;

Conversation, V.M. Molotov and A.Y. Vyshinsky with Mao Zedong, Moscow, 17 January 1950

17.01.1950

Беседа Мао Цзэдуна с В. М. Молотовым и А. Я. Вышинским

Кто опубликовал: | 30.01.2020

Запись беседы В. М. Молотова и А. Я. Вышинского с председателем Центрального народного правительства Китайской Народной Республики Мао Цзэдуном 17 января 1950 г.

Из дневника В. М. Молотова.

После приветствий и краткого разговора на общие темы состоялась беседа следующего содержания.

1.

Я сказал Мао Цзэдуну, что 12 января Государственный Секретарь США Ачесон выступил в Национальном клубе печати с речью, в которой затрагиваются некоторые международные вопросы и, в частности, вопросы, касающиеся Китая, СССР и их взаимоотношений. Высказывания Ачесона по этим вопросам являются очевидной клеветой на Советский Союз и рассчитаны на прямой обман общественного мнения. США обанкротились со своей политикой в Китае и теперь Ачесон пытается оправдаться, не стесняясь в средствах обмана. Насколько далеко заходят измышления Ачесона, можно видеть хотя бы из такого места в его речи:

«В Китае происходит следующее: Советский Союз, вооружённый этими новыми средствами, отделяет северные районы Китая от Китая и присоединяет их к Советскому Союзу. Этот процесс завершён во Внешней Монголия. Он почти завершён в Маньчжурии, и я уверен, что из Внутренней Монголии и Синьцзяна советские агенты шлют в Москву очень благоприятные донесения. Это то, что происходит. Это — отделение целых районов, обширных районов, населённых китайцами, отделение этих районов от Китая и присоединение их к Советскому Союзу.

Я хочу заявить об этом, и, может быть, я согрешу против своей доктрины отрицания догматизма, но я хочу сказать, во всяком случае, что тот факт, что Советский Союз захватывает четыре северных района Китая, является самым важным и самым значительным фактом в отношениях какой-либо иностранной державы с Азией.

Что это означает для нас? Это означает нечто очень и очень важное».

Я посоветовал Мао Цзэдуну ознакомиться со всей речью Ачесона и оставил ему полный текст этой речи (по ТАСС’у).

Мао Цзэдун сказал, что до сих пор, как известно, подобными измышлениями в основном занимались всякого рода проходимцы в лице американских журналистов и корреспондентов, а теперь за это грязное дело взялся и сам министр иностранных дел США. Как говорится, американцы прогрессируют!

Я ответил, что в связи с этим выступлением Ачесона мы считаем, что Советскому Союзу и Китайской Народной Республике следовало бы соответствующим образом реагировать. При этом я указал, что, по сообщению ТАСС из Вашингтона, 14 января бывший генеральный консул США в Мукдене Уорд, отвечая на вопросы корреспондентов, заявил как раз обратное тому, что сказал Ачесон в своей речи от 12 января. При этом мною было процитировано соответствующее место из заявления Уорда, где сказано, что он не видел никаких признаков, которые указывали бы на то, что Советский Союз контролирует управление Маньчжурией или стремится присоединить Маньчжурию к СССР, хотя Советский Союз использовывает 1 свои договорные права на совместное управление КЧЖД 2.

Я сказал, что мы намерены реагировать на указанную речь Ачесона заявлением Министерства Иностранных Дел СССР. Однако мы считали бы желательным, чтобы сперва по этому поводу выступило Китайское правительство, а затем, после опубликовании в нашей печати заявления Китайского народного правительства и заявления Уорда, с соответствующим заявлением выступило бы и Министерство Иностранных Дел СССР.

Мао Цзэдун сказал, что он согласен с этим, и здесь не может быть места никаким сомнениям. При этом он спросил, однако, не лучше ли такое заявление сделать агентству Синьхуа.

Я ответил, что поскольку дело связано с речью министра иностранных дел США по важному вопросу, то заявление следовало бы сделать не телеграфному агентству, а Министерству иностранных дел Китайской Народной Республики.

Мао Цзэдун сказал, что он разделяет это мнение и после ознакомления с речью Ачесона завтра же подготовит текст заявления Министерства иностранных дел Китайской Народной Республики, покажет его нам для получения замечаний и исправлений, а затем отправит по телеграфу в Пекин, чтобы заместитель министра иностранных дел, исполняющий сейчас обязанности министра иностранных дел, опубликовал это заявление. При этом Мао Цзэдун отметил, что в этом заявлении он подвергнет разоблачению клеветнические измышления Ачесона против Советского Союза.

Мао Цзэдун спросил, каковы же по нашему мнению подлинные цели этого клеветнического заявления Ачесона и не является ли оно, это выступление, своего рода дымовой завесой, при помощи которой американский империализм попытается захватить остров Формозу 3?

Я сказал, что американцы после банкротства их политики в Китае стремятся, при помощи обмана и клеветы, вызвать недоразумения в отношениях между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой. Я также сказал, что нельзя не согласиться и с тем, что распространение клеветы они используют в качестве своего рода дымовой завесы, для того, чтобы осуществлять их захватнические планы. Вместе с тем, я заметил, что на наш взгляд в заявлении Китайского Народного Правительства по поводу речи Ачесона можно было бы указать, что измышления государственного секретаря США оскорбляют Китай, что китайский народ не затем вёл борьбу, чтобы кто-то господствовал или устанавливал свой контроль над той или другой частью Китая, и что китайский народ отметает заявление Ачесона.

Мао Цзэдун сказал, что он согласен с этим и сейчас же займётся проектом заявления 4. Одновременно он просил передать в Пекин для агентства Синьхуа текст речи Ачесона и заявление Уорда корреспондентам. Я обещал это сделать сегодня же вечером и тут же уговорился об этом с тов. Вышинским.

Затем Мао Цзэдун сказал, что в последние дни американцы активизировали деятельность своей агентуры и зондируют почву для переговоров с Китайским народным правительством. Так, несколько дней тому назад управляющий американским телеграфным агентством в Париже обратился к Мао Цзэдуну с вопросом о том, как бы он отнёсся к поездке известного американского эксперта по дальневосточным делам Джессепа в Пекин для переговоров. Почти одновременно была получена информация из Шанхая о том, что со стороны американского консульства в Шанхае через представителей китайской национальной буржуазии предпринимаются меры к получению согласия Китайского народного правительства послать своего представителя в Гонконг для переговоров о Джессепом. Однако этот зондаж американцев, сказал Мао Цзэдун, мы оставляем без всякого внимания.

Далее Мао Цзэдун сказал, что, как он уже ранее сообщал тов. Вышинскому, Китайское народное правительство проводит некоторые мероприятия, направленные на вытеснение американских консульских представителей из Китая. Нам, подчеркнул Мао Цзэдун, нужно выиграть время для наведения порядка в стране, поэтому мы и стремимся оттянуть момент признания со стороны США. Чем позже американцы получат легальные права в Китае, тем выгоднее для Китайской Народной Республики. 14 января с. г. местные власти в Пекине заявили бывшему американскому консулу о их намерении забрать для своих нужд бывшие казармы иностранных войск, права на которые были получены иностранцами по условиям неравноправных договоров. Занятие указанных помещений практически означает лишение американского консула занимаемого им дома и вынудит его покинуть Пекин. В ответ на это американский консул в Пекине стал угрожать китайским властям тем, что США, в знак протеста, будут вынуждены отозвать всех своих консульских представителей из Пекина, Тяньцзина, Шанхая и Нанкина. Таким образом, сказал Мао Цзэдун в полушутливой форме, американцы нам угрожают именно тем, чего мы как раз и добиваемся.

Я заметил, что эта политика Центрального народного правительства Китая, рассчитанная на то, чтобы в первую очередь обеспечить укрепление внутреннего положения в стране, представляется для нас достаточно ясной и понятной.

2.

Далее я сказал, что заявление Китайской Народной Республики о том, что оставление гоминдановского представителя в Совете Безопасности является незаконным и что Цзян Тинфу должен быть исключён оттуда, а также одновременные действия представителя Советского Союза в Совете Безопасности вызвали замешательство и до известной степени спутали ряды в лагере неких врагов. Однако для того, чтобы довести начатую борьбу в ООН до конца, мы считали бы целесообразным, чтобы Китайская Народная Республика назначила своего представителя в Совете Безопасности. Причём желательно, чтобы такое назначение состоялось как можно быстрее.

Мао Цзэдун ответил, что по этому вопросу он имел беседу с т. Вышинским и с таким предложением полностью согласен. Однако для нас, подчеркнул Мао Цзэдун, этот вопрос имеет теперь техническую трудность — подбор кандидата. Единственным подходящим кандидатом является нынешний заместитель министра иностранных дел т. Чжан Ханьфу, хотя он для этой цели и несколько слабоват.

Вопрос о назначении Чжан Ханьфу мне хотелось бы согласовать с т. Чжоу Эньлаем по приезде его в Москву.

Я сказал, что если дело только в этом, то с Чжоу Эньлаем можно было бы поговорить и по телефону (ВЧ) 5, пока он находится в пути.

Мао Цзэдун охотно согласился связаться с Чжоу Эньлаем по ВЧ и согласовать этот вопрос немедленно.

3.

После этого я сказал, что, по имеющиеся у нас сведениям, глава гоминдановской делегации в Союзном Совете для Японии генерал Чжу Шимин как будто намерен порвать с гоминданом и перейти на сторону Китайской Народной Республики. Однако у нас нет уверенности в том, что эти сведения достаточно надёжны, к тому же мы мало знаем Чжу Шимина и нам трудно сделать сколько-нибудь определённое заключение о нём. Поэтому мы хотели бы обсудить этот вопрос с Мао Цзэдуном и выяснить, следует ли нам выждать момент, когда Чжу Шимин заявит о своём переходе или, не дожидаясь этого, потребовать исключения гоминдановского представителя из Союзного Совета для Японии.

Мао Цзэдун сказал, что, с его точки зрения целесообразнее было бы действовать через секретаря гоминдановской делегации в Союзном Совете для Японии Чжен Тинчжо, который недавно прислал через генерала Деревянко письмо по поводу проводимой им работы, связанной с переходом работников указанной делегации в Токио на сторону Китайской Народной Республики. Мы, отметил Мао Цзэдун, должны воздействовать на Чжу Шимина и склонить его к переходу на нашу сторону. Это позволило бы нам добиться более плавного решения вопроса о назначении нашего представителя в Союзном Совете для Японии.

Мао Цзэдун сказал, что он подготовит ответ на письмо Чжен Тинчжо и направит его нам для передачи адресату в Токио.

Я сказал, что это предложение приемлемо, и мы сможем передать ответ т. Мао Цзэдуна Чжан Тинчжо через генерала Деревянко.


Беседа продолжалась 1 час 20 минут.

На беседе присутствовали т. Федоренко Н. Т. и Ши Чжэ (Карский).

Примечания:

  1. Так в тексте.— Маоизм.ру.
  2. Так называлась Китайско-Восточная железная дорога в 1945—1953 гг.— Маоизм.ру.
  3. То есть Тайвань.— Маоизм.ру.
  4. Три дня, 20 января 1950 г., агентство «Синьхуа» распространило, а днём позже газета «Жэньминь жибао» напечатала разработанное Мао заявление «Опровержение бесстыдной лжи Ачесона» (驳斥艾奇逊的无耻造谣).— Маоизм.ру.
  5. Закрытая система телефонной связи, использующая высокие частоты (ВЧ); была организована в СССР в 1930‑е годы.— Маоизм.ру.

Добавить комментарий