Пер. с англ.— О. Торбасов.

26.08.2011

Письмо (н)ИКП — РМП

Кто опубликовал: | 22.03.2018

См. также ответ РМП — (н)ИКП от 24 января 2012 г.

Российской маоистской партии, товарищу Олегу Торбасову

Уважаемый товарищ, мы не получили или потеряли ваше письмо от 26 (или 6) июня 2011 г. Благодарение господу, вы не тот человек, что легко сдаётся.

Итак, мы отвечаем на ваше письмо от 1 августа.


Мы приносим извинения за плохой английский перевод наших документов. Вы абсолютно правы. Мы стараемся сделать как лучше, но, к сожалению, результат таков, какой вы видели. Мы согласны, что «документ, выносимый для обсуждения мировым коммунистическим движением, должен быть сформулирован и переведён гораздо более тщательно, внятно и доходчиво». Так как этот документ, «Четыре главных вопроса для обсуждения в МКД», по нашему мнению, имеет дело с вопросами, на которые МКД совершенно обязано дать ответ, мы совершенно обязаны сделать это возможно более ясным. Для этого нам нужна ваша помощь. Нам нужно, чтобы вы рассказали нам, где и почему то, что мы пишем, неясно, самым подробным способом. Это будет очень полезно для нас, и не будет лишь технической работой: это поможет нам обоим углубиться в проблемы, с которыми мы имеем дело. Вы можете сделать это?

В настоящий момент мы отвечаем нашим бедным английским языком (никто здесь в партийном центре не знает русского) на теоретические вопросы, которые вы задали.

Мы знаем и разделяем идеи Ленина о трудовой аристократии, которую вы упоминаете, и отрицательной роли, которую трудовая аристократия играла в коммунистическом движении в империалистических странах. В главе 1.3.5 Манифест-программы (н)ИКП мы чётко говорим, что её присутствие способствовало успеху правого крыла в коммунистическом движении: оно способствовало, но это не определяло этого! Многие годы многие коммунисты злоупотребляют тезисом Ленина насчёт трудовой аристократии, чтобы постулировать, что невозможно установить социализм в империалистических странах, и расслабиться. Они говорят: «Коммунисты не установили социализм в империалистических странах потому что это было невозможно. То же верно для нас». Мы заявляем, что этот тезис ложен. Мы пытаемся доказать это практически и, кроме того, мы также объяснили, почему он ложен с теоретической и исторической точки зрения. Мы предлагаем вам прочитать последнюю передовицу «Ла воче», органа (н)ИКП, № 38.

Почему у партий Первого и Третьего Интернационалов не было никакого правильного теоретического понимания ситуации и их задач?

  1. Поскольку процесс человеческого познания — практический процесс. Он протекает последовательными приближениями, через гипотезы, ошибки, пробы, исправление ошибок. Коммунисты разрабатывают коммунистическую концепцию мира шаг за шагом, как развивается любая другая наука.

  2. Поскольку пролетариат и народные массы, борющиеся за установление социализма, нуждаются в руководящей группе: коммунистической партии. Это хорошо продемонстрировано практикой коммунистического движения за все более чем 160 лет его существования. Ленин ясно указал на эту истину в «Что делать?». Разделение и противоречие между теми, кто руководит, и теми, кем руководят, будут преодолены только при социализме, не раньше. Это — одно из великих противоречий, с которыми должно будет иметь дело социалистическое общество. Эти противоречия отличают социализм от коммунизма. Мао ясно выдвинул на первый план это противоречие и эту задачу социалистического общества, которую Хрущёв, Дэн Сяопин и другие современные ревизионисты пытались и пытаются скрыть. Даже сегодня в империалистических странах различные левобуржуазные фракции 1 пытаются скрыть этот тезис. Они утверждают, что в коммунистическом движении и вообще в революционном движении нет и не должно быть никакого лидера. Фактически, они продвигают неизменность лидеров народных масс, которые не берут на себя ответственность за свою роль, которые не подчиняются суждению активных и особенно организованных пролетариев, которые не практикуют критику — самокритику — преобразование, которые выполняют долг лидеров на досуге, произвольно, частично, как это делалось в старых социалистических партиях Второго Интернационала.

  3. Поскольку лидеры коммунистического движения, учитывая природу роли, которую они должны играть, являются и должны являться окультуренными людьми. Но в классово-разделённых обществах культура — арена деятельности, зарезервированная для господствующих классов. В буржуазном обществе культура — арена деятельности, от которой господствующие классы держат массы отделёнными. Поэтому волей обстоятельств лидеры коммунистического движения формируются в школе культуры буржуазии (или даже духовенства и других феодальных классов). Они должны преобразовать своё мировоззрение, свой дух и, по меньшей мере, до некоторой степени, свою индивидуальность посредством особого процесса критики — самокритики — преобразования и откровенных дебатов. Иначе они остаются покровителями борьбы требований и протестов, которые вполне и на практике совместимы с буржуазным мировоззрением и духом — что Ленин также объясняет в «Что делать?».

    Поэтому понятно, что они исполнены предубеждения, что народные массы неспособны сделать революцию. Они рассматривают народные массы скорее с беспокойством об их отсталости (в котором народные массы держатся господствующими классами), чем с уверенностью в их потенциальной возможности. У них нет диалектического взгляда на действительность и, как буржуазные культурные люди, они имеют тенденцию к метафизике, которая противоположна диалектическому материализму. Когда коммунистическое движение в испанской гражданской войне (1936—1939 гг.) было побеждено, Тольятти извлёк из этого подтверждение, что итальянские народные массы не смогли сделать революцию. Он не извлёк уроки, обрисованные в общих чертах в книге Компартии Испании (восстановленной) «Испанская гражданская война, ИКП и Коммунистический интернационал», которую мы опубликовали в Италии. Согласно этой книге, коммунисты неправильно пытались завершить гражданскую войну в ближайшей перспективе, поскольку стратегией революции в Испании была затяжная революционная народная война. Таким образом, неправильный вывод, который сделал Тольятти, был решительным шагом его превращения в ревизиониста. Вопреки взглядам, преобладающим в буржуазной и клерикальной культуре, больше значит то, чего нет (но что возможно), чем то, что есть (но что заканчивается, что исчерпало свою роль): небытие есть бытие, бытие есть небытие. Пролетариат не станет господствующим классом благодаря своей нынешней отсталости, которая, согласно Бакунину и Ко, будто бы есть его исходная природа, делающая его революционным классом. Пролетариат станет господствующим классом благодаря своему положению в буржуазном обществе. Это положение не только делает его отсталым, но и придаёт способность к самоорганизации, усвоению коммунистического мировоззрения и строительству на его основе нового мира.

    Те лидеры коммунистического движения, культурно сформированные буржуазией в соответствии с её мировоззрением, должны пройти через определённый процесс (критика — самокритика — преобразование), должны изучить условия, формы и результаты борьбы угнетённых классов с помощью метода диалектического материализма, извлечь уроки, что нужно делать для развития классовой борьбы. Делая так, те лидеры коммунистического движения найдут и продемонстрируют способ поднять и развить классовую борьбу до победы. Если они не сделают этого, то на самом деле они будут стихийно систематически препятствовать, расхолаживать, рассеивать, путать, душить, оклеветывать борьбу, которую возглавляют, признанные даже самими борцами. Иногда эти лидеры даже продают эту борьбу врагу. Эти лидеры коммунистического движения — фактически филантропы, гуманисты, «друзья народа» (если не пятая колонна врага). В лучшем случае они — профсоюзные руководители и сторонники борьбы за требования: в этой деятельности они достигают тем большего успеха, чем больше буржуазия даёт им то, за что они ратуют (через эксплуатацию других народов, из страха перед коммунистическим движением и т. д.). Они не генералы и политики, сторонники, вдохновители и вожди войны угнетённых классов за установление социализма и движение к коммунизму. Они не нацелены обеспечить выполнение кампаний, совершение сражений, разыгрывания операций, то есть форм и методов революционной народной войны.

В империалистических странах Грамши являет яркий и важный, но изолированный пример коммунистического лидера, который попытался разработать опыт борьбы угнетённых классов своей страны, чтобы найти способ их эмансипации. Вместо этого руководство первой Итальянской компартии в существенной степени обосновалось, паразитируя на советской компартии, и жило её престижем и её вдохновением, несмотря на неоднократные увещевания Ленина, а затем Сталина найти свой способ установить социализм в Италии.

Таким образом, ясно, что мы ищем путей и способов «взбить майонез» из борьбы народных масс. Это означает обеспечить, чтобы всякая борьба порождала высшую стадию, чтобы всякая борьба не только достигала своей цели, но также и создавала в стране условия для подъёма последующей борьбы, чтобы усиливала другую борьбу, объединялась с ней, порождая высшую фазу классовой войны. Таким образом, мы изучаем условия, формы и результаты борьбы и извлекаем из неё уроки. Ленин объяснил эти вещи во многих своих работах, но не создал из этого теории. Таким образом, его учение не стало частью наследия коммунистического движения и партий Третьего Интернационала. Сталин фактически следовал учению Ленина, но и он не сделал это доктриной. По нашему мнению, его теория «монолитной партии» односторонне подходит к необходимому единству коммунистической партии, пренебрегая борьбой двух линий как средством укрепления партии. В своей практике чисток лидеров Сталин систематически не различал:

  1. влияние буржуазии и других реакционных классов в партии,
  2. борьбу между передовыс и отсталым,
  3. борьбу между правильным и неправильным.

Мао разработал теорию в этой области. Это — один из вкладов маоизма в коммунистическое мировоззрение.

Мы используем оценку, которую Энгельс даёт коммунистическому движению девятнадцатого века в своей работе 1895 г., введении к «Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г.», чтобы показать, что опыт коммунистического движения приводит к концепции длительной революционной народной войны. Мы обращаемся конкретно к той части, где Энгельс признаёт: «Однако история показала, что неправы были и мы…» 2

Социалистическая революция в империалистических странах состоит не во вспыхивающем народном восстании, а в войне, которую продвигает и ведёт коммунистическая партия: затяжной революционной народной войне 3. По нашему мнению, вся история коммунистического движения в империалистических странах, в особенности во время первой волны пролетарской революции, показывает, что коммунистические партии никогда не были в состоянии установить социализм с помощью концепции социалистической революции как «вспыхивающего народного восстания». Напротив, они тратили впустую свои шансы на успех, даже когда ситуация подвигала массы на непосредственное восстание. Коммунистические партии империалистических стран обязаны должным образом объяснить, почему коммунистическое движение ещё не установило социализма ни в какой империалистической стране, даже во время первой волны пролетарской революции. Если они не сделают этого, то они и сегодня будут действовать вслепую и не смогут успешно возглавить и вторую волну пролетарской революции, которая так или иначе будет пробуждена вторым общим кризисом капитализма.

Мы излагаем концепцию затяжной революционной народной войны в империалистических странах подробно, в степени, которую позволяет накопленный опыт, в разделе 3.3 Манифест-программы (н)ИКП и в статьях в «Ла воче». В документе «Четыре главных вопроса для обсуждения в МКД» есть все необходимые библиографические ссылки: ‹…› Социалистическая революция не есть стихийный результат революционной ситуации или работа небольшой группы или партии, которая достигает её своими силами. Она совершается коммунистической партией:

  1. работающей, руководствуясь коммунистическим мировоззрением (диалектическим материализмом), которое является наукой о построении социалистической революции, экспериментальной наукой, которую коммунисты развивают, разрабатывая опыт классовой борьбы,
  2. принимающей линию масс как основной метод работы и ориентации,
  3. согласующейся со стратегией затяжной революционной народной войны.

Ленин тщательно различал объективные условия социализма и субъективные условия. Первые существуют в Западной Европе с конца девятнадцатого века. Со времени возникновения объективных условий социалистическая революция зависит преимущественно от субъективных условий: коммунистической партии, линии строительства коммунистической партии, определяющего её стратегию, тактику и метод работы мировоззрения. Революционная ситуация создаётся кризисом капитализма, который делит и ослабляет господствующие классы и подвигает массы к политическим выступлениям, или действием коммунистической партии, которое возбуждает массовую борьбу, или сочетанием того и другого, до создания антагонистического отношения народных масс с господствующими классами.

Длительная революционная народная война принимает различные формы в каждой стране. В частности, она принимает различные формы в империалистических странах Европы и Северной Америки (в странах, построенных европейской буржуазией) и в странах, угнетённых мировой империалистической системой. Попытка перенести формы, которые она принимала в Китае, в империалистические страны Европы и Америки, совершенно неправильна. Сам Мао неоднократно объяснял это. Это означает путать формы революционной народной войны с её содержанием.

Мы используем предположение Энгельса в 1886 г. о длинной и болезненной депрессии только чтобы обозначить догматизм коммунистических лидеров (напр., Евгения Варги из Третьего Интернационала), которые, несмотря на тревогу, поднятую Энгельсом относительно прекращения последовательности десятилетних циклических кризисов, изученных Марксом, продолжали в следующем веке и всё ещё продолжают сегодня относиться к кризису капитализма только как к последовательности циклических кризисов и не рассматривают кризис абсолютного перепроизводства капитала (о котором Маркс говорит в главе 15 третьего тома «Капитала»). Исследование первого и второго общего кризиса капитализма требует намного больше, чем цитаты из Энгельса, как вы справедливо отмечаете. Мы вели это исследование с 1985 г.: результаты нашей работы представлены в обзорных статьях «Ла воче» и особенно в обзоре «Раппорти сочиали» («Общественные отношения»). К сожалению, лишь немногие из них переведены на английский язык. Но коммунистические теоретики легко могут найти признаки кризиса абсолютного перепроизводства капитала. Это ускорение роста, расширение капитализма в мире, ускорение технического прогресса и производительности труда, включение в капиталистический способ производства ещё не включённых секторов человеческой деятельности и создание новых секторов. Но всё это не создаёт достаточных условий, потому что весь накопленный капитал можно инвестировать в деятельность, которая производит товары и товарные услуги: если весь накопленный капитал инвестируется в товарное производство, уменьшится не только норма прибыли, но также и масса прибыли. Ленин, Бухарин, Люксембург подробно объяснили признаки этой ситуации в начале двадцатого века. Подобные признаки вернулись с 1970-х. Проявление этого кризиса постепенно расширялось и усугублялось. Рост финансового капитала и финансового рынка в отношении к росту экономической активности, гонка товарных инноваций и инноваций процессов, глобализация, приватизация, аутсорсинг, военно-оружейная гонка, урезание государства всеобщего благоденствия во всех империалистических странах и т. п. есть проявления усугубления нового кризиса абсолютного перепроизводства капитала. Мы полагаем, что в 2007 г. он вошёл в свою терминальную фазу.

Насчёт Теории трёх миров, независимо от того, является ли её автором Мао или кто-то ещё, мы думаем, что она чрезвычайно ошибочна. Течение всемирной истории последних сорока лет, кажется, противоречит этой теории. В частности, она отрицательно повлияла на борьбу против современного ревизионизма в социалистических странах (особенно в Советском Союзе: почему борьба Мао и КПК против современного ревизионизма не нашла отражения среди советских коммунистов?) и даже в странах, угнетённых мировой империалистической системой.

Теория режима предупреждающей контрреволюции и последующие новые важные стратегические и тактические выводы для коммунистов изложены в главе 1.3.3 Манифест-программы (н)ИКП. Понять этот режим решающе важно, чтобы развить тактические установки революционной народной войны правильным образом. В частности, в последние годы утрата второго из пяти его столпов определяет преобразование роли других четырёх: это вызывает и изменения в тактике коммунистических партий.
В обзоре «Ла воче» многие статьи раскрывают, как Коммунистический Интернационал «последовательно противопоставлял, как взаимоисключающие элементы, мирную борьбу и насильственную борьбу, работу внутри буржуазного общества и работу против буржуазного общества, парламентскую деятельность и гражданскую войну, реформу и революцию, союз и борьбу, неантагонистические и антагонистические противоречия, противоречия между массами и империалистической буржуазией и противоречия между группами внутри господствующего класса, политику требований и революции, тайную организацию и легальную организацию». Переводы на другие языки доступны на сайте (н)ИКП. В любом случае, я думаю, что Российская маоистская партия должна будет сделать свой собственный анализ опыта Третьего Интернационала, в свете наших наблюдений.

Надеюсь, что здесь были даны ответы на ключевые вопросы, которые вы задаёте в своём письме 4, и заложен фундамент для отношений между нашими двумя партиями, которые, мы надеемся, будут плодотворны для социалистической революции. Опыт российских коммунистов — наследие международного коммунистического движения, ещё не нашедшее хорошего применения. Российские коммунисты проявили чудеса героизма, достойного лучшей революционной традиции российского народа, чтобы Советский Союз выполнил свою роль красной базы мировой пролетарской революции. Факт, что они не смогли решающим образом разобраться со слабостью коммунистического движения в империалистических странах, не умаляет значения того, что они сделали для истории человеческого рода.

Мы надеемся, что в России поднимутся люди, продолжающие их работу, и надеемся работать с ними.

С коммунистическим приветом,
Никола, член центра (н)ИКП

Примечания:

  1. Помимо прочих, «Организованная автономия», лидер которой — профессор Антонио Негри, или сторонники «движения движений», самым известным из которых в Италии является Бертинотти, бывший лидер Партии коммунистического возрождения, и, хотя и стоящий на других политических позициях, Гуидо Виале, интеллектуал буржуазной левой, имеющий сегодня в Италии множество последователей.
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд., т. 22, с. 533.— прим. переводчика.
  3. На самом деле, вывод, который делает Энгельс в этой работе совершенно иной, практически противоположный (и не менее ошибочный, чем попытки насаждать народную войну в империалистских центрах): «немецкий пример использования избирательного права» (с. 544)! — прим. переводчика.
  4. Да ничего подобного! — прим. переводчика.

Добавить комментарий