Пер. с англ.— О. Мартов

On Global People’s War and Global New Democratic Revolution

25.10.2013

Относительно глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции

Кто опубликовал: | 07.01.2017

В условиях капиталистического империализма, при котором эксплуатация пролетариата монополистическим капиталом опосредуется угнетением народов, путь к социализму и коммунизму лежит через глобальную Народную войну и глобальную Новодемократическую революцию. Борьба за разрыв структурных связей капиталистического империализма и формирование субъективных сил пролетарской революции неразрывно связаны. Движение за международный социализм и коммунизм станет успешным лишь поставив под сомнение мировое господство жалкой кучки «великих» империалистических держав.

Тем не менее, прежде чем двигаться далее в вопросе революции (и тем более глобальной Новодемократической), стоит ответь на несколько вопросов.

Прежде всего, что такое революция?

Мао Цзэдун описывал революцию как «насильственный акт одного класса, свергающего власть другого класса». Для марксистов революция служит средством свержения представителей капитала, средством установления социализма — периода, в котором, по словам Николая Бухарина:

«Даже будучи низвергнутой, буржуазия всё ещё использует оставшиеся у неё ресурсы, чтобы вести войну против рабочих, опираясь, в конце концов, на международную реакцию. Таким образом, окончательная победа пролетариата становится возможной лишь тогда, когда пролетариат освободит весь мир от капиталистической сволочи и полностью задушит буржуазию».

Недвусмысленно показывая связь борьбы колонизируемых, эксплуатируемых народов против империализма, Ленин также отмечал, что социалистическая революция «не один акт, не одна битва по одному фронту, а целая эпоха обострённых классовых конфликтов, длинный ряд битв по всем фронтам, т. е. по всем вопросам экономики и политики, битв, которые могут завершиться лишь экспроприацией буржуазии». Поэтому для марксистов социалистические революции в отдельно взятых странах имеют значение лишь постольку, поскольку они делают вклад в развитие эпохи глобальной социалистической борьбы против капитализма.

Избегая абстракций, скажем, что революции обычно имеют следующие неслучайные черты: они происходят в странах, изнуряемых империалистической эксплуатацией и страдающих от собственной неразвитости, обычно сопровождаются структурными экономических спадами или следуют за ними, они происходят в период конфликтов между силами международной реакции, когда затормаживается эффективная и немедленная мобилизация контрреволюционных сил, когда появляются разнородные коалиции, организации и общественные институты, развивается оппозиционная политической культура (Foran). Хотя эти черты исторически относились к разным странам, необходимо смотреть на них с глобального угла зрения.

Обобщая, можно сказать: революция есть насильственное свержение одного класса другим, как в отдельных странах, так и как часть более крупного глобального процесса. Начинаются они в колониальных или неоколониальных регионах, обычно на фоне структурно-экономического краха. В это время международные фракции реакционных классов слишком разделены между собой, чтобы быстро и эффективно помешать этому процессу. Происходит вовлечение в политическую борьбу разнообразных коалиций оппозиционных сил при ведущей роли реально прогрессирующих революционных сил.

Каков классовый характер такой революции? На каком классе или классах лежит задача свержения других?

Отталкиваясь от таких авторов, как Иммануил Валлерстайн и Самир Амин, я бы сказал, что мы подходим (и в настоящее время являемся свидетелями того) к периоду интенсивной поляризации и борьбы наряду с растущим соперничеством между империалистическими блоками и внутри них. Этот период, действие которого разворачивается в настоящее время отчасти из-за внутренних противоречий капитализма, отчасти из-за всемирно-исторических обстоятельств, может быть описан как грядущая «глобальная гражданская война». Это знаменует собой всемирно-историческую точку бифуркации. Субъективные факторы, т. е. соответствующая мобилизация различных классовых сил, может сдвинуть историю к социализму. Или, что ещё хуже, будущее, выросшее из этого конфликта, возможно, совпадет со словами Маркса об «общей гибели всех борющихся классов». Более вероятным неблагоприятным прогнозом видится создание новейшей зависимой мировой системы. становящейся возможной благодаря прогрессу производительных сил наряду с «замораживанием» социальной и классовой иерархии через увеличение доли политического насилия в деле изъятия прибавочного продукта правящим классом, наряду с его опорой на идеологически приемлемые технократическую элиту и рабочую аристократию. Очевидно, что мы вступаем в период экстремальных возможностей и опасностей, в течение которого пролетариат должен будет выбрать наилучшую из возможных стратегий для игры по-крупному.

Несмотря на эти краткие описания возможных результатов будущих конфликтов, гораздо более важно всецело исследовать прошлое и настоящее. Текущее состояние мира включает в себя ряд отношений, обеспечивающих возможность транспортировки стоимости порождаемой (сверх-) эксплуатацией глобальной рабочей силы (легальной и полулегальной). Как элемент империалистической структуры, поддерживаемый с помощью глобального реакционного насилия, прибавочная стоимость обычно производится в Третьем мире или пролетаризированной рабочей силой вообще. Транспортируется она с помощью различных механизмов (включая тот случай, когда цена такого товара как рабочая сила делается выше её реальной стоимости) и реализуется в Первом мире монополистическими и паразитическими третичными секторами капитала.

Итак, вместо дуалистической, псевдомарксистской концепции борьбы исключительно между буржуазией и рабочим классом, существует широкий ряд классов, каждый из которых играет свою экономическую роль. Например, такие как:

  • прямые представители и владельцы финансового капитала;
  • компрадорская буржуазия стран Третьего мира;
  • буржуазно-националистические силы Третьего мира;
  • слой обуржуазившихся, в основном непроизводительных и, следовательно, полностью паразитических работников, т. е. трудовой мелкой буржуазии или «рабочей аристократии», слой тех, кто получает материальные привилегии от процесса накопления капитала (из которого мы могли бы выделить прогрессивную часть мелкой буржуазии, подверженной стратегической изменчивости);
  • национально угнетаемые в Первом Мире (в том числе мигранты) или же те, кто в любом случае поставлен в особые репрессивные условия производства;
  • те слои народа, которые образуют современный пролетариат, то есть те, кто получает лишь незначительную часть благ современного общества, их труд используется для дальнейшего увековечивания их собственного экономического бесправия, в то же время на них и строится вся экономика империалистического капитализма.

Вообще, мы можем суммировать революционную борьбу, включив в неё ту, которую ведёт современный пролетариат и его союзники (прогрессивная национальная буржуазия, прогрессивная мелкая буржуазия, те, кто живёт в условиях национального гнёта в Первом мире) против империалистов и их пособников (компрадоров, паразитической трудовой мелкой буржуазии). Хотя другие противоречия, безусловно, могут сыграть свою роль (воздействуя, таким образом, на противостоящие друг другу стороны классовой борьбы), указанное обрисовывает главные черты классового поля битвы в деле выработки революционной стратегии.

Исходя из такого понимания глобальной классовой динамики, мы можем довольно уверенно сказать, что революция в широком смысле движется в следующем направлении:

  • Во-первых, развитие революционных коалиций, свергающих империализм и тем самым разрешающих структурные и надструктурные противоречия (порождающие значительное неравенство) между производительным, эксплуатируемым глобальным Югом — тюрьмой мирового пролетариата, и паразитарным глобальным Севером — логовом финансового капитала.
  • Во-вторых, устранение внутренних противоречий, которые возникают из существования капиталистического способа производства, заменой его социалистической системой, т. е. временное политическое и экономическое господство пролетариата.
  • Наконец, окончательное разрушение всех остатков капитализма — отчуждённого труда, классов, наций и государств.

Следует отметить со всей ясностью: каждый этап следует один за другим, каждый последующий становится возможным только после завершения предыдущего.

Во время господства пролетарской линии во время китайской Культурной Революции, линия глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции в качестве первой ступени к социализму и коммунизму была частично сформулированы Линь Бяо в эссе «Да здравствует победа народной войны!». В главе, касающейся международного значения теории Мао о Народной войне, Линь впервые информирует читателя об историческом значении Октябрьской и Китайской революции, и говорит, что последняя есть результат затяжной народной войны против японских империалистов и поддерживаемых США националистов из Гоминьдана:

«Китайская революция является продолжением Великой Октябрьской революции. Путь Октябрьской революции есть общий путь для всех народных революций. Китайскую и Октябрьская революции объединяют следующие основные характеристики: (1) Во главе обеих стоял рабочий класс с марксистско-ленинской партией в качестве его ядра. (2) Обе были основаны на союзе рабочих и крестьян. (3) В обоих случаях государственная власть была захвачена путём насильственной революции и установления диктатуры пролетариата. (4) В обоих случаях после победы революции была построена социалистическая система. (5) Обе революции были составными частями мировой пролетарской революции».

Далее Линь описывает глобальную применимость народной войны, и, следовательно, её всемирно-историческое значение:

«Многие страны и народы Азии, Африки и Латинской Америки в настоящее время подвергаются агрессии и порабощению в больших масштабах со стороны империалистов во главе с Соединёнными Штатами и их лакеями. Основные политические и экономические характеристики большого числа этих стран во многом сходны с теми, которые преобладали в старом Китае. Как и в Китае, крестьянский вопрос в этих регионах является чрезвычайно важным. Крестьяне составляют основную силу национально-демократической революции против империалистов и их лакеев. Проявляя агрессию против этих стран, империалисты обычно начинают с захвата крупных городов и основных линий связи, но они не в состоянии взять огромную сельскую местности полностью под свой контроль. Сельская местность, и только она, может обеспечить широкие области, в которых революционеры могут свободно маневрировать. Сельская местность, и только она, может дать революционные базы, где революционеры начнут свой путь к окончательной победе. Именно по этой причине теория товарища Мао Цзэдун о создании революционных опорных баз в сельских районах и окружения города, идущее со стороны деревни, привлекает всё больше и больше внимания среди людей в этих регионах.

Если рассматривать весь земной шар, Северную Америку и Западную Европу можно назвать „мировым городом“, а Азия, Африка и Латинская Америка в таком случае являются „мировой деревней“. После Второй мировой войны, пролетарское революционное движение по разным причинам испытало откат в капиталистических странах Северной Америке и Западной Европы, в то время как народное революционное движение в Азии, Африке и Латинской Америке энергично растёт. В некотором смысле, современная мировая революция также представляет собой картину окружения городов со стороны сельской местности. В конечном счёте судьба мировой революции зависит от революционной борьбы народов Азии, Африки и Латинской Америки, составляющих подавляющее большинство населения мира. Социалистические страны должны рассматривать поддержку революционной борьбы в Азии, Африке и Латинской Америке как свой интернациональный долг».

Вновь подтверждая верность маоистской линии, Линь объясняет что глобальная Народная война имеет как социалистический характер, так и способствует развитию глобальной Новодемократической революции:

«Товарищ Мао Цзэдун делал правильное различие между двумя революционными этапами, т. е. национальнодемократической и социалистической революцией, в то же время он верно видел между ними тесную связь. Национально-демократическая революция является необходимой подготовкой для социалистической революции, а социалистическая революция является неизбежным продолжением национально-демократической революции. Между двумя революционными этапами нет Великой стены. Однако, социалистическая революция возможна только после завершения национально-демократической революции. Чем более глубоко проведена национально-демократическая революция, тем лучше условия для социалистической революции.

Опыт китайской революции показывает, что задачи национально-демократической революции может быть выполнены только путём долгой и упорной борьбы. На этом этапе революции империализм и его приспешники являются главным врагом. В борьбе против империализма и его лакеев, необходимо сплотить все антиимпериалистические патриотические силы, в том числе национальную буржуазию. Патриотически настроенная буржуазия и другие эксплуататорские классы [Третьего мира], которые присоединяются к антиимпериалистической борьбе, играют прогрессивную историческую роль. Они ненавистны для империализма, пролетариат же протягивает им руку.

Очень вредно путать два этапа, национально-демократическую и социалистическую революции. Товарищ Мао Цзэдун критиковал неверное представление о „победе одним махом“, и отмечал, что это утопическая идея может лишь ослабить борьбу против империализма и его приспешников, являвшейся наиболее актуальной задачей в то время».

Конечно, эта идея о важности борьбы эксплуатируемых стран не нова. В 1869 году Карл Маркс заметил:

«Я долго думал, что можно ниспровергнуть ирландский режим подъёмом английского рабочего класса… Более глубокое изучение вопроса убедило меня теперь в обратном. Английский рабочий класс ничего не поделает, пока он не избавится от Ирландии. Рычаг должен быть приложен в Ирландии. Вот почему ирландский вопрос имеет такое большое значение для общественного движения вообще».

Те, кто неуклюже набрасывают на себя мантию марксиста, навешивают на тех, кто согласен с точкой зрения обозначенной, ярлык «стейджиста» 1. Как ни странно, эта «критика» верна: революционные марксисты отличаются от идеалистов и анархистов пониманием фундаментальности того, что история проходит в своем развитии через этапы в соответствии с диалектическим отношением между базисом и надстройкой. Подобным же образом, современные марксисты понимают, что только глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция может эффективно создать материальные и социально-исторические основы для социализма и коммунизма.

Для того, чтобы лучше понять сущность глобальной Народной войны, проведём аналогию с развитием Народной войны в Китае. Китай был большой страной с «отсталой» (т. е. неразвитой) экономикой. Там существовало огромное различие между аграрной местностью и городами (де факто базами для иностранных и внутренних реакционных властей). Силы Мао смогли сплотиться в сельской местности, в частности, это были крестьяне, страдавшие от тяжёлого гнёта. Они приняли участие в строительстве военного и гражданского института власти, начали, в конечном счёте, доминировать и военным путём сломили сопротивление реакционных сил в городах. Они получали в то время поддержку со стороны новой мощной революционно-демократической коалиции, включавшей в себя представителей национальной буржуазии и прогрессивной мелкой буржуазии.

Определённая параллель прослеживается в отношении глобальной революционной перспективы. Для того, чтобы победить международную реакцию, сосредоточенную в странах Севера, необходимо организовать «мировую деревню» (в частности, тех, кто наиболее эксплуатируем и угнетён в эпоху империализма) в вооружённые оппозиционные движения и революционные государства, смыкающиеся с глобальной революционной Новодемократической коалицией и образующие антиимпериалистический фронт. Такой широкий единый фронт будет включать в себя прогрессивные слои национальной буржуазии эксплуатируемых стран, прогрессивные элементы мелкой буржуазии первого Мира, и закабалённые угнетённые массы Первого мира.

Мировая Новодемократическая революция будет прежде всего антиимпериалистической, но при этом принципиально пролетарской. Она представляет собой «переходный этап между окончанием колониального, полуколониального и полуфеодального общества к установлению социалистического общества» (Мао), которое может быть достигнуто исключительно под руководством пролетариата, т. е. под руководством партии, представляющей интересы пролетариата. (Chen)

Конечно, глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция подразумевает выполнение ряда условий: успешные народные войны и пролетарские революции в отдельных странах, развитие и частичное господство буржуазно-националистических группировок в отдельных странах в сотрудничестве с руководством международного пролетариата, ослабление империализма в связи с утратой господства над рабочей силой освобождённого мирового пролетариата, развитие оппозиционной коалиции прогрессивных слоев «глобального Севера» (угнетённые нации, молодёжь, интеллигенция и т. д.) под руководством международного пролетариата.

Наконец, поскольку революция предполагает насильственное свержение одного класса другим, глобальная Новодемократическая революция представляет собой установление диктатуры пролетариата и угнетённых наций над бывшими империалистами и их социальными и финансовыми прислужниками. В рамках перехода к социализму Новодемократическая революция есть период «сведения счетов» между Первым и Третьим миром: перераспределение производственных мощностей и собственности, а также разрыва путей, дающих возможность массивной переброски стоимости. В некоторых случаях непроизводительные сектора экономики будут упразднены. Бывшие «паразитичные» работники пройдут переподготовку и воспитание для производительного труда. Экономическое пространство, как в Первом, так и в Третьем мире будет модифицировано. Структура торговли, хотя и останется централизованной в некоторой степени, положит конец импорту ниже стоимости в Первый мир, в результате чего возникнет необходимость дальнейшего внедрения производственной деятельности в экономике стран Первого мира. Потеряв способность импортировать товары ниже стоимости (что есть часть процесса неэквивалентного обмена), производство, хотя и будет по-прежнему иметь централизованный характер, станет более локализованным, особенно в случае базовых продуктов, таких как продукты питания. Более того, некоторые из основных средств производства, служащие в настоящий момент привилегированному потреблению должны быть перераспределены и транспортированы в страны Третьего Мира, для того чтобы служить массам. (То есть, представьте себе неиспользуемое и невостребованное оборудование общественного питания перенаправляемое в Третий мир и используемое для удовлетворения значительно больших потребностей масс. Или же например, производство персональных автомобилей преобразуется в производство общественного и т. д.)

В пределах Первого мира революционная коалиция (национально угнетённые, другие прогрессивные силы местного и международного пролетариата) придёт к политической власти. В связке с международным пролетариатом угнетённые нации получат, в частности, политический контроль над текущими суверенными территориями, занятыми империалистическими державами. Политические институты, служащие в настоящее время «белой власти» будут упразднены и заменены на те, которые соответствуют стратегическим интересам международного пролетариата. Глобальная Народная война и глобальная Новодемократическая революция требуют национального освобождения и самоопределения угнетённых наций, в частности, на землях в настоящее время являющихся суверенной территорией, подконтрольной империалистическим режимам.

Естественно, возникает вопрос повторной пролетаризации Первого Мира. Процесс реформирования сознания миллиарда паразитов, несомненно, будет затяжным, мучительным процессом. Конечно, международный пролетариат нуждается в слое революционеров для управления на территориях, находящихся в настоящее время под суверенным контролем финансового капитала. Наряду с дальнейшим развитием революционного сознания среди угнетённых наций, будет существовать необходимость подготовки политических кадров, руководимых международным пролетариатом. Эти кадры будут в значительной мере, особенно в начале, черпаться из прогрессивных сил, симпатизирующих и активно поддерживающих глобальную Новодемократическую революцию. Подготовка кадров Первого мира должна проходить среди основной массы народа (т. е. масс Третьего мира) в рамках начала широкомасштабной программы перевоспитания, направленной на выдавливание буржуазной культуры под тяжёлым нажимом пролетарской власти.

Как только глобальная Новодемократическая революция подорвёт могущество монополистического капитала наряду с привилегированным положением компрадоров и трудовой мелкой буржуазии, это облегчит прекращение капиталистических производственных отношений и создаст материальную базу для производства, которое будет эффективно и рационально удовлетворять потребности человечества. Падут социальные оковы неэквивалентного обмена, неравной оплаты труда, а также рыночные механизмы вместе с паразитарными и устаревшими отраслями экономики капиталистического империализма (финансы, реклама, средства массовой информации, полицейской, охранной, военной, бюрократической, торговли и т. д.). После этого производительная энергия масс будет пущена в русло наиболее полного удовлетворения материальных, культурных и психологических потребностей. Избавившись от груза паразитического империализма, в том числе его приживал, массы могут двинуть историю вперед в позитивном направлении: через социализм к коммунизму. Таким образом, глобальная Новодемократическая революция, достижимая через глобальную Народную войну является единственным путём к мировому социализму и коммунизму. Ближайшей целью мирового пролетариата является развитие глобальной Народной войны и победа мировой Новодемократической революции, что подготовит почву для непосредственной развития социализма.

Некоторых, конечно огорчит (по причине их собственной заинтересованности) столь пессимистичный взгляд на судьбу Первого мира, но отрицание значимости глобальной классовой структуры свидетельствует лишь о невероятном догматизме, основанном на поверхностном понимании марксизма и убогом идеализме, заменяющем исторический материализм волюнтаризмом. Помимо оспаривания и исправления ошибок первомиристов внутри международного коммунистического движения, задача революционных марксистов в Первом Мире — быть представителями мирового пролетариата в целях развития разнородных оппозиционных коалиций, являющихся частью глобальной Народной войны и Новодемократической революции, которые могут тактически и стратегически вмешаться для упреждения сил международной реакции. Основная вещь, которую третьемиризм требует в практике от Первого мира,— это выработать как можно более верную стратегическую концептуальную основу для интернациональной работы в локальном масштабе. Третьемиризм не просит коммунистов в Первом мире сделать меньше, она просит их делать больше и с более продвинутым пониманием необходимости глобальной Народной войны и глобальной Новодемократической революции.

Линь Бяо писал:

«В конечном счёте вопрос того, стоит ли человек на стороне революции, решается в зависимости от того, готов ли он вести борьбу против вооружённой агрессии империализма и его лакеев или же он берёт в руки оружие чтобы выступать против Народной войны. Это наиболее эффективный критерий для определения подлинного революционера».

Верно это и сегодня. Когда индивид отстаивает цели пролетариата, поддерживает широкий единый фронт против империализма, глобальную Народную войну и глобальную Новодемократическую революцию, всё это указывает на характер его политики. Именно эти признаки отличают современный революционный марксизм от ревизионизма.

Примечания:

  1. «Этаписта», сторонника теории этапов — прим. переводчика.

Добавить комментарий