Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати (1950—1967). Выпуск третий: январь 1959 — сентябрь 1961 года.— М., Издательство «Прогресс», 1976.

26.07.1959

По поводу одного письма

Кто опубликовал: | 11.10.2020

Я получил одно письмо, очень показательный документ. Автор его собрал некоторые материалы по нашей экономике, эти материалы специально посвящены только нашим недостаткам. Автор проявил интерес только к этой стороне дела. Что же касается материалов другой стороны, достижений, то можно сказать, что интереса к ним автор не обнаружил. Он считает, что с осени 1958 года в работе партии преобладающими стали ошибки и недостатки. Поэтому он приходит к выводу, будто партия совершила ошибки «левоуклонистского авантюризма и оппортунизма». В действительности же ошибки проистекают оттого, что, борясь в 1957 году за упорядочение стиля, против правого уклона, мы одновременно не боролись против «левоуклонистского авантюризма».

У автора, товарища Ли Юньчжуна 1 (он был заместителем начальника отдела Госплана, а недавно переведён на должность начальника группы комплексного сотрудничества при канцелярии комитета Северо-Восточного Китая), взгляды в целом ошибочные, он отвергает почти всё. Он считает, что массовое движение за выплавку стали, охватившее десятки миллионов человек, принесло лишь огромные убытки и ни на йоту пользы, что народные коммуны тоже были ошибкой; он крайне пессимистически высказывается по поводу капитального строительства и в отношении сельского хозяйства; говоря об ирригации, он выражает мнение, что «левоавантюристические» и «оппортунистические» ошибки партии проистекают из планов широкого ирригационного строительства. У него не находится доброго слова по поводу широкого ирригационного строительства, которое зимой позапрошлого и весной прошлого года проводили сотни миллионов крестьян под руководством партии. Он из тех, кто считает, будто «польза не покрывает ущерба», а иногда он прямо утверждает, будто «есть только потери и нет достижений». Такой вывод высказан автором в первом небольшом по объёму абзаце.

Товарищ Ли Юньчжун хорош тем, что сам откровенно высказал свои взгляды. Он совсем не похож на некоторых товарищей, которых мы видели; они вообще без восторга относятся к важной работе, проводимой партией и народом, они ею недовольны, они преуменьшают успехи, преувеличивают недостатки, напуганы нынешними трудностями; всё это не вдохновляет, а расхолаживает кадровых работников. У упомянутых мною товарищей ослабла и даже совсем пропала вера в будущее, но они не желают высказывать своих убеждений и взглядов, а если что-то выскажут, то что-то и затаят, осторожничают, совсем как в пословице «ступил бы, да боюсь споткнуться, сказал бы, да боюсь промямлить». Товарищ Ли Юньчжун не таков, как они, он не скрывает своих политических взглядов, он откровенно от всего сердца написал письмо товарищам из ЦК, надеясь, что ЦК примет меры к преодолению нынешних трудностей. Он считает, что трудности преодолимы, лишь времени на это понадобится больше. В этом он прав. Автор письма критикует недостатки работы по планированию, эта критика занимает бо́льшую часть письма, по-моему, она бьёт не в бровь, а в глаз. За 10 лет не нашлось никого, кто пожелал бы и посмел бы чётко вскрыть недостатки нашей работы по планированию, проанализировать и систематизировать их и потребовать исправления этих недостатков. Я что-то таких людей не видел. Я знаю: они есть, но не осмеливаются подать доклад «наверх». Поэтому я предлагаю подготовить и провести обсуждение данного письма в партийных организациях на уровне ЦК и на местах (в провинциях, городах, автономных районах), особо в плановых органах тщательно проанализировать достоинства и недостатки, достижения и упущения в своей собственной работе за 1958—1959 годы; обобщить полезный опыт, сплотить товарищей, улучшить работу, вдохновить на отдачу всех сил, на смелое движение вперёд, добиться новых великих побед в экономике и других областях (в политике, военном деле, образовании и здравоохранении, в руководящей деятельности партийных организаций всех ступеней, в деятельности профсоюзных, молодёжных и женских организаций). С ноября прошлого года, со времени первого совещания в Чжэнчжоу, до пленума в Лушани ЦК партии строго критиковал серьёзные ошибки и недостатки во всей текущей работе, которой он руководил, и в полной мере оценил её успехи (успехи были главное, а ошибки и недостатки — второстепенное). Эта критика продолжается уже 9 месяцев. Надо понять, что критика совершенно необходима и её результаты могут сказаться сразу, а могут и постепенно. Надо также понять, что строгая и серьёзная критика неизбежно даёт и побочные результаты, то есть кое-кого расхолаживает. Ошибки необходимо критиковать, расхолаживанию необходимо положить конец. Надо вдохновлять, а не расхолаживать. Человек, потерявший волю, не знает своих возможностей. Нам нужно твёрдо придерживаться того, что записано в протоколе второго совещания в Чжэнчжоу в марте этого года:

«В духе всемерной поддержки кадровых работников вести за собой тех, кто допустил в работе ошибки и у кого есть недостатки; критиковать и исправлять собственные недостатки и ошибки».

Ошибок бояться нечего, бояться надо нежелания критиковать, исправлять, бояться надо того, что в результате критики иногда люди расхолаживаются. Необходимо обратить внимание на исправление ошибок и на поднятие духа. Надо понять, что, хотя критика и исправление продолжаются уже 9 месяцев, необходимо завершить всю незаконченную работу, нельзя оставлять недоработок. Сейчас в партии и вне её наблюдается новое явление — правоуклонистские настроения, правоуклонистские взгляды, правоуклонистская деятельность, широко развернулось яростное наступление правых элементов. Это нашло отражение в многочисленных материалах выступлений всех участников упомянутого совещания.

Ситуация сейчас далеко не такая, какая была во время яростного наступления правых элементов в партии и вне её в 1957 году, но то, что наступление началось и его тенденция очевидна, в этом нет сомнения. Это новое явление по своему характеру буржуазное. Ему противостоит идеология пролетариата. Все мы стремимся к социализму, а не к капитализму, тут мы в основном заодно с этими товарищами. Но наши взгляды расходятся со взглядами этих товарищей. Настроения у них нездоровые, они несколько преувеличивают ошибки партии и несколько преуменьшают великие успехи, достигнутые сотнями миллионов людей под руководством партии. Они делают неправильные выводы. Они не очень-то верят в то, что современные трудности будут преодолены. Они сами не сознают, насколько неустойчива их позиция: они колеблются между «левыми» и правыми. Они — классические промежуточные элементы. Они из тех, кто утверждает, будто «польза равна ущербу». Они не тверды в самых главных вопросах, они колеблются.

Мы не боимся яростного наступления правых, мы боимся шатаний этих товарищей потому, что шатания вредят партии и народу, препятствуют тому, чтобы вся партия, как один человек, напрягая все силы, преодолевала трудности, добивалась побед. Мы верим, что взгляды этих товарищей можно изменить. Наша задача — сплотиться с ними, добиться, чтобы они пересмотрели свои взгляды. А чтобы добиться этого, нам необходимо дать должную оценку этому явлению внутри партии. Нельзя его переоценивать, неверно считать, будто они достаточно сильны для того, чтобы поднять бурю и опрокинуть корабль партии и народа. Они не так уж сильны, они составляют относительное меньшинство, а мы — большинство. Мы и большинство народа (рабочие, бедняки, низшие слои середняков, часть зажиточных середняков и революционная интеллигенция) сплочены воедино.

Генеральная линия партии и методы её конкретного воплощения в практическом курсе, проводимом партией, в её политике и работе получили одобрение широких масс членов партии, широких масс кадровых работников и широких масс народа. Но нельзя и недооценивать силы правых, за ними тоже стоят люди. Надо понять, что они не расстанутся так легко со своими убеждениями, пока их ошибочные взгляды не будут подвергнуты критике, раскритикованы, пока они окончательно не изменятся. Когда партия встречается с крупными проблемами, выявляется разница во взглядах и начинается дискуссия; некоторые вначале колеблются, занимают промежуточную позицию, а некоторые отходят вправо. Это дело обычное, не стоит удивляться и пугаться. В конце концов ошибочные взгляды и даже ошибочная линия непременно преодолеваются, большинство людей, в том числе и временно колеблющиеся, даже повинные в проведении ошибочной линии, сплачиваются на новой основе. За 38 лет наша партия прошла через это; когда мы боремся против правых, непременно появляются «левые», когда боремся против «левых», появляются правые. Это неизбежно.

Обо всём надо говорить своевременно, сейчас пришло время сказать об этом. Если не сказать, то нанесёшь вред единству партии, отдельным лицам. Сейчас полемика может оказаться чрезвычайно важной. Точно так же, как во всех наших крупных спорах во время революции, в новый исторический период — в период строительства социализма — не может не быть полемики. Буря утихнет, волны улягутся. Лушаньское совещание, может быть, станет совещанием огромного значения. «Сплочение — критика — сплочение», «извлекать урок из ошибок прошлого в назидание на будущее, лечить, чтобы спасти больного» — вот наши проверенные историей, правильные, действенные методы разрешения противоречий внутри партии, внутри народа. Этого пути мы будем придерживаться и в дальнейшем.

Мои соображения я в основном уже высказал 23 июля, но кое-что не договорил. Для того чтобы дополнить то выступление, я и написал это письмо.

Примечания:

  1. Ли Юньчжун (李云仲) — китайский экономист. Родился в 1925 г., вступил в КПК в 1948 г. В 1959 г. написал обширное письмо Мао Цзэдуну, которое тот раскритиковал, но отнёсся к автору лояльно, а в 1962 г. особо вступился за него перед парткомом провинции Хэйлунцзян. В советском переводе Ли Юньчжун ошибочно назван Ли Чжун-юнем.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий