Пер. с англ.— О. Торбасов при участии О. Мартова

Март 1984 г.

Декларация Революционного интернационалистического движения

Кто опубликовал: | 05.07.2016

Принята делегатами и наблюдателями на Второй международной конференции марксистско-ленинских партий и организаций, сформировавшей Революционное интернационалистическое движение.

Сегодня мир стоит на пороге грандиозных событий. Кризис империалистической системы стремительно разжигает начало новой, третьей мировой войны, равно как и реальную перспективу революции во всех странах мира. Научная точность этих слов совместного коммюнике нашей первой международной конференции осени 1980 г. полностью подтверждается не только последними событиями, но и ещё бо́льшим обострением ситуации в мире.

Таким образом, марксистско-ленинское движение сталкивается с исключительно серьёзной ответственностью за дальнейшие объединение и подготовку своих рядов к предстоящим грандиозным вызовам и судьбоносным битвам. Историческая миссия пролетариата ещё более настоятельно требует всесторонней подготовки к резким переменам и скачка́м в ходе событий, особенно в этой нынешней ситуации, когда национальное развитие испытывает более глубокое воздействие глобального, и образуются беспрецедентные перспективы для революции.

Вооружённые научными теориями Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и Мао Цзэдуна, мы всецело сознаём задачи, ожидающие нас в нынешней ситуации, и горды принять эту историческую ответственность и действовать в согласии с ней. Марксистско-ленинское движение продолжает сталкиваться с глубоким и серьёзным кризисом, достигшим апогея вследствие реакционного переворота в Китае после смерти Мао Цзэдуна и вероломного предательства Энве́ра Хо́джи. Но вопреки этим откатам на всех континентах есть подлинные марксисты-ленинцы, которые отказались прекратить борьбу за коммунизм.

Международное коммунистическое движение развивается через процесс всё укрепляющегося единства и продвижения по научным принципам марксизма-маоизма-маоцзэдунъидей. С 1980 г. мы развили свою борьбу и повысили свою способность влиять на ход событий и направлять его. Наша Вторая Международная конференция марксистско-ленинских партий и организаций, успешно проведённая несмотря на неблагоприятные и трудные условия, представила качественный скачок в единстве и зрелости нашего движения. Задачи, которые требуют выполнения, могут и будут выполнены через сооружение непобедимой баррикады против ревизионизма и всякой буржуазной идеологии, через обеспечение научного руководства и выступление на переднем фронте бушующих революционных волн, через сознательное применение принципов марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей к направлению нашей практики и подытоживанию нашего опыта в горниле революционной классовой борьбы.

Следующая декларация выработана через кропотливые, всесторонние обсуждения и принципиальную борьбу делегатов и наблюдателей на Второй Международной конференции марксистско-ленинских партий и организаций, сформировавшей Революционное интернационалистское движение.

Мировая ситуация

Все главные противоречия мировой империалистической системы быстро обостряются: противоречие между различными империалистическими державами, противоречие между империализмом и угнетёнными народами и нациями, противоречие между буржуазией и пролетариатом в империалистических странах. Все эти противоречия имеют общее происхождение в капиталистическом способе производстве и его фундаментальном противоречии. Соперничество двух блоков империалистических держав, возглавляемыми соответственно США и СССР, неизбежно ведёт к войне, если революция не предотвратит её, и это соперничество сильно влияет на мировые события.

Мир после Второй мировой войны быстро расползается по швам. Международные экономические и политические отношения «раздел мира» — установленные через и вследствие Второй мировой войны — более не соответствуют нуждам различных империалистических держав «мирно» расширить свои прибыльные империи. В то время как мир после Второй мировой войны пережил важные перемены в результате конфликтов между империалистами и, особенно, в результате революционной борьбы, сегодня под вопрос ставится вся эта сеть экономических, политических и военных отношений. Относительная стабильность главных империалистических держав и относительное процветание горстки стран на основе крови и нищеты эксплуатируемого большинства народа и наций мира разваливаются. Революционная борьба угнетённых наций и народов вновь на подъёме и наносит новые удары империалистическому мировому порядку.

В этом контексте фраза Мао Цзэдуна «Или война вызовет революцию, или революция предотвратит войну» 1 звучит всё более звонко и обретает крайнюю важность. Сама логика империалистической системы и революционной борьбы подготавливает новое положение. Противоречие между конкурирующими бандами империалистов, между империалистами и угнетёнными нациями, между пролетариатом и буржуазией в империалистических странах — все они в предстоящий период, вероятно, проявят себя силой оружия в беспрецедентном масштабе. Как сказал Сталин насчёт Первой мировой войны:

«Значение империалистической войны, разыгравшейся десять лет тому назад, состоит, между прочим, в том, что она собрала все эти противоречия в один узел и бросила их на чашу весов, ускорив и облегчив революционные битвы пролетариата» 2.

Рост противоречий вовлекает, а в будущем это станет ещё более драматичным, все страны и регионы мира и слои населения, прежде погружённые в сон или безразличные к политической жизни, в водоворот мировой истории. Посему революционные коммунисты должны подготовиться и подготовить классово сознательных рабочих и революционные слои населения, и усилить свою революционную борьбу.

Коммунисты — решительные противники империалистической войны, и должны мобилизовать и повести массы в борьбе против приготовлений к третьей мировой войне, которая была бы величайшим преступлением в человеческой истории. Но марксисты-ленинцы никогда не скрывают от масс правду: только революция, революционная война, которую марксисты-ленинцы и революционные силы ведут или готовятся вести, может предотвратить это преступление. Марксисты-ленинцы должны воспользоваться быстро развивающимися возможностями и повести массы в усилении революционной борьбы по всем фронтам — начиная революционную войну, где это возможно, усиливая приготовления, где условия для такой революционной войны ещё не созрели. Таким образом разовьётся борьба за коммунизм и возможно, что победа пролетариата и угнетённых народов в ходе решающих битв разрушит нынешние приготовления империалистов к мировой войне, установит правление рабочего класса во многих странах и сделает всё мировое положение более благоприятным для продвижения революционной борьбы. Если, с другой стороны, революционная борьба неспособна предотвратить третью мировую войну, коммунисты и революционный пролетариат и массы должны подготовиться мобилизовать возмущение, которое неизбежно породит такая война и неизбежно сопровождающие её страдания, и направить его против источника войны — империализма, воспользоваться ослаблением врага и таким образом превратить реакционную империалистическую войну в справедливую войну против империализма и реакции.

С тех пор как империализм объединил мир в единую глобальную систему, мировая ситуация всё более влияет на события к каждой стране; поэтому революционные силы по всему миру должны основываться на правильной оценке общей мировой ситуации. Это не отрицает их решающей задачи оценки конкретных условий в каждой стране, вырабатывая конкретную стратегию и тактику и развивая революционную практику. Если это диалектическое отношение между общей ситуацией на глобальном уровне и конкретными условиями в каждой стране не будет правильно ухвачено марксистами-ленинцами, они не смогут воспользоваться крайне благоприятной ситуацией на глобальном уровне для революции в каждой стране.

Следует бороться против тенденций в международном движении рассматривать революцию в одной стране отдельно от общей борьбы за коммунизм: как указал Ленин, «Интернационализм на деле — один и только один: беззаветная работа над развитием революционного движения и революционной борьбы в своей стране, поддержка (пропагандой, сочувствием, материально) такой же борьбы, такой же линии, и только её одной, во всех без исключения странах» 3. Ленин подчёркивал, что пролетарские революционеры должны подходить к вопросу своей революционной работы не только с точки зрения «своей» страны, а «с точки зрения „моего участия“ в подготовке, в пропаганде, в приближении мировой пролетарской революции» 4.

О двух составных частях мировой пролетарской революции

Когда-то Ленин проанализировал разделение мира на горстку развитых капиталистических стран и множество угнетённых народов, составляющих бо́льшую часть мировой территории и населения, которые империалисты подвергают паразитическому грабежу и удерживают в навязанном положении зависимости и отсталости. Из такого положения дел проистекает подтверждённый историей ленинский взгляд, что мировая пролетарская революция составляется в основном из двух потоков — пролетарско-социалистической революции, ведомой пролетариатом и его союзниками в империалистических цитаделях, и национально-освободительной или новодемократической революции, ведомой нациями и народами, угнетёнными империализмом. Союз между этими двумя революционными потоками остаётся краеугольным камнем революционной стратегии в эру империализма.

В период со Второй мировой войны и поныне борьба угнетённых народов и наций — центр бурь мировой революционной борьбы. Процветание, стабильность и «демократия» во многих империалистических государствах куплены и оплачены усиленной эксплуатацией и нищетой масс в угнетённых странах. Далеко не упраздняющее национальный и колониальный вопрос развитие неоколониализма ещё больше поработило целые нации и народы требованиям международного капитала и привело к целому ряду революционных войн против империалистического господства.

Нынешнее обострение мировых противоречий при выдвижении новых возможностей для таких движений ставит также перед ними новые трудности и новые задачи. Несмотря на усилия и даже некоторые успехи империалистических держав в подчинении или извращении революционной борьбы угнетённых масс, особенно в надежде обратить их в оружие межимпериалистического соперничества, эта борьба продолжает наносить мощные удары империалистической системе и ускорять развитие революционных возможностей в мире в целом.

В империалистических странах Западного блока период после Второй мировой войны был по существу отмечен нереволюционной ситуацией, отражающей относительную стабильность империалистического правления в этих странах, неразрывно связанную с усиленной эксплуатацией этими империалистическими государствами угнетённых народов. И всё же революционные перспективы в этих странах более благоприятны, чем когда-либо на последней памяти. История показала, что революционные ситуации в странах такого типа редки и обычно связаны с резким обострением мировых противоречий, каковая конъюнктура формируется в мире сегодня.

Массовая революционная борьба, развивавшаяся в большинстве западных империалистических стран, в особенности в 1960-х, убедительно демонстрирует возможность пролетарской революции в этих странах, несмотря на тот факт, что условия в то время были неблагоприятны для захвата власти и эти движения постиг спад вместе с общим отливом мирового движения. Сегодня обострение мировой ситуации всё более отражается в таких странах, как показывают, например, важные бунты низшего слоя пролетариата в некоторых империалистических странах, а также рост мощного движения против подготовки империалистической войны во множестве стран, включая и более революционную часть.

В капиталистических и империалистических странах Восточного блока значительные расколы и трещины в относительной стабильности правления госкапиталистической буржуазии всё более очевидны. В Польше пролетариат и другие слои населения поднялись на борьбу и нанесли мощные удары установленному порядку. В этих странах возможности для пролетарской революции также развиваются и будут расширены развитием и обострением мировых противоречий.

Важно, чтобы революционные элементы в странах обоих видов научились понимать характер стратегического союза между революционным пролетарским движением в развитых странах и национал-демократическими революциями в угнетённых нациях. Социал-шовинистическая позиция, отрицающая важность революционной борьбы угнетённых народов или её способность — под руководством пролетариата и подлинно марксистско-ленинской партии — привести к установлению социализма, ещё представляет собой опасный уклон, с которым нужно бороться. Современные ревизионисты во главе с СССР, утверждающие, что национально-освободительная борьба может быть успешной только удостоившись «помощи» от своего «естественного (империалистического) союзника», и троцкисты, отрицающие в принципе возможность преобразования национал-демократической революции в социалистическую революцию,— примеры этой пагубной тенденции. С другой стороны, в последнее время значительной проблемой стал другой уклон — игнорирование возможности возникновения революционной ситуации в развитых странах или такое мнение, что революционная ситуация может возникнуть только как прямое следствие продвижения национально-освободительной борьбы. Оба эти уклона подрывают силу революционного пролетариата тем, что они не в состоянии учесть развитие мировой конъюнктуры и проистекающие из него возможности революционного наступления в странах разного вида и в мировом масштабе.

Некоторые вопросы насчёт истории международного коммунистического движения

Немногим более века после публикации Коммунистического манифеста и его призыва «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» международным пролетариатом накоплено огромное богатство опыта. Этот опыт охватывает революционное движение в странах разных видов в великие дни решающих побед и революционного порыва и периоды самой чёрной реакции и поражений. В ходе перипетий движения наука марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей обрела форму и получила развитие через непрерывную борьбу против тех, кто отрывал её революционную душу или превращал её в сухую и безжизненную догму. Важные поворотные точки в мировой истории и классовой борьбе неизменно сопровождаются яростными боями на идеологическом фронте между марксизмом и ревизионизмом и догматизмом. Так было с борьбой Ленина против Ⅱ Интернационала (связанной с Первой мировой войной и развитием революционной ситуации в России и других странах) и борьбой Мао Цзэдуна против современного советского ревизионизма, великой борьбой, отразившей события мировой истории (восстановление капитализма в СССР, обострение классовой борьбы в социалистическом Китае, всемирный подъём революционной борьбы, нацеленной особенно на империализм США). Также и глубокий кризис, который испытывает ныне международное коммунистическое движение, является отражением отката пролетарского правления в Китае и всесторонней атаки на Культурную революцию после смерти Мао Цзэдуна и переворота Дэн Сяопина и Хуа Гофэна, как и общего обострения мировых противоречий, повышающего опасность мировой войны и перспективы революции. Сегодня, как и в случае других великих столкновений, борющиеся за революционную линию силы — маленькая группа, окружённая и атакуемая ревизионистами и буржуазными апологетами всех мастей. И всё же эти силы представляют будущее, и продвижение международного коммунистического движения зависит от их способности выковать политическую линию, которая проложит путь для революционного пролетариата в нынешней сложной ситуации. Потому что если линия правильная, то даже если нет ни единого солдата, солдаты будут, и даже если нет политической власти, власть будет получена 5. Этот вывод рождён историческим опытом международного коммунистического движения со времён Маркса.

Крайне важный элемент разработки такой генеральной линии международного коммунистического движения — это правильная оценка исторического опыта нашего движения. Было бы крайне безответственно и вразрез с марксистской теорией познания не придать надлежащей важности приобретённому опыту и урокам, полученным в ходе массовой революционной борьбы миллионов человек и оплаченным бесчисленными жизнями.

Сегодня Революционное интернационалистское движение, вместе с прочими маоистскими силами,— наследники Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и Мао, и мы должны прочно основываться на этом наследии. Но мы должны также, на основе этого наследия, смело критиковать его недостатки. Есть опыт, которым следует гордиться, и есть опыт, погружающий в печаль. Коммунисты и революционеры во всех странах должны осмыслить и серьёзно изучить опыт успехов и неудач, чтобы извлечь из него правильные выводы и полезные уроки.

Подытоживание нашего наследия — это вопрос коллективной ответственности, которую должно нести всё международное коммунистическое движение. Такое подытоживание должно быть выполнено безжалостно научным образом, на основе марксистско-ленинских принципов и с полным учётом тогдашних конкретно-исторических условий и ограничений, наложенных ими на пролетарский авангард, и прежде всего в духе постановки прошлого на службу настоящему, чтобы избежать метафизических ошибок, когда прошлое оценивают сегодняшней меркой, безотносительно исторических условий. Такое всестороннее подытоживание, несомненно, займёт довольно долгое время, но давление мировых событий, открывающих революционные возможности, требует извлечения определённых ключевых уроков сегодня, чтобы авангардные силы пролетариата лучше могли справиться со своими обязанностями.

Подытоживание исторического опыта само всегда было ареной яростной классовой борьбы. С поражения Парижской Коммуны оппортунисты и ревизионисты хватались за поражения и недостатки пролетариата, чтобы поменять местами правильное с неправильным, смешать вторичное с главным, и таким образом прийти к выводу, что пролетариату «не надо было браться за оружие» 6. Появление новых условий часто используется как предлог для отрицания фундаментальных принципов марксизма под вывеской их «творческого развития». В то же время неверно и так же вредно отвергать критический дух марксизма, не подытоживать недостатки, как и успехи, пролетариата и удовлетворяться отстаиванием или подправлением позиций, которые были верны в прошлом. Такой подход делает марксизм хрупким и неспособным противостоять атакам врага, неспособным к новым свершениям в классовой борьбе — удушает его революционную сущность.

На самом деле, как показала история, действительное творческое развитие марксизма (а не фальшивые ревизионистские извращения) всегда неразрывно связана с яростной борьбой за защиту и поддержку основных принципов марксизма-ленинизма. Борьба Ленина как против открытых ревизионистов, так и против таких как Каутский, кто противостоял революции под видом «марксистской ортодоксии», и великая битва Мао Цзэдуна против современных ревизионистов и отрицания ими опыта строительства социализма в СССР при Ленине и Сталине, с тщательной и научной критикой корней ревизионизма,— свидетельства тому.

Сегодня необходим подобный подход к острым вопросам и проблемам истории международного коммунистического движения. Серьёзная угроза исходит от тех, кто перед лицом отлива международного коммунистического движения после смерти Мао Цзэдуна объявляет, что марксизм-ленинизм провалился или устарел, и весь полученный пролетариатом опыт должен быть поставлен под вопрос. Это течение отрицает опыт диктатуры пролетариата в Советском Союзе, исключает Сталина из рядов пролетарского руководства и, по существу, атакует основной ленинский тезис о характере пролетарской революции, необходимости авангардной партии и диктатуры пролетариата. Как энергично выразился Мао: «Я думаю, имеется два „меча“: один — Ленин, другой — Сталин» и, как только Сталина как меч отбросили, «с открытием этой двери ленинизм уже в основном отброшен» 7. Это сделанное в 1956 году утверждение Мао Цзэдуна, как показывает опыт международного коммунистического движения до сегодняшнего дня, остаётся верным по сей день. Так же ныне вклад Мао Цзэдуна в науку революции подвергается нападкам или искажается до неузнаваемости. На самом деле, всё это «новая» версия очень старого и заплесневелого ревизионизма и социал-демократии.

Более или менее открытый ревизионизм, исходит ли он от традиционных промосковских партий или от «еврокоммунистического» течения, от ревизионистских узурпаторов Китая, троцкистов или мелкобуржуазных критиков ленинизма, остаётся главной угрозой международному коммунистическому движению. В то же время, ревизионизм в форме догматизма остаётся злейшим врагом революционного марксизма. Это течение, наиболее резко выраженное в политической линии Энвера Ходжи и Партии труда Албании, нападает на маоцзэдунъидеи, путь Китайской революции и особенно опыт Великой пролетарской культурной революции. Маскируясь как защитники Сталина (когда на деле многие из их тезисов троцкистские), эти ревизионисты грязнят подлинное революционное наследие Сталина. Эти самозванцы используют недостатки и ошибки международного коммунистического движения, но не его достижения,— чтобы подпереть свою ревизионистско-троцкистскую линию, и требуют, чтобы международное коммунистическое движение следовало за ними 8 на основе возвращения к некой мистической «доктринальной чистоте». Многие черты, которые эта ходжаистская линия разделяет с классическим ревизионизмом, включая возможность советского ревизионизма (как и реакции вообще) поощрять и пользоваться к своей выгоде в одно и то же время как открыто антиленинским «еврокоммунизмом», так и замаскированным антиленинизмом Ходжи,— свидетельство их общего буржуазного идеологического базиса.

Отстоять качественное развитие марксистско-ленинской науки Мао Цзэдуном — это сегодня особенно важная и настоятельная задача международного движения, классово сознательных рабочих и остальных революционно мыслящих людей по всему миру. Затронутый принцип — это придерживаться ли и основываться ли на решающем вкладе Мао Цзэдуна в пролетарскую революцию и науку марксизма-ленинизма. Это не что иное, как вопрос, придерживаться ли самого марксизма-ленинизма.

Сталин сказал: «Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции» 9. И это совершенно правильно. Со смерти Ленина мировая ситуация претерпела огромные перемены, но эпоха — не сменилась. Фундаментальные принципы ленинизма не устарели, они остаются теоретическим базисом, направляющим сегодня нашу мысль. Мы подтверждаем, что маоцзэдунъидеи — это новая стадия в развитии марксизма-ленинизма. Не придерживаясь и не основываясь на марксизме-ленинизма-маоцзэдунъидеях невозможно нанести поражение ревизионизму, империализму и реакции вообще.

СССР и Коминтерн

Октябрьская революция в России и установление диктатуры пролетариата ознаменовали начало нового этапа в истории международного рабочего движения. Октябрьская революция была наглядным подтверждением живого развития Лениным марксистской теории пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Впервые в истории рабочий класс разрушил старый государственный аппарат, установил свою власть, и отбив попытки эксплуататоров задушить социалистический режим в зародыше, создал политические условия, необходимые для построения нового, социалистического, экономического порядка. В этом процессе была продемонстрирована центральная роль авангардной политической партии нового, ленинского типа.

Международное значение русской революции, произошедшей в контексте Первой мировой войны и попутного подъёма революционной активности, было огромно. С самого начала вожди и сознательные рабочие нового социалистического государства рассматривали победу революции не как самоцель, а как первый крупный прорыв в мировой борьбе против империализма, за уничтожение эксплуатации и установление коммунизма во всём мире. На волне русской революции был сформирован новый, Коммунистический Интернационал, усвоивший жизненно важные уроки большевистской революции, порвавший с социал-демократией и реформизмом, отравлявшим и в конечном счёте ставшим неотъемлемой составляющей подавляющего числа социалистических партий, входивших во Второй Интернационал. Русская революция и Коминтерн, опираясь на объективный ход развития, вызванный Первой мировой войной, впервые в истории придали борьбе за социализм и коммунизм, ранее бывшей исключительно европейским явлением, характер всемирной борьбы.

Ленин и Сталин выработали пролетарскую линию в национально-колониальном вопросе, подчеркнув важность революций в угнетённых странах в контексте всеобщего процесса мировой пролетарской революции и возразили тем, кто подобно Троцкому, считал, что революция в этих странах зависит от победы пролетариата в империалистических странах и отрицал возможность пролетариата осуществляющего социалистическую революцию на основе доведения до конца первого, буржуазно-демократического, этапа революции в странах такого типа.

Период, последовавший за русской революцией, был отмечен революционным брожением во всём мире и попытками установления политической власти рабочего класса в ряде стран. Несмотря на неослабную поддержку со стороны недавно созданного СССР и политическое внимание Ленина к революционным движениям во всём мире, временное ослабление кризиса, вызвавшего Первую мировую войну, всесильность империалистических держав, а также слабость революционного движения пролетариата привели к поражению революции за пределами СССР. Ленин и его преемник Сталин столкнулись с необходимостью защиты завоеваний революции в СССР и строительства социалистической экономической системы в одной стране. После смерти Ленина важное значение имела идейно-политическая борьба Сталина против троцкистов и прочих, кто утверждал, что низкий уровень производительных сил в СССР, наличие огромного крестьянского населения и международная изоляция СССР делают невозможным осуществление социалистического строительства. Это ошибочная, капитулянтская точка зрения была опровергнута как теоретически, так и, что более важно, практически, десятками миллионов рабочих и крестьян, вступившими в бой для искоренения старой капиталистической системы через коллективизацию сельского хозяйства и создание новой экономической системы, более не основывающейся на эксплуатации человека человеком.

Эти будоражащие душу битвы и одержанные в них значительные победы широко распространили влияние марксизма-ленинизма и подняли престиж СССР во всём мире. Классово сознательные рабочие и угнетённые народы правильно считали социалистический СССР своим, радовались победам, одержанным советским рабочим классом, и выступали в его защиту против угроз и нападений империалистов.

Тем не менее, в ретроспективе можно увидеть, что процесс социалистической революции в СССР, даже в период великих социалистических преобразований конца 1920-х — 1930-х годов, был отмечен серьёзными слабостями и недостатками. Некоторые из этих слабостей следует объяснить нехваткой предыдущего исторического опыта диктатуры пролетариата (за исключением недолго просуществовавшей Парижской Коммуны), а также суровой империалистической блокадой и нацеленной против СССР агрессией. Эти проблемы, однако, были увеличены и дополнены некоторыми существенными теоретическими и политическими ошибками. Мао Цзэдун, защищая Сталина от хрущёвской клеветы, высказал серьёзную и корректную критику этих ошибок. Он так объяснил идеологическую основу ошибок Сталина: «Сталин во многом грешил метафизикой и многих обучил ей» 10, «Такого рода 11 борьбу и единство противоположностей Сталин не сумел увязать вместе. Некоторые советские люди страдают метафизикой и окостенением мысли, допуская лишь „или так, или не так“, и не признают единства противоположностей. Поэтому совершаются политические ошибки» 12. Самой фундаментальной ошибкой Сталина было то, что ему не удалось последовательно применять диалектику во всех областях и это повлекло серьёзные неверные заключения относительно характера классовой борьбы при социализме и средств предотвращения капиталистической реставрации. Яростно борясь против старых эксплуататорских классов, Сталин отрицал в теории возникновение новой буржуазии изнутри самого социалистического общества, отражаемой и сосредоточиваемой ревизионистами внутри правящей коммунистической партии, откуда и его ошибочное заявление об уничтожении в Советском Союзе «антагонистических классовых противоречий» 13 в результате того, что социалистическая собственность в промышленности и сельском хозяйстве в основном установилась. Подобным образом неуспех в последовательном применении диалектики к анализу социалистического общества привёл советское руководство к выводу, что при социализме нет больше противоречия между производительными силами и производственными отношениями 14, и пренебрежению проведением революции в надстройке и продолжением революционизации производственных отношений даже после установления в основном системы социалистической собственности.

Это неправильное понимание характера социалистического общества также поспособствовало тому, что Сталин не смог адекватно различать противоречия между народом и врагом и противоречия внутри самого народа. Это в свою очередь способствовало выраженной тенденции прибегать к бюрократическим методам разрешения этих противоречий и давать больше лазеек для врага.

В период после смерти Ленина Сталин руководил Коммунистическим Интернационалом, который продолжал играть важную роль в продвижении мировой революции, развитии и укреплении новообразованных коммунистических партий.

В 1935 году был созван конгресс Коммунистического Интернационала, имевший чрезвычайную важность. Состоялся он в условиях разгоравшегося мирового экономического кризиса, растущей угрозы новой мировой войны и империалистического нападения на СССР, прихода фашизма к власти в Германии и разгрома Коммунистической партии Германии, а также установления фашистских режимов или угрозы того в ряде других стран. Коминтерну необходимо было разработать тактическую линию в отношении всех этих вопросов.

Поскольку Ⅶ конгресс Коминтерна имел такое глубокое влияние на историю международного движения, необходима трезвая и научная оценка его доклада 15 в свете существовавших тогда исторических условий. Особенно глубоко нужно изучить причины поражения Коммунистической партии Германии. Тем не менее, определённые выводы сейчас можно сделать и это нужно сделать в свете современных задач марксистов-ленинцев; нужно определить три явных уклона.

Во-первых, в подходе к различению между фашизмом и буржуазной демократией в империалистических странах, несомненно действительно важном для коммунистических партий, была тенденция абсолютизировать разницу между этими двумя формами буржуазной диктатуры, а также делать борьбу против фашизма стратегическим этапом. Во-вторых, был выработан тезис, гласивший, что рост обнищания пролетариата создаст в развитых странах материальную основу для излечения раскола в рабочем классе и его последовавшей поляризации, которую Ленин так мощно проанализировал в своих трудах по империализму и краху Второго интернационала. Хотя совершенно верно, что глубокий кризис подорвал социальную базу рабочей аристократии в развитых капиталистических странах и открыл действительные возможности, которые коммунистическим партиям нужно было использовать, чтобы объединиться с широкими слоями рабочих, прежде находившихся под господством социал-демократов, было неправильно верить, что в каком-либо стратегическом смысле раскол в рабочем классе мог быть излечен. В-третьих, когда фашизм определялся как режим самого реакционного слоя монополистической буржуазии в империалистических странах, это оставляло открытой дверь для опасной, реформистской и пацифистской тенденции рассматривать некоторый слой монополистической буржуазии как прогрессивный.

Хотя необходимо подытожить эти ошибки и извлечь из них уроки, так же необходимо признать, что Коммунистический Интернационал, в том числе и в этот период,— часть наследия революционной борьбы за коммунизм, и отразить ликвидаторские и троцкистские попытки ухватиться за действительные ошибки, чтобы сделать реакционные выводы. Даже в этот период Коммунистический Интернационал мобилизовал миллионы рабочих против классовых врагов и руководил героической борьбой против реакции, организуя, например, интербригады для борьбы против фашизма в Испании, в которой пролили свою кровь многие лучшие сыны и дщери рабочего класса во вдохновляющем примере интернационализма.

Коммунистический Интернационал также верно придал огромное значение защите Советского Союза, земле социализма. Но когда Советский Союз пошёл на некоторые компромиссы с разными империалистическими странами, вожди Коминтерна чаще всего не могли понять тот критический момент, который Мао Цзэдун подытожил в 1946 г. (в отношении компромиссов СССР с США, Британией и Францией): «Такого рода компромиссы отнюдь не требуют того, чтобы народы капиталистического мира шли вслед за этим на компромиссы в своих странах» 16. Кроме того, такие компромиссы должны учитывать в первую очередь общее развитие мирового революционного движения, в котором, конечно, защита социалистических государств играет важную роль.

В условиях империалистического окружения социалистической страны или стран защита этих революционных завоеваний — важнейшая задача международного пролетариата. Также будет необходимо для социалистических государств вести дипломатическую борьбу и временами вступать в соглашения того или иного вида с той или иной империалистической державой. Но защита социалистических государств всегда должна подчиняться общему прогрессу мировой революции и никогда не должна рассматриваться как эквивалент (и уж точно как замена) международной борьбы пролетариата. В определённых ситуациях защита социалистической страны может быть главной задачей, но это именно потому, что её защита имеет решающее значение для продвижения мировой революции.

Необходимо подытожить опыт международного коммунистического движения в период около Второй мировой войны в свете этих уроков. Вторая мировая война не может считаться простым повторением Первой мировой войны, ибо, если даже за неё ответственна та же самая кровавая логика капиталистической системы, она была сложным сочетанием противоречий. Начавшись в 1939  году, она была, как указал тогда Мао, «несправедливой, захватнической, империалистической войной» 17. Но значительное изменение с глобальными следствиями произошло, когда гитлеровская Германия повернула свои войска на Советский Союз. Справедливая война со стороны Советского Союза по всему миру привлекла поддержку и сочувствие рабочего класса и угнетённых народов, великое вдохновение которых вызвало героическое сопротивление Красной Армии и советского рабочего класса и народа. Это было не просто сочувствие жертве агрессии, но глубокая убеждённость, что защита Советского Союза есть также и защита социалистической опорной базы мировой революции. Таким же образом и война, которую вёл китайский народ под руководством Коммунистической партии Китая против японской агрессии, претерпела развитие и была несомненно справедливой войной, составной частью мировой пролетарской революции.

В особенности со вступлением Советского Союза в войну она приняла более сложный характер. Она стала сочетанием четырёх составных частей:

  • война между социализмом и империализмом;
  • война между империалистическими блоками;
  • во́йны угнетённых народов против империализма;
  • и противоречие между пролетариатом и буржуазией, в некоторых странах развившееся до уровня вооружённой борьбы.

Эти отличительные черты привели с одной стороны к росту социалистических сил, поражению фашистских империалистических держав, ослаблению империализма и наращиванию темпов национально-освободительной борьбы. С другой стороны, они привели к перестройке империалистического раздела мира, и США приняли на себя роль главаря среди империалистов.

В ходе Второй мировой войны имели место великие революционные достижения; в то же время, нельзя не видеть серьёзных ошибок и не приступить к коллективному процессу подытоживания их, чтобы лучше подготовиться к грядущим бурям. В частности, мы можем заметить ошибку, заключающуюся в эклектическим сочетании вышеупомянутых противоречий. В действительных политических условиях дипломатическая борьба и международные соглашения Советского Союза всё более смешивались с деятельностью компартий, входящих в Коминтерн. Эта проблема также поспособствовала сильной тенденции изображать нефашистские державы как что-то иное, нежели то, чем они были на самом деле,— империалистами, которые должны быть свергнуты. В европейских странах, оккупированных немецко-фашистскими войсками, не было неправильным для компартий тактически использовать национальные чувства с точки зрения мобилизации масс, но были допущены ошибки из-за возвышения таких тактических мер до уровня стратегии. Освободительная борьба в колониях под господством союзных империалистических держав также сдерживалась из-за таких ошибочных взглядов.

Храня и поддерживая монументальную революционную борьбу и её победы в тот важный период и непосредственно последовавшие годы, сегодняшние марксисты-ленинцы должны будут углубить своё понимание этих ошибок и их оснований. Социалистический лагерь, возникший из Второй мировой войны, никогда не был монолитным. Немного революционных преобразований было проведено в большинстве восточно-европейских народных демократий. В самом Советском Союзе ревизионистские силы, развившиеся до, во время и после Второй мировой войны, наращивали силу и влияние. В 1956 году, после смерти Сталина, эти ревизионистские силы во главе с Хрущёвым смогли захватить политическую власть, атаковали марксизм-ленинизм по всем фронтам восстановили в этой стране капитализм.

Переворот Хрущёва и ревизионистов в Советском Союзе был также, как ясно теперь, добивающим ударом для коммунистического движения, какое существовало прежде. Распространившийся рак ревизионизма уже овладел многими (включая некоторые из самых влиятельных) партиями Коминтерна. Многие другие быстро вырождались до позиций современного ревизионизма, удушая революционные элементы. В самом Советском Союзе после смерти Сталина настоящие марксисты-ленинцы и советский пролетариат, ослабленные войной и разоружённые серьёзными политическими и идеологическими ошибками, оказались неспособны оказать какой-либо серьёзный отпор ревизионистским предателям.

Мао Цзэдун, культурная революция и марксистско-ленинское движение

Сразу после хрущёвского переворота Мао Цзэдун и марксисты-ленинцы в Компартии Китая стали анализировать события в Советском Союзе и международном коммунистическом движении, и развернули борьбу против современного ревизионизма. Публикация в 1963 г. Предложения о генеральной линии международного коммунистического движения, письма из 25 пунктов, была всесторонним и публичным осуждением ревизионизма и призывом к подлинным марксистам-ленинцам всех стран. Современное марксистско-ленинское движение происходит от этого исторического призыва и сопровождавшей его полемики.

В Предложении и полемике Мао и Компартия Китая правильно

  • отстаивали ленинскую позицию о диктатуре пролетариата и отвергали ревизионистскую теорию «общенародного государства»;
  • отстаивали необходимость вооружённой революции, противостоя стратегии «мирного перехода к социализму»;
  • поддерживали и поощряли развитие национально-освободительных войн угнетённых народов, разоблачая фальшивую независимость «неоколониализма» и отвергая ревизионистскую позицию, что освободительных войн следует избегать, поскольку они угрожают «миру во всём мире»;
  • вынесли общую положительную оценку Сталина и опыта строительства социализма в СССР и отвергли клевету против Сталина как якобы «палача» и «тирана», высказав некоторую важную критику ошибок Сталина;
  • противостояли усилиям Хрущёва навязать ревизионистскую линию другим партиям, также подвергнув критике Тореза, Тольятти, Тито и других современных ревизионистов;
  • выдвинули в зачаточной форме развиваемый Мао Цзэдуном тезис касательно классового характера социализма и продолжения революции при диктатуре пролетариата;
  • призвали к тщательному исследованию исторического опыта международного коммунистического движения и корней ревизионизма.

Эти моменты, так же, как и остальные, содержавшиеся в Предложении и полемике, были и остаются жизненными элементами отличения марксизма-ленинизма от ревизионизма. Этой полемикой Мао и Компартия Китая вдохновили марксистов-ленинцев отколоться от ревизионистов и образовать новые пролетарские революционные партии. Эта полемика представляла собой радикальный разрыв с современным ревизионизмом и достаточную основу для марксистов-ленинцев, чтобы идти вперёд в бой. И всё же по ряду вопросов критика ревизионизма не была достаточно подробной и некоторые ошибочные взгляды были допущены даже при критике других. Именно ввиду важной роли, которую эта полемика, Мао и Компартия Китая сыграли в рождении нового марксистско-ленинского движения, правильно и необходимо учесть и вторичные, отрицательные стороны в этой полемике и борьбе, которую вела Компартия Китая в международном коммунистическом движении.

В отношении империалистических стран Предложение выдвинуло взгляд, что «в капиталистических странах, которые контролирует или пытается контролировать американский империализм, рабочий класс и народные массы направляют главный удар против американского империализма, а также против предающих национальные интересы монополистической буржуазии и других сил внутренней реакции». Это представление, серьёзно повлиявшее на развитие марксистско-ленинского движения в таких странах, затемняло тот факт, что в империалистических странах «национальные интересы» — это империалистические интересы, и их не предаёт, но, напротив, защищает правящий монополистически-капиталистический класс, в какие бы союзы с другими империалистическими державами он ни вступал и несмотря на неизбежно неравный характер таких союзов. Пролетариат этих стран, таким образом, поощрялся стремиться к тому, чтобы превзойти империалистическую буржуазию как лучшую защитницу своих интересов. Это представление имело долгую историю в международном коммунистическом движении и с ним следует порвать.

В то время как КПК уделяла огромное внимание развитию противостоящих ревизионистам марксистско-ленинских партий, она не нашла необходимых форм и путей для развития международного единства коммунистов. Несмотря на вклады в идеологическое и политическое единство, это не отражалось в усилиях по строительству организационного единства в мировом масштабе. КПК имела преувеличенное представление об отрицательных аспектах Коминтерна, в основном вызванных сверхцентрализацией, которая вела к подавлению инициативы и независимости входящих в него коммунистических партий. Притом, что КПК правильно критиковала концепцию партии-Родителя, указывая на её вредное влияние в международном коммунистическом движении, и подчёркивала принципы братских отношений между партиями, нехватка организованного форума для обсуждения взглядов и достижения общей точки зрения не помогала решить эту проблему, но по существу усугубляла её. Если теоретическая борьба против современного ревизионизма сыграла важную роль в восстановлении марксистско-ленинского движения, то это в особенности Великая пролетарская культурная революция, беспрецедентная новая форма борьбы, сама в значительной мере плод этого сражения против современного ревизионизма, дала начало целому новому поколению марксистов-ленинцев. Десятки миллионов рабочих, крестьян и революционной молодёжи, вступившие в бой, чтобы свергнуть каппутистов, пробравшихся в партийный и государственный аппарат и ещё более революционизировать общество, породили громкий аккорд в миллионах людей по всему миру, восстававших в ходе революционного подъёма, охватившего мир в 1960-х и начале 1970-х.

Культурная революция представляет собой самый передовой опыт пролетарской диктатуры и революционизации общества. Впервые рабочие и другие революционные элементы были вооружены ясным пониманием природы классовой борьбы при социализме; необходимости подняться и свергнуть каппутистов, которые неминуемо возникают внутри социалистического общества и особенно сосредотачиваются в руководстве самой партии, и бороться за дальнейшее продвижение социалистического преобразования, глубоко вспахав этим почву, на которой произрастают эти капиталистические элементы. Великие победы были одержаны в ходе Культурной революции, которая предотвратила ревизионистскую реставрацию в Китае на десятилетие и привела к великим социалистическим трансформациям в образовании, литературе и искусстве, научном исследовании и других элементах надстройки. Миллионы рабочих и других революционеров значительно углубили своё классовое сознание и владение марксизмом-ленинизмом в ходе яростной идеологической и политической борьбы, их способность владеть политической властью ещё более возросла. Культурная революция велась как часть международной борьбы пролетариата и была школой пролетарского интернационализма, что выражалось не только в поддержке революционной борьбы по всему миру, но и в настоящем самопожертвовании, на которое шёл китайский народ для обеспечения этой поддержки. Появились революционные лидеры, такие как Цзян Цин и Чжан Чуньцяо, стоявшие вместе с массами и возглавлявшие их в битве против ревизионистов и продолжавшие защиту марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей перед лицом горького поражения.

Как сказал Ленин, «марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата» 18. В свете неоценимых уроков и достижений Великой пролетарской культурной революции под руководством Мао Цзэдуна этот выдвинутый Лениным критерий ещё более обострился. Теперь можно утверждать, что только тот марксист, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата и до признания объективного существования классов, антагонистических классовых противоречий и продолжения классовой борьбы при диктатуре пролетариата в течение всего периода социализма до коммунизма. И, как мощно заявил Мао, «отсутствие ясности в этом вопросе ведёт к ревизионизму» 19.

Культурная революция была непосредственным свидетельством жизненности марксизма-ленинизма. Она показала, что пролетарская революция отлична от всех прежних революций, которые могли только заменить одну эксплуататорскую систему на другую. Это было источником великого вдохновения революционеров всех стран. Поэтому Культурная революция и Мао Цзэдун заслужили долгую и злую хулу всех реакционеров и ревизионистов, и поэтому же Культурная революция остаётся неотъемлемой частью революционного наследия международного коммунистического движения.

Несмотря на грандиозные победы Культурной революции, ревизионисты в китайских партии и государстве сохранили важные позиции и проводили политику, причинившую значительный вред ещё хрупким усилиям восстановить подлинное международное коммунистическое движение. Ревизионисты в Китае, контролировавшие в значительной степени его дипломатию и отношения между Компартией Китая и другими марксистско-ленинскими партиями, отвернулись от революционной борьбы пролетариата и угнетённых народов или пытались подчинить её государственным интересам Китая. Реакционные деспоты лживо обозначались как «антиимпериалисты» и всё более под знаменем всемирной борьбы против «гегемонизма» некоторые империалистические державы Западного блока изображались как промежуточные или даже положительные силы на мировой арене. Ещё в этот период многие прокитайские марксистско-ленинские партии при поддержке ревизионистов в КПК начали позорно следовать за буржуазией и даже поддерживать или соглашаться с империалистическими авантюрами и военными приготовлениями, направленными против Советского Союза, который всё больше рассматривался как «главный враг» во всём мире. Все эти тенденции полностью расцвели с государственным переворотом в Китае и последующей разработкой ревизионистами «Теории трёх миров», которую они пытались навязать международному коммунистическому движению. Марксисты-ленинцы правильно отвергли ревизионистскую клевету, что «Теория трёх миров» была выдвинута Мао Цзэдуном. Но этого недостаточно. Критика «Теории трёх миров» должна быть углублена критикой концепций, лежащих в её основе, и её происхождение должно быть исследовано. Важно отметить, что ревизионистским узурпаторам пришлось публично осудить ближайших соратников Мао за противостояние этой контрреволюционной теории.

Одно из существенных противоречий или особенностей эпохи империализма и пролетарской революции — это противоречие между социалистическими и империалистическими государствами. При том, что в настоящее время это противоречие временно устранено в результате ревизионистского преобразования ряда бывших социалистических государств, не менее истинно, что подытожить опыт обращения коммунистического движения с этим противоречием остаётся важной теоретической задачей, ибо неизбежно, что пролетариат снова окажется в положении, когда одно или несколько социалистических государств столкнутся с существованием хищных империалистических врагов. В 1976 г., вскоре после смерти Мао Цзэдуна, каппутисты в Китае устроили гнусный переворот, отменив приговоры Культурной революции, свергнув революционеров в руководстве КПК, учредив всестороннюю ревизионистскую программу и капитулировав перед империализмом.

Этот переворот был встречен сопротивлением революционеров в Компартии Китая, продолжили борьбу за восстановление пролетарского правления в этой стране. В международном аспекте, революционные коммунисты во многих странах разглядели ревизионистскую линию Хуа Гофэна и Дэн Сяопина, подвергли критике и разоблачению каппутистов в Китае. Это сопротивление перевороту, в Китае и в мире, свидетельствует о дальновидности революционного руководства Мао Цзэдуна, неустанно трудившегося над тем, чтобы вооружить пролетариат и марксистов-ленинцев оценкой классовой борьбы при диктатуре пролетариата и возможности капиталистической реставрации. Теоретическая работа, проделанная пролетарскими штабами под руководством Мао Цзэдуна также сыграла большу́ю роль в оснащении марксистов-ленинцев правильным пониманием природы противоречий в социалистическом обществе и остаётся важным развитием маоцзэдунъидей. Благодаря этому марксистско-ленинское движение было лучше идеологически подготовлено к трагическим событиям в 1976 г., чем в случае ревизионистского переворота в Советском Союзе двадцатью годами ранее, хотя были вынуждены столкнуться с ситуацией, когда нет ни одной социалистической страны.

И всё же было неизбежно, что реставрация капитализма в стране, составляющей четверть мирового населения, и ревизионистский захват марксистско-ленинской партии, бывшей в авангарде международного движения, глубоко повредило мировой революционной борьбе и марксистско-ленинскому движению. Многие партии, прежде бывшие частью международного коммунистического движения, приняли ревизионистов в Китае и их «Теорию трёх миров», и полностью отвергли революционную борьбу. В результате эти партии распространили некоторую деморализацию и, с другой стороны, утратили доверие революционных элементов, погрузились в великий кризис или совсем распались. Даже среди некоторых других марксистско-ленинских сил, которые отвергли руководство китайских ревизионистов, неудача в Китае привела к деморализации и сомнениям в марксизме-ленинизма-маоцзэдунъидеях. Эта тенденция была ещё более усугублена, когда Энвер Ходжа и ПТА 20 развернули всестороннюю атаку на маоцзэдунъидеи.

Хотя некоторого кризиса можно было ожидать в международном коммунистическом движении после госпереворота в Китае, глубина этого кризиса и трудность с выходом из него указывают, что ревизионизм в различных формах был уже силён в марксистско-ленинском движении к 1976 году. Марксисты-ленинцы должны продолжать вести исследование и изучение самых корней ревизионизма, как в самое последнее время, так и в предшествующие периоды развития международного движения, и продолжать борьбу против продолжающегося ревизионистского влияния, продолжая защищать и опираться на основные принципы, выкованные в революционных наступлениях международного пролетариата и коммунистического движения на протяжении всей его истории.

Задачи революционных коммунистов

Задача революционных коммунистов во всех странах состоит в ускорении развития мировой революции — свержения империализма и реакции пролетариатом и революционными массами; установления диктатуры пролетариата соответственно необходимым этапам и альянсам в различных странах; и борьбы за уничтожение всех материальных и идеологических пережитков эксплуататорского общества и, таким образом, достижения бесклассового общества, коммунизма, по всему миру. В первую очередь коммунисты должны помнить об этом своём смысле существования и действовать в соответствии с ним, иначе они будут бесполезны для революции и даже хуже — выродятся в препятствия на её пути.

Опыт показал, что пролетарская революция может быть достигнута и развита только подлинно пролетарской партией на основе науки марксизма-ленинизма-маоцзэдунъидей, строящейся по линиям ленинизма, способной привлечь и воспитать лучшие революционные элементы среди пролетариата и других слоёв населения. Сегодня в большинстве стран мира нет такой партии и, даже где такие партии есть, они недостаточно сильны в идеологическом и организационном отношениях, чтобы соответствовать требованиям и возможностям грядущего периода. Поэтому учреждение и усиление подлинно марксистско-ленинских партий — животрепещущая задача всего международного коммунистического движения.

В странах, где нет марксистско-ленинской партии, стоящая перед коммунистами настоятельная задача — образовать такую партию при помощи международного коммунистического движения. Ключом к учреждению партии является развитие правильной политической линии и программы, с учётом как особенностей данной страны, так и общей мировой обстановки. Марксистско-ленинская партия должна строиться в тесной взаимосвязи с ведением революционной работы в массах, осуществлением революционной линии масс и, в частности, поднятием и разрешением насущных политических вопросов, которые должны быть разрешены для продвижения вперёд революционного движения. Если не делать этого, задача партстроительства может стать бесплодной, оторванной от революционной практики и никуда не ведущей. С другой стороны, так же ошибочно ставить образование партии в зависимость от сплочения определённого числа членов или настаивать на достижении определённой степени влияния в массах прежде образования партии. В большинстве случаев образования партии её составит сравнительно небольшое число членов; в любом случае, сплочение революционных элементов под знаменем партии и углубление влияния партии среди пролетариата и народных масс — это постоянная задача.

Марксистско-ленинская партия должна строиться и укрепляться в ходе активной идеологической борьбы против буржуазного и мелкобуржуазного влияния в своих рядах. Строя авангардную партию, марксисты-ленинцы должны учиться на опыте Культурной революции, в которой Мао отстаивал пролетарский характер и авангардную роль партии. Понимание Мао борьбы двух линий внутри партии, его критика ошибочных идей «монолитной партии» и его упор на потребность идеологической перековки членов партии обогатили базовое понятие авангардной партии, разработанное Лениным. Важно создать такую политическую обстановку, при которой были бы и централизм и демократия, и дисциплина и свобода, и единая воля и личная непринуждённость, живость и бодрость 21.

Не руководствуясь революционной теорией, практика блуждает в потёмках. Марксистско-ленинские партии и международное коммунистическое движение в целом должны углублять своё владение революционной теорией, осуществляя конкретный анализ конкретных условий в обществе и мире. Марксисты-ленинцы не должны оставлять другим поле анализа новых явлений и должны активно вести теоретическую борьбу касательно всех жизненных проблем и спорных вопросов в революционном движении и обществе в целом.

Марксистско-ленинская партия должна строиться и организовываться, твёрдо помня о фундаментальной цели захвата власти и подготавливая себя, пролетариат и революционные массы в организационном, политическом и идеологическом отношениях. Как гласит Совместное коммюнике осени 1980-го: «Коротко говоря, коммунисты — это поборники революционной войны». Эта революционная война и другие формы революционной борьбы должны вестись как ключевая арена выработки в революционных массах способности овладеть политической властью и преобразовать общество. Даже когда ещё нет условий для массовой вооружённой борьбы, коммунисты должны вести необходимую подготовку к возникновению таких условий. Этот принцип влечёт для марксистско-ленинских партий целый ряд следствий, независимо от различия задач и стадий, который пройдёт революция в разных странах, включая то, что партии, костяк которой должен быть организован на нелегальной основе, следует подготовиться столкнуться с репрессиями реакционеров, которые никогда не будут долгое время мирно терпеть подлинно революционную партию.

При ведении вооружённой борьбы за власть или её подготовке марксистско-ленинская партия должна использовать различные формы легальной и/или открытой работы. История показала, что такая работа, будучи важной и иногда даже критически важной в данный период, должна сочетаться с разоблачением классовой природы буржуазной демократии и ни при каких обстоятельствах коммунисты не должны терять бдительность и пренебрегать необходимыми мерами обеспечения способности партии продолжать революционную работу при исчезновении различных легальных возможностей. Следует подытожить прежний опыт разрешения противоречия между использованием легальных и открытых возможностей без впадения в легализм и парламентский кретинизм и извлечь соответствующие уроки.

Для выполнения своих революционных задач, подготовки масс к захвату власти, марксистско-ленинская партия должна быть вооружена регулярно выходящей коммунистической прессой, хотя та и будет иметь разную роль в отношении задач, встающих на пути революции в странах двух типов. Коммунистическая пресса не должна быть ни мелкой и узкой, ни сухой и догматичной. Она должна стремиться вооружить классово сознательный пролетариат и всех прочих всесторонним взглядом на общество и мир, в первую очередь через анализ и политическое обличение по горячим следам происходящих событий.

Марксистско-ленинская партия в каждой стране должна строиться как отряд международного коммунистического движения, вести свою борьбу как подчинённую часть всемирной борьбы за коммунизм. Партия должна обучать свои ряды, классово сознательных рабочих и революционные массы в духе пролетарского интернационализма, осознавая, что интернационализм — это не просто поддержка, оказываемая пролетариатом в одной стране другой, но, что ещё важнее, отражение того факта, что пролетариат — единый всемирный класс с единым классовым интересом, он противостоит мировой империалистической системе и имеет своей задачей освобождение всего человечества.

Такое интернационалистское воспитание и пропаганда — неоценимая часть подготовки партии и пролетариата к продолжению продвижения вперёд революции после того как в данной стране будет получена политическая власть. Получение политической власти и даже учреждение социалистической системы, не основанной на эксплуатации, должны рассматриваться не как самоцель, а как часть долгого переходного периода, полного изгибов, поворотов и неизбежных отступлений, также как успехов, пока не будет достигнута цель коммунизма во всём мире.

Задачи в колониальных, полу- (или нео-) колониальных странах

Колониальные (или неоколониальные) страны, подчинённые империализмом, составляют главную арену всемирной борьбы пролетариата в период после Второй мировой войны и по сей день. В этот период был получен великий опыт революционной борьбы, включая революционную войну. Империализм потерпел крайне серьёзные поражения и пролетариат одержал внушительные победы, включая учреждение социалистических стран. В то же время, коммунистическое движение получило горький опыт, когда революционные массы в этих 22 странах вели героическую борьбу, включая национально-освободительные войны, которая не привела к установлению пролетариатом и его союзниками политической власти, а плодами народных побед воспользовались новые эксплуататоры, обычно в союзе с теми или иными империалистическими державами. Всё это показывает, что международное коммунистическое движение имеет очень важную задачу критически подытожить опыт нескольких десятилетий ведения революции в странах такого рода.

Точкой отсчёта для развития революционной стратегии и тактики в колониальных, полу- (или нео-) колониальных странах остаётся теория, разработанная Мао Цзэдуном за долгие годы революционной войны в Китае.

Мишень революции в странах такого вида — иностранный империализм и компрадорско-бюрократическая буржуазия и феодалы, классы, тесно связанные и зависимые от империализма. В этих странах революция пройдёт два этапа: первый, новодемократическую революцию, которая прямо ведёт ко второму, социалистической революции.

Характер, цель и задачи первого этапа революции допускают и требуют формирования пролетариатом широкого единого фронта всех классов и слоёв, которые могут быть привлечены на сторону новодемократической программы. Это следует делать, однако, на основе развития и усиления независимых сил пролетариата, в том числе, при соответствующих условиях, его собственных вооружённых сил, и установления гегемонии пролетариата среди всех других секций революционных масс, особенно бедняцкого крестьянства. Краеугольный камень такого союза — рабоче-крестьянский союз и проведение аграрной революции (т. е. борьбы против полуфеодальной эксплуатации на селе и/или за выполнение лозунга «земля крестьянам») — стоит в центре новодемократической программы.

В этих странах пролетариат и народные массы подвергаются жестокой эксплуатации, постоянен беспредел империалистического господства, а правящие классы обычно осуществляют свою диктатуру грубо и неприкрыто, и даже при использовании буржуазно-демократических и парламентских форм, она остаётся почти не завуалированной. Такая ситуация ведёт к частым вспышкам революционной борьбы пролетариата, крестьян и других слоёв масс, которые часто принимают форму вооружённой борьбы. По всем этим причинам, включая однобокое и искажённое развитие в этих странах, часто делающее трудным для реакционных классов поддерживать стабильность правления и укреплять свою власть через государство, революция часто принимает форму затяжной революционной войны, в которой революционные силы способны образовать базовые районы того или иного типа в сельской местности и проводить окружение городов из сельской местности как основную стратегию.

Ключом к ведению новодемократической революции является независимая роль пролетариата и его способность, через свою марксистско-ленинскую партию, установить свою гегемонию в революционной борьбе. Опыт показывает снова и снова, что даже когда часть национальной буржуазии присоединяется к революционному движению, она не хочет и не может возглавить новодемократическую революцию, не говоря уже о том, чтобы довести её до конца. Также история демонстрирует и банкротство «антиимпериалистического фронта» (или подобного «революционного фронта»), который не возглавляется марксистско-ленинской партией, даже когда такой фронт или входящие в него силы принимают «марксистскую» (на деле, псевдомарксистскую) окраску. При том, что такие революционные образования ведут героическую борьбу и даже наносят империалистам мощные удары, они показали свою идеологическую и организационную неспособность сопротивляться империалистическим и буржуазным влияниям. Даже придя к власти такие силы не могут провести радикальное революционное преобразование общества и рано или поздно оказываются свергнуты империалистами или сами, в союзе с империалистами, становятся новыми реакционными правителями.

В условиях, когда правящие классы осуществляют свою жестокую, возможно даже фашистскую диктатуру, коммунистическая партия может использовать возникающие противоречия на пользу новодемократической революции, а также вступать во временные соглашения и альянсы с другими классовыми силами. Однако это может оказаться успешным только если партия удерживает свою руководящую роль, используя такие альянсы с общей и принципиальной целью доведения революции до конца, не делая стратегическим этапом борьбу против диктатуры, так как содержание антифашистской борьбы есть не что иное как содержание новодемократической революции.

Марксистско-ленинская партия должна вооружить пролетариат и революционные массы не только пониманием непосредственной задачи совершения новодемократической революции, роли и конфликтующих интересов различных классовых сил, как дружественных так и враждебных, но также и пониманием необходимости подготавливать переход к социалистической революции и конечной цели, мировому коммунизму.

Для марксистов-ленинцев принципиально, чтобы партия вела революционную войну как подлинную войну масс. Марксисты-ленинцы должны стремиться, даже в трудных обстоятельствах ведения войны, проводить широкое политическое образование и поднимать теоретический и идеологический уровень масс. Для этого необходимо поддерживать и развивать регулярную коммунистическую прессу, а также вести революцию в культурной сфере.

Главным уклоном в последний период в колониальных, полу- или неоколониальных странах остаётся тенденция отрицать этот основной ориентир для революционного движения в странах такого типа:

  • отрицание руководящей роли пролетариата и марксистско-ленинской партии;
  • отказ от народной войны или её оппортунистическое извращение;
  • отказ строить единый фронт, основанный на рабоче-крестьянском союзе и под руководством пролетариата.

Этот ревизионистский уклон принимал в прошлом как «левую», так и открыто правую форму. Современные ревизионисты проповедовали, особенно в прошлом, «мирный переход к социализму» и продвигали руководство буржуазии в национально-освободительной борьбе. Но открыто капитулянтскому, правому ревизионизму всегда сопутствовал и всё больше с ним переплетался некий «левый» вооружённый ревизионизм, продвигаемый временами кубинским руководством и прочими, кто отделяет вооружённую борьбу от масс и проповедует линию соединения революционных этапов революции в одну единую «социалистическую» революцию, что на деле означает обращаться к рабочим на самом узком основании и отрицать необходимость того, чтобы рабочий класс руководил крестьянством и другими слоями общества в полном уничтожении империализма и отсталых и искажённых экономических и социальных отношений, которые насаждает и взращивает иностранный капитал. Сегодня эта форма ревизионизма — один из главных пунктов в социал-империалистической попытке проникнуть в национально-освободительную борьбу и поставить её под контроль.

Чтобы революционное движение в колониальных, полу- или неоколониальных странах развивалось в правильном направлении, марксистам-ленинцам нужно продолжать наращивать борьбу против ревизионистов во всех их формах и поддерживать труд Мао Цзэдуна как неоценимый теоретический базис для дальнейшего анализа конкретных условий в различных странах этого типа и разработки соответствующей политической линии. В то же время необходимо учитывать другие, вторичные уклоны, появившиеся среди подлинно революционных сил, стремившихся проводить революционную линию в колониальных и зависимых странах. Прежде всего следует заметить, что страны угнетённых народов Африки, Азии и Латинской Америки не являются монолитным блоком и имеют значительные различия в отношении их классового состава, формы империалистического господства и их положения в мировом контексте в целом. Тенденции к провалу полного и научного изучения этих вопросов, механического копирования прежнего опыта международного пролетариата или неспособности учесть перемены в международной ситуации и в отдельных странах могут только повредить делу революции и ослабить марксистско-ленинские силы.

В 1960-х — начале 1970-х марксистско-ленинские силы в великом множестве стран, под влиянием Культурной революции в Китае и участвуя в общем всемирном революционном подъёме, соединились с массовыми слоями в ведении вооружённой революционной войны. Во многих странах марксистско-ленинские силы смогли собрать значительные слои населения под революционным знаменем и сохранить марксистско-ленинскую партию и вооружённые силы масс вопреки свирепым контрреволюционным репрессиям. Было неизбежным, что эти ранние попытки строительства новых марксистско-ленинских партий и развёртывания вооружённой борьбы окажутся отмечены некоторой примитивностью и что проявятся идеологические и политические слабости, и, конечно, не удивительно, что империалисты и ревизионисты ухватятся за эти ошибки и слабости, чтобы осудить революционеров как «ультралевых» или даже хуже. И всё же этот опыт следует, в общем, поддерживать как важную часть наследия марксистско-ленинского движения, которая помогла заложить основу для дальнейшего развития.

В угнетённых странах Азии, Африки и Латинской Америки вообще говоря существует непрерывная революционная ситуация. Но важно понимать это правильно: революционная ситуация не следует по прямой; она имеет свои приливы и отливы. Коммунистические партии должны иметь в виду эту динамику. Они не должны впадать в односторонность в форме утверждения, что начало и окончательная победа народной войны всецело зависят от субъективного фактора (коммунистов), взгляда, часто ассоциируемого с «линьбяоизмом». Хотя во все времена некоторая форма вооружённой борьбы вообще говоря и желательна и необходима для выполнения задач классовой борьбы в этих странах, в определённые периоды вооружённая борьба может быть главной формой борьбы, а в другие времена может таковой и не быть.

Когда революционная ситуация идёт на убыль, коммунистические партии должны выбрать соответствующую тактику, не впадая в опрометчивость и нетерпение. В таких ситуациях политическими и организационными приготовлениями к ведению затяжной народной войны никак нельзя пренебрегать и нужно определить подходящие для конкретной ситуации формы борьбы и организации, чтобы ускорить развитие революции в ожидании благоприятных условий для дальнейшего продвижения. Необходимо бороться против всякого ошибочного представления, откладывающего разворачивание вооружённой борьбы или использование какой-либо её формы, пока условия для революционной войны не станут благоприятны по всей стране. Такое представление отрицает неравномерное развитие революции и революционных ситуаций в этих странах, в противоположность положению Мао «из искры может разгореться пожар» 23. Важно также заметить, что общая международная ситуация влияет на революцию в отдельной стране; не беря этого в расчёт, марксисты-ленинцы остаются не готовы ухватиться за возможность, когда революционный процесс ускоряется событиями на мировой сцене.

Сегодня, когда угроза новой империалистической войны быстро возрастает, марксистско-ленинские партии и организации в неоколониальных странах также сталкиваются со срочной задачей уделить внимание борьбе против империалистической войны. Коммунисты должны учитывать ту возможность, что многие из этих стран могут быть втянуты в империалистическую войну согласно позиции этих стран в отношении к различным империалистическим блокам. Коммунистические партии должны рассматривать различные конкретные ситуации, которые могут возникнуть в разгар такой империалистической войны и развить своё мышление в отношении к таким ситуациям. Учитывая объективные условия в этих странах, массы обычно менее осведомлены об угрозе и последствиях империалистической войны, и марксисты-ленинцы должны обеспечить их просвещение. В случае империалистической войны самая важная задача марксистов-ленинцев — использовать благоприятные возможности, подбрасываемые такой войной, для усиления революционной борьбы и обращения империалистической войны в революционную войну против империализма и реакции.

Совместное коммюнике осенью 1980 года указало:

«У империализма есть неоспоримая тенденция вводить значительные элементы капиталистических отношений в странах, над которыми он господствует. В некоторых зависимых странах капиталистическое развитие зашло так далеко, что неправильно характеризовать их как полуфеодальные. Лучше называть их преимущественно капиталистическими, даже если ещё существуют важные элементы или пережитки феодальных или полуфеодальных производственных отношений и их отражение в надстройке. В таких странах следует конкретно анализировать эти условия и делать соответствующие заключения относительно пути, задач, характера и расстановки классовых сил. Во всех событиях иностранный империализм остаётся мишенью революции».

Анализ последствий расширенного введения капиталистических отношений в странах под господством империализма, также как конкретный случай тех угнетённых стран, которые могут быть корректно обозначены как «преимущественно капиталистические», остаются важной задачей международного движения. Но некоторые важные выводы можно сделать уже сегодня.

Взгляд, что формальная политическая независимость в совокупности с широким распространением капиталистических отношений уничтожили необходимость в новодемократической революции в большинстве или многих бывших непосредственных колониях, ошибочен и опасен. Этот взгляд, продвигаемый различными троцкистами, социал-демократами и мелкобуржуазными критиками революционного марксизма, предполагает, что нет никакого качественного различия между империализмом и этими угнетёнными им нациями, одним махом устраняя одну из важнейших черт империалистической эпохи.

На самом деле империализм продолжает сковывать производительные силы в странах, которые эксплуатирует. Капиталистическое «развитие», которое он, несомненно, вводит в той или иной степени, ведёт не к выраженному 24, национальному рынку и «классической» капиталистической экономической системе, а к крайне одностороннему развитию, зависимому от иностранного капитала и в его интересах.

Даже в преимущественно капиталистических угнетённых странах иностранный империализм вместе с его местным реквизитом остаётся главной мишенью революции на её первом этапе. Хотя путь революции в этих странах часто будет существенно отличаться от тех, в которых преобладают полуфеодальные отношения, всё же для революции в общем необходимо пройти демократический, антиимпериалистический этап перед тем как может быть начата социалистическая революция.

Вес городов относительно села в политическом и военном отношении — это крайне важный вопрос, который ставится расширенным капиталистическим развитием в некоторых угнетённых странах. В некоторых таких странах правильно начинать вооружённую борьбу с разворачивания восстаний в городах, а не следовать образцу окружения городов из сельской местности. Более того, даже в странах, где путь революции — окружение города деревней, могут случаться ситуации, в которых массовый подъём приводит к восстаниям в городах и партия должна быть готова использовать такие ситуации в рамках своей общей стратегии. Но и в том и в другом случае, способность партии мобилизовать крестьянство на участие в революции под пролетарским руководством критически важно для её успеха.

В связи с учреждением централизованного государства до начала капиталистического развития полу- (и нео-) колониальные страны, в основном, имеют внутри себя многонациональные общественные образования, во многих случаях эти государства созданы самими империалистами. Далее, границы этих государств определены как следствие империалистических оккупаций и махинаций. Поэтому обычное дело, что в границах стран, угнетённых империализмом, существуют угнетённые нации, национальное неравенство и безжалостный национальный гнёт. В нашу эру национальный вопрос перестал быть внутренним вопросом отдельных стран и стал подчинённым общему вопросу мировой пролетарской революции, поэтому его радикальное разрешение оказалось в прямой зависимости от борьбы против империализма. В этом контексте марксисты-ленинцы должны поддерживать право на самоопределение угнетённых наций в многонациональных полуколониальных государствах.

Таким образом, можно сказать, что марксисты-ленинцы в колониальных и неколониальных странах сталкиваются с двойной задачей на идеологическом и политическом фронте. Они должна, с одной стороны, продолжать защищать и поддерживать основы учения Мао относительно характера и пути революции в странах такого вида, защищая и основываясь также на революционных попытках, которые, перефразируя Ленина, сопровождали «безумные годы» 25 1960-х. В то же время, революционные коммунисты должны применять критический марксистский дух, чтобы анализировать как прошлый опыт, так и текущую ситуацию и события, влияющие на курс революции в этих странах.

Империалистические страны

Как указало Совместное коммюнике, в империалистических странах «Октябрьская революция остаётся основной точкой отсчёта для марксистско-ленинской стратегии и тактики». Необходимо подтвердить и углубить эту точку, поскольку основные принципы ленинизма касательно подготовки и ведения пролетарской революции в империалистических странах долго были погребены под лавиной ревизионистских извращений.

Ленин правильно подчёркивал, что коммунистам нужно развивать всестороннее политическое движение рабочих, способное, когда созреют условия, повести революционные силы общества на восстание против реакционной государственной власти. Он правильно указал, что такое революционное движение не может стихийно вырасти из повседневной экономической борьбы рабочих, и что, далее, эта борьба — не самая важная арена революционной работы. Он утверждал, что революционеры должны «совлечь» стихийное движение масс с пути узкой борьбы за условия продажи рабочей силы 26. Для этого необходимо принести рабочим политическое сознание «извне» их непосредственного опыта, прежде всего через политическое разоблачение и анализ всех главных событий во всех сферах общественной жизни — политических, культурных, научных и т. д. Только так может быть сформирован классово сознательный сектор пролетариата — сознающий свои революционные задачи, а также природу и роль всех других классовых сил в обществе.

Ленин также подчёркивал, что как ни важны агитация и пропаганда, их не достаточно. Только через классовую борьбу массы могут полностью развить свою революционную сознательность и способность к борьбе. Таким образом и при всесторонней работе коммунистов массы учатся на своём опыте и получают образование в горниле классовой борьбы.

Далеко не проповедуя «монолитного единства рабочего класса», Ленин продемонстрировал, что империализм неизбежно ведёт к «передвижке в отношениях между классами» 27, к расколу рабочего класса в империалистических странах на угнетённый и эксплуатируемый пролетариат и верхний слой рабочих, получающий выгоду от союза с империалистической буржуазией. Ленин также энергично противостоял тем, кто, так или иначе, пытался отождествить интересы пролетариата с интересами «своей собственной» империалистической буржуазии. Он энергично боролся за линию революционного пораженчества в связи с империалистической войной и неизменно держал знамя пролетарского интернационализма в противоположность рваной тряпке «национального флага» буржуазии.

Ленин также проанализировал связь возможности совершения революции в капиталистических странах с развитием революционных ситуаций, которые не часто случаются в таких странах, но в них концентрируются фундаментальные противоречия капитализма. Он проанализировал ошибку Второго Интернационала, всецело положившегося на постепенное и мирное накопление социалистического влияния в массах, и утверждал, что задача коммунистов в сравнительно «мирные времена — это подготовка к исключительным моментам истории, когда возможны революционные преобразования в таких странах и действия революционеров отмечают общество и мир «на десятилетия».

Несмотря на ясность Ленина по этим вопросам и их центральному положению для всего тела теории научного социализма, ленинисты довольно часто предпочитают это игнорировать. На заре истории Третьего Интернационала в некоторых компартиях появились ошибочные концепции «массовых партий» в нереволюционных ситуациях и уклоны в экономизм. Такие тенденции выросли и превратились в «догмат веры» в коммунистическом движении, наряду с другими ошибочными и крайне опасными тенденциями отстаивать буржуазные национальные интересы в империалистических странах.

К сожалению, разрыв с современным ревизионизмом в 1960-х был заметно неполным, особенно касательно стратегии и тактики коммунистов в империалистических странах. Отвергая и критикуя «мирный путь» и пропагандируя необходимость возможного вооружённого восстания, уделяли мало усилий обобщению исторических корней ревизионизма в коммунистическом движении в капиталистических странах и, в целом, марксистско-ленинские силы приняли курс работы на основе скорее негативного опыта некоторых компартий в 1930-х, чем «Пути Октября», проложенного под руководством Ленина.

В большинстве империалистических стран в тот период значительная часть новорождённых революционных сил ошибочно обратилась к политике авантюризма или левого сектантства. Но, особенно с прошествием времени, новые марксистско-ленинские партии и организации обычно принимали линию, делавшую центром их работы повседневную борьбу рабочих и оспаривание руководства этой борьбой у ревизионистских и буржуазных профсоюзных деятелей. Это поклонение «среднему рабочему» и поглощённость экономической борьбой мало дали с точки зрения действительного завоевания рабочих на революционные позиции и в марксистско-ленинские партии, но имело печально разрушительный эффект для самих марксистско-ленинских партий и их членов. Линия экономизма, господствующая в марксистско-ленинском движении этих стран, резко контрастирует с весьма революционными принципами, на которых оно основано. Молодые активисты, составившие значительную часть этих партий, присоединились к ним, поскольку хотели борьбы за коммунизм. Мечта распространить революционное движение 1960-х на пролетариат и соединиться с пролетариатом, вдохновлённая в немалой степени опытом революционной молодёжи в Культурной революции, была мощным и правильным революционным чувством, которое, однако, заглохло и исказилось под влиянием экономизма. По мере отступления всемирного революционного подъёма марксистско-ленинские партии и организации склонялись всё более вправо в усилиях получить массовую поддержку на нереволюционной основе. Члены этих организаций видели всё меньше связи между приготовлениями к революции и задачами, которые они в действительности выполняли. Результатом этого были искажения, деморализация и усиление оппортунизма.

Всё это было усугублено путаницей среди марксистов-ленинцев относительно «национальных задач» (или, точнее, их отсутствия) в империалистических странах. Как было уже указано, полемика со стороны Компартии Китая содержала в этом отношении серьёзные ошибки, включённые марксистско-ленинским движением. Правильное, интернационалистское стремление бороться против империализма США (верно выделенных как главная цитадель мировой реакции в то время) всё чаще смешивалось с продвижением национальных интересов империалистических стран постольку, поскольку они приходили в противоречие с США и (особенно с начала 1970-х) с Советским Союзом. Всё чаще занимались очень многими марксистско-ленинскими партиями занимались ошибочные позиции относительно мировых дел, позиции, которые шли вразрез с интернационализмом и объективно согласовывались с империалистическими военными приготовлениями и контрреволюционными репрессиями. Как указано выше, некоторые марксистско-ленинские партии в империалистических странах уже приняли полностью социал-шовинистическую линию даже до переворота в Китае в 1976 г.

Эти две серьёзных и взаимосвязанных ошибки, экономизм и социал-шовинизм (включая зародышевую ревизионистскую «теорию трёх миров»), были главными субъективными факторами, повлиявшими на фактический коллапс марксистско-ленинского движения в Европе после переворота в Китае. Коммунисты в развитых капиталистических странах должны уделять огромное влияние борьбе против этих извращений в строительстве и укреплении подлинно марксистско-ленинских партий.

Когда марксистско-ленинское движение в большинстве развитых капиталистических стран завязло, некоторые отряды революционной молодёжи попытались найти «новую идеологию» и иной путь. Привлекательность анархизма и других форм мелкобуржуазного радикализма для значительных групп революционной молодёжи отразила мечту о выполнении революционной перемены. Однако же эти силы неспособны играть по полной революционную роль, поскольку им не хватает единственной последовательно революционной идеологии, марксизма. В некоторых странах кое-кто обратился к терроризму, который в идеологии и политической линии не полагался на революционные массы и не имел верного представления о революционном свержении империализма. Хотя этим террористическим движениям нравится выглядеть очень «революционными», они также обычно включали целый ряд ревизионистских и реформистских извращений, таких как «освободительная борьба» в империалистических странах, защита империалистического Советского Союза и т. д. Эти движения разделяют экономизм с фундаментальной неспособностью понять центральное значение подъёма политической сознательности масс и руководства ими в политической борьбе как подготовки революции.

Хотя «раскапывание» базовых принципов ленинизма есть исходный пункт развития революционной линии в империалистических странах, это ещё только начало. Сегодняшние империалистические страны в важных отношениях отличаются от России рубежа веков и других империалистических стран того времени, а в строительстве революционного движения с Октябрьской революции был накоплен большой опыт, как позитивный, так и негативный.

Процесс империалистического развития привёл к множеству важных перемен в этих странах — включая фактическое исчезновение крестьянства в некоторых из них, быстрый рост новых слоёв мелкой буржуазии и т. д. Но важнейшая из этих перемен — огромный рост паразитизма империалистических государств на основе грабежа угнетённых наций и сопровождающая его дальнейшая поляризация рабочего класса.

В империалистических странах есть большая, укоренённая и влиятельная трудовая аристократия, получающая выгоды от империализма и добровольно служащая его интересам. Империализм обостряет противоречие между этими рабочими и значительным слоем рабочего класса (включая промышленную резервную армию — безработных), который обеднел, который хочет и склонен бороться за радикальную перемену. В главных западных империалистических странах этот низший слой рабочего класса в немалой степени составляется рабочими-иммигрантами из стран, находящихся под империалистическим господством, а также, в некоторых случаях, национальными меньшинствами и угнетёнными народами внутри самих империалистических государств. Именно этот низший слой рабочего класса — важнейший элемент социальной базы партии пролетариата в империалистических странах.

Между этими двумя слоями есть множество, иногда даже большинство, рабочих, которые, не получая выгод от империализма в манере трудовой аристократии, испытали большое влияние долгого периода относительного процветания и не имеют, в обычные времена, революционного настроения. Борьба за лояльность широких масс этих рабочих, когда их приведёт в движение углубление кризиса и особенно при развитии революционной ситуации, будет важным элементом в борьбе между революционными классово сознательными пролетариями во главе с марксистско-ленинской партией и реакционной трудовой аристократией и её политическими выражениями. Не пренебрегая работой среди обуржуазившихся слоёв рабочего класса, марксистско-ленинская партия в империалистической стране должна главным образом основывать свою работу на самых потенциально революционных слоях рабочих.

Невозможно построить и привести к победе революционное движение, не обращая внимания на битвы за повседневное существование рабочего класса и масс из других слоёв. Хотя партия не должна направлять своё или масс внимание главным образом на такую борьбу или способствовать распылению на неё своих и масс сил и энергии, партия не может провалить работу в связи с ней. Руководить экономической борьбой — это не то же самое, что экономизм. Пролетарская партия должна серьёзно учитывать такую борьбу, особенно имеющую потенциал перейти за традиционные границы. Это означает ведение работы в связи с такой борьбой таким образом, чтобы способствовать движению масс к революционным позициям, особенно, когда созрели условия для революции.

Марксистско-ленинская партия должна стремиться выполнить ленинский призыв к превращению заводов в крепости коммунизма. Этот вопрос важен не только для политической подготовки революции, но и для вооружённого восстания пролетариата.

Если марксистско-ленинские партии в империалистических странах не укоренятся глубоко в революционных массах, развивая и осуществляя революционную массовую линию, усилия воспользоваться революционными ситуациями будут серьёзно ослаблены. Во всём этом основной руководящей линией остаются тактики и стиль работы, разработанный большевистской партией и подытоженный Лениным. Однако, чтобы развить революционную массовую линию и стиль работы, марксисты-ленинцы в империалистических странах должны откинуть шаблонные представления о «подобающих» формах борьбы и организации и все подобные догмы, проанализировать конкретные особенности современного империализма и характер ведущейся массами борьбы, и разработать новые формы борьбы и массовых организаций.

Как столь ярко это выразил Ленин, коммунистическим идеалом «должен быть не секретарь тред-юниона, а народный трибун» 28.

Марксистско-ленинская партия, в первую очередь основываясь на самых потенциально революционных слоях пролетариата, должна стремиться вести революционную работу среди прочих слоёв населения, включая и мелкобуржуазные элементы. Ещё один фактор, потенциально очень благоприятный для пролетарской революции в немалом числе империалистических стран,— это существование в чреве этих зверей угнетённых наций и национальных меньшинств. Часто, как отмечено выше, множество пролетариев этих национальностей образуют там важную часть единого, многонационального пролетариата. Но в дополнение к этому, с этим связан также широкий национальный вопрос, охватывающий прочие классы и слои этих угнетённых национальностей. Такие ситуации часто порождали острую национальную борьбу внутри этих империалистических государств, и при правильном обращении с ней пролетарских партий, которые должны поддерживать такую борьбу и отстаивать право на самоопределение, где оно применимо, такая борьба может сыграть значительную роль в борьбе за свержение империалистических государств. В странах Восточной Европы марксисты-ленинцы стоят перед задачей сформулировать правильную стратегию и тактику социалистической революции, принимая в расчёт господство советского социал-империализма и ставящиеся им конкретные задачи, не преуменьшая и не упуская из виду центральной задачи свержения государственной власти собственной бюрократической буржуазии.

Текущее развитие в направлении мировой войны и как те угрозы, так и революционные возможности, которые это представляет, требуют от марксистско-ленинских партий в империалистических странах придать огромную важность вопросу мировой войны и революции. Марксистско-ленинская партия должна разоблачать империалистические военные приготовления и особенно интересы и манёвры «своего» империалистического правящего класса. Она должна демонстрировать массам, что такая война проистекает из самой природы капиталистической эксплуатации и есть продолжение империалистической экономики и политики, и что только наступление мировой революции может остановить готовящуюся войну и нанести удар по её источнику. Коммунисты должны постоянно бороться против всякой попытки отождествить интересы пролетариата с интересами империалистической буржуазии, помогая классово сознательному пролетариату и другим слоям населения прозревать кровавый империалистический характер национального флага.

Коммунисты должны выстраивать в массах поддержку антиимпериалистической борьбы угнетённых наций и народов, даже если она не возглавляется марксистами-ленинцами. Партия должна последовательно и конкретно воспитывать в пролетариате интернационализм.

Возросшая угроза мировой войны ныне остро ощущается массами в империалистических странах, и коммунисты должны уделять огромное внимание массовому движению против военных приготовлений и рассмотрению вопросов, ставящихся этими движениями. Марксистско-ленинская партия должна поддерживать революционные элементы в этих движениях и бороться за привлечение их в свои ряды. Партия должна разделить антивоенные чувства масс, в то же время борясь против иллюзий, что «движение за мир» может остановить империалистическую войну и особенно национал-шовинистических взглядов, что нужно избежать военного опустошения той или иной империалистической нации за счёт остального мира.

Объединяясь с массами в борьбе против империалистических военных приготовлений, марксистско-ленинская партия в империалистических странах не должна выдвигать или поддерживать требования «безядерных зон» 29, иллюзорные представления об отмене империалистических блоков и тому подобное. Даже в меньших, неядерных странах коммунисты должны постоянно подчёркивать перед массами, что империализм порождает мировую войну, что все империалистические правящие классы причастны к подготовке этого преступления против человечества, и что единственное настоящее решение — это революция, а не иллюзорные и в конечном счёте реакционные усилия по обеспечению «нейтралитета». Марксистско-ленинская партия должна готовить себя и революционный пролетариат к тому, чтобы, если революция не сможет предотвратить мировую войну, он оказался в наилучшей позиции, чтобы воспользоваться слабостью империалистов, опереться на неизбежно распространившую ненависть к войне и направить это чувство против самих империалистов, обратив империалистическую войну в гражданскую. Позиция революционного пораженчества должна быть принята марксистами-ленинцами во всех империалистических странах.

В империалистических странах коммунистическая пресса играет особенно важную роль в подготовке пролетарской революции. Пресса должна строиться как коллективный пропагандист, агитатор и организатор партии.

Перед марксистами-ленинцами в развитых капиталистических странах стоит задача продолжения борьбы против пагубного влияния ревизионизма и реформизма в своих рядах. Ключевым моментом тут остаётся борьба за принципы, разработанные Лениным в ходе подготовки и проведения Октябрьской революции. В то же время, марксисты-ленинцы должны обобщить прошлый опыт, бороться против догматизма, быть твёрдыми в принципах и гибкими в тактике, а также предпринять научное исследование изменений в империалистических странах за последние десятилетия и проистекающую из них дальнейшую разработку революционной стратегии.

За идеологическое, политическое и организационное единство марксистов-ленинцев

Коммунистическое движение является и может являться только интернациональным. С самого начала научного социализма «Коммунистический манифест» объявил: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». С успехом Октябрьской революции, образованием Коммунистического Интернационала и последующим распространением марксизма-ленинизма во все уголки мира, интернациональное единство рабочего класса получило ещё более глубокий смысл.

Сегодня, посреди глубокого кризиса в рядах марксистов-ленинцев, настоятельно ощущается потребность в интернациональном единстве и новой международной организации. Строя свою организацию на глобальном уровне, международный пролетариат накопил как положительный, так и отрицательный опыт. Концепция всемирной партии и вытекающая из этого сверхцентрализация Коминтерна должны быть подвергнуты оценке, чтобы извлечь соответствующие уроки из этого периода, как и из положительных достижений Первого, Второго и Третьего Интернационалов. Необходимо также оценить чрезмерную реакцию Коммунистической партии Китая на отрицательные аспекты Коминтерна, которые привели её к отказу играть необходимую ведущую роль в строительстве организационного единства марксистско-ленинских сил на международном уровне.

В нынешний момент мировой истории международный пролетариат должен принять вызов формирования своей организации, интернационала нового типа, основанного на марксизме-ленинизме-маоцзэдунъидеях, усваивающего ценный опыт прошлого. И эта цель должна быть смело провозглашена перед международным пролетариатом и угнетёнными всего мира с тем же революционным дерзновением, что имели наши предшественники, от парижских коммунаров до шанхайских пролетарских бунтарей, отважившихся штурмовать небеса и сделать «невозможное» — построить коммунистический мир.

Процесс формирования такой организации будет, по всей вероятности, длительным. Ключевая задача марксистов-ленинцев в этой связи — выработать общую линию и правильную и жизнеспособную организационную форму, соответственно сложной действительности современного мира и представляемым ею вызовам.

Функцией такого нового Интернационала будет продолжать и углублять обобщение опыта, развивать общую линию, на которой он основывается, и служить общим руководящим политическим центром. Эти задачи требуют такого демократического централизма, который основан на идейно-политическом единстве марксистов-ленинцев. Но он не может иметь тот же характер, что и у партии в отдельном государстве, поскольку составлять такую международную организацию будут различные партии, имеющие равные права и обязанности в ведении революции в каждой стране в смысле доли каждой партии в подготовке и ускорении мировой революции.

Учитывая уровень идейно-политического единства и зрелости, достигнутый марксистско-ленинскими партиями и организациями на Второй конференции, они должны предпринять следующие предварительные шаги в направлении выполнения указанных высших задач:

  1. В качестве насущно важного инструмента восстановления международного коммунистического движения должен быть разработан международный журнал, являющийся как органом аналитико-политического комментирования, так и форумом для обсуждения спорных вопросов международного движения. Он должен переводиться на возможно большее число языков и энергично распространяться в рядах марксистско-ленинских партий и среди прочих революционных сил. Марксистско-ленинские партии должны регулярно связываться с журналом, присылая статьи и критику.

  2. Содействие формированию новых марксистско-ленинских партий и усиление существующих — общая задача международного коммунистического движения. Нужно найти пути и средства, которыми международное движение как целое могло бы помогать марксистам-ленинцам в различных странах в выполнении этой ключевой задачи.

  3. Марксистско-ленинские партии и организации должны проводить совместные и скоординированные кампании. Первомайские выступления должны проводиться под едиными лозунгами.

  4. Различные марксистско-ленинские партии и организации должны следовать политической линии и решениям, принятым международными конференциями и утверждённым этими партиями, даже продолжая принципиальную борьбу вокруг разногласий.

  5. Все марксистско-ленинские партии и организации должны, в меру своих возможностей, финансово и практически вкладываться в задачи, связанные с продвижением единства коммунистов.

  6. Должен быть учреждён эмбриональный политический центр — временный комитет — для руководства общим процессом продвижения идеологического, политического и организационного единства коммунистов, включая подготовку проекта генеральной линии для коммунистического движения.

Учреждение Революционного интернационалистического движения на основе высшего уровня идеологического и политического единства марксистов-ленинцев, достигнутого через принципиальную борьбу, представляет важнейший шаг для международного коммунистического движения. Но нужда поспевать за объективным ходом событий в мире остаётся очевидной. Революционная борьба народных масс во всех странах вопиет о подлинно революционном руководстве. Подлинно марксистско-ленинские силы, в отдельных странах и в мировом масштабе, ответственны за обеспечение такого руководства и продолжение борьбы за солидаризацию и повышение уровня своего единства. Таким образом, правильная идеологическая и политическая линия поведёт вперёд новых солдат и станет ещё более могучей материальной силой мира. Слова Коммунистического манифеста звучат сегодня всё более ясно:

«Пролетариям нечего… терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир» 30.

Центральный реорганизационный комитет, Коммунистическая партия Индии (марксистско-ленинская) 31

Цейлонская коммунистическая партия 32

Коммунистический коллектив агитпропа, Италия 33

Коммунистический комитет Тренто, Италия

Коммунистическая партия Бангладеш (марксистско-ленинская) 34

Коммунистическая партия Колумбии (марксистско-ленинская), Маоцзэдуновский региональный комитет

Коммунистическая партия Перу 35

Турецкая коммунистическая партия / марксистско-ленинская 36

Гаитянская революционная интернационалистическая группа 37

Коммунистическая партия Непала («Машаль») 38

Новозеландская группа «Красный флаг» 39

Революционный интернационалистский контингент 40, Британия

Пролетарская коммунистическая организация, марксистско-ленинская, Италия

Пролетарская партия Восточной Бенгалии 41

Революционная коммунистическая группа Колумбии 42

Руководящий комитет, Революционная коммунистическая партия 43, Индия

Революционная коммунистическая партия 44, США

Революционный коммунистический союз 45, Доминиканская Республика

Союз иранских коммунистов («Сарбедаран») 46

Примечания:

  1. Дополнение к политическому отчёту Линь Бяо на Ⅸ съезде КПК (апрель 1969 г.) / Выступления и статьи Мао Цзэдуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск шестой.— М., «Прогресс», 1976.— с. 261.— здесь и далее прим. переводчика.
  2. Об основах ленинизма / И. В. Сталин. Соч., т. 6., с. 74.
  3. Задачи пролетариата в нашей революции / В. И. Ленин. ПСС, здесь и далее — 5-е изд., т. 31, с. 170.
  4. Пролетарская революция и ренегат Каутский / В. И. Ленин. ПСС, , т. 37, с. 298.
  5. Перефразировка известного высказывания Мао «Правильна или неправильна идеологическая и политическая линия — это самое главное. Если линия правильная, то будет всё: нет людей — будут, нет оружия — будет, нет власти — будет, а если линия неправильная, то можно потерять всё» (Из выступлений перед местными ответственными товарищами во время инспекционной поездки в середине августа — 12 сентября 1971 года / Выступления и статьи Мао Цзэ-дуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск шестой.— Издательство «Прогресс», Москва, 1976.— с. 274).
  6. Резюмирование Лениным в «Государстве и революции» (ПСС, т. 33 , с. 36) высказываний Г. В. Плеханова в статьях «Наше положение» и «Ещё о нашем положении (Письмо к товарищу X)», опубликованных в ноябре и декабре 1905 г. в «Дневнике Социал-Демократа» №№ 3 и 4.
  7. Выступление на Ⅱ пленуме ЦК КПК восьмого созыва / Мао Цзэдун. Избранные сочинения, т. 5, с. 409. В оригинале логика немного иная: ленинизм, по Мао, был отброшен Хрущёвым тогда же, на ⅩⅩ съезде, но не осуждением Сталина, а пропагандой «парламентского пути».
  8. Букв.— играло с той же масти.
  9. Об основах ленинизма / И. В. Сталин. Соч., т. 6., с. 71.
  10. Выступление на совещании секретарей парткомов провинций, городов и автономных районов (27 января 1957 г.) / Мао Цзэдун. Избранные сочинения, т. 5.— Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1977.— с. 441.
  11. «Такого рода явления, как война и мир, буржуазия и пролетариат, жизнь и смерть и т. п., [которые] не могут быть тождественны, так как они в корне противоположны друг другу и исключают друг друга», как сказано в процитированном там же (с. 442) 4-м издании советского «Краткого философского словаря», в статье «Тождество».
  12. Там же, с. 443.
  13. См., напр.: Экономические проблемы социализма в СССР, гл. «Об ошибках товарища Ярошенко Л. Д.» / И. В. Сталин. Соч., т. 16.
  14. См. там же.
  15. Центральный доклад делал Г. Димитров.
  16. К оценке современной международной обстановки (апрель 1946 г.) / Мао Цзэдун. Избранные сочинения, т. 4.— Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1969.— с. 102.
  17. Современная обстановка и задачи партии (10 октября 1939 г.) / Мао Цзэдун. Избранные сочинения, т. 2.— Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1969.— с. 373.
  18. Государство и революция. / В. И. Ленин, ПСС, т. 33, с. 34.
  19. Цит. по: Чжан Чуньцяо, «О всесторонней диктатуре над буржуазией» (1975 г.).
  20. Партия труда Албании.
  21. Это раскавыченная цитата из «Обстановки летом 1957 года» / Мао Цзэдун. Избранные произведения, т. Ⅴ.— Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1977.— с. 574.
  22. Т. е. не социалистических, а колониальных.
  23. Китайская пословица, процитированная Мао в письме от 5 января 1930 г.
  24. Англ. articulated.
  25. Вероятно имеется в виду вот эта фраза из статьи «Ещё один поход на демократию»: «Беспокойный и весь сплошь запутанный“ [1905 год]! Сколько должно быть грязи и болота в душе у человека, который способен написать такие слова. Немецкие противники революции 1848 года обозвали этот год „безумным“ годом. Ту же мысль или, вернее, тот же тупой, подлый испуг выражает российский кадет из „Русской Мысли“» (В. И. Ленин, ПСС, т. 22, с. 83).
  26. Что делать? / В. И. Ленин, ПСС, т. 6, с. 40.
  27. Империализм и раскол социализма / В. И. Ленин, ПСС, т. 30, с. 175.
  28. Что делать? / В. И. Ленин, ПСС, т. 6., с. 80.
  29. Англ. nuclear free zones.
  30. Манифест коммунистической партии / К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд., т. 4, с. 459.
  31. ЦРК был одним из трёх основателей РИД. В 1991 г. был распущен. В 1997 г. его наследники вместе с союзниками создали Маоистский единый центр, после присоединения в 2000 г. откола от «Красного флага» переименовавшийся в Компартию Индии (марксистско-ленинскую) «Наксалбари». В 2014 г. она влилась в КПИ (маоистскую).
  32. Была известна как «Пекинское крыло». С 1991 г.— Цейлонская компартия (маоистская).
  33. ККА/П действовал в г. Та́ранто на юге страны, а Коммунистический комитет — в г. Тре́нто на севере. К «Агитпропу», либо к обеим группам восходит сформированная в 1988 г. группа «Красный рабочий». В 2000 г. она преобразована в Маоистскую компартию, также входящую в РИД.
  34. Такое название носят несколько партий. Вероятно, это подпольная партия, возглавляемая Аджоем Дуттой и издающая «Порджаш».
  35. К настоящему времени сильно раздроблена.
  36. Партия существует.
  37. Свидетельств существования позже 1988 г. не найдено.
  38. В 1990 г. вошла в Компартию Непала (Единый центр), от которого происходят по меньшей мере шесть современных компартий Непала.
  39. Возможно, имеется в виду Компартия Аотеароа, издававшая «Красный флаг» и существовавшая по меньшей мере до 2006 г.
  40. Само название с тех пор не встречается, но журнал РИД «Уэрлд то уин» после этого до недавнего времени издавался, насколько известно, в Лондоне.
  41. Восточная Бенгалия (Пурба Бангла) — это Бангладеш. Насколько известно, эта партия существует до сих пор.
  42. Существует до сих пор, издаёт «Альборада комуниста».
  43. Возможно, это пенджабская группа, вошедшая в 1988 г. в Центр коммунистов-революционеров Индии, сформировавший в 1994 г. с союзниками Центр реорганизации Компартии Индии (марксистско-ленинской).
  44. Существует до сих пор, издаёт «Риволюшен», но деградировала к культу личности своего лидера Боба Авакяна.
  45. Распущен к 1995 г.
  46. С 2001 г. известен также как Компартия Ирана (марксистско-ленинистско-маоистская).

Добавить комментарий