Воспоминания о Ленине. Т. 2.— М., Изд-во политической литературы, 1984.— сс. 461—466. ← Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М., 1957, т. 2, с. 20—25.

7—9 ноября 1917 г.

Ленин на Ⅱ съезде Советов в октябре 1917 года

Кто опубликовал: | 13.06.2020

Мне довелось, присутствуя на Ⅱ Всероссийском съезде Советов, видеть и слышать Ленина в момент победы Октябрьской революции,— Ленина как руководителя восстания и организатора первого в мире Советского государства.

После ликвидации корниловщины обстановка в Питере с каждым днём накалялась. Рабочие, солдаты и матросы законно считали разгром корниловского мятежа своей победой. Правительство Керенского воочию показало массам, что от него нечего ожидать решения основных вопросов революции — о мире, хлебе и земле. Оно, это правительство, представляло собой не больше как орудие буржуазно-помещичьей контрреволюции, которая после провала корниловщины готовила новые силы против Советов.

Правительство Керенского готовилось переехать в Москву, имея в виду сдачу Петрограда немцам. Предпринимались меры к выводу из Петрограда на фронт революционных войск и разоружению рабочих. В стране росла разруха в результате продолжения войны и саботажа промышленников. Миллионер Рябушинский угрожал задушить революцию костлявой рукой голода.

Всякие правительственные комбинации, игра в совещания и предпарламенты, для того чтобы обмануть массы, обанкротились. Предпринятое на фронте наступление провалилось и только ускорило изжитие в массах оборонческих настроений. С позором провалились также и попытки разоружить рабочих. Наоборот, это только заставило рабочих ещё крепче держать в руках винтовки.

Иллюзии в массах рабочих и солдат были изжиты. За короткий период правительство блока буржуазии с партиями эсеров и меньшевиков, как и сами эти партии, полностью себя разоблачило. Разбухшие в первые дни Февральской революции партии эсеров и меньшевиков быстро таяли. Рабочие, солдаты и матросы, поддавшиеся в первое время обману, массами уходили от эсеров и меньшевиков, переходя к большевикам. На заводах, фабриках и в воинских частях шло переизбрание членов Петроградского Совета, так что уже в сентябре в нём образовалось прочное большинство большевиков. Происходило именно то, о чём так пророчески говорил Ленин по возвращении в Россию.

Нарастала новая революция. На страницах большевистской газеты «Рабочий путь» печатались боевые, полные пламенных призывов статьи Ленина. Среди партийцев стали известны его письма в Центральный Комитет, в которых он со всей решительностью ставил вопрос о вооружённом восстании и переходе власти в руки Советов.

Чувствуя приближение революционной бури, весь лагерь, начиная от меньшевиков, эсеров до открытых корниловцев, объединяется в попытках доказать, что большевики не смогут взять власть, а если и возьмут, то не удержат её.

В конце сентября Ленин пишет свою известную статью «Удержат ли большевики государственную власть?» 1, в которой он на основании учёта положения и соотношения сил с гениальной прозорливостью и убеждённостью говорил, что большевики могут взять власть, имея за собой преобладающее большинство в Советах. Большевики должны взять власть, потому что иного выхода из разрухи и войны нет, иначе революцию задушат корниловцы. Ленин говорил, что партия большевиков, насчитывающая 240 тысяч членов и имеющая поддержку пролетариата, может не только удержать власть, но и создать новую форму государства трудящихся. Решением аграрного и национального вопросов после победы пролетариат будет иметь за собой большинство народа, а в вопросе о немедленном предложении справедливого мира он выступит как представитель всей нации.

На доводы, что пролетариат не сможет овладеть государственным аппаратом, Ленин отвечал: для замены старого аппарата угнетения у нас уже есть новый государственный аппарат — Советы, более сильный, демократический, связанный с массами. Для хозяйства и контроля мы используем уже готовые, созданные капитализмом аппараты банков и синдикатов. Мы проведём трудовую повинность и правило «кто не работает, тот не ест». Самое главное теперь — распроститься с тем буржуазным, интеллигентским предрассудком, будто управлять государством могут только особые чиновники, зависимые от капитала. Самое главное — внушить угнетённым и трудящимся веру в свои силы.

Добросовестный, смелый, повсеместный приступ к передаче дел управления в руки пролетариев и полупролетариев, продолжал Ленин, даст такой невиданный в истории революционный энтузиазм масс, во столько раз умножит народные силы по борьбе с бедствиями, что многое, кажущееся невозможным для наших узких, старых, бюрократических сил, станет осуществимым для сил миллионной массы, начинающей работать на себя, а не на капиталиста, не на барчука, не на чиновника, не из-под палки. А силу пролетариев и беднейших крестьян, писал Ленин, мы ещё не видели, ибо эта сила выпрямится во весь свой рост лишь тогда, когда власть будет в руках пролетариата. Только тогда мы сможем увидеть, какие непочатые ещё силы отпора капиталистам таятся в народе, только тогда проявится то, что Энгельс называет «скрытым социализмом». Наша революция непобедима, если она не будет бояться сама себя, если она вручит всю полноту власти пролетариату. Идеи становятся силой, когда они овладевают массами. И именно теперь большевики, то есть представители революционно-пролетарского интернационализма, своей политикой воплотили ту идею, которая двигает во всём мире необъятными трудящимися массами.

В своей статье Ленин, по сути, развернул программу действии Советской власти и вооружил партию для предстоящей борьбы за окончательную победу пролетарской революции.

Петроградский комитет дал указание быть готовыми. Мы, районные работники партии (я в это время работал в Московском районе), не могли быть по условиям конспирации полностью в курсе обсуждения в руководящих органах партии вопроса о подготовке вооружённого восстания и его срока. Но всё же до нас доходили сведения, что Ленин снова в Петрограде, что он в ЦК решительно настаивает на ускорении подготовки и проведения вооружённого восстания, что против этого Каменев и Зиновьев и что ЦК поддержал ленинскую позицию.

18 октября Каменев и Зиновьев выступили в беспартийной, а по существу, в меньшевистской газете «Новая Жизнь» со статьёй, в которой, рассказав о решении ЦК, выдали планы большевиков о восстании. Правительство Керенского, меньшевики и эсеры подняли вой, заметались в поисках средств, для того чтобы сорвать вооружённое восстание. Но ни авторитета, ни сил, на которые они могли бы рассчитывать, у них уже не было. В их руках оставался лишь Зимний дворец — место пребывания Керенского и Временного правительства, кругом забаррикадированный брёвнами и мешками с песком и охраняемый юнкерами.

В районах, на заводах, в воинских частях большевики готовили свои силы. Всё тут было проникнуто каким-то возбуждённо-подъёмным настроением, ожиданием чего-то большого и решительного. По указанию ЦК при Петроградском Совете был создан Военно-революционный комитет, который и сосредоточил в своих руках всю подготовку вооружённого восстания. В районах шло формирование отрядов Красной гвардии, проверка и очистка их от случайных элементов.

Ещё до открытия съезда, 25 октября, по приказу Военно-революционного комитета были двинуты отряды Красной гвардии и воинские части для овладения важнейшими ключевыми позициями, как это предусматривалось ленинским планом вооружённого восстания. Загремели выстрелы. Скоро были заняты телефонная станция, вокзалы, банк, мосты, и после залпов «Авроры» рабочие, солдаты и матросы штурмом заняли цитадель Временного правительства — Зимний дворец.

Открытие Ⅱ Всероссийского съезда Советов было назначено на 25 октября. Смольный, где открывался съезд, представлял собой незабываемое зрелище, походил на боевой лагерь. Был тёмный и холодный петроградский вечер. Перед Смольным горели костры. Приходили и уходили, получая назначения, вооружённые отряды рабочих, солдат и матросов. У входа в Смольный стояли орудия, броневики.

Я хорошо помню первые бурные дни Февральской революции в Петрограде. Приходилось тогда быть и на улицах, участвуя в демонстрациях, бывать и в Таврическом дворце, где обосновался Петроградский Совет депутатов и куда стекались со всех сторон рабочие заводов, роты и полки солдат, экипажи балтийских матросов, чтобы выразить свою верность революции. Переодетая в солдатские шинели полиция в упор стреляла на Невском в толпу демонстрантов, обстреливала народ из пулемётов с чердаков, а люди, несмотря на всё это, снова собирались и шли. Все понимали, что царизм сгнил, падает и нет у него никакой поддержки ни в стране, ни в столице. Но тогда было у людей какое-то другое настроение — опьянения, ощущения свободы при сравнительно лёгкой победе. Теперь же, в октябре, у восставших рабочих и солдат было что-то другое, было какое-то соединение уверенности, решительности и сосредоточенности. В феврале преобладала бьющая через край стихийность — тут во всём был необычайный революционный подъём и вместе с тем организованность. Это была другая революция. Теперь борьба предстояла посерьёзнее и с другим врагом — объединёнными силами буржуазно-помещичьей и кулацкой контрреволюции, получавшей прямую поддержку международного империализма.

В зале заседания задолго до открытия съезда собрались делегаты. Шли заседания фракций. Съезд открылся поздно вечером. Меньшевики и эсеры, оказавшиеся на съезде в жалком меньшинстве, пытались поднять шум по поводу происходящих на улицах Петрограда событий, но, получив дружный отпор большинства, ушли со съезда. «Левые» эсеры и часть меньшевиков остались.

На первом заседании Ленин не присутствовал: он руководил вооружённым восстанием и в этот же день выступал в Петроградском Совете.

Съезд утвердил порядок дня. Важнейшими вопросами были вопросы о мире, о земле и образовании рабоче-крестьянского правительства. С огромным воодушевлением съезд принял написанное Лениным обращение к рабочим, крестьянам и солдатам, в котором объявлялось о победе восставших петроградских рабочих и солдат, о свержении Временного правительства, о том, что отныне вся власть переходит в руки Советов. В обращении съезда в сжатой форме была изложена программа ближайших шагов Советской власти: речь шла о предложении немедленного демократического мира, о передаче помещичьих земель крестьянским комитетам, о рабочем контроле над производством, о доставке городам хлеба, а деревне товаров, о праве наций на самоопределение.

В ходе съезда делегатам все время из президиума сообщалось об успешном развёртывании восстания. Взятие Зимнего дворца было встречено бурными аплодисментами. Первое заседание съезда окончилось поздно ночью; большинство делегатов съезда так и не расходилось из Смольного до следующего заседания.

Вечером на другой день началось второе заседание. Первым вопросом был доклад о мире. Когда Ленин появился на трибуне, весь зал поднялся и сдвинулся к трибуне, где стоял Ленин. Он долго не мог начать свою речь из-за непрекращающихся аплодисментов и возгласов: «Да здравствует Ленин!»

В зале заседания творилось что-то невероятное. Аплодисменты перемешивались с криками радости. Тут уж были не только делегаты съезда, зал наполнился до отказа находившимися в Смольном рабочими, солдатами и матросами. Люди становились на подоконники, выступы колонн, на стулья, лишь бы увидеть стоявшего на трибуне Ленина. В воздух летели шапки, кепки, матросские бескозырки, мелькали поднятые вверх винтовки. Так, стоя, съезд выслушал доклад Ленина о мире.

Ленин начал доклад с указания на то, что вопрос о мире является наиболее жгучим и больным, и тотчас перешёл к зачитыванию декрета о мире, предлагаемого партией большевиков на рассмотрение съезда. В декрете предлагалось всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о мире на условиях отказа от захвата чужих земель и контрибуций, немедленного заключения перемирия. Советское правительство отменяло тайную дипломатию и заключённые тайные договоры.

Ленин в докладе и в заключительном слове особо подчёркивал, что наши условия переговоров не должны носить ультимативного характера. Мы должны лишить сторонников продолжения грабительской войны выигрышного положения, и мы готовы рассмотреть и другие предложения. Это не может быть истолковано как наше бессилие. Надо отбросить буржуазную фальшь о силе. Сила, по буржуазному представлению, говорил Ленин, это когда массы идут на бойню, повинуясь указке империалистических правительств. По нашему же представлению, государство сильно сознательностью масс, когда массы всё знают, обо всём могут судить и идут на всё сознательно. Как бы предупреждая о трудностях, он говорил, что правительства и буржуазия употребят все усилия, чтобы объединиться и потопить в крови рабочую и крестьянскую революцию. Но народ всюду устал от войны, ширится революционное движение в других странах.

После обсуждения доклада, которое вылилось, по существу, в демонстрацию поддержки внесённых Лениным предложений, съезд с большим подъёмом, дружно одобрил декрет о мире. Этот декрет, написанный Лениным, замечателен тем, что в нём со всей прямотой говорилось о мирной политике Советской власти с первого же момента её существования. В декрете съезда были заложены основы всей дальнейшей мирной политики Советского правительства и нашей партии.

Дальше съезд перешёл к рассмотрению вопроса о земле. Снова на трибуне Ленин, встреченный бурными аплодисментами. Его выступление было кратким, он говорил о том, как важно, чтобы вопрос о земле был поставлен ясно. Свергнутое правительство, меньшевики и эсеры всячески оттягивали решение земельного вопроса и привели страну к разрухе и крестьянским восстаниям.

Земля, говорил Ленин, должна быть передана крестьянам. Правительство рабоче-крестьянской революции в первую голову должно решить вопрос о земле. Ленин читает декрет о земле, которым помещичья собственность отменяется, все помещичьи земли, как и земли удельные, монастырские, с постройками, живым и мёртвым инвентарём, переходят в распоряжение земельных комитетов и Советов. Ленин тут же пояснил, что в декрете помещён наказ земельным комитетам, составленный на основании 242 наказов местных Советов крестьянских депутатов. Как демократическое правительство, заявил Ленин, мы не можем обойти постановление народных низов. Мы должны предоставить полную свободу творчества народным массам. Суть в том, чтобы крестьянство получило полную уверенность, что помещиков в деревне больше нет. Так был решён одним взмахом в самом начале социалистической революции вековечный вопрос о земле.

Краткостью своего доклада, сжатостью его Ленин как бы подчёркивал, что наступило время практических действий, что социалистическая революция и Советское правительство с первых своих шагов решительно, без лишних слов, без проволочек, по-деловому разрешают вопросы восставшего народа.

Близилось утро. После единодушного принятия декрета о земле съезд избрал первое в мире Советское правительство во главе с гением пролетарской революции В. И. Лениным. Так началась новая, социалистическая эра человеческой истории.

Примечания:

  1. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 287—339. Ред.

Добавить комментарий