Пер. с англ.— О. Торбасов.

28.03.2017

Относительно споров насчёт тезиса МЛПГ о формировании новых империалистических стран

Кто опубликовал: | 12.12.2017

Автор, Клаус Арнеке,— представитель Марксистско-ленинской партии Германии.

Те революционные партии и организации, что отвергают этот тезис, делают это, указывая, что ленинский анализ империализма неизменно верен. Это, несомненно, применимо и к его характеристике универсальной сущности империализма. Но из этого они делают неверный вывод, что и особенная сущность империализма и когда-то существовавшее разделение на империалистические, угнетаемые страны и колониально или неоколониально зависимые стран с тех пор существенно не изменилось. Но разве переход от монополистического капитализма к государственно-монополистическому капитализму после Второй мировой войны, замена старой колониальной системы неоколониализмом и затем реорганизацией международного производства в 1990-х не существенные изменения? И разве это также не применимо к возникновению мощных международных монополий в Китае, Индии, Южной Корее, Бразилии и других прежде неоколониально зависимых странах? Критики нашего тезиса особенно упускают из виду неравномерное развитие капитализма, которое закономерным образом ведёт к появлению новых империалистических стран вроде России и Германии уже при переходе от ⅩⅨ к ⅩⅩ веку. Именно это обстоятельство привело к крайнему обострению антагонизмов. Как хорошо известно, в Первой мировой войне противостояли две группы воюющих наций, во главе с германским империализмом, с одной стороны, и британским и французским империализмом, с другой.

Ленин так описал эту переменчивую ситуацию:

«Когда европейские державы занимали, например, своими колониями одну десятую долю Африки, как это было ещё в 1876 году, тогда колониальная политика могла развиваться немонополистически по типу, так сказать, „свободно-захватного“ занятия земель. Но когда 9/10 Африки оказались захваченными (к 1900 году), когда весь мир оказался поделённым,— наступила неизбежно эра монопольного обладания колониями, а следовательно, и особенно обострённой борьбы за раздел и за передел мира» 1.

Ленинская оценка подтвердилась, когда разгорелась первая империалистическая мировая война. В то время германская буржуазия пыталась скрыть от рабочего класса и трудящихся масс империалистический характер своего участия в войне тем, что якобы вела её в защиту родины, свободы и культуры, за освобождение угнетённых народов от царизма. Когда оппортунистические лидеры германской социал-демократии сменили курс и приняли эту ложь, объявив перемирие со своей собственной империалистической буржуазией под лозунгом «обороны Отечества», это имело катастрофические результаты: раскол в международных рядах пролетариата и разоружение перед лицом страшной бойни народов в первой империалистической мировой войне!

Ленин назвал обострение антагонизмов между империалистическими странами «самой могучей двигательной силой переходного исторического периода, который начался со времени окончательной победы всемирного финансового капитала», означающей «переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу» 2. Начавшийся тогда период преобразования капитализма в социализм, как хорошо известно, был прерван.

Ныне, когда во всех главных странах мира преобладает капиталистический способ производства и международный финансовый капитал утвердил свою власть над всем миром, вновь предвещается исторический период преобразования на основе полного созревания материальных основ социализма, и особенно развитием международного промышленного пролетариата в глобальных интегрированных системах производства. В настоящее время мы испытываем всестороннее обострение антагонизмов в империалистической мировой системе. Это становится очевидным в таких сотрясениях, как столь глубочайший мировой экономический и финансовый кризис, разразившийся в 2008 году, а также всё более частые региональные экологические катастрофы, возвещающие ускоряющийся переход к глобальной экологической катастрофе. Войны в Украине и Сирии вмещают возможность прямой военной конфронтации соперничающих империалистических стран, также порождая угрозу третьей империалистической мировой войны.

Не случайно, что в этих конфликтах важную роль играют новые империалистические страны вроде России, Турции, Саудовской Аравии и Катара, стремящиеся к экспансии особенно агрессивным образом. Они нацеливаются на передел сфер власти и влияния, на контроль над сокращающимися запасами сырья, рынками и дешёвой рабочей силой, на подавление прогрессивных движений за политическую свободу и национальную независимость, таких как курдское. Тот же характер имеет экспансионизм Индии на Индийском субконтиненте, особенно направленный против национальной независимости Непала, который Индия пытается неоколониально подчинить методами экономической блокады и политического вмешательства. Ставить под вопрос или тем более отвергать в принципе оценку этих стран как новоимпериалистических, объективно значит отрицать общую верность ленинской характеристики империализма, сущность которого связана именно с правлением монополистического капитала:

«Монополии, олигархия, стремления к господству вместо стремлений к свободе, эксплуатация всё большего числа маленьких или слабых наций небольшой горсткой богатейших или сильнейших наций — всё это породило те отличительные черты империализма, которые заставляют характеризовать его как паразитический или загнивающий капитализм. Всё более и более выпукло выступает, как одна из тенденций империализма, создание „государства-рантье“, государства-ростовщика, буржуазия которого живёт всё более вывозом капитала и „стрижкой купонов“» 3.

Критики нашего тезиса отрицают не сам факт существования монополий индийского, турецкого, саудовского и прочего происхождения. Как это могло бы быть убедительным, учитывая тот факт, что индийская международная монополия «Тата» на грани покупки подразделения чёрной металлургии «Тиссен-Крупп» после скупки британских и голландских предприятий чёрной металлургии; учитывая тот факт, что финансовый капитал из Катара среди главных акционеров германской корпорации «Фольксваген», имея долю в 16 процентов; учитывая тот факт, что число сверхмонополий из стран БРИКС 4 и МИСТ 5 среди 500 мощнейших монополий единолично правящего международного финансового капитала выросло более чем вчетверо с 32 в 2000 году до 141 в 2015 году 6. И всё же утверждается, что монополистический капитал, вырастающий из капиталистических госпредприятий колониально или неоколониально зависимой страны не может быть основой для империалистической экспансии, поскольку он зависим от международного финансового капитала. Согласно этой логике, страны вроде Бельгии, Люксембурга, Норвегии, Дании, Испании и т. д. не империалистические, поскольку они экономически и политически зависят от ЕС, в котором ныне несомненно сильнейшие империалистические страны — Германия и Франция. Взаимозависимость групп финансового капитала, также соперничающих на международной арене,— это существенная характерная черта империалистической мировой системы на нынешнем уровне.

Универсально верное утверждение Ленина, что всякая монополия, независимо от национального происхождения, стремится к господству вместо свободы, к разграблению более слабых наций, откладывается в сторону, поскольку оно мешает убеждению о якобы неизменном характере своей страны как зависимой и неоколониально угнетённой. Это заходит так далеко, что отрицают изменения классовой структуры, связанные с развитием монополистической буржуазии и сильного промышленного пролетариата, и, например, в случае Индии, говорят только о компрадорской буржуазии. В крайнем случае, говорится, что к странам, экспансионизм которых ещё представлен на «приемлемом уровне» вмешательства, участия в войнах и грабежа, может быть приложим «субимпериалистический» статус. Разве такая теория не значит объективно примирения с империалистической политикой монополистической буржуазии в своей стране? Не помогает реакционным и даже фашистским представителям новых империалистических стран вроде Моди и Эрдогана прикрывать свою агрессивную внутреннюю и внешнюю политику флёром предполагаемой борьбы за национальную независимость?

Примечания:

  1. В. И. Ленин, «Империализм, как высшая стадия капитализма».
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка — прим. переводчика.
  5. Мексика, Индонезия, Южная Корея, Турция — прим. переводчика.
  6. Fortune 500, вычисления GSA e.V. (исследовательский центр рабочего движения — прим. переводчика) в анализе новоимпериалистических стран.

Добавить комментарий