Мао Цзэдун. Революция и строительство в Китае.— М.: Палея — Мишин, 2000.— сс. 270—285.

05.03.1949

Доклад на втором пленуме Центрального комитета Коммунистической партии Китая седьмого созыва

Кто опубликовал: | 17.06.2015

Выступление Мао Цзэдуна, видимо, 5 марта 1949 г.Второй пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Китая седьмого созыва проходил с 5 по 13 марта 1949 года в деревне Сибайпо, уезда Пиншань, провинции Хэбэй. В работе пленума приняли участие 34 члена ЦК и 19 кандидатов в члены ЦК. Пленум состоялся накануне победы китайской народной революции во всей стране и имел исключительно важное значение. В докладе пленуму Мао Цзэдун выдвинул целый ряд установок, обеспечивших быстрое достижение и организацию победы революции в общенациональном масштабе. С наступлением этой победы, пояснил он, центр тяжести партийной работы необходимо перенести из деревни в город, притом главным звеном городской работы должна быть производственно-созидательная деятельность. Наметив основную политику партии в политической, экономической и дипломатической областях на период после завоевания победы во всей стране, он сделал особый упор на анализ экономических укладов, существовавших в то время в Китае, и правильной политики, которую должна была проводить партия, указал направление развития Китая — превращение страны из аграрной в индустриальную и переход от новодемократического общества к социалистическому. Мао Цзэдун дал прогноз нового положения в сфере классовой борьбы внутри и вне страны после победы народно-демократической революции в Китае и своевременно предупредил, что буржуазные «снаряды в сахарной оболочке» станут главной опасностью для пролетариата. Доклад Мао Цзэдуна и его работа «О демократической диктатуре народа», написанная в июне 1949 года, легли в основу политических установок «Общей программы», которая была принята на пленарном заседании Народного политического консультативного совета Китая первого созыва и играла роль временной конституции в первые годы после образования нового Китая. Второй пленум Центрального Комитета партии седьмого созыва принял резолюцию, в основу которой лёг доклад Мао Цзэдуна. После пленума ЦК КПК переехал из Сибайпо в Бэйпин.

В результате Ляошэньской, Хуайхайской и Пинцзиньской операций 1 главные силы гоминьдановской армии уже уничтожены. В действующей армии гоминьдана остался всего один миллион с лишним человек, и эти войска разбросаны на обширной территории от Синьцзяна до Тайваня и на очень растянутом фронте. Для того чтобы покончить с этими гоминьдановскими войсками, будут применяться только три способа: тяньцзиньский, бэйпинский и суйюаньский. Покончить с противником посредством боя, как было сделано в Тяньцзине,— вот на что мы по-прежнему должны в первую очередь обратить наше внимание и к чему мы должны готовиться. Все командиры и бойцы Народно-освободительной армии ни в коем случае не должны допускать ни малейшего ослабления своей боевой воли; всякого рода взгляды, ведущие к ослаблению боевой воли или выражающиеся в недооценке врага, являются ошибочными. Возросла возможность разрешения вопроса бэйпинским способом, то есть возможность принудить войска противника пойти на мирное разрешение вопроса, быстро и полностью реорганизовать их в части Народно-освободительной армии согласно её системе. В смысле быстрой ликвидации остатков контрреволюции и быстрого искоренения её политического влияния разрешение вопроса таким путём несколько уступает разрешению вопроса путём войны. Однако после уничтожения главных сил неприятельской армии появление бэйпинского способа разрешения вопроса закономерно и неизбежно. Кроме того, такой путь выгоден для нашей армии и народа, ибо он позволяет избежать жертв и разрушений.

Отсюда следует, что руководящие товарищи всех полевых армий должны уделять внимание и научиться такому способу борьбы. Но этот способ есть один из способов борьбы, способ бескровной борьбы, и вовсе не следует думать, что можно обойтись без борьбы. Суйюаньский способ состоит в том, что мы преднамеренно сохраняем часть гоминьдановских войск нетронутой полностью или в основном, то есть в отношении этой части войск делаем временные уступки, которые помогают добиться того, чтобы в политическом отношении эта часть войск стояла на нашей стороне или сохраняла нейтралитет. Таким образом мы можем, сосредоточив свои силы, сначала покончить с главной частью оставшихся сил гоминьдана, а затем, по истечении определённого времени (например, через несколько месяцев, полгода или год), реорганизовать эту часть гоминьдановских войск в части Народно-освободительной армии согласно её системе 2. Это другой способ борьбы. При таком способе борьбы остатки контрреволюции и её политическое влияние сохраняются в сравнительно большей степени и сравнительно дольше, чем при бэйпинском способе. Однако не может быть никакого сомнения в том, что эти остатки контрреволюции и её политическое влияние в конечном счёте будут искоренены. Ни в коем случае нельзя думать, что контрреволюционные силы станут революционными, как только они подчинятся нам, и что их контрреволюционная идеология и контрреволюционные замыслы тотчас же перестанут существовать. Ничего подобного. Многие из контрреволюционеров будут перевоспитаны, часть из них будет отсеяна, а некоторые, упорствующие контрреволюционеры будут подавлены.

Народно-освободительная армия всегда была и будет боевым отрядом. Даже после победы во всей стране она будет оставаться боевым отрядом в течение целого исторического периода, до тех пор пока в стране не будут уничтожены классы, а в мире будет существовать империалистическая система. Тут не должно быть никаких недоразумений и колебаний. Народно-освободительная армия является также и рабочим отрядом. Это в особенности относится к тем южным районам страны, где вопрос будет решаться бэйпинским или суйюаньским способом. По мере постепенного сокращения боевых действий роль армии как рабочего отряда будет возрастать. Возможно, что пройдёт не так много времени, и Народно-освободительную армию надо будет полностью превратить в рабочий отряд. И такую ситуацию мы должны предвидеть. Для тех обширнейших новых районов, которые будут заняты нами в недалёком будущем, 53 тысяч кадровых работников, готовых сейчас направиться на юг вместе с армией, далеко не достаточно. Мы должны готовиться к тому, чтобы полностью превратить в рабочие отряды наши полевые армии численностью в 2100 тысяч человек. Тогда кадров будет достаточно и можно будет развернуть работу в обширных районах. Мы должны рассматривать полевые армии численностью в 2100 тысяч человек как гигантскую школу кадров.

С 1927 года до настоящего времени центр тяжести нашей работы находился в деревне, там мы накапливали силы, окружали города деревнями и затем брали города. Период, когда применялся такой способ работы, уже закончился. Теперь начался период «из города в деревню», период руководства деревней со стороны города. Центр тяжести работы партии переместился из деревни в город. В южных районах Народно-освободительная армия будет сначала занимать города, а затем деревни. Необходимо уделять внимание и городу и деревне, тесно увязывать работу в городе с работой в деревне, устанавливать тесную смыслу между рабочими и крестьянами, между промышленностью и сельским хозяйством. Ни в коем случае нельзя игнорировать деревню и уделять внимание лишь городу; такой подход был бы совершенно ошибочен. Однако центр тяжести работы партии и армии должен быть в городе. Следует приложить огромнейшие усилия, чтобы научиться управлению и строительству города. Нужно научиться вести в городе политическую, экономическую и культурную борьбу против империалистов, гоминьдана и буржуазии, а также дипломатическую борьбу против империалистов. Нужно научиться вести против них как открытую, так и скрытую борьбу. Если мы не будем уделять внимание таким вопросам, не научимся вести против них такую борьбу и одерживать в ней победы, то мы не сможем удержать власть, не устоим на ногах и потерпим поражение. После уничтожения врагов с оружием в руках всё ещё останутся враги без оружия в руках, они непременно будут вести против нас отчаянную борьбу, и их ни в коем случае нельзя недооценивать. И если бы мы теперь не ставили и не понимали вопроса именно так, то допустили бы величайшую ошибку.

На кого нам опираться в борьбе в городе? Некоторые товарищи с путаницей в голове считают, что надо опираться не на рабочий класс, а на бедноту. Другие же товарищи с ещё большей путаницей в голове считают, что надо опираться на буржуазию. Что касается направления развития промышленности, то некоторые товарищи-путаники считают, что следует главным образом содействовать развитию не государственных, а частных предприятий; или, наоборот, считают, что достаточно уделять внимание лишь государственным предприятиям, а частные предприятия не имеют значения. Мы должны подвергнуть критике такого рода путаные взгляды. Мы должны целиком и полностью опираться на рабочий класс, сплачивать остальную массу трудящихся, завоёвывать на нашу сторону интеллигенцию, завоёвывать как можно больше людей из национальной буржуазии и её представителей, которые могут с нами сотрудничать, или добиваться сохранения ими нейтралитета, с тем чтобы вести решительную борьбу против империалистов, гоминьдана и бюрократической буржуазии и постепенно одолеть этих врагов. Наряду с этим мы должны немедленно приступить к делу строительства, шаг за шагом научиться управлять городом, должны восстанавливать и развивать производство в городе. Относительно восстановления и развития производства нужно установить: на первом месте должно быть производство государственной промышленности, на втором — частной промышленности, на третьем — кустарной промышленности. С первого же дня взятия нами в свои руки управления каким-либо городом мы должны держать в поле зрения восстановление и развитие производства в этом городе. Нельзя слепо хвататься за что попало и упускать из виду центральную задачу. Иначе, спустя много месяцев после занятия города, производство не сможет войти в колею и, более того, производство на многих промышленных предприятиях остановится; а это, в свою очередь, вызовет безработицу, снижение жизненного уровня рабочих и их недовольство Коммунистической партией. Такое положение совершенно недопустимо. В связи с этим наши товарищи должны приложить максимум усилий к тому, чтобы овладеть технологией производства и методами управления производством, должны осваивать работу в таких тесно связанных с производством областях, как торговля, банковое дело и другие. Народная власть укрепится только тогда, когда будет восстановлено и получит развитие производство в городе, когда город-потребитель превратится в город-производитель. Что касается других видов работы в городе, например, организационные работы партии, работы органов власти, профсоюзов и других массовых организаций, работы в области культуры и просвещения, работы по искоренению контрреволюции, работы телеграфного агентства, газет и радиовещательных станций, то все эти виды работы подчинены интересам центральной задачи — производству, и служат ей. Если мы окажемся невеждами в производственной работе, не сумеем быстро освоить её, не сумеем как можно быстрее восстановить и развить производство и добиться реальных успехов, чтобы улучшить прежде всего жизнь рабочих, а также жизнь населения вообще, то мы не сможем удержать власть, не сможем устоять на ногах и потерпим поражение.

Обстановка на юге страны отличается от обстановки на севере, следовательно, задачи партийной работы также должны быть различными. В настоящее время юг страны всё ещё представляет собой районы, находящиеся под господством гоминьдана. Задачи партии и Народно-освободительной армии в этих районах заключаются в том, чтобы в городе и деревне ликвидировать реакционные гоминьдановские вооружённые силы, создать партийные организации и органы власти, поднять массы, создать профсоюзы крестьянские союзы и другие массовые организации, создать народные вооружённые силы, искоренить остатки сил гоминьдана, восстановить и развить производство. В деревне задачи заключаются прежде всего в последовательном развёртывании борьбы по искоренению бандитизма и борьбы против местных деспотов, то есть тех помещиков, в руках которых находится власть на местах, и в завершении подготовки к снижению арендной платы и ссудного процента, чтобы примерно через год или два после вступления Народно-освободительной армии в пределы данного района можно было бы выполнить там задачу снижения арендной платы и ссудного процента и тем самым создать предпосылки для распределения земли. Наряду с этим необходимо использовать все возможности, чтобы сохранить имеющийся уровень сельскохозяйственного производства и не допустить его снижения. На севере же страны, за исключением незначительного числа новых освобождённых районов, положение совершенно иное. Здесь уже свергнуто господство гоминьдана, установлено господство народа и коренным образом разрешён аграрный вопрос. Здесь центральная задача партии состоит в мобилизации всех сил на восстановление и развитие производства, что является центром тяжести всей работы. Вместе с тем необходимо восстанавливать и развивать дело культуры и просвещения, искоренять остатки реакционных сил, укреплять весь север страны, поддерживать Народно-освободительную армию.

Мы ведём широкое экономическое строительство. Экономическая политика партии уже осуществляется на практике и приносит заметные успехи. Однако в вопросе о том, почему надо проводить такую, а не иную экономическую политику, в этом вопросе теоретического и принципиального характера имеется много путаных взглядов внутри партии. Как же ответить на этот вопрос? Мы считаем, что следует ответить так. До войны Сопротивления японским захватчикам удельный вес промышленности и сельского хозяйства в народном хозяйстве Китая, говоря о стране в целом, примерно составлял: современной промышленности — около 10 процентов, а сельского хозяйства и кустарной промышленности — около 90 процентов. Это есть результат угнетения Китая империализмом и феодализмом, это есть выражение полуколониального и полуфеодального характера общества старого Китая в экономике, это есть также основной исходный пункт при подходе ко всем вопросам как в период китайской революции, так и в течение довольно длительного периода после победы революции. Отсюда вытекает целый ряд проблем стратегии, тактики и политики нашей партии. Добиться более ясного понимания этих проблем и разрешить их — важная задача нашей партии в настоящее время.

  1. В Китае уже имеется современная промышленность, удельный вес которой в экономике страны составляет приблизительно 10 процентов. Это прогрессивная часть экономики, в этом отличие от старых времён. Благодаря этому в Китае появились новые классы и новые партии — пролетариат и буржуазия, партия пролетариата и партии буржуазии. Подвергаясь гнёту со стороны различных врагов, пролетариат и его партия получили закалку и приобрели право руководить китайской народной революцией. Кто упускает из виду это обстоятельство или пренебрегает им, тот допустит правооппортунистические ошибки.

  2. В Китае есть также состоящие из раздробленных, единоличных хозяйств сельское хозяйство и кустарная промышленность, удельный вес которых в экономике страны составляет примерно 90 процентов. Это отсталая часть экономики, в этом нет большого отличия от старых времён — примерно 90 процентов нашей экономической жизни остаётся на уровне старых времен. Существовавшая со старых времен феодальная система землевладения теперь уже отменена или вскоре будет отменена нами. В этом отношении наша экономика уже отличается или вскоре будет отличаться от экономики старых времен, мы получили или вскоре получим возможность постепенно развивать наше сельское хозяйство и кустарную промышленность в направлении модернизации. Однако сегодня и в течение довольно длительного периода в будущем наше сельское хозяйство и кустарная промышленность, если иметь в виду их основную форму, всё ещё состоят и будут состоять из раздробленных и единоличных хозяйств, то есть являются и будут являться примерно такими же, какими они были в старые времена. Кто упускает из виду это обстоятельство или пренебрегает им, тот допустит «лево»-оппортунистические ошибки.

  3. Современная промышленность Китая, хотя и даёт всего лишь примерно 10 процентов валовой продукции народного хозяйства, тем не менее отличается высокой степенью концентрации, причём самая крупная и самая главная часть капитала сосредоточена в руках империалистов и их прихвостней — бюрократической буржуазии Китая. В результате конфискации этой части капитала и перехода её в собственность руководимой пролетариатом народной республики, последняя овладеет командными высотами в экономике страны, а государственный сектор станет ведущим сектором всего народного хозяйства. Этот сектор экономики носит социалистический, а не капиталистический характер. Кто упускает из виду это обстоятельство или пренебрегает им, тот допустит правооппортунистические ошибки.

  4. В Китае частнокапиталистический сектор занимает второе место в современной промышленности и является силой, которой нельзя пренебрегать. Национальная буржуазия Китая и её представители, в связи с тем, что они подвергаются гнёту или ограничениям со стороны империализма, феодализма и бюрократического капитализма, зачастую принимают участие или сохраняют нейтралитет в народно-демократической революционной борьбе. В силу всего этого, а также в силу того, что экономика Китая сейчас всё ещё является отсталой, в течение довольно длительного периода времени после победы революции всё ещё необходимо будет по возможности использовать в интересах развития народного хозяйства активность частнохозяйственного капитализма в городе и деревне. В течение этого периода следует допускать существование и развитие всех тех элементов капиталистического сектора в городе и деревне, которые не причиняют вреда, а приносят пользу народному хозяйству. Это не только неизбежно, но и экономически необходимо. Однако в Китае капитализм будет существовать и развиваться не так, как в капиталистических странах, где он ничем не ограничен и ничем не обуздан. Он будет ограничен в сфере деятельности, будет ограничен с помощью налоговой политики, рыночных цен и условий труда. В отношении капитализма мы должны проводить в разных областях политику ограничения, соблюдая при этом меру и проявляя гибкость, исходя из конкретной обстановки в каждом месте, в каждой отрасли и в каждый период времени. Лозунг Сунь Ятсена о сдерживании капитала мы также должны использовать, он ещё применим. Однако в интересах всего народного хозяйства, во имя настоящих и будущих интересов рабочего класса и трудового народа ни в коем случае нельзя делать чрезмерно большие и чрезмерно жёсткие ограничения частнокапиталистического сектора экономики, необходимо оставить ему возможность существовать и развиваться в рамках экономической политики и хозяйственного плана народной республики. Осуществление политики ограничения частнохозяйственного капитализма неизбежно встретит различное по силе и форме сопротивление со стороны буржуазии, в особенности со стороны крупных частных предпринимателей, то есть крупных капиталистов. Ограничение и сопротивление ограничению будут представлять собой главную форму классовой борьбы внутри новодемократического государства. Если считать, что нам сейчас не следует ограничивать капитализм и что можно отбросить лозунг «сдерживание капитала», то это будет совершенно ошибочным, это и есть правооппортунистический взгляд. И наоборот, если считать, что необходимо делать чрезмерно большие и чрезмерно жёсткие ограничения частного капитала, или же считать, что вообще можно быстро ликвидировать частный капитал, то это также является совершенно ошибочным, это и есть «лево»-оппортунистический, или авантюристический, взгляд.

  5. Что касается сельского хозяйства и кустарной промышленности, которые дают 90 процентов валовой продукции народного хозяйства, но состоят из раздробленных, единоличных хозяйств, то их можно и нужно осторожно, постепенно, но вместе с тем активно развивать в сторону модернизации и коллективизации. Такой взгляд, что можно пустить их на самотёк, является ошибочным. Необходимо организовывать производственные, потребительские и кредитные кооперативы, а также их центральные, провинциальные, городские уездные и районные руководящие органы. Такие кооперативы являются коллективными хозяйственными организациями трудящихся масс, основанными на частной собственности и находящимися в ведении руководимой пролетариатом государственной власти. Ввиду культурной отсталости китайского народа и отсутствия у него традиций кооперации, возможно, мы встретимся с трудностями, однако кооперативы можно и нужно организовывать, их нужно внедрять и развивать. С одним государственным сектором, без кооперативного сектора, мы не сможем повести сектор единоличных хозяйств трудящихся по пути постепенного перехода к коллективизации, не сможем перейти от новодемократического общества к грядущему социалистическому обществу, не сможем укрепить гегемонию пролетариата в государственной власти. Кто упускает из виду это обстоятельство или пренебрегает им, тот также допустит величайшие ошибки. Государственный сектор экономики, носящий социалистический характер, кооперативный сектор, носящий полусоциалистический характер, плюс частнокапиталистический сектор, сектор единоличных хозяйств и государственно-капиталистический сектор, основанный на сотрудничестве государства с частными лицами,— таковы основные экономические уклады в народной республике, которые и составят структуру экономики при новой демократии.

  6. Восстановление и развитие народного хозяйства в народной республике невозможно без политики контроля над внешней торговлей. С ликвидацией в Китае империализма, феодализма, бюрократического капитализма и гоминьдановского господства (последнее является концентрированным выражением империализма, феодализма и бюрократического капитализма) ещё не будет разрешён вопрос о создании самостоятельной целостной промышленной системы. Этот вопрос можно будет считать окончательно разрешённым лишь тогда, когда экономика получит широкое развитие, когда страна превратится из отсталой, аграрной в передовую, индустриальную. А достичь этой цели без контроля над внешней торговлей невозможно. После победы китайской революции во всей стране и разрешения аграрного вопроса перед Китаем всё ещё будут стоять два основных противоречия. Первое — внутреннее противоречие, то есть противоречие между рабочим классом и буржуазией. Второе — внешнее противоречие, то есть противоречие между Китаем и империалистическими странами. По этой причине после победы народно-демократической революции государственную власть в народной республике, руководимой рабочим классом, нельзя ослаблять, её необходимо усиливать. Сдерживание капитала в стране и контроль над внешней торговлей — таковы две основные политические установки этого государства в экономической борьбе. Кто упускает из виду это обстоятельство или пренебрегает им, тот допустит величайшие ошибки.

  7. Экономическое наследие в Китае является отсталым, но благодаря тому, что китайский народ смел и трудолюбив, благодаря победе китайской народной революции и образованию народной республики, наличию руководства Коммунистической партии Китая, а также помощи рабочего класса всех стран, главным образом помощи Советского Союза, темпы экономического строительства в Китае будут не очень медленными, а, возможно, довольно быстрыми, и расцвет Китая не за горами. Для пессимистических взглядов на экономическое возрождение Китая нет никаких оснований.

Старый Китай был полуколониальной страной, где царило засилье империалистов. Последовательно антиимпериалистическая по своему характеру народно-демократическая революция в Китае вызвала у империалистов жгучую ненависть к этой революции, и они из кожи лезут вон, чтобы помочь гоминьдану. Это ещё более усилило гнев китайского народа в отношении империалистов и привело к утрате ими последних остатков своего престижа среди китайского народа. К тому же после второй мировой войны вся империалистическая система значительно ослабла, а силы мирового антиимпериалистического фронта во главе с Советским Союзом небывало возросли. Все эти обстоятельства позволяют нам и обязывают нас взять курс на последовательную и окончательную ликвидацию засилья империалистов в Китае. Это засилье империалистов проявляется в области политики, экономики, культуры. В каждом городе и в каждом районе, где уничтожаются гоминьдановские войска и свергаются гоминьдановские органы власти, ликвидируется вместе с тем и засилье империалистов в области политики, а также и их засилье в области экономики и культуры. Однако там остаются непосредственно эксплуатируемые империалистами хозяйственные предприятия и культурные учреждения, остаются признанные гоминьданом дипломатический персонал и корреспонденты. Такого рода вопросы мы должны разрешать надлежащим образом и в зависимости от срочности. Непризнание законного положения каких бы то ни было иностранных дипломатических органов и дипломатического персонала гоминьдановского периода, непризнание всех предательских договоров гоминьдановского периода, ликвидация всех органов пропаганды, учреждённых империалистами в Китае, немедленное установление контроля над внешней торговлей, реформа таможенной системы — таковы шаги, которые мы должны прежде всего предпринять после вступления в крупные города. Осуществив всё это, китайский народ встанет во весь свой рост перед империализмом. Что касается оставшихся хозяйственных предприятий и культурных учреждений империалистов, то можно временно допустить их существование под нашим надзором и контролем, а разрешение вопроса о них отложить до нашей победы во всей стране. Законные интересы рядовых иностранцев, проживающих в Китае, будут охраняться от посягательств. Что же касается признания империалистами нашего государства, то с разрешением этого вопроса не только не следует спешить в настоящее время, но и не будет необходимости спешить с этим даже в течение определённого периода после победы во всей стране. Мы готовы на принципе равенства установить дипломатические отношения со всеми государствами. Однако империалисты, которые всегда враждебно относились и относятся к китайскому народу, отнюдь не скоро станут относиться к нам как к равным. До тех пор пока империалистические государства не изменят своего враждебного отношения к нам, мы не предоставим им законного статуса в Китае. Что же касается торговли с иностранцами, то это не проблема: если есть возможность торговать, то надо торговать, к тому же торговля уже начата, и между коммерсантами некоторых капиталистических стран идёт конкуренция. Мы должны использовать все возможности, чтобы торговать в первую очередь со странами социализма и народной демократии, но в то же время нужно торговать также и с капиталистическими странами.

Уже созрели все условия для созыва Политического консультативного совета и создания демократического коалиционного правительства. Все демократические партии, народные организации и беспартийные демократические деятели стоят на нашей стороне. Буржуазия Шанхая и бассейна реки Янцзы старается установить с нами контакт. Уже наладились судоходство и почтовая связь между югом и севером страны. Расползающийся по всем швам гоминьдан уже оторвался от всех слоёв народа. Мы готовимся к переговорам с реакционным нанкинским правительством 3. Со стороны реакционного нанкинского правительства силами, побуждающими его вести переговоры, являются гуансийская клика милитаристов и сторонники мирных переговоров в гоминьдане, а также шанхайская буржуазия. Их цель — обеспечить себе место в коалиционном правительстве, сохранить как можно больше своих войск, отстоять интересы буржуазии Шанхая и юга страны и постараться придать революции умеренную окраску. Эти люди признают наши восемь условий 4 в качестве основы для переговоров, но тем не менее они хотят ещё поторговаться, чтобы не понести слишком большого убытка. Чан Кайши же и его твердолобые приспешники пытаются сорвать переговоры. У Чан Кайши есть ещё 60 дивизий, они находятся в районах к югу от реки Янцзы в её низовье и продолжают готовиться к военным действиям. Наш курс — не отказываться от переговоров, требовать от противной стороны полного признания восьми условий, не позволять ей торговаться. Взамен мы обещаем: не наносить ударов по войскам гуансийской клики и других сторонников мирных переговоров в гоминьдане; не реорганизовывать эти войска в течение примерно года; допустить часть лиц из нанкинского правительства к участию в Политическом консультативном совете и коалиционном правительстве; взять под защиту некоторые интересы буржуазии Шанхая и юга страны. Переговоры будут носить всеобщий характер. Если они увенчаются успехом, то это устранит значительную часть препятствий для продвижения нашей армии на юг и занятия крупных городов на юге, что весьма выгодно для нас. Если же они не увенчаются успехом, то по мере продвижения нашей армии вперёд будут вестись сепаратные, локальные переговоры. Всеобщие переговоры намечаются на третью декаду марта. Мы надеемся занять Нанкин в апреле или в мае, затем созвать в Бэйпине Политический консультативный совет, создать коалиционное правительство и провозгласить Бэйпин столицей. Поскольку мы согласились вести переговоры, мы должны быть готовы к тому, что после их успешного завершения появится много хлопотливых дел, должны быть готовы к тому, чтобы с трезвой головой противодействовать политике противной стороны, которая прибегнет к приёму Сунь Укуна, проникшего в чрево Царевны с Железным веером и проделывавшего там дьявольские выкрутасы. Если только мы будем полностью морально подготовленными, то сможем победить любого Сунь Укуна с его дьявольскими выкрутасами. Мы должны готовиться именно так, независимо от того, будут мирные переговоры всеобщими или местными. Мы не должны отказываться от этих переговоров из-за боязни хлопот и стремления к спокойной жизни. Вместе с тем мы не должны идти на переговоры, не разобравшись что к чему. У нас должна быть твёрдая принципиальность; соблюдая эту принципиальность, мы должны проявлять всю допустимую и необходимую гибкость.

Демократическая диктатура народа, руководимая пролетариатом и основанная на союзе рабочих и крестьян, требует того, чтобы наша партия по-настоящему сплачивала руководящую и основные силы этой диктатуры — весь рабочий класс, всё крестьянство и широкие массы революционной интеллигенции. Без такого сплочения эта диктатура не может быть упрочена. Вместе с тем она требует также того, чтобы наша партия сплотила из среды городской мелкой буржуазии и национальной буржуазии как можно больше их представителей, интеллигентов и политических групп, которые могут сотрудничать с нами, чтобы в период революции изолировать контрреволюционные силы и окончательно ликвидировать контрреволюционные и империалистические силы внутри страны, а после победы революции быстро восстановить и развить производство, противодействовать иностранным империалистам, уверенно, постепенно превратить Китай из аграрной страны в индустриальную и построить великое социалистическое государство. Поэтому политика длительного сотрудничества нашей партии с демократическими деятелями, находящимися вне её рядов, должна утвердиться как в сознании всех членов партии, так и в их практической работе. Мы должны рассматривать большинство демократических деятелей, находящихся вне рядов нашей партии, как свои кадры, искренне и откровенно обсуждать и разрешать с ними те вопросы, которые необходимо обсудить и разрешить, предоставлять им работу, обеспечивать им права, соответствующие должности, и помогать им добиваться успехов в работе. Необходимо, исходя из стремления к сплочению, вести серьёзную, надлежащую критику или борьбу с их ошибками и недостатками, чтобы достичь цели сплочения с ними. Было бы неправильным допускать приспособленчество в отношении их ошибок или недостатков. Было бы также неправильным допускать сектантскую замкнутость или отделываться внешней корректностью. В каждом крупном и среднем городе, в каждом районе стратегического значения и в каждой провинции необходимо подготовить группу находящихся вне рядов нашей партии демократических деятелей, которые пользуются авторитетом и могут сотрудничать с нами. Неправильное отношение к находящимся вне рядов нашей партии демократическим деятелям, которое сложилось в нашей партии в результате стиля сектантской замкнутости, имевшего место в период Аграрной революционной войны, не было полностью изжито во время войны Сопротивления японским захватчикам и вновь наблюдалось во время подъема аграрной реформы в опорных базах в 1947 году. Такое отношение привело бы лишь к тому, что наша партия оказалась бы в изолированном положении, демократическая диктатура народа не смогла бы укрепиться, а враг приобрел бы союзников. Теперь, когда в Китае вскоре будет впервые созван под руководством нашей партии Политический консультативный совет, будет создано демократическое коалиционное правительство и революция одержит победу во всей стране, во всей партии должна быть проведена серьёзная проверка и достигнуто правильное понимание этого вопроса. Необходимо бороться как против правого уклона — приспособленчества, так и против «левого» уклона — сектантской замкнутости и внешней корректности, необходимо занять совершенно правильную позицию.

Скоро мы одержим победу во всей стране. Эта победа приведёт к прорыву фронта империализма на Востоке и будет иметь великое международное значение. Завоевание этой победы уже не требует длительного времени и больших усилий, закрепление же этой победы потребует и того и другого. Буржуазия сомневается в наших способностях вести строительство. Империалисты полагают, что рано или поздно мы обратимся к ним за подачкой, без неё, мол, мы не сможем существовать. В связи с победой возможны появление и рост внутри партии склонности к зазнайству, кичливости заслугами, прекращению движения вперёд, погоне за удовольствиями и нежеланию более переносить трудности и лишения в жизни. В связи с победой народ будет благодарить нас, буржуазия же будет льстить нам. Враг не может покорить нас силой оружия, и это уже доказано. Однако своей лестью буржуазия может покорить слабовольных из наших рядов. Возможно, среди коммунистов найдутся и такие, которые, хотя и не покорились врагу с оружием в руках и были достойны звания героя перед лицом такого врага, тем не менее не смогут устоять перед натиском тех, кто применяет «снаряды в сахарной оболочке», и будут сражены этими снарядами. Такое положение вещей мы должны предотвратить. Завоевание победы во всей стране — лишь первый шаг в великом походе на десять тысяч ли. Этот шаг, пусть им и стоит гордиться, сравнительно незначителен. Ещё больше стоит гордиться тем, что предстоит впереди. Если оглянуться назад через десятки лет, то победа народно-демократической революции в Китае покажется лишь небольшим прологом большого спектакля. Спектакль начинается с пролога, но пролог — это ещё не кульминация. Китайская революция — великая революция, но после неё предстоит ещё более долгий путь, ещё более грандиозная, ещё более трудная работа. Это нужно разъяснять теперь всем членам партии, чтобы товарищи в своём стиле работы продолжали быть скромными и осмотрительными, не зазнавались и не горячились, оставались упорными и самоотверженными в борьбе. У нас есть такое марксистско-ленинское оружие, как критика и самокритика. Мы изживём нездоровый стиль и сохраним здоровый стиль. Мы научимся тому, чего не знаем. Мы способны не только разрушить старый мир, но и построить новый. Китайский народ не только может обойтись без подачек империалистов, но и будет жить лучше, чем живут в империалистических странах.

Примечания:

  1. Ляошэньская операция — решающая операция, проведённая НОАК с 12 сентября по 2 ноября 1948 года в западной части провинции Ляонин, а также в районах Шэньяна и Чанчуня. Хуайхайская операция — решающая операция, проведённая НОАК против гоминьдановских войск с 6 ноября 1948 года по 10 января 1949 года на обширной территории с центром в Сюйчжоу, простирающейся с востока на запад от Хайчжоу (ныне административно подчинённого городу Ляныоньгану) до Шанцю и с севера на юг от Линьчэна (ныне район Сюечэн города Цзаочжуан) до реки Хуайхэ. Пинцзиньская операция — решающая операция, проведённая НОАК против гоминьдановских войск с 29 ноября 1948 по 31 января 1949 года на территории, простирающейся с запада на восток от Чжанцзякоу до Тангу и Таншаня и охватывающей Бэйпин (ныне Пекин) и Тяньцзинь.
  2. 19 сентября 1949 года председатель гоминьдановского Суйюаньского провинциального правительства Дун Циу и командующий армией Сунь Ланьфэн, возглавив свои части численностью свыше 40 тысяч человек, восстали и перешли на сторону НОАК. Под руководством Суйюаньского военного округа Народно-освободительной армии 21 февраля 1950 года началось переформирование этих войск в части Народно-освободительной армии, которое закончилось к 10 апреля того же года.
  3. Относительно мирных переговоров с реакционным нанкинским гоминьдановским правительством ЦК КПК принял 26 марта 1949 года следующее решение: «1) время начала переговоров — 1 апреля; 2) место переговоров — Бэйпин; 3) назначить представителями: Чжоу Эньлая (глава делегации), Линь Боцюя, Линь Бяо, Е Цзяньина и Ли Вэйханя (1 апреля ЦК КПК дополнительно назначил представителем Не Жунчжэня) и поручить им провести переговоры с делегацией нанкинской стороны, руководствуясь Заявлением Председателя Мао Цзэдуна о текущем положении от 14 января и выдвинутыми в нём восемью условиями как основой для переговоров между обеими сторонами; 4) немедленно сообщить через радиовещательную станцию вышеизложенные пункты реакционному нанкинскому гоминьдановскому правительству, чтобы оно направило в назначенное время и место для ведения переговоров свою делегацию с материалами, необходимыми для обсуждения восьми условий».
  4. Имеются в виду восемь мирных условий, выдвинутых в «Заявлении Председателя ЦК КПК Мао Цзэдуна о текущем моменте» от 14 января 1949 года. Эти восемь условий включали: 1) наказание военных преступников, 2) отмену псевдоконституции, 3) отмену лжеправовой системы, 4) реорганизацию всех реакционных войск на демократических началах, 5) конфискацию бюрократического капитала, 6) реформу системы землевладения, 7) аннулирование предательских договоров и 8) созыв Политического консультативного совета без участия в нём реакционных элементов для создания демократического коалиционного правительства, которое примет всю власть от реакционного нанкинского гоминьдановского правительства и подчинённых ему правительств всех ступеней.

Добавить комментарий