Бумбараш № 1 (65), февраль 2003 г.

Февраль 2003 г.

Политические репрессии на Украине

Кто опубликовал: | 13.02.2019

11—15 декабря в городах Николаеве и Одессе были арестованы зампредседателя Одесского областного совета Всеукраинского Союза рабочих, первый секретарь Одесского горкома ЛКСМУ А. О. Яковенко, комсомольцы О. Н. Алексеев, Б. Л. Зинченко, А. Б. Герасимов, С. С. Бердюгин, член пионерской организации Н. Б. Польская, граждане Российской Федерации — А. И. Плево, И. В. Данилов, И. Э. Романов, А. В. Смирнов, а также гражданин Молдовы — Е. В. Семёнов. В настоящее время все они, за исключением освобождённой под подписку о невыезде несовершеннолетней Нины Польской, находятся в СИЗО г. Николаева. Нашим взятым под стражу товарищам предъявлены обвинения по ч. 4 ст. 258 УК Украины — обвинения в организации леворадикальной террористической группы, и совершенных в её рамках действиях, направленных на насильственное свержение конституционного строя и зах- 1

Эти аресты стали лишь частью масштабной репрессивной акции СБУ, затронувшей значительную часть коммунистов — членов левых организаций города Одессы. 15 декабря 2002 г. был проведён обыск на квартире руководителя Киевской районной организации ВСР А. Г. Годунова. Затем обыски прошли на квартирах других одесских комсомольцев и коммунистов. Отдельные члены левых организаций Одессы были вызваны на допрос в областное управление СБУ. За рядом лиц, в том числе за женой Андрея Яковенко Татьяной Яковенко, Александром Годуновым, секретарями обкома КПУ Копытом, Плевицким, Горенским и другими товарищами установлено активное наружное наблюдение, снятое лишь после письменных протестов в адрес УСБУ Одесской области.

Особое внимание антитеррористического следствия изначально было уделено коммунисту, члену ВСР Андрею Яковенко. На его квартире был трижды проведён обыск; одновременно обыски прошли на квартирах его родственников и родителей. Согласно версии следствия, А. Яковенко является организатором и руководителем конспиративной леворадикальной группы, в вину которой вменяются вооружённые нападения на ювелирные магазины и обменные пункты валют. Добытые таким образом материальные средства, по утверждению следствия, «…направлялись на нужды террористической группы: для приобретения оружия, боеприпасов, компонентов самодельных взрывчатых устройств, множительной и компьютерной техники, на изготовление и размножение литературы, газет и брошюр, пропагандирующих насильственное свержение конституционного строя в Украине и терроризм». Обвинение утверждает, что основной целью группы являлась подготовка к вооружённому восстанию с целью свер- 2

Однако многочасовые обыски на квартирах А. Яковенко, его родных и близких, в том числе, произведённые с явными нарушениями законодательства (в отсутствие владельцев квартиры, при участии традиционных курсантов-«понятых») не дали никаких существенных доказательств, подтверждающих обвинения против предполагаемого главы гипотетической «одесской левотеррористической группы». По сути, все выдвинутые против А. Яковенко обвинения основаны на показаниях, в буквальном смысле выбитых у арестованных одесских комсомольцев. Свидетельства о применяемых к ним «методах физического воздействия», пытках, поступившие от родственников арестованных, записаны на диктофон, и, безусловно, соответствуют действительности — несмотря на весь свой дикий характер. Так, известно, что в ходе дознания у комсомольца Алексеева был выбит глаз — представители следствия утверждают, что эту травму он нанёс себе самостоятельно. С помощью подобных гестаповских методов дознания можно добиться практически любых показаний в чей бы то ни было адрес,— однако в то же время они прямо указывают на слабую доказательную базу «антитеррористического» следствия в Николаеве. Сам же Андрей Яковенко, располагающий квалифицированной адвокатской помощью, категорически отрицает свою всяческую причастность к вменяемым ему в вину действиям, считая всё произошедшее с ним и его товарищами сознательной, целенаправленной провокацией со стороны Службы безопасности Украины.

Антитеррористический зуд украинских спецслужб является отголоском общемировой антитеррористической кампании эпохи после 11 сентября 2001 года. Сегодня обвинения в терроризме представляют собой универсальный инструмент подавления в руках ведущих мировых империалистических режимов. Под лозунгами «борьбы с терроризмом и террористами» готовятся и осуществляются кровавые агрессии против Афганистана и Ирака, преступный террор против народа Палестины, грубейшее внешнеполитическое давление на социалистические правительства Кубы и КНДР. «Борьба с терроризмом» представляет собой благовидный предлог для преследования активистов коммунистических, национально-освободительных партий и движений. Массовые кампании по нейтрализации «террористов» в лице представителей основных оппозиционных политических организаций проходят практически повсеместно: в США и России, Великобритании и Турции, Испании и Колумбии. Таким образом, «борьба с терроризмом» становится своего рода признаком хорошего тона для всякого, большого ли малого буржуазного государства — и Украина, разумеется, также не стоит в стороне от этой глобальной антитеррористической операции империализма.

В полном соответствии с марксистской теорией и революционной практикой мы отрицаем индивидуальную террористическую деятельность, как метод политической борьбы за освобождение рабочего класса. Мы выступаем за организацию массового революционного движения рабочих и в настоящий момент действуем открытым, легальным путём. Кроме того, исторический опыт коммунистического движения свидетельствует о том, что левый терроризм на практике нередко является способом провокационной деятельности спецслужб, и, в конечном счёте, оказывается направленным против самих коммунистов.

Вместе с тем, мы не можем осуждать наших арестованных товарищей — даже в случае, если кто-либо из них на деле оказался втянутым в какую-то, действительно имевшую место деятельность «террористического» характера. По сути, вина в возникновении левотеррористических групп лежит исключительно на самом государственном режиме буржуазии — и не только вследствие провокационных действий его политической охранки. Стихийное образование левых групп, прибегающих к использованию террористических методов борьбы, исторически является закономерной реакцией на законодательное беззаконие фиктивной, формальной буржуазной демократии. Кроме того, левый терроризм становится расплатой за оппортунизм и пассивность левого политического движения. Отчаявшись от своего невыносимого социального положения, убедившись в абсолютной бесперспективности «законного», «мирного» пути парламентского кретинизма, эти люди оказываются вынужденными прибегнуть к самым крайним мерам сопротивления. Они стремятся к действительному изменению существующих порядков и по-своему отвечают на издевательский балаган выборов и референдумов. Их действия можно считать серьёзной, трагической ошибкой, но к ним нельзя относиться без сочувствия и понимания, нельзя не признавать мужество, и даже героизм тех, кого записывают в число политических и уголовных преступников — «левых террористов».

Исходя из этого, коммунисты обязаны активно и решительно встать на защиту своих попавших в беду товарищей. На основе «одесского дела» сегодня вырабатывается методика широкомасштабной политической расправы над коммунистами, их партиями и организациями. Завтра жертвой произвола может стать всякий из нас — за опубликованную статью, расклеенную листовку, распространённую газету, организованную акцию протеста, и за выдуманные, нелепые обвинения в терроризме.

Народному депутату Украины Анищуку В. В. от Польской Н. Б.

Заявление

13 декабря меня, Польскую Нину Борисовну, 1985 г. р., задержали в г. Николаеве примерно в 17:00. В Ленинском райотделе г. Николаева меня заставляли давать показания путём избиения. Меня избивали дубинкой по пояснице, после чего поясница болела около 3-х недель, били ногами по спине и по животу, после чего пуп и лопатки сильно болели, били по шее, а после того как меня били по голове и тягали за волосы, у меня поднималось внутричерепное давление. 14 декабря работник Ленинского райотдела хотел, извиняюсь за выражение «вы…ть дубинкой», а потом и сам хотел «отиметь». Били очень часто по лицу, по шее. Заходили другие работники райотдела и били по лицу, по спине, по шее, обзывали матами и другими словами. Мне в г. Николаеве предоставили адвоката, но я в нём сомневаюсь, потому что, когда меня вызывали на допросы и пытались ему дозвониться, ничего не получалось. За несколько допросов в СБУ я видела его 2 раза. За 10 дней, что я была задержана, кушать почти не давали. Давали одну юшку со вкусом супа.

10.01.2003 г.

Примечания:

  1. Здесь абзац в газетной публикации обрывается.
  2. Здесь абзац в газетной публикации обрывается.

Добавить комментарий