область в существовавшем тогда полунезависимом княжестве Хайдарабад. Его седьмой по счёту низам Усман Али-хан считался богатейшим человеком мира, покровителем высокой литературы и искусств. Вполне процветали и феодальные землевладельцы — джагирдары и дешмукхи. Подавляющее же большинство 16-миллионного населения княжества жило в ужасной нищете.

Дешмукх Рапака Рамачандра Редди, владевший 60 деревнями, решил в 1946 году выстроить себе новый особняк в деревне Виснур. От зари до зари на стройке вкалывали местные крестьяне, но помещик ничего им не заплатил. А когда толпа сельчан возмутилась и пришла протестовать, то была расстреляна панскими наймитами. Многие крестьяне были ранены, а их заводила, Додди Комарайя — убит. Демонстрация во время его похорон тоже была расстреляна. В это время правительство низама издало указ о принудительном изъятии «излишков» хлеба у вечно голодных крестьян. Организация «Андхра махасабха» (в обиходе бедняки называли её «Сангхам»), служившая легальной крышей запрещённой хайдарабадской организации КПИ, начала серию акций протеста. Первоначально митингующие возмущались произволом в Виснуре и требовали лишь уменьшить эксплуатацию — отменить принудительные отработки на землевладельцев и незаконные поборы. Самым радикальным требованием было списание крестьянских долгов. Однако княжеские власти начали полицейские репрессии. В ответ 11 сентября в деревне Сурьяпет началось вооружённое восстание, охватившее территорию округов Налгонда, Варангал и Кхаммам. Беднота под руководством Сангхама стала создавать даламы — отряды самообороны. В ответ княжеская администрация сколотила из всякого сброда военизированные отряды разакаров 3, под командованием советника низама, судьи Касима Разви. Разакары и полицейские разъезжали на грузовиках по деревням и городским предместьям и «наводили порядок», казня, грабя и насилуя «асоциальные элементы» (то есть, крестьян и бедноту).

Пленных повстанцев каратели заживо закапывали в землю. Были сожжены десятки деревень. Одновременно Разви пытался разжечь индо-мусульманские противоречия: в разакары набирали только мусульман (хотя банды наёмников создавали и феодалы-индуисты). Однако тщетно. Например, в деревне Маллареддигудем, треть жителей которой — мусульмане, всё население сражалось в бою с разакарами.

Даламы ответили на террор масштабной партизанской войной. А тем временем на всём Индостанском полуострове происходили серьезные перемены. В августе 1947 года Индия и Пакистан стали независимыми. Буржуазно-помещичье правительство Джавахарлала Неру начало интегрировать различные княжества (их насчитывалось 601) в состав своей страны. При этом за князьями сохранялось всё имущество, они объявлялись неподсудными, им и чиновникам их администраций выплачивалась огромная государственная пенсия (так, махараджа Майсура стал получать 2,6 миллиона рупий в год, а низам Хайдарабада впоследствии «милостиво согласился» на 5 миллионов). Однако политической власти они лишались. Самовластному Али-хану не хотелось «интегрироваться в республику». Он объявил независимость княжества и проводил переговоры с британцами о сохранении прямых отношений с Лондоном в рамках Британского Содружества. С Индией же в ноябре 1947 года Усман Али-хан заключил годичное соглашение о сохранении статус-кво. Режим усиленно завозит оружие, пытаясь раздавить повстанцев Телинганы. Однако справиться с ними в одиночку у него явно не получается.

В своей наивысшей точке, в июле 1948 года, на юге Телинганы восстание охватило территорию примерно в 41 000 квадратных километров — до 3000 деревень, с населением более трёх миллионов человек. Из этой освобождённой зоны все помещики были изгнаны, а их земля (1200 тысяч акров 4) поделена между бедняками. В каждой деревне было создано самоуправление — сельский совет (панчаят), введён «ликбез» — обязательное начальное образование, запрещено ростовщичество, возникли народные суды и десятитысячная крестьянская милиция. Все эти деревенские «правительства» были объединены в центральную организацию, имевшую общую двух- (по другим данным, пяти-) тысячную партизанскую армию. Нам, в относительно сытой стране, это может показаться странным, но сотни тысяч крестьян впервые в жизни, только благодаря своей вооружённой борьбе, теперь могли питаться хотя бы дважды в день.

Землевладельцы Хайдарабада всё больше понимают: режим назима без поддержки извне не способен защитить их классовый интерес. Их позиция частично совпадает с позицией делийского правительства, заинтересованного, с одной стороны, предотвратить отрыв Хайдарабада от Индии, а с другой — помешать пламени восстания переброситься из Телингана в соседние, не менее страдающие от помещиков, области.

13 сентября 1948 года 35-тысячный воинский контингент Индийского Союза вторгается в Хайдарабад и буквально за несколько дней разбивает значительно хуже вооружённые 40-тысячные силы низама (в том числе, 10 тысяч разакаров). При этом потери Индии — 10 убитых, а у Хайдарабада погибло 807 солдат и 1373 разакара. Так сказать, наглядное преимущество силы авиации и артиллерии над устаревшим стрелковым оружием. Уже 17 сентября «военнопленный» низам соглашается на вхождение княжества в Индию и тут же назначается в нём на пост губернатора (раджпрамукха). Разакаров индийские оккупанты распускают, но тут же сами начинают вооружённые действия против классового врага — крестьянских повстанцев, старательно пытаясь восстановить помещичье землевладение.

Несмотря на ухудшившееся положение и появление нового, ещё более сильного врага, вооружённое сопротивление телинганских партизан продолжалось до 1951 года. Только в округе Налгонда в боях и от рук карателей погибло более трёх тысяч человек. На этой, второй стадии восстания среди населения Телинганы происходит размежевание. От движения отошла крестьянская верхушка, удовлетворенная проведённой панчаятами аграрной реформой, но напуганная усилением влияния крестьянской бедноты, в значительной степени руководившей восстанием.

Однако оружие телинганцы сложили лишь после ряда уступок правительства Индийского национального конгресса в аграрном вопросе. Именно вооружённая борьба индийского крестьянства и бедноты вынудила буржуазно-помещичьи правительства Союза и отдельных штатов поторопиться хотя бы с частичными аграрными реформами, начавшимися уже после 1950 года. Так, были юридически признаны уже свершившиеся с помощью революционного насилия земельные реформы. Прекратилось взимание различных феодальных поборов (абвабов). Однако «аграрная реформа сверху» нача́ла 1950-х лишь немного уменьшила феодальную и полуфеодальную эксплуатацию крестьянства Индии. Хотя «система заминдари» отменялась, в целом по стране у помещиков отчуждалась далеко не вся земля (в среднем, только 60 %), за ними сохранялись также усадьбы с инвентарём. За отчуждаемые земли помещики получали откупные платежи (около 7 миллиардов рупий), причём платежи эти формировались за счёт налога с крестьян, арендующих бывшие помещичьи земли. И если верхняя прослойка арендаторов немного выиграла от правительственных реформ», то основная масса крестьян продолжала уплачивать земельный налог, равный прежним феодальным поборам.

Страна явно нуждалась в огне Наксалбари.

Примечания:

  1. Сейчас одна часть её территории — собственно, Бангладеш, а другая — индийский штат.
  2. «Крестьянский союз», создана ещё революционной тогда Коммунистической партией Индии.
  3. На урду — «волонтёры».
  4. Ок. 486 тыс. га.

Добавить комментарий