Иудео-христианская культура российского комдвижения или о марксизме, гомосексуализме и прочем

Кто опубликовал: | 02.07.2014

Уважаемые товарищи, господа Казарян и Шапинов!

Давно и сознательно не вступаю в вашу дискуссию, которая, впрочем каждое утро страшно веселит меня и всё моё семейство. Ещё Будда в «Брахмаджала-сутте» предостерегал монахов от «скотских бесед» (тираччхана-катха), «а именно: бесед о царе, бесед о царице, бесед о войске, бесед о слонах, бесед о еде, бесед о питье, бесед о реках, бесед о морях, бесед об океанах,.. бесед о мужчинах, бесед о женщинах, бесед о том, что есть, и бесед о том, чего нет». Цитирую по памяти в собственном переводе с пали. С другой стороны, эта ваша логорея является весьма симптоматичной и даже прогрессивной в том отношении, что показывает, как из мутной, густой и вонючей жижи постсовкового «комдвижения» вырастают кристаллы нормальных левых и нормальных правых позиций. Хрущёвско-брежневский социал-имперализм (да, да, он самый!) так хорошо прокатился своим катком по нашему общественному сознанию, что появились и расплодились уроды и мутанты, в нормальном социалистическом и нормальном капиталистическом обществе непредставимые: марксисты-антисемиты, коммунисты-милитаристы, «революционеры»-гомофобы и прочие, говоря словами т. Сталина, «праволевые ублюдки». Как бы мы ни ругали ельцинизм и путинизм, реставрированный в открытую капитализм западного стиля — общество более честное. У людей здесь нет каких-то особых стимулов скрывать, вуалировать, затемнять свои взгляды, и они всё больше выступают со своих законных классовых, национальных, групповых позиций. Пройдёт ещё несколько лет, вымрут (давно пора!) анпиловские бабушки всех возрастов (включая Леночку Громову и Артёма Буслаева) — и сюрреалистические химеры разлива 1992—1993 гг. (КПРФ, НБП, РКРП, РКСМ просто и (б), ЛККР… нет, ЛСРК… oops, ЛКРСМ!) исчезнут, уступив место организациям и людям с последовательными идеологиями, имеющими открыто классовый характер. Пока не так, мы с Де́ннисом [Селивёрстовым] и другие подобные личности, типа т. Марского, будут — совершенно объективно, вопреки нашим желаниям — выступать в роли «шакалов» комдвижения, очищающих его от всякой падали, и мы не остановимся, пока последний член РКРП не будет удавлен кишками последнего НБПшника.

Насчёт гомосексуализма. Тут всё просто как пять копеек. Человек, в наше время и в этой стране выступающий против полной эмансипации гомосексуалистов и других сексуальных меньшинств, вплоть до гомосексуальных браков с правом наследования и усыновления и пр.— не коммунист. Он даже не буржуазный демократ. Такой человек (что бы он там ни гумозил насчёт частной собственности и пр.) правее ультраправой свиньи Джорджа Буша-младшего, у которого, как-никак, один из самых блестящих партийных ораторов, ведущий член республиканской партии в Сенате — открытый гей. Англиканская церковь (!) рассматривает вопрос о рукоположении гомосексуалистов в священники и епископы — а «коммунистические тхеоретики» (прекрасный термин, г-жа Казарян, снимаю скальп!) чего-то бормочут об извращенцах, подонках общества и недопустимости легализации гомосексуализма. Такие люди могут претендовать на роль радикальных националистов, корпоративистов, консервативных революционеров, гоминьдановцев — но, ради бога, уберите красный флаг и перестаньте порочить высокое звание коммуниста.

Почему так? Потому, что (повторяю это повсюду в одних и тех же словах, но что делать) марксизм-ленинизм — идеология тотального освобождения, освобождения по всем параметрам. Все мы (даже Казарян и Шапинов) ругаем троцкистов, за то, что они сводят всё многообразие борьбы человечества за свободное и нерепрессивное общество к борьбе индустриального пролетариата против буржуазии. Классовое противоречие является определяющим в конечном счёте. Это так. Но, во-первых, определяющим оно является только в конечном счёте и само по себе, вне сопутствующих ему и осложняющих его других противоречий, не действует никогда. Во-вторых, классовая борьба ведь тоже проявляется во всех сферах жизни общества. Наука, культура, секс — всё это арена классовой борьбы. «Буржуазные интерьеры — это поле битвы» (Вальтер Беньямин). Отчего погиб социалистический Советский Союз? Оттого, что при Сталине были задвинуты в угол вопросы борьбы в области надстройки. Отчего погиб Красный Китай? Оттого, что там в этой борьбе одержали победу реакционная культура и политика.

Все мы помним, сколько внимания уделяли Маркс и Энгельс сокрушению религии, считая это на раннем этапе своей деятельности чуть ли не самой главной заботой. Все мы помним, как Ленин громил тех, кто пренебрегал борьбой наций за свою независимость, и как потом Сталин и Мао развили ленинские идеи в теорию о национальном угнетении как о форме угнетения, не вполне сводимой к угнетению классовому. Абсолютно то же самое касается сексуального освобождения, борьбы против патриархии. Ленин, Троцкий (пока он ещё был нормальным революционером), Сталин, Мао делали всё для реального освобождения женщин, уничтожения буржуазной семьи и подготовки условий к уничтожению семьи вообще. Сексуальное угнетение — тоже отдельная форма угнетения, опять же не вполне сводимая к классовому. И если мы хлопочем об освобождении женщин (что включает в себя не только борьбу за их равные права при найме и пр., за свободу абортов, против домашнего насилия и пр., но и пересмотр всех наших взглядов на то, что такое есть отношения между полами, секс, любовь, брак вообще), то мы должны уделять не меньшее внимание и гомосексуалистам.

Гомосексуалисты были и будут всегда. Один американский хирург нашёл в человеческом мозгу одну маленькую желёзочку, которая, как он утверждает, в два раза больше у гомосексуалистов, чем у натуралов. Т. е., гомосексуализм может иметь биологические, генетические предпосылки. Гомосексуализм есть у высших приматов и — поверим [Олегу Торбасову] — был у неандертальцев. Такое общество, как Япония до 1868 года, было пронизано гомосексуализмом насквозь. Влиятельнейшая там буддийская секта Сингон возвела гомосексуализм в сакральную практику. Любой самурай — пока самураи вообще существовали как сословие — должен был сначала играть роль пассивного партнера при старшем товарище, потом сам завести себе пассивного партнёра, и только после этого ему разрешалось жениться. Когда португальские монахи стали в ⅩⅥ веке обращать японскую знать в католицизм, то самое большое препятствие, которое они встретили, было нежелание «кириситан даймё» (христианских князей) расставаться со своими мальчиковыми гаремами. Только после революции Мэйдзи, под влиянием европейцев, японцы стали постепенно воспринимать гомосексуализм как нечто не вполне кошерное, и тамошняя интеллигенция повела с ним борьбу.

Мы — наследники иудео-христианской культуры. В силу каких-то конкретных исторических, экономических и пр. причин в древнееврейском обществе сложилось плохое отношение к гомосексуализму (см. Пятикнижие, содомский грех и пр.; то же, BTW, было у хеттов, видимо, это общеближневосточный прикол), которое через христианство перешло к европейским народам (в гораздо меньшей степени — к мусульманским). В средневековье на Западе гомосексуалисты воспринимались как еретики — английское bugger происходит от bougre («болгарин»), т. е. богомил, сторонник ереси катаров. И на хрен, скажите мне, нам, коммунистам-атеистам, воспроизводить замшелые предрассудки древних семитских жрецов и христианских попов?

Гомосексуализм имеет биологическую основу. Будучи явлением, присущим человеку, он автоматически становится явлением социальным. Здесь г-жа Казарян совершенно права. Какого рода социальным явлением? Гомосексуалисты — люди. Точно такие же, как мы, гетеросеки. Среди них есть буржуи и пролетарии, революционеры и контрреволюционеры. Однако всех этих бесконечно разнообразных в классовом и культурном отношении людей объединяет одно — они составляют сообщество, для которого в условиях европоцентристской империалистической патриархии никогда не будет места. Да, «передовые» западные страны могут назначать сколько угодно token gays на какие угодно посты, проводить Дни Гомосексуальной Гордости и пр. Но сам этот факт показывает, что геи и лесбиянки там всё равно воспринимаются как «специальные», не вполне нормальные люди — а есть ещё «низовое» насилие против гомосексуалистов (сколько их убивают и избивают по западным странам реакционные хулиганы!). При каждом подъёме правой политики на Западе всякие Дэвиды Дьюки и Джесси Хелмсы начинают призывать замочить пидоров в сортире. Псевдомаоистская Революционная компартия США, отражающая интересы ихнего зажравшегося белого псевдопролетариата, называет капиталистов «пидорами» (fags) и не принимает гомосексуалистов в свои ряды (уже к 2001 г. РКП США ушла от таких позиций.— ред.). Пит Краснопёров рассказывал нам тут про Тэтчер. Не так давно в Шотландии был убит Уилли Мак-Рэй — гей и активист дружественной нам Шотландской сепаратистской группы. Убили его как коммуниста? Как гомосексуалиста? Британская полиция «расследует» это дело долгие годы. И это всё на «политкорректном» Западе. Про Россию и говорить нечего. Тем более про Третий мир.

Какой вывод? Гомосексуальное сообщество (в некотором смысле, невзирая на классовые противоречия внутри него) есть группа населения, самым кровным образом заинтересованная в свержении империалистической патриархии. Гомосек-пролетарий испытывает двойное угнетение — как пролетарий и как гомосек. Лесбиянка-работница испытывает тройное угнетение — как пролетарий, как женщина и как лесбиянка. Гомосек-буржуа или высокооплачиваемый профессионал всё равно сталкивается с серьёзными проблемами в своём бизнесе или в найме на свою яппистую работу и не находится в равных условиях со своим коллегой-гетеросеком. Посему — гомосексуалисты как группа (точно так же, как угнетённые нации в целом — вместе с их национальной буржуазией) являются объективным союзником пролетариата в его борьбе за социалистическую революцию. Мы должны ходить со своими листовками не только (а в условиях такого города, как Москва — и не столько) к проходным заводов, но и в гей-клубы.

Интеграционизм, который проповедуют [Олег Торбасов] и Питер Краснопёров — не выход. Да, мы должны стоять горой за равные демократические права гомосеков, за то, чтобы институты буржуазного общества были «слепы» к сексуальной ориентации человека. Но этого недостаточно. Мы выступаем за свободу слова, печати, собраний — но нам они нужны не сами по себе, а для того, чтобы эффективнее вести свою пропаганду и чтобы массы имели больше возможностей для самоорганизации. Мы выступаем против расовой/национальной дискриминации против чеченцев и других кавказцев, и это необходимо, но недостаточно, пока Чечня не достигла национальной независимости. Можно иметь сколько угодно «голубых» и «розовых» на всех возможных постах, но общество всё равно останется патриархальным и гетеросексистским. Гомосексуалистам и лесбиянкам нужно четко осознать свои групповые интересы и организоваться на борьбу против существующего строя. The Third World Gay Coalition 1960-х и Петин РГФ, если он достигнет каких-то серьёзных результатов,— вот что нужно на самом деле. А token gays, вроде того республиканского сенатора из США или мэра Парижа Делонэ — это, в некотором роде, предатели интересов своей группы, типа Джесси Джексона или Кадырова с Гантамировым.

Под конец три момента. Primo. Нам резко противопоказано быть гомофобами, антисемитами, расистами и пр. ещё и вот почему. В своём наступлении на демократические права и независимые общественные институты, пропагандистские бонзы путинского режима (Павловский, Гельман, всякие там леонтьевы и др.) не гнушаются апеллировать к самым тёмным общественным инстинктам. Смотрел тут недавно комментарий Соколова в программе «Однако» к похищению в Чечне двух американских журналистов. Казалось бы, как можно было выстроить такой проправительственный «вброс»? Ну, типа, в Чечне сплошной бандитизм, беспредел, криминальный режим, мы железной рукой установим законность, etc. Так нет. Говорит Соколов: «Эти журналисты — американцы, и, значит, им в детстве не читали сказку Чуковского „Айболит“: „Не ходите дети в Африку гулять…». И кадры чеченских повстанцев, жрущих из банок тушёнку — а за кадром песня Высоцкого «За что аборигены съели Кука». Чеченцы как нация подаются в виде недочеловеков, дикарей-людоедов. Перед президентскими выборами по ОРТ кадры из гей-клуба. Показаны чрезвычайно эксцентрично одетые и ведущие себя гомосеки, ещё снято всё в каких-то голубых тонах. Видеоряд точно рассчитан, чтобы вызвать у среднего телезрителя отторжение. И вот все эти геи с энтузиазмом рассказывают, как им нравится «Яблоко» и как они собираются голосовать за Явлинского. А перед этим — про то, как тот же Явлинский брал деньги у заграничных организаций… Message ясен — Явлинский жидомасон, агент всевозможных разведок, да ещё и пидоры его любят. Геббельсовщина в чистом виде. Не будем пытаться переиграть истинно русского человека Павловского на этом скользком поле.

Secundo. Не доказано, что сендеристы побивают кого-то там камнями и что они вообще гомофобы. Официальный представитель Компартии Перу заявил, что партия не имеет линии по вопросу о гомосексуализме и что это — личное дело каждого человека. Какие-то анархи цитируют Председателя Гонсало следующим образом: «Гомосексуализм — порождение империализма, которое (или „который“ — англ. which) должен быть искоренен». Во-первых, источник этой цитаты до сих пор не найден, а во-вторых, при таком цитировании, непонятно, что должно быть искоренено — империализм или гомосексуализм. Не задокументировано ни одного случая расправы сендеристов над гомосексуалистами (ни Human Rights Watch, ни Amnesty International, никем), есть только голословные обвинения французских и канадских анархов (никогда не верь анархисту!). Что до филиппинских маоистов во главе с Х. М. Сисоном, те вообще борются за права сексуальных меньшинств (см. Хартию ихней League of People’s Struggle). (Тов. Шапинов в те годы, когда была опубликована эта статья, предполагал, что они притворяются перед европейскими левыми, но устроенная в 2005 г. торжественная гей-свадьба двух маоистских партизан — это уж слишком для политкорректного притворства.— ред.) Так что нефиг нас сталкивать с братскими партиями, ведущими Народную Войну.

Et tertio. В рассуждениях Казарян, Шапинова, Кузьмина, Буслаева, Зуева я всё время слышу одну нотку, прямо не звучащую, но все равно присутствующую. Эта нотка — «наша страна». Забота о «нашей армии», о «нашей» станции «Мир», (в случае гомосеков) о «нравственном здоровье» и «демографической ситуации» в «нашей» стране. У этих людей какое-то подсознательное ощущение, что социализм и Советский Союз всё ещё не демонтированы, что-то остаётся, и вот об этом «чём-то» нужно нежно заботиться, сохранять «советские традиции» (Зуев). Ничего не осталось! По нулям! Выжженная пустыня! Социалистический Советский Союз погиб в середине 1950-х в результате контрреволюционного переворота хрущёвской клики. Мартин Николаус в книжке «Реставрация капитализма в Советском Союзе» убедительно показывает, что имел место именно переворот, только что не военный путч. Людей танками давили за просталинские выступления! Страна уже почти полвека не наша. «Сейчас в Советском Союзе диктатура буржуазии, диктатура крупной буржуазии, немецко-фашистская диктатура, диктатура гитлеровского типа. Это шайка бандитов, которые хуже, чем де Голль» (Председатель Мао, 11 мая 1964 г.). После 1991 года что-то стало хуже, что-то лучше, но перемена тоже произошла радикальная — госкапитализма в капитализм западного образца. Так что СССР мёртв давно и окончательно, а полуфашистская раSSея, которую мы сейчас имеем, ни в коей мере не может считаться нашей, и хоть как-то заботиться об этом государстве (тем более что оно хотя и полуколония, но ведь и полуимперия) — не только заблуждение, но и прямое преступление. «До 1917 года у нас не было Родины» — И. В. Сталин.

Добавить комментарий