Сияющий путь

Кто опубликовал: | 22.08.2014

Восстание под руководством маоистской Коммунистической партии Перу («Сендеро луминосо»), официально начавшееся 17 мая 1980 г. и продолжающееся до сих пор,— вещь на первый взгляд совершенно непознаваемая. Трудно объективно анализировать организацию, которую госдепартамент США уже много лет пунктуально включает в свой список «иностранных террористических организаций». Трудно сказать что-то достоверное о движении, в военном и/или информационном противостоянии которому сплотились все легальные политические силы Перу, от сменяющих друг друга диктатур и более «демократических» режимов до феминисток и различных коммунистических партий.

«Марксизм-ленинизм откроет сияющий путь к революции!» (El Marxismo-Leninismo abrira el sendero luminoso hacia la revolucion!). Так писал в двадцатые годы прошлого века основатель перуанского коммунизма и до сих пор авторитетный в Латинской Америке мыслитель Хосе Карлос Мариатеги. Именно от этой фразы и получило «Сендеро луминосо» своё неофициальное название, которое сами члены Коммунистической партии Перу предпочитают не употреблять.

Основателем и бессменным лидером этого движения является доктор Мануэль Рубен Абимаэль Гусман Рейносо (партийный псевдоним — Гонсало), философ из университета «Сан Кристобаль де Уаманга» в городе Аякучо. Темой его докторской диссертации была «Теория пространства у Канта». В 1960-е годы д-р Гусман делал довольно-таки успешную академическую карьеру, одновременно всё больше и больше проникаясь левыми идеями, особенно после поездки в революционный Китай (1965 г.), и распространяя их среди своих университетских коллег. Многие из них потом стали членами руководства «Сендеро луминосо». В советско-китайской полемике, расколовшей всё мировое коммунистическое движение того времени, группа Абимаэля Гусмана бескомпромиссно встала на сторону Китая. Эта группа пользовалась существенным влиянием в университетских кругах Перу, которое стало сходить на нет к середине семидесятых. Тогда же д-р Гусман покинул университет и ушёл в подполье.

В сентябре 1976 г. умер Мао Цзэдун, и к власти в КНР пришли силы, проводившие примерно тот же курс, что и сегодняшнее китайское руководство. Многочисленные леваки Запада и Востока, ориентировавшиеся на маоистский Китай, оказались в полной растерянности. Одни пытались и дальше колебаться вместе с китайской партлинией, другие переориентировались на Албанию с её колоритным лидером Энвером Ходжей, третьи вообще ушли из радикальной политики. Сендеристы попытались сохранить верность идеям и революционному духу маоизма, при этом не ориентируясь на какую-либо страну в реальном мире. Психологически это было очень сложно. Однако именно «марксизм-ленинизм-маоизм, в первую очередь маоизм» (сендеристы считают его новой, высшей стадией развития марксизма в отличие от китайцев времён самого Мао, говоривших просто об «идеях Мао Цзэдуна»), стал основой, на которой строилась и строится вся практическая деятельность «Сендеро».

В 1980-х сендеристы развернули вооружённую борьбу среди беднейших крестьян-индейцев плоскогорий Анд. Вскоре начали появляться «базовые районы», где установилась «новая власть» и которые не контролировались центральным правительством. Даже враги маоистов признаю́т, что они пользовались среди крестьянства значительной поддержкой. Главным вопросом в тех краях всегда оставался аграрный, и маоисты пытались решать его, передавая земли богатых землевладельцев-асендадо в общее пользование крестьянских общин. Индейцы чувствовали, что «Сендеро луминосо» — это единственная в Перу политическая сила, которая говорит на их языке и защищает их интересы.

Целью маоистов из «Сендеро луминосо» была и остаётся так называемая «новодемократическая революция» (неоколониальное, полуфеодальное Перу, по их мнению, недостаточно развито для социализма). Борьба за «новую демократию» предполагает бескомпромиссную конфронтацию с институтами демократии «старой», привязывающими угнетённые массы к существующему порядку вещей, в котором они не имеют голоса, и зачастую являющимися в перуанских условиях прямыми инструментами влияния США. Отсюда насильственные акции сендеристов не только против правительственных органов, но и против активистов мейнстримных политических партий, НПО, феминисток и пр.

«Контртеррористические операции» перуанских властей были поистине грандиозными и чудовищными по последствиям. После нескольких лет игнорирования маоистской угрозы правительство объявило чрезвычайное положение в районах наибольшей концентрации повстанцев и предоставило военным право произвольного ареста подозрительных лиц. В течение восьмидесятых и девяностых по стране прокатилось несколько волн внесудебных расправ, арестов, пыток, изнасилований и проч. Население нескольких деревень было вырезано полностью. В вакханалии насилия живейшее участие принимали и нерегулярные военизированные формирования (рондас), организованные всевозможными феминистками, правозащитниками и т. д. В 1991 г. они получили официальный статус.

Именно на «антитеррористической» платформе смог добиться диктаторской власти избранный в 1990 г. президентом Перу Альберто «Кровавый хорёк» Фухимори.

12 сентября 1992 г. в результате сложной разведывательной операции перуанским спецслужбам удалось захватить самого лидера революции — председателя Гонсало. После его яркой «речи из клетки» 24 сентября и военного трибунала, в ходе которого анонимные судьи в масках приговорили его к пожизненному заключению, вождя «Сендеро» никто не видел до ноября 2004 г., когда был назначен гражданский суд над ним. Авторитетный перуанский журналист-политэмигрант Луис Арсе Борха ещё совсем недавно высказывал предположение, что председателя Гонсало давно нет в живых. В 1999 г. был захвачен и его «преемник» на воле — «товарищ Фелисиано» (Оскар Рамирес Дюранд), который в заключении отрёкся от маоизма и вообще левых идей и теперь активно сотрудничает с властями.

Движение было обезглавлено и разгромлено в военном отношении. Более того, в 1993 г. за подписью Гонсало появились так называемые «мирные» письма, призывающие повстанцев сложить оружие и пойти на диалог с властями. Почти десять лет значительная часть членов и сторонников «Сендеро» отрицала подлинность писем, считая, что это сфабрикованная властями фальшивка. Теперь, когда Гонсало предстал перед публикой и журналистами, он подтвердил своё авторство и вновь повторил содержащиеся там призывы.

И несмотря на всё это, борьба сендеристов продолжается. Сейчас существует три действующие фракции маоистов, которые по-прежнему считают Гонсало своим вождём. Одна сосредоточена в городах и, верная духу «мирных писем», занимается сугубо легальной деятельностью. Две другие («Просегир» и группа «товарища Артемио») продолжают заниматься герильей. Правительственными войсками был убит Эктор Апонте, считавшийся на тот момент главным военным командиром отрядов «Сендеро луминосо». В этой связи министр внутренних дел страны заявил, что, «как он полагает, сендеристы будут разгромлены»…

Такое упорство и верность своему делу невозможно объяснить никаким фанатизмом. Если «Сендеро луминосо» — после всего происшедшего — существует и действует, значит, оно имеет в народе очень серьёзные корни. Это действительно другие латиноамериканские левые. Никакого карнавала, никакого антиглобализма. Мы преувеличиваем радикальную новизну мира, в котором живём. Коммунизм не умер.

Добавить комментарий