Выступления Мао Цзэдуна, ранее не публиковавшиеся в китайской печати (1950—1967). Выпуск третий: январь 1959 — сентябрь 1961 года.— М., Издательство «Прогресс», 1976.

23.07.1959

Выступление на Лушаньском совещании

Кто опубликовал: | 12.10.2020

Вы говорили много, позвольте и мне сказать, поддать жару. Можно? Три раза принимал снотворное, никак не усну.

Поделюсь немного своими соображениями. Мы просмотрели записи выступлений товарищей, часть товарищей выступила, и я чувствую, что существуют две тенденции, о которых нужно поговорить здесь. Одну представляют недотроги, которых чуть тронешь, как они сразу же закипают. У Чжихуэй когда-то говорил о Сунь Кэ, что, только его заденешь, он сразу же становится на дыбы. 1 Вот и у нас некоторым товарищам кажется, что на них оказывают нажим, и они не хотят, чтобы о них говорили плохо; они хотят, чтобы говорили только хорошее, и не желают слышать плохого. Я посоветовал бы этим товарищам слушать. Слова бывают трёх видов, рот имеет два назначения. Человеку рот дан для того, чтобы есть и говорить. А раз выросли уши, значит, надо слушать. Если кто-то хочет говорить, что же ты можешь поделать? Часть товарищей не желает слушать плохое; а слушать нужно всё — и хорошее и плохое. Слова бывают трёх видов: одни — правильные, другие — в основном правильные или не совсем правильные, третьи — в основном неправильные или неправильные; находящиеся на разных полюсах — правильные и неправильные — слова противоположны друг другу. В настоящее время внутри и вне партии ведутся нападки на нас. Правые элементы говорят: почему сошёл со сцены Цинь Шихуан? А потому, что занялся строительством Великой стены. Сейчас мы заняты ремонтом площади Тяньаньмынь — значит, должен произойти развал. Так говорят правые элементы. В партии существуют и такие взгляды — я ещё не ознакомился с ними до конца,— которые в концентрированном виде нашли отражение во взглядах цзянсийской партийной школы и существуют повсеместно. В них обнаружились все имеющиеся высказывания правых элементов. Люди из цзянсийской партийной школы — это носители этих взглядов в партии, некоторые из них — явно правые, другие — колеблющиеся элементы. Они не могут охватить всю картину в целом (видят не полностью), проделав чуточку работы, могут повернуться в другую сторону. Некоторые, имеющие сомнительное прошлое и неоднократно подвергавшиеся критике, также признаю́т всякие глупости, вроде материалов Гуандунского военного округа. Всё это говорилось не на совещании. Мы связали то, что говорилось на совещании, и то, что говорилось вне совещания. Жаль, что Лушань очень мал и нельзя всех их пригласить сюда, например, таких, как Ло Лунцзи, Чэнь Миншу из цзянсийской партийной школы. Это уж на ответственности цзянсийцев, что помещение чересчур мало.

О чём бы ни говорилось, обязательно высказываются глупости. Это очень хорошо. Чем больше будет высказано глупостей, тем лучше, тем внимательнее нужно слушать. В ходе движения за упорядочение стиля в работе у нас появилось такое выражение: «Собраться, проявить выдержку». Я и некоторые товарищи говорили, что нужно «собраться, проявить выдержку», но сколько же можно проявлять выдержку! Месяц, три месяца, полгода, год, три года, пять лет, бесчисленное количество лет. Некоторые товарищи называют такое положение «затяжной войной». Я полностью согласен с ними. Такие товарищи составляют большинство.

У всех вас, присутствующих на заседании, есть уши. Слушайте же! Даже когда говорят глупости, которые трудно слушать, слушайте и радуйтесь! Стоит вам так подумать и будет нетрудно слушать. Почему можно позволять выступать? Да потому, что Китай от этого не погибнет, а небо не рухнет. Поскольку мы сделали кое-что хорошее, хребет у нас окреп. Большинству наших товарищей нужно укрепить позвоночник. А почему он у них ослаб?

В какой-то период времени бывает очень мало овощей, нет или очень мало заколок для волос, нет мыла, нарушаются пропорции, на рынке появляется напряжённость. Все нервничают, так что на душе у людей делается неспокойно, но мне кажется, что нечего волноваться. Я тоже беспокоюсь, будет неправдой сказать, что не беспокоюсь. Если ты беспокоишься в первую половину ночи, то прими на вторую половину ночи снотворное и не будешь беспокоиться.

Говорят, что мы оторвались от масс. А массы всё-таки поддерживают нас. На мой взгляд, было нечто временное в течение двух-трёх месяцев, до и после праздника Весны. Сейчас, по-моему, массы связаны с нами очень хорошо. Наблюдается мелкобуржуазный угар, но не такой уж сильный. Я согласен с мнением товарищей, вопрос заключается в движении за коммуны. По прибытии в Цзюйпин я подробно беседовал с товарищами в течение двух часов. Секретарь парткома коммуны Чаяшань рассказывал мне, что в июле, августе и сентябре, в течение трёх месяцев, ежедневно было примерно 3 тысячи посетителей, за 10 дней — 30 тысяч человек, за 3 месяца — 300 тысяч. Говорят, что в Сюйшуй и Цилин тоже приезжает много посетителей; приезжали отовсюду, кроме Тибета. Как говорится, «танский монах берётся за изучение канонов» 2. Все эти люди — кадровые работники уездов, коммун, бригад, есть также окружные и провинциальные кадровые работники. В их представлении хэнаньцы и хэбэйцы сотворили истину, опровергли рузвельтовскую теорию «свободы без бедности». Как рассматривать подобный энтузиазм, строя коммунизм? Как мелкобуржуазный угар? На мой взгляд, так говорить нельзя. Нужно немного больше думать, обязательно думать немного больше, немного быстрее; неужели подобный анализ правилен? В течение трёх месяцев 300 тысяч человек, образно говоря, ходили на поклонение святым. При наличии такого широкого массового движения нельзя окатывать холодной водой, можно только убеждать: товарищи, ваши желания хороши, но на деле они трудно выполнимы, не нужно торопиться, нужно действовать последовательно. Мясо можно есть, только откусывая по кусочку, если захочешь проглотить сразу и растолстеть — ничего не получится. Линь 3 ежедневно съедает по одному цзиню мяса, но пока не растолстел и за 10 лет не растолстеет. Полнота главнокомандующего 4 и моя — результат отнюдь не одних суток. Эти кадровые работники возглавляют несколько сот миллионов людей, из которых по меньшей мере 30 процентов — активисты, ещё 30 процентов — пассивные элементы, а также помещики, кулаки, контрреволюционеры, вредные элементы, бюрократы, середняки и частично бедняки; остальные 40 процентов — это плывущие по течению. Сколько же человек составляют 30 процентов? Это 150 миллионов человек. Они хотят создавать коммуны, организовывать общественные столовые, налаживать широкое сотрудничество, они чрезвычайно активны, полны жажды деятельности — разве назовёшь это мелкобуржуазным угаром? Это не мелкая буржуазия, а бедняки, низшие середняки, пролетарии, полупролетарии? Плывущих по течению тоже можно привлечь к работе. Нежелающие работать составляют 30 процентов. Короче говоря, к 30 прибавить 40 — будет 70 процентов, то есть 350 миллионов человек, которые в какой-то период были охвачены горячкой, хотели действовать. Но в течение двух с лишним месяцев, до и после праздника Весны, у них пропало воодушевление, всё переменилось. Когда кадровые работники приезжали в деревню, с ними не разговаривали, лишь угощали бататом, жидкой кашей, а улыбок на лицах не было. Появилось «поветрие обобществления имущества». Здесь тоже нужен анализ. Кое у кого действительно была мелкобуржуазная горячность. Что это за люди? «Поветрие обобществления имущества» захлестнуло главным образом кадровых работников уездов и коммун, в особенности часть кадровых работников, обиравших производственные бригады и звенья. Это нехорошо, массы не приветствуют этого. Нужно было решительно исправить такое положение, убедить массы. В течение месяца, в марте-апреле, с поветрием было покончено. То, что следовало вернуть, было возвращено, были произведены расчёты между коммунами и бригадами. Этот более чем месячный урок взаимных расчётов был полезен, за очень короткое время люди поняли, что уравниловка не годится, что «уравниловка, передача [имущества] и аннулирование ссуд» не могут иметь места. Говорят, что сейчас у подавляющего большинства людей произошёл поворот и только небольшая часть людей всё ещё никак не может расстаться с «поветрием обобществления имущества». Где найдёшь такую школу, краткосрочные курсы для воспитания сотен миллионов населения, миллионов кадровых работников? Вещи нужно вернуть, нельзя говорить, что твоё — это моё, взял — и был таков. Испокон веков не было такого правила, и через 10 тысяч лет тоже нельзя будет что-то взять и уйти. Если подобное и было, то только в «синем и красном братствах», которые творили «синее» воровство и «красный» грабёж, прибегая к огню и мечу, безвозмездно эксплуатировали чужой труд, нарушали эквивалентный обмен. Правительство Сун Цзяна 5 называли честным и справедливым судом, оно отнимало у богатых и помогало бедным, защищая правое дело, оно чувствовало себя уверенно, могло взять и уйти, так как брало у тухао и лешэней 6. Такой метод, на мой взгляд, годится. Так же было, когда мы били тухао и отбирали несправедливо нажитое имущество. «Несправедливо нажитое имущество отбирать не возбраняется», награбленное у крестьян возвращалось крестьянам.

Мы давно уже не бьём тухао. А когда били тухао, делили землю, проводили обобществление, то это тоже было допустимо, потому что их имущество тоже было несправедливо нажито. Мы же, раздув теперь «поветрие обобществления [имущества]», забрали имущество у производственных бригад и звеньев, взяли откормленных свиней, капусту и ушли. Это были ошибочные действия. Даже по отношению к империалистической собственности у нас было три метода: экспроприация, выкуп, вытеснение. Как же можно экспроприировать имущество трудового народа? Почему же потребовалось только чуть больше месяца, чтобы ликвидировать это поветрие? Это говорит о том, что наша партия является великой, славной и правильной. Тому, кто не верит, можно привести в доказательство исторические материалы. В марте, апреле и мае получили хороший урок несколько миллионов кадровых работников и сотни миллионов крестьян, они поговорили начистоту, поняли друг друга. Главное в том, что кадровые работники не понимали, что это — справедливо нажитое имущество, не могли провести чёткой грани, не изучали политэкономии, не разбирались в законе стоимости, эквивалентном обмене, распределении по труду. За несколько месяцев договорились, в это время не работали; вряд ли разобрались полностью, но в какой-то мере, процентов на 70—80 разобрались. Если кто-то не понимает учебника, то нужно заставить его изучать учебник. Не годится, чтобы руководство коммун ни капли не понимало в политэкономии. Неграмотным можно разъяснять, чтобы они кое-что поняли. Можно не читая книг, учиться на фактическом материале.

Во времена династии Лян у императора У-ди был канцлер Чэнь Фачжи, который не знал ни одного иероглифа, и когда его заставили сочинять стихи, он их произносил вслух и велел другим записывать. При этом он говорил: вот вы грамотеи, а не сравнитесь со стариком, который учился на слух. Разумеется, я не против ликвидации неграмотности, уважаемый Кэ 7 говорил, что весь народ пойдёт в высшую школу, я тоже согласен с этим, если не сможем достичь этого за 15 лет, придётся продлить срок. Ещё пример: во времена Южных и Северных династий был один полководец по имени Цао, который после сражения написал стихи:

«Когда войско выступает в поход, горюют сыновья и дочери, когда возвращается домой, звучат рожки и барабаны; спрашиваешь у прохожих, и все горести сразу уходят».

Во времена Северных династий была ещё песня Цзэ Люйцзиня «Чилэгэ»:

«С горы Иньшань течёт река Чилэ; небо, словно громадный котёл, покрыло поле со всех сторон. Небо лазорево, поле широко; дуновение ветра склоняет травы, видны овцы и коровы».

Это тоже сочинил человек, который не знал ни одного иероглифа. Если человек, не знавший ни одного иероглифа, мог стать канцлером, то почему же наши кадровые работники коммун и крестьяне не могут воспринимать политэкономию на слух? По-моему, можно перенять эти методы и объяснять экономику; ведь неграмотным тоже можно объяснять, рассказать несколько раз — и они поймут. Они понимают лучше, чем интеллигенция. Я не читал этот учебник, и у меня будет право высказываться только тогда, когда хотя бы мельком загляну в него. Нужно выкроить время, чтобы развернуть движение за учёбу всей партии.

Не знаю, сколько они провели проверок, со времени прошлогоднего совещания в Чжэнчжоу проводились общие проверки и специальные проверки. Как совещание кадровых работников шести ступеней отразилось на совещании кадровых работников пяти ступеней — это нужно проверить. Приезжавшие в Пекин люди шумели, но они не слышали. «Мы столько раз проводили проверки, а вы и не слышали?» Вот я и советую этим товарищам: другие тоже имеют рты, нужно, чтобы другие высказывались! Нужно выслушивать мнения других. На мой взгляд, это совещание некоторые вопросы не сможет разрешить, кое-кто не сможет отказаться от своей точки зрения, не иначе как будут тянуть ещё год, два, три, пять лет. Нельзя не уметь выслушивать сумасбродные речи, нужно вырабатывать такую привычку.

Я считаю, что нужно проявить выдержку и слушать, даже если ругают предков до третьего колена. Это, конечно, трудно, в молодости и в средние годы я тоже не мог слушать гадких слов — сразу же сердился, а если меня не трогали, и я не трогал, если меня затрагивали, я отвечал тем же, если меня трогали первого, то я давал сдачи. До сих пор я не отказываюсь от этого принципа. Сейчас научился слушать стиснув зубы, слушаю говорящего одну-две недели, а затем отвечаю ударом на удар. Советую товарищам слушать, а согласны вы или не согласны — это ваше дело. Если вы не согласны, если я ошибаюсь, тогда я займусь самокритикой.

С другой стороны, другой части товарищей я советую не колебаться в такой критический момент. По моим наблюдениям, часть товарищей колеблется. Они также считают правильными большой скачок, генеральную линию народной коммуны, но хотят посмотреть, на какой стороне в идеологическом отношении стоит выступающий. Для какой стороны говорит? Эта часть людей относится ко второму виду, к тем, кто считает, что «в основном — правильно, частично — неправильно», но имеет некоторые колебания. Некоторые начинают колебаться в критические моменты и бывают нестойкими во время исторических штормов и бурь.

В истории было четыре линии: линия Ли Лисаня, линия Ван Мина, линия Гао Гана — Жао Шуши, и сейчас существует генеральная линия. Не устоишь твёрдо на ногах — получится танец янгэ. (Гоминьдан называет нас династией королей янгэ.) Они горят патриотизмом, хотят как следует строить государство. Это хорошо. Какой же это класс? Буржуазия или мелкая буржуазия? Сейчас я не буду об этом говорить. Об этом говорилось на совещании в Наньнине, совещании в Чэнду, на съезде партии. В 1956—1957 годах за колебания не напяливали колпаков, а называли это вопросом о методе мышления. Если назвать это мелкобуржуазной горячностью, тогда, наоборот, получится, что тогдашняя борьба со «слепым забеганием вперёд» была не чем иным, как безучастной, скорбной буржуазной усталостью и пессимизмом. Мы не приклеиваем им ярлыков, так как они отличаются от правых элементов, они тоже строят социализм, только им не хватает опыта, и, как только подул ветер и закачалась трава, они не устояли на ногах и начали борьбу со «слепым забеганием вперёд». Те, кто боролся со «слепым забеганием вперёд», на этот раз устояли на ногах, например, очень энергичен товарищ Чжоу Эньлай, он получил хороший урок; верю, что товарищ N тоже может устоять на ногах. Кстати, часть из тех, кто в своё время критиковал Чжоу Эньлая и иже с ним, на этот раз заняла их место, заменила их. О слепоте они не говорят, однако душок борьбы со «слепым забеганием вперёд» налицо. Например, говорят: «Есть недостатки и есть успехи». Слово «успехи» поставлено сзади обдуманно; если навешивать ярлыки, то на сей раз это и есть буржуазная неустойчивость, или, лучше сказать, мелкобуржуазная неустойчивость. Вследствие своей правоуклонистской натуры и постоянного восприятия буржуазного влияния они поправели под давлением империализма и буржуазии.

Если в каждой производственной бригаде сделано по одной ошибке, то в 700 с лишним тысячах производственных бригад выявится более 700 тысяч ошибок, и если по каждой из них публиковать полный материал, то эти публикации ведь никогда не кончатся? Да если ещё учесть размер статей, то, по-моему, нужен по меньшей мере год. Каковы же будут результаты этого? Наше государство развалится, и тогда, если не нагрянут империалисты, то народ в стране может восстать и скинуть нас всех.

Если в той газете, которую ты издаёшь, ежедневно помещаешь материалы о дурных делах и не желаешь работать, то погибнешь даже не через год, а через неделю. Если опубликовать 700 тысяч материалов об ошибках, специально публиковать материалы о дурных делах, то это будет уже не пролетарское, а буржуазное государство, буржуазный чжанбоцзюневский институт планирования. Конечно, среди присутствующих нет таких, кто отстаивал бы это, я пользуюсь преувеличенными формулировками. Предположим, что сделано 10 дел, 9 из которых плохие, и о всех них напечатано в газете, тогда гибель неизбежна. Если гибель неизбежна, тогда я уйду, пойду в деревню и возглавлю крестьян, чтобы свергнуть правительство. Если Освободительная армия не пойдёт за мной, то я пойду искать Красную армию. Но, по-моему, Освободительная армия пойдёт за мной.

Я советую части товарищей быть внимательными к направленности их выступлений, содержание выступлений в основном правильное, но частично — неудовлетворительное. Для того чтобы другие были решительными, прежде всего нужно быть решительным самому, чтобы другие не колебались, прежде всего нужно самому не колебаться. Это ещё один урок.

Эти товарищи, на мой взгляд, не правые и не левые (левые без кавычек), а промежуточные элементы. Направление, которое я имею в виду, появилось в результате того, что некоторые, налетев на кое-какие неприятности, разбив головы и заплатив кровью, запаниковали, как на пожаре, не устояли на ногах, заколебались и заняли промежуточную позицию. В конце концов, промежуточная позиция, правый уклон и левый уклон ещё требуют анализа. Повторив путь товарищей, допускавших ошибки во второй половине 1956 года и первой половине 1957 года, они, не являясь правыми элементами, всё же сами себя отбросили на границу с правыми, и хотя от правых они отстоят ещё на 30 километров, правые элементы очень одобряют это направление. Было бы удивительно, если бы сейчас правые не одобряли направления этих товарищей. Принятая этими товарищами политика балансирования на грани довольно опасна и не вызывает доверия, будущее это покажет. Эти слова, сказанные перед широкой аудиторией, ранят некоторых, но если сейчас не сказать этого, то не будет пользы для этих товарищей.

К поставленным мной вопросам нужно добавить ещё один — вопрос о сплочении. Даже выделить его в отдельный раздел. Поднять знамя сплочения, сплочения народа, сплочения национальностей, сплочения партии. Я не буду говорить, пойдёт ли это на пользу или повредит этим товарищам. Даже если повредит, всё же об этом нужно сказать. Мы являемся марксистской политической партией. Одна сторона должна слушать, что говорят другие; вторая сторона также должна слушать, что говорят первые,— обе стороны должны выслушать, что говорят другие. Разве я не говорил, что надо выступать? Нужно и выступать и слушать, что говорят другие. Я не торопился выступать, сидел, молчал. Почему же я сейчас не вытерпел? Держался 20 дней, скоро закроется совещание, и так оно идёт уже почти месяц. Маршал [Пэн Дэхуай] выступал в Лушани 8 раз, Чжоу Эньлай — 3 раза, почему же мы не можем выступить один раз? Имеем на это право.

Вопрос о столовых. Столовые — хорошая вещь, в которую нельзя не верить. Я поддерживаю их активное налаживание. Если по всей стране сохранить столовые для одной трети населения, то я был бы удовлетворён. Как только об этом заходит речь, У Чжипу очень беспокоится, но бояться не нужно. В такой провинции, как Хэнань, существует ещё 90 процентов столовых, в других местах тоже можно организовать столовые, но не портить дело. Я говорю применительно ко всей стране. Разве в танцах не существуют четыре этапа? «Стоишь в стороне, пробуешь танцевать, стараешься изо всех сил, танцуешь замечательно». Есть такое четверостишие? Я человек невежественный, некультурный, но если одна треть крестьян, 150 миллионов человек, продолжают крепко держаться за столовые, то это просто-таки здорово. Надеюсь, что таких людей станет больше — 250 миллионов человек, во многих провинциях, таких, как Хэнань, Сычуань, Хунань, Юньнань, в Шанхае и т. д.

Приобретя опыт, можно восстановить некоторые распавшиеся столовые. Столовые придуманы отнюдь не нами, а массами, в провинции Хэбэй они существовали в 1956 году, ещё до создания народных коммун, а в 1958 году организовались особенно быстро. N говорил, что столовые позволяют экономить рабочую силу. По-моему, существует ещё одно обстоятельство — экономия материальных средств, без которой они долго не продержатся. Можно ли этого добиться? Можно. Я предлагаю товарищам из Хэнани ввести некоторую механизацию. Например, водопровод. Построив водопровод, не нужно будет носить воду на себе, и таким образом можно будет экономить рабочую силу, а также и материальные средства. То, что сейчас распалась половина столовых, неплохо. Главнокомандующий [Чжу Дэ], я согласен с твоей формулировкой, однако моя формулировка всё же отличается от твоей. Нельзя запретить столовым распадаться, но нельзя и допустить, чтобы их распадалось слишком много. В этом вопросе я занимаю промежуточную позицию, хэнаньцы, сычуаньцы, хубэйцы — «левые», однако появились и правые. Группа по обследованию уезда Чанли из Академии наук заявляет, что столовые не приносят никакой пользы, то есть она нападает на мелочи, не обращая внимания на всё остальное, копирует методы из оды «Женолюбец Дэн Туцзы». Дэн Туцзы порицал Сун Юя 8 за три качества: красоту, увлечение женщинами, умение вести беседу. Он утверждал, что его нельзя допускать во внутренние покои, так как это опасно. В опровержение этого Сун Юй говорил:

«Красота досталась от родителей, умению вести беседу научили учителя, а увлечения женщинами никогда не бывало. В Поднебесной никто не может сравниться с красавицами из удела Чу, а в уделе Чу нет краше тех, которые живут на родине вашего покорного слуги. Из этих же прелестниц никто не может сравниться с дочерью моего восточного соседа, которой невозможно ни капельки ни прибавить, ни убавить…»

Дэн Туцзы был крупным чиновником, таким, как сегодня министры крупных министерств, вроде министра металлургической промышленности, министра угольной промышленности да ещё вот министра сельского хозяйства.

Группа обследования из Академии наук нападает на мелочи, не обращая внимания на всё остальное. Нападая на мелочи, не разбирают, что́ это — свинина или заколки для волос. У каждого человека есть недостатки, Конфуций тоже ошибался. Мне тоже приходилось видеть рукописи Ленина, в которых было множество исправлений; не будь ошибок, зачем же нужно было бы исправлять рукопись? Число столовых можно несколько увеличить, снова присмотреться к ним, испытать их год-два, оценить, и тогда можно будет провести их организацию. Могут ли развалиться народные коммуны? Сейчас не развалилось ещё ни одной, готова развалиться половина, но если даже развалится 70 процентов коммун, то 30 процентов останется. Те, которые должны развалиться, пусть разваливаются; плохо организованные обязательно развалятся. Коммунистическая партия должна работать только хорошо: хорошо организовывать коммуны, как следует вести все дела, хорошо наладить работу сельского хозяйства, промышленности, торговли, связи и транспорта, культуры и просвещения.

Со многими делами просто не управишься. Означает ли это, что партия не занимается партийными делами? Сейчас плановые органы не занимаются планами, не занимаются ими уже в течение определённого периода времени. Плановые органы — не только плановый комитет, но и различные министерства и местные организации — определённое время не занимаются общим балансом, хотя для местных организаций это может быть простительно. После 10 лет существования плановый комитет и различные центральные министерства вдруг, после совещания в Бэйдайхэ, перестали заниматься планами, а назвали лишь плановые показатели, что равносильно отказу от планирования. Говоря, что они отказались от планирования, я имею в виду их отказ от комплексного баланса, полный отказ от подсчётов, сколько нужно угля, стали, транспортных средств.

Уголь и сталь не могут сами передвигаться, для этого нужен транспорт. До этого у меня не дошли руки. Я, [Лю Шаоци] и премьер совершенно не занимались этим, да, можно сказать, и не знаем этого. Я не оправдываюсь, но и оправдываюсь в то же время, так как я не являюсь руководителем планового комитета. До августа прошлого года свои основные силы я отдавал делу революции, в строительстве был полным профаном, ничего не понимал в промышленном планировании. В своё время уже говорилось, что не нужно писать о гениальном руководстве — ничем не занимался, а ещё говорят о какой-то гениальности. Однако, товарищи, главная ответственность за 1958—1959 годы лежит на мне, и бранить следует меня. За прежнее ответственность несут другие — Чжоу Эньлай и N, а сейчас следует бранить меня, так как я действительно не занимался целой кучей дел. У зачинщика нет потомства! 9 У меня нет потомства (один сын убит, другой сошёл с ума). Кому принадлежит право выступления по вопросу о массовом производстве стали, Кэ Цинши или мне? Я говорю, что мне. Однажды, разговаривая с Цинши, я сказал о 6 миллионах тонн, Потом я беседовал со всеми вместе, и N это также показалось осуществимым. В июне я говорил о 10,7 миллиона тонн как о цели работы в дальнейшем, а в Бэйдайхэ это попало в коммюнике, и предложение N тоже показалось осуществимым. С этого времени и началась больша́я беда: 90 миллионов человек вступили в сражение понастроили множество земляных печей.

Я ознакомился со множеством дискуссий; все говорят, что ещё можно этим заниматься, что нужно повысить качество, снизить себестоимость, понизить процент содержания серы, выпускать действительно хорошую сталь, упорно бороться. Нужно только покрепче взяться — и это станет возможным. У коммунистической партии есть метод, который называют «крепко взяться». Коммунистическая партия, как и Чан Кайши, имеет только две руки, но руки коммунистической партии — это руки коммунистов, стоит им только ухватиться, и они поднимут дело.

За сталь нужно крепко взяться, как и за зерно, хлопок, масличные культуры, коноплю, шёлк, чай, сахар, лекарства, а также и за табак, фрукты, соль, второстепенные зерновые. В земледелии, лесоводстве, скотоводстве, подсобных промыслах и рыбоводстве существует 12 отраслей, за которые нужно крепко взяться, нужно добиться общего сбалансирования. Условия в различных местностях неодинаковы, поэтому не может быть единого образца для всех уездов. В провинции Хубэй есть горы Цзюгуншань и Ваньшань, заросшие бамбуком. Там захотели выращивать зерновые, бамбук вырубили, а хлеба не вырастили. В некоторых местах не растёт чай, не растёт сахарный тростник, там нужно делать то, что следует, исходя из местных условий. Разве в Советском Союзе не бывало, что в мусульманских районах разводили свиней? Как же так можно?

По промышленному планированию написана одна статья, написана неплохо. Что же касается того, что партия не занимается партийными делами, то плановые органы не занимаются планированием, не составляют общего баланса. Что же они делают? Совершенно не беспокоятся, премьер беспокоится, а они нет. Плохо работает тот, у кого нет волнения, одухотворённости, энтузиазма. Некоторые критикуют товарища Ли Фучуня из планового комитета за то, что он «вот-вот двинется вперёд, но топчется на месте, вот-вот заговорит, но не решается сказать». Но не нужно также и походить на Ли Куя 10, чересчур волноваться тоже не годится. Действительно хорош огромный ленинский энтузиазм, который массы очень одобряют. Если человек вот-вот заговорит, но не решается сказать, то не иначе как он над чем-то раздумывает. В первой половине месяца раздумий было очень много, а сейчас их ещё прибавилось.

То, что высказывается в выступлениях, фиксируется в протоколе, фиксируется и то, что говорится в качестве доказательства. Если у вас есть что сказать, высказывайтесь. Вы покрепче возьмитесь и поправьте меня, не бойтесь попасть в затруднительное положение. На совещании в Чэнду говорилось, что не нужно бояться попасть в тюрьму, не нужно бояться даже потерять голову, не нужно бояться исключения из партии. Если коммунист, кадровый работник высшей категории, так долго раздумывает, боится, что, выступив не надлежащим образом, подвергнется наказанию, то это называется «мудрец сторонится зла»! Болезнь входит через рот, зло выходит изо рта. Сегодня я буду причинять зло, и две категории людей будут недовольны мной: одна — это те, до которых нельзя дотронуться, другая — те, относительно курса которых имеются кое-какие возражения. Если вы не согласны, то сразу критикуйте; по-моему, неправильно говорить, что председателя нельзя критиковать. Фактически критикуют все наперебой, только не называя имён. Именно критикой являются мнения цзянсийской партийной школы и школы средних партийных кадров о том, что у погребальной куклы не будет потомства. Кстати, о 10,7 миллиона тонн стали. Эта цифра была предложена мной, мной была проявлена решимость, в результате чего 90 миллионов человек вступили в сражение, затрата n юаней принесла «больше ущерба, чем пользы» 11.

Теперь: о народных коммунах. Я не претендую на право автора идеи создания народных коммун, я только внёс предложение о них. В решении совещания в Бэйдайхэ записано моё предложение. В то время Чаяшаньский устав был словно драгоценная находка. Когда я был в Шаньдуне, один корреспондент спросил меня: «Народные коммуны — это хорошо?» Я сказал: «Хорошо», а он сразу же поместил это в газету, в чём также проявилась некоторая мелкобуржуазная горячность. Потом корреспондент должен был уехать.

Я виновен в двух преступлениях: первое — призывал к массовой выплавке 10,7 миллиона тонн стали. Если вы одобряли это, тоже можете разделить со мной часть вины, но стал зачинщиком 12 всё-таки я, никуда не денешься, главную ответственность несу я. Весь мир выступает против народных коммун, Советский Союз тоже против. А ещё вы должны разделить часть ответственности за то мнимое и действительное, что есть в генеральной линии, и рассматривать её, исходя из практических действий в промышленности и сельском хозяйстве.

Что же касается некоторых остальных обвинений, то по ним другие тоже должны взять на себя часть ответственности. Вы выдвинули тоже довольно много обвинений, но, увидев, что они не попали в цель, вдруг сообразили, что поступали неосторожно, что обобществление имущества пошло чересчур уж быстро. Записи того, что было высказано в Хэнани, Цзянсу, Чжэцзяне, поступили очень быстро. Говорить неосторожно — невелико искусство, нужно быть осторожнее. Хорошо ещё, что крепкое здоровье позволяет нести бремя ответственности. Это лучше, чем какая-то скорбь и безутешность. Но выдвижение обвинений по важным вопросам требует осторожности. Кое-кто также выдвинул три крупных обвинения: по народным коммунам, выплавке стали и генеральной линии 13. N говорит: «Он лезет напролом». Я действительно иду напролом, как Чжан Фэй, но я умею и лавировать. Я говорю, что в народных коммунах существует система коллективной собственности, что для процесса перехода от системы коллективной собственности к системе коммунистической, общенародной собственности период двух пятилеток слишком короток, возможно, потребуется 20 пятилеток.

Говорят, что мы спешим. Маркс тоже допускал немало ошибок, он со дня на день ожидал свершения революции в Европе, а её всё не было и не было, вплоть до его смерти она так и не произошла. Она произошла только тогда, когда настала ленинская эпоха. Разве это не говорит о его нетерпеливости? Мелкобуржуазной горячности?

N. Ленин тоже говорил, что ситуация для мировой революции назрела, но революция так и не совершилась.

Мао Цзэдун. Маркс сначала был против Парижской коммуны, а Зиновьев выступал против Октябрьской революции, впоследствии Зиновьев был казнён. Так, может, и Маркса следовало казнить? Когда была создана Парижская коммуна, он всё ещё солидаризировался с той оценкой, которая предполагала поражение, считая, что, если эта первая диктатура пролетариата просуществует три месяца, и то хорошо. Если говорить языком хозрасчёта, то здесь нельзя провести точного разграничения. У нас тоже была Кантонская коммуна, а великая революция потерпела поражение. Может ли наша нынешняя работа потерпеть поражение подобно тому, как это было в 1927 году? Или подобно тому, как во время Великого похода в 25 тысяч ли мы потеряли большую часть опорных баз, а от советских районов осталась десятая часть? Так сказать нельзя. Сейчас мы потерпели поражение или нет? Участники совещания говорят, что есть достижения и нет полного поражения. Может быть, по большей части потерпели поражение? Нет, мы потерпели только частичное поражение, раздули поветрие коммунизма, что послужило уроком для народа всей страны.

«Экономические проблемы социализма» Сталина в Чжэнчжоу мы обсуждали дважды, то есть коллективно занимались учёбой. Теперь нужно глубоко изучить, иначе дело не будет развиваться, не сможет укрепиться.

Если говорить об ответственности, то некоторую ответственность несут N и N. Некоторую ответственность несёт N из министерства сельского хозяйства, но главная ответственность лежит на мне. Уважаемый Кэ, ты несёшь ответственность за своё изобретение?

Кэ Цинши. Да.

Мао Цзэдун. По сравнению с моей она не легче ли? У тебя там идеологические вопросы, а у меня — 10,7 миллиона тонн стали, участие в битве 90 миллионов человек, раз навлёк эту беду — сам и неси ответственность. Товарищи, все должны проанализировать собственную ответственность. Ведь когда освободишь кишечник, живот сразу успокоится.

Примечания:

  1. У Чжихуэй (1865—1953) — китайский лингвист и философ; сторонник Чан Кайши, бежавший всесте с ним на Тайвань. Сунь Кэ (1891—1973) — сын Сунь Ятсена; возглавлял левое крыло Гоминьдана, выступая посредником при сотрудничестве с коммунистами. В 1952—1965 гг. жил в США, потом вернулся на Тайвань.— Маоизм.ру.
  2. Отсылка к паломничеству Сюаньцзана за буддийскими канонами в Индию.— Маоизм.ру.
  3. Имеется в виду Линь Бяо.— Маоизм.ру.
  4. Имеется в виду Чжу Дэ.— Прим. ред.
  5. Лидер группы повстанцев в сунском Китае, персонаж романа «Речные заводи».— Маоизм.ру.
  6. В советском переводе: «тухао и джентри».— Маоизм.ру.
  7. Кэ Цинши.— Прим. ред.
  8. Сун Юй — древний китайский поэт, Дэн Туцзы — персонаж его поэмы.— Маоизм.ру.
  9. Советский перевод ошибочен: «У погребальной куклы нет потомства». Правда, погребальные куклы имеют отношение к делу: в этой поговорке под зачинщиком имеется в виду тот, что первый придумал делать погребальных кукол. Конфуций осуждал этот обычай по той причине, что он символизирует более ранний обычай человеческого жертвоприношения.— Маоизм.ру.
  10. Персонаж романа «Речные заводи».— Маоизм.ру.
  11. Выражение из письма Пэн Дэхуая к Мао Цзэдуну от 14 июля 1959 года.— Прим. ред.
  12. См. примечание выше.— Маоизм.ру.
  13. Намёк на письмо Пэн Дэхуая к Мао Цзэдуну от 14 июля 1959 года.— Прим. ред.

Добавить комментарий