Тарасов А. Н. и др. Левые в России: от умеренных до экстремистов [Текст] / Тарасов А. Н. и др.; Моск. Антифашист.центр; Информ.-эксперт. группа «Панорама»; Под ред. А. М. Верховского.— Ин-т эксперим. социологии — М.: Ин-т эксперим. социологии, 1997.

1997 г.

Левые в России: от умеренных до экстремистов

Кто опубликовал: | 25.07.2017

Здесь перепечатана глава «Предшественники движения в 70-е — первой половине 80-х гг.» из раздела «История возникновения и развития леворадикального движения в СССР/России в 80-е — 90-е гг. ⅩⅩ в.» книги А. Н. Тарасова, Г. Ю. Черкасова и Т. В. Шавшуковой «Левые в России: от умеренных до экстремистов».

Левые в России: от умеренных до экстремистов

Предшественники движения в 70-е — первой половине 80-х гг.

Отдалёнными предшественниками леворадикальных организаций, возникших в СССР/России в годы перестройки, можно считать подпольные левые оппозиционные группы и кружки, существовавшие в СССР в послесталинский период во второй половине 50-х — 60-е гг. Являвшиеся в основном группами классического марксизма и марксизма-ленинизма, эти организации, однако, стояли, несомненно, у истоков той линии противостояния режиму КПСС, которая была продолжена неортодоксальными левыми подпольными организациями 70-х — первой половины 80-х гг. и — затем — леворадикальными организациями эпохи перестройки. Помимо традиции оппозиции слева по отношению к Советской власти и режиму КПСС, часть этих групп уже демонстрировала явный интерес к кругу идей, характерных для леворадикалов 80-х — 90-х гг.: к неомарксизму, анархизму, троцкизму, «пролетаризму» и идеям «новых левых». Подобные идейные «отклонения» от ортодоксальных схем советского марксизма можно проследить как минимум в «деле Пименова — Вайля» 1, «деле Краснопевцева» 2, «деле Павленкова — Капранова» 3, «деле Молоствова» 4.

Общее число левых подпольных оппозиционных групп в 50-е — 60-е гг. было значительным. У Л. Алексеевой перечислено 16 таких организаций 5, у В. Иофе — 22 6.

К этому списку можно добавить ещё «дело Осипова — Кузнецова», в котором, среди прочего, имела место попытка создания подпольной анархо-синдикалистской организации 7.

Подпольные левые организации 70-х — первой половины 80-х гг. являлись уже непосредственными предшественниками леворадикалов времен перестройки. Все они уже вдохновлялись (хотя бы отчасти) кругом тех же идей, что и перестроечные леваки. Несомненно, это было связано с воздействием на умы феномена «молодёжной революции» 60-х гг. на Западе, которая вдохновлялась теми же идеями.

Так, разгромленная КГБ в ноябре 1971 г. в Свердловске Революционная партия интеллектуалистов Советского Союза (РПИСС) во главе с Василием Спиненко и Георгием Давиденко совмещала в своих программных документах положения неомарксизма, левой социал-демократии и «новых левых» (в духе идей Г. Маркузе и Ч. Райта Миллса) 8. Свердловские леворадикалы и демократические левые времён перестройки считали РПИСС одной из своих предшественниц 9.

Созданная зимой 1972/1973 г. и частично разгромленная КГБ в начале 1975 г. (провалилась — не полностью — центральная московская группа) Неокоммvнистическая партия Советского Союза (НКПСС) (лидеры — Александр Тарасов, Наталья Магнат (1954—1997), Игорь Духанов, Ольга Бараш, Василий Минорский) в своей идеологии совмещала элементы классического марксизма, троцкизма, неоанархизма (в духе Д. Кон-Бендита), экзистенциализма (Ж.-П. Сартра, А. Камю, А. де Сент-Экзюпери, Л. Шестова) и идеи круга «новых левых» авторов (Г. Маркузе, Э. Че Гевары, Р. Дебре) 10. Кировская региональная группа НКПСС (Ирина Борисенкова-Орлова, Сергей Макин), работавшая в изоляции до своего провала в начале 1980 г., явилась вдохновителем и создателем контркультуры в г. Кирове, активно насаждая в местных художественных и театральных кругах идеи «новых левых», в первую очередь — идеи «молодёжного протеста 60-х» и западной левацкой контркультуры 11.

Созданная в Ленинграде в 1976 г. и разгромленная КГБ в 1978 г. группа «Левая оппозиция» (выпускавшая журнал «Перспективы») во главе с Александром Скобовым и Аркадием Цурковым совмещала классический марксизм с идеями анархизма, троцкизма и «новых левых» 12. В № 1 журнала «Перспективы» были помещены отрывки из книг М. А. Бакунина, П. А. Кропоткина, Л. Д. Троцкого, Г. Маркузе и Д. Кон-Бендита 13.

Созданный в 1975 г. и разгромленный КГБ в 1979 г. в том же Ленинграде Союз революционных коммунаров (СРК) (Алексей Стасевич, Владимир Михайлов и Алевтина Кочнева) прямо считал себя наследником парижских студентов-бунтарей «Красного Мая» 1968 г. 14 Члены СРК хранили и распространяли анархистскую литературу и книги теоретиков «новой левой» Г. Маркузе и Э. Фромма 15. Современные анархисты прямо называют себя продолжателями дела «Левой оппозиции» и СРК 16.

Существовавшая с 1976 г. и разгромленная КГБ в 1981 г. в Куйбышеве группа под руководством Алексея Разлацкого (1935—1989), автора самиздатских работ «Второй Коммунистический манифест», «Чего не желает знать наша интеллигенция» и др., была основоположницей «пролетаризма» на территории СССР. В конце 80-х гг. под идейным руководством А. Разлацкого и освободившегося из заключения члена его группы Григория Исаева была создана классическая организация неосталинистского «пролетаризма» — Партия диктатуры пролетариата (ПДП) 17. Однако группа Разлацкого отчасти явилась идейным предшественником и «пролетаристов»-антисталинистов. Во всяком случае, член Исполкома (1 из 3-х) антисталинистско-«пролетаристского» Общественно-политического объединения «Рабочий» (ОПОР) Анатолий Осауленко — в прошлом ученик А. Разлацкого и член ПДП.

В 1979 г. в Москве, Туле и Ярославле сложилась подпольная группа, называвшая себя «Молодёжь за коммунизм» (лидеры — Константин Бегтин, Дмитрий Петров, Рустем Сафронов), ориентировавшаяся на «революционный марксизм» в духе Э. Че Гевары и идеи «новых левых» «образца 1968 г.». Деятельность группы была пресечена КГБ в 1981 г., но ещё в 1979 г. Р. Сафронов установил контакты с клубом «Антарес» (см. ниже) (тогда, впрочем, уже сворачивавшим свою деятельность) и пытался завязать отношения с «молодыми социалистами» (см. ниже) и НКПСС (А. Тарасовым). Впрочем, и «молодые социалисты», и А. Тарасов от взаимодействия уклонились, заподозрив в Р. Сафронове «агента КГБ». Д. Петров установил контакты с пропагандистом идей «новых левых» среди хиппи А. Рубченко (см. ниже), а в 1994 г. Д. Петров уже возник на политическом горизонте как председатель профсоюза «Студенческая защита — Москва» — московского отделения леворадикального профсоюза «Студенческая защита».

Левое подполье — предшественник организаций времён перестройки

В ряде случаев оказывается возможным проследить прямое перерастание доперестроечного левого подполья в леворадикальные организации 80-х — 90-х гг.

Иногда это происходило не путём прямого перехода одного явления в другое, а посредством сложных превращений. Широко известно дело кружка, издававшего журналы «Варианты» и «Левый поворот» (с 1981 — «Социализм и будущее»), основанного в декабре 1977 г., планировавшего создание Федерации демократических сил социалистической ориентации (ФДССИ) и разгромленного КГБ в 1981 г. (лидеры — Павел Кудюкин, Борис Кагарлицкий, Андрей Фадин). Идеология этой группы (известной в литературе под условным наименованием «молодые социалисты») состояла из сплава идей еврокоммунизма, левой социал-демократии и идей «новых левых» 18. Уже в 1986 г. Б. Кагарлицкий был одним из создателей Клуба социальных инициатив (КСИ) — структуры, под прикрытием которой расцвела деятельность будущих леворадикалов (анархистов). Вместе с лидерами анархо-синдикалистов Андреем Исаевым и Александром Шубиным в августе 1987 г. Б. Кагарлицкий основывает Федерацию социалистических общественных клубов (ФСОК), структуры которой позволили анархо-синдикалистам создать в 1988 г. «Альянс социалистов-федералистов» (АСФ), преобразованный в 1989 г. в Конфедерацию анархо-синдикалистов (КАС) — крупнейшую леворадикальную организацию того времени. В июне 1990 г. Б. Кагарлицкий стал одним из создателей и фактических лидеров Социалистической партии, соединявшей в своих программных установках идеи еврокоммунизма, левой социал-демократии и «новых левых». В 1992 г. Б. Кагарлицкий с тем же идеологическим багажом стал одним из основателей и руководителей Партии Труда, в руководстве которой встретился, в частности, с анархо-синдикалистами А. Исаевым и А. Шершуковым. Показательно, что выпускавшийся с 1987 г. Б. Кагарлицким совместно с Александром Гришиным журнал «Свидетель» с 3-го номера стал носить название «Левый поворот» — как подпольный журнал «молодых социалистов». Участие Б. Кагарлицкого в структурах ФСОК создавало определённую ауру преемственности доперестроечного и перестроечного «левого сопротивления» советскому режиму.

В то же время другие «молодые социалисты» — Павел Кудюкин, Владимир Чернецкий и Юлий Хавкин — стояли у истоков социал-демократического движения в начальный период перестройки, когда все неформалы тяготели друг к другу, и особенно — те из них, кого можно было считать «некоммунистическими левыми» (социал-демократы, социалисты, «новые левые», анархисты). Наконец, причастный к делу «молодых социалистов» Владимир Замойский стал видным деятелем «зелёного» движения, также традиционно блокирующегося в СССР/России с леворадикалами.

В 1980 г. в Москве группой школьников во главе с Алексеем Василивецким, Дмитрием Чегодаевым (в будущем — известным активистом демократического движения эпохи перестройки), Николаем Кузнецовым и Владимиром Гуляевым (в будущем — активистом Московского антифашистского центра) был создан подпольный необольшевистский кружок. Держась в русле чистого ленинизма и оценивая (опираясь на тексты В. И. Ленина) существующий в СССР строй как «государственный капитализм», кружок ставил своей целью создание новой большевистской партии и совершение социалистической революции. В 1982 г. поступивший в Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина (МГПИ) А. Василивецкий вовлёк в кружок будущего лидера КАС А. Исаева, а в 1984 г.— будущего издателя журнала КАС «Община» Владимира Губарева. Организация разрасталась (в 1983—1984 гг. А. Исаев и В. Гуляев, проходя службу в рядах Советской Армии, каждый создал в своих частях по дочерней подпольной ячейке), и в 1985 г. было принято решение назвать группу Организационный комитет Всесоюзной революционной марксистской партии (ОК ВРМП). Был разработан Устав и другие программные документы, ОК ВРМП издавал собственный орган — журнал «Буревестник» (выходил в 1 экземпляре, после прочтения уничтожался, впрочем, в личном архиве В. Губарева сохранился один номер). Лидерами ОК ВРМП были А. Василивецкий, А. Исаев и Н. Кузнецов (руководил отделением ОК ВРМП в г. Долгопрудном Московской обл.).

Осенью 1986 г. ОК ВРМП легализовался как Студенческий дискуссионный клуб МГПИ, а в декабре 1986 г. Студенческий дискуссионный клуб породил «Инициативную группу за перестройку комсомола» (возникшую в рамках инициированной на биофаке МГУ легальной кампании за «демократизацию ВЛКСМ»). Лидером «Инициативной группы» наряду с А. Исаевым стал будущий лидер и теоретик КАС Александр Шубин.

В мае 1987 г. эти структуры преобразовались в Историко-политический клуб «Община» — неформальную легальную организацию периода перестройки, уже не скрывавшую своей левацкой ориентации. В августе 1988 г. «Община» была преобразована в АСФ, который в сентябре 1988 г. был переименован в Союз независимых социалистов (СНС), а в январе 1989 г.— в КАС. КАС стала крупнейшей и известнейшей организацией леворадикалов периода перестройки.

В 1978 г. в Москве в подполье старшеклассниками была создана организация «Отряд имени Че Гевары» (лидеры — Леонид Наумов, Евгений Маркелов, Евгений Васильев). «Отряд» ориентировался на идеи «революционного марксизма» в духе Ф. Кастро, Э. Че Гевары и Р. Дебре, а также на идеи французских и американских «новых левых». В том же 1978 г. «Отряд» внедрился в легальное неформальное педагогическое коммунарское движение, большинство членов отряда поступили затем в МГПИ, где организация численно выросла. «Отряд им. Че Гевары» представляет собой редкий случай нераскрытой подпольной левацкой группы — в основном потому, что «Отряд» не вёл активной антиправительственной работы, а задачи устной агитации и численного роста удавалось решать в рамках легальной структуры — коммунарского движения. В 1986 г. «Отряд им. Че Гевары» был преобразован в неформальную педагогическо-интернационалистскую группу «Лесной народ» (лидеры — Л. Наумов, Е. Маркелов, Ольга Хрипякова), ориентированную идеологически на взгляды «новых левых» («Лесной народ» — название британской группы «новых левых»). В 1987 г. «Лесной народ» вошёл во ФСОК, а в 1989 г. большинство лидеров и активистов «Лесного народа» в индивидуальном порядке вступили в КАС.

В 1983 г. в Перми возникла подпольная «Группа продлённого дня» (ГПД) во главе с Борисом Ихловым. Несколько странное название группы было взято из темы работы В. И. Ленина «Очередные задачи Советской власти»: социализм — это когда каждый после отработанного 6-часового урока начинает заниматься государственной деятельностью 19. В 1985 г. группа создала филиал в Москве (на физическом факультете МГУ), а в 1986 г. преобразовалась в Союз Коммунистов. В 1988 г. группа попала в «разработку» КГБ, после чего вышла из подполья и стала предшественником антисталинистского «пролетаристского» Общественно-политического объединения «Рабочий» (ОПОР). Идеология ГПД — Союза Коммунистов представляла собой соединение классического марксизма с отдельными положениями троцкизма и анархо-синдикализма. Лидер и теоретик ГПД Б. Ихлов в настоящий момент является лидером и теоретиком ОПОР.

Левые группы 70-х — 80-х гг. и современное левое движение

Прослеживается связь между левыми группами 70-х — 80-х гг., чья деятельность не являлась подпольной, но вызвала к себе интерес и последующие санкции КГБ, и леворадикалами 80-х — 90-х гг. Так, в 1983—1984 гг. в Иркутском государственном университете им. А. А. Жданова группа студентов (называвших себя «новыми коммунистами») во главе с Игорем Подшиваловым, Игорем Переваловым и Михаилом Дроновым выпускала альманах «Свеча». Издание этого альманаха было признано «идеологически вредным» (в альманахе были опубликованы статьи И. Подшивалова, пропагандирующие анархизм), И. Подшивалов был отчислен из университета 20. Впрочем, ещё в 1980—1982 гг. И. Подшивалов выпустил 9 номеров рукописного альманаха «Архивариус», на страницах которого рекламировал идеи анархизма, а в 1982 г. создал анархистский кружок из 4 человек, называвшийся «Федерацией иркутских анархистов-коммунистов». Кружок сам собой развалился вскоре после создания 21. Уже в 1988 г. И. Подшивалов и другие бывшие участники альманаха «Свеча» основали в Иркутске Социалистический клуб и возобновили издание «Свечи» (с № 2 — журнал Социалистического клуба). Социалистический клуб стал одним из предшественников КАС, а И. Подшивалов — одним из видных лидеров КАС в Сибири.

В 1984 г. в Москве была создана «Интербригада имени Эрнесто Че Гевары» (не путать с «Отрядом им. Че Гевары»!). «Бригада» была создана легально по типу существовавших официально интерклубов (вроде действовавшего при Московском городском Дворце пионеров Интерклуба «Эпоха», участники которого впоследствии (в 1986 г.) создали неформальную левую группу «Юные коммунары-интернационалисты» (ЮКИ) во главе с Андреем Бабушкиным, вошедшую в 1987 г. во ФСОК) группой советских студентов и школьников и несколькими латиноамериканскими студентами левых убеждений, учившимися в СССР. «Бригада» откровенно ориентировалась на идеи «новых левых» и «революционного марксизма» в духе Э. Че Гевары и других теоретиков партизанской борьбы и поддерживала контакты с партизанскими движениями в странах Латинской Америки — с Сандинистским фронтом национального освобождения (СФНО) в Никарагуа, Фронтом национального освобождения им. Фарабундо Марти (ФНОФМ) в Сальвадоре, Патриотическим фронтом им. Мануэля Родригеса в Чили, Левым революционным движением (МИР) в Перу, Национальным революционным единством Гватемалы. Показательно, что минимум один член «Бригады им. Э. Че Гевары» стал впоследствии партизаном «Сендеро Луминосо» и минимум ещё один — партизаном Революционного движения им. Тупак Амару (МРТА) в Перу.

Власти относились к деятельности «Бригады» с подозрением, активистов «Бригады» вызывали в КГБ для «бесед», «Бригаду» трижды лишали помещения, МГК ВЛКСМ пытался несколько раз ликвидировать «Бригаду». Лидерами «Бригады» были Наталья Селиванова (1954—1990), Галина Зайцева, Альберто Бенхамин де Пас (Перу) и Николай Муравин (1966—1996). В 1987 г. «Бригада» вошла во ФСОК, а в 1989 г. большинство активистов «Бригады» вошло в КАС, причём Н. Муравин занял видное место в Московской организации КАС.

В конце 70-х — начале 80-х гг. в целом в молодёжной среде, например Москвы, сложился своеобразный полуподпольный мир, напоминавший времена, предшествовавшие появлению народнических организаций в России в ⅩⅨ в. В этом полуподпольном мире причудливо переплетались различные группы, движения и течения (от вполне легальных до подпольных) и, по сути, культивировались идеи революционного романтизма и левого радикализма. Центрами притяжения в этом мире были коммунарское движение, с одной стороны, и Система (сообщество хиппи) — с другой.

Коммунарское движение было удивительным феноменом общественной жизни СССР периода «оттепели». Это неформальное педагогическое движение, основанное на экспериментальных методиках, выработанных в 1957 г. доцентом Ленинградского института педагогики и психологии им. А. И. Герцена Игорем Ивановым и внедрённых в практику первоначально в Ленинграде Фаиной Шапиро, в 60-е гг. распространилось почти на всю страну (крупнейшими центрами коммунарского движения были Москва, Ленинград, Челябинск, Свердловск, Тула, Воронеж, Харьков, Киев, Донецк, Одесса, Минск, Петрозаводск), воспитало несколько поколений педагогов-энтузиастов и охватывало во времена расцвета (середина 60-х гг.) десятки тысяч школьников и подростков. Пропагандистом коммунарских идей был известный писатель и педагог Симон Соловейчик (1930—1996). В методическом плане коммунарское движение совмещало элементы движения скаутов, педагогики творчества, групповой психотерапии и развивающей игры. В идеологическом плане коммунарское движение совмещало идеи «раннего Маркса» с идеями романтического революционаризма и экзистенциалистского гуманизма. До 1969 г. власти смотрели на коммунарское движение сквозь пальцы (а зачастую благосклонно), в 1969 г. Советская власть осознала, наконец, что коммунарское движение превращается в опасного идеологического и практического конкурента ВЛКСМ — и последовал прямой запрет коммунарского движения. После 1969 г. коммунарское движение существовало полулегально — в виде самодеятельных педагогических образований, поддерживавших между собой активные горизонтальные связи. Коммунистическая ориентация спасла движение от прямых и жёстких репрессий властей 22.

В младшем поколении коммунарского движения в марте 1977 г. сложилась неофициальная структура, негласно претендовавшая на идеологическое руководство движением — «Комбриг» (Ольга Мариничева, Валерий Хилтунен, Александр Морозов, Александр Фурман и др.), который через «Комсомольскую правду» (в статьях О. Мариничевой, В. Хилтунена, А. Морозова и отчасти С. Соловейчика) пропагандировал идеи романтического революционаризма. «Комбриг» рассматривал себя как коммунистический левооппозиционный центр, революционизирующий молодёжную среду. В кругах «Комбрига» в 1978—1979 гг. Андреем Совельевым была разработана даже доктрина «коммунарской революции». Период максимального влияния «Комбрига» приходится на рубеж 70-х — 80-х гг.

Одновременно сложилось несколько похожих кружков среди хиппи. Хиппи (Система) и без того были порождением «молодёжной революции» 60-х гг. и сами это понимали и воспринимали себя как часть контркультуры, но и внутри Системы сложилось несколько групп, лидеры которых активно и целенаправленно пропагандировали леворадикальные идеи (в основном — «новых левых», реже — анархистские) и распространяли соответствующую литературу. В первую очередь, это был кружок, объединившийся вокруг Александра Подберёзского («Сталкера») (1959—1993), автора известных манифестов хиппи («Манифест Сталкера», «Манифест Сталкера, Генерала и Воробья»), установившего, в частности, контакты с журналом «Поиски», с одной стороны, и с коммунарским движением — с другой. Во времена перестройки А. Подберёзский выступил в печати как активный пропагандист идей, основанных на синтезе анархизма, радикального экологизма, взглядов «новых левых» и концепций контркультуры 23. Ещё одна такая группа сформировалась вокруг Бориса Фрумкина («Фроси») и ещё одна — вокруг Александра Рубченко («Рулевого»), ставшего впоследствии активистом диссидентской Группы за установление доверия между Востоком и Западом (группы «Доверие») и играющего в настоящее время заметную роль в леворадикальных кругах Нью-Йорка.

В той же среде активно функционировала группа, называвшая себя Клуб «Антарес», которая была создана в 1975 г. школьниками Ильёй Смирновым и Григорием Лойферманом. «Антарес» считал себя, видимо, подпольной революционной организацией, но действия его носили демонстративно вызывающий характер (вплоть до официальных предложений МГК ВЛКСМ о проведении факельных шествий) и очень рано приобрели окраску контркультурных художественных акций (в «Антаресе» вскоре образовалось чисто художественное крыло — группа «Мухоморы» во главе с Константином Звездочётовым и Сергеем Мироненко). Члены «Антареса» восторженно относились к Э. Че Геваре, «Красным бригадам» и «Роте Армее Фракцион» (РАФ) 24. В 1977 г. «Антарес» установил тесные контакты с «Комбригом» и вообще в коммунарским движением, а также с хиппи, в 1978 г. И. Смирнов завязал контакты с кругами религиозной оппозиции (Александр Огородников и др.) и — через довольно загадочную фигуру левого полуподполья конца 70-х Бориса Исайко (бывшего члена ЦК ЛКСМ Молдавии, пытавшегося объединить все подпольные и полуподпольные группы в единую антиправительственную организацию) — с о. Дмитрием Дудко. Впрочем, в 1978—1979 гг. деятельность «Антареса» сошла на нет. Это было связано с тем, что И. Смирнов летом 1978 г. в узком кругу (члены «Комбрига» А. Морозов, А. Фурман, руководитель подросткового клуба в Обнинске Сергей Шапошник, Б. Исайко и Валентин Юмашев — в настоящее время глава Администрации Президента Российской Федерации) зачитал свой труд, посвящённый сравнительному анализу стилей В. И. Ленина и Л. И. Брежнева. Вскоре этот текст был конфискован КГБ у задержанного на улице Б. Исайко, И. Смирнов был вызван в КГБ, где ему угрожали помещением в спецпсихбольницу. И. Смирнов свернул деятельность «Антареса» (во всяком случае, внешне фиксируемую), но впоследствии стал известен как видная фигура в контркультурных кругах — соиздатель журналов «Ухо» и «УР Лайт». В том же 1978 г. в коммунарское движение внедрился, не раскрывая себя, «Отряд им. Че Гевары», установивший также отношения с «Антаресом».

Параллельно в конце 70-х гг. вышедшие из спецпсихбольниц лидеры НКПСС (А. Тарасов и И. Духанов) совместно с не провалившимися лидерами НКПСС (Н. Магнат, О. Бараш), не раскрывая себя, активно устанавливали контакты в той же среде и вербовали новых членов (решение о прекращении деятельности НКПСС было принято лишь в январе 1985 г.). Так, член НКПСС Сергей Трубкин внедрился в коммунарское движение, завязал тесные контакты с «Комбригом» и «Антаресом» и даже «раскрыл» «Отряд им. Че Гевары». Он же установил тесный контакт с А. Подберёзским («Сталкером»). В. Минорский внедрил в «Антарес» (в группу К. Звездочётова) своего агента — нераскрытого КГБ члена НКПСС. НКПСС установил контакты с Б. Фрумкиным и его кружком, а также с А. Стасевичем, членом ленинградского Союза революционных коммунаров (СРК). На контакты с НКПСС самостоятельно выходили Б. Исайко и Р. Сафронов (от лица «Молодёжи за коммунизм»).

Общая замкнутость подпольных и полуподпольных леворадикалов начал 80-х гг. на педагогическом коммунарском движении сделала неизбежным превращение педагогических институтов (МГПИ им. В. И. Ленина в Москве, ЛГПИ им. А. И. Герцена в Ленинграде и т. д.) в центры зарождения леворадикального движения в период перестройки. В педвузах учились активисты группы «Молодёжь за коммунизм», костяк будущей Анархо-синдикалистской свободной ассоциации (АССА), лидеры будущего «Союза максималистов», И. Борисенкова-Орлова — лидер Кировской группы НКПСС, Галина Тюкавкина — лидер Днепропетровской группы НКПСС и др. В МГПИ училось большинство членов «Отряда им. Че Гевары», большинство членов ОК ВРМП, переросшего затем в «Общину» и КАС, лидер «Антареса» И. Смирнов, многие лидеры и активисты НКПСС (Н. Магнат, О. Бараш, А. Тарасов, С. Трубкин и др.).

Аналогичную московской картину формирования в конце 70-х — начале 80-х гг. достаточно широкого полуподпольного мира, который повлиял на возникновение леворадикального движения в эпоху перестройки, можно проследить и на примерах, как минимум, Ленинграда, Челябинска и Свердловска (не делается из соображений экономии места).

Примечания:

  1. См.: Пименов Р. Один политический процесс.— Память, вып. 2. Париж, 1978; вып. 3, Париж, 1980; Пименов Р. И. Воспоминания. Т. 1. М., 1996.
  2. См.: «Дело» молодых историков.— Вопросы истории, 1994, № 4; см. также: Рождественский С. Д. Материалы к истории самодеятельных политических объединений в СССР после 1945 г.— Память, вып. 5. Париж, 1982. С. 231—249.
  3. Алексеева Л. А. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вильнюс — М., 1992. С. 224.
  4. См.: Молоствов М. М. Ревизионизм-58. — Звенья, вып. 1. Р., 1990.
  5. См.: Алексеева Л. А. Указ. соч. С. 201, 219, 221, 223—227, 229—230, 305—306.
  6. См.: Иофе В. В. Тридцать лет назад, на том же месте.— Былое, 1989, № 2. С. 5—9.
  7. См.: Хейфец М. Русский патриот Владимир Осипов.— Континент, № 27; Осипов В. Площадь Маяковского, статья 70-я // Осипов В. Три отношения к Родине. Frankfurt a/M, 1978. С. 55—86; Митрохин Н. Анархисты в антисоветском подполье.— Анархия, № 1. См. также: Буковский В. «И возвращается ветер…». Нью-Йорк, 1978.
  8. См.: Алексеева Л. А. Указ. соч. С. 227.
  9. И. Д. Двадцать лет непрерывной борьбы.— Рабочий (Свердловск), 1991, № 1.
  10. Faldin H. Neokommunistiska partiet. Okand sida av Sovjetunionens vanster oppositions historiens.— Medborgaren, 1994, N 12.
  11. Rossbach K. Kontrkulttuuri Neuvostoliittossa: hippien ja neokonmmunisten valilla.— Sosiaalinen arkkisto, 1995, N 1.
  12. См.: Алексеева Л. А. Указ. соч. С. 270—271, 306—307.
  13. Граевский В. Левореволюционное подполье в Ленинграде в 70-е годы.— Прямое действие, № 5.
  14. См.: Алексеева Л. А. Указ. соч. С. 270–271, 306–307.
  15. Граевский В. Левореволюционное подполье в Ленинграде в 70-е годы.— Прямое действие, № 5.
  16. Там же.
  17. См. подробнее: Круглов М. Самый пролетарский из диктаторов.— ВК сегодня (Самара), 25.05.1996; Даниленко К. Землю — крестьянам, фабрики — Исаеву! — Будни (Самара), 17.10.1996.
  18. См.: Алексеева Л. А. Указ. соч. С. 286—287, 307—309.
  19. Ихлов Б. Очерки современного рабочего движения на Урале. Пермь, 1994. С. 8.
  20. См. подробнее: Альманах «Свеча»: правда и вымыслы.— Свеча (Иркутск), 1988, № 1. С. 5—21; 1988, № 2. С. 2—6; Подшивалов И. История Иркутской организации КАС.— КАС-контакт, № 15—16.
  21. Письмо И. Подшивалова А. Тарасову от 5.02.1991.
  22. О коммунарском движении см. подробнее: Соловейчик С. Л. Час ученичества.— Учение с увлечением. М., 1986; его же. Вечная радость. Очерки жизни и школы. М., 1986; его же. Педагогика для всех. Книга для будущих родителей. М., 1989; его же. Воспитание творчеством. М., 1978; его же. Ватага «Семь ветров». Л., 1979; Кордонский М. С. Неформальные группы и организации.— Рукопись.
  23. См., например: Сталкер. Утопия-89 // Фонарь Диогена. Альманах. М.,1989. С. 55—67.
  24. См.: УР Лайт, 91. Алма-Ата, 1991. С. 53.

Добавить комментарий